Гражданско-правовая ответственность за вред причиненный государственными органами

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СОДЕРЖАНИЕ

  • ВВЕДЕНИЕ
  • ГЛАВА 1. ОБЩИЕ И СПЕЦИАЛЬНЫЕ УСЛОВИЯ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ГОСУДАРСТВА ЗА ПРИЧИНЕНИЕ ВРЕДА
    • 1.1 Общая характеристика основных и специальных условий ответственности
    • 1.2 Понятие «незаконные действия» как специального условия ответственности за причинение вреда
  • ГЛАВА 2. ПОРЯДОК ВОЗМЕЩЕНИЯ ВРЕДА ГОСУДАРСТВЕННЫМИ ОРГАНАМИ И МУНИЦИПАЛЬНЫМИ ОРГАНАМИ ВЛАСТИ
    • 2.1 Виды вреда, подлежащие возмещению
    • 2.2 Порядок рассмотрения и признания незаконным действия (бездействия)
    • 2.3 Порядок компенсации вреда
  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  • БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. В последнее время в судебной практике Российской Федерации стали чаще появляться дела, связанные с возмещением вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) государственных органов, а также их должностных лиц. Это объясняется обострившейся проблемой взаимоотношений государственных органов их должностных лиц с гражданами и юридическими лицами, как в сфере государственного управления, так и уголовного судопроизводства. Решая проблемы во взаимоотношениях, отдельные должностные лица, государственные органы применяют меры государственного принуждения, связанные с серьезным ограничением субъективных прав граждан и юридических лиц и возможностью причинения им существенного ущерба.

Проблема взаимоотношений граждан и организаций с государственными органами и их должностными лицами на сегодняшний день чрезвычайно остра и актуальна и требует к себе очень пристального внимания и изучения.

Выбор темы дипломной работы связан с тем, что она представляет практический интерес, так как профессиональная деятельность многих юристов непосредственно связана с представлением интересов государственного органа в судах общей юрисдикции и арбитражных судах, в том числе, по данной категории споров.

В Российской Федерации, к сожалению, пока нет единого нормативного правового акта, регламентирующего порядок реализации права гражданина на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) государственных органов и их должностных лиц.

Поскольку возмещение вреда является универсальным гражданско-правовым способом защиты нарушенных прав, положение ст. 53 Конституции Российской Федерации, предусматривающее право каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, получило развитие в Гражданском Кодексе Российской Федерации в статьях 1069,1070 ГК РФ.

К случаям причинения вреда незаконными действиями (бездействием) государственных органов их должностных лиц применяются общие условия деликтной ответственности, установленные Гражданским Кодексом Р Ф, а также рядом дополнительных условий, которые носят обязательный характер.

Как показывает практика, суды очень часто при рассмотрении исков о возмещении ущерба, причиненного государственными органами, выносят решения о возмещении вреда за счет средств самого государственного органа, либо представителя государственного органа. Поэтому в данной работе предполагается установить источник возмещения вреда, определить понятия казны Российской Федерации и финансовых органов выступающих от имени казны.

Степень научной разработанности определили работы известных советских и российских цивилистов, коллизионистов и теоретиков права: М. М. Агаркова, С. С. Алексеева, A.M. Беляковой, М. И. Брагинского, Л. В. Бойцовой, А. В. Бенедиктова, В. В. Витрянского, А. А. Жданова, О. С. Иоффе, О. А. Красавчикова, А. П. Куна, Н. И. Лазаревского, К. К. Лебедева, О. Э. Лейста, Л. А. Лунца, ЯМ. Магазинера, А. Л. Маковского, Н. С. Малеина, Г. К. Матвеева, Н. И. Мирошниковой, И. А. Покровского, В. Т. Пора, В. Ф. Попондопуло, В. А. Рахмиловича, А. Н. Савицкой, О. Н. Садикова, И. С. Самощенко, А. П. Сергеева, В. Т. Смирнова, А. А. Собчака, Е. А. Суханова, В. А. Тархова, Ю. К. Толстого, М. Х. Фарукшина, Е. А. Флейшиц, P.O. Халфиной, Т. В. Церетели, М. Д. Шиндяпиной, Г. Ф. Шершеневича, Л. М. Энтина, К. Б. Ярошенко и др.

Цель работы состоит в комплексном изучении правового института ответственности государства за вред, причиненный гражданам органами исполнительной власти и их должностными лицами, определении средств повышения эффективности регулирования, формулировании теоретических выводов и практических предложений, направленных на развитие юридической науки, законодательства и правоприменительной практики в данной области.

Для достижения указанной цели в были поставлены следующие задачи:

— теоретическая проработка существующих в науке концепций об ответственности государства в рамках рассматриваемых вопросов;

— анализ действующего законодательства с целью установления недостатков в определении оснований и условий гражданско-правовой ответственности государства;

— изучение и анализ правоприменительной практики в исследуемой области;

— применение полученных результатов исследования для выработки предложений и рекомендаций по совершенствованию законодательства, регулирующего участие государства в гражданском обороте и его ответственность.

Объект исследования составляют правовые отношения, возникающие в результате причинения вреда органами публично-правовых образований и их должностными лицами.

Предметом исследования является институт гражданско-правовой ответственности государства, теоретические работы ученых-юристов, посвященные проблемам гражданско-правовой ответственности за причинение вреда, а также основные источники гражданско-правового регулирования обязательств государства, вытекающих из причинения вреда органами власти и их должностными лицами, и практика их применения на основе современного законодательства.

Методологической основой исследования выступает диалектическая логика в ее материалистической трактовке как ведущий общенаучный метод и ряд частно-научных методов: исторический и аналитический, системного анализа и формально-логический, сравнительно-правовой и другие методы исследования.

Структура исследования состоит из введения, двух глав, заключения и библиографического списка.

ГЛАВА 1. ОБЩИЕ И СПЕЦИАЛЬНЫЕ УСЛОВИЯ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ГОСУДАРСТВА ЗА ПРИЧИНЕНИЕ ВРЕДА

1.1 Общая характеристика основных и специальных условий ответственности

В юридической литературе утвердилось мнение, согласно которому основанием гражданско-правовой ответственности становится гражданское правонарушение, состав которого образуется совокупностью условий, необходимых для привлечения к гражданско-правовой ответственности. В соответствии со ст. 53 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Обязательства возмещения вреда в данном случае носят внедоговорный характер, т. е. возникают не из договора, а из самого причинения вреда, иначе их называют «деликтными обязательствами». Основанием ответственности, которая наступает вследствие причинения вреда, является сам деликт, т. е. правонарушение, которое причиняет вред личности или имуществу определенного лица, поэтому деликтные обязательства во всех случаях их возникновения необходимо рассматривать как меру гражданско-правовой ответственности.

Субъектами обязательства выступают потерпевший и лицо, ответственное за причинение вреда, и, как правило, не состоящие в договорных отношениях. Потерпевший, то есть тот, кому причинен вред, выступает в этом обязательстве в качестве кредитора, а ответственный за причинение вреда (чаще всего сам причинитель), -- в качестве должника. Ответственность государственных органов относится к числу специальных случаев деликтной ответственности и регулируется статьями 1069−1071 главы 59 Гражданского Кодекса Российской Федерации, а нормы, содержащиеся в указанных статьях, принято называть правилами о специальном деликте -- вреде, причиненном, государственными органами. Основаниями для выделения данного случая причинения вреда в особый деликт служат особенности применения к нему как общих условий деликтной ответственности, так и ряда специальных условий, которые дополнительно установлены законом. Наличие общих и специальных условий обязательно для установления ответственности за незаконные действия государственных органов.

Рассмотрим общие условия деликтной ответственности за вред, причиненный незаконными действиями (бездействием) государственных органов, их должностными лицами, а также органами дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. К ним относятся:

1. Причинение вреда, которое является обязательным условием ответственности по деликтным обязательствам, так как если нет вреда, следовательно, нет и ответственности и нечего возмещать. Вред может быть причинен как материальный (имущественный), так и моральный (неимущественный).

2. Противоправность поведения причинителя вреда, представляет собой действие или бездействие, нарушающее нормы права и субъективное право потерпевшего.

Действие считается противоправным, если оно нарушает предписание или запрет, установленное нормами объективного права. Например, нарушение запрета похищать или уничтожать чужое имущество рассматривается нормами и уголовного и гражданского права как действие противоправное.

Бездействие является противоправным, если предусмотренная нормой права обязанность добровольно не исполняется лицом, на которое она возложена, вследствие чего кому-либо причиняется вред.

Например, когда хирург игнорировал свою обязанность оперировать больного, вследствие чего он скончался, следует рассматривать как противоправное поведение в форме бездействия.

Как действие, так и бездействие своим конечным результатом должно иметь причинение вреда потерпевшему, если же вреда не будет, то если рассматривать с точки зрения деликтной ответственности, такое действие будет юридически безразличным. Например, угроза убийством -- является действием общественно опасным и уголовно наказуемым, но в связи с тем, что имущественный вред не причиняется, нормы гражданского права о возмещении вреда в этом случае применятся, не будут. В гражданском законодательстве предусмотрены такие обстоятельства, которые исключают отнесение отдельных действий причинителя вреда к числу противоправных и, несмотря на причинение вреда потерпевшему, такие действия рассматриваются как правомерные или юридически безразличные. Например, действия по осуществлению права и исполнению обязанностей.

Особенность противоправности в рассматриваемой области и, особенно в сфере деятельности правоохранительных органов и суда, заключается также и в том, что действие соответствующего органа или должностного лица на момент их совершения могут формально отвечать всем требованиям закона но, в конечном счете, оказаться незаконными. Например, следователь, который занимается расследованием уголовного дела, мог иметь все основания для вынесения определения о заключении лица под стражу. Но если впоследствии это лицо окажется невиновным, то эти действия должны быть признаны незаконными.

3. Причинная связь между противоправным поведением и наступившим вредом, которая в сою очередь является обязательным условием наступления ответственности государства за вред, причиненный государственными органами, выражается в том что, во-первых, неправомерные действия предшествуют наступившему вреду во времени, во-вторых, неправомерные действия порождают наступивший вред.

Выявление причинной связи имеет определенную особенность и ее наличие не всегда легко установить потому что, как правило, вред в данной сфере является нераздельным результатом действий (бездействия) нескольких органов или их должностных лиц и это объясняется тем, что структура построения государственной власти основана на подчинении нижестоящих органов вышестоящим. Иными словами незаконные действия одних должностных лиц, способствуют этим действиям со стороны других, отсутствие должного контроля со стороны третьих и все это приводит к тому, что очень трудно установить, чье конкретно поведение привело к причинению вреда. Следовательно, можно сделать вывод, что материальным основанием наступления ответственности государства являются противоправные виновные действия (решения) или бездействие органов власти (должностных лиц) при осуществлении ими своих задач и функций, приведшие к причинению вреда, материального и морального.

Причинная связь между противоправным поведением и наступившим вредом должна быть установлена в судебном порядке. Если определенное следствие вызвано взаимодействием многих причин, то суд обязательно должен выявить, какое именно действие следует признать необходимой причиной, а какое случайной причиной, что имеет немаловажное значение.

4. Вина причинителя вреда. Исходя из смысла ст. 401 ГК РФ лицо признается виновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно не приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Вина может выступать в форме умысла или неосторожности.

Под умыслом понимается предвидение вредных последствий противоправного поведения и желание (прямой умысел) или сознательное допущение их наступления (косвенный умысел). Однако в рассматриваемой сфере, как правило, вред причиняется по неосторожности, которая может выражаться в отсутствии при определенных обстоятельствах внимательности, предусмотрительности, заботливости, небрежности и т. п. Так, вина должностных лиц при принятии незаконного решения, и особенно когда это решение принимается коллегиально, может пониматься достаточно широко, так как в большинстве случаев незаконность акта свидетельствует о вине лиц, которые приняли этот акт.

Законом предусмотрены условия возмещения вреда, исключающие вину причинителя вреда и (или) противоправный характер его поведения (п. 2, 3 ст. 1064 ГК РФ), и оценивается юристами как ответственность, либо как способ распределения возникших неблагоприятных последствий. Так, ответственность вследствие причинения вреда в состоянии крайней необходимости возникает при наличии вреда, непротивоправного поведения и причинной связи между непротивоправным поведением и наступившим вредом.

Кроме того, законодательство не всегда определяет вину в качестве необходимого условия ответственности за причинение морального вреда.

Так, статьей 1070 ПК РФ установлено, что компенсация вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях когда: вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста.

А.П. Кун заметил: «в основе такого подхода лежат как объективные, так и субъективные причины: с одной стороны, деятельность правоохранительных органов объективно носит вредоносный характер в том смысле, что таит в себе скрытую опасность причинения вреда невиновным лицам, например, в связи с возможностью применения мер принуждения на ранних стадиях дознания и следствия; с другой стороны, учитывается, что в роли деликвента в данном случае выступают правоохранительные и судебные органы, что во многом осложняет проблему доказывания их вины, особенно в тех случаях, когда незаконные действия одновременно или последовательно совершаются должностными лицами нескольких из них».

Важно учитывать также тот факт, что хотя государство и обязано возместить вред независимо от того, был ли он причинен умышленно или по неосторожности и вина государственного органа (должностного лица) всегда предполагается, орган государственной власти все же может быть освобожден от ответственности, если докажет отсутствие вины.

Органы государственной власти могут быть освобождены от ответственности возместить вред и при наличии вины, например, если вред причинен владельцем источника повышенной опасности.

К случаям причинения вреда незаконными действиями (бездействием) государственных органов, их должностными лицами, а также органами дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда законодательство устанавливает также специальные условия наступления ответственности.

Далее автор считает необходимо установить, какие дополнительные условия необходимы для наступления ответственности в рассматриваемом деликте.

Ответственность за вред, причиненный государственными органами, их должностными лицами, предусмотренная ст. 1069 ГК РФ, наступает при наличии следующих специальных условий.

Первое условие заключается в том, что действия государственных органов и их должностных лиц должны быть облечены в форму акта власти. При этом акты власти могут быть как нормативные, т. е. иметь характер общего предписания (решение, распоряжение, постановление и т. п.), так и ненормативные -- с характером индивидуального предписания (указание, приказ и т. п.). Кроме того, они могут подразделяться на акты, которые принимаются в сфере административного управления, и акты, принимаемые правоохранительными органами и судами. Как правило, акты принимаются в письменной форме, при этом обязательность письменной формы иногда предусмотрена законом и иными правовыми актами.

Из судебной практики: 10. 06. 2006 г. судебной коллегией по гражданским делам Смоленского областного суда рассмотрено дело по иску гр. Галанов В. И. к МФ РФ, Управлению федерального казначейства МФ РФ по Смоленской области (далее -- УФК), Государственному таможенному комитету РФ (далее -- ГТК), Смоленской таможне о возмещении морального вреда в сумме 50. 000 руб.

По мнению гр. Галанова В. И. основанием для возмещения вреда послужило незаконное вынесение должностными лицами Смоленской таможни о привлечении к административной ответственности за нарушение таможенных правил.

Однако административное правонарушение он не совершал, в связи с чем, судом дело было прекращено за отсутствием состава правонарушения.

Ответчики иск не признали. При этом представитель МФ РФ и УФК сослался на пропуск истцом 3-х месячного срока обжалования действий должностных лиц Смоленской таможни, недоказанность незаконности их действий и то, что надлежащим ответчиком в данном случае является ГТК -- главный распорядитель бюджетных средств по ведомственной принадлежности.

Представитель Смоленской таможни указал, что ГТК на эти цели не выделяются средства из бюджета, действия сотрудников таможни законны, размер суммы компенсации морального вреда истцом завышен.

Суд решением от 04. 04. 2006 г. взыскал с МФ РФ за счет казны РФ в пользу Галанова 5. 000 руб. в возмещение морального вреда, причиненного незаконными действиями государственного органа, 1. 510 руб. в возмещение судебных расходов, всего -- 6. 510 руб. В остальной части иска суд отказал.

В кассационной жалобе МФ РФ просит отменить решение суда, поскольку суд не учел все обстоятельства по делу.

Судебная коллегия оставила решение суда первой инстанции решение без изменения по следующим основаниям:

Как следует из материалов дела, 15. 03. 2005 г. у Галанова, следовавшего в поезде сообщением Смоленск-Орша из России в Белоруссию, изъяты на таможенной границе старинные монеты, боны и Другие предметы антиквариата из-за отсутствия, у него разрешения Министерства культуры РФ на вывоз культурных ценностей.

По данному факту проведено административное расследование, 15. 11. 2005 г. составлен протокол о совершении Галановым административного правонарушения, предусмотренного ст. 16.3 КоАП РФ, устанавливающей ответственность за ввоз в РФ или вывоз из РФ товаров и (или) транспортных средств с несоблюдением мер по защите экономических интересов РФ при осуществлении внешней торговли товарами, а также других запретов и ограничений, установленных в соответствии с федеральными законами и международными договорами РФ. Постановлением судьи Заднепровского районного суда г. Смоленска прекращено производство по делу, ввиду отсутствия в действиях Галанова состава административного правонарушения, изъятые у него предметы постановлено возвратить.

Принимая решение о взыскании с РФ за счет казны РФ в пользу Галанова, компенсации морального вреда, причиненного незаконными действиями административного органа, суд первой инстанции признал, что сотрудники таможни незаконно привлекли Галанова к административной ответственности, составили административный протокол, направили дело в суд, поэтому требование истца о возмещении вреда подлежит удовлетворению. Исковая давность на это требование не распространяется.

Данные выводы суда достаточно обоснованы, подтверждены исследованными в судебном заседании доказательствами и являются правильными. Поэтому суд на основании ст. ст. 151, 208, 1070 ГК РФ законно удовлетворил исковые требования, установив надлежащего ответчика по данному спору. При этом определенные судом суммы компенсации морального вреда и расходов на оплату услуг представителя соответствуют обстоятельствам дела, а также требованиям разумности и справедливости (ст. 1101 ГК РФ, ч.1 ст. 100 ГПК РФ).

Доводы в жалобе по существу сводятся к объяснениям представителя МФ РФ и УФК в судебном заседании, которым дана надлежащая оценка в решении.

Во-вторых, к числу специальных условий возникновения исследуемого деликта относится то, что акт власти может быть совершен не любым работником государственного органа или органа местного самоуправления, а только тем, который относится к числу должностных лиц.

Другими словами, акт власти должен быть издан виновным должностным лицом или группой лиц, образующих коллегиальный орган. Более подробно данное условие рассмотрено в параграфе 3 настоящей главы.

Необходимо учесть, что должностное лицо обладает правом на принятие актов власти только лишь при исполнении служебных обязанностей, что является третьим специальным условием ответственности по ст. 1069 ГК РФ. Иначе говоря, должностные лица, издавая властные акты, исполняют свои служебные обязанности. Круг служебных обязанностей должностного лица определяется законодательством, актами (положениями, уставами, инструкциями и т. п.). Например, должностное лицо таможенного органа при исполнении своих должностных обязанностей руководствуется Федеральным законом «О службе в таможенных органах», законом «О государственной гражданской службе Российской Федерации», должностным регламентом и т. д. При этом следует учитывать, что некоторые должностные лица вправе издавать акты власти, находясь вне места работы и во внеслужебное время.

Незаконность актов государственных органов, их должностных лиц может быть выражена в ограничении или лишении граждан и организаций каких-либо прав возложении на них каких либо обязанностей или во вмешательстве в их хозяйственную деятельность.

Рассмотрим пример из практики по гражданским делам, когда действия признаны законными (хотя, по мнению истца, они незаконные) и незаконными: «Во исполнение Постановления ИМНС о взыскании налогов и сборов с ОАО «Сельхозторгтранс» судебным приставом-исполнителем на 28 единиц транспорта наложен арест, путем составления акта описи и ареста и запрета распоряжаться данным автотранспортом. В дальнейшем 3 единицы автотранспорта были изъяты для дальнейшей реализации в счет погашения долга.

ОАО «Сельхозтранс» была подана жалоба на действия судебного пристава-исполнителя по изъятию автотранспорта, мотивируя жалобу тем, что к моменту изъятия автотранспорта они начали погашать задолженность по Постановлению ИМНС.

Судебный пристав-исполнитель показал, что его действия по аресту и изъятию автотранспорта были основаны на ФЗ РФ «Об исполнительном производстве». Кроме того, данная жалоба рассматривалась прокуратурой, и нарушения закона со стороны судебного пристава-исполнителя не выявлены.

Определением Хворостянского районного суда Самарской области от 23. 01. 2006 г. жалоба ОАО «Сельхозторгтранс» оставлена без удовлетворения".

«Андреюк обратилась в суд о признании действий судебного пристава-исполнителя незаконными, ссылаясь на то, что судебный пристав-исполнитель незаконно окончил исполнительное производство. Решением Железнодорожного суда г. Самары жалоба Андреюк удовлетворена, действия судебного пристава-исполнителя признаны незаконными по тем основаниям, что судебным приставом-исполнителем не в полном объеме приняты меры принудительного исполнения.

Кун А.П. отметил особенность ответственности по ст. 1069 ГК РФ и состоит она в том, что «противоправность действий государственных органов, их должностных лиц оценивается с позиций не гражданского права, а с позиций административного, государственного, финансового и других отраслей права, нормы, которой нарушал соответствующий орган или должностное лицо. При этом не имеет значения законность или незаконность самих административных актов, которая с точки зрения норм гражданского права, безразлична юридически.

Необходимость применения норм гражданского права появляется лишь тогда, когда в результате издания административного акта потерпевшему причиняется имущественный вред. Таким образом, деликтные обязательства возникают в подобных случаях в связи с противоправными действиями административно-правовыми (издание незаконного акта) и гражданско-правовыми (причинение вреда)". Поэтому можно отметить, что ст. 1069 ГК РФ как специальный деликт не применяется к субъектам чисто гражданских правоотношений, которые возникают из договоров с участием государства или муниципальных предприятий.

В отличие от ответственности, наступающей по ст. 1069 ГК РФ, ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда предусмотренная ст. 1070 ГК РФ кроме специальных условий включает в себя 2 ситуации.

Первая рассматривается относительно ответственности названных органов за вред, причиняемый только гражданам определенными судебно-следственными действиями (п. 1 ст. 1070 ГК РФ);

Вторая предусматривает ответственность государства за любой другой вред, причиненный судебно-следственными органами, как гражданам, так и юридическим лицам (п. 2 ст. 1070 ГК РФ).

При этом к специальным условиям применения п. 1 ст. 1070 ГК РФ относят следующие:

* Вред должен быть причинен гражданину незаконным осуждением (ст. 296, 299 УПК РФ), незаконным привлечением его к уголовной ответственности (ст. 171, 172 УПК РФ), или незаконном применении к нему в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде (ст. 102, 108 УПК РФ), либо незаконном наложением на гражданина административного взыскания в виде административного ареста (ст. 3.9 КоАП РФ).

* Должностное лицо, применяя вышеуказанные меры, обязано находится при исполнении своих служебных обязанностей, т. е. выполнять свои функции по производству дознания, предварительного следствия или отправлению правосудия. Обязательность нахождения должностного лица при исполнении служебных обязанностей имеет важное значение, так как, например: судья не может вершить правосудие находясь вне рабочей обстановке и не при исполнении служебных обязанностей, предварительное следствие также должно производиться определенным кругом лиц по определенному производству и при исполнении служебных обязанностей.

* Третьим условием наступления ответственности по п. 1 ст. 1070 ГК РФ является наличие документа, на основании, которого гражданин реабилитирован (оправдательный приговор суда, постановление следователя и т. п.).

В соответствии с п. 1 ст. 1070 ГК РФ потерпевшим может быть только гражданин. Если во время судебного разбирательства или во время отбытия наказания он умер, то право требовать возмещения вреда переходит к его наследникам.

Между тем ч. 1 ст. 151 ГК РФ, Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г., № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» предусмотрена компенсация морального вреда.

При этом суд первой инстанции правильно признал, что Ш. незаконным арестом мужа и его заключением под стражу, причинен моральный вред, который подлежит компенсации, и поэтому при таких обстоятельствах у кассационной инстанции не имелось оснований к отмене решения в части компенсации морального вреда.

Учитывая, что материалами дела подтверждено нарушение права Л. на уважение частной и семейной жизни, закрепленное ст. 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 23 Конституции Российской Федерации; умалено достоинство ее личности, которое в соответствии со ст. 21 Конституции Российской Федерации охраняется государством, вынесенное кассационной инстанцией решение об отказе ей в иске о компенсации морального вреда подлежит отмене, а заочное решение -оставлению в силе как законное и обоснованное".

После рассмотрения специальных условий предусмотренных п. 1 ст. 1070 ГК РФ возникает вопрос, почему же в перечень незаконных действий не входят, например такие действия, как незаконное задержание, незаконный привод обвиняемого, отстранение гражданина от должности, незаконное производство выемки, обыска, или наложении ареста на имущество и многие другие, которые могут причинить не только имущественный, но и моральный вред гражданину (конфискация имущества судом, уничтожение имущества и т. д.), ведь вред незаконными действиями суда может быть причинен не только в уголовном, но и в гражданском и даже в арбитражном судопроизводстве (например, при наложении судом ареста на имущество, при исполнении решений суда или арбитражного суда судебным приставом-исполнителем и др.). Поэтому автор считает необходимым согласиться с теми авторами, которые считают, что правильным решением данного вопроса было бы полностью отказаться законодателям от дачи исчерпывающего перечня незаконных действий правоохранительных органов и суда, которые могут причинить вред другим лицам. Но если отказаться от исчерпывающего перечня незаконных действия предусмотренных п. 1 ст. 1070 ГК РФ, то придется изменить норму ст. 1070 ГК РФ и при этом указать, что ответственность за вред, причиненный гражданам, юридически лицам органами дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда должна наступать за любые незаконные действия этих органов.

Особенность и основное отличие ответственности государства и муниципальных образований по п. 2 ст. 1070 ГК РФ от п. 1 ст. 1070 ГК РФ заключается в том, что потерпевшими могут быть кроме граждан также и юридические лица, которым в ходе судебно-следственных действий может быть причинен вред, а также устанавливается ответственность государства за другие незаконные действия, кроме перечисленных в п. 1 ст. 1070 ГК РФ. Это могут быть такие действия, например как: наложение ареста на имущество граждан-предпринимателей или юридических лиц; изъятие при выемке документации, необходимой в повседневной хозяйственно-финансовой деятельности; частичное или полное уничтожение или порча имущества при обыске, при этом вред должен возмещаться по ст. 1069 ГК РФ.

Для некоторых может быть, конечно, и не столь важно на основании какой нормы будет возмещаться вред, но все же это имеет большое значение. Так, если по п. 1 ст. 1070 ГК РФ обязанность государства возместить вред наступает независимо от наличия вины конкретного должностного лица правоохранительного органа или суда, то по п. 2 ст. 1070 и ст. 1069 ГК РФ вина этих лиц должна быть установленным фактом. Кроме того, если вред причинен при осуществлении правосудия, то вина судьи должна быть установлена приговором суда, вступившим в законную силу. А, следовательно, если судебный акт просто отменен в виду его незаконности или необоснованности то это не значит, что потерпевший имеет право на возмещение вреда.

Выделение ответственности по ст. 1079 ГК РФ, по мнению многих авторов, обусловлено несколькими причинами, во-первых, государство, прежде всего, стремится возместить имущественный и моральный урон, который был нанесен гражданину или юридическому лицу незаконными актами уголовной или административной юстиции и тем самым защищает свой престиж, показывает свою приверженность принципам законности, гуманизма и справедливости. По мнению Л. Бойцовой «нарушение справедливости оказывает негативное влияние на психику лица, порождая отчуждение, неуважение к закону и должностным лицам. Поэтому восстановление прав „жертв судебных ошибок“ выступает также средством превенции неправомерных актов в будущем».

Рассмотрев условия наступления ответственности за вред, причиненный незаконными действиями государственных органов, их Должностными лицами, органами дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, автор считает необходимым более подробно остановиться на рассмотрении некоторых обязательных условий наступления ответственности.

1.2 Понятие «незаконные действия» как специального условия ответственности за причинение вреда

В данном параграфе рассмотрим условие -- незаконные противоправные действия, которое является обязательным условием наступления ответственности.

Ответственность по ст. 1069 ГК РФ наступает при причинении вреда незаконными действиями государственных органов либо должностными лицами этих органов.

Согласно ст. 1069 ГК РФ к незаконным действиям относятся действия, допущенные как отдельным должностным лицом, так и коллегиальным органом, если они причинили ущерб имущественным интересам лица (например, незаконный запрет предпринимательской деятельности).

Пример из практики: «Нотариусом Козуб подана жалоба на действия судебного пристава-исполнителя. В своей жалобе Козуб указала, судебным приставом-исполнителем наложен на нее штраф в размере 2000 рублей за то, что она отказала в предоставлении информации сославшись на ст. 5 Основ законодательства о нотариате.

Решением Сызранского городского суда Самарской области жалоба Козуб удовлетворена, действия судебного пристава-исполнителя по наложению ареста признаны незаконными.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда решение Сызранского городского суда Самарской области оставлено в силе, кассационная жалоба судебного пристава без удовлетворения.

Нормы статьи 1069 охватывают вред, причиненный как личности гражданина (его чести, достоинству и другим нематериальным благам), так и имуществу граждан и юридических лиц (при конфискации, реквизиции и т. д.) как устными, так и письменными актами государственных органов, только в сфере своих властных полномочий.

Противоправным признается поведение, нарушающее предписания правовых норм, но не всегда отступление от норм гражданского права противоправно. Оно становиться противоправным только лишь при нарушении прямых запретов или императивных правил закона.

Незаконные деяния имеют многообразные виды и формы. Ими могут быть различные приказы, распоряжения, указания, и иные властные предписания которые направлены гражданам и юридическим лицам и которые подлежат обязательному исполнению.

В соответствии с Конституцией Р Ф может быть возмещен вред, причиненный не только неправомерным действием, но и противоправным бездействием (уклонением) если оно влечет причинение вреда. Бездействие предполагает невыполнение органами власти в установленные сроки и в надлежащем порядке возложенных на них обязанностей, неосуществление действий, которые они в соответствии с законом или иными нормативными актами обязаны были совершить (например: несвоевременная выплата пенсии, оставление жалобы гражданина без рассмотрения).

В области властно-административных отношений требуется активность, четкое соблюдение должностных обязанностей, и непринятие необходимых мер, предусмотренных законами и иными правовыми актами, может привести к причинению вреда.

Какого-либо определенного перечня незаконных действий (бездействия) государственных органов, их должностных лиц, которые могут порождать обязанность государства возместить вред гражданину, законодательство не содержит.

В некоторых законах, конечно, конкретизированы акты и действия, совершение которых может служить основанием возмещения вреда. В силу этого любые действия (бездействие) при условии их совершения соответствующим должностным лицом (органом) и при исполнении служебных обязанностей (реализации органом своей компетенции) может быть основанием материальной ответственности государства. Однако следует учитывать что, действия не должны считаться служебными, если лицо руководствовалось личными мотивами.

Если же вред причиняется должностным лицом в результате его хозяйственной и технической деятельности ответственность наступает на общих основаниях (ст. 1064 ГК РФ), либо на иных основаниях. Например: служебная автомашина, управляемая работником милиции сбила дорожный знак. Ответственность в данном случае наступает в соответствии со ст. 1079 ГК РФ, согласно которой обязанность по возмещению вреда возлагается на государственный орган, в котором работник милиции занимает должность.

Вред может быть причинен не только действиями (бездействием), но и решениями (правовые акты управления) органов исполнительной власти (их должностных лиц), принимаемыми в сфере государственного управления, то есть совершение государственными органами либо должностными лицами этих органов в одностороннем порядке юридически обязательных действий во властно-обязательных формах.

Решения органов власти носят подзаконный характер и являются основной юридической формой реализации полномочий власти. К их числу относят как акты нормативного характера, например: постановление главы субъекта РФ об установлении ограничений на вывоз товаров за пределы субъекта РФ; так и ненормативного характера, например: постановление о наложении административного взыскания. Можно сказать, что в решении всегда отражены действия органа (или должностного лица) его принявшего. Однако все же не следует равнять действия и решения.

Как показывает практика, права граждан часто нарушаются действиями органа, должностного лица без оформления этих действий каким-либо актом, к примеру; нарушение правил таможенного досмотра. Особенность в принятии решений должностными лицами состоит в том, что при принятии решений должностные лица не связаны согласием стороны, которой они адресованы.

Как было сказано ранее, правовые акты управления принимаются в письменной форме, обязательность которой иногда предусмотрена законом, но не исключена возможность принятия властного акта в устной форме, если конечно это согласуется с обстановкой и характером деятельности соответствующего лица. Это могут быть устные требования работников различных контрольно-надзорных органов (милиции, таможни) связанные с выполнением возложенных на них функций, и эти требования конечно обязательны для выполнения теми лицами, которым они адресованы.

Автор считает, что гарантией от произвола властей может явиться строгое ограничение их деятельности правовыми рамками. В данной связи не следует применять принцип частного права «дозволено все, что не запрещено законом». Лучше в этом случае применять принцип: четкое определение перечня полномочий, которые позволяют субъектам публичного права совершать юридически значимые действия.

Следует отметить, что ответственность за вред, причиненный актом управления, не зависит от того, кто выступит в качестве потерпевшего гражданин или юридическое лицо. В Российском законодательстве это новое положение, так как в течение многих лет вред, причиненный незаконными актами власти юридическим лицам, возмещался лишь в случаях, прямо указанных законом. В настоящее время права всех потерпевших от незаконных актов управления совпадают.

Вред, причиненный незаконными актами, подлежит возмещению лишь при наличии вины лиц принявших подобные акты либо, наоборот, нарушивших права граждан или юридических лиц своим бездействием.

При этом по общему правилу виновными должны предполагаться любые действия государственных и их должностных лиц, если они являются незаконными. Это следует из того, что в данном случае вред причиняется не фактическим, а юридическим действием, незаконность которого обычно уже свидетельствует о наличии вины. Однако это не означает, что одно из общих условий ответственности (вина) подменяется другим (противоправностью).

На практике достаточно сложно доказать отсутствие вины органа или должностного лица, при том, что их действия (бездействие) признаны незаконными.

В отличие от ст. 1069 ст. 1070 ГК РФ содержит исчерпывающий перечень действий, при которых вред подлежит возмещению:

· в результате незаконного осуждения;

· незаконного привлечения к уголовной ответственности;

· незаконного применения к нему в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде;

· незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

Следует сказать что, компенсационные выплаты осуществляются не по любому поводу, а для этого требуются определенные основания и не только когда действия признаны незаконными решением суда, вынесенным на основании Федерального Закона Российской Федерации «Об обжаловании действий должностных лиц».

К таким основаниям относят:

а) вынесение судом оправдательного приговора в соответствии со ст. 302 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации;

б) прекращение уголовного дела в порядке пп. 1 п. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием события преступления;

в) прекращение уголовного дела в порядке пп. 2 п. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления (кроме случаев, когда производство по делу прекращается в отношении лица, совершившего общественно-опасное деяние в состоянии невменяемости);

г) прекращение уголовного дела за не доказанностью участия обвиняемого в совершении преступления;

д) прекращение дела об административном правонарушении.

Данный список является закрытым и толкованию не подлежит, поэтому выплата возмещения нанесенного гражданину вреда по другим основаниям, кроме перечисленных оснований, не производится.

Однако право на возмещение такого ущерба возникает лишь в случае полной реабилитации гражданина. Прекращение дела по. не реабилитирующим основаниям: амнистия; не достижение возраста, с которого наступает уголовная ответственность; примирение обвиняемого с потерпевшим; отсутствие жалобы потерпевшего; смерть обвиняемого; изменение обстановки; передача виновного на поруки и др. предусмотренные УПК РФ обстоятельства, не дает права на возмещение вреда.

Под незаконностью действий судебно-следственных органов в п. 1 ст. 1070 ГК РФ понимается поведение их должностных лиц, которое расходится с предписаниями действий уголовно-процессуального права.

Если следователь совершает действия, не предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, или применяет физические или психологические меры воздействия на подозреваемого, фальсифицирует доказательства, что приводит к аресту и осуждению гражданина, то эти действия являются незаконными.

Незаконными считаются также действия судебно-следственных органов, нарушающие требования не только УПК РФ, но и подзаконных актов. Например, деятельность органов дознания, регламентируется значительным числом инструкций, положений, уставов и т. п. Отступление дознавателя от их требований, если это привело к незаконному аресту, осуждению и т. п., также дает потерпевшему право в случае реабилитации требовать возмещения имущественного и морального вреда. В связи с тем, что п. 1 ст. 1070 ГК РФ предусматривает возмещение вреда только за определенный перечень действий, в юридической литературе данное обстоятельство вызывает обоснованную критику. Почему же в указанный выше перечень не вошли, например, такие действия правоохранительных органов и суда, как незаконное проведение обыска, незаконное задержание подозреваемого, незаконное применение принудительных мер медицинского характера и некоторые другие. Как было сказано ранее, самым оптимальным решением данного вопроса было бы полностью отказаться законодателям от попытки дать какой-либо перечень незаконных актов правоохранительных органов и суда и указать на то, что ответственность по ст. 1070 ГК РФ наступает за любые незаконные действия этих органов.

В настоящее время вопрос о том, как же должны квалифицироваться иные, т. е. не перечисленные ст. 1070 ГК РФ незаконные действия правоохранительных органов и суда, которыми причинен имущественный вред, остается актуальным.

Отвечая на данный вопрос в п. 2 ст. 1070 ГК РФ подчеркивается, что вред возмещается в этом случае по основаниям и в порядке ст. 1069 ГК РФ.

Таким образом, иные незаконные акты органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда приравнены по своим гражданско-правовым последствиям к незаконным актам в сфере административного управления. Исключение составляет причинение вреда при осуществлении правосудия, так как для возложения ответственности за вред, причиненный, например, незаконным осуждением судьей, необходимо, чтобы вина судьи была установлена приговором суда, вступившим в законную силу (п. 2 ст. 1070 ГК РФ). Простая отмена судебного решения, постановления или определения ввиду их незаконности или необоснованности, права на возмещение вреда, причиненного этими актами, не предоставляет.

На вопросах применения этой нормы остановимся подробнее. Конституционный Суд Р Ф, приняв 25. 01. 2001 г. Постановление № 1-П «По делу о проверке конституционности положений п. 2 ст. 1070 ГК РФ» повысил уровень обеспечения права граждан и организаций на судебную защиту от незаконных действий судебных органов.

Незаконные действия судей, хоть и виновные, не всегда имеют преступный характер. Понятно, что если под осуществлением правосудия понимать любую деятельность судей в процессе судопроизводства (как можно было наблюдать до последнего времени в правоприменительной практике), то право на возмещение вреда, причиненного многими распространенными в судебной практике правонарушениями, например, нарушение сроков судебного разбирательства, несвоевременное вручение лицу процессуальных документов, приведением к пропуску сроков обжалования и т. п., оказывается эфемерным.

Такая практика применения п. 2 ст. 1070 ГК РФ повлекла обращение ряда граждан в Конституционный Суд Р Ф. Обращения вызваны тем, что в решении по конкретным делам суды, применяя п. 2 ст. 1070 ГК РФ полагали, что если незаконные действия судей не повлекли последствий, указанных в п. 1 ст. 1070 ГК РФ, то при отсутствии вступившего в законную силу приговора в отношении судьи иски к государству о возмещении вреда не подлежат удовлетворению. Заявители утверждали, что п. 2. ст. 1070 ГК РФ нарушает право на судебную защиту и право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями органов государственной власти и их должностных лиц (ст. ст. 46 и 53 Конституции РФ).

Конституционный Суд в принятом Постановлении от 25. 01. 2001 г. № 1-П отметил, что само по себе указание в п. 2 ст. 1070 ГК РФ на наличие вины судьи не может рассматриваться, как противоречие вытекающей из Конституции Р Ф обязанности государства возместить вред, причиненный при осуществлении правосудия судом как органом государственной власти или судьей как его должностным лицом.

Кроме того. Конституционный Суд подчеркнул, что отсутствие в конституционных нормах непосредственного указания на необходимость вины должностного лица или лиц, выступающих от имени государственной власти, как на условие возмещения государством вреда, не означает, что вред, причиненный, в частности, при осуществлении правосудия незаконными действиями или бездействием органа судебной власти и его должностных лиц, в том числе в результате злоупотребления властью, возмещается государством, независимо от наличия их вины.

Конституционный Суд также пришел к выводу о том, что под осуществлением правосудия в п. 2 ст. 1070 ГК РФ понимается не все судопроизводство, а лишь та его часть, которая заключается в принятии судебных актов, разрешающих дело по существу, так как именно в таких актах определяются правоотношения сторон, устраняется спорность, обеспечиваются возможность беспрепятственной реализации права и охраняемого законом интереса, а также защита нарушенных или оспоренных материальных прав и законных интересов.

Особенно важно сказать о том, что Конституционный Суд сделал вывод, что судебные акты, которые хотя и принимаются в гражданском судопроизводстве, но которыми дело не разрешается по существу и материально-правовое положение сторон не определяется, не охватываются понятием «осуществление правосудия» в том его смысле, в каком оно употребляется в п. 2 ст. 1070 ГК РФ, поскольку в таких актах решаются, главным образом, процессуальные вопросы -- от принятия заявления и до исполнения судебного решения, в том числе при окончании дела путем прекращения производства по делу и оставления заявления без рассмотрения.

Следовательно, положение п. 2 ст. 1070 ГК РФ о вине судьи, установленной приговором суда, не может служить препятствием для возмещения вреда, причиненного действиями или бездействием судьи в ходе осуществления гражданского судопроизводства, если он издает незаконный акт или проявляет противоправное бездействие по вопросам, определяющим не материально-правовое, а процессуально -- правовое положение сторон.

В таких случаях вина судьи может быть установлена не только приговором суда, но и иным судебным решением. Но при этом следует отметить. Конституционный Суд считает, что не действует общее правило о презумпции вины причинителя вреда, установленное п. 2 ст. 1069 ГК РФ.

При оценке конституционности п. 2 ст. 1070 ГК Р Ф Конституционный Суд принял во внимание то, что Россия является участницей Конвенции о защите прав человека и основных свобод и подчиняется, вследствие этого, юрисдикции Европейского Суда по правам человека. Согласно, ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, каждый человек имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Из норм Конвенции следует, что за ошибку суда, которая повлекла вынесение незаконного приговора, государство несет ответственность и обеспечивает компенсацию незаконно осужденному независимо от вины судьи, и все же Конвенция вместе с тем не ставит в обязанность государств-участников возмещать на тех же условиях ущерб, который причинен при осуществлении правосудия в гражданском судопроизводстве. Конституционный Суд в своем постановлении также указал на то, что необходимо соблюдать разумные сроки судебного разбирательства.

Таким образом, российские суды, рассматривая иски о возмещении государством вреда, причиненного лицу незаконными действиями или бездействием суда или судьи в гражданском судопроизводстве, если они не относятся к принятию актов, разрешающих дело по существу, не должны увязывать конституционное право на возмещение вреда непременно с личной виной судьи, установленной приговором суда.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой