Диалектика как метод философии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Реферат

«Диалектика как метод философии»

1. Диалектика как искусство вопрошания

Чтобы понять суть диалектической традиции, следует обратиться к ее изначальному смыслу, к тем ее образцам, которые выкристаллизовались в античной философии. В своем истоке диалектика означала искусство ведения беседы. Беседы, в которой есть вопрошающий и слушающий, равно как и ответствующий. Вопрошающий должен задать осмысленный вопрос, тот, кто внемлет, должен понять вопрос и постараться дать на него ответ. Как пишет Э. Ильенков, «искусство думать начинается с умения задавать вопросы». Каждый из участников беседы находится в особой познавательной позиции и подчиняется соответствующей логике познавательного процесса. Тот, кто полагает, что он все знает лучше других, не способен спрашивать. Чтобы быть в состоянии спрашивать, следует хотеть знать, то есть знать о своем незнании. Смысл спрашивания в том, чтобы раскрыть спрашиваемое в его проблематичности.

«В силу этого способ, которым осуществляется диалектика, есть вопрошание и ответствование, или, лучше сказать, он заключается в том, что всякое знание проходит через вопрос. Спрашивать -- значит выводить в открытое. Открытость спрашиваемого состоит в не установленности ответа… Не существует метода, который позволил бы научиться спрашивать, научиться видеть проблематическое. Пример Сократа учит нас, скорее, что все дело здесь в знании незнания. Сократова диалектика, ведущая к этому знанию благодаря своему искусству приводить в замешательство, создает тем самым предпосылки для спрашивания. «

Интеллектуальные усилия ответствующего, связанные с поисками ответа, есть путь к знанию. Ведь и по своему первоначальному смыслу «знание» есть наличие в нашем сознании ответа на поставленный вопрос. Ответ предполагает, что у собеседника имеется набор возможных ответов, из которых он должен сделать выбор в пользу одного из них. Обоснованный выбор и есть решение вопроса. Мы не можем судить об истинности высказывания собеседника, если не знаем и не понимаем вопрос, ответом на который он является. Любое возражение на ответ, осуществляемое с какой-либо иной точки зрения, неприемлемо. Вот почему, когда мы критикуем те или иные положения прошлых философских систем, мы прежде всего должны ясно понять, ответом на какие вопросы они являются.

Диалектика есть искусство вопрошания как метода поиска истины. Поэтому тот, кто умеет спрашивать, должен направлять беседу вглубь проблемы, не отклоняясь в сторону, и на аргументы выдвигать контраргументы. Искусство вопрошания есть, следовательно, искусство мышления в его подлинной свободе, в его открытости истине.

«Знание может быть лишь у того, у кого есть вопросы, вопросы же всегда схватывают противоположности между „да“ и „нет“, между „так“ и „иначе“. Лишь потому, что знание в широком смысле слова диалектично, возможна вообще „диалектика“, сознательно делающая противоположность между „да“ и „нет“ своим предметом».

Диалектика мышления непосредственно связана со столкновением двух противоположных суждений, с противоречием. Диалектика есть поиск истины в свободном предметном и языковом пространстве мысли, в котором постоянно сталкиваются речь и противоречь. Такова диалектика Сократа и Платона.

В средние века диалектическое искусство обнаруживает себя в тех многочисленных философских диспутах, в которых было принято приводить не только все «за» и «против», прежде чем выскажешь свой взгляд на предмет спора, но и с серьезностью развивать все аргументы вообще, как бы оценивая их вес и основательность.

В Новое время своеобразный вариант диалектики развивает в рамках своего учения о монадологии Лейбниц. Но особое внимание в этом отношении привлекли к себе изыскания Канта. Речь идет в первую очередь о знаменитых кантовских «антиномиях», подробный анализ которых будет дан в следующей главе. Сейчас же отметим только, что кантовское учение об антиномиях вновь привлекло внимание к диалектике как фундаментальной проблеме философии.

2. Диалектика Гегеля

Его идеи были подхвачены и развиты Гегелем. В фактах противоречивости познания Гегель увидел не только субъективный момент, но и указание на внутреннюю противоречивость самой действительности. В русле этих размышлений постепенно сформировался диалектический метод Гегеля. Философ полагал, что надо отличать от наших мыслительных образований, которые существуют лишь в человеческой голове, так называемое «объективное понятие», имеющее над личностную природу. Такое понятие, будучи тождественным с самой сущностью вещей, содержит в себе внутреннее противоречие, т, е. в содержание его входит как-то, что выражается тезисом, так и то, что выглядит как антитезис. Противоположность тезиса и антитезиса ведет к их слиянию в новое качество, к синтезу. Такое саморазвитие понятий есть одновременно и развитие действительности. Логика совпадает с диалектикой. Развитие циклично, каждый цикл имеет как бы три ступени: утверждение, или полагание (тезис), отрицание этого утверждения (антитезис), отрицание отрицания, снятие противоположностей (синтез).

Исконный смысл диалектики как искусства вести беседу, оперируя противоположными суждениями, уже в своих античных версиях был тесно связан с идеей Логоса. Сократ называл свой метод майевтикой, повивальным искусством слова и мысли. Смысл сократического диалога не в том, чтобы выявить разные мнения собеседников о данном предмете, а в том, чтобы предмет раскрылся в своей истине. Гегелевская диалектика в неявном виде содержит в себе идею диалога, подчиненного Логосу. Но у Гегеля спор живых индивидов превращается в диалог разума с самим собой, т. е. в монолог и, кроме того, -- и это самое важное -- речь идет о монологе объективного, абсолютного Разума. Нетрудно заметить, что Гегель онтологизирует диалог. Мир «вещей в себе», мир сущего заговорил. Заговорил на языке «чистых понятий». Еще одно новшество гегелевской диалектики -- идея синтеза противоположных определений, в результате которого возникает новое понятие, новый смысл, новая, более богатая по своему содержанию реалия. Противоположности сталкиваются, а затем преодолеваются в высшем синтезе.

3. Диалектический метод Маркса

Серьезным преемником гегелевской диалектики принято считать К. Маркса. Последний действительно в течение всей своей творческой жизни обращал особое внимание на проблему метода. Отталкиваясь от гегелевского наследия, Маркс предпринял колоссальные усилия по разработке своего собственного диалектического метода. Образцы его применения мы находим прежде всего в «Капитале». Маркса не устраивала та мистификация, которую претерпела диалектика в трудах Гегеля. Он писал: «Мой диалектический метод по своей основе не только отличен от гегелевского, но является его прямой противоположностью. Для Гегеля процесс мышления, который он превращает даже под именем идеи в самостоятельный субъект, есть демиург действительного, которое составляет лишь его внешнее проявление. У меня же, наоборот, идеальное есть не что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней».

Однако, как и всякий классик, Маркс в своем методе оказался неповторим. Повторить специфическую диалектическую технологию Маркса по «восхождению от абстрактного к конкретному» никогда и никому не удалось. И здесь не должно смущать то обстоятельство, что под видом диалектики Маркса мы находим в марксистских учебниках по философии целый свод великолепных деклараций о смысле и полезности диалектического подхода ко всем природным, социальным и духовным явлениям.

Декларации -- это далеко не открытия или технологии, вместе с тем нельзя сказать, что в русле марксистской мысли не было оригинальных разработок в области диалектики и диалектического метода. Достаточно упомянуть Г. Лукача или менее известных на Западе Э. Ильенкова и Г. Батищева. В этом смысле диалектика как своеобразная интеллектуальная традиция бессмертна, ибо отражает глубинные основы человеческого искания истины.

4. Диалектика как теория

Если взглянуть на диалектику не только как на как теория метод мышления, но и как на миро устроительную концепцию, то можно заметить, что та ее форма, которая восходит к Гераклиту и Гегелю, основывалась на категориальной оппозиции изменчивости и постоянства, рассматриваемых в качестве главных характеристик мира.

И в самом деле, текучесть, изменчивость, как и стабильность, мира -- чрезвычайно важные атрибуты действительности, в которой мы живем. Так, если бы атомы не обладали свойством стабильности, то не было бы и устойчивого мира вещей, а без них невозможна была бы и сама жизнь. Известно, сколь важна стабильность генов, обусловливающих наследственность. Без изменчивости, однако, невозможен прогресс, переход к новому качеству, восходящее развитие.

В марксистской философии укоренилась традиция (вслед за Гегелем) называть метафизикой ту концепцию, которая за исходное берет момент устойчивости, а ту концепцию, которая отталкивается от момента текучести, называть диалектикой. Хотя переосмысление слов «метафизика» и «диалектика» именно таким образом исторически оправдано и логически безупречно (ибо понятие, введенное по определению, не может быть оспариваемо), все же сегодня следует заметить, что оба эти понятия широко применяются и в других контекстах.

О «метафизике» в аристотелевском смысле мы уже говорили. Что касается диалектики, то здесь хотелось бы добавить следующее. Как мы уже знаем, в истории философии понятие «диалектика» имело различные значения: диалектика Платона и Сократа, Кузанского и Спинозы, Дидро и Канта. За исключением Гераклита, диалектика как основная характеристика процессуальное мира никогда не рассматривалась в качестве главной и изначальной характеристики бытия.

Лишь в XIX в. частично Гегель, а главным образом, Маркс и Энгельс рассматривают «весь природный, исторический и духовный мир в виде процесса, т. е. в беспрерывном движении, изменении, преобразовании и развитии». На эту идею опирались важнейшие социально-исторические категории марксизма -- прогресс, революция, борьба классов, движущие силы, переход от одной формации к другой и т. п.

«Эта диалектическая философия разрушает все представления об окончательной абсолютной истине и о соответствующих ей абсолютных состояниях человечества так же, как буржуазия посредством крупной промышленности, конкуренции и всемирного рынка практически разрушает все устоявшиеся, веками освященные учреждения.

Для диалектической философии нет ничего раз и навсегда установленного, безусловного, святого. На всем и во всем видит она печать неизбежного падения, и ничто не может устоять перед ней, кроме непрерывного процесса возникновения и уничтожения, бесконечного восхождения от низшего к высшему".

Энгельс говорит о том, что метафизика прошлых веков имела свое оправдание в самой логике развития науки, ибо прежде чем исследовать предмет в развитии, его надо сначала рассмотреть «в статике», с точки зрения его устойчивых форм и структур. Но на определенном этапе развития научного познания и социальной практики этот метод оказывается недостаточным.

«Метафизический способ понимания, хотя и является правомерным и даже необходимым в известных областях, более или менее обширных, смотря по характеру предмета, рано или поздно достигает каждый раз того предела, за которым он становится односторонним, ограниченным, абстрактным и запутывается в неразрешимых противоречиях, потому что за отдельными вещами он не видит их взаимной связи, за их бытием -- их возникновение и исчезновение, из-за их покоя забывает движение, за деревьями не видит леса. «

Сегодня -- в канун третьего тысячелетия -- многие философы по-прежнему убеждены в том, что диалектика и материалистическое понимание истории -- два важнейших достижения философской мысли XIX века. Эти два результата в качестве единого концептуально скрепленного целого шаг за шагом вырастают в культурном контексте столетия в некие универсальные основания как мировоззренческого, так и методологического порядка.

Выполняя роль общекультурной мировоззренческой матрицы, эта диалектика вместе с тем не могла не заключать в себе и не отражать в своем содержании историческую ограниченность и некоторые специфические особенности в категориальном строе, которые были непосредственно связаны с интеллектуальным климатом именно XIX века.

Одной из таких особенностей можно с очевидностью считать то, что в этот период она предстает перед нами преимущественно как диалектика становления, изменения и развития. В центре внимания -- объяснение механизмов движения развивающегося целого, выявление внутренних источников, движущих сил развития.

Другими словами, в фокусе теории здесь, прежде всего, находится процессуальный аспект диалектики. Чем объяснялась обращенность к этой стороне дела? Прежде всего -- ускорением темпов общественных изменений, теми глубокими социальными потрясениями, которые переживал XIX век.

Гносеологическая причина такой обращенности была также налицо: логика развития естествознания и теоретической мысли в целом с необходимостью подводила к идее развития. Понятие «изменение», «прогресс», качественный скачок", «революционное преобразование» и т. п. были у всех на слуху, составляли как бы основной категориальный пучок, характеризующий стиль мышления этого времени.

Изменчивость форм растительного и животного мира, скачкообразность в развитии человеческой истории, гераклитовская текучесть мирового целого -- таков был способ видения реальности. Идея эволюции, принцип становления и развития стали ключевыми для учения Дарвина в биологии, их широко использует в языкознании один из крупнейших представителей младограмматиков Г. Пауль в своей работе «Принципы истории языка». Эволюционный подход получил детальную, хотя и во многом спекулятивную разработку в учении о всеобщей эволюции Г. Спенсера, попытавшегося под «формулу эволюции» подвести все явления -- от неорганических до социальных и психических.

5. Концепция развития

Сделав ядром диалектики именно концепцию развития, ученые прошлого века дали свой ответ на те мировоззренческие и методологические вопросы, которые были поставлены самой логикой истории в социальной, культурной и научной областях. В марксизме эта концепция получила свое выражение, превратившись в учение «о развитии в его наиболее полном, глубоком и свободном от односторонности виде». На базе этого учения был разработан диалектический метод мышления как совокупность основных регулятивов и принципов подхода к познанию развивающихся систем.

Марксистская диалектика представляла собой систему принципов, законов и категорий. К числу законов диалектики традиционно относились: закон единства и борьбы противоположностей, закон перехода количественных изменений в качественные, закон отрицания отрицания.

Марксизм утверждал, что все явления природного, социального и духовного миров характеризуются внутренней противоречивостью, борьбой противоположных начал. Связь между противоположностями определяется несколькими важными моментами:

ь противоположности нельзя оторвать друг от друга, подобно тому как нельзя отделить северный полюс от южного, левое от правого и т. п., они образуют единое, нераздельное целое;

ь противоположности взаимоисключают друг друга (правда и ложь, добро и зло, мир и вражда);

ь противоположности могут переходить друг в друга (любовь -- в ненависть, сила -- в слабость, победа -- в поражение).

Закон единства и борьбы противоположностей вскрывает сущность и источник развития, видя его во взаимодействии противоположных сил и тенденций.

Закон взаимосвязи количественных и качественных изменений утверждает, что {любые количественные изменения не могут продолжаться бесконечно; на каком-то этапе эти изменения достигают точки («узловая точка меры»), за пределами которой количественная характеристика процесса стабилизируется (так, например, при нагревании воды ее температура непрерывно повышается, пока не достигнет точки кипения); количественные изменения, дойдя до узловой точки меры, сопровождаются скачкообразным переходом от одного качества к другому; диапазон изменений, в пределах которого качество предмета остается одним и тем же, называется мерой.

Закон отрицания отрицания демонстрирует, что всякое развитие имеет определенную направленность -- от простого к сложному, от низшего к высшему, от хаоса -- к порядку. Суть диалектического отрицания заключается в том, что при упразднении старого качества все ценное, жизнеспособное в нем сохраняется, удерживается и переносится в новое качество. Тем самым обеспечивается преемственность и поступательность в развитии.

Концепция развития играла на протяжении более чем полутора столетий столь важную роль во всем диалектико-материалистическом учении, что можно с полным правом сказать, что диалектика -- это и есть учение о развитии, о предельно общих основаниях социального обновления общества и человека, втянутого в исторический процесс переустройства своего бытия. Предложенная марксизмом модель развития всего природного, социального и духовного мира частично сохранила свое значение и в нашем столетии, в век крупнейших социальных революций и научно-технического прогресса.

Вместе с тем в XX столетии стали все более четко просматриваться и другие, не связанные с процессуальностью аспекты многогранного понятия диалектики. Шаг за шагом прояснялось то обстоятельство, что категориальные основы диалектики таят в себе новые, еще далеко не раскрывшиеся методологические и концептуальные возможности. Необходимость в реализации этих возможностей диктовалась проблемами и социально-историческими реалиями нашего времени.

Для того, чтобы быть адекватным методологическим инструментом в современных условиях, диалектика как теория должна усвоить и отразить в своем категориальном строе новый социальный опыт, итоги развития в сфере культуры, науки и техники. Она должна была, в частности, чутко и активно реагировать на важнейшие «гносеологические уроки» современной научной революции и на все глубинные изменения в стиле мышления естественных и гуманитарных наук XX века.

Уже революция в физике на рубеже XIX--XX вв. поставила ученых перед необходимостью философского осмысления диалектики прерывного и непрерывного, волнового и корпускулярного, «синхронного» и «диахронного». Позднее, при формировании квантовой физики на первый план всплыли такие вопросы, как соотношение необходимого и случайного, части и целого, субъективного и объективного.

Проблема абсолютного и относительного стала особенно важной в свете разразившегося концептуального кризиса. Следует, однако, признать, что указанная задача в рамках традиционной материалистической диалектики так и не была последовательно решена. Дело не только в том, что в культурно-историческом опыте XX столетия выявились новые грани и проблемные поля диалектики,--сегодня существует необходимость пересмотреть сами онтологические и логико-гносеологические основы диалектического мышления с учетом тех «методологических уроков», которые преподала нам современная наука. Частично проблемы такого рода были осмыслены в рамках системного подхода, в синергетике, в интервальной диалектике как методологии изучения многомерного мира.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой