Древний Элам

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Современное общество довольно хорошо знакомо с историей Шумера и Вавилонии, знает о хеттах и ассирийцах, о мидянах и персах. Элам же остается окутанным неизвестностью, и это несмотря на то, что среди народов древнего Ближнего Востока эламиты имели более чем двухтысячелетнюю историю и очень своеобразную культуру. Правда, история Элама, нынешнего юго-запада Ирана, раскрывается перед исследователем с большим трудом. «Эламиты с величайшей скупостью выдают свои тайны», сетовал французский ученый М. Стев после того, как он расшифровал тысячу табличек с надписями. Но последнюю роль в скудости наших знаний по Эламу играет эламский язык; он относится к самым сложным, до сих пор не поддающимся дешифровке языкам, известным науке.

По-своему уникально право существовавшее в древнем Эламе.

Государственное же устройство вообще больше нигде не встречается кроме Элама, она исключительно. Престолонаследие, кровосмешение, фатриархат, это всё характеризует Древний Элам, как наиболее загадочное и трудноисследуемое государство древности.

1. Периодизация истории государства и права Древнего Элама

элам древний династия государственный

Историю Элама можно условно разделить на три периода, охватывающих более двух тысячелетий. Период до первого известен как протоэламский:

Протоэламский период: 3200 до н. э. -- 2700 до н. э., протекавший локально в Сузах.

Старый эламский период: 2700 до н. э. -- 1600 до н. э., ранний период, проходивший до прихода к власти в Сузах династии Эпарти.

Ближний эламский период: 1500 до н. э. -- 1100 до н. э., период до вавилонского вторжения в Сузы.

Неоэламский период: 1100 до н. э. -- 539 до н. э., период характерного иранского и сирийского влияния. В 549 году до н. э. Элам завоевывают персы, однако они настолько адаптируют культуру порабощенной страны, что Иосиф Флавий даже называл эламитов предками персов.

Эламом в древности называлась низменная, а в средней и верхней части -- горная долина рек Каруна и Керхе, вливавшихся в высохшую теперь лагуну Персидского залива восточнее р. Тигр, а также окрестные горные районы -- по крайней мере нынешние иранские области Хузистан и Фарс, может быть и более отдаленные (на Восток). В самих эламских текстах страна называется Hatamti, встречается и Hal-tamti -- форма, возможно, более архаичная (ср. элам. hal 'страна').

В III тысячелетии до н. э. из шумеро-аккадских источников известен целый ряд эламских городов-государств: Шушен (Сузы), Аншан (Анчан), Симашки, Б/Парахсе (позже Мархаши), Адамдун (по-видимому, шумерская форма термина Hatamti) и многие другие.

Во II тысячелетии до н. э. важнейшими составными частями Элама были Шушен (Шушун) и Анчан; эламские цари неизменно указывают эти два города в своей титулатуре. Шушен -- это Сузы греческих авторов, хорошо исследованное городище между Каруном и Керхе, поселение, восходящее к IV тысячелетию до н. э.; Анчан -- это городище Тепе-Мальян недалеко от совр. Шираза в Фарсе.

Аванская династия.

Первые сведения о государстве Элам относятся примерно к концу XXVII -- первой половине XXVI века до н. э., когда в Северном Двуречье властвовали цари Авана. Около 2500 г. до н. э. правители шумерского города Киш сумели избавиться от эламского господства. В это время в Аване утвердилась новая династия, основателем которой был, вероятно, Пели. Впрочем, история этого времени известна очень плохо. Около 2300 г. до н. э. Элам был покорён Аккадским государством, но аккадцы не сумели удержать страну в своей власти и вынуждены были на несколько лет её оставить. Новый аккадский царь Римуш смог вновь захватить Элам и полностью опустошить страну. Тем не менее, царям Аккада, несмотря на ряд походов, вероятно, не удалось по-настоящему покорить Элам, и племянник Маништушу, царь Нарам-Суэн, в конечном счете, заключил с эламитами письменный договор, по которому Элам обязался согласовывать свою внешнюю политику с Аккадским царством, но сохранил внутреннюю независимость. Это первый известный нам в мировой истории международный договор. Он написан по-эламски, но аккадской клинописью, которая с этого времени начала распространяться и в Эламе. При последнем представителе Аванской династии, Кутике-Иншушинаке, когда Аккад сам пал под натиском племен гутиев, Элам вернул себе независимость. Но кутии напали и на Элам, в результате чего государство распалось на несколько отдельных областей. Только через сто лет страна сумела воссоединиться, и началось новое возвышение Элама под властью царей династии Симашки.

Династия Симашки.

Вскоре после полного распада Аванского царства Элам был завоёван урским царём Шульги. В течение нескольких десятилетий страна управлялась шумерскими чиновниками. Только при урском царе Шу-Суэне появились сведения, что в эламском городе Симашки правит некий царь Гирнамме. Преемник Гирнамме -- Энпилухан -- смог отделиться от Ура и захватил города Аван и Сузы. Хотя сам Энпилухан был вскоре пленён шумерским войском, Элам к тому времени полностью сбросил с себя власть шумеров. Урские гарнизоны повсюду изгонялись, а самим шумерам пришлось вскоре бежать из страны. Под властью царя Хутрантемпти эламиты начали совершать набеги на территорию Междуречья и вскоре смогли отомстить Уру за их владычество в Эламе. Последний царь III династии Ура Ибби Суэн был низложен при помощи эламских войск, после чего эламские гарнизоны были размещены в Уре и других крупных городах Шумера. Тем не менее, им пришлось уйти оттуда через несколько лет. При царе Идатту I правители Симашки подчинили своей власти весь Элам. Однако процветание эламского государства продолжалось менее полувека. Вскоре цари Симашки стали терять свое могущество, и примерно в первой половине XIX века до н. э. власть над Эламом перешла к новой династии Суккаль-махов.

Суккаль-махи

Основатель династии -- некий Эпарти -- был выходцем из низов, получившим власть над страной не по наследству, а в результате борьбы. Потомки Эпарти, особенно царица Шильхаха, сумели существенно укрепить царскую власть и усилить Эламское государство. Структура власти в Эламе представляла тогда своего рода триумвират. В стране существовало одновременно три правителя: 1) суккаль Суз, 2) суккаль Элама и Симашки, 3) суккаль-мах. Царем страны фактически считался суккаль-мах, его резиденция находилась в Сузах. После его смерти на эламской престол обычно вступал суккаль Элама и Симашки. Обычно это был брат покойного. А суккалем Суз (правителем столицы) суккаль-мах ставил своего старшего сына. Таким образом, власть в Эламе переходила не от отца к сыну, как это было принято тогда в остальных государствах, а от старшего брата к младшему. О политической истории династии Суккаль-махов до нас дошли только отрывочные сведения. Элам тогда вел войны с Вавилонией и Аккадским царством, с переменным успехом. В начале XV века до н. э. династия Суккаль-махов внезапно пресеклась. Неизвестно почему, но можно предположить, что Элам был завоеван касситами. Только через столетие Элам смог вновь вернуть себе независимость под властью царей Аншана и Суз.

Цари Аншана и Суз.

Это, несомненно, наиболее славный период эламской истории, оставивший также наибольшее количество археологических памятников, в частности знаменитый зиккурат Дур-Унташ (ныне Чога-Замбиль), построенный при царе Унташ-Напирише.

Новой эламской династии, видимо, удалось в это время сломить сепаратизм местной знати и укрепить центральную власть. С начала XIII в. до н. э. начинается новая серия эламских завоеваний. Эламитам удалось захватить обширную область на реке Дияле, в том число и город Эшнунну (При царе Унташ Напирише (вступил на царство в 1275 г. до .н. э). Через эту область проходили караванные пути из Двуречья на нагорья Ирана. Эти победы эламитов содействовали кризису касситской династии в Вавилонии и полному освобождению Элама из-под вавилонской власти.

При царе Китен-Хутране (начал царствовать в 1235 г. до н. э) было совершено два завоевательных похода на Вавилонию, взят Ниппур, а затем Исин. Но все попытки эламского правителя укрепиться в Вавилонии были сорваны ассирийским царем Тукульти-Нинуртой I, который сам был заинтересован в гегемонии над Вавилоном, в чём преуспел намного больше эламского царя. Вскоре после смерти Китен-Хутрана в Эламе к власти приходит новая династия -- Шутрукидов, названная по имени царя Шутрук-Наххунте. Этот царь в 1160 году совершил победоносный поход на Вавилон, полностью разорив город, взяв с Вавилонии огромную дань. Среди военной добычи была взята знаменитая стела с законами Хамураппи, найденная потом в Сузах археологами. В 1157 году до н. э. касситская династия в Вавилоне окончила свое существование, но Эламу не удалось полностью покорить Вавилонию.

Наивысшего развития Эламская держава достигла при царе Шилхак-Иншушинаке, который значительно расширил эламские владения, особенно в горах Загра и восточнее их. Ему удалось вторгнуться и в Ассирию, где он занял южноассирийский город Экаллате.

После поражения Элама, нанесенного ему Навуходоносором I, царем Вавилона в 1130 г. до н. э. (битва на реке Улай), а затем после поражения Вавилонии, нанесенного ей ассирийским царем Тиглатпаласаром I в конце XII века до н. э., обе страны, Элам и Вавилония, испытывают период упадка. В Эламе восстанавливается или сохраняется господство местной знати; отсутствие крепкого централизованного государства и крайнюю непрочность царской власти, превратившуюся в игрушку борющихся клик знати, мы встречаем и в I тысячелетии до н. э. как характерные черты истории Элама.

2. Характеристика государственной власти

Эламское государство было по своей структуре во все времена федеративным государством. Для того чтобы объединить столь различные области, входящие в государство, цари как верховные правители стремились привязать к себе правителей отдельных областей узами кровного родства. В результате появилось государственное объединение, в высшей степени своеобразное, сложное, не имеющее аналогий в истории. Все наиболее справившиеся с решением этой задачи династии происходили, видимо, из горных областей, а не из Сузианы, хотя Сузы уже очень рано возвысились до уровня столицы государства.

Об отношениях, которые поддерживались Эламом со своими соседями по Иранскому нагорью, мы почти ничего не знаем. Судя по некоторым данным, между ними существовала оживленная торговля, т. е. преимущественно мирные взаимоотношения. Напротив, отношения Элама к Двуречью в общих чертах достаточно освещены, хотя и толкуются чужеземными и местными источниками по-разному. Самое древнее сообщение восходит приблизительно к 2680 г.

Бесчисленные военные походы шумеров, вавилонян и ассирийцев против Элама объясняются преимущественно стремлением этих народов присвоить себе важнейшие богатства, имеющиеся исключительно в горном Эламе. Сюда относятся строительный лес, камень, руды, а также лошади.

В течение первого тысячелетия эламской истории, т. е. приблизительно между 2500 и 1500 г., мы встречаемся в основном с тремя господствующими династиями: с царями Авана, с царями Симашки и условно называемыми верховными правителями, которые, вероятно, также были родом из Симашки.

Уже с самых древних времен мы обнаруживаем в главе эламского федеративного государства верховного правителя, которому подчиняются множество правителей-вассалов. Этот верховный правитель, пока Элам был независим, носил титул царь, чаще с добавлением Аншана и Суз. В

Наряду с верховным правителем в Эламе правил управитель. Согласно закону, он старший из братьев верховного царя и одновременно его будущий наследник. Эламский государственный строй основывался, таким образом, на праве брата (фратриархате); наследниками трона являлись не сыновья, а братья царя. Так как управители почти никогда не оставляли после себя надписей, их титул по-эламски неизвестен. В эпоху верховных правителей они на правовых документах именуются титулом (наполовину по-шумерски, наполовину по-аккадски) управитель Элама и Симашки. Очевидно, управители имели резиденцию в местности, откуда происходила данная династия, но, ни в коем случае не в Сузах. Эта резиденция находилась, в древнейший период в Аване, затем в Симашки, вероятно еще во времена суккаль-махов, позднее, по-видимому, в Аншане юго-восточнее Сузианы.

Третьим лицом в Эламском государстве был правитель, или царь Суз, который носил также шумерский тутул суккаль, но чаще аккадский: шаррум царь Суз. По-эламски его должность обозначалась как хальменик правитель. Он должен был быть в принципе старшим сыном верховного правителя.

Отец, следующий по возрасту брат отца и старший сын такова тройка, правившая Эламом. Она проистекала из древнеэламского права наследования, с одной стороны, и из слабой связи между отдельными областями с другой. Благодаря этому триединству руководящая верхушка государства стала более подвижной, так как управитель (и будущий наследник трона) не засиживался в постоянной резиденции династии, а, по-видимому, регулярно объезжал отдельные земли, входящие в государство.

Отец и сын, т. е. верховный царь и правитель Суз, напротив, находились постоянно в столице царства Сузах. Поневоле задаешь себе вопрос: не могло ли. такое близкое сосуществование вызвать между отцом и сыном опасную напряженность в их отношениях? Разве не было в Эламе царей, которые убивали своих сыновей?

Ответ гласит: вероятно, нет. Царь великодушно предоставлял своему сыну в пределах Сузианы свободу действий. Так, например, распоряжения верховного правителя-отца, чтобы получить законную силу в Сузиане, должны были быть лично подтверждены сыном правителем Суз. Далее, надписи свидетельствуют, что отец и сын при строительстве столицы царства также действовали в полном согласии. При всей скудости сведений правовые таблички все же доказывают, что в Эламе были чрезвычайно сильны семейно-родственные связи, и не только среди господствующей династии, но и среди простого народа. В заключение следует еще иметь в виду, что сын как правитель Суз являлся лишь условно наследником трона,? ведь в первую очередь им становились братья царя. Это обстоятельство, вероятно, явилось решающим в отсутствии напряженности в отношениях между отцом и сыном. Иначе они все же имели бы место и в Эламе невзирая на силу родственных чувств.

Как же действовало право наследования трона внутри правящей тройки?

В случае смерти верховного правителя ему наследовал, согласно государственному закону, старший по возрасту брат, бывший до этого управителем. Такое право наследования со стороны брата действовало с древнейших времен в Эламе, так что матриархальные и фратриархальные представления переплетались здесь самым причудливым образом. Однако во II тысячелетии до н. э. среди простого народа право наследования братом постепенно уступило место требованию наследования сыном и в конце концов было почти полностью вытеснено последним. Но это не затронуло правящую династию: здесь право престолояаследования братом оставалось в силе до самой гибели царства, хотя оно под конец неоднократно осуществлялось насильно.

Новым управителем становился не правитель Суз (как старший сын умершего верховного царя), а следующий по старшинству брат бывшего управителя и теперешнего верховного правителя. Таким образом, правитель Суз оставался в подчинении обоих своих дядей. В промежутке между 1850 и 1500 г. таких ситуаций, когда правитель Суз находился под началом двух сменивших друг друга верховных правителей, было не менее пяти. Это также свидетельствует о крепости уз, которые связывали членов правящей династии. Ибо после смерти верховного правителя среди его сыновей, естественно, возникал соблазн занять его место, и можно не сомневаться в том, что не было недостатков в поводах к раздорам в царской семье. Источники, однако, об этом умалчивают, и поэтому создается впечатление, что исконное право братьев на наследование не было, никогда серьезно оспорено ни одним из царских сыновей.

В порядке ответной услуги бывший управитель, став верховным царем, отказывался даже от мысли об отстранении своего племянника от места правителя Суз, чтобы заменить его своим собственным сыном. Правда, трижды случалось, что представитель династии Эпар-тидов в качестве верховного правителя управлял совместно с двумя (следующими друг за другом) правителями Суз, а однажды даже с тремя правителями подряд. Было бы, однако, неправильно сделать из этого вывод, что верховный правитель якобы велел насильно устранить одного правителя Суз, чтобы заменить его другим. Скорее можно предположить, что должность эта освобождалась в связи со смертью предыдущего правителя, ибо совершенно очевидно, что среди эламских правящих династий имела место высокая смертность.

Именно такая большая смертность препятствовала в большинстве случаев восхождению я, а трон строго по закону наследования. Так, например, в Эламе был один-единственный случай, и то лишь в VII в. до н. э., когда верховными правителями в стране стали подряд три брата (Это объясняется кратковременностью их правления, а не существованием соответствующего престолонаследия.) Чаще всего мы встречаемся не более чем с двумя братьями одного поколения, и довольно часто место отсутствующего брата доставалось двоюродному брату.

Если же поколение родных и двоюродных братьев переставало существовать, то доживший до тех пор правитель Суз мог стать управителем, а верховный правитель мог назначить собственного сына (правителем Суз. Однако часто, как выяснится, у него не было сыновей. Тогда ничего другого не оставалось, как назначить племянника.

Большая смертность: среди представителей эламских правящих династий была, по всей видимости, следствием кровнородственных браков. А это явление проистекало из двух отличительных черт в эламском праве наследования: из обычая левирата и женитьбы на сестре. После смерти верховного правителя брат-наследник, как правило, женился на его вдове О существовании в Эламе браков между сестрами и братьями ученые догадывались уже давно. Косвенно это также подтвердилось найденными источниками. Однако прямое доказательство было обнаружено лишь тогда, когда был расшифрован термин сестра шуту. Таким образом, стало понятным одно место в надписи правителя Ханни периода около 710 г. В ней он называет Ху-хия своей любимой супругой-сестрой.

Последствия подобного кровосмесительства не могли не сказаться. Оно приводило к постоянному нарушению правил наследования, так что на деле сын нередко наследовал отцу просто, но той причине, что после смерти правителя могло не оказаться в живых, ни одного из его братьев или племянников, а, возможно, потому, что у него никогда не было брата.

Браки между братьями и сестрами, левират и разделение власти между тремя правителями определяли, таким образом, государственный, строй Элама. Ничего аналогичного никогда и нигде на земле больше не встречалось.

3. Характеристика правовых отношений

Почти все источники по этому вопросу относятся именно к этой эпохe. Кроме почти 500 правовых табличек периода верховных правителей до настоящего времени дополнительно обнаружены лишь семь документов, а именно из позднего периода истории Элама. Скорее, документы эпохи господства династии Эпартидов свидетельствуют о том, что в то время в ходе аккадизации Сузианы в Эламе вообще впервые начали письменно фиксировать юридические материалы, ибо эламский правопорядок осуществлялся испокон веков исключительно устно. Древнейшая устная правовая практика отстаивала себя наряду с письменной, ввезенной из Вавилонии. Взаимопроникновение и взаимовлияние этих двух форм и составляют особенность эламского правопорядка.

Один судебный документ эпохи последних Эпартидов подводит нас своей наглядностью вплотную к эламскому гражданскому праву.

В памятнике речь идет о так называемых правовых нормах бога Иншушинака и богини Ишмекараб. В других табличках творцом таких правовых норм называют одного лишь Иншушинака. Другие божества не выступают как законодатели. Население под правовыми нормами божества всегда понимало законодательство, разработанное жречеством. Это подтверждается неоднократно встречающимся оборотом о правовых нормах, разработанных храмом Иншушинака.

Однако в древнем Эламе наряду с божественным правом храмов существовало и светское право. Его создателями в документах выступают правящие в тот или иной период цари. Было бы, однако, неправильно провести четкое разграничение между божественным и светским правом Элама. Хотя некоторые правовые нормы считались у эламитов творениями богов, особенно бога Иншушинака (по меньшей мере в Сузах), а иногда совместно с богиней Ишмекараб, однако речь в них шла не только о сакральном праве: правовые нормы божеств рассматривали и чисто светские дела, как, например, дела усыновления, наследства, покупки земельных участков, снятия урожая, договоров о ссудах, уплаты штрафа в случае нарушения договора и многие другие.

Разумеется, эламские правители не только поддерживали уже действующие правовые нормы, но и добавляли к существующему своду законов новые законодательные акты. Это засвидетельствовано как у правителя Суз Аттахушу (около 1810 г.), так и у верховного правителя Палаишшана и правителя Суз при нем (около 1560 г.). Было ли эламское право когда-либо целиком записано, нам неизвестно, однако это все же маловероятно.

Но похоже, что отдельные части правового законодательства были кодифицированы. Так, текст на найденном в Сузах обломке таблички может быть отнесен к эламскому земельному праву.

О характере и назначении этого документа, в котором была зафиксирована часть эламского закона, существовали разные мнения, пока Г. Драйвер и Дж. Майлз не определили его как сузский земельный закон. Однако разбор документа показывает, что в нем записана та часть закона, которая относилась к наследованию.

Можно предположить, что правовые нормы якобы божественного происхождения и относятся к древнейшему эламскому праву. К нему было присоединено обычное право и издаваемые время от времени законы. Однако никогда не имело места противоречие между божественным и светским правом. Скорее всего, для эламита право в целом, в том числе и светское, было тесно связано с божественным правом. Как законодатель правитель выступает в тесном союзе с божеством. Об этом свидетельствует позднеэламская надпись, в которой говорится: «Право, которое дали бог Иншушинак и царь Шутрук-Наххунте II.

Таким образом, божественное и светское право составляли в Эламе всегда единое целое.

Во времена господства Двуречья над Эламом чужеземное право, вероятно, также получило силу закона, по крайней мере в Сузиане. В нескольких табличках периода между 1670 и 1650 г. говорятся о правопорядке в царстве Вавилона. По всей вероятности, в Эламе имели силу и знаменитые законы Хаммурали, возможно как дополнение к собственному обычному праву. Эламская базальтовая стела, на которой изображен неизвестный верховный правитель перед сидящим на троне богом Солнца Наххунте, производит впечатление подражания стеле Хаммурали.

Существенной составной частью эламского правопорядка было его переплетение с божественным началом. В то время как китен бота Хумпана в первую очередь гарантировал божественную защиту царю, китен бота Иншушинака особенно проявлялся в юрисдикции, преимущественно в Сузах. В Хух-нури же эти прерогативы принадлежали местному богу Рухуратиру. В сузской табличке нарушителю договора грозили, что он будет лишен защиты китен Иншушинака. Тем самым провинившийся объявляется вне закона.

В Эламе в гражданских процессах второй инстанции председательствовали писцы правителей отдельных областей царства. Каждому из них помогал судья.

В процессах первой инстанции судьи сами выносили приговор. Следовательно, тепиры принимали участие лишь во время слушания дела в апелляционной инстанции. Наряду с этим существовала, однако, возможность как и во все времена на Востоке обратиться непосредственно к самому правителю. Это мот быть вопрос престижа (и подкупа). Знаменательно, что в Эламе гражданское судопроизводство было всецело доверено светским судьям. Жрецы выступали в суде, в крайнем случае, как свидетели.

Согласно древнеэламскому правопорядку, свидетели всегда ссылались на богов Наххунте и Иншушинака, и именно в такой последовательности; в крайне редких случаях в обратной. Оба божества как властелины мира земного и царства теней рассматривались эламитами и как реально существующие свидетели и поэтому в документах при перечислении свидетелей всегда завершали список. В Хухнури вместо бога-свидетеля Иншушинака соответственно фигурировал местный бог Рухуратир.

Эламское право в ходе судебного разбирательства огромное значение придавало свидетелям. Одним из подтверждений этого может служить их количество иногда оно доходило до 42 человек. Лишь одна-единственная табличка ограничивается двумя свидетелями-богами Наххунте и Иншушинаком, не упоминая людей. Обычно же кроме обоих богов следовали по меньшей мере два свидетеля-человека. Большинство памятников приводит от 5 до 20 свидетелей.

Памятники из Суз и Хухнури приводят, как правило, статьи права в различной редакции и позволяют, таким образом, взглянуть со стороны на эламское судопроизводство.

Специфически эламскими, т. е. не вавилонскими, являются:

а) угроза нанесения тяжелых увечий и б) особые проклятия, призванные ниспослать на правонарушителя несчастья. За лжесвидетельство отрубали руку и отрезали язык. К этому часто добавлялась уплата большого штрафа: от полуфунта серебра и сверх этого около 8 ц зерна до 60 фунтов серебра. Но и этим наказание не ограничивалось. Лжесвидетель лишался также китен бога Иншушинака, даже тогда, когда он приносил клятву лишь царю. Это означало, что он становился беззащитным и, следовательно, должен был умереть. Таким образом, нарушение клятвы, данной земному правителю, приводило не только к светскому наказанию, но вызывало также и сакральные воздействия. Единство светского и божественного правопорядка вряд ли может быть сформулировано более отчетливо.

Заключение

Элам, будучи одним из древнейших государств Передней Азии, имел весьма продолжительную историю. Он просуществовал почти два с половиной тысячелетия. Не все вопросы многовековой истории этого государства изучены в одинаковой степени. Язык же эламитов до сих пор недостаточно понятен, хотя изучение его началось более ста лет тому назад.

Примерно с середины XIX столетия составленные на эламском языке клинообразные надписи, ставшие известными благодаря письменным источникам ахеменид-ских царей, привлекали внимание научного мира. Первые предварительные шаги в изучении эламской письменности были сделаны Н. Вестергардом и Э. Хинксом. Тем временем будущий расшифровщик клинописи X. Рау-линсон обнаружил Бехистунскую надпись Дария I, составленную на древнеперсидском, эламском и аккадском языках. Настоящее изучение эламского языка началось после опубликования в 1853 г. Э. Норрисом второго столбца Бехистунской надписи. Этот непонятный язык второго столбца тогда принимали то за скифский, то за мидийский. Лишь в конце XIX в., когда были обнаружены другие эламские надписи, принадлежность языка второго столбца была установлена окончательно.

Эламское государство было прародителем современного Ирана, Персии зародившиеся там основы права и государственного устройства оказали большое влияние на последующие государственные формирования и образования.

Список литературы

В. Хинц Государство Элам, Наука.: М.- 1997. -200с.

И. М. Дьяконов ЭЛАМ Т. III. -- М., 1979. -- С. 450

Сайт http: //historic. ru

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой