Гражданский иск в уголовном процессе России

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

Введение

1. Сущность и значение гражданского иска в уголовном процессе России

1.1 Понятие гражданского иска в уголовном процессе

1.2 Элементы гражданского иска в уголовном процессе

2 Порядок предъявления гражданского иска в уголовном процессе

2.1 Условия и субъекты гражданского иска в уголовном процессе

2.2 Обеспечение гражданского иска в уголовном процессе

3. Рассмотрение гражданского иска в суде

3.1 Общий порядок производства по гражданскому иску

3.2 Распоряжение сторонами процессуальными правами

3.3 Решение по гражданскому иску

Заключение

Список использованных источников

Введение

Гражданский иск в уголовном деле — весьма своеобразный институт, в котором соединяются воедино уголовно-процессуальные и гражданско-правовые отношения. При этом он является основным уголовно-процессуальным способом защиты нарушенных преступлением имущественных прав пострадавшего.

Ни одно поколение процессуалистов пробовало свое перо для раскрытия природы гражданского иска в сфере уголовного судопроизводства. Существование и гражданского и уголовного процессов обусловлено бытием публично-правовых и частно-правовых отраслей, пронизанных, в свою очередь, публичными и частными интересами. Поэтому познание и осмысление процессуального института гражданского иска предполагает познание и осмысление его материально-правовых оснований. Только такой подход к анализу обозначенной темы, принесет положительные результаты. Именно желание рассмотреть процессуальную исковую форму реализации материального права, которая с принятием нового Гражданского кодекса РФ от 18 декабря 2006 года (далее ГК РФ) и множества иных законов сделала новый виток в своем развитии, подтолкнула нас к написанию данной работы.

Но есть и другие причины такого выбора. Так, несмотря на то, что подавляющее большинство процессуалистов положительно относится к существованию в уголовном процессе гражданского иска, в последнее время вновь стали появляться предложения о необходимости углубления дифференциации процессуальных отраслей права, в том числе и путем избавления уголовного судопроизводства от гражданского иска [22, с. 29].

На практике отмечается уменьшение как общего количества гражданских исков, предъявленных в уголовном процессе, так и доли исков, рассмотренных вместе с уголовным делом. В основе данной тенденции лежат следующие причины: 1. перегруженность следователей; 2. изменения «характера» исков, как следствие изменения социально-экономических условий жизни России (зачастую для их разрешения требуется серьезный экономический подход, для точного подсчета которого необходимо больше времени, чем для исследования всех иных материалов); 3. специализация судей (деление их на рассматривающих только уголовные или только гражданские дела). Как результат: ни следователи, ни судьи не заинтересованы в сохранении этого института, либо относятся к нему весьма безразлично.

И все же подобные «минусы» не могут перевесить всех «плюсов» совместного рассмотрения уголовного дела и гражданского иска. Это, прежде всего значительная процессуальная экономия, снимающая необходимость участия в повторном рассмотрении вопроса о последствиях одного деяния самих сторон, свидетелей, суда. Именно совместное рассмотрение гражданского иска и уголовного дела приближает потерпевшего от преступления к возможности получить возмещение причиненного ущерба. Не случайно законодатель в Уголовно-процессуальном кодексе РФ от 1 декабря 2001 года (далее УПК РФ) в достижении цели защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений видит основное назначение уголовного судопроизводства (ч. 1 ст. 6 УПК РФ).

Признавая положительное значение гражданского иска в уголовном процессе, мы не можем не замечать существующих уголовно-процессуальных проблем, связанных с подобным совмещением.

Поскольку процесс есть форма жизни материального закона, постольку он (процесс) должен быть ему адекватен. Это означает недопустимость игнорирования специфики гражданского права при рассмотрении гражданского иска в уголовном процессе, с одной стороны, и механического перенесения гражданско-процессуальных правил в уголовный процесс с другой стороны. Поэтому целью данной работы проекта является попытка поиска баланса между публичными и частными началами при использовании гражданского иска в уголовном процессе как процессуального средства защиты частного интереса в контексте рассмотрения уголовного дела (т.е. при решении публичной задачи).

Решение поставленной задачи будет осуществляться через посредство последовательного рассмотрения актуальных проблем правовой природы гражданского иска в уголовном процессе, его элементов, порядка, условий и субъектов его предъявления, понятия и содержания его обеспечения, его рассмотрения и разрешения. В качестве объекта исследования рассматривались положения отечественной теории уголовного процесса, разработанные Ю. Р. Адояном, С. А. Александровым, В. П. Божьевым, В. Г. Даевым, З. З. Зинатуллиным, А. Г. Мазаловым, С. В. Нарижным, В. Я. Понариным, В. А. Сысоевым, О. А. Тарнавским и др.

Учитывая, что теорию гражданского иска обстоятельно развили и специалисты в теории гражданского процесса, исследованию подверглись труды М. А. Гурвича, А. А. Добровольского, А. Ф. Клейнмана, Г. Л. Осокиной, Д. М. Чечот и др.

Другим по характеру объектом исследования стало действующее и прежнее процессуальное и материально- правовое законодательство.

Реалией сегодняшнего дня, к сожалению, является достаточно большой процент преступности. В этих условиях рассмотрение гражданских исков в уголовном процессе занимает значительное место в деятельности судов.

Совершенно очевидно, что данная тема нуждается в комплексном исследовании в связи с тем, что гражданский иск с рассмотрением в уголовном процессе приобретает ряд особенностей, несвойственных ему при производстве в гражданском процессе.

1. Сущность и значение гражданского иска в уголовном процессе России

1.1 Понятие гражданского иска в уголовном процессе

Как известно, любое преступное деяние причиняет ущерб охраняемым уголовным законом общественным отношениям, что вызывает к жизни соответствующие уголовно-правовые охранительные правоотношения, субъектами которых являются субъекты преступления и государство в лице своих органов. Помимо общественного интереса преступление может причинить вред и частному интересу, нарушая чье-либо субъективное гражданское или иное право. Это, в свою очередь, порождает также охранительное по своему характеру гражданско-правовое отношение, содержанием которого является право лица требовать восстановления своего положения и корреспондирующая ему обязанность причинителя восстановить нарушенное право и корреспондирующая этому праву обязанность другого лица загладить причиненный вред. Вместе с уголовным делом возникает и гражданско-правовой спор. Если потерпевший не может получить необходимого возмещения за счет приложения своих собственных сил, на помощь ему приходит государство, которое взяло на себя обязанность обеспечить потерпевшему доступ к правосудию и компенсировать причиненный ущерб (ст. 52 Конституции РФ).

Обычно иски рассматриваются в порядке гражданского судопроизводства. Но если истец требует возмещения за вред, причиненный ему преступлением, то согласно закону он вправе предъявить свой иск и при производстве по уголовному делу, с тем чтобы он был рассмотрен и разрешен одновременно с последним. Такой иск именуется гражданским иском в уголовном деле, или гражданским иском в уголовном процессе[33, с. 4].

Перед потерпевшим стоит альтернатива, искать защиты своего нарушенного права в порядке гражданского судопроизводства, либо уголовного. В любом случае право потерпевшего от гражданско-правового деликта на судебную защиту будет реализовано в исковой форме.

Предоставление государством широких и разнообразных прав участникам уголовного процесса, в частности права на заявление гражданского иска в рамках уголовного процесса, обеспечивает им возможность активно участвовать в доказывании своей правоты и отстаивании своих прав и свобод на всех стадиях судопроизводства по делу. Основным преимуществом является отсутствие необходимости дважды — в уголовном и в гражданском процессе — отстаивать нарушенные преступлением права и интересы. Разрешение в рамках уголовного дела части гражданско-правовых споров предупреждает волокиту и соответственно уменьшает число исков в порядке гражданского судопроизводства. К тому же сокращаются неоправданные затраты времени, сил и средств. Например, истец освобождается от дополнительных материальных потерь за полученную юридическую помощь. Гражданский ответчик огражден от неблагоприятных последствий, когда до окончательного разрешения гражданского иска могут наступить инфляционные процессы, политические события и т. д. Существуют все условия для более полного и быстрого доказывания иска, установления лиц, обязанных нести гражданско-правовую ответственность за действия обвиняемого, принятия более эффективных средств обеспечения явки ответчика, возможности скорейшего возмещения ущерба или компенсации причиненного вреда. Свидетели избавляются от повторной дачи показаний в нескольких производствах. Очевидным преимуществом также является исключение необходимости доказывать обоснованность своих исковых претензий по правилам гражданского судопроизводства, где бремя доказывания возлагается именно на истца, а по УПК РФ бремя доказывания закрепляется за органами уголовного преследования по правилам уголовного судопроизводства. 33, с. 5]. Следует упомянуть также, что в уголовном судопроизводстве лицо освобождается от уплаты государственной пошлины по гражданскому иску и тем самым получает ничем не обремененный доступ к правосудию.

Не всеми процессуалистами поддерживается данная позиция. Некоторыми и вовсе отрицается как элемент, чуждый публичной природе уголовного судопроизводства. Главный довод противников расширения сферы действия гражданского иска в уголовном процессе — это опасение усложнения процесса и создание дополнительной работы для органов расследования[22,38].

Очевидно одно: необходимо выдержать ту меру удовлетворения имущественных требований, которая не осложняет расследование. Нельзя приносить права и законные интересы любого участника уголовного судопроизводства в жертву работе следователя по раскрытию преступления. Право на доступ к правосудию в виде предъявления гражданского иска «должно быть обеспечено независимо от каких-либо причин"[17, с. 36].

В зависимости от характера правового спора и вида судебной защиты, которой требует истец, различают: иски о присуждении — о восстановлении нарушенного права (иначе — исполнительные иски), иски о признании оспариваемого права истца или о признании отсутствия права у ответчика (иначе — установительные) и преобразовательные иски, направленные на создание, изменение или прекращение юридического отношения материально-правового характера.

Гражданский иск в уголовном деле — это иск о присуждении, то есть когда истец требует возмещения за вред, причиненный ему преступлением.

Действующий уголовно-процессуальный закон не содержит определения понятия гражданского иска в уголовном процессе. Сформулировать такое определение — это одна из необходимых задач теории уголовного процесса, научная ценность и практический смысл которого заключается в уяснении пределов использования исковой формы защиты нарушенных преступлением субъективных имущественных прав потерпевших — физических и юридических лиц, в отличии этой формы защиты от иных, неисковых способов, предусмотренных уголовно-процессуальным правом.

В уголовно-процессуальной литературе по поводу понятия гражданского иска в уголовном процессе пока нет единства во взглядах авторов, исследовавших или затрагивавших как-то эту проблему. Но большинство процессуалистов определяют гражданский иск как требование гражданина или организации, понесших материальный ущерб от преступления (а также прокурора в их интересах), о его возмещении к обвиняемому или к лицам, несущим имущественную ответственность за его действия, рассматриваемое и разрешаемое судом совместно с уголовным делом [21, 33].

Наиболее распространенным в науке гражданского процесса является определение иска как материально-правового требования истца к ответчику, обращенного через суд. Эту точку зрения выдвинули и обосновали М. А. Гурвич, А. Ф. Клейнман, А. А. Добровольский и др.

Для представителей этой точки зрения характерно то, что иск рассматривается как сложное правовое явление, сочетающее в себе как материально-правовой, так и процессуальный элементы.

Некоторые ученые придерживаются позиции М. А. Гурвича, выдвинувшего идею о двух самостоятельных понятиях иска: понятии иска в материально — правовом и процессуальном смыслах [25, с. 145]. Под иском в материально-правовом смысле понимается требование истца к ответчику, и в этом качестве иск выступает как институт материального права. Под иском в процессуальном смысле понимается обращение истца в суд за защитой права, и в этом качестве иск выступает как институт процессуального права.

Другая группа ученых, составляющая подавляющее большинство придерживается мнения, согласно которому иск — единое понятие, имеющее процессуальную и материально-правовую стороны [27, 33]. Требования к суду о защите права составляет процессуальную сторону иска, а требования истца к ответчику — материально-правовую сторону иска. Причем в едином понятии иска акцент делается на материально- правовой стороне. «Суть любого иска, как средства защиты права, — писал А. А. Добровольский, — заключается именно в том, что суд должен проверить законность и обоснованность материально-правового требования истца к ответчику, только наличием материально-правовой стороны иска, то есть правового требования истца к ответчику, можно объяснить существование таких институтов процесса, как признание иска, отказ от иска, судебное мировое соглашение и т. д. Следовательно, материально-правовая сторона иска — это неотъемлемый признак для определения сущности любого иска» [27, с. 23].

Итак, иск будет рассматриваться нами как единое понятие, состоящее из двух сторон: материально-правовой и процессуальной, где предпочтение отдается материально-правовой стороне, которая определяет природу любого иска.

С учетом рассматриваемого нами контекста гражданский иск в уголовном процессе следует определять, как основанное на нормах материального права требование гражданина или юридического лица о возмещении вреда, причиненного предположительно непосредственно преступлением, заявленное при расследовании уголовного дела и разрешаемое судом совместно с этим уголовным делом.

С признанием единства сущности гражданского иска и в уголовном процессе, и в гражданском (арбитражном) процессе связано и все более признаваемая и разделяемая специалистами уголовного процесса точка зрения о комплексном характере института гражданского иска в уголовном процессе [26, с. 10]. Изучение УПК РФ и практики его применения высвечивает две пары противоречий: во-первых недостаточная уголовно-процессуальная регламентация вопросов связанных с рассмотрением гражданского иска в уголовном процессе, с одной стороны, и потребность в существовании данных норм, с другой стороны: «…всякий раз, когда по уголовному делу заявлен гражданский иск, органы судопроизводства вынуждены параллельно вести сразу два производства — по обвинению и по иску. Несомненно, что сравнительно небольшое количество норм, содержащихся в УПК и регулирующих порядок производства по гражданскому иску не могут обеспечить полного регулирования этого института, заменив собой все нормы ГПК РФ, содержащиеся более чем в 400 его статьях» [34, с. 12].

Признание комплексного характера за институтом гражданского иска в уголовном процессе дает возможность в применении в уголовном судопроизводстве гражданско-процессуальных норм наряду с уголовно-процессуальными в той мере, в какой первые дополняют последние и не противоречат принципам последнего [21, с. 20]. В уголовном судопроизводстве вообще, и в Новосибирском гарнизонном военном суде в частности, при рассмотрении гражданского иска в уголовном деле применяются следующие нормы ГПК РФ:

— ст. 41 (замена ненадлежащей стороны);

— ст. 220 (основания прекращения производства по делу);

— ст. 131 (форма и содержание искового заявления);

— ст. 53, 54 (полномочия представителей и их оформление);

— ст. 172 (начало рассмотрения дела по существу);

— ст. 362 (изменения размера исковых требований, даже когда это ухудшает положение подсудимого);

— ст. 55 (предмет доказывания по гражданскому иску).

При этом следует предостеречь от возможной теоретической ошибки, имеющей и практические последствия при применении данного процессуального института. Комплексный характер этого института не означает, что институт гражданского иска в уголовном процессе является комплексным институтом права. Комплексный институт- это подразделение конкретной отрасли права — вторичного правового образования, состоящего из норм, не связанных единым методом и механизмом регулирования. Почти все эти нормы имеют «прописку» в основных отраслях (например, нормы жилищного права можно совершенно точно «распределить» по таким основным отраслям, как административное, гражданское, земельное права и др.).

В институте гражданского иска в уголовном процессе основной является уголовно-процессуальная принадлежность норм, что и предопределяет примат этих норм, этого отраслевого режима. И именно поэтому гражданско-процессуальные нормы применяются лишь субсидиарно, т. е. только в той части, в какой они дополняют уголовно-процессуальные и не противоречат принципам уголовно-процессуального права.

Другим противоречием является отсутствие указаний в уголовно-процессуальном законе на возможность такого применения. Данное положение не устраивало ни практиков, ни теоретиков уголовного процесса, которые все настойчивей предлагали включить в УПК РФ норму, легализующую существующую практику и хоть частично снимающую споры среди специалистов[22, с. 28].

Возможность применения гражданско-процессуальных норм при рассмотрении гражданского иска в уголовном процессе не означает их механическое вмонтирование в уголовно-процессуальную ткань. Обусловлено это известными различиями между уголовным и гражданским процессом, которые в свою очередь предопределяются существенными различиями между публичным уголовным правом и гражданским, семейным и другими отраслями частного права, между присущими им принципами и методами правового регулирования. Поэтому и гражданский иск в уголовном процессе имеет свои особенности. Основные дискуссии как раз и сводятся к определению этих особенностей.

Как известно, основным методом регулирования имущественных и связанных с ними личных неимущественных отношений, составляющих предмет гражданского права, является дозволение, равенство субъектов отношений, их автономное существование, свобода осуществления своих прав. Методом регулирования уголовно-правовых отношений является установление запретов совершать те действия, которые признаются общественно опасными. Специфика материально-правовых отношений проявляется в процессуальных формах их реализации, наличии как единых общих начал, (законность, равенство сторон перед законом и судом, гласность, непосредственность, состязательность и т. д.), так и в существовании присущих им принципов диспозитивности и публичности. Если принцип публичности обязывает государственные органы и должностных лиц, в пределах своей компетенции обеспечивать охрану прав и свобод граждан, интересов общества и государства путем возбуждения уголовного дела в каждом случае обнаружения признаков преступления и принятия предусмотренных законом мер к установлению события преступления, лиц, виновных в совершении преступления (ст. 3 УПК РФ), то содержание диспозитивности заключается в возможности лиц участвующих в деле, распоряжаться своими материальными и процессуальными правами, а также средствами их защиты.

Несмотря на то, что публичность более присуща уголовному процессу, а диспозитивность — гражданскому, не следует их жестко противопоставлять. На самом деле принцип диспозитивности также присущ уголовному процессу, как и публичность гражданскому. Именно наличие принципа публичности в гражданском процессе обязывает суд отказать в принятии признания иска и утверждении мирового соглашения, если это противоречит закону и нарушает права третьих лиц и охраняемые законом интересы государства.

Хотя в уголовном судопроизводстве диспозитивность, конечно же, выражена куда менее заметно, чем публичность, все же определенный прогресс в развитии диспозитивных начал в виден новом УПК РФ. Так, если по УПК РСФСР по уголовным делам, подсудным мировым судьям, допускалось сокращение судебного следствия по ходатайству заинтересованной стороны (ст. 475 УПК РСФСР), то в новом УПК РФ по уголовному делу о преступлениях, наказание за которые не превышает 10 лет лишения свободы, допускается по ходатайству обвиняемого постановление приговора и без проведения судебного разбирательства (ч. 1 ст. 314 УПК РФ). Это означает, что государство все более признает на деле значимость ценность личности, обладающей свободной волей, уважает проявление этой воли.

Рассмотрев данный вопрос, мы можем сделать вывод о том, что гражданский иск в уголовном деле — самостоятельный уголовно-процессуальный институт, который представляет собой совокупность процессуальных действий и отношений, уполномоченных законом субъектов, которые (действия и отношения) возникают при предъявлении, обеспечении и поддержании материально-правовых притязаний лица или органа, понесшего от преступления материальный ущерб на его возмещение. Также мы выяснили, что гражданский иск — это иск о присуждении, а для того чтобы отличать его от других исков необходимо выяснить его элементы, которые будут рассмотрены в следующем параграфе.

1.2 Элементы гражданского иска в уголовном процессе

Регулирование исковой формы защиты субъективных прав и законных интересов построено таким образом, что для приведения искового механизма в действие и эффективного его использования необходимо знание внутренней структуры иска. Для ее характеристики используется термин «элементы иска». Под элементами иска понимаются такие составные части, которые в совокупности определяют его содержание, обуславливают самостоятельность и индивидуальную определенность иска[27, с. 39]. Иными словами, элементы иска позволяют отличить один иск от другого, что свидетельствует об их практическом значении.

Основания иска составляют юридические факты, из которых истец выводит свои требования, и с наличием которых закон связывает возникновение правоотношения между истцом и гражданским ответчиком. Следует отметить, что подобное определение основания гражданского иска в уголовном процессе получает несколько иное содержание, обусловленное спецификой уголовного судопроизводства.

Как следует из определения, основанием иска являются юридические факты, порождающие охранительное правоотношение между истцом и гражданским ответчиком. Это правоотношение именуется обязательством из причинения вреда (деликтное обязательство), регулируется нормами гражданского права, прежде всего, гл. 59 ГК РФ. Поэтому именно в материальных нормах права и следует искать обстоятельства, составляющие в совокупности основание гражданского иска. Их составляют:

— Противоправные действия или бездействие;

— Вред;

— Причинно следственная связь;

— Вина (как общее правило).

Причем противоправность поведения в гражданских правоотношениях означает любое нарушение чужого субъективного (применительно к деликатным отношениям — абсолютного) права, влекущее причинение вреда, если иное не предусмотрено в законе[33, с. 35]. То есть, поскольку потерпевший желает восстановить свое нарушенное право или охраняемый интерес, используя исковую форму защиты, постольку основанием гражданского иска всегда будет гражданско-правовой деликт. Но, несмотря на это, все специалисты в области уголовного процесса утверждают, что основанием гражданского иска в уголовном процессе является: 1) преступление; 2) вред; 3) причинная связь[30, с. 302].

Объясняется это тем, что производство по гражданскому иску подчинено назначению уголовного разбирательства, его целям и задачам. Поэтому гражданский иск в уголовном судопроизводстве допускается только потому, что это способствует защите прав потерпевших от преступлений на получение имущественного удовлетворения. Это предопределяет возможность допущения только исков о возмещении вреда, предположительно причиненного преступлением (ст. 44 УПК РФ). В результате этого с введением иска в уголовное судопроизводство в его основание вводится и дополнительный признак — не просто деликт, а (предположительно) преступление.

По общему правилу гражданско-правовая ответственность может наступить лишь при наличии вины. Исключение составляют случаи: 1) причинения вреда источником повышенной опасности (ст. 1079 ГК); 2) причинения вреда гражданину в результате его незаконного осуждения, привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения подписки о невыезде или заключения под стражу, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ (ст. 1070 ГК РФ); 3) причинение морального вреда распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию; 4) иные случаи, предусмотренные законом (п. 3 ст. 1064 ГК РФ).

С наличием вины связан и широко обсуждаемый в литературе вопрос о возможности предъявления и рассмотрения гражданского иска в уголовном процессе, когда непосредственный причинитель вреда либо совершил общественно-опасное деяние, запрещенное УК РФ, в состоянии невменяемости, либо после совершения преступления психически заболел, что исключает возможность назначения уголовного наказания.

Одни авторы считают, что раз основанием гражданского иска является совершение лицом преступления, то совершение общественно-опасного деяния в состоянии невменяемости исключает возможность рассмотрения гражданского иска в уголовном процессе по существу.

Обоснование возможности разрешения гражданского иска по существу авторы, как правило, видели в редакции части 4 ст. 410 УПК РСФСР, обязывающей суд при назначении соответствующих медицинских мер разрешить вопросы, указанные в ст. 317 УПК РСФСР, в том числе и по предъявленному гражданскому иску (п. 1 ст. 317 УПК РСФСР). Но дело в том, что решение вопроса по предъявленному гражданскому иску не тождественно решению по существу гражданского иска. Первое понятие шире по своему содержанию последнего и включает в себя не только решение о частичном или полном удовлетворении (отказа в удовлетворении) гражданского иска, но и оставление гражданского иска без рассмотрения, прекращение производства по гражданскому иску.

Вопрос о разрешении гражданского иска по существу в уголовном деле в соответствии со ст. 306 и ст. 309 УПК РФ рассматривается лишь при постановлении приговора.

Оставление же судом гражданского иска без рассмотрения не препятствует последующему его предъявлению и рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

В гражданской процессуальной литературе предмет иска определяется по-разному: как материально-правовое требование истца к ответчику, как спорные правоотношения, как субъективное право, подлежащее защите, как способ защиты.

Остановимся на наиболее распространенной в уголовно-процессуальной литературе точке зрения о предмете иска как материально-правовом требовании истца к субъекту имущественной ответственности (обвиняемому, гражданскому ответчику). Как мы говорили выше, особенностью гражданского иска в уголовном процессе является ограниченность требований, которые могут быть рассмотрены вместе с уголовным делом. В соответствии ст. 44 УПК РФ допускается лишь требование о возмещении материального вреда (имущественного вреда, компенсации морального вреда).

Уже в прошлом остались споры о возможности компенсации морального вреда. Вначале гражданское законодательство установило возможность компенсации «нравственных и физических страданий», затем Верховный Суд Р Ф в своих постановлениях разрешил компенсацию морального вреда в уголовном процессе[11], а теперь новый УПК РФ окончательно закрепил такое право потерпевшего (потенциального гражданского истца). Можно признать снятым и вопрос об объемах возмещения неблагоприятных последствий преступления. Редакция статьи 44 УПК РФ позволяет сделать вывод о том, что при определении размеров возмещения применяется гражданское законодательство. Следовательно, гражданский истец вправе требовать возмещения вреда в полном объеме, т. е. как реальный ущерб, так и упущенную выгоду (ст. ст. 15, 1082 ГК РФ). И поскольку вопросы, связанные с определением размеров возмещения, вида потерь, подлежащих возмещению, является наиболее разработанными как в науке гражданского права, так и уголовно-процессуального права, мы не будем останавливаться на подробном освещении этих вопросов. Отметим только то, что содержание и, соответственно, размеры вреда как элемента основания гражданского иска в уголовном процессе не совпадают с содержанием (размером) уголовно — правового вреда, как объективного признака состава преступления. Эти различия проявляются, например, в том, что:

1) для привлечения к уголовной ответственности вред не всегда необходим (преступления с формальным составом), когда как возмещению подлежит не только вред, причинение которого являлось целью преступления (например, похищенное), но и иной вред, находящийся в причинной связи с преступными действиями лица (например, поврежденные при проникновении вором в квартиру замки); Вред как основание гражданского иска — реальный ущерб плюс упущенная выгода, а вред как признак состава преступления — только реальный ущерб;

2)размер подлежащего возмещению вреда, в конечном счете, определяется истцом, а уголовно- правовой вред — следователем;

3)размер вреда, подлежащий возмещению, может быть снижен с учетом вины самого гражданского истца, а размер уголовно-правового вреда от степени вины потерпевшего не зависит.

Большие проблемы в судебной практике связаны с определением размера компенсации за моральный вред. Как известно, дать имущественную оценку индивидуальным физическим и нравственным страданиям весьма проблематично, т.к. неимущественные блага по определению не имеют стоимости в экономическом смысле. Поэтому все чаще высказываются мнения о необходимости положить в основу оценки физических и нравственных переживаний общественное представление о характере последствий причинения вреда[37,с. 84]. Приживется ли такой подход, покажет время, сейчас же наблюдается некое весьма относительное упорядочение судебной практики, носящее локальный характер. Выражается это в том, что судьи одного суда стараются ориентироваться на решения, выносимые их коллегами.

Таким образом, размер компенсации морального вреда определяется характером нарушений и характером наступивших в связи с этим для пострадавшего негативных последствий.

Имущественный и моральный вред возмещает, как правило, обвиняемый. Однако в определенных случаях в соответствии с ГК РФ за вред, причинённый преступлением, могут отвечать иные как физические, так и юридические лица:

— законные представители — за действия несовершеннолетних;

— юридические лица — за действия граждан, с которыми они состоят в трудовых отношениях.

Лицами, несущими ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет, могут быть родители в случаях, установленных ст. 1074 ГК РФ. Необходимо учитывать, что взыскание ущерба с законных представителей причинителя вреда прекращается по достижении им совершеннолетнего возраста независимо от наличия или отсутствия у него доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда.

В соответствии со ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо возмещает вред, причиненный работником, только при условии причинения вреда при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. При отсутствии данного условия ответственность лица за причинение вреда наступает на общих основаниях согласно ст. 1064 ГК РФ.

На протяжении длительного времени ведется дискуссия при решении вопроса о пределах использования исковой формы защиты в уголовном процессе. Многими авторами допускалось рассмотрение совместно с уголовным делом следующих исков:

-о признании недействительной сделки, совершенной с целью противоречащей интересам государства и общества; сделки не соответствующей требованиям Закона;

-о признании недействительным ордера на квартиру, выданного за взятку;

-о выселении ввиду невозможности совместного проживания;

-об опровержении порочащих лицо сведений, не соответствующих действительности;

-о лишении родительских прав;

-о признании недействительным брака по делу о сокрытии обстоятельств, препятствующих вступлению в брак и т. д. [26,с. 55].

Если говорить о соответствии закону возможности рассмотрения этих и иных исков, то можно однозначно сказать об отсутствии как в УПК РСФСР, так и в новом УПК такой возможности, ибо данные уголовно-процессуальные акты допускают лишь гражданские иски о возмещении имущественного вреда и компенсации морального. Связано это, в первую очередь, с тем, что рассмотрение гражданского иска с такими требованиями требует установления иных обстоятельств, не имеющих отношения к уголовному делу. А поскольку действие принципа публичности обязывает именно органы предварительного расследования доказывать наличие обстоятельств, входящих в предмет доказывания и по уголовному делу, и по гражданскому иску, то рассмотрение таких исков приведет к неоправданному рассеиванию их сил, средств, затягиванию рассмотрения уголовного дела, в рамках которого обвиняемый (подсудимый) зачастую находится под стражей[37,с. 31].

Вот, что действительно вызывало много споров, так это допустимость в уголовном процессе рассмотрения регрессных исков, под которыми понимаются требования заинтересованных лиц, удовлетворивших законные требования потерпевших от преступления. Статья 54 прежнего УПК РСФСР, устанавливая право лица, понесшего материальный ущерб от преступления, предъявлять к обвиняемому гражданский иск, не содержала никаких указаний на то, что такой иск в уголовном деле может быть предъявлен лишь в целях возмещения вреда, наступившего непосредственно от преступных действий, поэтому внес необходимые уточнения, указав, что гражданским истцом может быть лицо, которому, как предполагается, вред причинен преступлением «непосредственно» (ч.1 ст. 44 УПК РФ). Думается, что подобное решение должно снять спор, внести окончательную ясность в вопрос о возможности рассмотрения в уголовном процессе регрессных исков.

2. Порядок предъявления гражданского иска в уголовном процессе

2.1 Условия и субъекты гражданского иска в уголовном процессе

Гражданский иск в уголовном процессе имеет свои особенности в сравнении с гражданским судопроизводством.

В первую очередь — порядок доказывания. Если в гражданском судопроизводстве каждая сторона обязана доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений (ст. 50 ГПК), то при рассмотрении гражданского иска в уголовном процессе принцип публичности обуславливает необходимость доказывания в соответствии с УПК, ибо в противном случае, подсудимый к которому предъявлен гражданский иск будет вынужден доказывать свою невиновность. Доказывание обстоятельств дела является обязанностью государственного обвинителя.

Государственный обвинитель получает в лице истца союзника, содействующего ему в поддержании обвинения, а истец, как правило, -- поддержку в лице прокурора. Существенно облегчается задача истца по обоснованию своих требований, ибо в уголовном процессе доказывание гражданского иска осуществляется следователем и прокурором [33, с. 5].

При предъявлении гражданского иска в уголовном процессе не уплачивается государственная пошлина (ч. 2 ст. 44 УПК РФ). Это, в свою очередь, освобождает и подсудимого (гражданского ответчика) от ее уплаты, хотя некоторые суды об этом забывают.

По общему правилу в уголовном процессе не допускается предъявление встречного иска, то есть обвиняемый может быть только лицом, отвечающим по нему, но не может быть гражданским истцом. Определяется это тем, что встречный иск имел бы своим основанием иной юридический факт, но не деяние, в котором органы предварительного следствия видят признаки преступления, в совершении которого обвиняется гражданин. Этим объясняет также и то, что при объединении в одно производство встречных жалоб по делам частного обвинения подача встречного иска возможна. В этой ситуации каждый из исков будет иметь своим основанием деяние, предположительно являющееся преступлением.

Подсудность гражданского иска определяется подсудностью уголовного дела, в котором он предъявлен, ибо иск рассматривается совместно с уголовным делом (ч. 10 ст. 31 УПК РФ).

Совместное рассмотрение гражданского иска и уголовного обвинения обеспечивает наиболее быстрое восстановление имущественных прав лица, потерпевшего от преступления, исключает параллелизм в работе судов и возможность вынесения противоречивых решений по одним и тем же вопросам, гарантирует наибольшую полноту исследования доказательств и создает значительные удобства для всех участников уголовно-процессуальной деятельности.

Гражданин, потерпевший от преступления, освобождается от необходимости дважды участвовать в судебном разбирательстве и, следовательно, подвергаться дополнительным переживаниям, вызываемым исследованием обстоятельств совершенного преступления.

Подсудимый также освобождается от обязанности дважды представать перед судом: сначала по уголовному делу, а затем в качестве ответчика по гражданскому делу.

Свидетели, переводчики, эксперты и другие лица не отвлекаются вторично от своих обычных занятий.

Наконец, следует иметь в виду, что по ряду уголовных дел установление размера причиненного преступлением ущерба имеет большое значение для правильной квалификации преступления (например, по делам о хищении), оценки обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность, и даже для решения вопроса о наличии или отсутствии самого состава преступления. Совместное рассмотрение обвинения и гражданского иска является в таких случаях дополнительной гарантией их правильного разрешения.

Поскольку гражданский иск может быть заявлен и тогда, когда еще не известен потенциальный преступник или лицо, несущее за него имущественную ответственность, гражданский иск в уголовном процессе может не содержать имени (наименования) ответчика.

Еще одной яркой особенностью гражданского иска в уголовном процессе является ограниченность исковой формы защиты нарушенного права и охраняемого интереса определенным предметом и основаниями.

Одновременное, «комбинированное» применение уголовной и материальной ответственности способствует наиболее эффективному воздействию как на самого преступника, предупреждая возможность совершения им повторных правонарушений (частное предупреждение), так и на других лиц (общее предупреждение), содействуя их воспитанию в духе неуклонного соблюдения законов[33,с. 6].

Для того, чтобы суд приступил к рассмотрению гражданско-правового спора о последствиях противоправных действий причинителя вреда, необходима подача искового заявления. Субъекты гражданского права сами решают, обращаться ли за защитой в суд, и когда обращаться. В предусмотренных законам случаях в защиту нарушенных прав и охраняемых интересов личности, могут обратиться иные лица. Прежний УПК РСФСР допускал возможность решения вопроса о гражданско-правовых последствиях преступного деяния и без соответствующего обращения с гражданским иском — по инициативе суда (ч. 4 ст. 29 УПК РСФСР). С принятием нового УПК РФ принцип состязательности обрел новое, должное содержание: функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и тоже должностное лицо. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороны защиты. Суд только создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав (ч. 2,3 ст. 15 УПК РФ).

Производство по гражданскому иску в уголовном деле, как и по всякому иному иску о присуждении, предполагает наличие противостоящих друг другу субъектов процессуальной деятельности — истца и ответчика. Первый из них осуществляет функцию поддержания гражданского иска, а второй — противоположную функцию: он оспаривает иск, возражает против его удовлетворения.

Эти лица в рамках производства по гражданскому иску занимают центральное положение. Их непосредственное участие в деле является гарантией наиболее полного, объективного и всестороннего рассмотрения обстоятельств, относящихся к гражданскому иску, и правильного разрешения его по существу.

Как в гражданском процессе для обретения статуса истца недостаточно лишь предъявления иска, так и уголовном процессе необходимо решение о признании гражданским истцом. В качестве такого официального признания выступает определение суда или постановление судьи, прокурора, следователя, дознавателя (ч.1 ст. 44 УПК РФ). В новом УПК РФ нет положения, идентичного ч.2 ст. 137 УПК РСФСР, позволяющего указанным официальным лицам отказывать заинтересованному лицу в признании его гражданским истцом, что, однако не следует трактовать как обязанность признать лицо в таком процессуальном качестве в любых случаях предъявления иска. Гражданский истец, как участник уголовного процесса, наделен значительным объемом процессуальных прав, которым корреспондируют процессуальные обязанности органов предварительного расследования и суда. Поэтому в качестве гражданского истца может быть признано лицо, если органы предварительного расследования и суд увидят для этого необходимые основания. В противном случае лицу будет отказано в таком признании. Для первого из названных решений достаточно фактических данных, подтверждающих правомерность исковых требований потерпевшего, при принятии второго решения следует исходить из достоверности, несомненности выводов об отсутствии надлежащих оснований гражданского иска в уголовном деле[39, с. 187].

Следует признать правильным сокращение в новом УПК РФ временных рамок, в границах которых лицо имеет право предъявить гражданский иск: с момента возбуждения уголовного дела, но до окончания предварительного расследования (ч.2 ст. 44 УПК). Прежний уголовно-процессуальный закон позволял предъявлять иски до начала судебного следствия. Это зачастую приводило к следующему: ни суд, ни участники процесса не были вполне готовы к рассмотрению исковых требований, исследованию и доказыванию обстоятельств, входивших в предмет доказывания по гражданскому иску. Если учесть особые правила доказывания, свойственные уголовному процессу, в частности, возлагающие обязанность по доказыванию на обвинителя, а не на гражданского истца, то все это приводило зачастую к вынесению необоснованных решений по гражданскому иску, неразрешению исковых требований по существу, затягиванию процесса. Подобные последствия порождали «практические рекомендации» правоприменителей: «Если иск заявлен непосредственно в суде, судье необходимо кратко побеседовать с истцом по исковым требованиям, убедиться в наличии минимально необходимых документов, а в случае отсутствия данных для исследования иска предложить истцу решать данный вопрос в порядке гражданского судопроизводства. Если же истец не согласится с такой позицией, либо в подготовительной части, вопреки согласию в ходе беседы, заявит ничем не подкрепленные исковые требования, то суд обязан рассмотреть вопрос о принятии их к рассмотрению либо в отказе в этом с вынесением определения на месте либо с удалением в совещательную комнату» 24, с. 12].

Однако, анализ ст. 44 УПК РФ позволяет сделать вывод, что гражданский истец как участник уголовного процесса может появиться по завершении предварительного расследования. Суд может своим определением (судья — постановлением) признать заинтересованное лицо гражданским истцом, при условии, что гражданский иск был предъявлен после возбуждения уголовного дела, но до окончания предварительного расследования: (например, если следователь необоснованно отказал в признании гражданским истцом, либо вообще проигнорировал гражданский иск).

В соответствии со ст. 44 УПК РФ гражданский иск в уголовном процессе вправе предъявить: 1) лицо, которому вред причинен, предположительно, непосредственно преступлением; 2) его представитель; 3) прокурор.

Сам потерпевший должен обладать необходимой процессуальной правосубъектностью. В качестве гражданских истцов, как и прежде, допускаются и физические, и юридические лица. По уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего (в том числе и на возмещения причиненного вреда) переходят к одному из его близких родственников (ч.8 ст. 42 УПК РФ), которые соответственно, могут подавать гражданские иски, о возмещении имущественного и компенсации морального вреда. Иные лица по таким делам вправе подавать как иски о компенсации имущественного вреда, так и о компенсации морального вреда вызванного утратой родственников, в порядке гражданского судопроизводства[35, с. 60].

Нельзя признать удачным решение в новом УПК РФ вопросов представительства в уголовном процессе (ч.3 ст. 44, 45 УПК).

Традиционного различаются два вида представительства: договорное и законное. Иногда первый из них называют представительством по соглашению или добровольным, второй — представительством по закону. Но некоторые авторы приплюсовывают к ней «представительство юридических лиц» [33, с. 77].

К законным представителям относятся родители, усыновители, опекуны или попечители несовершеннолетнего, недееспособного, ограниченно дееспособного, представители учреждений или организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый, либо потерпевший (гражданский истец) (п. 12 ст. 5, ч.3 ст. 44 УПК РФ).

Договорное или добровольное представительство осуществляется по желанию потерпевшего или гражданского истца в случае их свободного и осознанного волеизъявления.

В соответствии со ст. 45 УПК РФ представителями потерпевшего (гражданского истца) могут быть адвокаты, а представителем гражданского истца, являющегося юридическим лицом, также иные лица, правомочные в соответствии с ГК РФ представлять его интересы. По постановлению мирового судьи в качестве представителя потерпевшего (гражданского истца) могут быть также допущены один из близких родственников потерпевшего (гражданского истца) либо иное лицо, о допуске которого ходатайствует потерпевший (гражданский истец).

В защиту интересов несовершеннолетних, лиц признанных недееспособными либо ограниченно дееспособными, лиц, которые по иным причинам не могут сами защитить свои права и законные интересы, а также в защиту государства иск может быть предъявлен прокурором (ч.3 ст. 44 УПК РФ). Прежнее законодательство вполне допускало предъявление прокурором исков в тех случаях, когда прокурор сам считал, что этого требует охрана прав граждан, юридических лиц даже тогда, когда они в таковой не нуждались.

Для того, чтобы гражданский иск представителя и прокурора был принят, они должны подтвердить свои полномочия (предъявить доверенность, ордер, удостоверение личности, служебное удостоверение).

Другим уголовно-процессуальным условием принятия гражданского иска в уголовном процессе является наличие у потенциального гражданского истца процессуальной право — и дееспособности. Поскольку и этот вопрос не нашел отражения ни в прежнем УПК РСФСР, ни во вновь принятом, в литературе не сложилось единого мнения о том, с какого момента у заинтересованных лиц возникает процессуальная дееспособность (процессуальная правоспособность возникает с момента рождения (регистрации юридического лица) и прекращается его смертью (прекращением деятельности юридического лица)).

Одни авторы считают, что полная уголовно-процессуальная дееспособность (способность своими действиями осуществлять уголовно-процессуальные права и возлагать на себя соответствующие обязанности) возникает у физических лиц по достижению ими 16-ти летнего возраста: «Если согласно закону потерпевший считается умственно, психически и физически вполне созревшим для несения уголовной ответственности, нелогично считать его «не доросшим» до состояния, позволяющего ему распоряжаться своими процессуальными правами. Следует признать, что с 16 лет потерпевший может самостоятельно осуществлять все предоставленные ему права. Поскольку гражданский истец — тот же потерпевший, все сказанное относится и к нему"[39, с. 199].

Наиболее распространенной точкой зрения является та, которая признает необходимость определять возрастные границы уголовно- процессуальной дееспособности, ориентируясь на гражданско-процессуальное законодательство[37, с. 12]. В соответствии со ст. 37 ГПК РФ полная процессуальная дееспособность возникает у граждан, которые достигли совершеннолетия (18-ти лет). Эмансипация и вступление в брак несовершеннолетнего понижает планку достижения полной дееспособности до 16-ти лет (ст. 21, 27 ГК РФ). По ряду категорий дел несовершеннолетние от 14 до 18 лет вправе самостоятельно защищать защиту своих нарушенных прав (ч.4 ст. 37 ГПК РФ).

Действующий ГК допускает возможность самостоятельного распоряжения несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет некоторыми имущественными и неимущественными правами. Поэтому несовершеннолетние вправе по достижению ими 14 лет подавать иски о возмещении вреда, причиненного вреда правам, которыми несовершеннолетние могут распоряжаться самостоятельно. В иных случаях требуется заявление их законных представителей, прокурора, что вряд ли следует признать правильным. Если государство считает, что несовершеннолетние обладают необходимыми интеллектуальными, моральными, физическими и иными качествами для несения гражданско-правовой, уголовной и иной ответственности за свои действия, то следует признать за ними право защищать свои нарушенные права и охраняемые интересы, в том числе и путем самостоятельного решения о подаче искового заявления, в том числе и в уголовном процессе. Целесообразно привлекать к участию в деле законных представителей несовершеннолетних, но правом инициировать рассмотрение гражданского иска последние должны обладать с 14-ти лет.

Еще одним условием принятия и рассмотрения гражданского иска в уголовном процессе является отсутствие вступившего в законную силу решения суда, вынесенного по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, или определения суда о принятии отказа истца от иска или об утверждении мирового соглашения сторон. В соответствии с ч. 5 ст. 44 УПК РФ отказ от гражданского иска может быть заявлен гражданским истцом в любой момент производства по уголовному делу: отказ от иска влечет за собой прекращение производства по нему. Означает ли это, что теперь отказ от гражданского иска могут принять и лица, осуществляющие расследование по уголовному делу (прокурор, следователь, дознаватель), и имеет ли преюдициальное значение принятие такого отказа? Некоторые авторы считают, что «поскольку отказ от иска приведет к тому, что вторичное предъявление иска по тому же основанию и предмету невозможно, в том числе и в порядке гражданского судопроизводства, как до, так и после рассмотрения уголовного дела, то принять отказ от иска вправе только суд. Органы предварительного расследования, не могут принять отказ от иска[41, с. 158].

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой