Военное противостояние СССР и Германии в годы Второй мировой войны: социально-экономический аспект

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Курcoвaя рaбoтa

Военное противостояние СССР и Германии в годы Второй мировой войны: социально-экономический аспект

Введение

противник война экономический противоборство

«Век» — это не обязательно 100 лет. Полагают, что XIX столетие началось в 1789 гoду, а закончилoсь в 1914-м, с началом Первой мировой войны. Cледующий век, двадцатый, занял всего 77 лет, но в этот исторически короткий период уместились две мировые войны, научно-технические и несколько социальных революций, выход человека в космос и овладение ядерным оружием.

«Век тоталитарных войн» — это расцвет индустриальной фазы развития и начало ее гибели. Индустриальное производство всегда кредитно: деньги на строительство завода расходуются раньше, чем этот завод даст и, тем более, продаст продукцию. Поэтому индустриальная экономика не знает «застойных» равновесных решений — она либо расширяется, либо сталкивается с катастрофическим кризисом неплатежей. Вот почему индустриальные государства непрерывно сражаются — сначала за рынки сбыта, потом (желая сократить производственные издержки) — за источники сырья.

Именно тоталитарные войны стали конечной фазой разрешения нестерпимых противоречий между ограниченностью земной поверхности и ресурсов и постоянным расширением мировой экономики. Тотальная война «законно» обосновывала потребление огромного объема индустриальной продукции. Сама по себе, глобальная война является гигантским рынком. Умелo и цинично играя на нем, США, например, всего за несколько лет превратились из мирового заемщика в мирового кредитора.

Вторая мировая война длилась шесть долгих лет. Она стала самым крупным военным конфликтом всей человеческой истории. В войне прямо или косвенно были задействованы 72 государства, под штык поставлено 110 млн. солдат. Трагично сложилась эта война для Восточной Европы и прежде всего для европейских народов СССР, которые стали жертвами противоборства двух колоссальных военно-экономических машин. Советский Союз, как государство, на первых этапах войны понес тяжелые экономические потери: утратил обширные индустриальные и аграрные территории, частично лишился материально-технической и ресурсной базы, которая складывалась веками и десятилетиями. Но не смотря на это, ценой напряжения всех сил, благодаря грамотным, но порой жестким решениям, смог преломить хребет не только военной машине Рейха, но и победить его экономически.

Экономической противоборство Советского Союза с национал-социалистической Германией и ее союзниками достигло большой остроты. Располагая меньшей промышленной базой, Советский Союз добился коренного перелома в экономическом противоборстве с врагом, обеспечив высокий рост общего объема военного производства и выпуска боевой техники и вооружения, чем гитлеровская Германия. В экономике стран Оси, несмотря на наличие еще больших возможностей и значительное увеличение выпуска военной продукции, возросло отставание уровня военного производства от стремительно растущих потребностей армий Вермахта и союзных с Германией стран.

Данная курсовая работа рассматривает проблемы социально-экономического противостояния двух противоположных социальных систем: социалистического СССР и национал-социалистической Германии в годы Второй мировой войны. Наивысшего накала это противоборство достигло непосредственно в военном конфликте, приведшем к глубоким необратимым сдвигам в военных, политических, экономических, культурных сферах, определявших соотношение сил участников, их возможности и способности влиять на дальнейший ход войны.

Актуальность выбранной мной темы состоит в том, что последствия Второй мировой войны довольно сильно отразились на экономическом состоянии стран.

Целью курсовой работы является выявление экономических аспектов СССР и Германии во время войны, что немаловажно при подведении ее итогов.

Главная задача данной работы — рассмотреть социально-экономическое положение СССР и Германии в годы второй мировой войны. Наряду с этим необходимо выявить экономическое состояние обеих стран на момент войны и оценить их способности противостоять друг другу. Также большое значение имеет вопрос о развитии науки и культуры в военный период.

1. Экономическое развитие СССР и Германии во время второй мировой войны

1. 1 Экономика СССР в годы войны

Великая победа Советского Союза над фашистской Германией оказалась возможной благодаря тому, что СССР превзошёл её не только в военном, но в экономическом и морально — психологическом противостоянии. Война потребовала максимальной мобилизации сил и средств на разгром врага.

На начало войны совокупная промышленная мощь Германии превышала советскую приблизительно в два раза. Первые полгода войны были самыми трудными для советской экономики. Промышленное производство сократилось более чем в два раза, прокат чёрных металлов — в три раза, цветных металлов — в 430 раз и т. д. Резко сократилось производство самолётов, танков, боеприпасов, поскольку в это время основные мощности перебрасывались на восток страны.

Под чрезвычайно жёстким руководством Государственного комитета обороны (ГКО), созданного 30 июня 1941 г., была проведена эвакуация заводов, фабрик и перевод гражданского сектора экономики на военный лад. Предприятия, вывезенные на восток, сравнительно быстро начали выпускать продукцию для фронта. «Вырастали» новые заводы, которые через 4 — 6 месяцев работали на полную мощность, а к середине 1942 г. удалось полностью запустить эвакуированное оборудование и обеспечить рост производства в отраслях тяжёлой промышленности.

В целом, к началу войны, советская экономика оказалась более эффективной, чем германская. За все военные годы в СССР было выпущено почти вдвое больше военной техники и вооружений.

Наряду с людскими потерями во время боевых действий, в годы войны продолжала действовать система ГУЛАГа, где пребывало огромное количество людей объявленных «врагами народа». Труд заключённых применялся в промышленности, строительстве, в шахтах, рудниках, на лесозаготовках. За 1941−1944 гг. в системе НКВД было добыто 315 т золота, 6,5 тыс. т никеля, 8,9 млн. т угля и т. д.

Поскольку основные материальные ресурсы шли на военные нужды, экономическое положение советских людей было очень тяжёлым. Карточная система снабжения, введённая в самом начале войны, обеспечивала городское население продуктами питания лишь в минимальной степени. Существовало несколько категорий при распределении продуктов. Наиболее высокие нормы были установлены для рабочих, занятых в добывающей и химической промышленности, металлургии, на военных заводах.

Они снабжались по первой категории: от 800 г до 1−1,2 кг хлеба в день. В других отраслях производственные рабочие были отнесены ко второй категории и получали по 500 г хлеба. Служащие получали по 400 — 450 г, иждивенцы и дети до 12 лет — по 300 — 400 г. По обычной норме в месяц выдавали на одного человека 1,8 кг мяса или рыбы, 400 г жиров, 1,3 кг крупы или макарон, 400 г сахара или кондитерских изделий. Существовали также повышенные и сверхповышенные нормы.

Военная перестройка советской экономики протекала в исключительно сложной политической обстановке. Осенью 1941 г. фашисты находились на подступах к Москве. В их руках оказались важнейшие экономические районы страны. На захваченной, к ноябрю 1941 г. территории, проживало около 40% населения. На долю этих районов приходилось 68% производившегося в стране чугуна, 63% добычи угля, 60% производства алюминия, 58% выплавки стали. Это были важнейшие районы производства с/х. продукции.

По этим данным можно сказать, что страна, к началу войны, потеряла половину своих мощностей. Из оккупированных районов вывозились промышленное оборудование, сырьё и продовольствие, исторические и художественные ценности. Большой урон был нанесён с/х. Оккупанты увезли в Германию или уничтожили 137 тыс. тракторов, 49 тыс. комбайнов. Они захватили 7 млн. лошадей, 17 млн. голов крупного рогатого скота, 20 млн. свиней и т. д.

Потеря ряда важных экономических районов остро поставила вопрос об ускорении строительства новых промышленных объектов, установлении новых хозяйственных связей, добычи полезных ископаемых, создании новых энергетических мощностей, строительстве железных дорог и т. д.

Перед промышленностью, прежде всего, была поставлена задача, обеспечить резкое увеличение производства вооружения. В первые годы войны это достигалось, главным образом, путём перевода на производство военного снаряжения тысяч заводов и фабрик, ранее выпускавших продукцию мирного назначения. В июле военная продукция составляла 70−80% всей валовой продукции промышленности. Развернулось строительство новых промышленных объектов. За период с 1 июля 1941 г. по 1 января 1946 г. капитальные вложения в промышленность составили 75,9 млрд руб., из которых 93% было направлено в тяжёлую индустрию. 11 сентября 1941 г. СНК ЧЧЧР принял постановление «О строительстве промышленных предприятий в условиях военного времени». Разрешалось сооружать здания производственного назначения временного типа, рассчитанные на сокращ1нные сроки эксплуатации. Это постановление позволило резко сократить сроки строительства «зданий производственного назначения», примерно эти сроки уменьшились в два — три раза. За годы войны было построено и восстановлено 30 доменных печей, 169 мартенов, 88 прокатных станов, 78 коксовых батарей.

В 1942 г. страна получила по сравнению с предыдущим годом 40% железной руды, 34% чугуна, 45% стали, 50% каменного угля. Но уже с 1943 г. Начался неуклонный подъём промышленности СССР.

За последние 2,5 года войны выработка электроэнергии увеличилась в 1,5 раза, добыча угля — почти в 2 раза, производство грузовых автомобилей — более чем в 2 раза. Однако в целом довоенный уровень промышленности достигнут не был.

Война также резко ухудшила положение с/х. В 1942 г. тракторный парк

уменьшился по сравнению с 1940 г. на 44%, количество зерновых комбайнов — на 34%, автомашин — на 89%.

За годы войны было сдано в эксплуатацию 9 тыс. км новых железных дорог общего пользования. В результате строительства ж/д. Линий увеличилась общая протяжённость сети железных дорог, было достигнуто более рациональное распределение грузопотоков на территории СССР, улучшилось снабжение промышленных предприятий сырьём и топливом. В первый период войны объёмы грузоперевозок резко сократились. В 1942 г. они составляли 53% к уровню 1940 г. Начиная с 1943 г. Наблюдается постепенное увеличение грузоперевозок. В 1945 г. объём грузоперевозок достиг 77% к уровню 1940 г. 3 января 1942 г. ГКО принял постановление «О восстановлении железных дорог». По мере освобождения советской территории масштабы восстановительных работ на ж/д-ом транспорте увеличивались.

К концу войны было возобновлено движение на всех дорогах.

Водный и автомобильный транспорт использовался для переброски войск, боеприпасов и продовольствия. Авиационный транспорт использовался не только в военных целях, но и для экономических связей с труднодоступными районами СССР и с зарубежными странами.

Карточная система охватила 80,6 млн. человек. Это позволило в сложнейших хозяйственных условиях военного времени обеспечить бесперебойное снабжение десятков миллионов работников тыла. По мере возможности государство стремилось распространить на всё больший круг населения различные формы дополнительного снабжения. Они использовались для стимулирования роста

производительности труда.

Для улучшения снабжения рабочих и служащих в середине 1942 г. при отделах рабочего снабжения (ОРСах) стали создаваться подсобные хозяйства. Это позволило получить дополнительные ресурсы мяса и

других продуктов. В 1945 г. на долю ОРСов приходилось около 1/3 всех

проданных товаров.

В годы войны повысилась роль общественного питания. Контингент потребителей, обслуживаемых предприятиями общественного питания, удвоился, а его оборот за 1942−1944 гг. увеличился на 56,5%.

Также война поставила перед советскими финансами чрезвычайно сложные и ответственные задачи. Необходимо было обеспечить финансирование военных мероприятий государства, покрыть расходы, вызванные переходом экономики на военный лад. Нужно было обеспечить финансирование народного хозяйства и социально — культурных мероприятий в специфических условиях военного времени. В 1942 г. общая сумма государственных доходов уменьшилась с 180 млрд руб. (1940 г.) до 165 млрд руб. (1942 г.), сумма которую страна получала в 1940 г. за счёт налога с оборота и отчислений от прибыли снизилась к 1942 году с 165 млрд руб. до 81,3 млрд руб.

Доходы и накопления народного хозяйства увеличивались на основе роста производительности труда, соблюдения режима экономии. Например, за годы войны экономия в промышленности дала стране 50 млрд руб. Большую роль сыграли государственные займы. В результате принятых мер, доходы государства росли (за исключением 1942 года). За годы войны они увеличились со 1,77 млрд руб. в 1941 г. до 302 млрд руб. в 1945 г. Увеличение государственных доходов позволило полностью обеспечить финансирование нужд фонда, а также повысить расходы на развитие народного хозяйства и социально — культурные мероприятия.

В 1941—1945 гг. на военные цели было израсходовано 582 млрд руб., или 50,8% всех расходов бюджета. Бюджетный дефицит покрывался за счёт эмиссии бумажных денег. За годы войны количество бумажных денег в обращении увеличилось в 3,8 раза. Но даже в 1942—1943 гг. когда денежная эмиссия достигла наивысшего уровня, советский рубль был относительно устойчивым. Это обусловливалось прочностью советской

экономики, государственной политикой цен (сохранением твёрдых цен на нормируемые товары, неизменностью заготовительных цен на с/х-ые продукты), ограничением выпуска бумажных денег. Уже в 1944 г. государство добилось бездефицитного бюджета и отказалось от использования денежной эмиссии как метода финансирования.

Говоря о факторах, сыгравших главную роль в победе, нельзя обойти молчанием и внешний фактор — это создание антигитлеровской коалиции «Большая тройка» (США, Англия, СССР) и её помощь в войне (закон о Ленд-лизе, поставка вооружения, боеприпасов, продовольствия.). Всего же за время войны СССР получил от союзников 18,7 тыс. самолётов, 10,8 тыс. танков, 9,6 тыс. артиллерийских орудий, 44,6 тыс. металлорежущих станков, 517,5 тыс. т цветных металлов, 1860 паровозов, 11,3 тыс. железнодорожных платформ, большое количество консервов, медикаментов, одежды и т. д.

Таким образом, можно сказать, что неимоверными усилиями Государственных органов и народа, страна в самые минимальные сроки сумела справиться с потерями и даже в военное время поддерживать экономику (народное хозяйство) на устойчивом уровне.

1. 2 Цели Германии во второй мировой войне

Анализируя цели Германии на Востоке Европы во Второй мировой войне, прежде всего, зададимся вопросом, насколько они отличались от целей, преследовавшихся ею в этом регионе в годы Первой мировой войны. Сравнение целей Германии, в двух мировых войнах позволяет нам с полным основанием говорить о том, что они обнаруживают большое сходство, в том числе в деталях. Отметим также, что до первой мировой войны и сразу после нее, то есть до появления Гитлера на политической сцене и независимо от него, германское общество было заражено экспансионистскими идеями. Лозунг о «жизненном пространстве» на Востоке и прочие геополитические планы, расовые и колонизаторские идеи, империалистические внешнеэкономические установки, а также возникшие после поражения Германии в первой мировой войне и революций в России и Германии в 1917—1918 гг. реваншизм и антибольшевизм являлись составной частью этой идеологии.

Однако во второй мировой войне цели, которые Германия ставила перед собой на Востоке, приобрели новое качество и иной масштаб. Об этом свидетельствуют ее планы аннексии, установления германского военного господства вплоть до границ Азии, программа колонизации и экономического ограбления захваченных территорий, долгосрочные империалистические экономические и военно-стратегические установки.

Методы достижения этих целей также изменились, они стали откровенно преступными: уничтожение так называемого «еврейского большевизма» и всех форм советской государственности, политика истребления людей, приобретшая масштаб геноцида.

Одной из предпосылок первой мировой войны явились фундаментальные изменения характера отношений между кайзеровской Германией и царской Россией, их отход от прежней политики более или менее благожелательного нейтралитета, определявшейся не в последнюю очередь тесными династическими связями Гогенцоллернов и Романовых. В годы первой мировой войны Германия, уже давно вынашивавшая империалистические планы, в частности в отношении России, впервые заявила о них открыто. Уже в сентябре 1914 г. рейхсканцлер Т. фон Бетман-Гольвег подчеркнул, что «основной целью войны» является «обеспечение безопасности Германской империи на Западе и Востоке на все времена». Его программа была нацелена на то, чтобы «по возможности оттеснить Россию от германской границы и подорвать ее господство над нерусскими вассальными народами».

Эти цели были достигнуты в 1915 г., когда германские войска оккупировали всю русскую часть Польши, Литву и Курляндию. «Верхний Восток» — так кайзеровские генералы называли эти территории, находившиеся в прямом подчинении командующего германскими войсками на восточном фронте Э. фон Людендорфа.

Цели в Восточной Европе, которых рассчитывали достичь в ходе войны 1914−1918 гг. наиболее реакционные круги германского крупного капитала, землевладельцев и националистически настроенной интеллигенции, с самого начала имели варварский характер. В меморандуме Пангерманского союза, подготовленном в сентябре 1914 г. его председателем Г. Классом и одобренном ведущими представителями крупной промышленности, говорилось: «русского врага» необходимо ослабить путем сокращения численности его населения и предотвращения в дальнейшем самой возможности ее роста, «чтобы он никогда в будущем не был бы в состоянии аналогичным образом угрожать нам».

Западную границу России планировалось отодвинуть до Санкт-Петербурга и Днепра, а захваченную территорию, после изгнания оттуда по возможности всего населения (Класс полагал, что ее придется «очистить» приблизительно от семи миллионов человек), заселить немцами. Важными вехами в определении военных целей Германии стали меморандумы союзов промышленников, аграриев и среднего сословия от 10 марта и 20 мая 1915 г., «меморандум профессоров» от 15 июля того же года, а также более поздние заявления промышленников и банкиров.

Все они проявляли огромный интерес к овладению экономическими ресурсами России, особенно Украины и Кавказа (марганцевая руда, железо, нефть). Именно в «меморандуме профессоров», подготовленном по инициативе Пангерманского союза 1347 интеллектуалами при активном участии Э. Кирдорфа, А. Гугенберга, К. Дуйсберга, Г. Штреземана, в сжатом виде были изложены все те «национальные аргументы» («германский дух», «поток варварства с востока» и т. п.), которые позже были характерны для нацистских писаний, особенно для гиммлеровского «Генерального плана Восток».

Однако в 1914—1918 гг. германская армия, как справедливо отмечает историк из США Г. Л. Вайнберг, не походила на ту, которая при Гитлере в 1941 г. двинулась на Восток.

«Вряд ли можно оспаривать, — пишет Вайнберг, — что уже в годы первой мировой войны в Германии имелись разного рода радикальные идеи относительно „переустройства земель“ на Востоке, но это были, во-первых, пока что только идеи, а во-вторых, население, которого они касались, влияния этих идей на себе еще практически не ощущало. Во второй мировой войне все было иначе».

Грабительский Брестский мирный договор, заключенный в марте 1918 г., по которому Россия лишилась Финляндии, Прибалтики, Польши, Украины и Кавказа, стал важным этапом в развитии германской экспансии в Восточной Европе. Эти территории оказались открытыми для контроля и проникновения со стороны Германии. Хотя воспользоваться плодами победы Германская империя не успела, однако поражение России и Брестский мир не были забыты в послевоенной Германии. Они остались в памяти представителей немецких политических, экономических и научных элит как доказательство слабости русского «колосса». Это воспоминание сплеталось с ненавистью, которую германские реакционные и консервативные силы питали к советской власти.

Сразу же после поражения в первой мировой войне в Германии стали предприниматься попытки приспособиться к новым внешне- и внутриполитическим условиям. Уже на рубеже 1918−1919 гг., то есть еще до подписания Версальского мирного договора, Р. Надольный, в то время руководитель русского отдела внешнеполитического ведомства, а позднее, в 1933—1934 гг., германский посол в Москве, говоря об «угрозе большевизма», ясно обрисовал ту альтернативу, перед которой оказалась Германия: или «объединиться с Антантой для совместного выступления против большевизма», или «договориться с большевиками и таким способом оказать давление на Антанту для достижения дешевого мира». Наличие такой альтернативы долго определяло взгляд влиятельных кругов Германии на Россию и их «российскую политику».

Отметим, что представители германских элит после 1918 г. по-разному оценивали перспективы развития политических и экономических отношений между Германией и Советской Россией, затем СССР. Многие полагали, что советская власть в ближайшее время непременно рухнет. Считалось, что военная мощь России после революции и гражданской войны полностью подорвана. Тем не менее, о новой попытке с помощью военно-силовых методов достичь тех целей, которые Германия ставила перед собой в годы мировой войны, и устранить революционный режим в России пока еще говорить было преждевременно.

1. 3 Экономические аспекты советско-германских соглашений 1939 года

противник война экономический противоборство

23 августа 1939 года СССР и Германия подписали документ, вокруг которого историки и политики спорят по сей день. Речь о Договоре о ненападении между Германией и Советским Союзом, известном еще как пакт Молотова-Риббентропа. Считается, что именно этот договор развязал руки Германии для нападения на Польшу и открыл СССР путь для присоединения прибалтийских государств. Реальная история намного сложнее. В преддверии большой войны будущие противники, не считаясь с интересами третьих стран, стремились извлечь как можно больше выгод из военно-политических устремлений и экономического положения друг друга для собственного усиления.

Критики СССР нередко ставят в упрек советскому руководству тот факт, что буквально накануне войны из СССР в Германию продолжали идти эшелоны с зерном. Но следует иметь в виду, что поезда пересекали границу в двух направлениях: с Запада на Восток следовали составы с промышленным оборудованием, металлами и даже оружием. Такой товарообмен был результатом еще одного документа, подписанного в августе 1939 года: за четыре дня до заключения Договора о ненападении Советский Союз и Германия заключили еще и двустороннее Торгово-кредитное соглашение.

История предвоенного развития советской экономики — яркий пример того, как легко политические декларации могут расходиться с экономическими реалиями.

Пока политики Советского Союза и западных стран с высоких трибун слали друг другу смертельные проклятья и грозились стереть оппонентов в порошок, акулы капитализма, вроде Моргана и Форда, принимали самое активное участие в индустриализации СССР.

Экономический кризис, поразивший в конце 20-х гг. западную экономику, привел к застою в мировой торговли: к началу 30-х товарооборот в мире сократился на две трети. Промышленные компании Европы и США страдали от перепроизводства. Американская ассоциация промышленных экспортеров прямым текстом заявляла: на складах скопились огромные запасы машин, которые невозможно сбыть, желающие могут скупить эту технику едва ли не за бесценок. Цены действительно снизились, пусть и не так сильно, как это виделось американским торговцам. По данным советских торгпредств, строительное оборудование подешевело на 5−30%, электрооборудование — на 17−18%, немецкая оптика и измерительные приборы высочайшего класса, соответственно, на 10% и 13%.

Взоры западных производителей неизбежно обращались в сторону СССР, начавшего индустриализацию экономики, и представлявшего собой необъятный рынок сбыта для машиностроительных компаний. А у Советского Союза появлялся шанс приобрести в нужных количествах машины, оборудование и металл. Конечно, все было не так просто. Ведь мировые цены на сырье и продовольствие, экспорт которых был главным источником валютных поступлений в СССР, упали еще сильнее. И чем сильнее дешевело зерно, масло, пенька и лес, тем больше приходилось их вывозить, а, следовательно, увеличивать нагрузку на русских и украинских крестьян, принявших на себя всю тяжесть по финансированию индустриализации.

Стоит отметить, что Германия занимала далеко не последнее место в сотрудничестве Страны Советов с Западом. Собственно, Германия стала первой европейской страной, наладившей экономические отношения с СССР. В 1922 году на Генуэзской конференции Веймарская республика и РСФСР подписали Раппальский договор (позже он распространился на другие республики Союза), фактически означавший срыв международной блокады Советского Союза.

Разумеется, это решение было предельно политизированным, и принималось в пику Версальским соглашениям, закреплявшим доминирование Англии и Франции. Так или иначе, но стороны договорились о восстановлении в полном объеме дипломатических отношений, отказывались от претензий на возмещение военных убытков, германское правительство признавало национализацию немецкой собственности. Кроме того, Германия и Советский Союз провозглашали принцип наибольшего благоприятствования и содействия развитию торгово-экономических связей. Германское правительство даже пообещало помощь своим компаниям, решившим вести бизнес с Советами.

Советский Союз не раз упрекали, что сотрудничая с Германией, он помогал последней восстанавливать военный потенциал в обход Версальских соглашений, и, по сути, вооружал будущего противника. Действительно, немецкие конструкторы занимались разработками на базе советских предприятий. Более того, немцы даже размещали опытные производства на территории СССР. Но контроль за соблюдением Версальских соглашений входил в обязанности Англии и Франции, а вовсе не СССР. А для советского правительства это была возможность получить доступ к передовым военным технологиям и использовать наработки германских конструкторов.

К началу 30-х годов Германия наряду с США превратилась в главного поставщика технологий и оборудования для советской промышленности, Советский Союз вышел на первое место в германском экспорте, а удельный вес Германии в товарообороте с СССР достиг 32%.

Вскоре из-за высокого внешнего долга советско-германское экономическое сотрудничество стало буксовать, а с приходом к власти национал-социалистов с их политикой воинствующей русофобии и антикоммунизма отношения и вовсе охладели. С 1934 года работники советских торгпредств стали жаловаться на увеличение количества коммерческих споров в Германии, и на несправедливые решения судов, выносящих решения исключительно в пользу немецких компаний. Впрочем, советское руководство это обстоятельство не сильно расстроило.

Пока экономика Запада была поражена кризисом, недостатка в желающих освоить советский рынок не было. Начиная с 1935 года, Германия, бывшая ведущим торговым партнером СССР, начала сдавать позиции, пропуская вперед сначала США и Англию, а позже — даже такие небольшие страны, как Бельгия и Голландия.

До сих пор историки не могут дать однозначного ответа, было ли возобновление экономических отношений СССР с гитлеровской Германией в 1939 году продиктовано политическими соображениями, или в них все же доминировал экономический расчет. Нет скрупулезных подсчетов и выводов относительно того, кто больше выиграл от заключенного в августе 39-го Торгово-кредитного соглашения.

Имеющиеся на сегодняшний день оценки, как правило, отражают политические воззрения автора. Апологеты СССР нередко преподносят Торгово-кредитное соглашение как победу советской дипломатии. Мол, Германия за два года до начала войны предоставила СССР семилетний кредит в 200 млн рейхсмарок на закупку в Германии самого современного промышленного оборудования, а в распоряжении советских конструкторов оказались чертежи и образцы самой современной немецкой военной техники.

Критики уверяют, что советское руководство накануне войны превратило страну едва ли не в сырьевой придаток потенциального противника. Действительно, предоставленный кредит должен был погашаться за счет поставок сырья, в том числе необходимого для военного производства. Причем в течение первых двух лет СССР обязался поставить в Германию сырья на 180 млн рейхсмарок.

Вряд ли Германия собиралась укреплять обороноспособность СССР, как-то полагают некоторые эксперты. Образцы военной техники передавались Советскому Союзу с тем расчетом, что промышленность последнего окажется просто не в состоянии в ближайшие годы освоить производство этой техники. Равно и советская сторона прекрасно понимала, что не является единственным поставщиком сырья для военной машины гитлеровской Германии.

2. Социально-экономическое положение СССР и Германии в годы второй мировой войны

2. 1 Военно-экономическое противоборство между СССР и Германией

В ходе войны экономика СССР превзошла в темпах и масштабах выпуска военной техники чрезвычайно сильного противника, она обеспечивала Вооруженные Силы самолетами, танками, орудиями, не уступавшими или даже превосходившими вооружение Вермахта.

Исключительно важное значение имело достижение военно-технического превосходства над противником. Сделать это было очень трудно, ибо враг располагал мощным индустриальным потенциалом, развитой военно-промышленной базой, значительными людскими и сырьевыми ресурсами, а соотношение основных видов промышленной продукции с началом войны еще больше изменилось не в пользу СССР.

Решительный перелом в развитии военного производства и соотношении военно-экономических сил произошел с июля 1942 г. по октябрь 1943 г. Главный упор в это время делался на максимальное использование производственных мощностей, всемерное наращивание выпуска военной продукции. В конце 1942 г. соотношение по основным видам военной техники между действующими армиями Советского Союза и фашистской Германии изменилось в пользу Советской Армии. К июлю 1943 г. преимущество Советской Армии возросло еще больше, а после Курской битвы оно продолжало увеличиваться. Авиационная промышленность обеспечивала потребности Военно-Воздушных Сил в самолетах. Меняется структура производства танков, создается новый вид военной техники — самоходно-артиллерийские установки. Бесспорным становится превосходство советских войск в артиллерийском и минометном вооружении. Попытки противника изменить неблагоприятное для себя соотношение сил в области производства военной техники не принесли успеха. По большинству образцов превосходство сохранялось за Советским Союзом. Масштабы производства военной техники в СССР все в большей мере перекрывали размеры потерь, в результате насыщенность Вооруженных Сил военной техникой и другими материальными средствами возрастала. Все отрасли оборонной индустрии и взаимосвязанные с ними отрасли производства внесли весомый вклад в материальное обеспечение победы над врагом.

С начала войны по всем основным видам военной техники был достигнут существенный рост. Промышленность обеспечила массовый выпуск военной техники. Некоторое сокращение выпуска орудий в 1944 г. связано с изменением структуры производства и переходом к выпуску артиллерийских орудий более крупного калибра. Еще ранее было сокращено производство минометов, преимущественно малых калибров.

В ходе войны шло непрерывное качественное совершенствование артиллерийских систем, минометов. В этом большая заслуга принадлежала выдающимся советским ученым и конструкторам В. Г. Грабину, И. И. Иванову, М. Я. Крупчатникову, Ф. Ф. Петрову, Б. И. Шавырину и другим. Успехи в производстве стрелкового вооружения были достигнуты при ведущей роли ученых и конструкторов Н. Е. Березина, С. В. Владимирова, П. М. Горюнова, В. А. Дегтярева, С. Г. Симонова, Ф. В. Токарева, Г. С. Шпагина, Б. Г. Шпитального и других. Подавляющее число новых образцов артиллерийских систем и около половины всех типов стрелкового оружия, состоявших на вооружении Советской Армии в 1945 г., созданы и пущены в серийное производство во время войны. Калибры танковой и противотанковой артиллерии увеличились почти в 2 раза, а бронепробиваемость снарядов — примерно в 5 раз. По размерам среднегодового выпуска орудий полевой артиллерии Советский Союз превосходил среднегодовое производство Германии более чем в 2 раза, минометов — в 5 раз, противотанковых орудий — в 2,6 раза, но несколько уступал ей по выпуску зенитных орудий.

Усилиями советских танкостроителей сравнительно быстро было преодолено численное преимущество противника в бронетанковой технике. Затем на протяжении всей войны сохранялся перевес в насыщенности Советских Вооруженных Сил танками и самоходно-артиллерийскими установками. В то время как советская промышленность в 1942—1944 гг. ежемесячно производила свыше 2 тыс. танков, промышленность Германии только в мае 1944 г. достигла максимума — 1450 танков. В среднем советская танковая индустрия производила ежемесячно больше бронетанковой техники, нежели промышленность гитлеровской Германии. Эта техника сочетала мощное вооружение, крепкую броню, высокую маневренность. Отечественные танки и САУ по своим боевым характеристикам превосходили соответствующие типы машин иностранного производства. Огромная заслуга в их создании принадлежит Н. А. Астрову, Н. Л. Духову, Ж. Я. Котину, М. И. Кошкину, В. В. Крылову, Н. А. Кучеренко, А. А. Морозову, Л. С. Троянову и другим выдающимся конструкторам.

Несмотря на то что вынужденная эвакуация предприятий осложнила работу авиационной промышленности, она уже в первой половине 1942 г. восстановила и расширила свои мощности, а со второй половины того же года стала неуклонно наращивать выпуск самолетов и авиадвигателей. Основные типы советских самолетов, максимально приспособленные к серийному производству, выпускались тысячами и десятками тысяч. Самым массовым самолетом советских ВВС стал штурмовик Ил-2. имевший мощную броню и вооружение.

Если в начале войны советские истребители и бомбардировщики, за исключением новых типов, по летно-техническим данным несколько уступали немецким, то в 1943 г. большинство типов советских самолетов превосходило их. В ходе войны в серийное производство поступили 25 новых моделей самолетов (включая модификации) и 23 типа авиационных двигателей.

Большой вклад в создание и совершенствование новых самолетов несли талантливые авиационные конструкторы под руководством А. А. Архангельского, М. И. Гуревича, С. В. Ильюшина, С. А. Лавочкина. А. И. Микояна, В. М. Мясищева, В. М. Петлякова, Н. Н. Поликарпова, П. О. Сухого, Л. Н. Туполева, А. С. Яковлева и других, а также конструкторы авиамоторов В. Я. Климов, А. А. Микулин, С. К. Туманский, А. Д. Швецов и другие.

Советская судостроительная промышленность удовлетворяла нужды флота и частично армии (например, завод «Красное Сормово» выпускал танки). Со стапелей сходили торпедные катера, подводные лодки, вспомогательные суда и средства обеспечения. В годы войны было построено свыше 1 тыс. боевых кораблей и катеров различных классов. Совершенствовалось вооружение, осваивались новые технические средства, новые торпеды, различные типы мин, радиолокационные и гидроакустические устройства. Немалая заслуга в создании подводных лодок и надводных кораблей принадлежит Б. М. Малинину, В. А. Никитину, М. А. Рудницкому и другим.

Огромную роль в материальном обеспечении Вооруженных Сил сыграла промышленность боеприпасов. В начале войны многие предприятия этой отрасли выбыли из строя, было очень сложно эвакуировать предприятия по производству порохов и взрывчатых веществ. К выпуску боеприпасов пришлось подключить предприятия других наркоматов и ведомств. Расширялись и строились новые заводы химической промышленности, поставлявшие необходимое сырье: азотную кислоту, толуол, аммиак и другие виды продукции. В исключительно сжатые сроки осваивалось производство новых видов боеприпасов. В ходе войны возможности по обеспечению фронта различными видами артиллерийских боеприпасов, авиабомб, мин, фугасов увеличивались. Если в период битвы под Москвой советские войска вынуждены были строго лимитировать боеприпасы, то в наступательных операциях 1944−1945 гг. их ежесуточный расход вырос в несколько раз.

Успешное развитие военного производства обеспечило превосходство Советских Вооруженных Сил над вермахтом в основных видах военной техники, что позволило увеличить их боевую мощь, мобильность и огневую силу.

Военно-экономическое противоборство с фашистской Германией и ее союзниками продолжалось на протяжении всей войны. В этой упорной битве социализм выстоял и победил, продемонстрировав совершенство экономической организации, способность сосредоточить все ресурсы, мощности и силы на решении первоочередных задач. История показала преимущества командно-административной системы хозяйства, основанные на том, что предприятия и транспорт, система снабжения и сырьевые ресурсы, природные богатства и запасы материальных средств находятся в руках государства, в собственности народа.

Плановая экономика в сочетании с искусством управления открывает такие возможности, которых не имеет и не может иметь никакое капиталистическое государство.

Во-первых, социалистическая экономика оказалась более мобильной и маневренной, то есть способной быстрее перестраиваться и оперативнее реагировать на изменяющиеся запросы, несмотря на условия военного времени.

Во-вторых, социалистическая экономика продемонстрировала способность достаточно полно и эффективно использовать материальные ресурсы и возможности в интересах обеспечения нужд фронта. Уступая фашистской Германии в производстве важнейших видов промышленной продукции, Советский Союз сумел с максимальной результативностью использовать каждую тонну металла и топлива, каждую единицу станочного оборудования, поэтому в расчете на каждую тысячу тонн выплавленной стали советская индустрия производила в пять раз больше танков и артиллерийских орудий, на тысячу выпущенных металлорежущих станков — в восемь раз больше самолетов, чем германская промышленность.

Эффективность социалистического производства проявилась и в снижении затрат на выпуск единицы военной продукции. В начале войны рост военного производства обеспечивался главным образом за счет перераспределения ресурсов, более интенсивного использования мощностей, увеличения числа рабочих и продолжительности рабочей недели. С середины 1942 г. рост военного производства и увеличение выпуска продукции тяжелой промышленности осуществлялись за счет роста производительности труда, сокращения материальных затрат.

В-третьих, превосходство советской экономики в ее противоборстве с экономикой фашистской Германии обеспечивалось высокой концентрацией промышленности, особенно оборонной. Так, располагая меньшим числом танковых заводов, Советский Союз выпускал значительно больше танков, нежели противник. Советское танкостроение было крупным, высококонцентрированным.

В-четвертых, плановая социалистическая экономика сосредоточивала силы и сродства на решении главных задач. Она в наиболее полной мере и в возрастающих размерах удовлетворяла потребности страны и Вооруженных Сил. В результате увеличивалась техническая оснащенность войск, их обеспеченность боеприпасами и другими материальными средствами. Вес артиллерийско-минометного залпа стрелковой дивизии, составлявший в июле 1941 г. 548 кг, возрос к декабрю 1944 г. до 1589 кг. Советские Вооруженные Силы получили за годы войны более 10 млн. топи боеприпасов, свыше 16 млн. тонн горючего, 40 млн. тонн продовольствия и фуража, а также большое количество других материальных средств. Расширение боевых возможностей создавало предпосылки для совершенствования организационной структуры войск.

Готовя агрессию против Советского Союза, Германия использовала экономический потенциал почти всей Европы.

Использование экономических ресурсов оккупированных и зависимых государств, расширение базовых отраслей и военной промышленности в самой Германии послужили основой для быстрого наращивания военного производства. Только в 1940 г. рост производства военной продукции по сравнению с 1939 г. составил около 54 процентов. Непосредственно в предвоенные и первые военные годы были испытаны и запущены и серию новые типы самолетов, танков, артиллерийских орудий и других видов военной техники. Военная промышленность резко увеличила выпуск артиллерийско-стрелкового, бронетанкового, авиационного вооружения, расширила строительство подводных лодок.

Однако в производстве некоторых видов военной продукции, например, боеприпасов, выявились недостатки, что сдерживало увеличение их выпуска.

В условиях затяжного военно-экономического противоборства германская военная экономика столкнулась с рядом неодолимых трудностей. Особенно ощутимым был недостаток рабочей силы. Мобилизация в вермахт сократила численность занятых в экономике людских ресурсов с 38,7 млн. в мае 1939 г. до 34,5 млн. человек в мае 1942 г., хотя число занятых в военной промышленности увеличилось за это время с 2,4 млн. до 5,0 млн. человек. Нехватка рабочих рук восполнялась за счет использования принудительного труда иностранных рабочих, военнопленных, а также заключенных концентрационных лагерей.

Сократился и продолжал падать объем капитального строительства. В ходе войны импорт сырья уменьшился, а все большее количество металла и топлива направлялось на нужды военной промышленности. Фашистское руководство вынуждено было неоднократно пересматривать военно-промышленные программы. Например, было прекращено строительство крупных надводных кораблей, а выпуск артиллерийских орудий, боеприпасов, минометов, танков и противотанковой артиллерии возрос.

Весной 1942 г. были предприняты меры по централизации управления военной экономикой. Имперское министерство вооружения и боеприпасов усилило руководство планированием и производством военной техники для всех видов вооруженных сил. В результате этого значительно увеличился выпуск военной продукции. В начале 1943 г. был проведен следующий этап тотальной мобилизации, содержавший серию чрезвычайных мероприятий по наращиванию выпуска вооружений, боеприпасов и других видов военной продукции.

На развитие военного производства решающее влияние оказывала обстановка на театрах военных действий, особенно на советско-германском фронте. Потери военной техники и расход боеприпасов здесь намного превышали потери военных кампаний в Польше и Франции. Несмотря на расширение выпуска вооружений, германской военной экономике с трудом удавалось восполнять потери.

В 1943 г. военное производство Германии примерно вчетверо превысило уровень 1939 г. Оно увеличивалось вплоть до середины 1941 г. Затем его рост прекратился. Приоритет все в большей мере отдавался производству средств вооруженной борьбы на континентальном театре — бронетанковой технике, самолетам, артиллерийским орудиям, боеприпасам. Изменилась структура производимых вооружений. Авиационная промышленность форсировала выпуск истребителей и штурмовиков, в то же время сокращалось производство бомбардировщиков, транспортных самолетов и самолетов для военно-морской авиации. Резко увеличился выпуск танков. Еще более высокими темпами расширялось производство штурмовых и противотанковых орудий. В 1943 г. было освоено производство самолетов-снарядов Фау-1, а в 1944 г. — ракет Фау-2. Всего было выпущено 2034 тыс. Фау-1 и 6,1 тыс. Фау-2.

В июле 1944 г. в Германии был достигнут максимум военного производства, после чего началось его безостановочное падение. Конец 1944 г. — первая половина 1945 г. характеризуются усиливающимся сокращением военного производства. В марте 1945 г. оно снизилось по сравнению с июлем 1944 г. в 2,2 раза. Разрыв между агрессивными, авантюристическими устремлениями фашистской Германии и ограниченными возможностями экономики стал одной из причин ее поражения.

В Германии в 1944 г. по сравнению с 1939 г. общин уровень военного производства вырос в пять раз, заметно превысив максимальный уровень первой мировой войны при несравнимо более высокой эффективности и сложности производимой техники. Наращивание выпуска вооружений происходило скачкообразно, военные программы неоднократно пересматривались. Сохранить достигнутое вначале военно-техническое преимущество не удалось, по общим размерам военного производства страны оси уступали своим противникам.

Основные экономические усилия Германии направлялись на обеспечение действий вермахта на сухопутных театрах в Европе, прежде всего на советско-германском фронте. Это явилось одной из причин того, что руководство рейха оказалось не в состоянии выделять достаточные средства для ведения операций на море. Массовое производство подводных лодок, представлявших основную силу борьбы на морских коммуникациях, было развернуто уже в ходе войны, спустя примерно два года после ее начала.

2. 2 Пути сообщения и средства сообщения в годы войны

В центре внимания любого оперативного планирования всегда находились и будут находиться вопросы, имеющие отношение к транспорту, к путям сообщения, их состоянию и пригодности для использования, а также вопросы, связанные со степенью их уязвимости для противника. Из-за того, что немецкое верховное командование пренебрежительно отнеслось к этим вопросам и осенью 1941 года не учло трудностей, которые встретились в России (распутица и суровая русская зима), судьба транспорта оказалась в этой войне поистине трагической.

Наиболее надежными и самыми эффективными путями сообщения во второй мировой войне были железные дороги. При высокоразвитой железнодорожной сети Западной Европы иного, разумеется, нельзя было и ожидать. В России значение железных дорог еще более возросло. Этому способствовали огромные расстояния, плохое качество шоссейных и грунтовых дорог, суровые климатические условия, а также необходимость быстрых перебросок войск для усиления того или иного участка фронта. В конце концов, железнодорожное сообщение превратилось в оперативный фактор первой величины, ибо от него зависело все, начиная со снабжения и кончая эвакуацией войск. Критерием общей мощности железнодорожной сети была не только пропускная способность отдельных участков пути, но и все эксплуатационные устройства и сооружения, то есть сеть связи, система сигнализации, железнодорожные мастерские и погрузочно-разгрузочная мощность станций. В то время как в Западной Европе почти все эти предпосылки были налицо, примитивное русское оборудование требовало затраты дополнительных усилий. Из всех работ, вероятно, самой простой была перешивка колеи. Наиболее трудоемким оказалось строительство временных полевых железных дорог в бездорожных районах, где из-за распутицы иногда совершенно прекращалось всякое сообщение.

Вторым по важности путем сообщения для преодоления больших расстояний являлась автогужевая дорога. Автомобильные дороги были в основном двух типов: во-первых, широко разветвленная сеть первоклассных шоссейных дорог и, во-вторых, более мощные, но немногочисленные германские автострады с раздельным движением. Интересно, что немецкое верховное командование с самого начала утверждало, что для войны эти дороги большого значения не имеют. Совершенно несомненным было то, что в случае воздушного нападения эти дороги легко отыскивались самолетами противника, а атакованному с воздуха крупному войсковому соединению такая дорога не давала почти никакой возможности уклониться. В ходе войны выяснилось также, что, несмотря на попытки замаскировать автострады, они всегда служили для авиации противника хорошими ориентирами.

Еще в начале войны было принято решение упорядочить и расширить сеть дорог в оккупированных районах, продолжив дорожную сеть Германии во все стороны, и обозначить сквозные дороги, идущие с востока на запад и с севера на юг, буквами и цифрами. В 1942 году, то есть в то время, когда протяженность сухопутных коммуникаций была максимальной, одна из них начиналась у Атлантического океана и заканчивалась у Волги.

Конечно, степень пригодности дорог на отдельных участках была различной: широкие и прямолинейные французские дороги сменялись извилистыми и подчас очень узкими дорогами Германии, а в России начинались (не считая автостраду Минск — Москва и некоторые другие дороги в промышленных районах) так называемые «тракты», то есть естественные проезжие дороги, состояние которых, по европейским понятиям, было совершенно непригодным для эксплуатации.

В процессе расширения театров военных действий важными путями сообщения для германских вооруженных сил стали и морские пути вдоль побережья Норвегии, на Балтике и в Средиземном море. Все они находились под сильной угрозой налетов вражеской авиации, корабли здесь подрывались на минах, их часто атаковали подводные лодки. Как и на железных дорогах, надежность сообщения по морю в большой степени зависела от наличия хорошо оборудованных портов и пунктов с запасами горючего, которые в свою очередь определяли размеры используемых судов.

Во второй мировой войне впервые в истории получил широкое применение воздушный транспорт. Авиация играла большую роль в перевозках войск и военных материалов, не говоря уже о том, что она была единственным средством транспорта во время проведения воздушно-десантных операций.

Исключительные особенности авиации сделали возможным ее применение для снабжения, пополнения и эвакуации окруженных группировок. Именно с этого времени начинается история создания воздушных мостов, которые, пройдя ряд организационных и технических усовершенствований, стали основным средством сообщения между разобщенными группировками войск.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой