Гражданско-правовая охрана жизни и здоровья

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СОДЕРЖАНИЕ

  • ВВЕДЕНИЕ
  • ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ ГРАЖДАНСКО — ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ
  • 1.1 Право человека на компенсацию вреда, причиненного жизни и здоровью
  • 1.2 Основания возникновения и субъекты обязательств вследствие причинения вреда
  • 1.3 Способы зашиты жизни и здоровья в системе личных неимущественных прав
  • ГЛАВА 2. ОХРАНА ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ В ОТДЕЛЬНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЯХ
  • 2.1 Гражданско-правовая охрана здоровья и жизни пациента
  • 2.2 Ответственность перевозчика за причинение вреда жизни и здоровью
  • 2.3 Возмещение вреда жизни и здоровью военнослужащих
  • 2.4 Ответственность за вред, причиненный в связи со смертью гражданина или повреждением его здоровья при исполнении трудовых обязанностей
  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  • БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. В современном обществе права человека имеют первостепенное значение. Права человека -- это определенные нормативно -- структурированные свойства и особенности бытия личности, которые выражают его свободу и являются неотъемлемыми и необходимыми способами и условиями его жизни, ее взаимоотношений с обществом, государством, другими субъектами. Права человека не отчуждаемы. Никто не может лишить человека его естественных прав — на жизнь, на здоровье, на личную неприкосновенность, свободный выбор способов своей жизнедеятельности, свободу совести, мнений, убеждений, автономию в сфере частной жизни и других прав. Современный мир невозможно представить без прав человека, которые основаны на принципах свободы, равенства, справедливости и носят универсальный характер.

Права человека -- это ценностный ориентир, позволяющий применять «человеческое измерение» не только к государству, праву, закону, законности, правовому порядку, но и к гражданскому обществу, поскольку степень зрелости и развитости последнего зависит в значительной мере от состояния дел с правом человека, от объема этих прав и их реализации.

Анализ становления и развития прав человека позволяет определить и уровень развития цивилизации, поскольку отношения человека и государства — важнейший признак, характеризирующий ту или иною цивилизацию, а государство, как правовое или неправовое. Права человека возникают и развиваются в различных регионах мира разновременно и соотносятся с культурой, философией, религией, мировоззрением, моралью, определяющими характер той или иной цивилизации. Исходя из этого, подлинная природа государства раскрывается через права человека, через место и роль индивида в обществе, через его взаимоотношения с государством.

Степень регулирования чисто гражданских личных неимущественных отношений, особенно права на жизнь и здоровье, пока не соответствует положению, которое личность должна занимать в обществе. Вместе с тем наблюдающееся расширение круга личных неимущественных отношений, подлежащих гражданско-правовой регламентации, вполне закономерно ибо гражданское право исконно должно регулировать и осуществлять охрану и защиту прав человеческой личности, сфер ее свободы и самоопределения. Анализ личных неимущественных прав, особенно права на жизнь и здоровье, имеет весьма важное значение для науки, законодательства и практики, с точки зрения нам более полной и эффективной защиты прав человека и развития его индивидуальности.

Гражданский кодекс как бы закрепляет приоритет имущественных прав перед личными неимущественными. Такое положение не соответствует правовому статусу личности в правовом государстве и социальной значимости личных неимущественных прав, что обусловливает актуальность дальнейшей разработки проблем личных неимущественных прав в целях совершенствования гражданского законодательства. Некоторые вопросы, имеющие важное теоретическое и практическое значение, остались дискуссионными, в частности, вопрос о признании (или непризнании) позитивного содержания личных неимущественных прав и их регулировании (или только защиты) гражданским законодательством. Таким образом, социальная значимость личных неимущественных прав, необходимость их кодификации, недостаточная теоретическая разработка и дискуссионность многих вопросов, особенно права на жизнь и здоровье, и обусловили выбор нами темы исследования.

Степень разработанности проблемы. Вопросы и общие аспекты проблемы регулирования, защиты личных неимущественных прав привлекали внимание ученых давно. Правовые вопросы личных неимущественных прав граждан были предметом исследования таких авторов как Агарков М. М., Ардашева М. Н., Бакунин С. К., Братусь С. Н., Вершинин А. П., Голубев К. И., Егоров И. Л., Жакенов В. А., Иоффе О. С., Каликова Г. Л., Красавчиков О. А., Красавчикова Л. О., Красновский Г. Н., Малеин Н. С., Малеиной М. Н., Масляев А. И., Мезрин Б. И., Михайлова И. А., Мозолин В. П., Мохов А. А., Нохрина М. Л., Павлова Е. В., Пешкова О. А., Пищита А. Н., Путило Н. В., Ромовская 3.В., Рясенцев В. А., Савицкая А. Н., Садиков О. Н., Сараев Д. В., Соловьев В. П., Суханов Е. А., Суховерхий В. Л., Тер-Акопов А.А., Толстой В. С., Флейшиц Е. А., Шершеневич Г. Ф., Эрделевский А. М. и многие другие.

Предмет исследования — составили гражданско-правовые проблемы права на жизнь и здоровье, последствия их нарушения, способы реализации и защиты этих прав.

Цель исследования. Хотя общие вопросы проблемы личных прав в какой-то мере и изучены, тем не менее, однако вопросы конкретные виды личных прав, их содержание, способы реализации и т. д., перечисленные в ГК РФ, остались вне поля зрения ученых. Законодательные формы и способы их регулирования, закрепленные в законе, остаются не решенными, и поэтому вызывают споры и дискуссии и в науке, и на практике.

Главной целью нашего исследования является анализ законодательство РФ в сфере гражданско-правового регулирования и защиты права на жизнь и здоровье, анализ сущности и определения понятий прав на жизнь и здоровье, юридических границ жизни (ее начало и конец), права на рождение, права на достойное существование, права на сохранение жизни, права на нормальное протекание конца жизни, на владение, пользование и распоряжение своим здоровьем, способов и форм их защиты.

Постановкой общей цели продиктованы и более конкретные задачи исследования:

— определение природы, места и роли личных неимущественных отношений в предмете гражданско-правового регулирования;

— выявление характерных особенностей личных неимущественных прав;

— определение понятий права на жизнь и право на здоровье;

— определение содержания права на жизнь и права на здоровье;

— определение способов защиты за нарушения право на жизнь и право на здоровье;

— выявление недостатков и пробелов в правовом регулировании права на жизнь и здоровье в действующем законодательстве, а также выработка научно обоснованных рекомендаций по его совершенствованию.

Методы исследования. Проведенное исследование опирается на диалектический метод научного познания явлений окружающей действительности, отражающий взаимосвязь теории и практики. Обоснование положений, выводов и рекомендаций, содержащихся в дипломной работе, осуществлено путем комплексного применения следующих методов социально-правового исследования: историко-правового, статистического и логико-юридического.

Структура работы. Диплом состоит из введения, двух глав, объединяющих семь параграфов, заключения, списка использованных источников и литературы.

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ ГРАЖДАНСКО — ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ

1.1 Право человека на компенсацию вреда, причиненного жизни и здоровью

В современных условиях человек как биологический вид и как личность стал объектом постоянного воздействия всякого рода факторов, угрожающих его жизни или здоровью. Участившиеся в последнее время явления стихийного характера и иные экологические катастрофы, многие из которых порождены причинами техногенного характера, собственно техногенные аварии и крупномасштабные катастрофы, войны, межнациональные, межконфессиональные и иные вооруженные конфликты, возрастающее число преступных посягательств на жизнь и здоровье человека, эпидемии и пандемии, опережающее развитие техники по сравнению с техникой безопасности, действие всякого рода энергетических источников, происхождение которых порой не изучено, — все это и многое другое создает обстановку, в которой человек практически никогда и нигде не чувствует себя надежно защищенным, а государство не в состоянии гарантировать ему абсолютную личную безопасность. В таких условиях невозможно полноценно жить, продуктивно трудиться, иметь семью и гарантировать безопасность детей и т. п. Это создает для человека непроходящую стрессовую ситуацию, под воздействием которой люди опять-таки совершают всякого рода аварии, преступления, самоубийства и иные действия, причиняющие или могущие причинить вред жизни или здоровью других людей. Возникает своеобразный порочный круг, в котором постоянно воспроизводится угроза опасности не только отдельной личности, но и человеческому обществу в целом. Для выхода из этого круга, для обеспечения безопасности настоящего и будущих поколений человечество обязано использовать все имеющиеся в его арсенале средства, как технические и естественнонаучные, так и гуманитарные, в числе которых важная роль принадлежит праву. Каждая отрасль права решает проблемы обеспечения личной безопасности человека в обществе присущими ей методами, способами и правовыми средствами, о которых нет необходимости подробно говорить в настоящей работе. Гораздо более важным представляется найти между различными правовыми отраслями точки соприкосновения, с тем чтобы решать указанные проблемы в комплексе, точнее сказать, в гармонии, добиваться того, чтобы нормы одних отраслей права не блокировали нормы других отраслей, направленные на достижение общей цели. Цементирующим началом, способным объединить для решения проблемы безопасности человека самые разные правовые средства, является идея признания, соблюдения, всемерной охраны и защиты прав и свобод человека как обязанности государства. Будучи закрепленной в ст. 2 Конституции Р Ф, эта идея пронизывает все отрасли права и значительное число правовых институтов.

Права и свободы человека, поскольку они подлежат охране и защите, реализуются прежде всего в охранительных правоотношениях, которые возникают во всех отраслях права. Если говорить о физической безопасности человека, то речь следует вести прежде всего о его праве на жизнь, здоровье и на благоприятную окружающую среду, что образует единый блок прав, обусловливающих физическое существование человека. В гражданском праве одним из таких охранительных правоотношений (разумеется, далеко не единственным) является правоотношение по компенсации вреда, причиненного жизни и здоровью. По традиции это правоотношение принято определять как охранительное обязательственное правоотношение, основанием возникновения которого является правонарушение (deliktum), а потому данное обязательство принято именовать деликтным. В данном охранительном правоотношении, как, впрочем, и во всех гражданско-правовых обязательствах, главенствующая роль отводится регламентации и изучению обязанности возместить причиненный вред. Право на компенсацию такого вреда в гражданском праве понимается лишь как право потерпевшего или иных управомоченных лиц требовать его возмещения от самого причинителя вреда или от иных лиц, на которых такая обязанность возложена законом. Господствующей, хотя и не единственной, является позиция, согласно которой обязанность по возмещению вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потерпевшего, является не чем иным, как разновидностью гражданско-правовой ответственности Гражданское право: Учебник / Под ред. Суханова Е. А. В 2 т. Т. 2, полутом 2. (издание второе, переработанное и дополненное) — М., Волтерс Клувер. 2005. — С. 370−376. Такой подход в принципе не вызывал бы возражений, если бы с его помощью могли быть раскрыты сущность и правовая природа всех правоотношений по компенсации вреда, причиненного жизни или здоровью, возникающих не только из деликта, но и из других юридических фактов. Действительно, если исходить из того, что единственным основанием возникновения права на компенсацию вреда, причиненного жизни или здоровью, является правонарушение как общественно опасное противоправное виновное деяние, тогда обязанность по возмещению вреда действительно расценивалась бы лишь как гражданско-правовая ответственность, так как делинквент был бы вынужден претерпевать дополнительные имущественные лишения, которые он не понес бы, если бы не совершил правонарушения. Даже если не подвергать сомнению устоявшуюся позицию о том, что наряду с виновной в деликтном обязательстве существует также безвиновная ответственность (ст. 1069, 1070, 1079 ГК РФ), то все равно остаются без ответа вопросы: как объяснить с позиций ответственности обязанность по возмещению вреда, причиненного в состоянии крайней необходимости? почему стала возможной ответственность неделиктоспособного лица, в том числе не только тогда, когда оно было неделиктоспособным в момент причинения вреда и осталось таковым после его причинения? почему в соответствии со ст. 1078 ГК РФ обязанность по возмещению вреда жизни или здоровью может быть возложена на лиц, в принципе не причастных к его причинению, в частности на членов семьи, проживающих совместно с причинителем вреда?

Ответы на эти и на целый ряд других вопросов может дать, скорее, иной взгляд на обязанность по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью. Согласно этой позиции эта обязанность далеко не всегда выступает как мера гражданско-правовой ответственности. Если вред причинен правомерной деятельностью, но закон возлагает обязанность по его возмещению (ст. 1067 ГК РФ) или если вред причинен неделиктоспособным в момент причинения лицом и им же возмещается, то такая мера в правовой литературе названа мерой социальной защиты Рабец А. М. Обязательство по возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью. — М., Юридическая литература. 1989. — С. 127; Гражданское право: Учебник / Под ред. Сергеева А. П., Толстого Ю. К. Ч. 3. — М., Норма. 2006. — С. 17−19. Представляется более правильным определить обязанность по возмещению вреда, не являющуюся мерой гражданско-правовой ответственности, как меру защиты интересов потерпевшего, хотя справедливости ради следует отметить социальную направленность указанных норм. Более объяснимой с этих позиций представляется и обязанность по возмещению вреда, причиненного действием источника повышенной опасности при отсутствии вины причинителя вреда, причем становится более понятным, почему такая обязанность возлагается не на самого причинителя, а на владельца источника повышенной опасности, незаконными действиями правоохранительных органов при отсутствии вины должностных лиц Сухоруков С., Ситников Н. Причинение вреда при эксплуатации опасного объекта // ЭЖ-Юрист. — 2006. — № 26. — С. 8.

Однако как бы ни объяснялась правовая природа деликтного обязательства, оно далеко не исчерпывает проблему реализации права человека на компенсацию вреда, причиненного жизни и здоровью. Такой вред может быть причинен не только деликтом, но и правомерной деятельностью. Другое дело, что ГК РФ чрезмерно сузил возможность возмещения такого вреда, низведя его лишь к случаям, прямо предусмотренным законом. Если в отношении причинения вреда имуществу такой подход законодателя в принципе вполне оправдан, то при компенсации вреда, причиненного жизни и здоровью, акценты должны быть прямо противоположными: вред жизни и здоровью всегда противоправен; никакие общественные интересы не могут оправдать его причинения. Подход к проблемам понимания и реализации этого права лишь с позиций гражданско-правового деликтного обязательства является слишком узким. Как уже отмечалось, причинение вреда жизни или здоровью может быть вызвано и другими факторами, а не только гражданским правонарушением.

Представляется, что это право как право человека, включенное в общую систему его прав и свобод, можно сформулировать следующим образом: «Каждый имеет право на компенсацию вреда, причиненного его жизни или здоровью. Компенсация такого вреда при отсутствии лица, его причинившего, или при невозможности его установления является обязанностью государства, за исключением случаев, когда действия самого потерпевшего способствовали возникновению или увеличению вреда Астахова М. А. Объект субъективного гражданского права: понятие и признаки // Гражданское право. — 2007. — № 2. — С. 19.

Государство гарантирует компенсацию вреда, причиненного жизни или здоровью при выполнении гражданином морального долга по спасанию жизни или здоровья других граждан" Путило Н. В. Охрана здоровья граждан в контексте правовых проблем. Обзор научно-практической конференции // Журнал российского права. — 2007. — № 2. — С. 24.

Поскольку Конституция Р Ф не предусматривает права человека на здоровье, а лишь его право на охрану здоровья как важнейшее социально-экономическое право, то приведенная формулировка могла бы быть включена в ст. 41 Конституции Р Ф. Однако независимо от этого данное право относится к числу общепризнанных, а потому на него распространяется положение, содержащееся в п. 1 ст. 55 Конституции Р Ф, согласно которому: «Перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина». Кроме того, это право, являясь имущественным правом, тем не менее представляет собой своеобразное средство защиты таких важнейших личных неимущественных благ, как жизнь и здоровье, обусловливающих, как уже отмечалось, само существование человека как физического лица. Следовательно, хотя данное право является вторичным, производным от прав на жизнь и на охрану здоровья, оно имеет вполне определенную конституционную основу.

Что касается способов реализации указанного права, то они во многом зависят от вредоносных факторов, действиями которых был причинен вред жизни или здоровью лица, вернее сказать, от тех юридических фактов, которые послужили основанием возникновения конкретного правоотношения. Этими же обстоятельствами определяется и обязанный субъект правоотношения, в котором реализуется право на компенсацию вреда здоровью. Более того, это право может быть реализовано одновременно в нескольких правоотношениях, регулируемых различными отраслями права. Если вред жизни или здоровью причинен, например, в результате явления стихийного характера, т. е. юридическим фактом, породившим правоотношения по компенсации вреда здоровью, является так называемое абсолютное юридическое событие, такой вред может компенсироваться, во-первых, в правоотношении по социальному обеспечению, путем выплаты пенсии по инвалидности или пособия по временной нетрудоспособности; во-вторых, с точки зрения гражданского права (гл. 48 ГК РФ) это может быть расценено как страховой случай, что порождает обязанность страховщика по договору личного страхования, как обязательного, так и добровольного, компенсировать такой вред путем выплаты обусловленной договором страховой суммы. Если при этом потерпевший был застрахован другим лицом в порядке обязательного страхования и кроме этого сам заключил договор личного страхования, скажем, от несчастного случая, то все указанные компенсационные правоотношения действуют одновременно. Если же вред причинен правонарушением, то и в этом случае он компенсируется не только в деликтных обязательствах, но также в указанных выше правоотношениях. Нормы о компенсации вреда, причиненного жизни или здоровью, закреплены также в законодательстве о социальном страховании, например, когда речь идет о пособиях лицам, пострадавшим в крупномасштабных катастрофах техногенного характера, а также семьям лиц, погибших в результате таких катастроф. Отдельным категориям работников, деятельность которых связана с риском для жизни или здоровья, и членам их семей в случае причинения вреда их жизни или здоровью выплачиваются единовременные и ежемесячные пособия, предусмотренные законодательством, регламентирующим их правовой статус, либо специальным законодательством об их социальной защите. Из всего сказанного выше можно сделать вывод, что вред как юридическое понятие присуще не только гражданскому праву. Право человека на компенсацию вреда, причиненного жизни или здоровью, может быть реализовано в правоотношениях как частноправовых, так и публично-правовых. Рассматривая каждое из этих правоотношений в отдельности, как это принято при изучении гражданско-правового деликтного обязательства или правоотношений по социальному обеспечению и т. п., невозможно обнаружить взаимосвязи между нормами, предусматривающими компенсацию указанного вреда. В то же время эти взаимосвязи обнаружить гораздо легче, если все компенсационные правоотношения рассматривать через призму права человека на компенсацию вреда, причиненного жизни и здоровью. Только таким образом становится легче обнаружить все достоинства и просчеты законодателя, наличие или, напротив, отсутствие в соответствующих отраслях права дискриминационных норм и своевременно их устранить. Разумеется, весьма продуктивным является именно такой подход также к оценке правоприменительной деятельности.

Конкретным примером, подтверждающим высказанное суждение, может быть оценка деятельности страховщиков, которые при разработке конкретных правил личного страхования и при заключении конкретных договоров страхования от несчастного случая устанавливают своеобразные запреты на заключение таких договоров с лицами, признанными инвалидами. Но если можно хоть как-то объяснить, почему не осуществляется страхование от таких несчастных случаев, как дорожно-транспортные происшествия, то совершенно непонятно, почему с инвалидами не заключаются договоры личного страхования от явлений стихийного характера: наводнений, землетрясений, ураганов и т. п., либо от массовых катастроф техногенного характера, от взрывов, например, в метро и т. п. Понятно, что для инвалидов вероятность наступления несчастных случаев, заканчивающихся причинением вреда жизни или здоровью, ничуть не выше, чем у других лиц. В то же время ущемление права инвалидов на компенсацию вреда жизни или здоровью путем страховых выплат по договору личного страхования влечет за собой другие дискриминационные меры в тех сферах, которые к данному праву не имеют никакого отношения, поскольку правовой статус личности следует воспринимать как нечто целое, а потому все права и обязанности и все правоотношения, в которых эти права и обязанности реализуются, прямо или косвенно, но всегда взаимосвязаны. Так, отсутствие у инвалида страхового полиса, подтверждающего заключение с ним договора личного страхования, оказалось на практике препятствием для выдачи ему ипотечного кредита на приобретения жилья, в связи с чем он в полной мере не может реализовать свое право на жилище, закрепленное в ст. 40 Конституции Р Ф. При внимательном рассмотрении всех норм, предусматривающих компенсацию вреда, причиненного жизни и здоровью, с точки зрения реализации соответствующего права человека можно найти и другие подобные дискриминационные нормы, и таких норм окажется не так уж мало. Именно поэтому необходима дальнейшая разработка проблем, касающихся понятия и способов реализации права человека на компенсацию вреда, причиненного жизни и здоровью, а это право, в свою очередь, следует рассматривать в общей системе прав и свобод человека.

Применительно к возможностям защиты жизни и здоровья гражданским правом следует отметить, что применяются многие его институты. Однако в цивилистической литературе авторами наряду с термином «защита» используется и такой термин, как «охрана», который имеет более емкое содержание, включающее обеспечительные меры политического, экономического, организационного, правового и иного характера Гражданское право: Учебник Ч. 1. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. Сергеева А. П., Толстого Ю. К. — М., Проспект. 1997. — С. 266. Применяются и другие термины, в том числе «меры», «способы», «средства», «формы» Хохлов В. А. Ответственность за нарушение договора по гражданскому праву. — Тольятти., 1997. — С. 93−98.

В теории как гражданского, так и процессуального права различают несколько классификаций форм защиты права. Это вполне объяснимо, поскольку определяющим является критерий, положенный в основу классификаций. Приведем основные подходы. Так, А. А. Добровольский и С. А. Иванова отмечают исковую и неисковую формы защиты гражданских прав и при этом полагают, что «все сложные правовые требования, подлежащие рассмотрению с соблюдением процессуальной формы защиты права, называются исковыми, а правовые требования, подлежащие рассмотрению без соблюдения установленной законом процессуальной формы защиты права, в законодательстве и в теории вполне справедливо не называются исковыми» Добровольский А. А., Иванова С. А. Основные проблемы исковой формы защиты права. — М., Изд-во МГУ. 1979. — С. 25. Профессор О. А. Красавчиков склонен считать, что формы защиты следует разграничивать с учетом специфики объекта и характера защищаемого права. К числу таковых относятся признание права, восстановление положения, существовавшего до нарушения права, пресечение действий, нарушающих права, принуждение к исполнению обязательства в натуре, прекращение или изменение правоотношения, взыскание причиненных убытков, а в случаях, предусмотренных законом или договором, неустойку Советское гражданское право: Учебник В 2 т. Том 1 / Под ред. Красавчикова О. А. 3-е изд., испр. и доп. — М., Высшая школа. 1985. — С. 95−97.

Профессор А. П. Сергеев выступает за две формы защиты: юрисдикционную и неюрисдикционную. Рамками юрисдикционной формы защиты права охватывается защита в судебном и в административном порядке Гражданское право: Учебник Ч. 1. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. Сергеева А. П., Толстого Ю. К. — М., Проспект. 1997. — С. 270. Самостоятельная деятельность гражданина или организации по защите гражданских прав без обращения к государственным или иным компетентным органам квалифицируется в качестве неюрисдикционной. Самозащита гражданских прав — это форма, а не способ.

Г. А. Свердлык, Э. Л. Страунинг, Е. Е. Богданова констатируют наличие в действующем законодательстве трех форм защиты: судебной, административной и самозащиты. Учитывая, что ст. 14 ГК РФ допускает защиту нарушенных гражданских прав самостоятельно управомоченным лицом, которое, защищая принадлежащее ему право, устанавливает фактические обстоятельства, применяет нормы материального права, определяет способ защиты от посягательства и принимает конкретное решение, которое само и воплощает, вполне логично представить самозащиту как форму защиты гражданских прав Свердлык Г. А., Страунинг Э. Л. Защита и самозащита гражданских прав: Учебное пособие. — М., Лекс-книга. 2002. — С. 37; Богданова Е. Е. Формы и способы защиты гражданских прав и интересов // Журнал российского права. — 2003. — № 11. — С. 40. Автору статьи близка указанная научная позиция.

Рассматривая судебную форму защиты жизни и здоровья граждан, необходимо указать, что она, как правило, реализуется в рамках искового производства. При этом под защитой можно понимать совершение управомоченным лицом дозволенных действующим законодательством действий по принудительному осуществлению субъективных прав либо в воспрепятствовании от их неправомерных посягательств.

Вред жизни и здоровью может быть причинен при реализации как вещных, так и обязательственных правоотношений. Так же очевидно, что при возможном нарушении прав абсолютного характера делинквет заранее неизвестен как в относительном, а любой и всякий. Обязательство существует в смысле ненарушения, но в случае неисполнения, воздержания возникают известные последствия. В целом возмещение вреда здоровью на основании ст. 1085 ГК РФ состоит из утраченного заработка (дохода), который потерпевший имел либо определенно мог иметь, а также дополнительных расходов, вызванных повреждением здоровья.

Защита жизни и здоровья в административном порядке осуществляется путем обращения к вышестоящему органу или должностному лицу. Однако в п. 2 ст. 11 ГК РФ закреплено, что защита гражданских прав в административном порядке осуществляется лишь в случаях, предусмотренных законом. Примером осуществления административной формы защиты жизни и здоровья является Инструкция Министерства юстиции РФ о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику уголовно-исполнительной системы, а также ущерба, причиненного имуществу сотрудника уголовно-исполнительной системы или его близких.

Рассматривая самозащиту, Э. Страунинг отмечает, что это допускаемые законом или договором действия (фактического или юридического характера) управомоченного лица, направленные на обеспечение неприкосновенного права пресечения нарушения и ликвидацию последствий такого нарушения Страунинг Э. Самозащита гражданских прав — нетрадиционная форма борьбы с гражданскими правонарушениями: нетрадиционные подходы к решению проблем борьбы с правонарушениями. — Омск., 1997. — С. 92. Одним из проявлений самозащиты при причинении вреда можно назвать соглашение о добровольном возмещении вреда. Разумеется, что к правовому регулированию порядка и последствий заключения таких соглашений нужно подходить очень осторожно, чтобы не нарушить тонкую грань взаимного интереса сторон. Представляется, что правовое регулирование должно охватывать следующие моменты:

1. Соглашение о добровольном возмещении вреда, причиненного жизни гражданина, должно заключаться в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами (их представителями). Нарушение формы соглашения должно влечь его ничтожность.

2. Соглашение о добровольном возмещении вреда должно быть подписано в присутствии не менее чем двух свидетелей, о чем должна быть сделана отметка с указанием их фамилии, имени, отчества, адреса места жительства. Соглашение должно содержать личные подписи свидетелей.

3. Нарушение требований, касающихся присутствия свидетелей, должно влечь признание соглашения оспоримой сделкой.

4. Способность потерпевшего, подписывающего соглашение, понимать значение своих действий или руководить ими должна быть прямо отражена в содержании такого соглашения.

5. По требованию об уплате возмещения, предусмотренного соглашением с причинителем, потерпевший не обязан доказывать его размер.

6. Заключение соглашения должно исключать право потерпевшего (его представителя) требовать в последующем возмещение вреда в части, превышающей размер возмещения, предусмотренный заключенным соглашением сторон.

7. Право на получение возмещения, вытекающее из соглашения о добровольном возмещении вреда, является личным имущественным правом потерпевшего и не может быть продано и иным образом уступлено им третьим лицам.

8. В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения причинителем своих обязанностей, вытекающих из соглашения о добровольном возмещении вреда, взыскание с причинителя задолженности производится в бесспорном порядке на основании исполнительной надписи нотариуса.

1.2 Основании возникновения и субъекты обязательств вследствие причинения вреда

Трудно назвать проблему, которая вызывала бы более оживленную и острую дискуссию в цивилистической науке, чем вопрос об основании гражданско-правовой ответственности вообще и деликтной ответственности в частности. Все существующие подходы к решению проблемы можно разделить на две группы. Сторонники первого подхода утверждают, что основанием деликтной ответственности является состав гражданского правонарушения (деликта). Пропоненты второго подхода полагают, что основанием деликтной ответственности является деяние, причиняющее вред, — правонарушение Тебряев А. А. Общее основание и условия возникновения мер ответственности и мер защиты вследствие причинения вреда источником повышенной опасности // Юрист. — 2002. — № 6. — С. 27; Болдинов В. М. Ответственность за причинение вреда источником повышенной опасности. — СПб., Питер. 2002. — С. 63; Смирнов В. Т., Собчак А. А. Общее учение о деликтных обязательствах в советском гражданском праве: Учебное пособие. — Л., Издательство Ленинградского ун-та. 1983. — С. 56.

Что касается первой позиции, то в литературе довольно прочно утвердилось положение о том, что основанием деликтной ответственности является состав правонарушения как совокупность определенных признаков или элементов. В качестве таких элементов рассматриваются: вред, противоправность поведения причинителя вреда, причинная связь между этим поведением и наступившим результатом — вредом (объективные элементы) и вина причинителя вреда (субъективный элемент). Споры же ведутся, главным образом, о том, является ли состав правонарушения не только общим, но и единственным основанием деликтной ответственности, во-первых, и какие элементы этого состава необходимы для возникновения ответственности, во-вторых.

При всех различиях в обосновании ответственности при невиновном (случайном) причинении вреда общим для этих теорий является исходное положение авторов: ответственность может наступать не только за вину, но и без вины (за случайное причинение вреда).

Другие авторы, исходя из принципа «без вины нет ответственности», полагают, что отношения по возмещению вреда, причиненного в результате случайных, невиновных действий правонарушителя, хотя по своей внешней форме и напоминают отношения ответственности, исключают возможность квалификации их в качестве ответственности Малеин Н. С. Имущественная ответственность в хозяйственных отношениях. — М., Юрлитиздат. 1968. — С. 27; Лейст О. Э. Санкции и ответственность по советскому праву. — М., Юридическая литература. 1981. — С. 131−133.

Что касается второй позиции, то ее представители и в новейшей цивилистике продолжают развивать взгляд на причинение вреда как основание деликтной ответственности. Так, например, Болдинов В. М. обращает внимание на то, что причинение вреда в качестве основания возникновения деликтного обязательства прямо названо в подп. 6 п. 1 ст. 8 ГК РФ. И делает вывод: «следовательно, основанием ответственности является факт причинения вреда — деликт» Болдинов В. М. Указ. соч. — С. 63.

Такой разброс во взглядах предопределен неодинаковой трактовкой понятий «основание» и «условия» деликтной ответственности.

Смирнов В.Т. и Собчак А. А. подчеркивали, что «в юридической литературе, посвященной исследованию проблем гражданско-правовой ответственности вообще и деликтной ответственности в особенности, понятия „основание“ и „условия“ ответственности нередко смешиваются и употребляются как тождественные. Между тем их нужно различать не только потому, что каждое явление, отраженное в соответствующем понятии, обладает определенным, только ему присущим содержанием (явление должно быть сущностным), но и, главным образом, потому, что они имеют различное не только смысловое, но и юридическое значение. „Основание“ — это то, что порождает какое-либо явление, фундамент, на который последнее опирается и который определяет его природу. „Условия“ — те признаки, которые характеризуют основание и без наличия которых явление не может возникнуть. Переводя на язык правовых понятий, можно сказать, что „основание“ — это юридический факт, порождающий возникновение определенных правоотношений, их изменение или прекращение, или то, на что опирается правопритязание кредитора, и из чего возникает обязанность должника в правоотношении. „Условия“ — те признаки, которые характеризуют этот факт в целом или отдельные его стороны. Они указаны в законе. Поэтому их можно определить как те нормативные требования, которым в каждом конкретном случае должно отвечать основание (юридический факт) и при отсутствии которых не могут возникнуть или подвергнуться изменению соответствующие правоотношения, поскольку соответствующий факт не приобретает юридического значения (не становится юридическим фактом)» Смирнов В. Т., Собчак А. А. Указ. соч. — С. 56.

Разделяя первый вывод авторов о том, что «основание» и «условия» — это нетождественные правовые категории, не можем согласиться со второй частью рассуждений применительно к деликтной ответственности. Наше несогласие заключается в том, что факт причинения физического вреда не тождественен совокупности фактов: факту наличия юридического (имущественного) вреда; факту деяния, которым был причинен вред; факту причинно-следственной связи между первым и вторым фактами.

Это взаимосвязанные, но разные факты! Отсюда недопустимо ссылаться на то, что поскольку факт причинения вреда отвечает условиям противоправности деяния, наличия вреда и причинно-следственной связи, то он становится юридическим фактом. Дело, на наш взгляд, обстоит иначе. Факт причинения физического вреда (факт повреждения здоровья или причинение смерти гражданину) — это основание (повод) ставить перед правоприменителем вопрос о привлечении к деликтной ответственности причинителя вреда. Самого по себе этого единичного факта недостаточно для привлечения к деликтной ответственности, но достаточно для постановки вопроса об этом. Поэтому можно сделать следующий вывод: факт причинения физического вреда является основанием (поводом) для решения вопроса о привлечении причинителя (или иного обязанного лица) к деликтной ответственности. Для привлечения причинителя к деликтной ответственности, по общему правилу, необходимо наличие фактического состава: юридический (имущественный) вред, действие или бездействие причинителя, причинно-следственная связь между вредом и деянием, вина, которые в цивилистике получили название условий деликтной ответственности.

Институт обязательств вследствие причинения вреда многоаспектен, поскольку включает основание и условия возникновения деликтных правоотношений, определяет объем возмещения вреда, права и обязанности сторон, а также закрепляет иные атрибуты, к числу которых следует отнести закрепление управомоченных и обязанных лиц.

Итак, как и любое иное правоотношение, обязательство вследствие причинения вреда имеет три составных части: субъект, объект и содержание. Рассматривая субъективный состав, первоначально укажем, что его представляют потерпевший (кредитор) и причинитель вреда (делинквент).

Кредитором признается лицо, которому причиняется имущественный либо неимущественный вред. В рассматриваемом случае потерпевшими могут выступать только физические лица независимо от возраста и вида дееспособности. В силу принципа национального режима, означающего приравнивание иностранных граждан и лиц без гражданства в правах и обязанностях к гражданам страны пребывания, последние также могут являться потерпевшими Звеков В. П. Международное частное право: Курс лекций. — М., Норма-Инфра-М. 1999. — С. 178. Гражданское законодательство (п. 1 ст. 2 ГК РФ) называет еще одного возможного субъекта гражданского оборота: гражданина предпринимателя, осуществляющего свою деятельность без образования юридического лица. Он также может быть в роли потерпевшего.

Возможность уступки права требования по обязательствам вследствие причинения вреда жизни и здоровью действующим законодательством не допускается. Это же правило касается реализации институтов зачета, новации, поскольку в соответствии со ст. 411, 414 ГК РФ не допускаются случаи зачета и новации прекращения обязательств о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью. Также необходимо отметить, что в состав наследства не входит право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина (ст. 1112 ГК РФ).

Однако в роли кредиторов могут выступать физические лица в случае смерти кормильца. Статья 1088 ГК РФ определяет категории лиц, имеющих право на возмещение вреда. Соответственно можно говорить об определенной степени правопреемства.

Делинквентом при причинении вреда жизни и здоровью может выступать любой участник гражданского оборота, в том числе физические и юридические лица, иные социальные образования, Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, а также муниципальные образования Поляков И. Н. Ответственность по обязательствам вследствие причинения вреда. — М., Городец. 1998. — С. 12; Ярошенко К. Б. Жизнь и здоровье под охраной закона. — М., Юридическая литература. 1990. — С. 12.

Применительно к физическим лицам необходимо отметить, что последние должны обладать деликтоспособностью. Законодатель к числу лиц, не способных отвечать за причиненный вред, относит несовершеннолетних в возрасте до 14 лет, признанных недееспособными в порядке ст. 29 ГК РФ. В целом деликтоспособность должна быть присуща не только российским, но и иностранным гражданам, а также лицам без гражданства. Социальные образования не обязательно должны обладать статусом юридического лица. Обязанность возмещения вреда, причиненного юридическим лицом, не вызывает никаких сомнений в силу одного из его признаков (ст. 48 ГК РФ). Иные организации, не обладающие статусом юридического лица, также обязаны возмещать вред. Указанное положение следует из диспозиции ст. 36 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Жилин С. А. Комментарии к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации. — М., Т К Велби. 2003. — С. 42., где право на судебную защиту предоставлено организациям. Подтверждением этому является п. 2 ч. 1 ст. 1047 ГК РФ, где сказано, что по общим обязательствам, возникшим не из договора, участники простого товарищества отвечают солидарно.

Публично-правовые образования, к числу которых в первую очередь следует отнести в силу принципа равноправия участников гражданских отношений, могут быть должниками. Вместе с тем ответственность за причиненный вред жизни и здоровью наступает с незаконными действиями либо бездействием своих органов или должностных лиц. Причиненный вред жизни и здоровью должен возмещаться за счет казны Российской Федерации, казны субъекта или казны муниципального образования.

К. является инвалидом 2 группы с 70% утраты трудоспособности в связи с увечьем, полученным при исполнении обязанностей, связанных с устранением последствий аварии на Чернобыльской АЭС. В соответствии с Законом Р Ф «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» ответчик выплачивает ему ежемесячные суммы возмещения вреда здоровью. К. обратился в суд с указанным выше иском, ссылаясь на то, что ответчик необоснованно ограничил размеры сумм выплат за период с 15 февраля 2001 года по 19 июня 2002 года до 10 000 руб., с 15 февраля 2003 года до 30 000 руб. и с 1 января 2005 года до 33 000 руб., поскольку такое ограничение, по его мнению, не основано на законе. Одновременно просил обязать ответчика производить выплату возмещения вреда здоровью ежемесячно в размере 39 915 руб. 03 коп., произведя индексацию назначенных сумм надлежащим образом.

Размеры выплат, предусмотренных частями первой и второй данной статьи, ежегодно индексируются исходя из уровня инфляции, устанавливаемого федеральным законом о федеральном бюджете на очередной финансовой год, в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Данная позиция отражена и в пункте 7 Постановления Пленума Верховного Суда Р Ф от 14 декабря 2000 года N 35, в редакции от 5 апреля 2005 года N 7 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел, связанных с реализацией инвалидами прав, гарантированных Законом Р Ф «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» и соответствует правовым позициям, сформулированным Конституционным Судом Р Ф в Постановлении от 19 июня 2002 года N 11-П и в Определении от 4 октября 2005 года N 364-О Определение Верховного Суда Российской Федерации от 28 сентября 2007 года по делу № 5-в07−78//Бюллетень Верховного Суда Р Ф. -2007.- № 11. -С. 29.

Одной из характерных черт обязательств вследствие причинения вреда, в том числе жизни и здоровью, является несовпадение в отдельных случаях лица — непосредственного причинителя вреда и лица, обязанного возместить вред Кизлык А. П. Деликтная ответственность органов прокуратуры: вопросы теории и практики // Цивилистические записки: Вып. 2: Деликты в системе гражданско-правовых обязательств / Под науч. ред. Рыбакова В. А. — М., Юрист. 2002. — С. 81. В соответствии с п. 1 ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работникам при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Более сложная конструкция определения обязанного лица предусмотрена при ответственности за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Диспозиция ст. 1070 ГК РФ закрепляет формы незаконных действий, в результате которых причиняется вред. Выше уже упоминалось, что вред возмещается за счет соответствующей казны. Бланкетная норма ст. 1070 ГК РФ нашла свою реализацию в п. 10 ст. 158 Бюджетного кодекса Р Ф Бюджетный кодекс Российской Федерации от 31. 07. 1998 г. № 145-ФЗ (в ред. от 26. 04. 2007) // Собрание законодательства РФ. — 1998. — № 31. — Ст. 3823., согласно которой Главный распорядитель средств федерального бюджета выступает в суде от имени Российской Федерации:

— по искам о возмещении вреда, причиненного незаконными решениями и действиями (бездействием) соответствующих должностных лиц и органов, по ведомственной принадлежности;

— по искам подведомственных предприятий и учреждений, представляемым в порядке судебной ответственности.

Подводя итог, отметим, что целесообразно принятие федерального закона, где детально регламентировался бы механизм возмещения вреда, в том числе более четкое закрепление лица, имеющего право на возмещение вреда, а также лица, обязанного его осуществить.

1.3 Способы зашиты жизни и здоровья в системе личных неимущественных прав

Осуществление субъективного гражданского права и его защита неразрывно связаны. Защиту права трактуют как деятельность по устранению препятствии на пути осуществления субъективных прав Вершинин А. П. Меры защиты субъективных прав по гражданскому законодательству // Проблемы совершенствования законодательства по защите субъективных гражданских прав — Ярославль., Ярослав. гoc. Ун-т. 1988. — С. 55.

С точки зрения последовательности стадий развития правоотношений гражданско-правовая защита рассматривается как правовое регулирование на случай возникновения угрозы нарушения прав или на случай совершившегося правонарушения.

Понятием «защита прав» охватываются и меры ответственности и та меры, которые по своей природе к мерам ответственности не относятся и носят название мер защиты.

Традиционно к средствам защиты относят иски, жалобы, то есть действия, посредством которых заинтересованные лица требуют осуществления мер защиты от других субъектов Способами (мерами) защиты считаются действия, которые непосредственно направлены на защиту прав.

Примерный перечень способов защиты гражданских (в том числе и неимущественных) прав предусмотрен в ст. 12 ГК. При этом конкретный соответствующий способ защиты может применяться самостоятельно по выбору потерпевшею, так и в сочетании с другими способами защиты.

Согласно п. 2 ст. 150 ГК нематериальные блага защищаются в соответствии с Гражданским кодексом и другими иконами в случаях и в порядке, ими предусмотренных. Вывести охрану только на уровень закона сегодня практически невозможно, хотя к этому и следует стремиться. Соответственно следовало бы уточнить п. 2 ст. 150 ГК и указать, что нематериальные блага защищаются гражданским законодательством и иными актами, содержащими нормы гражданского права.

Высказано предположение, что для защиты неимущественных прав существуют только определенные способы признание права, восстановление положения, существовавшего до нарушения права, пресечение действии, нарушающих право Советское гражданское право. Ч.1 / Отв. ред. Рясенцев В. А. — М., Юридическая литература. 1986. — С. 264; Советское гражданское право. Ч.1 / Отв. ред. Смирнов В. Т., Толстой Ю. К., Юрченко А. К. — Л., Изд-во ЛГУ. 1982. — С. 193. Но закон не ограничивает возможность применения только названных способов защиты. Поэтому личные неимущественные права могут защищаться любыми предусмотренными законом способами с учетом того или иного вида этих прав. Однако для защиты личных неимущественных прав практически неприменим такой способ защиты как присуждение к исполнению обязанности в натуре.

Одним из способов защиты является признание права. Путем признания можно добиться защиты права в тех случаях, когда право лица фактически возникло, но было умалено действиями другого лица (например, признание авторства на произведения литературы в случае издания коллективного произведения под именем лишь одного из фактических соавторов). К некоторым неимущественным правам такой способ защиты неприменим, поскольку они возникают с момента рождения, существуют до конца жизни и не могут принадлежать другим лицам кроме управомоченного (например, право на здоровье).

Другим способом защиты неимущественного права является восстановление положения, существовавшего до нарушения права, например принуждение ответчика, опубликовать в газете опровержение ложных сведений, порочащих честь истца, или выдать новую служебную характеристику вместо прежней, содержащей порочащие честь истца сведения, или и изъятие из верстки книги фрагмента, внесенного редактором произвольно к нарушившего право автора на неприкосновенность произведения. Конечно, в ряде случаев нарушенное личное неимущественное право не поддается восстановлению или поддается восстановлению частично.

Пресечение действий, нарушающих неимущественное право, как самостоятельный способ защиты применяется в тех. случаях, когда возможно обеспечить такое положение, при котором обязанное лицо будет воздерживаться от действий, нарушающих чужое право. Таким образом, пресечение обеспечивает реализацию неимущественного права по усмотрению субъекта этого права. Например, запрет распространять сведения, составляющие тайну нотариальных действий, или запрет использовать фотомонтаж, в котором намеренно искажается облик гражданина, или требование снять используемое без согласия истца изображение с витрины выставки. Пресечение используется, чтобы прекратить длящееся нарушение права. Пресечь действия, создающие угрозу нарушения права, путем предъявления иска о запрещении деятельности, создающей опасность причинения вреда (п. 1 ст. 1065 ГК). Например, защищая право на благоприятную окружающую среду, гражданин может требовать запрещения деятельности организации, создающей опасность ухудшения экологической обстановки в микрорайоне проживания Пуряева А. Ю. Человек в системе объектов охраны окружающей среды // Журнал российского права. — 2007. — № 5. — С. 23.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой