Гражданско-правовое регулирование обязательств по оказанию услуг

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ВВЕДЕНИЕ

В современном гражданском праве России услуги признаются в качестве одной из ведущих категорий в системе объектов гражданских прав. Однако большое внимание к услугам как к объекту гражданских прав не является порождением новейшего времени. Договор возмездного оказания услуг относится к древнейшим институтам частного права, истоки которого можно найти в предклассическом римском праве. В классическом римском праве обнаруживаются детально разработанные договорные конструкции, опосредующие процесс оказания услуг.

Феномен возмездного оказания услуг, вытекающий из соответствующего договора как специфической части гражданского оборота, есть результат развития института личного найма. Понятие «услуга» чрезвычайно многогранно и имеет как экономическое, так и правовое содержание как особый вид деятельности по удовлетворению потребностей людей в обществе.

С точки зрения ученых экономистов, услуга это экономическое отношение не по поводу результатов труда, а по поводу труда как деятельности. Сама деятельность (труд), становится товаром, имеющим неовеществленную потребительскую стоимость, которая потребляется в процессе овеществления услуги. В экономической литературе сложился подход, согласно которому услуги, результат которых воплощается в товарах, называют материальными услугами, а услуги, которые не оставляют осязаемого результата, называют нематериальными услугами, последнее как правило, направлены на удовлетворение личных потребностей граждан или как их еще называют «личные услуги». Один из крупнейших мыслителей ХIХ века К. Маркс писал: «…услуга есть не что иное, как полезное действие той или иной потребительской стоимости товара, или труда, воплощенных в товарах…». Не оспаривая справедливость сказанного, хотелось бы отметить, что в экономической литературе услугой является целесообразная деятельность, полезный эффект труда, т. е. особая потребительская стоимость, которую доставляет сам труд, подобно всякому товару. При этом потребительская стоимость труда получает специфическое название «услуги» и как правильно отвечает А. А. Мохов «…труд оказывает здесь услуги не в качестве вещи, а в качестве деятельности». Этим услуга принципиально отличается от работы, результатом которой является овеществленный результат, т. е. создание вещи. Учитывая, что вещь — продукт материального производства, результат соединения человека с материальным субстратом, то потребительская стоимость здесь отделена от человека, существует самостоятельно и независимо от него. В то время как при оказании услуги отсутствует по общему правилу овеществленный результат трудовой деятельности, и ценность представляет не овеществленный результат, а сама деятельность, процесс.

Несмотря на то, что дискуссии о сущности услуг, их месте в нормативном регулировании ведутся уже многие десятилетия, до сих пор отсутствует как легальное, так и единое доктринальное понятие «услуги». До принятия ГК РФ мнения цивилистов по вопросу о гражданско-правовой сущности услуг существенно разнились. Большинство из них преимущественно рассматривали услуги как деятельность по удовлетворению потребностей граждан. Другие, в целом разделяя эту позицию, указывали на то, что понятием «услуги» охватываются имущественные отношения не только с участием граждан, но и с участием социалистических организаций.

В соответствии со ст. 128 ГК РФ услуги как разновидность действий представляют собой особый вид объектов гражданских прав. Роль таких действий и деятельности существенно возрастает в условиях перехода хозяйственного уклада к рыночной экономике. В этот период сильнее развивается гражданский оборот, а предпринимательская деятельность и конкуренция в большей степени опираются на товарно-денежные связи и действие закона стоимости.

Первостепенное значение в плане расширения и укрепления сферы услуг и совершенствования ее правового регулирования имеет факт включения рассматриваемой категории в Конституцию Р Ф (в главы «Основы конституционного строя» и «Федеративное устройство»). Основополагающими признаются взаимоувязанные в значительной части воспроизведенные в ст. 1 ГК РФ нормы, содержащиеся в ст. 8 и 74 Конституции Р Ф. В силу одной из них наряду с единством экономического пространства в России гарантируется свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности. Другие нормы не допускают на территории страны установление таможенных границ, пошлин, сборов и каких-либо иных препятствий для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств. Ограничения перемещения товаров и услуг могут вводиться лишь в соответствии с федеральным законодательством при условии, что это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей.

Необходимо отметить, что в упомянутой ст. 779 ГК РФ вслед за определением договора возмездного оказания услуг закреплено положение, согласно которому правила, содержащиеся в гл. 39 ГК РФ, применяются по меньшей мере к восьми группам договоров. Упоминаются они в следующем порядке — договоры оказания услуг связи, медицинских, ветеринарных, аудиторских, консультационных, информационных услуг, услуг по обучению, туристическому обслуживанию. Однако выявить какую-либо обусловленность и закономерность в последовательности их расположения едва ли представляется возможным.

Данный перечень не является исчерпывающим, так как после завершающего вида обслуживания — туристического — закон отсылает к иным услугам. Вместе с тем далее говорится об исключениях, к которым правила гл. 39 ГК РФ не должны применяться. К ним отнесены услуги по договорам, предусмотренным в главах ГК РФ о подряде; выполнении научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ; перевозке, транспортной экспедиции; банковском вкладе; банковском счете; расчетах; хранении; поручении; комиссии и о доверительном управлении имуществом.

Учитывая изложенное, исследование обязательств по оказанию услуг представляется крайне актуальным и необходимым.

Вышеперечисленные проблемы нашли отражение в трудах многих ученых и специалистов как по общей теории права, так и по гражданскому праву: Т. Е. Абовой, С. С. Алексеева, Н. Г. Александрова, В. А. Белова, В. В. Витрянского, Ю. С. Гамбарова, Д. И. Генкина, С. А. Громова, Ю. П. Егорова, Т. И. Илларионовой, О. С. Иоффе, А. Г. Карапетова, Т. В. Кашаниной, Н. М. Коркунова, Л. В. Кузнецовой, Д. И. Мейера, Т. Н. Нешатаевой, Е. А. Останиной, К. П. Победоносцева, И. А. Покровского, А. П. Сергеева, В. И. Синайского, Е. А. Суханова, Ю. К. Толстого, А. Ф. Черданцева, Л. И. Шевченко, Г. Ф. Шершеневича, В. Ф. Яковлева и др.

Однако в настоящее время существует необходимость дальнейшего изучения существующих в этой области проблем и обобщение накопленного опыта правового регулирования.

Целью данной дипломной работы является всесторонний анализ особенностей гражданско-правового регулирования обязательств по оказанию услуг, комплексное изучение института договора возмездного оказания услуг, его особенностей, места и значения в гражданском обороте. Для достижения поставленной цели была предпринята попытка решить следующие задачи:

— рассмотреть понятие «услуга» как объект гражданских прав, соотнести её правовую и экономическую сущность;

— изучить правовые формы реализации услуг;

— исследовать природу обязательств по оказанию услуг;

-рассмотреть процесс исторического становления отношений по возмездному оказанию услуг;

— раскрыть особенности правового регулирования возмездного оказания услуг;

— проанализировать элементы и содержание договора возмездного оказания услуг;

— выявить особенности отдельных видов договоров возмездного оказания услуг;

— раскрыть проблемы исполнения договора возмездного оказания услуг.

— выявить и проанализировать судебную практику по обязательствам по оказанию услуг с целью устранения коллизий гражданско-правовых норм в рассматриваемой области общественных отношений и внесения предложений по совершенствованию действующего законодательства.

Объектом исследования выступают общественные отношения, возникающие в процессе правового регулирования обязательств по оказанию услуг, и прежде всего при заключении и осуществлении договора возмездного оказания услуг.

Предметом настоящего исследования являются нормы гражданского законодательства регламентирующие обязательств по оказанию услуг, а так же, монографические источники, материалы судебной практики и периодических изданий касающиеся данной темы.

Методологической основой данной работы послужили такие методы исследования, как диалектический, исторический, формально-юридический, сравнительно-правовой, метод правового моделирования и другие приемы обобщения научного материала и практического опыта.

Теоретическую основу работы составили: действующее законодательство, работы ученых в области гражданского права, учебники, пособия. Особое внимание было уделено трудам таких ученых-правоведов, как С. С. Алексеева, Н. Г. Александрова, В. А. Белова, В. В. Витрянского, А. М. Кабалкина, Ю. П. Егорова, Т. И. Илларионовой, О. С. Иоффе, А. Г. Карапетова, И. Б. Новицкого, К. П. Победоносцева, И. А. Покровского, А. П. Сергеева, В. И. Синайского, Е. А. Суханова, Ю. К. Толстого, А. Ф. Черданцева, Л. И. Шевченко, Г. Ф. Шершеневича, В. Ф. Яковлева Е.Д. Шешенина и др.

Структура выпускной квалификационной работы обусловлена предметом, объектом, целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, пяти глав, заключения, приложения и списка использованной литературы.

ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА УСЛУГ КАК ОБЪЕКТА ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

1. Понятие услуг как категории гражданского права и их роль в гражданском обороте

Несмотря на то, что дискуссии о сущности услуг, их месте в нормативном регулировании велись в цивилистической доктрине с 70-х годов ХХ века, до сих пор отсутствует как легальное, так и единое доктринальное понятие «услуги». До принятия ГК РФ мнения цивилистов по вопросу о гражданско-правовой сущности услуг существенно разнились. Большинство из них преимущественно рассматривали услуги как деятельность по удовлетворению потребностей граждан.

С точки зрения ученых экономистов, услуга это экономическое отношение не по поводу результатов труда, а по поводу труда как деятельности. Сама деятельность (труд), становится товаром, имеющим неовеществленную потребительскую стоимость, которая потребляется в процессе овеществления услуги.

В экономической литературе сложился подход, согласно которому услуги, результат которых воплощается в товарах, называют материальными (производственными) услугами, а услуги, которые не оставляют осязаемого результата, называют нематериальными (непроизводственными) услугами, последнее как правило, направлены на удовлетворение личных потребностей граждан (так называемые «личные услуги»).

Представляет интерес позиция цивилиста Н. А. Баринова о том, что «…услуга это экономическое отношение, возникающее по поводу результатов труда, создающего потребительские стоимости, проявляющиеся в форме полезного действия товара (вещи) или самой деятельности для удовлетворения конкретных, разумных потребностей человека». В то время, как Е. П. Грушевая, рассматривая обязательства по предоставлению в хозяйственных отношениях, приходит к выводу, что «…услуга — это экономическое отношение не по поводу результатов труда, а по поводу труда, как деятельности». Как видно из сказанного, в науке нет однородности рассматриваемой проблемы.

Несмотря на важность сферы услуг в экономике, ее теоретическая концепция в России долгое время не получала своего развития и распространения. Такое положение, по мнению В. Н. Бугакова, связано непосредственно с идеологией марксистской теории, а она в свою очередь, отдавала предпочтение, прежде всего материальному производству, а услуги почти не рассматривались как самостоятельная сфера. И только в середине 60-х годов XX в. Э. М. Агабабьян проводя анализ сферы услуг, приходит к выводу, что последняя представляет собой комплекс экономически детородных отраслей и видов труда, где труд по своей экономической природе является производительным, а продуктом труда является услуга, которая «…принимает нормы полезного эффекта, либо деятельности…, при этом полезный эффект есть совокупность полезных свойств, непосредственно направленных на удовлетворение той или иной потребности человека». В целом соглашаясь с позицией автора, в тоже время Н. А. Баринов останавливается и на спорных моментах, что полезный эффект услуги может проявляться не только в виде деятельности или воссозданной вещи, но также в форме вновь созданной вещи и «…в данном случае речь идет об овеществленном соглашении, где реальная связь между людьми выступает как «естественное свойство вещи».

Наряду с точкой зрения Э. М. Агабабьяна, несколько позже было предложено и иное понимание услуг. Так, Н. П. Индюков под услугой понимает потребительскую стоимость в форме деятельности (положительный эффект), которая способна удовлетворить те или иные человеческие потребности, и «…положительный эффект неотделим от деятельности». При этом автор из сферы услуг исключает конкретно-экономические отношения по выполнению работ в форме создания вещей, а услуги подразделяет на: материальные и нематериальные. В зависимости от понимания сущности услуг предлагались и их дефиниции. Наиболее широко определял услугу Ю. Х. Калмыков: «деятельность, направленная на создание удобств или предоставление льгот контрагенту по обязательственному правоотношению». Соответственно, к обязательствам по оказанию услуг он относил любые по своей правовой природе договоры, которые совершаются на льготных условиях, либо с целью создания удобств для управомоченного лица: договоры бытового подряда и проката, розничной купли-продажи в кредит и т. д. Очевидно, что при подобном подходе понятием «обязательства по оказанию услуг» охватывается слишком широкий круг обязательств, что размывает само это понятие.

В целом разделяя данную позицию, Е. Н. Романова разграничивала обязательства по результатам деятельности, относя к обязательствам по оказанию услуг только те, которым присущи следующие признаки: «а) предмет договора составляют полезный эффект в виде удобств для контрагентов (экономия времени, средств, дополнительные гарантии и т. д.; б) услуга как деятельность потребляется в процессе ее предоставления». Один из основных недостатков такого подхода видится в использовании для характеристики полезного эффекта категорий, не имеющих четких формальных признаков: экономия времени, средств и т. д.

Довольно широко распространено мнение об услугах как результате деятельности. Так, С. С. Алексеев отмечал, что услуги — это «не сама по себе деятельность, а определенный результат». Но при этом специфику результата он видит в том, что этот результат существует в форме положительного эффекта, практически неотделимого от деятельности. Услуга может быть объектом как гражданского, так и трудового правоотношения. Объектом трудового правоотношения является услуга как процесс обслуживания, а гражданского — услуга как продукт труда. Тем не менее услугу он определял как «деятельность гражданина или организации, потребляемая в процессе ее осуществления, продукт которой не имеет овеществленного выражения». Из приведенных определений видно, что рассмотрение услуг как результата деятельности в отрыве от самой деятельности непродуктивно, так как в конечном итоге все эти авторы определяли услуги через деятельность.

Наибольшую поддержку в литературе получило определение услуги как деятельности, не имеющей овеществленного результата. Е. Д. Шешенин выделял следующие признаки услуги: «а) это деятельность лица (юридического или физического), оказывающего услугу; б) оказание услуги не оставляет вещественного результата; в) полезный эффект услуги (деятельности) потребляется в процессе предоставления услуги, а потребительная стоимость услуги исчезает».

Отсутствие овеществленного результата как основной признак услуг использовался и для их отграничения от работы. В связи с этим проблема соотношения работ и услуг, а, следовательно, и соотношения договора подряда и договора по оказанию услуг, приобрела самостоятельное значение в дискуссии о понятии услуг.

В цивилистической литературе высказывалось и прямо противоположное мнение о работе как разновидности услуги. Н. А. Баринов объединил в понятии услуги и выполнение работ, и оказание услуг, указав, что «одни услуги воплощаются в потребительных стоимостях вещей. Другие услуги (потребительные стоимости) как результат деятельности услугодателя, не воплощаются в товарах, а выражаются в форме деятельности услугодателя». По мнению А. Ю. Кабалкина, «представляется допустимым рассматривать выполнение работ в качестве разновидности обязательств по оказанию услуг, исходя главным образом из того, что любая услуга невозможна без выполнения определенной работы».

Обосновывая необходимость законодательного закрепления нового типа договора — договора по оказанию услуг, Е. Д. Шешенин настаивал на необходимости разграничения работ и услуг. Признавая единство экономической сущности услуг, он, тем не менее, подчеркивал деление услуг по результату деятельности, которые либо воплощаются в вещах, либо не существуют отдельно от исполнителей. Соответственно, по его мнению, «услуги первого рода являются предметом подрядных обязательств, а услуги второго рода — предметами договоров, порождающих обязательства по оказанию услуг».

В зарубежной экономической литературе понятие и сущность услуг исследуется через призму маркетингового продукта, который также имеет свою историю. Одной из равных моделью считается модель Д. Ратмила, выявившая проблему изучения нужд потребителей и мониторинга процесса потребления услуг. Известный специалист по маркетингу Ф. Котлер, следующим образом определяет услугу — это «…любое мероприятие или выгода, которые одна сторона может предложить другой и которые в основном неосязаемы и не приводят к завладению чем-либо».

Эту же мысль несколько другими словами выражают и российские ученые, которые услугу определяют как «…продукт труда, полезный эффект которого выступает не в форме вещи, а в форме деятельности, направленной на вещь и (или) на человека». В этой связи следует воспроизвести и позицию М. В. Кротова, что «…услуга создает определенный экономический эффект» и в продолжении сказанному автор определяет место услуги в системе общественных отношений как «элемента имущественного отношения, поскольку, как и вещь, услуга (автор не относит услугу к вещам) представляет по своей сути определенное содержание продукта труда и обладает всеми свойствами товара». Поэтому можно утверждать, что в известной мере следуя этимологическому значению термина, «услуга» — это блага, предоставляемые не в виде вещей, а в форме деятельности, и само оказание услуг создает желаемый результат.

Не оспаривая справедливость сказанного, хотелось бы отметить, что в экономической литературе услугой является целесообразная деятельность, полезный эффект труда, т. е. особая потребительская стоимость, которую доставляет сам труд, подобно всякому товару. При этом потребительская стоимость труда получает специфическое название «услуги» и как правильно отвечает А. А. Мохов «…труд оказывает здесь услуги не в качестве вещи, а в качестве деятельности». Этим услуга принципиально отличается от работы, результатом которой является овеществленный результат, т. е. создание вещи. Учитывая, что вещь — продукт материального производства, результат соединения человека с материальным субстратом, то потребительская стоимость здесь отделена от человека, существует самостоятельно и независимо от него. В то время как при оказании услуги отсутствует по общему правилу овеществленный результат трудовой деятельности, и ценность представляет не овеществленный результат, а сама деятельность, процесс.

В итоге следует признать, что первые исследования сущности услуг проводятся в экономической литературе. Однако услуги следует рассматривать не только с экономической, но и с юридической точки зрения, то есть «услуга» должна рассматривать и как правовая категория. Необходимо отметить, что данные категории (экономические и правовые) не являются взаимоисключающими, скорее речь идет о взаимном дополнении, взаимной связи и взаимообусловленности.

2. Правовые формы реализации услуг правовой договор информационная услуга

Интересным представляется рассмотреть вопрос об услуге как правовой категории, тем более что в правовой доктрине до сих пор существует некоторая несогласованность по поводу того, какие критерии необходимо учитывать при изучении такого правового явления как «услуга».

Из истории цивилистики известно, что понятие «услуга», входило в качестве неотъемлемой части в состав древнеримского частного права, и было известно как договор найма. Это был особый договорной тип, включающий в себя три разновидности договоров, в котором основным критерием выступало наличие или отсутствие овеществленного результата (opus). Подобное понимание услуги перешло из римского права в современную юридическую мысль и правотворчество.

В то же время следует признать, что в ГК РФ отсутствует определение понятия «услуга», а содержащиеся в ряде принятых позже законодательных актов, легальные разъяснения соответствующей категории существенно различаются между собой. Так, более узкий смысл придавал определению услугам Федеральный закон «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» 1995 г., в соответствии с которым под услугами понималось «предпринимательская деятельность, направленная на удовлетворение потребностей других лиц». В то время как, новый Федеральный закон «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» уже не дает определения «услуга». Легальное определение услуги приведено в ст. 38 Налоговом кодексе РФ, где под услугой для целей налогообложения признается «деятельность, результаты которой не имеют материального выражения, реализуются и потребляются в процессе осуществления этой деятельности». Из-за отсутствия определений услуги как объекта гражданского права, как указывает М. Н. Малеина, данное определение в Налоговом кодексе РФ может быть использовано и при применении гражданского законодательства.

Таким образом, понятие «услуга» в российском праве имеет довольно размытые границы, что порождает множество неясностей и практически по-разному трактуется учеными.

Устанавливая научное значение «услуга», некоторые авторы признают главным признаком услуг — отсутствие овеществленной формы (через выявление ее соотношения с работами, выполняемых в рамках договорного порядка). В то же время наличие у услуги экономической природы (стоимости и потребительской стоимости) позволяет относить ее к преимущественной группе объектов гражданских прав, хотя услуга имеет «результат» неовеществленного характера — удовлетворения культурных, эстетических, информационных и иных потребностей.

Не стоит забывать, что среди дореволюционных цивилистов сторонником разграничения работ (подряда) и услуг выступал Г. Ф. Шершеневич, который подчеркивал необходимость понимания подряда как «…исполнение работы как продукта приложения рабочей силы». При этом вышеприведенный автор одновременно отмечал, что «…в подряде мы имеем дело с „исполнением“ работы». Соответственно смысл подряда, в отличие от личного найма, он усматривал в «результате труда». Более последовательно выступал за разграничение работ от услуг О. С. Иоффе, который выделял наряду с подрядом группу договоров, объединенных вокруг обязательства по оказанию услуг. К их числу им, в частности, отнесены договоры, которые в отличие от подряда имеют в виду «деятельность таких видов, которые не получают или не обязательно должны получить воплощение в материализованном, а тем более в овеществленном результате».

Правой подход к понятию услуги, основой которого также послужило понимание услуги в экономическом смысле, мы находим у Е. И. Свеженцевой, которая под «услугой» подразумевает деятельность исполнителя, не оставляющую материального результата, полезный эффект (результат), который используется гражданами-потребителями для удовлетворения их личных, бытовых нужд, а также деятельность исполнителя по заказу потребителя, выполняемая с привлечением третьих лиц. Близкой к изложенной является позиция А. А. Сироткиной, которая в специальном монографическом исследовании, посвященном договору оказания медицинских услуг, дает следующее определение услуги «…деятельность гражданина или организации, потребляемая в процессе ее осуществления, продукт которой не имеет овеществленного выражения».

Проанализировав вышеизложенное следует признать, что авторы, определяя услуг, обычно ссылаются на те признаки, которые отличают ее от работ, главным образом — неразрывная связь результата услуги с самой деятельностью по ее оказанию, а также нематериальный (неовеществленный) и уже по этой причине неотделимый от самой услуги результат.

Е. Г. Шаблова, проводя анализ правовой природы услуг, дает следующее доктринальное определение: «Услуга — способ удовлетворения индивидуальной потребности лица, который не связан с созданием (улучшением) вещи или объекта интеллектуальной собственности и достигается в результате деятельности допускаемой действующим правопорядком на возмездных началах». Нетрадиционной определение услуги как объекта гражданских прав приводит Л. В. Санникова, что «услуга это действия услугодателя по сохранению или изменению состояния невещественных благ (имущественных прав, информации, нематериальных благ), совершаемые им в пользу услугополучателя». По нашему мнению, приведенные определения ученых имеют право на существование. Первое определяет услугу применительно к гл. 39 ГК РФ, где автор вводит квалифицирующий признак возмездности, который может быть свойственен только в отношении возмездных услуг, например, договор доверительного управления имуществом, поручения. Второе определяет услугу в широком контексте этого слова, применительно ко всем договорам услуг, предоставляемых как на возмездной, так и безвозмездной основе.

Вышеизложенное свидетельствует, что спектр мнений в определении сущности услуги достаточно широк и разнообразен. Очевидное различие формулировок отражает многолетнюю дискуссию ученых в четких критериях для определения услуги. Выявленное еще римскими юристами различие между работами и услугами не потеряло актуальности и на сегодняшний день. При этом основным способом выявления специфики услуги как объекта гражданских прав из предложенных определений авторов усматривается через ее соотношение с работами, выполняемыми в рамках договора подряда. Отграничение работ услуг путем указания на предоставления заказчику овеществленного результата есть основополагающий критерий двух видов объектов гражданских прав в цивилистической доктрине, нашедшей отражение и в ГК РФ.

3. Понятие и виды обязательств по оказанию услуг

Обязательства по оказанию услуг входят в группу договорных обязательств. К данным обязательствам относятся: перевозка, транспортная экспедиция, заем и кредит, факторинг, банковский счет, банковский вклад, а также безналичные расчеты, хранение, страхование, поручение, комиссия, агентирование, доверительное управление имуществом, возмездное оказание иных услуг.

Общими признаками, объединяющими все договорные обязательства об оказании услуг, являются:

* во-первых, особенности объекта обязательства — услуги нематериального характера;

* во-вторых, специфика связи услуги с личностью услугодателя.

Указанные особенности можно проиллюстрировать на примере различий обязательств об оказании услуг и обязательств подрядного типа. Основным отличием обязательств об оказании услуг от обязательств подрядного типа является результат осуществляемой услутодателем деятельности. Если в обязательствах подрядного типа результат выполненных работ всегда имеет овеществленную форму, то в обязательствах об оказании услуг результат деятельности исполнителя не имеет вещественного содержания. Следовательно, услуги, предоставляемые должником кредитору, носят нематериальный характер.

Отношения по оказанию услуг известны гражданскому праву на протяжении тысячелетий, однако, за редким исключением, в кодифицированных актах специальные нормы, посвященные регулированию указанных отношений, отсутствовали. В законодательстве регламентировались лишь отдельные разновидности договоров об оказании услуг, признанные в силу присущих им особенностей самостоятельными договорами: поручение, комиссия и т. п. Исторически обязательство по оказанию услуг обязано своим происхождением договору найма. По римскому праву договор найма -- консенсуальный, возмездный, синналагматический договор. В римском праве отношения найма (locatio-conductio) охватывали и наем вещей (locatio-conductio rerum), и наем услуг (locatio-conductio operarum), и наем работ (locatio-conductio operis). Несмотря на наличие специальных наименований, в самом римском праве это был единый договор о возмездном пользовании вещью ли, услугами ли, работами ли, что было обусловлено крайне незначительным объемом отношений по найму услуг, которые не могли быть сравнимы с возможностями использования рабов (т.е. пользованием вещью). Римские юристы не придавали значения природе объекта пользования, поскольку особенности римского экономического быта заставляли юристов обращать внимание преимущественно на случаи договоров о возмездном пользовании вещами и лишь изредка касаться случаев, когда объектом договоров являются действия. Разделение locatio-conductio на виды произведено средневековыми юристами, положившими в основу разграничения экономические особенности объектов.

Объектом обязательств по оказанию услуг и выполнению работ являются действия, экономический результат которых различен в зависимости от того, в какой форме выражается результат этой деятельности, а также в зависимости от того, может ли быть гарантирован ее положительный результат. Различают материальные и нематериальные услуги. Материальные услуги получают объективированное выражение либо в предмете природы, либо в личности самого потребителя услуг. Они выражаются в создании новой вещи, ее перемещении, внесении в нее изменений и т. д. К материальным относятся и такие услуги, которые воплощаются в личности самого человека (например, услуги парикмахера, банщика, перевозчика, осуществляющего перевозку пассажиров). Но в чем бы ни выражались материальные услуги, их результат всегда может быть гарантирован лицом, оказывающим услуги, т. е. услугодателем. Нематериальные услуги характеризуются тем, что, во-первых, деятельность услугодателя не воплощается в овеществленном результате, а во-вторых тем, что услугодатель не гарантирует достижение предполагаемого положительного результата.

Гражданско-правовое регулирование экономических отношений по оказанию услуг достигается с помощью различного рода обязательственных отношений. Выбор формы правового регулирования, конкретной разновидности обязательственных отношений зависит от вида услуги, формы выражения ее результата. И договор подряда, и договор по оказанию услуг опосредуют экономические отношения по оказанию услуг. Так, экономические отношения по оказанию материальных услуг регулируются обязательствами подрядного типа, исполнение которых выражается в овеществленном результате. Например, пошив одежды, строительство дома и т. д.

Обязательства по оказанию услуг опосредуют отношения, предметом которых являются услуги, не получающие овеществленного выражения, отличного от самой деятельности, в которой они воплощены, например услуги врача, учителя, адвоката и т. д. Положительный результат оказания нематериальной услуги может и не быть достигнут, но экономический характер отношения нисколько не зависит от того, излечивает ли больного врач, успешно ли обучает ученика учитель, выигрывает ли дело клиента адвокат. Достижение полезного эффекта услуги зависит и от того, как происходит ее потребление, имеются ли объективные условия для достижения результата, т. е. от качеств не только исполнителя, но и потребителя услуги. Соответственно этому и оплата деятельности услугодателя не зависит от того, достигнут или нет полезный эффект услуги. Репетитор обязан предоставить свои услуги, т. е. обеспечить возможность усвоения обучающимся определенного уровня знаний; достигнет ли деятельность репетитора желаемого результата или нет, зависит и от самого обучающегося, его способностей, внимательности. Этот признак свойствен не только репетиторству, но и всем иным видам нематериальных услуг.

В юридической литературе советского периода большая группа ученых обосновывала необходимость выделения в системе гражданско-правовых обязательств особого, самостоятельного обязательства об оказании услуг. При этом отсутствовало единство мнений о правовой природе этих обязательств и их видах. Основываясь на нематериальном характере услуги, Е. Д. Шешенин сделал вывод, что предметом подрядных договоров являются результаты, воплощающиеся в товарах (вещах), а предметом договоров, порождающих обязательства по оказанию услуг, — результаты деятельности, не существующие отдельно от исполнителей и не являющиеся вещами. Согласно другому мнению, в любом возмездном договоре можно усматривать услугу одного контрагента и вознаграждение за нее со стороны другого. М. И. Брагинский предложил деление договоров на договоры по производству работ и договоры услуг, относя к последнему виду поставку, снабжение энергией и газом и т. д. Другие ученые полагали, что для выделения самостоятельного договора об оказании услуг нет оснований. Действующее законодательство проводит различия между овеществленными услугами, являющимися объектом обязательств подрядного типа, и нематериальными услугами, выступающими объектом обязательств об оказании услуг. Ведь согласно ст. 783 ГК РФ общие положения о подряде и положения о бытовом подряде применяются к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит ст. 779 — 782 ГК РФ, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг. Кроме того, следует заметить, что нематериальная услуга неотделима от личности услугодателя, так как потребляется услугополучателем в процессе ее оказания, т. е. самой деятельности услугодателя. В отличие от этого в подрядных отношениях сам смысл обязательства состоит в том, чтобы передать полученный вещественный результат заказчику.

Что касается видов обязательств в сфере оказания услуг, то в кодификации гражданского права 1961--1965 гг. договорные обязательства по оказанию услуг не выделялись в особую группу и не подвергались систематизации. Вместе с тем в науке гражданского права давно существовала классификация обязательств, включающая обязательства по передаче имущества в собственность (иное вещное право) или в пользование, обязательства о выполнении работ и обязательства об оказании услуг. Таким образом, выделение обязательств об оказании услуг существовало как de lege ferenda.

С принятием и введением в действие части второй ГК РФ ситуация принципиально не изменилась. В отличие от обязательств по передаче имущества в собственность (иное вещное право) или в пользование и обязательств о выполнении работ, которые объединяются вокруг общих положений, обязательства об оказании услуг общей части не имеют. Нормы гл. 39 ГК РФ не могут претендовать на такую роль, поскольку призваны урегулировать достаточно четкий круг только фактических, но не иных услуг (п. 2 ст. 779 ГК РФ).

Обязательства по оказанию услуг имеют единую экономическую природу с творческими отношениями. Деятельность актера и участника танцевального ансамбля, с одной стороны, врача, адвоката, педагога, с другой, обладают единой экономической сущностью -- это деятельность по оказанию услуг. Разграничение же этих отношений проводится по наличию или отсутствии в деятельности исполнителя творческого характера, что и проявляется в наличии авторских и исполнительских договорных обязательств.

Сложность представляет разграничение гражданско-правовых отношений по оказанию услуг и трудовых отношений, особенно когда в качестве услугодателя выступает гражданин. Предмет как трудовых, так и гражданских отношений в данном случае существует в физической форме труда. Однако трудовые правоотношения имеют своим предметом не результат услуги, а самый процесс ее оказания, тогда как гражданско-правовые отношения охватывают именно результат деятельности услугодателя. Для разграничения трудовых и гражданских отношений следует принять во внимание характер отношений -- длящийся или разовый: если гражданин приглашается для оказания услуг в течение определенного периода времени (неделя, месяц, год), причем оговаривается выполнение им определенной трудовой -функции (домработница, шофер, няня), то налицо трудовые отношения. Если же речь идет о выполнении разового, конкретного задания (обслужить больного, погулять с ребенком и т. д.), то имеют место гражданские правоотношения.

Следует отличать от трудовых и гражданско-правовые отношения длящегося характера: услуги домашнего врача, адвоката и т. п. Особенность этих отношений заключается в том, что между врачом или адвокатом, с одной стороны, и лицами, которые пользуются их услугами, с другой, существует принципиальная договоренность о том, что в случае необходимости требуемые услуги будут оказаны именно этим врачом или адвокатом. Если такое соглашение носит возмездный характер, то между сторонами имеется трудовой договор и оплата производится не за конкретно оказанную услугу, а, за тот период времени, в течение которого стороны связаны соответствующим соглашением. Однако в большинстве случаев граждане предпочитают обращаться к услугам врача или адвоката лишь при необходимости и соответственно оплачивать выполнение конкретного поручения по ведению дела в суде, лечению больного и т. д. В остальное же время стороны не связаны отношениями гражданско-правового характера.

Договорные обязательства по оказанию услуг в гражданском праве по характеру деятельности услугодателя можно подразделить на определенные виды. Это, во-первых, обязательства об оказании услуг фактического характера (перевозка, хранение, возмездное оказание иных услуг). Во-вторых, обязательства об оказании услуг юридического характера (поручение, комиссия). В-третьих, обязательства об оказании услуг как фактического, так и юридического характера (транспортная экспедиция, агентирование, доверительное управление имуществом). В-четвертых, обязательства об оказании услуг денежно-кредитного характера (заем и кредит, факторинг, банковский счет, банковский вклад, а также безналичные расчеты, страхование).

Обязательства по оказанию услуг — новый для нашего законодательства институт, хотя отдельные виды услуг в той или иной форме встречались и раньше. Таковы поручение, экспедиция и т. п. Нормы об обязательствах по оказанию услуг со временем, видимо, станут играть роль общих положений для всех обязательств по оказанию услуг. В настоящее же время законодатель, во избежание коллизии правовых норм и руководствуясь принципом законодательной экономии, установил правило о неприменении норм главы 39 ко всем обязательствам по оказанию услуг, самостоятельно урегулированным в ГК РФ. Так, из сферы действия главы 39 ГК РФ исключены такие обязательства по оказанию услуг, как поручение и комиссия.

В то же время среди обязательств, на которые действие главы 39 ГК РФ не распространяется, упоминаются и такие, которые к обязательствам по оказанию услуг вообще не относятся. Таковы банковский вклад и банковский счет, а также обязательства по расчетам. По-видимому, упоминание указанных обязательств в известной мере является данью традиции, поскольку их принято было относить к непроизводственной сфере либо к сфере обслуживания.

Таким образом, самый перечень обязательств, на которые не распространяется действие главы 39 ГК РФ, поскольку в него попали как обязательства по оказанию услуг, так и обязательства, не являющиеся таковыми, свидетельствует о том, что позиция законодателя в определении границ обязательств по оказанию услуг и оптимальных форм их правового урегулирования еще не устоялась.

В целях законодательной экономии закон допускает применение к регулированию отношений по возмездному оказанию услуг норм общих положений о подряде и о бытовом подряде, если это не противоречит ст. 779 — 782 ГК РФ, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг (ст. 783 ГК РФ). Допустимость применения общих положений о подряде основывается на общей экономической сущности обязательств подрядного типа и по оказанию услуг. Именно особенности предмета обязательства возмездного оказания услуг и обусловливают его выделение в самостоятельный вид гражданско-правовых обязательств. Применение норм о бытовом подряде объясняется и тем, что обязательства по оказанию услуг также могут быть отнесены к публичным договорам и охватываться действием Закона о защите прав потребителей, например, деятельность музеев, кинотеатров, концертных залов и т. п.

Отдельные виды услуг, предусмотренные в примерном перечне п. 2. ст. 779 ГК РФ, регламентированы на уровне специально принятых законодательных актов. Так, услуги почтовой связи регулируются Федеральным законом «О почтовой связи» от 17 июля 1999 г. Кроме того, на регулирование отдельных видов услуг рассчитаны специальные нормативные акты, принимаемые, как правило, на уровне Правительства России. Примером могут служить Правила предоставления гостиничных услуг в Российской Федерации, утвержденные постановлением Правительства Р Ф от 25 апреля 1997 г. № 490, Правила по кино- и видеообслуживанию населения, утвержденные Постановлением Правительства Р Ф от 17 ноября 1994 г. № 1264, Правила оказания услуг телефонной связи, утвержденные Постановлением Правительства Р Ф от 26 сентября 1997 г. № 1235, Правила оказания услуг проводного вещания (радиофикации), утвержденные постановлением Правительства Р Ф от 26 сентября 1997 г. № 1238, Правила предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями, утвержденные постановлением Правительства Р Ф от 13 января 1996 г., Правила оказания платных ветеринарных услуг, утвержденные постановлением Правительства Р Ф от 6 августа 1998 г. № 898 и ряд иных. В целом как законы, так и правила оказания отдельных видов услуг не отступают от общих положений, сформулированных в гл. 39 ГК РФ. Нормативная регламентация деятельности по оказанию услуг может осуществляться только путем закрепления определенных требований как к процессу оказания услуги, так и к ее качеству. Если для оказания услуг необходимо использование какого-либо оборудования, то требования к качеству услуги дополняются требованиями и к этому оборудованию. Так, оказание услуг телефонной связи и услуг проводного вещания не может быть осуществлено без телефонного аппарата, приемника и иных так называемых «оконечных устройств».

Правила отражают особенности оказания услуг в соответствии с положениями ГК РФ о публичном договоре. Обязанность заключить договор с любым потребителем услуги, предоставление льгот и т. п. являются характерной чертой большинства правил. В вопросах ответственности все правила следуют буквальному тексту закона о защите прав потребителей.

Закон об основах туристской деятельности вновь обращает внимание на различие между отношениями по оказанию услуг и куплей-продажей. Из текста закона следует, что туристические фирмы не осуществляют деятельность по оказанию услуг, а заключают с клиентами договоры купли-продажи туристского продукта. Единственная причина столь явного пренебрежения прямым предписанием ГК РФ о том, что деятельность по туристскому обслуживанию является разновидностью договора возмездного оказания услуг, заключается в нежелании отвечать за действия своего партнера по туристическому бизнесу. Данная позиция законодателя не случайно подвергнута справедливой критике.

ГЛАВА 2. РАЗВИТИЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТНОШЕНИЙ ПО ОКАЗАНИЮ УСЛУГ

1. Договор возмездного оказания услуг в римском праве

Пристальное внимание к услугам как к объекту гражданских прав зародилось достаточно давно. Договор возмездного оказания услуг относится к древнейшим институтам частного права, истоки которого можно найти в предклассическом римском праве. В классическом римском праве обнаруживаются детально разработанные договорные конструкции, опосредующие процесс оказания услуг. Вместе с тем необходимо отметить, что в римском праве отсутствовало развернутое определение их понятия. Феномен возмездного оказания услуг, вытекающий из соответствующего договора как специфической части гражданского оборота, есть результат развития института личного найма.

В римском праве договор найма услуг (locatio conductio operarum) относится к группе договоров, в силу которых одна сторона — (нанявшийся) принимает на себя обязательство исполнять в пользу другой стороны — (нанимателя) определенные услуги, а наниматель — платить за эти услуги условленное вознаграждение. Необходимо отметить, что уже в то время проводилось четкое разграничение между договором найма услуг и договором подряда по ряду признаков, основным из которых является наличие или отсутствие законченного результата деятельности исполнителя — opus.

Вместе с тем ни договор найма услуг, ни договор найма работ не получили широкого распространения и развития в Древнем Риме, поскольку основу хозяйства все-таки составлял труд рабов, по существу бесплатный, а упомянутые договорные построения предполагали наличие (на пассивной стороне) обязательства, то есть на стороне должника — исполнителя услуг, свободного лица. Обращаться к услугам свободных граждан путем заключения договора найма услуг (locatio-conductio operarum) приходилось нечасто. Содержание договора составляли, главным образом, повседневные домашние работы (locatio-conduction operis), не предполагающие специальных знаний или особых способностей.

В дальнейшем специфической чертой римского понимания договора найма услуг было то, что конструкция такого договора выводилась из генерального понятия договора найма (а может быть, искусственно подводилась юристами под ранее выработанное понятие найма). Вероятно, первоначально (у самых его истоков) договор на оказание услуг не составлял особого договорного вида; не являлся поименованным, а потому не имел устоявшейся договорной конструкции. Лишь с развитием оборота и цивилистической мысли договор по оказанию услуг подводится под одну из устоявшихся конструкций, при этом наиболее подходящим видом договора в данном случае стал договор найма.

После римских юристов возмездные услуги практически не рассматривались, и поэтому они не находили своего дальнейшего правового развития вплоть до становления буржуазного права.

2. Договор возмездного оказания услуг в условиях капиталистического общества

гражданский право возмездный услуга

Понятие услуги в буржуазном праве К. Маркс связывал с понятием производительного и непроизводительного труда. Уяснение данных положений имеет принципиальное значение при рассмотрении труда в условиях складывающихся рыночных отношений в России. «В тех случаях, — писал К. Маркс, — когда деньги непосредственно обмениваются на такой труд, который не производит капитала, т. е. на непроизводительный труд, этот труд покупается как услуга». Как следствие этого, экономическое понятие услуги в капиталистическом обществе К. Маркс ставит в первую очередь в зависимость от того, какой труд покупается за деньги.

Однако экономический критерий разграничения труда не может служить единственным критерием для определения понятия и последующей классификации договоров, нужны еще и юридические критерии. Как указывал К. Маркс, труд портного, повара, артиста может быть производительным и непроизводительным в зависимости от того, кто их нанял и для кого они выполняют работу. Если их нанимает капиталист (владелец мастерской, ресторанов), то труд этих работников производителен. Если же они выполняют работу для индивидуального потребления, труд их непроизводителен. Владелец денег избирает ту правовую форму, которая позволит ему лучше удовлетворять свои потребности. По этому поводу известный немецкий цивилист по римскому праву Г. Денбург высказал следующее мнение, что «целью подряда является экономический результат — opus». К сказанному Д. Д. Гримм пояснил, что «…договоры найма услуг буржуазные юристы связывали с обязанностью оказать услуги лично, поэтому нередко называли договором личных услуг». Вместе с тем ученые-цивилисты признавали, что в законодательстве нет четкого определения договора личного найма. «Само понятие договора личного найма, — писал Я. А. Конторович, — не имеет в нашем действующем законодательстве общего определения, которое устанавливало бы отличительные признаки его для отграничения от договора подряда».

С развитием фабрично-заводского законодательства буржуазные юристы начинают выделять из договора найма услуг трудовой договор. Естественно, при этом их интересовала не экономическая сущность отношений, опосредуемых этими договорами, а только внесение юридических признаков, хотя они пытались оперировать понятием «рабочая сила», которую нанявшийся не «продает» хозяину, он только обещает за вознаграждение приложение своей «рабочей силы».

Если буржуазные юристы предпринимали попытки логическим путем провести разграничения между договором личного найма услуг, договором подряда и трудовым договором, то русское дореволюционное законодательство, по существу, не делало такого разграничения.

В условиях капиталистического общества договор найма личных услуг (как и трудовой договор) был правовой формой беззастенчивой эксплуатации нанявшегося. Сами юристы вынуждены были признавать «служебную зависимость одного человека от другого», хотя в русском Своде законов гражданских содержались лицемерные нормы о «справедливости» и «кротости» хозяина.

На основании вышеизложенного можно констатировать, что рассматриваемые договоры были широко известны еще в римском праве и продолжали развиваться длительное время, хотя ни в Своде законов гражданских, ни в ГК РСФСР 1964 г. (как и в ГК 1922 г.) они не были урегулированы, не выделялись их признаки, которые бы обозначали их принадлежность к договорам, направленным на предоставление услуг. При этом названия всех без исключения глав раздела «Обязательственное право», посвященных отдельным договорам, в то время были представлены как экономическое явление.

3. Договор возмездного оказания услуг в советском праве

В 60-х годах прошлого столетия в отечественной цивилистике и цивилистике зарубежных стран стали разграничиваться договоры оказания услуг и договоры на выполнение работ. Основу разграничения данных договоров составляет то обстоятельство, что обязательства по выполнению работ и обязательства по оказанию услуг опосредуют экономические отношения по оказанию услуг, но услуги имеют двоякий характер (материальные и нематериальные услуги), что обусловило разницу в их правовом регулировании. В это время цивилистами советского периода Е. Д. Шешениным, О. А. Красавчиковым к обязательствам по оказанию услуг были отнесены договоры поручения, комиссии, хранения, экспедиции. В свою очередь О. А. Красавчиков подразделял обязательства по оказанию услуг на три группы: транспортные, связи и хозяйственно-бытовые. Деление обязательств по группам предполагало, что термин «услуга» употребляется не только в экономическом, но и в правовом смысле, когда под услугой следовало понимать деятельность, осуществляемую во исполнение гражданской обязанности и не связанную с созданием овеществленного результата. Е. Д. Шешенин отмечал необходимость установления объективно существующих закономерностей и общих принципов договорных обязательств по оказанию услуг: «…нельзя делать методом подгонки новых отношений под известные цивилистические конструкции. Решение этой задачи требует анализа организационно-правовой и экономической стороны вопроса».

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой