Древнегреческая цивилизация

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

План работы

Введение

1. Критская культура.

2. Афинская культура.

3. Спартанская культура.

Заключение.

Введение

Было время, когда греческий народ ничем не отличался от любого другого народа. И он прошел через века медлительного топтания на месте в эпоху первобытной жизни, которое иногда приводит, а иногда и нет, к цивилизации.

Более того, в течение всей своей истории, включая и период ослепительного, всестороннего расцвета и созданных им шедевров, век Софокла, Гиппократа и с «Элладой Эллад"-- Афинами, этим горячим и трепетным сердцем Греции, придерживался суеверий и нравов, то несколько странных, то прямо «полинезийских», порой просто забавных, а иногда таких чудовищно жестоких, что чувствуешь себя здесь за тысячи верст от всякой цивилизации.

Античная Греция, словно живой парадокс, служит как бы наглядным примером того, насколько сложно познание цивилизации; ее история показывает вместе с тем, как неимоверно трудно было первобытным людям избавиться от слепоты животного состояния и взглянуть на мир глазами человека.

Праздник Цветов (Антестерии) справлялся в Афинах в конце февраля. Он отмечался в каждой семье, причем было принято в этот день пробовать молодое вино, привозимое из деревни. На второй день праздника устраивалось публичное состязание, в котором, выигрывал тот, кто по сигналу герольда успевал быстрее всех опорожнить свою кружку вина. Все это, конечно, прекрасно, вино-- принадлежность высокой цивилизации. Но на третий день пробуждались мертвые, томимые голодом и жаждой, и требовали своей доли в пирушке. Незримые тени мертвых носились по улицам города, все могли их слышать! Жители покрепче запирались в домах, предварительно поставив у своего порога глиняный горшок, особо предназначенный для этой цели и наполненный «походной» похлебкой, сваренной из разных зерен. Живые не смели к ней прикасаться. В этот день людям приходилось не только самим защищаться от мертвых, но ограждать от них и богов — сами они укрывались в домах, а бессмертных накрепко запирали в храмах. Святилища обвязывали толстыми веревками, для того чтобы предохранить святых от заразы — соприкосновения со смертью. Дав мертвым до отвала наесться похлебкой, причем ее нисколько не убавлялось в горшках — естественно, незримые и питались незримо, -- с ними прощались до следующего года.

Существовал также обычай прибегать к козлу отпущения — «фармаку», служившему средством избавления от великих несчастий, неожиданно сваливающихся на город. Этот обычай соблюдали в Афинах и крупных торговых портах Ионии в VI и V веках, в эпоху, которая --всем нам сейчас ясно--была весной цивилизации, таившей так много обещаний, уже сбывшихся. Города украшались разрисованными статуями прекрасных девушек с приветливыми улыбками на ярко-красных устах, синими волосами, в пестрых платьях и ожерельями цвета охры. Ионийские «мудрецы» уже пытались дать материалистическое и рационалистическое объяснение вселенной. Между тем эти передовые города содержали на всякий случай некоторое количество человеческого отребья, калек и идиотов, либо держали присужденных к смерти людей, чтобы при наступлении голода или эпидемии чумы иметь под рукой людей, которых можно было принести в жертву богам, побивая их камнями. Иногда такого козла отпущения, объявленного отныне неприкосновенным, изгоняли из города, вложив ему в руки сушеные винные ягоды, ячменную лепешку и сыр. Например, в утро битвы при Саламине, когда афиняне, по выражению Геродота, «прильнув к свободе», спасли независимость греческих племен, главнокомандующий Фемистокл, чтобы склонить на свою сторону успех в борьбе, принес в жертву богу Дионису-Пожирателю-Сырого-Мяса трех человек. Это были три пленника, юноши необыкновенной красоты, в великолепных одеждах, увешанных золотыми украшениями, родные племянники персидского царя. Фемистокл задушил их собственноручно на флагманском корабле, на виду у всего флота. Это не было актом мести, но священной жертвой.

Можно бы привести немало фактов подобного рода. Их не следует рассматривать как случайные пережитки предшествующего первобытного строя, сохранившиеся в античной цивилизации. Некоторые обычаи, которые кажутся нам странным отражением дикарских представлений, на самом деле органически связаны с основами общественного строя. На их первостепенное значение указывает их двухтысячелетняя давность, их бесспорность, полное соответствие писаным законам и обычному праву; об их важности свидетельствует и их признание философами. Так как именно их упорная долговечность объясняет, во всяком случае, частично, конечное крушение греческой цивилизации.

Приведем несколько беглых примеров. Во всех греческих городах (кроме Фив) отцу семейства было предоставлено право избавляться от своих детей при их рождении как ему заблагорассудиться. Во всех городах (кроме Афин) глава семьи мог продавать своих подросших детей работорговцам. В богатых семьях этим правом пользовались широко — и тем самым спасали от дробления родовое наследство. Велик был соблазн и для бедняков расплатиться, таким образом, с должником, к тому же избавившись и от лишнего рта! Стоит ли упоминать о положении женщин, находившихся повсеместно в Греции, кроме Эолии, начиная с первых веков истории в положении, близком к рабскому. Говорить ли о рабынях!..

Не станем, однако, углубляться во все это. Наша цель — дать понять, что греческий народ был совершенно таким же народом, как и всякий другой, первобытнейшим из первобытных. Его цивилизация распускалась и взращивалась на том же черноземе суеверий и мерзостей, на котором выросли все народы мира, -- в этом нет никакого чуда, но сказывается влияние некоторых благоприятных обстоятельств и тех изобретений, появление которых было вызвано повседневным трудом и нуждами самого греческого народа. Именно этот примитивный, легковерный и жестокий народ изобрел как бы в едином порыве то, что мы называем «цивилизацией».

Что же такое «цивилизация»? Для грека слово «цивилизованный» значит прирученный, обработанный, привитый. Цивилизация представляет совокупность изобретений и открытий, имеющих целью защитить человеческую жизнь, сделать ее менее зависимой от сил природы, укрепить ее в мире физическим путем познания его законов -- губительных для человека невежественного на низших ступенях развития, но по мере их изучения становящихся орудием его наступления на этот мир. Однако помимо защиты жизни, цивилизация призвана, еще ее украсить, увеличить всеобщее благосостояние, умножить радость жизни в обществе, где более справедливые отношения медленно устанавливаются между людьми. Она должна привести к расцвету этой жизни в искусствах, которыми все люди наслаждаются сообща, должна развить гуманистическое служение человека в том реальном и одновременно воображаемом мире, каким является мир культуры, переделанный и по-иному осмысленный и ставший в свою очередь неиссякаемым источником дальнейшего нового творчества.

1. Критская культура

Если мы постараемся найти исторические основания какой-либо, не существующей ныне цивилизации, то мы обнаружим в более древних слоях все те же типические признаки, что указывают на наличие у рассматриваемой нами уже исчезнувшей цивилизации исторического предшественника.

Эллинские племена, последовательными волнами заселявшие Балканы, вели кочевой образ жизни. Шатры, оружие — сначала деревянное, потом из бронзы,-- дичь и козы. Лошадь, самое быстрое из всех прирученных человеком животных, была уже одомашнена. Эти дикие племена жили главным образом охотой. Осев на полуострове, получившем название Эллады, они стали возделывать неподатливую землю. Этот народ остался до конца по преимуществу сельским, а не городским: древние греки — это крестьяне. Даже Афины во времена своего величия остаются, прежде всего, рынком для деревень Аттики. Греки выращивают злаки, разводят оливковое дерево, смоковницу и возделывают виноградники. Они очень скоро научились обменивать свое масло и вино на ткани, которые изготовляли их соседи в Азии. Затем они осмеливаются пуститься в плавание по морю и везут свои прекрасные расписные горшки с маслом и вином туземцам северного побережья Черного моря, чтобы обменять их на ячмень и пшеницу, потребность в которых все растет по мере увеличения населения во вновь возникающих городах. Специализированное сельское хозяйство, постепенно развиваясь, вытесняло первобытную охоту. Мясную пищу стала заменять вегетарианская, более соответствующая климату новой зоны поселения. Коммерческие связи развивались, достигнув очень скоро значительных размеров,-- все это увеличило благосостояние греческого народа и привело к общению с народами более древней культуры, в то время как сами греки были еще очень мало отесаны.

Но для этого грекам пришлось предпринять другое завоевание -- покорить море, что они и стали делать одновременно и робко, и смело, и неумело. В свою страну они проникли с севера сухим путем. Греческие племена так долго кочевали по степям Азии и России, охотясь и перегоняя свои стада, что даже забыли и название того обширного водного пространства, которое обозначается одним и тем же словом почти у всех им народов индоевропейской группы. Для водного пространства, именуемого на латинском и производных от него языках тare, mer и т. д., на германских языках Мегг, 8ее, & еа и море, тогjе на славянских, у греков не оказалось нужного слова -- они не знали, как его назвать. Им пришлось позаимствовать название у племен, заселявших территорию, на которой они осели: пришельцы обозначили море словом Thalassa («таласса»). Именно от этих аборигенов, гораздо более цивилизованных, чем они сами, греки научились строить корабли.

Около 2000 года до н.э. греческий народ, уже отделившийся от первоначальной общности, занимал Дунайскую низменность и стал просачиваться в земли, относящиеся к восточной части Средиземноморского бассейна, то есть на Азиатское побережье и Эгейские острова, или в собственно Грецию. Таким образом, древний греческий мир охватывал с самого момента своего возникновения оба побережья Эгейского моря. Греция Азиатская в смысле цивилизации намного опережает Грецию Европейскую.

Оседая в новых местах, греческие племена учились земледелию у народа, занимавшего до них эти области и значительно более развитого, чем они. Мы не знаем подлинного имени этого народа, который древние иногда называли пелазгами. Мы их называем критянами, потому что Крит был центром их цивилизации. Их также называют эгейцами -- по имени моря, по берегам и островам которого они были расселены. У этого эгейского народа была письменность -- в местах их поселений были произведены раскопки, при этом было найдено множество глиняных табличек, покрытых особыми письменами. К величайшему изумлению ученых, языком этих эгейских табличек оказался греческий, транскрибированный негреческими силлабическими обозначениями. В распоряжении историков есть несколько вариантов критского письма: иероглифическое, возникшее на рубеже III и II тысячалетий до н. э; слоговое — «линейское письмо А», использовавшееся с XVII веков до н. э., и «линейское письмо Б», известное с XV веков до н. э. Первые два письма остаются загадочными, поскольку неизвестен язык этого письма. Тексты третьего письма оказались написанными на архаическом греческом языке. Но о значении этого открытия говорить пока еще рано.

Во всяком случае, если греческие захватчики и передали эгейцам свой язык, они не могли передать критянам своей письменности, которой у них не было. И для нас весьма важно установить, какими именно благами культуры наделили более цивилизованные критяне пришлых греков. Эти блага были многочисленны и неоценимы.

Критяне уже издавна возделывали виноградники, оливковые деревья и сеяли злаки. Они разводили крупный рогатый и мелкий скот. Им были известны многие металлы -- золото, медь и олово. Оружие они изготавливали из бронзы. Железа они не знали.

В начале ХХ века археологи раскопали на Крите остатки обширных дворцов эгейских царей. Эти дворцы представляли целый комплекс жилых помещений и множество залов, составлявших лабиринт и сосредоточенных вокруг просторного двора. Кносский лабиринт на Крите занимает площадь размерами в 150×100 метров. Этот дворец был, по меньшей мере, двухэтажным. Фресковая живопись покрывает стены приемных залов этого дворца, на стенах изображены различные животные или цветы. Хотя уровень цивилизации не измеряется в первую очередь наличием ванной комнаты и уборной, однако, не безынтересно отметить, что в Кносском дворце не было недостатка ни ванных, ни в помещениях с проточной водой.

Разрушенные греками критские дворцы — материальные свидетельства эпохи, которую археологи называют «поздний Миной II «. Эгейские племена вряд ли были воинственны. Дворцы и остатки городов не обнаруживают следов укреплений.

Заслуживает внимания тот факт, что женщина пользовалась у критян большей свободой и уважением, чем греческая женщина в V веке до н.э. Можно полагать, что на Крите женщины занимались разными ремеслами. Недавние раскопки обнаружили, что в бассейне Эгейского моря существовали в очень древние времена народы, у которых женщины занимали очень высокое положение. Некоторые из этих народов прошли через матриархат. Дети носили имя матери, и родство исчислялось по женской линии. Женщины выбирали себе последовательно по несколько мужей и управляли общиной.

Надо полагать, греки, захватывая эти области, принадлежавшие представителям критской цивилизации, между 2000 и 1500 годами до н.э., столкнулись здесь с уже цивилизованным народом. Они подпали под влияние критян, подчинились им и платили дань. Около 1400 года греки восстали и сожгли Кносский дворец. Ученые единодушно пришли к мнению, что разрушение критских дворцов приходится приблизительно на 1400 годы до н.э.

Дальнейшее развитие греческих племен, хотя и унаследовавших от эгейцев некоторых богов и часть мифов и перенявших кое-что из техники пошло самостоятельным путем. При беглом взгляде кажется, что схожесть религий прослеживается довольно четко. Например, храмы богов в эллинских городах- государствах располагались в тех же местах, что и капеллы домашних богинь в микенских дворцах. Но тот факт, что каждая из местных религий своими корнями уходила в собственную почву, предупреждает, что бесполезно искать здесь вселенческую церковь. И, тем не менее, собирая воедино разрозненные свидетельства, можно почувствовать смутные ее отголоски. Чтобы проследить какую-либо связь между этими цивилизациями, мы должны присмотреться к культурной жизни этих двух обществ и обратиться к их легендам и мифам, в которых отражены их мировоззрение и к религии, которую они исповедали. «В той степени, в какой удалось расшифровать свидетельства о древнем критском культе, мы можем сделать заключение не только о превалирующем в нем духовном содержании, но также и о чем-то таком, что роднит его последователей с верой, которая в последние два тысячелетия распространялась среди приверженцев восточных религий, таких, как иранская, христианская и исламская. Это связано с догматическим духом верующего, который далек от подлинно эллинского взгляда… Если в самых общих чертах сравнить ее с древнегреческой религией, то следует сказать, что в ней больше духовного содержания. С другой стороны, в ней больше личностного. На „кольце Нестора“, где символы воскресения представлены в форме куколки и бабочки над головой богини, она явно обладает властью давать верующим жизнь после смерти. Она была очень близка к своим почитателям … Она защищала своих детей даже и после смерти… Общее заключение таково, что перед нами монотеистический культ, в котором женская форма божества играла центральную роль» Evans, Sir Arthur, The Earlier Religion of Greece in the Light of Cretan Discoveries. London. 1931, pp. 37−41.

Олимпийский пантеон принял классическую форму в гомеровском эпосе- отголоске пост минойского движения племен. Здесь мы видим богов в обличье варваров, пришедших в минойский мир из внутренних земель Европы после того, как талассократия Миноса была разбита. Зевс — это ахейский военачальник; другие олимпийцы представляют его вооруженный отряд. Зевс правит на Олимпе как узурпатор и тиран. Силою, сместив своего отца и предшественника — Кроноса, он разделил подвластную ему вселенную: воду и землю отдал своим братьям Посейдону и Гадесу, а себе оставил воздух. Греческий пантеон является одновременно и ахейским, и пост минойским. Трудно составить представление о минойском пантеоне с более древними поверженными божествами, так как Кронос и Титан в интерпретации греческой мифологии лишь простые проекции в прошлое Зевса и самих олимпийцев. Эллинская традиция сохранила легенду о Зевсе на Крите, хотя этот критский Зевс совсем не похож на предводителя вооруженного отряда, который, штормом захватив царство, спокойно правит им. Он появляется как новорожденное дитя в окружении нимф, а вскармливают его вольно пасущиеся животные. Причем он не только рождается, но и умирает! Его рождение и смерть воспроизведены в рождении и смерти Диониса — фракийского бога, позже встречающегося в эллинских мифах и легендах.

Прекрасная живопись критян, целиком вдохновленная природой, не оставила никаких следов в греческом искусстве. Наследство критского языка точно так же очень незначительно: в греческий язык из него перешло несколько географических названий, слово лабиринт и небольшое число других.

Гораздо определеннее сказалось наследие предшествующего периода на цивилизации первых греческих племен — ахейцев. От критян эллины получили два дара, превратившие их навсегда в народ земледельцев и моряков,-- сельское хозяйство и мореплавание. Олива, виноградная лоза и корабли--таковы на долгие времена атрибуты греков.

Критская цивилизация начиналась и просуществовала в основном как восточная тирания, и мало чем отличалась от египетской или вавилонской тирании. Но, несмотря на это, сумело передать своим преемникам достижения собственной цивилизации, что в конечном счете сыграло немаловажную роль в процветании античной цивилизации.

2. Афинская культура

С середины I тысячелетия до нашей эры все более значимую роль в истории Средиземноморья начинает играть Эллада (Греция). К этому периоду греки уже представляли собой сложившуюся народность, несмотря на сохранение племенных делений, а также особенностей в языке и жизненном укладе.

Старая, родовая организация уже была поколеблена далеко зашедшим процессом имущественного расслоения, роста частной собственности и формирования классов. Место родовой организации заняло государство. Специфической формой государства для Древней Греции был полис — античный город-государство.

Античный полис представлял собой гражданскую общину. Принадлежность к этой общине давала отдельным ее членам право собственности на основное средство производства того времени — землю. Однако далеко не все население, проживавшее на территории полиса, входило в состав общины и пользовалось гражданскими правами. Гражданских прав были полностью лишены рабы. Кроме того, в каждом полисе существовали различные категории лично-свободного, но не полноправного населения. К таковым приравнивались, например, переселенцы из других городов и чужестранцы.

В некоторых полисах политическим преимуществом пользовались верхние слои граждан — так называемые «аристократический полис», в других — более широкий круг граждан («демократический полис»). Однако и те и другие полисы являлись рабовладельческими.

Накануне персидского вторжения Эллада представляла собой совокупность независимых государств-городов с самоуправлением. В силу постоянно меняющейся обстановке эти города-государства то вступали в союз друг с другом, то, наоборот, враждовали между собой.

Ряд греческих полисов — Милет, Эфес, Галикарнас и другие — возник на побережье Малой Азии. Постепенно они превратились в богатые торгово-ремесленные центры. Крупные греческие города — государства возникают на островах архипелага, а также на территории Балканской Греции. Рамки эллинского мира широко раздвигаются в период наибольшего развития греческой колонизации в III веке до н.э. Успешное продвижение греков в северо-восточном направлении приводит к возникновению ряда полисов на восточном (Фасис, Диоскуриада), северном (Феодосия, Херсонес, Пантикапей и Ольвия) и южном (Трапезунд, Синопа) побережье Черного моря. Еще интенсивнее развивается греческая колонизация в западном направлении. Непрерывно растет число греческих колоний на юге Италии и Сицилии. В VI веке их становится так много, что этот район получает название Великой Греции. Греческие города Тарент, Сибарис, Кротон и другие опоясывали кольцом берег Тарентского залива. Затем греки проникли в глубь Южной Италии, где основали колонию Неаполь, а также в восточную часть Сицилии, где основали Сиракузы, Мессану и др. В международной борьбе, которая развернулась в VI- V веках до н.э. в Западном Средиземноморье, полисы Великой Греции становятся все более заметной политической силой.

Однако центром этого обширного эллинского мира городов — государств к началу V века до н.э. является территория собственно Греции на Балканском полуострове. К этому времени здесь выделились два наиболее крупных полиса — Афины и Спарта. Пути развития этих государств были различными. Интенсивный рост производительных сил афинского общества, связанный с развитием морской торговли и ремесла, привел к сравнительно раннему разложению общины. В результате борьбы, развернувшейся в Афинах между широкими слоями (демосом) и родовой аристократией (эвпатриадами), складывается рабовладельческое государство. Позднее это государство приобрело довольно сложную социальную структуру.

Основу свободного населения Афин составили две группы — крупных землевладельцев и свободных производителей. Если к первой группе можно отнести, помимо эвпатриадов, представителей новой торгово-денежной знати, то ко второй — широкие слои демоса, ремесленников и крестьян. Существовало и другое деление свободной части населения Афин — на пользовавшихся политическими правами (граждан) и неполноправных (так называемых метэков, чужестранцев, живших на территории Афин). Ниже всех на социальной лестнице стояли абсолютно лишенные гражданских прав и личной свободы рабы. В результате проведенных в VI веке Соломоном и Клисфеном преобразований в Афинах установилась рабовладельческая демократия. Политическое господство родовой знати было сломлено. Вместо прежних родовых «фил» появились территориальные, подразделяющиеся, в свою очередь, на «демос». Возрастала роль афинского народного собрания — экклесия. Основные государственные должности были выборными. Выборный «совет пятисот» (булэ) постепенно оттеснял на задний план оплот родовой знати — ареопаг. Однако в начале V века ареопаг еще представлял собой определенную политическую силу. Был создан такой демократический орган, как суд присяжных, называемых галиэя. Состав галиэи пополнялся из числа всех полноправных граждан жеребьевкой. Характер военной организации Спарты и Афин определял экономический и политический строй этих городов — государств. К началу V века афинский флот, особенно военный был еще невелик, однако растущие потребности экономического развития Афинского государства, а также нависшая затем над ним военная угроза заставили афинян ускорить строительство флота. Служба во флоте была в основном уделом беднейших граждан, поэтому усиление мощи афинского флота было связано с дальнейшей демократизацией политического устройства. Низший командный состав и гребцы флота являлись опорой рабовладельческой демократии.

Вскоре вопрос о значении флота для Афинского государства встал во главу угла всей его внешней и внутренней политики. Причиной тому послужило вторжение персов в Грецию. К этому времени персы подавили восстания в греческих городах Малой Азии. В качестве предлога для начала войны против европейских греков персидские правящие круги решили использовать тот факт, что афиняне оказывали помощь повстанцам. Персы понимали, что окончательно укрепиться в своих новых малоазийских владениях они сумеют только после покорения материковой Греции. Над Афинами повисла реальная угроза персидского вторжения. Обращение афинян к Спарте с просьбой о помощи не дало ожидаемого результата. Спарта предпочла занять выжидательную позицию. На совете афинских стратегов было принято решение выйти навстречу врагу и дать ему сражение у Марафона. Решение это было принято не только военными, но и политическими соображениями. В городе было много аристократов, а также сторонников политического режима, который существовал в Афинах в правление тирана Лисистрата и его сыновей. При приближении врага к городу они могли перейти в сторону персов. Благодаря стратегу Мильтиаду — правителю Херсонеса Фракийского, в своё время бежавшего от персов, которому было поручено командование над выступавшим к Марафону войском, греки победили. Мильтиад послал в Афины гонца с вестью о победе. Расстояние от Марафона до Афин — 42 км. 195 м, — в память о воине, передавшем радостное сообщение, у спортсменов стала называться марафонской. Победа у Марафона, одержанная воодушевленными патриотическими чувствами гражданами греческого полиса над войсками сильнейшей державы тех времен, произвела огромное впечатление на всех греков. Те из греческих городов, которые ранее покорялись Дарию I, вновь провозгласили независимость. Персы же не намеревались отказываться от планов покорения Эллады, но им потребовалось 10 лет чтобы оказаться в состоянии выступить в новый большой поход против греков.

Эллины плохо использовали десятилетний перерыв в боевых действиях, подготовки на случай возобновления войны не велось. Исключение представляли лишь Афины. Здесь в это время происходила острая борьба между аристократической и демократической группировками. Афинскую демократическую группировку возглавлял Фемистокл. Греческий историк Фукидид писал, что Фемистокл, как никто другой, обладал способностью, предусмотреть лучший или худший вариант исхода предприятия, скрытый ещё во мраке будущего", и умел во всех случаях «моментально изобретать надлежащий план действий». В группировку Фемистокла наряду с торговцами и зажиточными ремесленниками входили и более широкие слои гражданского населения Афин, разделявшие выдвинутую им так называемую морскую программу — широкий план усиления морской мощи Афин, строительство нового флота. Во главе противников Фемистокла, находивших опору в среде крупных землевладельцев, стоял Аристид. В конце концов морская программа была принята народным собранием Афин. Осуществляя эту программу, афиняне построили за счет доходов с Лаврийских рудников около 150 боевых кораблей — триэр. Афинский флот стал самым сильным в Греции. Весной 480 года огромный флот и сухопутная армия персов во главе с самим Ксерксом — преемником царя Дария двинулась через Геллеспонт, по маршруту первого похода Мардония на Балканскую Грецию. Решившиеся на сопротивление греческие полисы заключили оборонительный союз. И снова благодаря афинским стратегам, а именно Фемистоклу — предводителю афинян в сражении при Саламине победа досталась грекам. Победа греков в войне с персами не только обеспечила независимость полисов, но и открыла перед ними широкую перспективу, дальнейшего, ничем не сдерживаемого развития. Важное значение для понимания сложившейся после победы над персами обстановки имеют события, характеризующие внутреннюю жизнь Афин. Острые столкновения и борьба между различными социальными группировками свободного населения в Афинах и других греческих полисах породили два основных типа политических движений того времени — демократических и олигархических. Сторонники демократии стремились к такому государственному порядку, при котором верховная власть принадлежала бы подавляющему большинству граждан, организованному в народное собрание. Демократический строй в греческих полисах выражал интересы довольно широких кругов гражданского населения — зажиточных слоёв демоса, мелких ремесленников, крестьян. В отдельных случаях на стороне демократии оказывались и даже возглавляли ее богатые люди — владельцы ремесленных мастерских, крупные торговцы и т. д. В противоположность демократам сторонники олигархии выступали за государственный строй, при котором полнота гражданских прав и фактическая возможность активного участия в управлении государством предоставлялись бы только наиболее богатой части граждан. Эти идеи шли из среды консервативно настроенных крупных рабовладельцев и земельной аристократии. Реализация морской программы Фемистокла не только оправдало себя в чисто военном плане, но и привела к значительному повышению политической роли неимущих и малоимущих граждан, которые служили во флоте и составляли большинство в народном собрании. Значение народного собрания в политической жизни Афин, таким образом, возросло в ущерб олигархическому ареопагу. В ряде других городов — государств демократы также одержали в этот период победу. Демократический переворот произошел в Фивах, где было свергнуто аристократическое правительство, которое скомпрометировало себя своей персофильской политикой. В Пелопоннесе демократия одерживает победу в Аргосе, самом крупном после Спарты и Коринфа государстве, а также в Элиде. Но особых успехов демократическое движение достигло в тех островных и малоазийских полисах, которые один за другим освобождались от власти персов и вновь обретали независимость. Как правило, движущей силой этих переворотов были зажиточные слои демоса, которые стремились добиться политической власти. Официально Спарта оставалась главой союза греков, которые сплотились во время персидского вторжения для совместной защиты своей независимости. Афины входили в этот союз как один из наиболее влиятельных его членов. Спарта, Коринф и некоторые другие пелопонесские государства были крайне встревожены и раздражены Афинской политикой повсеместной поддержки демократических движений. В 478 году до н.э. на острове Делос собрались представители тех греческих полисов, которые хотели продолжать войну с персами. Они учредили на этой встрече новый, Делосский союз. (Позднее его стали называть первым Афинским морским союзом). Делосский союз первоначально представлял собой объединение равноправных независимых полисов, в котором ведущее место заняли Афины, обладавшие самым многочисленным и сильным флотом. Им было поручено руководство военными действиями. Верховным органом Делосского союза считалось общее собрание представителей союзников, которые собирались на острове Делос. Фактически же афиняне уже с самого начала играли главную роль как в организационных, так и в финансовых делах Делосского союза.

Но вскоре в Афинах произошли важные политические перемены. В результате непрекращающейся политической борьбы олигархическое течение одержало победу над демократической группировкой. Формально в Афинах по — прежнему продолжали функционировать народное собрание и другие демократические учреждения, однако их деятельность теперь была поставлена под постоянный контроль ареопага — оплота афинской олигархии, возглавляемого Кимоном. Летом 464 года в южной части Пелопоннеса произошло землетрясение неслыханной силы. Общим замешательством воспользовались спартанские илоты. Жестоко эксплуатируемые и бесправные, они искали любой благоприятный момент, для выступления против своих угнетателей. На этот раз выступление вылилось в грандиозное восстание. Оно стремительно распространилось на значительную часть принадлежащей Спарте территории. Повстанцы отважились предпринять поход на сам город Спарту. С самого начала восстания правящая верхушка Спарты поняла, что не сумеет подвить его своими силами и обратилась за помощью не только к своим пелопонесским союзникам, но и к Афинам. После продолжительных дебатов в афинском народном собрании Кимону и его единомышленникам удалось настоять на отправке в Пелопоннес в помощь спартанцам четырехтысячного афинского воинского контингента. Спарта в оскорбительной форме отказалась от запоздалой помощи. Таким образом, затеянный Кимоном поход закончился полным для него провалом. Этим немедленно воспользовались афинские демократы. Во главе оппозиционного олигархическому правительству течения в это время стояли Эфиальт и Перикл. Использовав сложившуюся после неудачного похода Кимона обстановку, Эфиальт и его единомышленники развернули борьбу против ареопага. В 462 году Эфиальт провел в народном собрании закон об изъятии у ареопага всех прав высшего государственного органа и о превращении его в судебный орган по некоторым видам уголовных преступлений.

Направление афинской внешней политики резко изменилось после победы демократических сил. Укрепившись на Истмийском перешейке, афиняне преградили Спарте и Коринфу путь в Среднюю Грецию. Вскоре после этого Афины завершают постройку так называемых «Длинных стен», которые соединяли Афины и Пирей и связывали город и порт в единый комплекс. Таким образом, афинские демократы в короткий срок добились весьма значительных успехов. Важнейшей материальной предпосылкой этих успехов была возможность использовать экономические ресурсы Делосского союза. Постепенно Афины установили над своими союзниками экономический контроль. Афинская монета и мера веса были объявлены обязательными при всех расчетах на территории союза. В 454 году афиняне перенесли союзную казну с Делоса в Афины. С тех пор Афины стали распоряжаться союзными средствами, как своими собственными. Споры между гражданами союзных городов и афинянами стали рассматриваться исключительно афинским судом. В компетенции судов союзных городов остались лишь дела, касавшиеся незначительных преступлений и гражданских исков. По всем вопросам, которые до тех пор решались общим собранием делегатов союзных полисов, окончательные решения стали приниматься в афинском народном собрании. Таким образом, к середине V века Делосский союз окончательно преобразовался в Афинскую морскую державу (архэ).

После окончания греко-персидских войн в полисах континентальной Греции, особенно в Афинах, расцветают ремесла, растет товарное производство, расширяются торговые связи. В сельском хозяйстве наблюдается интенсивный переход от зерновых культур к оливководству и виноградарству. В этот период рабовладельческий способ производства окончательно утвердился в городах — государствах Греции. Если в предшествующие столетия в наиболее развитых полисах рабов было немного, то в VI веке рабство достигает максимальных для античной Греции размеров. В связи с этим происходит процесс вытеснения свободного труда рабским. Это в свою очередь приводит к росту городской бедноты. Сведения о масштабах рабовладения и его характере в V веке до н.э., содержащиеся в дошедших до нас источниках, касаются преимущественно Афин. В представлении древних греков рабы являлись лишь одушевленным имуществом. Они не имели никаких не только политических, но даже обычных человеческих прав. Рабы продавались и покупались, как вещи. Они не могли обзавестись семьей, их дети считались собственностью хозяев. В суде показание от раба принималось только под пыткой, так как считалось что без пыток раб не станет говорить правду. Только в случае совершенно уже невыносимого обращения с ним раб мог воспользоваться правом убежища, скрывшись у алтаря в храме. По решению жреца раб в таком случае передавался в руки другого господина или же возвращался к прежнему. Самым крупным рабским рынком V века являлись Афины. Здесь на рыночной площади был огорожен специальный участок, внутри которого выставлялись на продажу рабы. Хотя рабовладельческий строй существует в Афинах и в период процветания демократии, все же эксплуатация рабского труда тут более широко практиковалась во время правления ареопага. Ну в для демоса, состоящего в основном из прослойки свободной бедноты, вытеснение свободного труда рабским, естественно, было не выгодно.

По одному из законов Солона в Афинах было запрещено неограниченное приобретение земель одним человеком. В следствие чего, в V веке в Аттике преобладало мелкое крестьянское землевладение. Все шире проникают товарно-денежные отношения в афинское сельское хозяйство. На городских базарах постоянно торгуют вином, уксусом, растительным маслом, овощами, привозными продуктами. По свидетельству Плутарха, один из крупнейших политических деятелей Греции V века до н.э. Перикл ежегодно продавал весь свой урожай, а затем на рынке все предметы первой необходимости.

Во всех греческих полисах проживало много переселенцев, В греческих городах — государствах, граждане которых ревниво оберегали свои привилегии, не только временно проживающие иноземцы, но даже переселенцы из других греческих городов не получали гражданских прав. За право проживать в Афинах и заниматься здесь ремеслами и торговлей метэки платили особый поголовный налог — метэкион. Кроме того, на метэках лежали и другие платежи и повинности, в частности, военная. Метэки были ограничены и в своих экономических правах, им запрещалось иметь земли на территории принявшего их полиса. Их дети от брака с полноправными гражданами не получали гражданства. Метэки не имели права самостоятельно выступать на суде. Если во второй половине V века количество метэков в Афинах составляло около трети населения, то в конце IV века — уже почти половину свободного городского населения. Они играли все более видную роль в торговле и ремесленном производстве.

Бурное развитие греческой торговли в V—IV вв.еках служит ярким свидетельством роста товарного производства, основанного на общественном разделении труда. Особенно показательно в этом отношении морская торговля Афин. К середине V века афинская гавань Пирей превращается в крупнейший в античном мире центр торговли, куда ввозились благовонные масла и другие предметы роскоши из стран Востока, слоновая кость из Африки, льняные ткани для одежды и парусов из Египта и многое другое. Лишь незначительная часть всех этих предметов потреблялась афинянами. Главная масса товаров тут же перепродавалась перегружалась на корабли и отправлялась в другие города. Посредническая торговля давала большие доходы Афинскому государству, взимавшему пошлину в размере двух процентов со всех ввозимых и вывозимых товаров, а также различные рыночные сборы. Следствием развития торговли стал рост денежного обращения и различных кредитных, ростовщических и валютных операций. Но главным достижением роста морской торговли стало появление возможности у афинян обращаться с другими цивилизациями. Ведь если присмотреться внимательно афинский полис — это в одинаковой степени деревня с полями вокруг и город с его лавками, гаванью и кораблями, это весь афинский народ, отгороженный стеной, из гор и с окном на море: это кантон, который именуется Аттикой. Афины — это деревни, окруженные полями, и укрепленное поселение полугородского типа, каковыми являлись и все остальные греческие государства. Греция сильно гористая страна, горы, там всюду, склоны их сбегают и поднимаются во все стороны, порой очень круто. Древние греки проложили по ним прямые тропинки, они поднимались напрямик, высекая ступени в скале в самых крутых местах. Эти своевольно поднимающиеся горы делили страну на множество мелких округов (кантонов), причем большинство из них имели выход к морю. Такой рельеф создавал благоприятные условия для той политической организации, которую греки называли полисом. государство принимает форму кантона, маленькую территорию легче защищать. Жители, естественно, к ней привязаны. Поднявшись на любую вершину, вы одним взглядом окидываете всю свою страну. У подножия склонов или в длинах раскинулось несколько деревень. Селение побольше, выстроенное на акрополе, является административным центром. В случае неприятельского вторжения эта крепость служит убежищем для жителей окрестных деревень; в редкие периоды мира между полисами в них находится рынок. Укрепленный акрополь служит основой, вокруг которой складывается городской строй. Города не основывают на самом берегу моря — ведь страшны пираты, — однако их строят не слишком далеко от моря, чтобы иметь возможность располагать морской гаванью. В греческом языке одно из названий моря означает дорогу. Пустится в море — значит пустится в путь. Эгейское море — дорога, которая от острова к острову так ведет морехода из Европы в Азию, что он не теряет землю из виду. В Эгейском море нет точки, удаленной от суши более чем на 60 км. И нет точки не суше всей Греции, которая отстояла бы дальше чем за 90 км. от морского побережья. Там, за морем, огромные пространства земли: их надо открыть, освоить и обработать. Начиная с VIII века, у любого большого города Греции появляются свои отпочкования в заморских землях. И, наконец, Средиземное море превратилось в греческое озеро с проторенными дорогами. По его берегам расположились города — «подобно лягушкам вокруг лужи», по выражению Платона. Путешествия обходятся недорого. За несколько драхм можно достичь края уже познанной земли. После нескольких веков пиратства и взаимного недоверия греки — купцы и поэты, а зачастую и те, и другие устанавливают дружественные отношения со старыми цивилизациями, ранее возникшими. Путешествия Платона, Эсхила, Геродота или Солона — это Египет, Малая Азия и Вавилон, Киренаика и Сицилия. Греческое море — это не только место ловли сардин или тунцов, это и путь ознакомления с другими народами, для путешествия в страны великих произведений искусства и дивных изобретений. Нет грека, который бы не знал, что варварские цивилизации насчитывают тысячелетия и многому у них учатся. Путешествия в эти страны, ориентируясь лишь звездным ночным небом, они положили основу к новой науке — астрономии. Так появляется древнейшие формы международных связей и международного права — проксения, т. е. гостеприимство. Проксения существовала между отдельными лицами, родами, племенами и целыми государствами. Проксен данного города пользовался в нем по сравнению с прочими иностранцами известными правами и преимуществами в отношении налогов, торговли, суда и всякого рода почетных привилегий. Со своей стороны проксен принимал на себя нравственное обязательство по отношению к городу, где он пользовался гостеприимством, во всем содействовать его интересам и быть посредником между ним и властями своего города. Через проксенов велись дипломатические переговоры. Институт проксении получил в Греции очень широкое распространение и лег в основу всех последующих международных связей древнего мира. Таким же древним международным институтом в Греции были и амфиктионии — так назывались религиозные союзы, которые возникали возле святилища какого-либо особо чтимого бога. В эти союзы входили племена, жившие вокруг святилища («амфиктионы» — вокруг живущие) независимо от их родственных связей. Первоначальной целью амфиктионий были общие жертвоприношения и празднества в честь почитаемого божества, во время которых запрещалось вести войны, провозглашался «божий мир» — иеромения. Таким образом, амфиктионии превращались в религиозно-политический институт международного характера. Третьим видом международных связей Греции служили договоры и военно-политические союзы- симмахии. Наиболее значительными из них были Лакедемонская симмахия и Афинская симмахия (ранее упомянутая нами, как Делосский союз). Лакедемонская симмахия образовалась в VI веке до н.э. как союз городов и общин Пелопоннеса, во главе которой стояла Спарта. Высшим союзным органом было общесоюзное собрание (силлогос), созываемое городом-гегемоном Спартой один раз в год. Все города, входившие в союз, имели в нем по одному голосу от их величины и значения. Дела решались по большинству голосов после долгих прений и всяческих дипломатических комбинаций.

Афинская симмахия отличалась от первой, во-первых, тем, что входившие в нее союзники платили взнос в общественную казну, а во-вторых, тем, что они более зависели от своего гегемона — Афин.

После убийства Эфиальта, организованного олигархами, признанным руководителем афинской демократии стал Перикл. Это был один из наиболее ярких и крупных исторических деятелей Древней Греции. По свидетельству историка Плутарха, Перикл принадлежал к «самым знатным родам в Афинах». Его отец Ксантипп командовал греческим флотом в битве при Микале, мать была родственницей афинского реформатора Клисфена. Одним из воспитателей Перикла был известный философ Анаксагор. Перикл проявил себя как осторожный и дальновидный политик, блестящий оратор, разносторонне образованный для своего времени человек. Будучи уже признанным руководителем Афинского государства, Перикл наряду с укреплением политического могущества Афин не переставал заботиться о том, чтобы Афинское государство стало «центром просвещения Эллады». В своем доме Перикл собирал наиболее выдающихся ученых, писателей, художников. Известно, что он поддерживал близкие отношения с софистом Протагором, трагиком Софоклом, скульптором Фидием, историком Геродотом и др. Начиная с 443 года Перикл был очень популярен в широких кругах граждан. В течении 15 лет он ежегодно избирался на должность стратега. Его популярность прежде всего объяснялась тем, что он направил свою политическую деятельность на усиление Афинской морской державы, на укрепление демократического строя, что отражала интересы большинства афинских граждан.

В отличие от более ранних реформ, осуществленных Солоном или Клисфеном, в середине V века был предпринят ряд законодательных мероприятий, вводивших новые порядки и отменявших старые законы, ограничивавших новые порядки и отменявших старые законы, ограничивавшие демократию. Иногда, старые законы официально не отменялись — их просто переставали соблюдать. Например, в 457 году впервые на должность архонта был избран зевгит — представитель среднего слоя демоса, хотя цензовое законодательство Солона формально еще не было отмечено. После этого события зевгиты и феты (беднейший слой граждан) получили доступ ко всем государственным постам. Выборными остались лишь должности стратегов, для которых требовались специальные знания, они замещались путем голосования в народном собрании. Все остальные государственные должности все чаще избирались жеребьевкой, в основе которой лежало признание за любым афинским гражданином права занимать любой пост в государстве.

Возникла необходимость ввести оплату должностных лиц из государственной казны, чтобы рядовые граждане на деле смогли занимать ответственные посты. Начало было положено установлением жалованья гелиастам — заседателям в афинском суде, в размере двух ободов за заседание. В дальнейшем казна стала выплачивать суточные деньги членам «совета пятисот», архонтам и остальным должностным лицам. Поскольку театр играл значительную роль в жизни афинян, был создан особый фонд — теорикон, для выдачи денег малоимущим гражданам на посещение театра. Конечно же, денежные пособия были невелики, но все же обеспечивали дневное пропитание и, значит давали возможность малоимущим гражданам активно участвовать в политической жизни государства. Как уже говорилось, афиняне пользовались материальными благами не только за счет эксплуатации труда рабов, но и за счет эксплуатации членов Делосского союза, фактически ставших подданными Афин. Афинские граждане понимали, что в случае увеличения их общей численности сумма получаемых каждым из них материальных благ может уменьшиться. Поэтому в 451−450 годах по предложению Перикла афинское народное собрание приняло особый закон, согласно которому гражданином считался только тот, чьи оба родителя были гражданами Афин. Этот закон, ставивший целью ограничить численность привилегированной группы полноправных граждан во имя эгоистических интересов каждого из них свидетельствует об узости античной полисной демократии. Кстати, от этого закона чуть не пострадал сам Перикл. Впоследствии ему стоило больших усилий добиться представления гражданских прав его сыну от милетянки.

В годы правления Перикла Афины управлялись народным собранием (экклесией), которое юридически обладало всей полнотой верховной власти. Экклесия никому не передоверяла своих верховных прав и пользовалась ими непосредственно. В античной Греции, в частности, в Афинах это было в какой-то степени возможно, поскольку все граждане могли свободно поместиться на площади своего города. Для решения государственных вопросов афиняне собирались примерно через каждые 10 дней. Наиболее важными делами считались избрание стратегов и других высших должностных лиц, объявление войны и мира, внешнеполитические проблемы, издание разных постановлений и принятие отчета у высших должностных лиц. Все органы Афинского полиса были подчинены экклесию.

Примерно такой же, как и при Клисфене, оставалась организация булэ (совета пятисот). Члены булэ избирались по жребию из граждан не моложе 30 лет, по 50 человек из каждого округа. Эти 50 человек составляли пританию, каждая из пританий по очереди выполняла обязанности булэ в течении одной десятой части года. В обязанности булэ входила подготовка дел для экклесий, а также решение текущих вопросов в промежутках между экклесиями.

Определенную роль в законодательной деятельности играла гелиэя, т. е. суд присяжных, которая в Афинах занималась не только обычными судебными делами. Гелиэя состояла из 6 тысяч избранных по жребию присяжных судей, которые в свою очередь были разделены на 10 палат (называемых дикастериями) в среднем по 500 человек в каждой. 100 присяжных в каждой дикастерии считались запасными. Это обеспечивало невозможность подкупа многочисленных присяжных заседателей, к тому же подсудные обычно не знали, какому дикастерию будет поручено рассмотрение их дел. Во время заседания гелиэсты выслушивали обвинителя, обвиняемого и свидетелей и, когда суть дела становилась им ясной, без предварительного совещания между собой приступали к голосованию судебного постановления. В Афинах не было специальных государственных обвинителей, не было на суде и защитников — каждый подсудимый должен был защищаться сам. Каждому афинскому гражданину было предоставлена своеобразное право контроля государственной системы: он мог заявлять жалобу на противозаконие (графэ параномон), а также он мог обжаловать любое из поступивших в народное собрание предложений или уже принятых постановлений и законов, Если после рассмотрения жалобы в суде присяжных она признавалась справедливой, обжалованное постановление или закон отменялись, а лица, виновные в их проведении, привлекались к судебной ответственности. С другой стороны, если жалоба на противозаконие признавалась необоснованной, то жалобщик подвергался крупному штрафу.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой