Гражданско-правовые обязательства по осуществлению предпринимательской деятельности

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Актуальность темы исследования. В эпоху господства командно-административных методов управления договорное право обслуживало властные методы управления экономикой путем установления в основном императивных предписаний, обязательных для исполнения всеми субъектами гражданского права. Отсутствие у хозяйствующих субъектов серьезной заинтересованности в результатах своей деятельности, с одной стороны, и плановая заданность всех основных параметров их взаимоотношений между собой, с другой, привели к тому, что правовые формы этих взаимоотношений свелись к так называемым «хозяйственным договорам» поставки, подряда на капитальное строительство, перевозки груза, кредитно-расчетных отношений. Другие договоры, правила о которых сохранились в наших законах (например, купли-продажи, мены, займа, аренды, страхования, поручения, комиссии, хранения), использовались главным образом для совершения бытовых сделок между гражданами и потребительских сделок между ними и организациями.

Переход к рыночной экономике кардинально изменил потребность общества в гражданско-правовом «инструментарии». Свобода распоряжения своим имуществом, стоимость которого, как правило, ни для гражданина, ни для организации законом не ограничена, в сочетании с заинтересованностью в максимально выгодном использовании имущества привели к появлению в гражданском обороте правовых институтов, неизвестных действовавшему ранее законодательству.

Договорные обязательства стали самыми распространенными в гражданском обороте. От их исполнения зависит в огромной мере устойчивость экономики и общества в целом. Принцип свободы договора, вытекающий из Конституции Российской Федерации (статьи 8, 35, 36, 74), получил дальнейшее развитие в Гражданском Кодексе Р Ф (далее — ГК РФ). Особое значение имеют нормы гражданского законодательства об исполнении договорного обязательства. Они повседневно применяются в практической деятельности юридических лиц и граждан.

Между тем, практика судов показывает, что зачастую договоры заключаются небрежно, не содержат необходимых условий, направленных на реализацию интересов сторон, не включают в себя меры по обеспечению договорных обязательств. В ходе исполнения подобных договоров нередко возникают осложнения, по разному толкуются сторонами одни и те же условия, и, как результат, имеет место массовое неисполнение сторонами своих обязанностей, что приводит к многочисленным конфликтам. Важнейшая задача современной юридической науки и практики — создание правовых механизмов, позволяющих наиболее эффективно обеспечить надлежащее исполнение договорных обязательств и возместить пострадавшей стороне потери, причиненные их неисполнением или ненадлежащим исполнением, что и определило выбор автором темы диплома.

Степень разработанности проблемы. Исследуемая проблема подробно освещалась в отечественной доктрине. Значительный вклад в ее разработку об этапах, принципах, условиях исполнения обязательств, способах их обеспечения, основаниях, условиях и формах ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение внесли труды Байбак В. В., Безбах В. В., Богданов Е. В., Брагинский М. И., Витрянский В. В., Горбунова Л. В., Грибанов В. П., Жилинский С. З., Журавлева Ю. В., Завидов Б. Д., Запорожец А. М., Ильюшенко А. А., Иоффе О. С., Каменецкая М. С., Козлова Н. В., Кочергин П. В., Кузнецов Д. В., Макаров Д. Ю., Мейер Д. И., Нетишинская Л. Н., Подколзин В. Е., Покровский И. А., Пугинский В. К. Ракитина Л.Н., Сарбаш С. В., Скробов Б. В., Тарасенко Ю. А., Телюкина М. В., Хромченков О. В., Шершеневич Г. Ф. и многих других цивилистов дореволюционного и советского периодов.

В работе использованы труды Т. Е. Абовой, С. С. Алексеева, В. В. Витрянского, Ф. И. Гавзе, Г. К. Дмитриевой, С. Э. Жилинского, В. В. Зайцева, Б. К. Злобина, О. К. Красавчикова, П. В. Крашенинникова, А. Л. Маковского, Т. Н. Нешатаевой, Л. А. Новоселовой, В. К. Райхера, М. Г. Розенберга, О. Н. Садикова, Б. М. Сейнароева, АЛ. Сергеева, В. Л. Слесарева, Е. А. Суханова, Ю. К. Толстого, М. К. Юкова, В. Ф. Яковлева, других ученых.

Цель исследования:

— рассмотреть исполнение договорного обязательства как форму реализации права;

— провести анализ общих положений ГК РФ об исполнении договорных обязательств в их соотношении с нормами, включенными в его разделы об отдельных видах этих обязательств.

Задачи работы:

— рассмотреть понятие предпринимательской деятельности;

— выявить особенности возникновения предпринимательских обязательств;

— определить систему предпринимательских обязательств;

— определить основные особенности обеспечения исполнения обязательств и отказ от их исполнения;

— установить условия прекращения предпринимательских обязательств;

— рассмотреть вопросы ответственности за нарушение предпринимательских обязательств;

— сформулировать предложения по совершенствованию действующего законодательства.

Объект исследования составили регулируемые нормами гражданского права общественные отношения, складывающиеся в процессе исполнения договорного обязательства.

Предмет исследования — Конституция Российской Федерации, ГК РФ и другие федеральные законы.

Методы исследования. Методологическую основу исследования составили общенаучные диалектические методы познания (материалистическая диалектика), включающие принципы объективности, системности, историзма, индукции, дедукции и др. Наряду с общенаучными методами познания применялись частнонаучные методы: формально-юридический, описательный, лингвистический, формальнологический, исторический, системно-правовой, сравнительно-правовой и другие. Общая логика исследования построена на целостном понимании обязательства как правового и экономического явления, служащего инструментом регулирования хозяйственных связей субъектов имущественного оборота.

Структура и содержание работы определяются целями и задачами исследования, необходимостью анализа существующей практики исполнения договорных обязательств. Работа состоит из введения, трех глав, заключения и библиографического списка.

1. Возникновение предпринимательских обязательств

1.1 Предпринимательский договор как основание возникновения обязательства

Будучи недолговременным, обязательство возникает, изменяется и затем исчезает. Такой представляется в общих чертах жизнь обязательства, поэтому вопрос о динамике договорных обязательств следует начать с рассмотрения источников возникновения обязательств. В юридической литературе имеется множество точек зрения и мнений по вопросу об основаниях возникновения, изменения и прекращения (движении) обязательственных правоотношений или источников обязательств.

В научной литературе понятие предпринимательского договора, его место в системе права определяются по-разному, в зависимости от взгляда на систему права и место в ней предпринимательского права.

Согласно первой концепции предпринимательский договор является одним из институтов предпринимательского права как самостоятельной отрасли права и не имеет ничего общего с гражданско-правовым договором. Согласно второй концепции предпринимательский договор является институтом гражданского права. Ряд представителей третьей концепции считает его комплексным институтом, сочетающим в себе элементы публичного и частного права.

Например, В. С. Белых пришел к следующему выводу о понятии предпринимательского договора:

«Предпринимательский договор — комплексный правовой институт, сочетающий нормы частноправовых и публичных начал. Поэтому можно утверждать, что предпринимательский договор представляет собой межотраслевое (комплексное) понятие» Белых В. С. Правовое регулирование предпринимательской деятельности в России: Монография. [Текст] - М., Проспект. 2005. — С. 344; Занковский С. С. Предпринимательские договоры. [Текст] - М., Волтерс Клувер. 2004. — С. 3.

Однако, признавая предпринимательское право комплексной отраслью права, нельзя согласиться с признанием предпринимательского договора комплексным институтом, включающим публичные и частные начала. Тем более непонятно, что означает межотраслевое (комплексное) понятие.

Подобные утверждения вытекают из непонимания правовой природы договора. Предпринимательский договор, как и любой другой вид договоров (закрепленных в семейном, трудовом, земельном, горном и иных отраслях права), — это всегда гражданско-правовой договор, основанный на началах равенства сторон и принципах частного права. Ведь договор — это соглашение сторон, и оно может быть соглашением только тогда, когда стороны независимы друг от друга и равны. Любой договор, заключенный между неравноправными сторонами, — это квазидоговор, это обычные властные отношения, облаченные в противоестественную по отношению к ним форму договора. Поэтому автор отрицательно относится к финансовым, налоговым, лицензионным и другим договорам, когда одна сторона — государство дает разрешение или приказ, а другая сторона — гражданин или юридическое лицо выполняет условия этого разрешения или приказа.

Поэтому предпринимательский договор — это гражданско-правовой договор, и ничем иным он быть не может. Он входит в комплексную отрасль предпринимательского права, оставаясь при этом целиком в рамках гражданского права.

Таким образом, предпринимательский договор является институтом гражданского права (являясь при этом также институтом предпринимательского права). Но при этом цивилисты, признающие наличие предпринимательского договора, не могут определить его место в системе гражданского права. Сразу возникает вопрос: как соотносится институт предпринимательского договора с делением договорных институтов по договорным типам (купля-продажа, подряд, перевозка, наем и т. п.)? Эти договорные институты включают в себя и предпринимательские (поставка), и обычные гражданско-правовые (дарение), и смешанные (наем) договоры. Если предпринимательские договоры располагать в одном ряду с закрепленными ГК РФ договорными типами, то места им в системе гражданского права не найдется.

Примером того, к чему может привести такое жесткое укладывание института в структуру права, могут послужить доводы Н. И. Овчинникова против признания хозяйственного договора правовым институтом. Он утверждал, что «при существующей трехзвенной классификации юридических понятий — „норма права — юридический институт — отрасль права“, хозяйственный договор, объединяющий ряд самостоятельных юридических институтов, логически неправильно рассматривать в качестве юридического института. Это понятие более общее и широкое, чем понятие юридического института. Но, к сожалению, ни общая теория права, ни теория гражданского права не дают таких классификационных понятий, которые могли бы определить место хозяйственного договора в системе договорного права».

Вместе с тем логически неправильно как раз утверждение, что хозяйственный договор не может быть институтом только потому, что он включает в себя другие институты. Если это не институт, то что это такое?

Н.И. Овчинников считает: это — собирательное понятие, оно объединяет ряд самостоятельных правовых институтов. Однако институт — это не собирательное понятие (если рассматривать его не в онтологическом, а в гносеологическом аспекте) Овчинников Н. И. Относительно природы хозяйственного договора. Материалы XIII научной конференции (Дальневосточный гос. университет). Ч. IV (филологические и юридические науки). [Текст] - Владивосток., Изд-во ВГУ. 1968. — С. 106.

Н.И. Овчинников пишет далее: «Специальные правила, применяемые к хозяйственным договорам, закреплены в законодательном порядке. Но эти нормы применяются не сами по себе, а в составе норм того или иного договорного типа. Следовательно, они самостоятельного значения (помимо действия правовых норм соответствующего договорного типа) не имеют. Институт же права объединяет однородные правовые нормы и самостоятельно регулирует те или иные разновидности общественных отношений. В отличие от юридического института хозяйственный договор (как собирательное понятие) не регулирует те или иные разновидности общественных отношений самостоятельно. Поэтому он не может рассматриваться в качестве юридического института. В этих условиях представляется правильным рассматривать хозяйственный договор как теоретическую конструкцию» Там же. — С. 107.

При создании своей концепции удвоения структуры права С. С. Алексеев исходил из реальной правовой действительности, которая не укладывалась в плоскую структуру. В частности, на уровне институтов он оперирует такими правовыми образованиями, как хозяйственный договор и договор на обслуживание населения. В одной из работ Масевич М. Г., Покровский Б. В., Сулейменов М. К. Правовые формы хозяйственного расчета производственных объединений и предприятий. [Текст] - Алма-Ата., «Наука» Казахской ССР. 1975. — С. 196. автор пытался доказать, что данные договоры не могут быть расположены в одной плоскости с институтами: поставки, купли-продажи, комиссии и другими видами договоров. Выделение хозяйственных договоров и договоров по обслуживанию граждан производится в иной плоскости и по иным основаниям, нежели классификация на виды договоров, принятая в законодательстве и научной литературе.

Выделение предпринимательского договора и договора на обслуживание населения должно иметь под собой объективную основу, отражать существующую дифференциацию общественных отношений, регулируемых правом Кабалкин А. Ю. Роль гражданско-правового регулирования сферы обслуживания [Текст] // Советское государство и право. — 1976. — № 4. — С. 17−18. В научной литературе недостаточно внимания обращается на то, что общественные отношения, регулируемые гражданским правом, классифицируются не только по характеру отношений, но и по субъектам: юридических лиц между собой, граждан с юридическими лицами, граждан между собой.

Даже в советское время в научной литературе говорили о делении гражданского права на гражданское право социалистического хозяйства и гражданское право отдельного гражданина Агарков М. М. Предмет и система советского гражданского права [Текст] // Советское государство и право. — 1940. — № 9. — С. 54., о дифференциации гражданско-правового регулирования, выражающейся в выделении специальных норм, регулирующих отношения в социалистическом хозяйстве и отношения в области обеспечения индивидуальных потребностей граждан Алексеев С. С. Предмет советского социалистического гражданского права [Текст] - Свердловск., Изд-во СЮИ. 1959. — С. 190; Алексеев С. С. Гражданское право в период развернутого строительства коммунизма. [Текст] - М., Юридическая литература. 1962. — С. 57.

Дифференциация правовых институтов по данному критерию четко просматривается в главной структуре права (право государственной и право личной собственности, договор поставки и договор жилищного найма и т. д.). Но этот критерий является вспомогательным.

Поэтому специфика общественных отношений может потребовать своего выражения в дополнительной структуре права, расположенной в иной плоскости, чем главная структура. Основным критерием структуры в данном случае могут быть субъекты отношений. На наш взгляд, одним из проявлений данной структуры являются такие правовые образования, как предпринимательский договор и договор на обслуживание потребностей граждан.

В этой дополнительной структуре классификация гражданско-правовых договоров производится прежде всего по субъектам (договоры юридических лиц (а также индивидуальных предпринимателей) между собой, договоры между гражданами и юридическими лицами (индивидуальными предпринимателями), договоры между гражданами), а затем из этих групп выделяются следующие договоры: предпринимательские, договоры по обслуживанию граждан по дополнительному критерию цели (обслуживание предпринимательской деятельности или потребностей граждан) и обычные гражданско-правовые. Однако в силу того что договор по обслуживанию граждан тоже носит предпринимательский характер, его целесообразно рассматривать как разновидность предпринимательского договора.

Таким образом, предпринимательский договор является институтом комплексной отрасли права, какой является предпринимательское право. В то же время он остается целиком в рамках гражданского права в качестве его института. Предпринимательский договор является субинститутом гражданско-правового договора, в который входит, кроме предпринимательского и потребительского, обычный гражданско-правовой договор. В свою очередь, предпринимательский договор является институтом, включающим в себя институты: договора поставки, строительного подряда, аренды предприятия, перевозки грузов и другие Афонина А. В. Права потребителей: осуществление и защита [Текст] // Гражданское право. — 2007. — № 2. — С. 21.

Эта система предпринимательского договора является вторичной по отношению к закрепленной в ГК РФ системе договорных институтов: купли-продажи, найма (аренды), выполнения работ, оказания услуг, перевозки и т. п.

Поэтому предпринимательский договор является комплексным институтом гражданского права.

Если говорить о системе права в целом, то можно утверждать, что наличие комплексных образований в системе права является достаточно обоснованным и, на наш взгляд, реально существующим фактом. В то же время нельзя признать правильным, когда любое комплексное образование объявляют комплексной отраслью права (морское право, банковское право, страховое право, медицинское право, спортивное право, нефтяное право, земельное право, правоохранительное право и т. д.).

Представляется, что вторичная структура права тоже является согласованной системой. На наш взгляд, в этой системе можно выделить три комплексные отрасли права: экономическое (предпринимательское, коммерческое, хозяйственное) право, социально-политическое право, экологическое право.

Все возможные образования являются институтами одной из этих трех отраслей права. Например, в предпринимательское право входят морское, банковское, страховое, энергетическое, транспортное, инвестиционное и др. В социально-политическое — спортивное, медицинское, социальное, образовательное и др. В экологическое право — правоохранительное право, частично земельное, водное, горное, лесное.

Все эти три комплексные отрасли права объединяют в себе нормы публичных и частных отраслей права.

В системе гражданского права также существуют комплексные институты, в частности предпринимательские договоры (в том числе договоры на обслуживание населения). Автору кажется, что эта комплексность внутри отрасли права является продолжением комплексности на уровне отраслей права.

В частности, предпринимательский договор как институт входит в предпринимательское право, а договор на обслуживание населения, оставаясь институтом гражданского права и предпринимательского права, выступает одновременно как институт социально-политического права.

1.2 Специфика, система и значение договоров

Длительное время в отечественном гражданском праве все договоры подразделялись на два типа: общегражданские и хозяйственные. Сейчас хозяйственные договоры в том понимании, в котором они применялись до реформирования экономики, уже не адекватны существующим общественным отношениям и действующему законодательству. В связи с этим возникли вопросы, каким новым требованиям должен соответствовать договор, опосредующий предпринимательские отношения; каковы его сущность, признаки и особенности правового регулирования.

В нормах права действующего законодательства содержится прямое указание на предпринимательскую деятельность участников договора. Данное обстоятельство оказывает влияние на конструирование модели соответствующего договора, определение прав и обязанностей сторон, установление особенностей их ответственности и т. д.

В соответствии со ст. 506 ГК РФ предпринимательская деятельность продавца и использование покупателем товара для этой деятельности является условием отнесения соглашения к договору поставки. Кроме поставки есть еще ряд договоров, предназначенных для опосредования только предпринимательской деятельности участников. Например, договор аренды предприятия, договор финансовой аренды, договор коммерческой концессии Нестерова О. Концессионные отношения в России [Текст] // Законность. — 2007. — № 10. — С. 17. и др.

Согласно ст. 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения договора и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Однако в договоре, опосредующем предпринимательскую деятельность, стороны вправе то же самое установить в самом соглашении.

Особо регулируется в ГК РФ вопрос о возможности досрочного исполнения договорного обязательства по общегражданскому договору и по договору, опосредующему предпринимательскую деятельность. Согласно общегражданскому договору должник вправе исполнить обязательство до срока, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или условиями обязательства либо не вытекает из его существа. Однако досрочное исполнение обязательств, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, допускается только в случае, когда возможность исполнить его до срока предусмотрена законом, иными правовыми актами или условиями обязательства либо вытекает из обычаев делового оборота или существа обязательства.

При этом лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы (то есть независимо от вины), в то время как по общегражданскому договору ответственность основывается на виновности должника.

Действующее законодательство устанавливает особый порядок изменения или расторжения предпринимательского договора, если его исполнение становится экономически невыгодным для одной из сторон в связи с существенным изменением обстоятельств, из которых она исходила при заключении договора (ст. 451 ГК РФ).

Законодательство возлагает на предпринимателей обязанность по сотрудничеству не только в процессе исполнения договора, но и тогда, когда самого договора нет. Если при заключении договора поставки между сторонами возникли разногласия по отдельным его условиям, сторона, предложившая заключить договор и получившая от другой стороны предложение о согласовании этих условий, должна в течение тридцати дней со дня получения такого предложения, если иной срок не установлен законом или не согласован сторонами, принять меры по согласованию соответствующих условий договора либо письменно уведомить другую сторону об отказе от его заключения. Сторона, получившая предложение о соответствующих условиях договора, но не принявшая мер по согласованию условий договора поставки и не уведомившая другую сторону об отказе от его заключения в соответствующий срок, обязана возместить убытки, вызванные уклонением от согласования условий.

Еще один пример сотрудничества предпринимателей при отсутствии договора. Согласно ст. 36 Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации Собрание законодательства РФ. — 2003. — № 2. — Ст. 170. грузополучатель обязан принять груз от железнодорожной станции на ответственное хранение, несмотря на то что поставка груза не была предусмотрена договором.

При исполнении обязательств, возникших из предпринимательских договоров, стороны обязаны сотрудничать, оказывать содействие партнеру в исполнении им своих обязанностей. Так, согласно ст. 483 ГК РФ покупатель обязан известить продавца о нарушении условий договора купли — продажи о количестве, ассортименте, качестве, комплектности, таре и упаковке в срок, установленный законом, иными правовыми актами или договором. Если же такой срок не установлен — в разумный срок после того, как нарушение соответствующего условия договора должно было быть обнаружено, исходя из характера и назначения товара. В случае невыполнения покупателем данной обязанности продавец вправе отказаться полностью или частично от удовлетворения требований покупателя о передаче ему недостающего количества товара либо его замене, о затаривании или об упаковке товара, если докажет, что невыполнение этого правила покупателем повлекло невозможность удовлетворения его требований или влечет для продавца несоизмеримые расходы по сравнению с теми, которые он понес бы, если бы был своевременно извещен о нарушении договора. Несмотря на то, что ст. 483 ГК РФ размещена в гл. 30 «Купля — продажа», ее содержание свидетельствует, что данная норма прежде всего и в основном направлена на регулирование отношений между предпринимателями. На необходимость сотрудничества предпринимателей ориентирует ст. 743 ГК РФ, а в ст. 753 уже прямо говорится о необходимости сотрудничества сторон по договору подряда.

Анализ названных и других норм (ст. 718, 747, 753, 759, 893 ГК РФ) дает основание утверждать, что именно при исполнении предпринимательских договоров должен учитываться принцип сотрудничества. Если нормы права не содержат на этот счет четких указаний, необходимость учета данного принципа в деловой практике обусловлена тем, что отсутствие сотрудничества может послужить основанием применения «смешанной» ответственности (ст. 404 ГК РФ). Конечно, можно возразить, что в ГК РФ нет нормы, аналогичной по содержанию ст. 168 ГК РСФСР 1964 г., согласно которой каждая из сторон должна исполнять свои обязанности наиболее экономичным образом и оказывать другой стороне все возможное содействие в исполнении ею своих обязанностей Иоффе О. С. Обязательственное право. [Текст] - М., Юридическая литература. 1975. — С. 64−68; Калмыков Ю. Х. Вопросы применения гражданско-правовых норм. [Текст] - Саратов., Изд-во Саратовского университета. 1976. — С. 125. Однако здесь следует ориентироваться на содержание других норм гражданского законодательства, на их общую направленность. Тем более что и в прошлом не все ГК союзных республик в СССР имели норму, аналогичную ст. 168 ГК РСФСР. Но это не мешало тому, чтобы и в науке, и в правоприменительной практике руководствоваться данным принципом.

В этой связи следует отметить позицию О. Н. Садикова, утверждающего, что в ст. 309 ГК РФ нет указаний о необходимости исполнять обязательства наиболее экономичным для народного хозяйства образом, но это отвечающее интересам участников обязательства правило сохраняет свое значение и в настоящее время. Оно выражено в ряде норм действующего гражданского законодательства. В других же случаях может рассматриваться как обычно предъявляемое требование, призванное устранять дополнительные для сторон имущественные затраты и потери Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Ч. 1 [Текст] / Под ред. проф. Садикова О. Н. — М., Контракт. 2007. — С. 331.

В ГК РФ есть ряд норм, прямо указывающих на необходимость экономичности исполнения обязательств. Так, согласно ст. 713 подрядчик обязан использовать предоставленный заказчиком материал экономно и расчетливо. В соответствии со ст. 514 ГК РФ сторона, принявшая товар на ответственное хранение, может рассчитывать на возмещение лишь необходимых расходов, понесенных ею при реализации данных товаров. Расходы сверх необходимых возмещению не подлежат.

Наличие в законе указаний на необходимость сотрудничества предпринимателей и экономичного исполнения ими своих обязательств свидетельствует, что их предпринимательская деятельность имеет не только частный, но и публичный интерес.

Интерес субъектов, вступающих в какие-либо договорные отношения в связи с осуществлением ими предпринимательской деятельности, направлен прежде всего на получение прибыли, которая представляет основную цель деятельности любой коммерческой организации (ст. 50 ГК РФ) или индивидуального предпринимателя (ст. 2 ГК РФ). Однако получение прибыли предпринимателем — не только его частный интерес. В том, чтобы предпринимательская деятельность была прибыльной, заинтересованы государство и общество. Уплата налогов, создание рабочих мест, производство товаров — все это составляет уже не только частный, но и публичный интерес. «В силу рациональности экономической деятельности прибыльность предприятия оказывается предпосылкой всеобщего блага» Верхан Петер Х. Предприниматель. Его экономические функции и общественно — политическая ответственность. [Текст] - Минск., Эридан. 1992. — С. 39. Несмотря на конкуренцию между предпринимателями, не следует полагать, что они всегда и во всем должны быть антагонистами. Объединяющим началом для всех предпринимателей является их стремление к прибыли. Общество также заинтересовано в получении предпринимателями прибыли. Это тем более необходимо в связи с формированием государства социального типа (ст. 7 Конституции РФ). На Западе такого рода государство называют еще «государством благоденствия» Фишер Вольфрам. Европа: экономика, общество и государство 1914 — 1980. М.: Владос, 1999. — С. 351. Поэтому здесь уже можно говорить о совпадении интересов как общества, так и предпринимателей.

Выделение отдельных видов предпринимательских договоров — достаточно сложный вопрос. Как справедливо отмечает С. С. Занковский, «эта проблема — часть более общего вопроса о классификации договорных обязательств, а предложить такую классификацию, в которую легко и логично уложились бы все обязательства, до сих пор никому не удалось. Это, по-видимому, и невозможно, потому что договоры вызываются к жизни практикой, а она не задумывается о том, уложатся ли они в созданные теорией классификационные ряды» Занковский С. С. Предпринимательские договоры [Текст]. М.: Волтерс Клувер, 2004. — С. 20.

Суть первого критерия, который, на наш взгляд, является основным, состоит в разграничении договоров в зависимости от того, что именно стороны хотят от договора получить. Следует различать договоры по характеру правовых последствий, то есть тот результат, который стороны желали бы иметь, вступая в обязательство.

Этот результат, если речь идет об имуществе, может быть назван предметом обязательства. Таким образом, предпринимательские договоры следует различать по объекту и предмету. Поскольку, однако, термин «направленность договора», обладая аналогичным значением, более удобен, мы станем использовать его.

На первое место необходимо поставить договоры, направленные на передачу имущества. Они представлены в Гражданском кодексе поставкой товаров, в том числе для государственных нужд, контрактацией, энергоснабжением, продажей недвижимости и продажей предприятия. Все они, имея в виду передачу имущества в собственность, составляют подвид названных договоров, в то время как другой их подвид связан с передачей имущества во временное пользование. К нему относятся аренда, в том числе транспортных средств, зданий и сооружений, предприятий, а также финансовая аренда (лизинг).

Следующий вид составляют договоры, направленные на выполнение работ. К ним относятся подряд с его разновидностями (строительный подряд, подряд на выполнение проектных и изыскательских работ, подрядные работы для государственных нужд) и договоры на выполнение научно-исследовательских и прочих близких к ним работ.

Третий вид представлен договорами, направленными на оказание услуг. Какого-либо вещественного результата обязательства данного вида не создают; он или вообще отсутствует, или находится вне правоотношения. В этом и состоит своеобразие услуг, где все дело сводится к возмездному выполнению обусловленных договором действий. Услуги в зависимости от характера выполняемых действий подразделяются на два подвида: юридические (поручение, комиссия, агентирование) и фактические (перевозка, хранение и т. п.). Направленность договора на передачу имущества, выполнение работ или оказание услуг не может служить всеобъемлющим критерием, способным разграничить все договорные обязательства. Последние слишком разнообразны для того, чтобы их можно было выстроить в предлагаемые этим критерием ряды. Данное обстоятельство не ставит под сомнение пользу классификации, оно лишь показывает, что материал, с которым работает правовая наука, вряд ли позволит ей дать исчерпывающую классификацию.

Предпринимательские договоры в большей мере, чем общегражданские, регламентируются не только гражданским законодательством, но и актами других отраслей: валютного, финансового, таможенного, налогового и др. Поскольку государство заинтересовано в прибыльности предпринимательской деятельности, налоговое законодательство, например, устанавливает определенные изъятия из общегражданского принципа свободы договора. Согласно ст. 40 Налогового кодекса Р Ф Собрание законодательства РФ. — 1998. — № 31. — Ст. 3824. налоговые органы вправе контролировать правильность применения цен по сделкам. Если налоговый орган установит отклонение цены более чем на 30 процентов от рыночной цены однородных товаров, он вправе вынести решение о доначислении налога и пени, рассчитанных исходя из рыночных цен.

Со времени вступления в силу ч. 1 ГК РФ было принято множество законов, указов Президента Р Ф и постановлений Правительства Р Ф, устанавливающих существенные условия различных предпринимательских договоров. Например, Глава 3 Водного кодекса Р Ф Собрание законодательства РФ. — 2006. — № 23. — Ст. 2381. — определяет условия договора водопользование; ст. 200, 213 Кодекса торгового мореплавания Р Ф Собрание законодательства РФ. — 1999. — № 18. — Ст. 2207. — существенные условия договоров тайм-чартера и бербоут-чартера и др.

Указом Президента Р Ф от 18 августа 1996 года № 1209 «О государственном регулировании внешнеторговых бартерных сделок» Собрание законодательства РФ. — 1996. — № 35. — Ст. 4141. к числу существенных отнесены условия о дате, номере договора, его форме, номенклатуре, количестве, качестве, цене товара по каждой товарной позиции, срок и условие экспорта и импорта и т. д. Как видно, к числу существенных отнесен даже номер договора. На первый взгляд это представляется явно излишним. В действительности данное условие имеет публичную направленность в связи с необходимостью более тщательного валютного и таможенного контроля по такого рода сделкам.

Существенные условия соответствующих предпринимательских договоров были определены рядом постановлений Правительства Р Ф. Например, Положение об обеспечении доступа организаций к местным газораспределительным сетям утверждено Постановлением Правительства Р Ф от 24 ноября 1998 года № 1370 Собрание законодательства РФ. — 1998. — № 48. — Ст. 5937.

Вопреки провозглашенному принципу свободы договора ряд законов обязывает предпринимателя к заключению договора. Например, Федеральный закон от 29 декабря 1994 года № 79-ФЗ «О государственном материальном резерве» СЗ РФ. — 1995. — № 1. — Ст. 3; Федеральный закон от 27 декабря 1995 года № 213-ФЗ «О государственном оборонном заказе» Собрание законодательства РФ. — 1996. — № 1. — Ст. 6.; Федеральный закон от 13 декабря 1994 года № 60-ФЗ «О поставках продукции для федеральных государственных нужд» Собрание законодательства РФ. — 1994. — № 34. — Ст. 3540.; Федеральный закон от 17 августа 1995 года № 147-ФЗ «О естественных монополиях» Собрание законодательства РФ. — 1995. — № 34. — Ст. 3426.

Тенденция значительного ограничения свободы договора посредством определения существенных условий, а также установления обязательности заключения договоров более всего характерна не для общегражданских, а для предпринимательских договоров Ершов О. Г. О принципе свободы договора [Текст] // Российская юстиция. — 2008. — № 1. — С. 14. Это объясняется тем, что государство проявляет особую заинтересованность в результатах предпринимательской деятельности, оно не самоустранилось от регулирования экономических процессов в стране. Изменены лишь тактика и средства регулирования. Если в прошлом это осуществлялось посредством жестких плановых показателей, то сейчас способом государственного регулирования экономических процессов стал контроль за содержанием предпринимательских договоров, придание общественным интересам приоритетов при изменении договоров, их расторжении или признании недействительными (ст. 451, 566, 663 ГК РФ).

Частнопубличный характер предпринимательской деятельности не мог не сказаться на эволюции договора как правовой формы, опосредующей предпринимательскую деятельность. По мере усиления публичности в том или ином виде предпринимательской деятельности, заинтересованности общества в определенных товарах, работах и услугах государство устанавливает все большее число всевозможных условий, относящихся к существенным или необходимым. Таким образом, все в большей степени происходит отход от принципа свободы договора, от того, что под договором понимается соглашение сторон. Воля предпринимателей все больше подпадает под жесткое регламентирование, а сам договор, как правовая форма, эволюционирует в сторону фикции договора. Данная эволюция завершается тогда, когда предприниматель уже не вправе уклониться от заключения договора: он обязан его заключить. Если он этого не сделает и спор дойдет до суда, ему все равно придется поставлять товар, выполнять работы или оказывать услуги, но на условиях, содержащихся в судебном решении. Здесь уже нет соглашения. И можно утверждать, что на этой стадии договор превратился в свою фикцию, когда используется лишь его модель в связи с отсутствием более подходящей для данных отношений правовой формы.

Согласно ч. 1 ст. 34 Конституции Р Ф каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской деятельности. Однако свобода предпринимательской деятельности должна реализовываться в русле других положений Конституции Р Ф, в том числе ч. 1 ст. 7, сформулированной в главе 1 «Основы конституционного строя», согласно которой Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Исходя из этого, можно согласиться с утверждением, что богатство предпринимателя — есть результат его творческого вклада в общее благо Верхан Петер Х. Указ. соч. — С. 9. Предприниматель должен вести свое дело на благо не только его самого, но и всего общества (общее благо). При этом обогащение должно быть следствием экономической деятельности предпринимателя: производства товаров, выполнения работ, оказания услуг. Отсюда возникает необходимость пересмотра действующих положений гражданского законодательства об исполнении обязательств в натуре.

В настоящее время, например, по договору поставки отказ поставщика от исполнения обязательства по поставке товара дает право покупателю лишь отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков. Закон в данном случае даже не ориентирует суд на то, чтобы исследовать вопрос о наличии реальной возможности исполнения поставщиком своих обязательств.

В то же время государство принимает меры к недопущению внеэкономического обогащения предпринимателей, увеличения объемов их богатства без адекватного производства необходимых обществу товаров, работ, услуг. Так, согласно ст. 333 ГК РФ суд вправе уменьшить неустойку, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства. При этом арбитражный суд должен уменьшить размер неустойки независимо от того, заявлялось ли такое ходатайство ответчиком. То есть фактически это не право, а обязанность суда п. 1 Обзора практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации [Текст]: [Информационное письмо Президиума ВАС РФ № 17, от 14. 07. 1997 г.] // Вестник ВАС РФ. — 1997. — № 9. — С. 23. Арбитражная практика применяет правила указанной нормы и при взыскании процентов в соответствии со ст. 395 ГК РФ п. 7 О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами [Текст]: [Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф № 13, Пленума ВАС РФ № 14, от 08. 10. 1998 г.] // Бюллетень Верховного Суда Р Ф. — 1998. — № 12. — С. 35. Однако законодатель здесь не совсем последователен. В частности, возникает вопрос о правомерности повышенной ответственности, когда согласно ст. 394 ГК РФ убытки могут быть взысканы в полном объеме сверх неустойки. Если убытки возмещены кредитору в полном объеме, то полученная им сверх убытков неустойка есть не что иное, как внеэкономическое обогащение. Если законодатель имел в виду усилить ответственность должника, то логичнее было бы взыскать неустойку в доход государства, а не частного лица. В противном случае один предприниматель обогащается без всякого на то экономического основания, а другой, наоборот, сверх того, что он полностью возместил убытки кредитору, должен еще дополнительно уплатить ему известную сумму.

Изложенное позволяет сделать вывод: предпринимательская деятельность и опосредующие ее предпринимательские договоры обладают значительными особенностями, спецификой. Предпринимательский договор — это особый тип договоров.

Вместе с тем предпринимательский договор не выходит за пределы гражданско — правового договора вообще. Это особый тип гражданско — правового договора. Даже в случае заключения договора на условиях суда следует иметь в виду, что орган правосудия решает спор между субъектами гражданского правоотношения. Такой спор может стать предметом судебного рассмотрения, если в его разрешении заинтересована хотя бы одна из сторон, которая и обращается в суд с иском. Договор на условиях суда исполняется, изменяется, расторгается в таком же порядке, что и договор, основывающийся на соглашении сторон.

Несмотря на обилие специальных правил, регулирующих предпринимательские договоры, основу такого регулирования составляют нормы гражданского права. Специальные правила регулируют не столько отношения между участниками договора, сколько отношения между ними и государством: налоговыми, финансовыми, таможенными и другими органами. Это свидетельствует о большей публичности предпринимательских договоров, которая должна получить дополнительное развитие в связи с процессами глобализации. Образно говоря, экономические отношения, а следовательно, и отношения между предпринимателями различных стран являются локомотивом глобализации. Договоры, опосредующие соответствующие отношения, представляют собой пути движения этого локомотива. Качество регулирования договорных отношений в известной мере будет сказываться на самом процессе глобализации. По мнению специалистов, этот процесс может пойти как на благо, так и во зло. Не зря политологи утверждают, что вследствие глобализации богатые страны станут еще богаче, а бедные — беднее. «Без руля и без ветрил» в бурном море глобализации можно нанести ущерб национальным интересам. Глобализация требует того, чтобы само государство выступало в качестве глобального предпринимателя в борьбе за мировой доход Кочетов Э. Г. Геоэкономика: Учебник. [Текст] - М., Норма. 1999. — С. 297. При этом государство должно не только контролировать бизнес, но и активно поддерживать российских предпринимателей Лукашук И. И. Глобализация, государство, право, XXI век. [Текст] - М., Спарк. 2000. — С. 26−27.

Предпринимательская деятельность — это, конечно, частная деятельность, но имеющая большое социальное значение. Это обусловливает необходимость учета интересов государства и общества при конструировании законодательства, регулирующего предпринимательскую деятельность и, в частности, предпринимательские договоры.

2. Обеспечение исполнения обязательства

2.1 Исполнение обязательства

Динамика сложившегося договорного правоотношения включает в качестве его отдельных стадий исполнение, а наряду с ним изменение и расторжение.

ГК не содержит общих норм об исполнении договоров. В соответствующих случаях регулирование осуществляется обширной главой «Исполнение обязательств» (гл. 22). Кроме того, именно исполнению договорных обязательств посвящена основная масса специальных норм, которые содержатся в главах об отдельных типах договоров.

Исполнение договора выражается в совершении или воздержании от совершения действий, которые составляют его предмет. При оценке исполнения учитывается, было ли совершено действие, а если да, — то каким образом. В первом случае речь идет об исполнении как таковом, а во втором — о его надлежащем характере. Соответственно ст. 393 ГК, которая открывает главу об ответственности за нарушение обязательств, разграничивает неисполнение (1) и ненадлежащее исполнение (2).

Когда говорят об исполнении как таковом, имеют в виду совершение действий (воздержание от действий) в натуре, или иначе — реальное исполнение. Соответственно надлежащее исполнение включает соблюдение комплекса требований, которые определяют, кто и кому должен произвести исполнение, а также каким предметом, когда, где и каким способом это должно быть осуществлено Бессолицын Д. А. Требование об исполнении обязательства в натуре как средство защиты при нарушении договора международной купли-продажи товаров [Текст] // Юрист-международник. — 2007. — № 2. — С. 21.

Реальное исполнение и надлежащее исполнение тесно связаны между собой. Об этом можно судить хотя бы по двум примерам. Один из них относится к качеству: передача недоброкачественных товаров при невозможности устранить обнаруженные недостатки превращается в неисполнение. Такая же трансформация происходит и при нарушении условия о сроке. Например, если железная дорога доставила груз с просрочкой, налицо ненадлежащее исполнение (нарушено условие о сроке). Но если груз не прибудет в течение 30 дней с момента окончания установленных действующими правилами предельных сроков доставки, то в соответствии со ст. 154 УЖД такой груз считают утерянным, а получатель приобретает право потребовать возмещения. Следовательно, и в этом случае накопление некоторых признаков привело к тому, что ненадлежащее исполнение трансформировалось в другое нарушение: обязательство не исполнено в натуре.

Вопрос о соотношении обоих понятий — неисполнения в натуре и ненадлежащего исполнения — весьма спорен. По этому поводу были высказаны две противоположные точки зрения. Одна из них сводится к тому, что исполнение в натуре представляет собой составную часть надлежащего исполнения. Так, по мнению Н. И. Краснова: «Надлежащее исполнение является понятием более общим, а реальное исполнение — одно из частных требований, входящих в содержание надлежащего исполнения» Краснов Н. И. Реальное исполнение договорных обязательств между социалистическими организациями. [Текст] - М., Госюриздат. 1959. — С. 16. Автор, несомненно, прав, подчеркивая особую связь реального и надлежащего исполнения обязательств. Однако все же, как представляется, между этими понятиями складывается иное соотношение, чем-то, которое присуще целому и его части.

Реальное и надлежащее исполнение — разноплоскостные явления. В первом выражена сущность исполнения как совершения определенного действия, а во втором — качественная характеристика действия (воздержания от действия). Проверяя, исполнил ли должник обязательство, ставят перед собой два самостоятельных по значению вопроса: совершило ли лицо действие, которое составляет объект соответствующего правоотношения (соблюдено ли требование реального исполнения), и каким образом это действие совершено (соблюдено ли требование надлежащего исполнения)?

Точка зрения, противоположная той, которую высказал Н. И. Краснов, была сформулирована А. В. Венедиктовым. Он полагал, что надлежащее исполнение — часть реального исполнения. «Реальное исполнение договорных обязательств, — писал А. В. Венедиктов, — охватывает надлежащее выполнение всех количественных и качественных показателей: не только своевременную сдачу всего количества предусмотренной договором продукции, но и сдачу ее в условленном ассортименте, в соответствии с утвержденными стандартами и техническими условиями, в комплектном виде, а также своевременное восполнение недостач в отдельных партиях, немедленное исправление допущенных недостатков или замену недоброкачественной продукции продукцией надлежащего качества и т. д.» Венедиктов А. В. Гражданско-правовая охрана социалистической собственности в СССР. [Текст] - М., Изд. АН СССР. 1954. — С. 164.

Нетрудно заметить, что автор включил в свой обширный перечень и условия, которым должно соответствовать исполнение, и меры, обеспечивающие выполнение таких условий. В этом широком по объему понятии, призванном выражать особые требования к исполнению обязательства, поставлены на одну доску и «долг», и то, что составляет установленные правом последствия его нарушения («восполнение», «исправление», «замена»).

Особую позицию занял О. С. Иоффе, по мнению которого принцип реального исполнения является всеобщим. Соответственно обращается внимание на то, что «на стадии нормального развития обязательства он предполагает надлежащее исполнение, а после допущенной должником неисправности — исполнение в натуре» Иоффе О. С. Указ. соч. — С. 64; Договоры в социалистическом хозяйстве. [Текст] / Отв. ред. О. С. Иоффе. — М., Госюриздат. 1964. — С. 65.

С точки зрения автора можно сделать вывод, что на стадии исполнения (т.е. до нарушения обязательства) все значение реального исполнения сводится к стимулированию действия другого принципа. В чем состоит роль первого на этой стадии, остается тем самым не совсем ясным.

В условиях планового хозяйства и порожденной им «карточной системы», установленной для основных участников оборота — социалистических организаций, создавалось гипертрофированное представление о значении реального исполнения. Так, в одноименной работе А. В. Венедиктова смысл договоров выражался в «договорной дисциплине», а эта последняя означала реальное исполнение договоров Венедиктов А. В. Указ. соч. — С. 7. Причиной такого отношения к реальному исполнению служило то, что связка «деньги — товар» была лишена, по сути, паритета. Для приобретения товара наличия денег оказывалось недостаточно, чтобы совершилась сделка обмена денег на товары. Необходима была соответствующая легитимация по крайней мере одной из сторон, исходящая от планирующего органа. Тем самым деньги переставали играть роль всеобщего эквивалента. Отсюда и появилась идея о том, что возмещение убытков или взыскание неустойки представляют собой «суррогат реального исполнения» Венедиктов А. В. Указ. соч. — С. 14.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой