Гражданское законодательство и иные нормативные правовые акты как источники гражданского права РФ

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

гражданский право законодательство судебный

Изучение источников права имеет чрезвычайно важное теоретическое и практическое значение не только потому, что организует и выражает вовне сущность и содержание права, но так же и потому, что от их особенностей зависят многие факторы правовой жизни.

Актуальность исследования. Изменения в социальном, политическом и экономическом положении России в начале 90-х годов прошлого столетия, нашедшие отражение в Конституции Р Ф и новом Гражданском кодексе РФ (далее ГК РФ), определили необходимость реформирования всей системы гражданского законодательства. Построение правового государства и гражданского общества в современной России тесно связано с возможностью обеспечения достаточного правового регулирования имущественных отношений и законных интересов граждан и организаций. Вместе с этим укрепление законности в частноправовой сфере невозможно без теоретического понимания внутренних связей в системе источников гражданского права, а также закономерностей их формирования.

Ключевая роль источников гражданского права в правовой системе в целом и в отрасли гражданского права, в частности, требует широкого комплексного подхода к исследованию, позволяющего раскрыть их правовую природу и содержание, а также системность и взаимообусловленность различных источников гражданского права.

В современных условиях развития цивилистической науки при комплексном исследовании источников (форм) гражданского права важно опираться на четкую методологическую базу, на основе которой возможным будет решение конкретной научной задачи. Этому во многом будет способствовать сложившаяся на сегодняшний день тенденция дальнейшего углубленного развития частноправовых подходов в методологии отдельных отраслей права, в том числе гражданского права, предпринимательского права, международного частного права и других. При этом в ближайшее время, по справедливому замечанию Д. И. Степанова, следует «всячески приветствовать процесс культивирования трансформации общетеоретических построений в цивилистические доктринальные конструкции».

Стремление комплексно решить ряд проблемных вопросов обусловило выбор направления исследования и предопределило его тематику.

Степень разработанности проблемы. Проблемы теоретического уяснения природы источников права издавна привлекали внимание отечественных правоведов и поэтому достаточно исследованы в научной литературе разных исторических периодов.

В последнее десятилетие значительный вклад в теоретическую разработку понятия «источника права» как научной категории внесли: С. В. Бошно, Н. А. Власенко, Т. В. Гурова, при этом наиболее полное развитие получили научные положения о формальных источниках права при признании ведущей роли законов в системе правовых актов России. Проблемами отдельных источников права на современном этапе занимались:

правоприменительной практикой, а также тесно связанной с ней проблематикой судебного прецедента: А. В. Аверин, С. Ю. Бодров, Н. Н. Вопленко, Т. В. Власова, П. А. Гук, Г. Б. Евстигнеева, С. К. Загайнова, В. В. Кошева, О. Н. Коростелкина, В. В. Лазарев, С. В. Лозовская, С. С Луцевич, А. С. Пиголкин, В. В. Попов, М. Н. Придворова, В. П. Реутов, Ф. С. Саматов, З. М. Хаткова;

нормативными правовыми актами: О. В. Богатова, В. В. Верстов, А. В. Выстропова, Р. Н. Иванов, С. А. Иванов, В. В. Ксенофонтов, А. В. Мазуров, Б. Н. Филиппов;

обычным правом Д. Г. Грязнов, А. В. Дашин, А. С. Коновалова, Н. И. Кочетыгова, И. Б. Ломакина, О. А. Малова, А. В. Прохачев, В. В. Ровный, Е. И. Сафронова, Л. Г. Свечникова, Е. В. Царегородская.

В настоящий момент существует ряд работ современных авторов, комплексно исследующих всю совокупность источников российского права (М.Н. Марченко, В.А. Толстик).

Несмотря на значительное количество работ, благодаря которым в правоведении проблема «источников права» получила достаточно фундаментальную разработку, специальные монографические исследования по указанной проблематике в рамках отрасли гражданского права были немногочисленны и исчерпывались рассмотрением отдельных источников права. В частности, работы М. Н. Бариновой, Р. З. Зумбулидзе, В. А. Канашевского, К. Г. Лачуева, С. В. Маркина, Ю. Д. Полатова, А. И. Поротикова, П. А. Полякова, Н. А. Рогожина, А. П. Рожнова, О. А. Чаусской. Однако все они не завершались попытками систематизировать полученный в ходе исследования материал в рамках всей отрасли гражданского права. Таким образом, фундаментальные обобщающие труды, исследующие современные источники российского гражданского права до настоящего времени отсутствуют.

Цель работы — анализ правового аспекта источников российского гражданского права.

Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи:

исследовать и выявить основополагающие методологические подходы к разработке таких понятия «источник права»;

определить сущность и сформулировать дефиницию — источник гражданского права;

— выработать отраслевую систему источников гражданского права;

провести анализ различных видов нормативных правовых актов как основных источников гражданского права и определить понятие гражданского законодательства;

определить место обычаев делового оборота, а также иных форм «обычного» в системе обычного права как источника гражданского права;

проанализировать роль и определить место судебной практики в научной доктрине источников гражданского права РФ;

Объектом исследования являются общественные отношения, порождаемые закономерностями формирования, функционирования и развития системы источников гражданского права РФ.

Предметом исследования выступают имеющиеся научные разработки в области теории источников права, законодательные и иные нормативные правовые акты, правовые обычаи, регулирующие имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения в РФ.

Методологическую основу исследования составили современные как общенаучные, так и частнонаучные методы познания, включая методы структурно-функционального анализа, сравнительно-правовой, историко-правовой, формально-юридический, методы системного и комплексного решения задач.

1. Общетеоретические основы исследования понятия источника гражданского права

1.1 Понятие источника гражданского права

Как научная проблема категория «источник права» возникает лишь в XIX веке. Теоретический анализ представлений об источниках (формах) права в русской дореволюционной, советской и современной правовой мысли позволяет выявить значительное число разнообразных концепций, большинство из которых формулировались в течение длительного периода времени и имеют четкую аргументацию.

В правовой науке рассматриваются и анализируются различные подходы к определению сущности источников (форм) права, в частности: этимологический (Н.Н. Вопленко), естественный (Д.А. Керимов), социальный (А.П. Рожнов, Л.И. Спиридонов), идеальный (В.А. Лигарова, М.Ю. Пашкевич), материальный (А.И. Денисов, С. Ф. Кечекьян, Н.Н. Разумович) подходы, исследующие так называемые «первичные источники права», и наконец, формально-юридический (С.А. Голунский, М.С. Строгович) подход, исследующий «вторичные источники права». Аргументация и в целом поддержка любого из обозначенных научных направлений, будет полностью зависеть от типа правопонимания исследователя правовой материи. Разграничив источник и форму как соответственно происхождение и образование права, нетрудно заметить, что при нормативном подходе (где источником является сама норма права), а также при сведении источника к исключительно государственной воле рассматриваемые понятия действительно совпадают. Вместе с этим, в современных условиях развития юридической науки преобладающими подходами к определению сущности права становятся естественно-правовая и социологическая концепция. Наиболее же приемлемой является интегративный подход, который позволяет обобщить все вышеперечисленные точки зрения для наиболее полного исследования категории источников (форм) права как многоаспектного понятия.

В современном понимании терминов «источник права» и «форма права» наблюдается столкновение и несовпадение научного и метафоричного подходов. При этом наиболее методологически верным является именно научный подход, предлагающий исходить из того, что изучаемый предмет или явление должны рассматриваться через философские категории сущности, содержания и формы, а не через метафорические категории «истоков» происхождения права, источников усвоения знаний о праве как таковом.

В рамках научной полемики определения и соотношения терминов «источник права» и «форма права» было выделено несколько наиболее разработанных направлений.

Первый подход заключается либо в полном отождествлении источника права с его формой (М.И. Байтин, Л. С. Галесник, Н. М. Коркунов, С. Ф. Кечекьян, Л. П. Рассказов, В.М. Хвостов), либо к сведению источника права к форме права (A.M. Васильев, Г. Ф. Шершеневич, А.Ф. Шебанов) и наоборот (С.С. Алексеев, А. В. Мицкевич, Е.А. Лукьянова).

Сущность второго подхода проявляется в рассмотрении данных терминов как полностью несовпадающих, либо далеко не равнозначных друг другу (С.В. Бошно, О. С. Иоффе, А. Ю. Калинин, С. А. Комаров, В. В. Лазарев, И.С. Самощенко), но в то же время один из смысловых значений термина «источник права» допускается рассматривать как форму права (М.Н. Марченко).

Наиболее перспективной является позиция (М.Н. Марченко), предлагающая понятие «источник права» одновременно рассматривать в разных аспектах (формально-юридический, материальный, идеальный, этимологический, социальный), что и предопределило детальное рассмотрение каждого из указанных значений в первом параграфе работы. Оба термина в связи с их различными функциональными характеристиками имеют свое собственное сущностное содержание, и в этом смысле признавать их синонимами будет некорректно и значительно упростит подход к пониманию внутренних характеристик правовых категорий «источник права» и «форма права».

При использовании дефиниции «источник права» в специально-юридическом смысле, категории «форма права» и «источник права», и обозначающие их термины следует рассматривать как тождественные по своему смысловому значению и взаимозаменимые по содержанию. Это будет так называемым непрямым приравниванием юридических терминов при одновременном признании их самостоятельными научными категориями. Таким образом, в случае, когда речь идет о понимании источника права, как специального термина (исключительно в технико-юридическом смысле) вполне допустимым является равное использование обоих терминов. Вместе с этим в целях максимального приближения юридической терминологии к реальной правовой действительности в отраслевых научных исследованиях целесообразнее применять термин «формальный источник права», что позволит однозначно определить в каком смысловом значении используется данное многоаспектное понятие.

При исследовании соотношения термина «форма права» и «правовая форма», исходит вывод о недопустимости их отождествления. Сходство этих двух понятий заключается в том, что они являются однопорядковыми категориями (формами) и соотносятся с одним и тем же видом материи (правовой). Различия проявляются в том, что они имеют разный объект своего воздействия: форма права — объективное право, а правовая форма опосредует и организует как правовую, так и внеправовые материи.

Гражданское право и гражданское законодательство — понятия, тесно связанные друг с другом, но не тождественные: если первое представляет собой совокупность норм права, то второе — это совокупность нормативных актов.

Источники гражданского права делятся на нормативно-правовые акты и обычаи.

Законодательство Российской Федерации включает в себя нормативные акты органов законодательной и исполнительной власти, основывающиеся на исходных началах российского права, закрепленных в Конституции Р Ф и отражающих принципы рыночной экономики.

Конституция РФ обладает высшей юридической силой по сравнению с другими нормативными актами. В ней содержатся основополагающие для гражданско-правового регулирования нормы. Это нормы, определяющие формы и содержание права собственности, право гражданина на занятие предпринимательской деятельностью и т. д.

Особое значение в системе гражданского законодательства занимает ГК РФ. Он имеет высшую юридическую силу среди других гражданских законов, иные федеральные законы не должны ему противоречить.

Сохранили юридическую силу отдельные правовые акты СССР. Действуют они, если не были отменены каким-либо нормативным актом и не противоречат законодательству Российской Федерации.

Нормы гражданского права содержатся и в так называемых подзаконных актах — указах Президента Р Ф, постановлениях Правительства Р Ф, актах министерств и иных федеральных органов исполнительной власти.

Указ Президента Р Ф, если он не противоречит ГК РФ или иному федеральному закону, может быть принят по любому вопросу, входящему в компетенцию Президента Р Ф, за исключением случаев, когда соответствующие отношения согласно ГК РФ или федеральному закону могут быть урегулированы только законом.

Правительство РФ вправе принимать постановления, содержащие нормы гражданского права, которые не должны противоречить Конституции Р Ф, федеральным законам и указам Президента Р Ф. В противном случае такое постановление может быть отменено Президентом Р Ф.

Гражданско-правовые нормы могут содержаться и в нормативных актах министерств и иных федеральных органов исполнительной власти. Однако такие нормативные акты могут издаваться только в случаях и пределах, предусмотренных ГК РФ, другими законами и иными правовыми актами.

В соответствии с Конституцией Р Ф и ГК РФ общепризнанные принципы и нормы международного права входят составной частью в правовую систему Российской Федерации. Одни международные договоры, участником которых является Российская Федерация, могут применяться к соответствующим гражданско-правовым отношениям непосредственно, тогда как для применения других международных договоров требуется издание внутригосударственного акта — имплементация. Международным договорам Российской Федерации придана более высокая юридическая сила по сравнению с внутренним законодательством. Как следует из ч. 4 ст. 15 Конституции Р Ф и п. 2 ст. 7 ГК РФ, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены гражданским законодательством Российской Федерации, применяются правила международного договора.

Итак, источником гражданского права является также обычай делового оборота. Под обычаем понимаются правила, сложившиеся в результате длительного практического применения и получившие признание государства, однако не предусмотренные законодательством. Обычай делового оборота применяется в какой-либо сфере предпринимательской деятельности. При этом не имеет значения, зафиксирован ли обычай в каком-либо документе или нет, хотя такие документы в ряде случаев существуют.

Существование обычая подлежит доказыванию с помощью экспертов, знакомых со сферой его применения. Одновременно надо доказать, что этот обычай был известен и другой стороне. Применяются же обычаи при наличии пробела в законодательстве и одновременном отсутствии соответствующего соглашения между сторонами.

Следует иметь в виду, что и Конституция, и ГК РФ не предусматривают принятия актов гражданского права субъектами Федерации.

1.2 Система источников гражданского права

Многообразие современных форм российского права предполагает определение их общего теоретического понятия, на основе которого окажется методологически возможным раскрыть особенности источников различных отраслей права, в том числе и гражданского. Разработка в юридической науке отдельных научных понятий «содействует усвоению и пониманию действующего права и облегчает юристу процесс применения права.

Анализируя сложившиеся в отечественной и зарубежной научной литературе представления об источнике права — его понятии, сущности, содержании и назначении, невозможно не придти к выводу о том, что «источник права», как и само право, непозволительно определять лишь с одной какой-либо отдельно взятой стороны, поскольку это будет неполное, одностороннее его определение и несколько искаженное о нем представление. Таким образом, источник права как явление и отражающее его понятие следует рассматривать, как традиционно это делается в юридической литературе одновременно с разных сторон и в разных аспектах. Соответственно, имеются в виду и широко используются представления об источниках романо-германского права в историческом, социологическом, философском и иных смыслах.

Следует отметить, что «формально-юридическое» представление об источниках права в отечественной и зарубежной юридической литературе является в настоящее время, пожалуй, наиболее распространенным и наиболее часто употребляемым. При этом термины источник и форма права отождествляются. Данный сугубо формально-юридический подход характерен также для современной отраслевой юридической литературы. Так источник гражданского права в узком понимании рассматривают как форму выражения гражданско-правовых норм, имеющую общеобязательный характер; форму внешне объективированного выражения суверенного волеизъявления государства (нормативный юридический акт, судебный прецедент, санкционированный обычай); внешнюю форму выражения права, в частности совокупность нормативных актов, в которых содержаться нормы права; внешнюю форму права, означающую выражение государственной воли вовне.

Источник права для целей исследования следует определять в аспекте юридически формализованного выражения как документального носителя правовых норм, что позволяет отождествлять его с понятием формы права. Источниками гражданского права предлагаем считать официальные формы выражения и закрепления объективного гражданского права (гражданско-правовых норм), санкционируемые или установленные государством (Российской Федерацией), придающие им качество нормы гражданского права, регулирующей имущественные и личные неимущественные отношения, связанные с имущественными, а так же несвязанные с имущественными. В предлагаемом нами выше определении юридического источника гражданского права, невольно, сужается проблематика рассмотрения форм выражения правовых норм вовне. Однако сделано это осознанно и целенаправленно, поскольку цель нашего исследованию заключается в анализа современной системы юридических источников (форм) гражданского права, наше внимание будет обращается лишь на конечный результат — своего рода материальный носитель нормы права в ее готовом виде (нормативный правовой акт, правовой обычай и т. д.). При этом за пределами научного поиска остаются ближайшие, или непосредственные, причины возникновения, а равно и изменения действующих, правовых норм, сам процесс изготовления, или рождения, нормы. Таким образом, из поля зрения ускользают те силы, которые творят право, или «первичные источники» гражданского права.

В рамках российской правовой системы источники (формы) гражданского права следует рассматривать в виде взаимодействующих друг с другом и взаимосвязанных между собой правовых явлений. Системный подход к исследованию сложных динамических целостностей, к каковым можно отнести также общую систему форм и источников гражданского права РФ, «позволяет обнаружить внутренний механизм не только действия отдельных его компонентов, но и их взаимодействия на различных уровнях». Таким образом, наиболее эффективным методом познания и анализа источников гражданского права будет именно системный подход, который позволит изучить данные правовые явления не как отдельно взятые или находящиеся в простой, механически созданной совокупности правовых институтов, а как к естественным путем сформированной, целостной системе.

Современная система источников гражданского права представлена, прежде всего, нормативными правовыми актами федерального уровня в следующей иерархической последовательности: Конституция Р Ф, федеральные конституционные законы РФ, федеральные законы РФ (при этом «первым среди равных» является ГК РФ), нормативные указы Президента Р Ф и постановления Правительства Р Ф, а так же иные акты органов исполнительной власти федерального уровня. В данной иерархии современных источников гражданского права не представлены общепризнанные принципы и нормы международного права, и международные договоры РФ. Это сделано нами вполне сознательно, поскольку мы относим их к категории «правовых регуляторов» гражданских правоотношений, которая не заменяет категорию «источник (форма) права» и не тождественна ей. Её существование обусловлено тем, что в правовой системе любого государства действуют и применяются не только его собственные правовые нормы, но так же нормы иных правовых систем, таких как международные нормы и нормы иностранного права, а также другие правовые регуляторы общественных отношений. На необходимость разграничения данных категорий неоднократно обращалось внимание в научной и учебной литературе, причем большинство дискуссий проводилось в рамках взаимодействия и взаимосвязи международного и внутригосударственного права. Внутригосударственный нормативный правовой акт не может являться источником международного права, а во-вторых, международный договор или обычай не являются формой внутригосударственного права и частью национального гражданского законодательства.

Помимо системы нормативных правовых актов, к числу источников гражданского права относится обычное право, которое может состоять из обычаев делового оборота и других правовых обычаев. Иные формы «обычного», в частности деловые обыкновения и заведенный порядок в структуру обычного права входить не могут, поскольку не являются нормами права.

Относительно судебной практики и судебного прецедента как источника современного гражданского права России существует две абсолютно противоположные точки зрения, являющиеся следствием научной дискуссии, проходящей уже не одно десятилетие. Согласно одной из них разъяснения Пленума являются источником права и «…представляют собой нормативные акты, содержащие общеобязательные правила». Сторонники противоположного взгляда отрицали наличие в разъяснениях Пленума качества источника права, считая, что данные постановления преследуют лишь цель правильного толкования и единообразного применения законов судебными органами.

Данная научная полемика не утратила своей остроты и в настоящее время. Мы придерживаемся классической точки зрения о том, что основное назначение актов, принимаемых судом, — это правоприменение. Создание же новых норм права это исключительная прерогатива законодателя, при этом суд не может и не должен подменять их и заниматься в чистом виде разработкой и принятием нормативных актов. Помимо этого значительным аргументом не в пользу признания судебной практики в качестве источника российского гражданского права служит мнение тех авторов, которые считают, что «для отнесения тех или иных актов к источникам права нужно признание их в качестве таковых со стороны государства». Таким образом, для придания обязательной юридической силы разъяснениям судебных органов необходимо закрепить данное положение на законодательном уровне, а пока судебная практика будет считаться источником правоприменения, а не источником гражданского права.

Как справедливо подчеркивает М. Н. Марченко, «в природе нет „универсального“ явления под названием „прецедент“, как нет и аналогичного ему и адекватно отражающего его понятия, одинаково „приложимого“ к любой национальной правовой системе, включая правовую систему России, или правовой семье. В каждой национальной правовой системе и правовой семье имеют место свои особенности судейского права и, соответственно, судебного прецедента, а нередко — свое собственное представление о том, что собой представляет судебный прецедент». Однако, предпримем собственную попытку дать определение судебному прецеденту по гражданским делам — это общеобязательное правоположение, сформулированное судом высшей инстанции при рассмотрении конкретного гражданско-правового спора, восполняющее, дополняющее или заменяющее нормативное правовое регулирование определенных имущественных, а также связанных (несвязанных) с ними личных не имущественных отношений. Соотношение судебного прецедента и судебной практики по гражданским делам представляется нам следующим образом: судебный прецедент может стать основой, самым первым образцом для разрешения определенного гражданского дела, а затем породить судебную практику по спорам гражданско-правового характера.

Представляется целесообразным также выделить ряд наиболее универсальных признаков характерных для такого правового феномена как правовой прецедент, на основании которых можно провести дальнейший научный анализ данного правового явления. Исходя из «прецедентного» опыта разных стран и правовых семей, можно выделить такие признаки как: нормативный характер прецедентов; опубликование прецедентов в официальных изданиях; порождение судебных прецедентов только высшими судебными инстанциями; общеобязательный характер прецедента, как для нижестоящих судов, так и для всех иных субъектов права; формирование и функционирование прецедента на основе действующего законодательства; направленность прецедентов на устранение пробелов в праве и в законе.

Таким образом, для познания правовой действительности системный подход включает в себя определенные принципы: 1) целостность системы; 2) многообразие связей системы с внешней средой.

В рамках российской правовой системы формально-юридические источники гражданского права не следует рассматривать как отдельные, не взаимодействующие и не взаимосвязанные между собой правовые явления. Наоборот, существуют достаточно тесные системные связи как в рамках источников различных отраслей права в целом, так и внутри отраслевых источников гражданского права, в частности. В целом подход к исследованию находится в рамках современных методологических представлений. Вместе с этим для дальнейшего осмысления данной методологической позиции во втором параграфе анализируются ключевые подходы к рассмотрению категории системы формальных источников гражданского права, которые и предопределили основные пути разрешения поставленных в настоящем исследовании прикладных задач.

В процессе рассмотрения формальных источников гражданского права с системных позиций акцентируется основное внимание лишь на некоторых, наиболее важных из них, дающих общее представление о системном характере рассматриваемой правовой материи.

Во-первых, наличие определенных структурных элементов. Применительно к системному анализу формальных источников гражданского права в качестве структурных элементов образуемой им подсистемы нормативных актов наиболее часто выступают законы и подзаконные акты.

Во-вторых, наличие между этими элементами системообразующих связей. В качестве таковых, применительно к источникам гражданского права, выступают иерархические связи, на основании которых различные виды источников права складываются в единую систему. Иерархический характер источников гражданского права, свойственный преимущественно подсистеме нормативных правовых актов, выражается в зависимости, соподчиненности, неравенстве образующих её структурных элементов. Каждый структурный элемент занимает в ней определенное, обусловленное их юридической силой и социальной значимостью место.

Исходя из общего представления об «иерархии» как о принципе структурной организации сложных многоуровневых систем, применительно к системе формальных источников гражданского права, предлагается выделять следующие основные её признаки:

любая современная система источников права является многоуровневой, и в силу этого иерархичной;

иерархия выступает как общее необходимое внутренне свойство системы источников права;

принцип иерархичности, положенный в основу системы, несправедливо сводить исключительно к отношениям прямого подчинения одних источников права другим. Наряду со связями прямого подчинения между актами различной юридической силы, непременно устанавливаются и проявляются также связи координации, детализации содержания актов вышестоящих органов в актах нижестоящих органов и др. Именно во всей этой совокупности связей и заключается смысл и содержание данного принципа иерархичности форм гражданского права.

иерархия источников права предопределяется иерархией соответствующих государственных органов. Однако данный принцип системности, распространяясь на все без исключения источники гражданского права, имеет и свои особенности. Так, например, наиболее ярко и прямолинейно он проявляется в отношениях между нормативными правовыми актами.

Однако иерархически построенная система нормативных правовых актов как наиболее многочисленной группы источников гражданского права должна не только разрабатываться на теоретическом уровне, но и легально закрепляться в законодательстве.

В-третьих, наличие определенной автономии и относительной самостоятельности как у структурных элементов системы по отношению друг к другу, так и в отношении системы в целом при её взаимодействии с правовыми формами, опосредующими экономические, социальные, политические и все иные общественные отношения.

В-четвертых, следует отметить объективный характер системы формальных источников гражданского права, базирующийся на аналогичном характере самого гражданского права.

В-пятых, характеризуя систему формальных источников гражданского права, следует отметить её многогранный характер.

В-шестых, в основе её формирования лежит принцип содержания гражданских правоотношений.

Современное гражданское право характеризуется высокой степенью интегрированности с другими гуманитарными науками, в настоящее время все отчетливее наблюдается тенденция распространения результатов и методов исследования других отраслей научных знаний в качестве необходимого элемента его развития. В этих условиях привлечение исследовательских средств других наук будет отражать современные тенденции развития научного знания в целом. В первую очередь это касается философских категорий, которые успешно могут быть экстраполированы в науку гражданского права. С этих позиций современная система источников гражданского права, представляет собой объективно существующую, иерархически организованную совокупность определенных структурных элементов, которые, в свою очередь, также составляют более частные подсистемы, а именно: подсистемы нормативных правовых актов и правовых обычаев.

1.3 Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры в системе формальных источников гражданского права РФ

Частный вопрос признания международного договора и международного обычая источниками внутреннего гражданского права в целом исходит из исследования более широкой проблематики соотношения и взаимодействия различных правовых систем. Данный вопрос в теории государства и права все еще продолжает оставаться спорным. Серьезные разногласия существуют, в частности, по поводу возможности прямого включения в отечественное национальное право международно-правовых норм, а также о признании приоритета тех или иных норм различной системной принадлежности. В научной литературе принято выделять следующий подходы: монистический в двух его взаимоисключающих вариантах и дуалистический.

Монистический подход рассматривает международное право как составную часть национального права, соответственно относя источники международного права к источникам внутреннего национального права, таким образом, отрицая их самостоятельный характер. Данное научное направление исходит либо из примата внутригосударственного права, либо наоборот, признает приоритет норм международного права.

Дуалистическая теория основана на тезисе о самостоятельности каждой правовой системы, которая проявляется в субъектном составе, объекте правового регулирования, способе создания правовых норм, а также специфическом методе принуждения. Международное право — это самостоятельная, отличная от национальных правовых систем конкретных государств система права, соответственно, оно не может являться отраслью национального права какого-либо государства.

Научная аргументация, положенная в защиту точки зрения о самостоятельности международной и национальных правовых систем, вполне приемлема и в науке гражданского права для обоснования тезиса о самостоятельности формальных источников гражданского права. Выделяется два аргумента в защиту указанного выше подхода.

Первый аргумент основывается на тезисе о том, что источники (формы) права одной системы не в состояния быть одновременно формами права другой системы. Научная категория «формальный источник права» конституирует общеобязательное правило поведения в качестве международной или внутренней (национальной) нормы права, поскольку является элементом соответствующей правовой системы. Более того, у внутригосударственного и международного права такие источники различны. Таким образом, соотношение международного и внутреннего права любого государства это проблема соотношения разносистемных источников права. Указанная точка зрения получила достаточно широкую поддержку в юридической литературе.

Второй аргумент состоит в более детальном уточнении понятия «правовая система». В работе полностью разделяется концепция широкого понимания категории «правовая система» в которую наряду с другими элементами, включается право, применимое в государстве — как совокупность всех действующих в РФ правовых норм: российского права, а также международного и иностранного права. Таким образом, следует исходить из того, что включение международных договоров и общепризнанных принципов и норм международного права в состав правовой системы как более широкого понятия, не означает их включение в систему национального гражданского права. Таким образом, формальные источники международного права в рамках отечественной правовой системы предлагается определять как специфический «правовой регулятор» либо право, применимое в государстве.

Общепризнанные принципы международного права в российской правовой системе представляют собой разновидность общих принципов права, имеющих международно-правовую природу, и являются исходными императивными началами, определяющими общую направленность правового регулирования имущественных и связанных с ними личных неимущественных отношений.

Под общепризнанной нормой международного права следует понимать правило поведения, основной формой существования которого является международный обычай.

Международным договором РФ признается международное соглашение, являющееся разновидностью такого формального источника права, как нормативный правовой договор.

Итак, понятия источника права в теории юриспруденции различаются в зависимости от типа правопонимания исследователя, а сам их перечень и иерархия варьируются в связи с конкретными обстоятельствами места и времени существования государственно-организованного общества.

Однако на каждом витке бытия человеческой цивилизации ученые приходят к осознанию необходимости соглашения о единообразном понимании и применении базовых научных понятий в целях упорядочения процесса познания явлений окружающей действительности и методологически верного оформления результатов исследования.

Логически правильно структурированная теория источников права послужит важным научным стимулом для многих актуальных правовых исследований, поможет правоведам лучше понимать друг друга, сделает интеграционные процессы современного мира более активными и конструктивными, а формирование науки всеобщей теории права вполне реальным.

2. Гражданское законодательство и иные нормативные правовые акты как источники гражданского права РФ

2.1 Понятие и содержание гражданского законодательства

На современном этапе развития отечественного государства и права основным элементом системы формальных источников гражданского права выступают нормативные правовые акты, представляющие собой официальные письменные документы, принятые в установленном законом порядке, рассчитанные на многократное применение, направленные на возникновение, изменение или отмену гражданско-правовых норм. При этом наиболее важными признаками, которые позволяют признавать нормативные правовые акты в качестве формально-юридических источников гражданского права, считаются следующие:

1. Волевое содержание. Именно этот признак представляется принципиальным для выделения нормативных правовых актов из числа иных источников права, поскольку возникновение определенных форм права возможно и вне государства (обычное право). Различия в этих источниках состоят лишь в том, что нормативные акты государство создает, а иные формы оно санкционирует. Как официальный акт, в котором заключена воля государства (народа), нормативные правовой акт должен: 1) издаваться в пределах компетенции издающего государственного органа и соответствовать актам вышестоящих органов; 2) облекаться в строго предусмотренную для него внешнюю форму выражения; 3) быть обнародованным в установленном законом порядке и ряд др.

2. Нормативность (нормативный характер) — выражается в том, что нормативный правовой акт касается неопределенного круга лиц, рассчитан на неоднократное применение и должен содержать предписания общего характера.

Подсистема нормативных правовых актов как формальных источников отрасли гражданского права — это основанная на общих принципах права взаимозависимая совокупность гражданского законодательства и иных подзаконных нормативных правовых актов, имеющих взаимные системообразующие связи, совместно регулирующие отношения гражданского оборота.

В зависимости от юридической силы гражданско-правовые нормативные акты в работе подразделяются на две группы:

1) гражданско-правовые нормативные акты, имеющие высшую юридическую силу — гражданское законодательство;

2) иные гражданско-правовые нормативные акты, носящие подзаконный характер — указы Президента Р Ф и постановления Правительства Р Ф, акты иных федеральных органов исполнительной власти.

Отмечаеся сложившуюся противоречивую ситуацию, когда в одних случаях в состав законодательства включаются только законы как акты высших органов государственной власти, обладающие наибольшей юридической силой, в других же — нормативные правовые акты в целом. Негативно оценивая данную ситуацию и обращая внимание на необходимость единообразного употребления и применения такого ключевого понятия теории права, как «законодательство» во всех областях российского права, объясняется её тем, что в юридической литературе термин «закон» достаточно давно употребляется в двояком смысле.

Понимание состава гражданского законодательства «в узком смысле», исходит из определения, данного ст. 3 ГК РФ, а именно: «гражданское законодательство состоит из настоящего Кодекса и принятых в соответствии с ним иных федеральных законов», а также учитывая основные постулаты правовой теории, согласно которым в систему гражданского законодательства необходимо включать Конституцию Р Ф и федеральные конституционные законы РФ. Таким образом, система гражданского законодательства состоит из совокупности Конституции Р Ф, федеральных конституционных и федеральных законов, регулирующих гражданский оборот, которые в строго юридическом смысле представляют собой нормативные правовые акты, обладающие определенными, присущими только им признаками.

Исследуя вопросы о допустимости принятия гражданско-правовых норм на уровне субъектов РФ, а также исходя из анализа Конституции Р Ф, существует мнение о недопустимости расширительного толкования понятия гражданского законодательства, позволяющего включать в него региональные правовые акты. В тех редких случаях, когда в законодательство комплексных отраслей российского права включаются гражданско-правовые нормы, которые детализируют и конкретизируют нормы ГК РФ и иных федеральных законов, в том числе обеспечивая специфику регулирования соответствующих отношений, связанную с особым объектом регулирования (например, земля, жилые помещения и т. д.), необходимо строгое и тщательное согласование этих норм с другими, так или иначе связанными с ними, нормами гражданского права.

Итак, гражданское законодательство как основная группа источников отечественного гражданского права представляет собой систему нормативных актов, состоящую из Гражданского кодекса Российской Федерации и принятых в соответствии с ГК иных федеральных законов, регулирующих отношения как предмет гражданского права.

Гражданское законодательство основывается на тех же принципах и осуществляет те же функции, что и гражданское право. Во многом схожи и находятся в постоянном взаимодействии их системы.

Центральное место в системе гражданского законодательства занимает кодифицированный нормативный акт — Гражданский кодекс.

«Нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать… Кодексу» (ч. 2 п. 2 ст. 3 ГК). При коллизии гражданско-правовых норм, содержащихся в ГК, других федеральных законах и, тем более, других источниках гражданского права, правоприменительный орган должен руководствоваться нормами ГК, если только в самом Кодексе не предусмотрено иное.

Положение о верховенстве кодифицированного акта воспроизводится и в иных кодексах. Например, ч. 9 ст. 5 ТК гласит: «Если вновь принятый федеральный закон противоречит настоящему Кодексу, то этот федеральный закон применяется при условии внесения соответствующих изменений и дополнений в настоящий Кодекс», что дословно повторяет формулировку гражданского законодательства некоторых стран СНГ.

В настоящее время действуют части первая, вторая и третья Гражданского кодекса РФ 1994−1995, 2001 гг.

Гражданский кодекс детально регулирует все имущественные и личные неимущественные отношения, входящие в предмет гражданского права, устанавливает принципы их правового регулирования, оставляет в ряде конкретных случаев возможность их дополнительного урегулирования иными федеральными законами и правительственными актами, содержащими нормы гражданского права, четко очерчивая границы этого дополнительного урегулирования и показывая соотношение этих законов и правовых актов с самим Кодексом.

Наряду с ГК источниками права являются иные законы. Под законом понимают нормативный акт, принятый Федеральным Собранием и подписанный Президентом Р Ф.

Статья 76 Конституции Р Ф различает по юридической силе, объектам регулирования, порядку принятия, опубликования и вступления в силу федеральные конституционные законы и федеральные законы.

Однако формулировка п. 2 ст. 3 ГК сужает круг федеральных законов до принятых в соответствии с ГК. Кроме того, Кодекс определил круг отношений, регулирование которых осуществляется федеральными законами (ст. ст. 1, 2 ГК). Принятие некоторых федеральных законов прямо предусмотрено в ГК (ст. ст. 47, 107, 131 и др.).

Законы, как и все нормативные правовые акты, классифицируются по содержанию. Выделяют акты, содержащие нормы только одной ветви (отрасли) права (гражданское законодательство), и акты, которые носят комплексный характер, включают нормы различных ветвей (отраслей) права, обслуживающих определенную сферу общественной жизни (хозяйственное, транспортное законодательство). Одновременно говорят о законах общего характера — охватывающих несколько крупных групп общественных отношений, — и специальных законах — по одному узкому вопросу. Федеральные законы не только регулируют отношения, входящие в предмет гражданского права, но и могут — при определенных условиях — ограничивать гражданские права.

Гражданское законодательство выделяется из числа других источников гражданского права по порядку принятия, опубликования, вступления в силу и действия. Техника принятия законов, предусматривающая специальный субъект, специальный порядок и стадии, не относится к предмету гражданского права. Отметим только, что датой принятия федерального закона считается день принятия его Государственной Думой в окончательной редакции. Нас же интересует вопрос о законодательной компетенции Российской Федерации и ее субъектов в области гражданского права.

Согласно п. «о» ст. 71 Конституции и п. 1 ст. 3 ГК, гражданское законодательство отнесено к ведению Российской Федерации. Однако п. «к» ст. 72 Конституции относит к совместному ведению Федерации и ее субъектов такие комплексные отрасли законодательства, как семейное, жилищное, земельное, водное, лесное законодательство, законодательство о недрах, об охране окружающей среды. Из сопоставления ст. 71 и ст. 72 Конституции следует, что нормы, являющиеся по сути нормами гражданского права, но вследствие специфики регулируемых ими общественных отношений входящие в комплексные по характеру отрасли законодательства, могут издаваться как на федеральном, так и на региональном уровнях. При этом согласно ч. 2 ст. 76 Конституции и п. 2 ст. 3 ГК такие нормы, принимаемые на уровне субъекта Федерации, должны соответствовать федеральному законодательству и прежде всего ГК РФ.

Как разъяснил Конституционный Суд Р Ф в своем Постановлении от 9 января 1998 г. № 1-П по делу о проверке конституционности Лесного кодекса РФ, по смыслу ст. ст. 72 и 76 Конституции до издания федерального закона по тому или иному предмету совместного ведения субъект Российской Федерации вправе принять собственный закон и иные нормативные акты, но после издания федерального закона такие акты должны быть приведены в соответствие с ним.

Наряду с этим Российская Федерация вправе делегировать субъектам РФ по договору или в одностороннем порядке право на принятие законов и иных нормативных правовых актов по отдельным видам отношений, регулируемых гражданским законодательством.

Действие гражданских законов исчисляется с момента вступления их в силу. Обязательным условием вступления федеральных законов в силу является их официальное опубликование.

Под официальным опубликованием следует понимать помещение полного текста документа в специальных изданиях, признанных действующим законодательством официальными. Для федеральных законов — первая публикация полного текста в «Российской газете» и «Собрании законодательства Российской Федерации» в течение семи дней после дня их подписания Президентом Р Ф (ст. ст. 3, 4 Закона от 14 июня 1994 г. № 5-ФЗ).

В п. 6 Постановления Конституционного Суда Р Ф от 24 октября 1996 г. № 17-П на примере конкретного дела указывается, что дата выпуска «Собрания законодательства Российской Федерации» не может считаться днем его обнародования в связи с тем, что она, как свидетельствуют выходные данные, совпадает с датой подписания издания в печать и, следовательно, с этого момента еще не обеспечивается реальное получение информации о содержании закона. Пока действующим законодательством четко не урегулирован вопрос о первой публикации, необходимо сопоставлять даты официальных источников и самостоятельно делать вывод о том, какая дата является реальной датой обнародования закона.

Официально опубликованные федеральные законы вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении 10 дней после дня их официального опубликования, если самими законами не установлен иной порядок вступления их в силу.

Помимо общего порядка существуют следующие варианты вступления в силу федеральных законов:

1) порядок вступления в силу определен в самом документе (указывается конкретная дата или дается формулировка: «Вступает в силу после официального опубликования»);

2) порядок вступления в силу закона определяется отдельным документом — законом о введении его в действие.

В отношении законов, принятых ранее 15 июня 1994 г. (даты вступления в силу указанного выше Федерального закона от 14 июня 1994 г. № 5-ФЗ), следует руководствоваться положениями Закона РСФСР от 13 июля 1990 г. «О порядке опубликования и вступления в силу законов РСФСР и других актов, принятых Съездом народных депутатов РСФСР, Верховным Советом РСФСР и их органами».

Общее правило о действии гражданского законодательства во времени состоит в том, что акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются только к тем регулируемым гражданским правом отношениям, которые возникнут после введения их в действие (вступления их в силу) (ст. 4 ГК). Это правило определяется необходимостью обеспечения стабильности торгового оборота и жизни гражданского общества.

ГК устанавливает исключения из этого правила, предусматривающие более отдаленный срок введения акта в действие (например, по образцу ст. 13 Вводного закона к части первой ГК), или придание обратной силы закону или его отдельным нормам по отношению к определенным гражданско-правовым связям (как правило, в связи с отсутствием ранее правового регулирования определенных общественных отношений или его недостаточной полнотой, или неэффективностью применения старого закона в современных условиях и т. д.).

По отношениям, возникшим до введения в действие акта гражданского законодательства, он применяется только к правам и обязанностям, которые возникли после вступления его в силу (общее правило, п. 2 ст. 4 ГК). Но «если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров» (специальное правило, п. 2 ст. 422 ГК).

Придание обратной силы в отношении федеральных гражданских законов допустимо лишь в порядке исключения, когда это прямо предусмотрено законом (п. 1 ст. 4 ГК). Например, обратная сила придана ст. 234 ГК (ст. 11 Вводного закона к части первой ГК). О придании обратной силы иным правовым актам в ГК не упоминается.

Важное значение имеет также момент прекращения действия акта гражданского законодательства. Если в самом законе установлен срок его действия, то нормативный акт утрачивает юридическую силу с наступлением этого срока. Но в большинстве актов гражданского законодательства срок их действия заранее не определен, и они прекращают действие в результате их прямой отмены или принятия и вступления в силу нового нормативного акта, отменяющего или изменяющего содержание действовавшего ранее закона.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой