Гражданско-правовое регулирование обязательств договоров международной поставки товаров, опирающихся на правила Инкотермс-2000

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Глава 1. «Общетеоретические вопросы, связанные с понятием, содержанием и функциями базисных условий поставки согласно правилам Инкотермс»

1.1 Обычаи и деловые обыкновения в международной практике поставки товаров

1.2 Общие положения, история возникновения, применяемая система классификации терминов в сборниках «Инкотермс»

1.3 Анализ наиболее существенных изменений в Инкотермс-2000 по сравнению с редакцией 1990 года

Глава 2. «Анализ практического применения Инкотермс-2000»

2.1 Анализ практического применения базисных условий поставки во внешнеторговом контракте согласно правилам Инкотермс-2000

2.2 Анализ арбитражной практики, связанной с применением правил Инкотермс-2000

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Актуальность темы исследования. В любой стране существенное место в регулировании гражданско-правовых отношений занимает регулирование договорных обязательств. В международном частном праве особое значение имеют нормы, относящиеся к международной купле-продаже товаров. Известно, что нормы, посвященные международной купле-продаже, приобрели характер общих положений для различных гражданско-правовых сделок с иностранным элементом.

Об актуальности и необходимости исследования данной темы свидетельствует превалирующее количество соответствующих гражданско-правовых споров в арбитражной практике за последние годы. В юридической литературе данному вопросу, на наш взгляд, уделяется недостаточно внимания, несмотря на то, что история правового регулирования данного договора насчитывает почти четыре тысячи лет и интерес к нему не пропадает и по сей день. К примеру, до сих пор в международном частном праве отсутствуют универсальные критерии определения международного договора купли-продажи. Хотя в Конвенции 1980 г. и закреплен один такой критерий, однако, он не обладает всеобъемлющим характером и при определенных обстоятельствах показывает свое несовершенство. Дискуссионными остаются вопросы рассмотрения публичного предложения в качестве публичной оферты либо приглашения делать оферты, определения существенных условий международного договора купли-продажи и т. д.

Анализ действующего российского и международного законодательства, практики применения и научной литературы о договоре международной купли-продажи позволяет сделать вывод о том, что данная тема, невзирая на уделяемое ей последнее время повышенное внимание, не может считаться до конца исследованной во всех отношениях.

Радикальные перемены экономического строя Российской Федерации, происшедшие в последнее десятилетие, повлекли за собой серьезные изменения во всей системе отечественного права, в том числе — гражданского. Однако полностью своих целей достиг лишь ряд «реформаторов», но отнюдь не сами реформы. В числе объективных причин этого печального результата — экономических, политических, социально-психологических — следует назвать и современное состояние российского права. Процесс его адаптации к новым реалиям жизни во многом еще не завершен. Это в полной мере относится и к международному частному праву России и, в первую очередь, к праву внешней торговли.

Либерализация внешнеэкономической деятельности, отказ от монополии государства на внешнюю торговлю сами по себе еще недостаточны для развития этой отрасли экономики. Цивилизованные рыночные отношения могут основываться лишь на адекватном правовом фундаменте. Между тем, нормативные акты, регулирующие отношения в сфере внешней торговли, фрагментарны и в основном нацелены на определение пределов государственного вмешательства во внешнеэкономическую деятельность, т. е. носят публично-правовой характер. Основной массив юридической литературы по праву внешней торговли также посвящен исследованию публично-правовых аспектов этой деятельности — валютного, экспортного, таможенного регулирования. В науке международного частного права последних лет наметился значительный интерес к изучению комплексного характера правового регулирования внешней торговли, к анализу функционального взаимодействия норм различной отраслевой принадлежности. В результате этого исследование собственно цивилистических проблем отношений во внешней торговле отходит на второй план.

Коллизионное регулирование внешнеэкономических отношений до сих пор опирается на устаревший материал Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 года. Юридико-технические и даже концептуальные недостатки раздела VII Основ, содержащего нормы международного частного права, подвергались серьезной критике в юридической литературе. Наука международного частного права все более склонна рассматривать предмет своего исследования в качестве самостоятельной отрасли права. Тем самым искусственно разрывается предметная и методологическая связь этого правового феномена с гражданским правом, в рамках которого только и возможно адекватное правовое регулирование имущественно-стоимостных и личных неимущественных отношений, в том числе — с иностранным элементом. В связи с этим особую важность приобретает точное определение правовой природы и отраслевой принадлежности норм международного частного права в системе российского права.

Интернационализация хозяйственной жизни во второй половине XX века выступает одним из ведущих факторов мирового развития. Её отражением в праве можно считать усиливающуюся тенденцию к унификации и гармонизации национальных законодательств о внешней торговле. При этом особое внимание мировое сообщество уделяет регулированию договора купли-продажи как основного правового инструмента опосредования внешней торговли. Однако значение института купли-продажи в договорном праве обусловлено не только его большой гибкостью, универсальностью сферы применения и, как следствие, широкой распространенностью этого вида сделок. Существенно важно и то огромное влияние, которое оказал этот институт на формирование обязательственного права всех правовых систем. В историческом аспекте практически вся общая часть обязательственного права выросла на основе правил, регулирующих куплю-продажу. То же самое можно сказать и о договоре внешнеторговой купли-продажи, поскольку правовые нормы, первоначально регулировавшие только куплю-продажу, постепенно приобрели характер общих, исходных положении для других внешнеторговых сделок. В свою очередь коллизионные нормы договорного права почти целиком распространили свое действие на отношения по внешнеторговой купле-продаже.

Одним из наиболее удачных результатов унификации норм о купле-продаже и основным международным документом, содержащим толкование базисных условий поставки товаров, широко применяемым в современной международной коммерческой практике, в настоящее время является «Инкотермс» — сборник «Международных правил толкования торговых терминов», издаваемый Международной торговой палатой (МТП).

С I января 2000 года в силу вступила новая, седьмая по счету, редакция Инкотермс. Хотя Инкотермс имеет рекомендательный (необязательный) характер, то есть применяется в контракте по договоренности сторон, во многих странах мира, прежде всего в Европе, Международные правила являются основным (базовым) документом по вопросам применения и толкования базисных условий поставки.

По этой причине многие традиционные российские торговые партнеры, в первую очередь из европейских государств, настаивают на применении в контрактах, заключаемых с начала 2000 г., именно новой редакции Инкотермс. Таким образом, потребность в этом документе в РФ и странах СНГ в целом велика, однако остается до настоящего времени практически не удовлетворенной, поскольку на русском языке Инкотермс-2000 сколько-нибудь широко до сих пор не издавался.

Такое положение, естественно, вызывает у российских участников ВЭС трудности в работе с иностранными партнерами. Таким образом проявляется актуальность настоящего дипломного исследования, целью которого является дать в сжатой форме информацию о тех немногочисленных изменениях, которые включены в Инкотермс-2000 по сравнению с предыдущей редакцией 1990 г., снабдив их комментариями, справочными и дополнительными материалами.

Вышеизложенные обстоятельства свидетельствуют о комплексном характере данной темы, ее актуальности и необходимости дальнейшей разработки и решения существующих правовых проблем.

Таким образом, целью настоящей работы является исследование широкого круга проблем, возникающих в сфере гражданско-правового регулирования обязательств из договоров международной поставки товаров, опирающиеся на правила Инкотермс -2000.

Предметом настоящей дипломной работы являются:

— анализ основных источников гражданско-правового регулирования обязательств, опирающихся на правила толкования торговых терминов Инкотермс-2000 в сфере договоров международной купли-продажи товаров и практики их применения;

— исследование особенностей коллизионного регулирования указанных отношений и правовой природы соответствующих коллизионных норм;

— анализ признаков деловых обыкновений в области международной поставки товаров и определение на этой основе правил толкования торговых терминов;

— анализ содержания практики международной поставки товаров с целью определения пробелов и юридико-технических дефектов правового регулирования, а также выработки предложений по практическому применению правил Инкотермс-2000.

Методологической основой исследования выступает диалектическая логика в ее материалистической трактовке как ведущий общенаучный метод и ряд частно-научных методов: сравнительно-правовой, системного анализа и формальнологический.

Вопросы международной поставки товаров входят в круг научных интересов ряда отечественных ученых. Первые научные исследования, посвященные данной проблеме, появились в начале второй половины прошлого века. К ним относятся работы Н. Г. Вилковой, P.O. Халфиной, Д. Ф. Рамзайцева, В. А. Мусина, Л. А. Лунца. В настоящее время отдельные вопросы международной поставки товаров рассматривают: А. П. Белов, М. М. Богуславский, М. И. Брагинский, В. В. Витрянский, М. Г. Розенберг и др.

Большинство авторов освещают лишь некоторые аспекты международной поставки товаров; их научные изыскания носят односторонний характер. Комплексных исследований в данной области мало. Основное внимание исследователи уделяли анализу положений Венской Конвенции 1980 года и сравнению ее положений с действующим гражданским законодательством.

Дипломное исследование выполнено на основе действующего законодательства Российской Федерации, ряда международно-правовых актов в области внешней торговли, а также опубликованной практики Международного Коммерческого Арбитражного Суда при Торгово-промышленной палате РФ, коммерческих и арбитражных судов стран-участниц Конвенции ООН 1980 года.

Практическая ценность дипломного исследования заключается в том, что:

— в работе на основе анализа понятий обычаев и деловых обыкновений дается правовая характеристика положений Международных правил толкования коммерческих терминов «ИНКОТЕРМС» и в сравнении с Принципами международных коммерческих договоров УНИДРУА как деловых обыкновений ненормативного характера;

— в результате автономного толкования положений правил Инкотермс-2000 с учетом практики их применения в России и других странах-участницах Конвенции, предлагается толкование ряда норм указанных правил;

— на основе исследования содержания обязанностей сторон по договору международной купли-продажи и толкованию коммерческих терминов Инкотермс предлагается ряд мер по совершенствованию действующего законодательства.

Глава 1. «Общетеоретические вопросы, связанные с понятием, содержанием и функциями базисных условий поставки согласно правилам Инкотермс»

1.1 Обычаи и деловые обыкновения в международной практике поставки товаров

Важным источником норм, регулирующих международную торговлю, а равно и иные международные частно-правовые отношения, являются обычаи и обыкновения. Особое значение этих источников правового регулирования предопределяется тем, что они представляют собой неформализованные правила поведения, в отличие от формально-определенных, зафиксированных в соответствующих актах норм права национального или международного происхождения.

Обычно-правовая норма возникает в течение более или менее длительного периода времени в результате единообразного многократного повторения на практике одних и тех же моделей поведения. Содержание правовой нормы, зафиксированной в законе, устанавливается относительно просто (если не принимать в расчет проблем ее толкования). Но обычай или обыкновение не существуют иначе, как в самом поведении субъектов права, которое является одновременно и их источником, и внешней формой выражения. Поэтому установление содержания обычных норм представляет значительную сложность и часто требует привлечения к этому процессу сведущих людей.

Обычные нормы различаются по степени территориального охвата соответствующих отношений (общемировые, региональные, локальные), по кругу субъектов (обычаи, регулирующие отношения между государствами, либо обычаи частноправового характера) и юридической силе. Последняя зависит от двух главных факторов: степени распространенности обычной нормы и санкционирования обычая государственной властью. Обычай в строгом смысле слова традиционно признается источником права, тогда как обыкновение не имеет обязательной юридической силы и может регулировать отношения сторон лишь при наличии соответствующей отсылки к нему. Обыкновение часто можно рассматривать как «не вполне сложившийся» обычай. Как и обычай, обыкновение — это тоже устойчивое правило поведения. Но оно не так широко распространено как обычай (и потому менее широко известно) и соблюдается не столь единообразно. В международном частном праве нередки случаи, когда со временем обыкновения перерастают в обычаи.

Соответственно, в доктрине международного частного права принять выделять: а) обычаи международно-правовые, регулирующие на общемировом или региональном уровне отношения между государствами как субъектами международного публичного права; б) обычаи международного торгового оборота, регулирующие на международном уровне отношения между частными лицами, и в) национальные правовые обычаи локального характера. Санкционированный государством обычай содержит в себе правовые нормы и, благодаря этому, применяется независимо от желания сторон договора. Тогда как обыкновение, не имеющее нормативного, общеобязательного характера, регулирует договорные отношения лишь при наличии соответствующего волеизъявления сторон, т. е. применяется либо в качестве договорного условия, либо как дополнительное средство толкования подразумеваемых намерений сторон.

Механизм действия международно-правового обычая в целом аналогичен действию международного договора. Для того, чтобы приобрести способность регулировать частно-правовые отношения во внешней торговле, такой обычай должен трансформироваться в норму национального права. «Обычаи международного торгового оборота» — термин весьма условный, ибо обязательной юридической силы сами по себе они не имеют. В этом смысле «обычаи международного торгового оборота» являются, по сути, деловыми обыкновениями международного уровня. Национальные правовые обычаи выступают в роли источников права лишь в тех случаях, когда государство санкционировало их применение в той или иной области. Так, в п. I ст. 6 ГК РФ государство санкционирует применение обычаев делового оборота для регулирования отношений в сфере предпринимательской деятельности.

Главная проблема, возникающая в ходе применения обычно-правовых норм, -это определение их соотношения с нормами закона. Анализ статей 5, 6, 421 и 422 ГК РФ позволяет выстроить следующую иерархию правовых регуляторов договорных отношении в зависимости от их юридической силы:

— императивные нормы законодательства;

— нормы, установленные соглашением сторон;

— диспозитивные нормы законодательства;

— обычаи делового оборота;

— применение норм законодательства по аналогии закона;

— применение норм законодательства по аналогии права.

В этой системе обычай уступает диспозитивным нормам законодательства, что для цивилистической доктрины отнюдь не удивительно. Ранее в науке международного частного права также считалось, что обычай применяется к регулированию отношений лишь в том случае, если они не урегулированы как императивными, так и диспозитивными нормами права. Однако с принятием Венской конвенции большинство авторов изменило свою позицию. Дело в том, что ст. 9 Конвенции предусматривает, что стороны договора «связаны любым обычаем, относительно которого они договорились», а «при отсутствии договоренности об ином считается, что стороны подразумевали применение к их договору… обычая, о котором они знали или должны были знать и который в международной торговле широко известен и постоянно соблюдается». Таким образом, на первый взгляд Конвенция отдает обычаю предпочтение перед диспозитивньши нормами Конвенции (таковых — подавляющее большинство). И все же такой вывод не совсем точен.

Термин «обычай», используемый Венской конвенцией, текстуально совпадает с аналогичным правовым понятием внутреннего происхождения. Но из этого еще не следует, что их содержание тождественно. Вспомним, что толкование Конвенции в силу прямого указания ст. 7 должно осуществляться в соответствии с ее международным характером и необходимостью достижения единообразия в ее применении. Поэтому было бы ошибочным подходить к оценке понятийного аппарата Конвенции с позиции национальных правовых традиций. Попробуем найти аналог конвенционному термину «обычаи» во внутреннем российском праве, интерпретируя его в духе требований ст. 7.

В официальном английском тексте Конвенции вместо слова обычай используется «usage», которые обычно переводится как «применение», «использование», «употребление», «деловая практика», «обыкновение». С другой стороны, англоамериканскому праву известен и термин «custom», переводимый как «обычай», «привычка», «обыкновение». При сопоставлении в одном контексте «custom — usage» выявляется большая обязательность, распространенность, известность custom по сравнению с usage. Во французском праве также существует пара терминов «coutume — usage» со сходными смысловыми различиями, причем во французском тексте Конвенции используется именно «usage». Видимо, в русском тексте Конвенции вместо «обычая» уместнее было бы использовать термин «деловое обыкновение», но, коль скоро перевод уже сделан и приобрел официальный характер, остается лишь обсуждать его наиболее точное толкование.

В отечественной литературе отмечалось, что западная правовая доктрина подчас затрудняется однозначно разграничить обычаи и обыкновения. Поэтому на практике обычные правила принято толковать в основном как подразумеваемые условия договора (т.е. usage), входящие в состав волеизъявления сторон и не имеющие нормативной силы. Такое понимание не имеет ничего общего с обычаем в российской юриспруденции, понимаемым как неписаная норма права.

Наконец, как следует из текста п. 2 ст. 7 Конвенции, юридическая обязательность «обычая» основана на том, что стороны сами подразумевали его применение к договору и знали или, во всяком случае, должны были знать его содержание. Тогда как для действительности обычной нормы права (в строгом смысле) не требуется ни ссылки на нее в договоре, ни даже факта осведомленности сторон о ее существовании.

В результате мы приходим к выводу о том, что термин «обычай», которым оперирует ст. 7 Венской конвенции, означает не правовую норму, а деловое обыкновение. Юридическая сила этого обыкновения основывается лишь на том, что стороны включили его (явно или подразумеваемым образом) в состав своего волеизъявления по договору. Таким образом, существующий приоритет «обычая» (читай: обыкновение) перед диспозитивными нормами права является здесь не проявлением особой иерархии правовых регуляторов, свойственной лишь Венской конвенции, а результатом неточного перевода термина и его последующего буквального толкования. Отчасти это признано и арбитражной практикой МКАС при ТИП РФ. Так, в решении от 05. 06. 1997 г. по делу № 229/1996 МКАС, опираясь на п. 2 ст. 9 Венской конвенции о применении к договору обычая, использовал в качестве последнего положение ст. 7.4. 13. Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА. Однако общепризнанно, что эти Принципы не являются юридически обязательным актом и действуют лишь при наличии ссылок на них в договоре, поэтому МКАС исследовал вопрос о том, не было ли такой подразумеваемой ссылки в контракте. Другими словами, в контексте статьи 9 Венской конвенции МКАС интерпретировал «обычай» как деловое обыкновение.

Подобная терминологическая нестыковка понятий существует и применительно к т.н. «обычаям международной торговли». Они традиционно понимаются как единообразные устойчивые правила, не имеющие обязательной юридической силы, сложившиеся в течение длительной практики применения. В терминах российской правовой науки их следует рассматривать как вид деловых обыкновений. Неопределенность содержания и, как следствие, различные подходы к толкованию обычаев международной торговли порождают значительные проблемы во внешнеторговой практике. Попытки преодолеть эти сложности путем кодификации обычаев ведутся на протяжении всего XX века, но наиболее успешными из них следует признать работы Международной торговой палаты и Международного института унификации частного права (УНИДРУА). Подготовленные этими организациями Международные правила толкования коммерческих терминов (ИНКОТЕРМС) 2000 г. и Принципы международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА) 1994 г. представляют собой наиболее известные и широко используемые кодификации «обычаев международной торговли».

Название ИНКОТЕРМС не вполне соответствует их содержанию, поскольку эти правила определяют лишь узкий круг условий договора купли-продажи, называемых базисными. Они регулируют права и обязанности сторон договора, связанные с перевозкой товара, осуществлением таможенных формальностей и определяют момент перехода рисков случайной гибели или повреждения товара с продавца на покупателя в зависимости от способа перевозки. То или иное распределение соответствующих обязанностей между сторонами договора существенно влияет на величину дополнительных издержек, включаемых в цену товара сверх основной, базисной цены. В коммерческой практике принято доводить информацию о стоимости товаров до всех заинтересованных лиц в виде цены «Ex works» — «С завода», без включения в нее каких-либо дополнительных расходов, связанных с транспортировкой товара. Эта цена и является обычно базисной в прейскурантах предпринимателей.

Поэтому и транспортные (а также сопутствующие им) условия контрактов получили название базисных. Эти условия, конечно же, не предопределяют подразделения договора купли-продажи на отдельные типы, как полагает Г К Дмитриева (См.: Международное частное право. Под ред. Г. К. Дмитриевой, С. 386.) Ведь поставки товаров и на условиях Ex works, и на условиях Delivered Duty Paid (DDP) при всем их различии охватываются одним общим понятием договора купли-продажи.

Современная редакция ИНКОТЕРМС охватывает 13 типичных базисных условий поставки, которые могут применяться во всех видах перевозок любыми видами транспорта. С момента первой публикации ИНКОТЕРМС в 1936 году Международная торговая палата шесть раз пересматривала эти правила. Последняя редакция ИНКОТЕРМС вступила в силу с 1 января 2000 г. Можно полагать, что со временем этот перечень еще больше расширится за счет появления новых способов перевозок и коммуникаций. Сравнение ИНКОТЕРМС-2000 с предыдущей редакцией 1990 года показывает, что основной причиной последнего пересмотра правил стало более широкое использование интермодальных перевозок и электронных средств связи в мире.

Сфера использования Принципов УНИДРУА значительно шире, чем ИНКОТЕРМС, поскольку они регулируют наиболее общие вопросы заключения, исполнения и последствий нарушения любых международных коммерческих договоров. Несмотря на относительно короткий срок существования, Принципы УНИДРУА получили огромное распространение в мире благодаря высокому уровню юридической техники, взвешенному, тщательно продуманному подходу к унификации наиболее важных обычаев международной торговли.

В доктрине российского международного частного права сложилось однозначное представление о правовой природе ИНКОТЕРМС и Принципов УНИДРУА как актов ненормативного характера. Их применение к регулированию отношений из внешнеторгового договора возможно лишь при наличии соответствующей ссылки в контракте (ч. 2 Преамбулы Принципов УНИДРУА). С этим положением нельзя не согласиться, однако оно нуждается в уточнении.

Отсутствие нормативного характера у неофициальных кодификаций и унификаций обычаев международной торговли не следует понимать так, что и сами обычные правила, инкорпорированные в такие акты, не могут иметь обязательной юридической силы. Дело в том, что, если тот или иной международно-правовой или национальный обычай закрепляется в унификационном акте, это не означает, что обычай перестает существовать как неписаное правило поведения. Более того, сам текст этого акта, излагающий содержание обычая, не становится внешней формой его выражения, «источником» обычая. Будучи общепризнанным правилом поведения, обычай существует сам по себе, независимо от каких-либо его кодификаций, как установившийся фактический порядок действий. Другими словами, и внешней формой выражения, и способом существования, и основанием юридической силы обычая является само единообразное устойчивое поведение сторон, сложившееся в результате многократного повторения одних и тех же моделей, стереотипов деятельности. Кодификация обычаев облегчает лишь процесс установления их точного содержания, но ничего не прибавляет им (как и не убавляет!) в смысле юридической обязательности.

И Принципы УНИДРУА, и ИНКОТЕРМС объединяют значительное число правил, которые можно подразделить на две большие группы: правила, аналогичные соответствующим деловым обыкновениям, принятым во внешней торговле, а также правила, воспроизводящие содержание собственно обычаев. Приведем примеры. Нормы, определяющие обязанности продавца при поставке на условиях «поставка с пристани (с оплатой пошлины)», являются типичными деловыми обыкновениями, которые не слишком широко распространены и весьма сильно различаются в Северной Америке и Европе. ИНКОТЕРМС-2000 предлагает свою трактовку этого обыкновения, которая является результатом компромисса между американскими и европейскими правилами. Наряду с формулировкой ИНКОТЕРМС, продолжают самостоятельно существовать и аналогичные американские, и европейские обыкновения. Положение ст. 58 Принципов УНИДРУА о том, что «договор на неопределенный срок может быть прекращен любой стороной путем уведомления, сделанного предварительно в разумный срок», воспроизводит аналогичный обычай, который повсеместно и единообразно соблюдается в международной торговле несколько веков. Опубликование текста этого обычая институтом УНИДРУА никак не повлияло на его характер и правовую природу.

Установив в международном коммерческом договоре ссылку на те или иные положения ИНКОТЕРМС или Принципов УНИДРУА, стороны включают в состав своего волеизъявления соответствующие обыкновения или обычаи в формулировке ИНКОТЕРМС или УНИДРУА, т. е. придают им статус договорных условий. Но что произойдет, если такой ссылки, ни явной, ни подразумеваемой, в контракте не будет? Очевидно, что обыкновения в этом случае к отношениям сторон применяться не будут. Тогда как обычай нормативного характера от отсутствия ссылки на него ничуть не пострадает и будет регулировать обязательства сторон с учетом, разумеется, его места в иерархии регуляторов договорных отношений.

Юридическая обязательность обычая, как отмечалось, обусловлена его санкционированием государственной властью либо в качестве национального обычая либо в составе международного договора государства.

Таким образом, формулировки обыкновений и обычаев, содержащихся в Инкотермс или Принципах УНИДРУА, являются деловыми обыкновениями (ибо это частное мнение той или иной организации). Но наряду с ними существуют и собственно неписаные обычаи международной торговли (содержание которых может иногда отличаться от текстов кодификаций), которые применяются для регулирования отношений между сторонами внешнеэкономических договоров, а также национальные правовые обычаи, которые могут как совпадать, так и отличаться от формулировок неофициальных кодификаций. Эту позицию, по-видимому, разделяет и МКАС при ТПП РФ. Так, в решении от 22. 10. 1998 г. по делу № 9/1998 МКАС определил обязанности сторон с помощью международного обычая, согласно которому при соответствующих условиях поставки (перевозка в международном смешанном сообщении) риск гибели или утраты товара переходит на покупателя в момент сдачи товара первому перевозчику.

Содержание этого обычая полностью соответствует базису поставки FCA — «свободно у перевозчика по ИНКОТЕРМС-1990, однако МКАС совершенно обоснованно не воспользовался ИНКОТЕРМС, поскольку стороны ссылки на этот акт в контракте не сделали. Вместо этого МКАС применил полностью аналогичное правило международно-правового обычая.

1.2 Общие положения, история возникновения, применяемая система классификации терминов в сборниках «Инкотермс»

#G0Инкотермс — международные правила толкования коммерческих терминов и выражений, наиболее часто встречающихся во внешнеторговых контрактах. Образованная в 1920 г. Международная #M12291 841 500 574Торговая Палата#S в Париже в течение многих лет ведет работу по систематизации и обобщению торговых обычаев, а также изучению тех расхождений, которые характеризуют применение различных терминов, используемых в таких обычаях, в разных географических регионах. Часто сторонам контракта неизвестны различия в торговой практике в соответствующих странах. Это влечет за собой недопонимание, споры и обращения в #M12291 841 500 469суды#S, а также потерю времени и денег. Для устранения подобных проблем Международная #M12291 841 500 574торговая палата#S впервые в 1936 г. опубликовала международные правила толкования торговых терминов. Дополнения и изменения вносились затем в 1953,1967,1976,1980 и 1990 г. с целью приведения правил в соответствие с текущей международной торговой практикой.

Указанные сборники известны под названием «Инкотермс». Важно отличать их от сборников самих торговых обычаев, также подготовленных МТП — «Trade terms». Инкотермс действуют ныне в редакции, как упоминалось, 1990 г. По своей правовой природе Инкотермс не являются #M12291 841 500 813источником права#S в объективном смысле, т. е. не выражены как #M12291 841 502 657нормы права#S. Вместе с тем они могут получить юридически обязательное значение, если в #M12291 841 502 156договоре#S на них сторонами будет сделана expressis verbis #M12291 841 500 431ссылка#S. Иными словами, такая ссылка, будучи договорным условием, станет иметь обязывающий характер для контрагентов. В подобной ситуации Инкотермс приобретут качество источника права в субъективном смысле — источника #M12291 841 500 466субъективных прав#S и #M12291 841 502 718обязанностей#S сторон. Намерение приспособить Инкотермс ко все возрастающему использованию средств компьютерной связи явилось основной причиной их пересмотра в 1990 г. Согласно редакции 1990 г. применение таких средств связи возможно при представлении сторонами различных #M12291 841 502 272документов#S (коммерческих #M12291 841 500 516счетов#S, документов, необходимых для #M12291 841 500 547таможенной#S очистки или документов, подтверждающих #M12291 841 500 032поставку#S товаров, а также транспортных документов). Сложные проблемы возникают при представлении продавцом оборотных документов, в частности, #M12291 841 500 926коносамента#S, часто используемого при продаже товара в пути. При использовании средств компьютерной связи в этих #M12291 841 500 370случаях#S жизненно важно обеспечение для покупателя той же правовой позиции, как и при получении коносамента от продавца. Другой причиной разработки новой редакции явилось изменение способов транспортировки, использование контейнеров, смешанных перевозок и перевозки ролл-он-ролл с использованием автомобильного и #M12291 841 502 317железнодорожного транспорта#S в перевозках на короткое расстояние. Включенный в Инкотермс-1990 термин «#M12291 841 501 775франко#S #M12291 841 502 611перевозчик#S наименование пункта» («Free carrier named port» (FCA) применим для транспортировки независимо от способа и сочетания различных средств транспорта. Вследствие этого имевшиеся в предшествующих редакциях (термины FOR/POT и FOB аэропорт) исключены. С целью их более удобного применения и понимания все термины разделены на четыре категории, начиная со случая, когда продавец предоставляет товары покупателю непосредственно в своих помещениях (термины группы «Е» — Е term — ЕХ works). Согласно терминам второй группы продавец обязуется предоставить товар в #M12291 841 501 126распоряжение#S перевозчика, который обеспечивается покупателем (термины группы F — FCA, FAS and FOB). В соответствии с терминами третьей группы «С» продавец обязуется заключить договор перевозки, однако без принятия на себя риска случайной гибели или повреждения товара или каких-либо дополнительных расходов после погрузки товара (термины группы С — CFR, CIF & CIP). Наконец, в рамках терминов группы D продавец несет все расходы и принимает на себя все риски до момента доставки товара в страну назначения (OAF, DES, DEQ, DDU & DDP).

Затем #M12291 841 502 727обязательства#S сторон по всем терминам сгруппированы по десяти основным направлениям, так что каждой обязанности продавца «зеркально» соответствуют соответствующие обязанности покупателя по тем же направлениям. Так, в разделе А.3. продавец обязуется заключить договор перевозки и оплатить ее. Корреспондирующее этому указание «обязательство отсутствует» находится в разделе Б.3. «Договор перевозки», определяющем соответствующие обязанности покупателя. Покупатель не лишен такого права, если он заинтересован в заключении договора перевозки для обеспечения доставки товара в место назначения, однако перед продавцом у него такой обязанности нет.

Группа Е: с завода

Отгрузка EXW (любой вид транспорта, EXW — с завода (…с указанием пункта).

Группа F: FCA франко перевозчик

Основная перевозка FAS «свободно вдоль борта судна» (смешанный транспорт (с указанием пункта); не оплачена — FOB «свободно на борту»

Группа С: CFR «стоимость и #M12291 841 501 779фрахт#S».

Основная перевозка CIF (стоимость, #M12291 841 500 440страхование#S и фрахт) оплачена: СРТ перевозка оплачена до

С1Р — перевозка и страхование оплачены до…

Группа D: OAF — поставка на границе

Прибытие DES — поставка с судна

DEQ — поставка с причала

DDU — поставка без оплаты #M12291 841 500 537таможенных пошлин#S

DDP поставка с оплатой #M12291 841 500 537таможенных пошлин#S

Так как торговые термины используются в различных отраслях торговли и различных регионах, весьма важным является точное #M12291 841 502 481определение#S обязанностей сторон. В отношении некоторых вопросов необходимо обращение к торговым обычаям определенного места или к практике, которую стороны установили в их предшествующих деловых отношениях (ср. Ст. 9 Конвенции ООН 1980 г. о #M12291 841 502 175договорах международной купли-продажи#S товаров). В ходе переговоров по заключению контракта желательно, чтобы продавец и покупатель информировали друг друга о таких торговых обычаях, а в случае недоразумений уточняли конкретное положение в соответствующих статьях контракта. Подобные предписания контракта могут отличаться от соответствующего правила толкования Инкотермс.

Франко перевозчик… Наименование пункта (FCA). Как отмечалось, термин FCA используется в случаях, когда продавец выполняет свою обязанность путем передачи товара перевозчику, указанному покупателем. Данный термин может быть использован также при морской перевозке в тех случаях, когда товар не передается на судно традиционным путем через борт судна. Естественно, что традиционный FOB не применим, когда продавец обязуется до прихода судна передать товар на терминал порта, поэтому он не может нести риски и оплачивать расходы с момента, когда он не в состоянии контролировать товары или давать #M12291 841 500 769инструкции#S в отношении его содержания. В соответствии с терминами группы «F», продавец обязан передать товары для перевозки согласно указаниям покупателя, поэтому в обязанности последнего входит заключение договора перевозки и указание перевозчика. Поэтому нет необходимости в данной группе терминов указывать подробно, каким образом товар передается продавцом перевозчику. Вместе с тем с целью обеспечения возможности коммерсантам использовать термин FCA как привычный термин группы «F», даются соответствующие пояснения в отношении поставки различными видами транспорта.

Также может оказаться излишним указание перевозчика, поскольку в обязанности покупателя входит извещение продавца о том, кому должен быть передан товар для транспортировки. Учитывая, однако, важное значение для коммерсантов определения как самого перевозчика, так и транспортных документов, в #M12291 841 500 122преамбуле#S толкования термина FCA содержится и определение перевозчика. В этой связи необходимо отметить, что определение перевозчика включает не только #M12291 841 500 138предприятие#S, непосредственно осуществляющее транспортировку товара, но и предприятие, принимающее обязательство осуществить или содействовать осуществлению транспортировки в тех случаях, когда оно принимает на себя и несет ту же ответственность, что и перевозчик. Иными словами, под термином «перевозчик» понимается как сам перевозчик, так и экспедитор. Поскольку в различных странах предписания относительно экспедиторов неодинаковы, в преамбуле, с учетом практики, указывается, что продавец безусловно обязан следовать указаниям покупателя в отношении экспедитора, даже если этот последний отказывается принять на себя ответственность как перевозчик.

Термины группы «С» (CFR, CIF, СРТ и СIР). Согласно терминам «С» продавец за свой счет обязан заключить договор перевозки на обычных условиях. Поэтому в соответствующем термине необходимо указывать тот пункт, до которого он должен оплачивать транспортировку. Согласно терминам CIF и CIF в обязанности продавца входит также страхование товара за свой счет.

Поскольку пункт, определяющий распределение расходов, находится в пункте назначения, термины группы «С» часто ошибочно относят к договорам доставки (arrival contracts), по которым продавец не освобождается от расходов и рисков до момента прибытия судна в согласованный пункт. Следует, однако, подчеркнуть, что термины группы «С» имеют ту же природу, что и термины группы «F» в отношении того, что продавец считается выполнившим свои обязанности по договору в стране отгрузки. Таким образом, #M12291 841 502 175договоры купли-продажи#S на условиях терминов группы «С», подобно договорам на условиях терминов группы «F», относятся к категории договоров отгрузки (shipment contracts). Поэтому в обязанности продавца входит оплата расходов по перевозке товара обычным путем и общепринятым способом до места назначения, а риск случайной гибели или случайного повреждения товара и дополнительные расходы, возникающие после передачи товара перевозчику, возлагаются на покупателя. Группа терминов «С» отличается от других терминов по двум решающим пунктам, касающимся распределения расходов и рисков. Поэтому особое внимание должно уделяться дополнению обязанностей продавца на условиях терминов группы «С» в том, что касается рисков. Весьма важным является в данной группе терминов освобождение продавца от дальнейших расходов и несения рисков после надлежащего выполнения им обязательств по контракту путем заключения договора перевозки, передачи товара перевозчику и его страхования, согласно условиям CIF и CIF.

Возможно также согласование продавцом и покупателем осуществления платежей путем документарного #M12291 841 500 305аккредитива#S, предусматривающего представление отгрузочных документов банку. Продавец не несет дополнительные риски и не оплачивает дополнительные расходы после осуществления платежей по документарному аккредитиву, иными словами, после отгрузки товара. При этом разумеется, что продавец несет все расходы по транспортировке независимо от того, оплачивается ли фрахт после погрузки или он оплачивается в месте назначения (сохраненный фрахт) за исключением дополнительных расходов, возникших в связи с погрузкой.

Многие договоры перевозки, предусматривающие перегрузку товара в промежуточных пунктах с целью достижения места назначения, обязывают продавца оплачивать такие расходы, включая расходы по перегрузке товара с одного перевозочного средства на другое. Если же перегрузку осуществляет перевозчик, например, для избежания непредвиденных препятствий (таких как ледостав, столкновение, трудовые конфликты, правительственные запреты, война или иные военные действия), такие расходы относятся на покупателя.

Нередко случается, что стороны желают уточнить, до какой степени продавец обеспечивает перевозку, включая расходы по разгрузке. Хотя такие расходы обычно входят в стоимость фрахта при перевозке товаров на регулярных судоходных линиях, #M12291 841 502 175договор купли-продажи#S часто предусматривает, что перевозка осуществляется или должна осуществляться на линейных условиях (liner terms). В иных случаях после указания CFR или CIF добавляется с разгрузкой (landed). Использование подобных добавлений в сокращенном виде нежелательно, если только значение сокращения не является достаточно ясным и согласовано договаривающимися сторонами или следует из применимых норм права или обычаев торговли. Действительно, продавцу не следует, да и он не может без изменения самого существа терминов группы «С» принимать какие-либо обязанности в отношении прибытия товаров в место назначения, поскольку риск любого опоздания в период транспортировки лежит на покупателе. Поэтому любое обязательство в отношении срока должно иметь указание на место отгрузки или выгрузки, то есть «отгрузка (выгрузкам) не позднее, чем…». В частности, условие контракта «CFR Марсель не позднее чем…» представляет неправильное использование термина и влечет за собой различия в толковании. Стороны при этом должны либо считать, что товар должен прибыть в Марсель в обусловленное время, и в этом случае данный договор не является договором «отгрузки», а договором «прибытия», либо считать, что продавец должен отгрузить товары в такой срок, чтобы обеспечить их нормальное прибытие в Марсель до обусловленной даты, если только из-за непредвиденных обстоятельств перевозка не будет #M12291 841 500 594задержана#S.

В торговле предметами потребления встречаются случаи их продажи, когда товар перевозится морем, в этих случаях к соответствующему термину прибавляется указание «в море». Хотя риск случайной гибели или случайного повреждения товара, согласно терминам «CFR» и «CIF», перешел с продавца на покупателя, тем не менее сложности при их толковании могут возникнуть. Согласно одному толкованию, применяются обычные значения терминов CFR и CIF в отношении распределения между продавцом и покупателем рисков, что означает, что покупатель принимает на себя все риски с момента вступления #M12291 841 502 175договора купли-продажи#S в силу. Согласно иному толкованию, момент перехода риска совпадает с моментом вступления договора в силу. Последнее толкование представляется более практичным, поскольку обычно невозможно определить состояние товара в период транспортировки. В этой связи Конвенция ООН 1980 г. о #M12291 841 502 175договорах международной купли-продажи#S товаров в ст. 68 предусматривает, что «покупатель принимает на себя риск в отношении товара, проданного во время его нахождения в пути, с момента сдачи товара перевозчику, который выдал документы, подтверждающие договор перевозки». Из этого правила имеется исключение: «если в момент заключения #M12291 841 502 175договора купли-продажи#S продавец знал или должен был знать, что товар утрачен или поврежден, и он не сообщил об этом покупателю». Следовательно, толкование терминов «CFR» и «CIF» с добавлением указания «в море» зависит от применимого к #M12291 841 502 175договору купли-продажи#S праву. Сторонам рекомендуется либо определять такое применимое право либо способ его определения. В случае сомнения сторонам целесообразно уточнить этот вопрос в контракте.

Инкотермс и договор перевозки. Инкотермс обращаются к торговым терминам, используемым в #M12291 841 502 175договорах купли-продажи#S и не оперируют терминами — хотя бы и излагаемыми теми же словами, — используемыми в договорах перевозки, в частности, условий #M12291 841 501 817чартера#S. Условия чартера обычно уделяют больше внимания возмещению расходов по погрузке, выгрузке и времени, необходимому для этих операций (именуемые положения о #M12291 841 502 070демередже#S). Сторонам #M12291 841 502 175договора купли-продажи#S целесообразно выделить в нем соответствующие положения для возможно более ясного понимания, каким временем располагает продавец для погрузки товара на судно или иные подходящие средства, предоставляемые покупателем, а покупатель — временем, необходимым для получения товара от перевозчика в месте назначения, а также определить, до какого момента продавец несет риски и оплачивает расходы по осуществлению погрузочных операций согласно терминам группы «F» и разгрузочных операций согласно терминам группы «С». Тот факт, что согласно заключаемому продавцом договору перевозки термин чартера «free out» означает освобождение перевозчика от выполнения разгрузочных операций, не обязательно влечет за собой переход риска и оплаты стоимости таких операций на покупателя по #M12291 841 502 175договору купли-продажи#S, так как из положений упомянутого договора или из обычаев порта может следовать, что заключенный продавцом договор перевозки включает разгрузочные операции.

Требование «на борту» по условиям FOB, CFR и CIF. Договор перевозки определяет обязанности #M12291 841 502 023грузоотправителя#S или лица, передающего товар, в отношении передачи товара перевозчику. Условия FOB, CFR и CIF сохранили традиционную практику поставки товара на борт судна. Хотя обычно предусмотренный #M12291 841 502 175договором купли-продажи#S пункт поставки товара совпадает с местом передачи товара перевозчику, современные транспортные средства создают серьезную проблему «синхронизации» договоров перевозки и купли-продажи. В настоящее время товары обычно передаются продавцом перевозчику до принятия их на борт судна или даже до прибытия судна в порт. В таких случаях рекомендуется использовать термины группы «F» или «С», не предусматривающие передачу товара на борт судна, в частности FCA, СРТ или CIF вместо FOB, CFR и CIF.

Термины группы «D» (OAF, DES, DEQ, DDU и DDP). Как отмечалось, термины группы «D» отличаются от терминов группы «С» объемом ответственности продавца, поскольку согласно терминам группы «D», последний несет ответственность за прибытие товаров в согласованный пункт или порт назначения. Продавец несет все риски и оплачивает все расходы по доставке товара в этот пункт. Следовательно, группа терминов «D» представляет «договоры доставки» (arrival contracts), а группа терминов «С» — «договоры отгрузки» (shipment contracts).

Термины группы «D» подразделяются на две категории. Согласно терминам OAF, DES и DDU продавец не обязан поставить товары, прошедшие необходимую для #M12291 841 500 726импорта#S очистку, согласно же терминам DEQ и DDP он обязан обеспечить такую очистку. Поскольку термин OAF используется часто при железнодорожных перевозках, когда обычно перевозчиком оформляется прямой перевозочный документ, обеспечивающий перевозку до места назначения, и заключается договор страхования на тот же период времени, в разделе, посвященном толкованию данного термина, имеется соответствующее положение о содействии продавца. Однако подобное содействие продавца покупателю в заключении прямого договора перевозки осуществляется за счет и риск покупателя. Аналогично, все расходы по страхованию в период после поставки продавцом товара на границу осуществляются за счет покупателя.

Термин DDU включен в редакцию 1990 года. Данный термин имеет значение, когда продавец обязуется поставить товар в место назначения, однако без оплаты таможенной очистки по импорту и без оплаты #M12291 841 500 537таможенных пошлин#S. Таможенная очистка по импорту не представляет какой-либо проблемы в странах, интегрированных в таможенный союз или иное объединение (например, в странах «Общего рынка» — Евросоюза), — поэтому данный термин в них может быть весьма приемлемым. Вместе с тем в тех странах, где таможенная очистка по импорту затруднена и требует затрат времени, для продавца может оказаться рискованным принятие обязательства по поставке товара с прохождением таможни. Хотя согласно толкованию термина DDU, покупатель несет дополнительные расходы, связанные с невыполнением им обязанности по таможенной очистке товара при ввозе, продавцы, как правило, воздерживаются от использования данного термина в тех странах, где возможны трудности в связи с таможенной очисткой товара при ввозе.

1.3 Анализ наиболее существенных изменений в Инкотермс-2000 по сравнению с редакцией 1990 года

Введенный с 1 января 2000 года новый Инкотермс-2000 содержит всего шесть незначительных изменений толкований (трактовки) международных базисных условий поставки по сравнению с редакцией 1990 г.

Незначительность и непринципиальность изменений отмечена всеми специалистами, которые вполне единодушно указывают, во-первых, на явное несоответствие широко разрекламированной в последние годы деятельности комиссии по пересмотру редакции 1990 г. полученным более чем скромным результатам и, во-вторых, на отсутствие при таком подходе необходимости вообще пересматривать редакцию 1990 г. (все изменения, умещающиеся на странице текста, можно было бы включить в качестве дополнения к существующему изданию), к которой за десять лет все уже успели привыкнуть.

Итак, шесть изменений, внесенных в Инкотермс-2000, сводятся к следующему:

Первое изменение касается базисного условия ФАС (FAS — свободно вдоль борта судна в порту отправления) и заключается в том, что экспортная очистка товара и получение (при необходимости) экспортной лицензии теперь являются обязанностью покупателя/импортера, а не продавца-экспортера, как это было в Инкотермс-1990. Таким образом, ФАС по своему «экономическому содержанию» теперь фактически приравнен (приведен в соответствие) к базису ФОБ, что, впрочем, вполне оправданно, поскольку и ФОБ и ФАС, по существу, являются лишь разновидностями одного по своему содержанию БУП из группы терминов «Ф», предполагающего передачу товара в распоряжение покупателя в порту отгрузки для его дальнейшей транспортировки уже за счет расходов и рисков покупателя.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой