Диалектика мужского и женского начал в культуре

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Мировоззренческая система среди множества вопросов онтологического, гносеологического, антропологического содержания ставила и вопросы идентификационных отношений. Эти вопросы, по сути, носящие экзистенциальный характер, отчетливо высвечивали гендерную парадигму, особый вектор чувственно-эмоционального пробуждения человека, идущий от себя к другому, от похожего к отличному, от приятия к неприятию. Эта парадигма — диалектическое единство и борьба мужского и женского начал.

Древнекитайская философия в качестве женского начала выделяла понятие «инь» (связывается с темным, серым, земным). В качестве мужского — «ян» (связывается с небесным, светлым, чистым). Если следовать древнекитайской мировоззренческой системе, то женщина определяет основу жизнерождения, а мужчина- дух, разум. Различие и единство «инь» и «ян» определяется законом Дао, диалектическая особенность которого полагает развитие каждого начала с обязательным присутствием в одном частицы другого.

В этической системе конфуцианства среди важнейших человеческих отношений выделяются отношения между отцом и сыном, мужем и женой, старшим и младшим. Согласно конфуцианству гармонизация «инь» и «ян» в системе социальных отношений происходит в рамках «ли» — ритуальности. Именно «ли» как гармонизация начал «инь» и «ян» обеспечивает высшую добродетель, основой которой выступают долг, государство и семья.

Таким образом, древнекитайская мировоззренческая система (во всяком случае, в своём натурфилософском выражении) исходит не столько из различия, сколько из необходимого диалектического единства «инь» и «ян».

Целью данной работы является изучение диалектики мужского и женского начал в культуре.

Структура работы состоит из введения, основной части, заключения и списка литературы.

Теоретической и методологической базой данной работы послужили труды российских и зарубежных авторов в области культурологии, материалы периодических изданий и сети Интернет.

Обоснование сущности понятий, основных подходов, обзор литературы, история вопроса

Гендерное мировоззрение в историческом контексте

Особое гендерное мировоззрение культивировалось в древнем Египте. Сильное религиозное влияние определяло и особое положение женщины в отношении мужчины.

В Египетском пантеоне особо почитаемой была богиня Исида, которая олицетворяла супружескую верность, материнство и плодородие.

Древнеегипетские женщины обладали гораздо большими правами, чем, например, древние гречанки. Они могли самостоятельно распоряжаться своим приданным, при наследовании имели равную долю с братьями, по женской линии могли передаваться и титулы. В древнеегипетском государстве знатные женщины могли получить образование наравне с мужчинами.

Почитание матери в древнем Египте можно обнаружить в содержании надписей на крышках саркофагов в ряде пирамид. Например, таких как «носи свою мать на руках, как она терпеливо носила тебя в своем чреве».

Но Древний Восток даёт и другие примеры гендерных отношений. Крайняя форма патриархата существовала в Вавилоне. В Персии функционировало многоженство. Практиковались инцест и продажа жён.

Необходимо отметить, что Древний Восток, характеризовавшийся как эпоха деспотической государственности, естественно, во многом и реализовывал гендерные отношения в рамках своей традиции, своих политических, социальных и культурологических предпочтений.

Античная онтология гендерных отношений в первую очередь исходила из их понимания как условий природного равенства и различия. При этом имелись в виду как биологические, так и социальные факторы.

В своем диалоге «Государство» Платон устанавливает широко простирающееся равенство женщин и мужчин. Биологическое различие между полами Платон считал несущественным по отношению к тому, какие общественные полезные задачи способен выполнять человек. То обстоятельство, что женщина рожает детей, не оправдывает основанное на различии полов разделение труда, при котором женщины занимаются только домашним хозяйством, а мужчины исполняют общественные обязанности.

На этом основании Платон может рассматриваться как один из первых защитников равноправия полов. Именно Платон первым стал отстаивать равные возможности для образования, выбора профессии, занятия социального положения исключительно отвечающего способностям женщины или мужчины. Платон также первым обратил внимание на необходимость равенства политических и юридических прав для мужчины и женщины. Но при этом Платон в своей модели идеального государства отстаивал идеи упразднения семьи для двух высших классов, обладающих политической властью. Для этих классов семейно-моногамной организации предпочиталось свободное полигамное партнерство.

Платон не делает акцента на семейную организацию ещё и потому, что для него приоритетом выступают общественные сферы жизни, когда само государство выступает как одна большая семья с общей собственностью и общими детьми.

В отличие от Платона, Аристотель именно семье отводил важное место в системе социализации и наилучшего проявления человеком своих способностей и добродетелей.

По мнению Аристотеля, семья и государство выполняют различные функции. Государство обеспечивает политическую самореализацию граждан, семья — хозяйственно-бытовые функции, рождение и воспитание детей. Поэтому, считает Аристотель, семья не должна быть упразднена, а, напротив, выступает основополагающим институтом социализации и коммуникации.

В гендерной онтологии Аристотель выступает категорическим оппонентом Платона. Он исходит из того, что при зачатии мужчина правит духом, а женщина — телом. Поэтому маскулинная воля присутствует не только в семье, но и переносится на всю систему социальных и политических отношений. Если Платон в вопросе равенства мужчины и женщины выделял в основном полезные задачи, которые они выполняют в рамках домашних и производственных дел, то Аристотель исходил из политической природы человека, где безусловный приоритет принадлежал мужчине. [1;12]

Если конкретизировать гендерные взгляды Платона и Аристотеля, то первый считал, что чем меньше трогаешь женщину, тем больше остаётся мужчины. Второй же считал, что чем меньше женщина мешает мужчине, тем лучше обоим.

Аристотеля женщина может быть чем угодно, но только не тем, что реализует человека в рамках полиса.

В платоновской же модели идеального государства женщина если и не возвышается, то и не принижается в отношении мужчины.

Особое место в гендерном мировоззрении принадлежит христианской идеологии.

Апостол Павел предписывает женщинам скромность и сдержанность. На основе Ветхого и Нового заветов он формулирует принцип подчинения женщины мужчине.

В религии, проклинающей плоть, женщина предстаёт самым страшным искушением дьявола. Именно святому Иоанну Златоусту принадлежит высказывание о том, что среди всех диких зверей не найти никого, кто был бы вреднее женщины.

Можно вспомнить и известное высказывание Фомы Аквинского о том, что женщина — это всего лишь случайное незавершённое существо, нечто вроде неудавшегося мужчины.

Необходимо отметить, что с введением в 11 в. для священнослужителей закона о безбрачии (целибата), отношение Отцов Церкви к женщине как к низменной и опасной сущности ещё более усиливается.

Если отойти от христианского средневековья и коснуться светского феодального права, то в нём женщине отказывалось в каких-либо частных правах из-за её политического бесправия. Феодальное право допускало определённые элементы эмансипации женщины только до вступления её в брачный союз.

В процессе секуляризации, когда начинает ослабевать власть церкви и её гегемония в обществе, ценность человека и возрождение гуманистических начал формирует и новые гендерные мировоззренческие позиции. В первую очередь это касается гражданской позиции самих женщин. Именно в эпоху Возрождения знатные дамы и интеллектуально развитые женщины положили начало движению в защиту своего пола.

Особое место в данную эпоху занимают женщины-еретички, которые отстаивали свое право на особую интерпретацию Христа. Эта «скрытая женская традиция» берет еще начало со средневековья, когда в своём трактате «Познай пути Господа» немецкая монахиня Хильдегард из Бингена отвергла понимание женщины как «несовершенного мужчины» и подготовила определённую феминизацию понятия Бога. А в эпоху Ренессанса уже в устах Юлианы из Норвича эта тема зазвучала вновь, когда Бог был провозглашён «нашей Матерью». В 15 в. итальянка Кристина

Пизанская описала свой идеальный город — убежище для женщин, спасающихся от гнёта и насилия мужчин. [2; 112]

Было бы несправедливым утверждать, что борьба женщин за свои гражданские права была уделом только их собственных усилий. В 16 в. философ Корнелиус Агриппа был обвинен в еретичестве за свою Декларацию о благородстве и превосходстве женского пола, в которой красной нитью проходила мысль о том, что только тирания мужчин лишает женщину свободы, полученной от рождения. Можно также упомянуть и написанное в 1673 г французским писателем Пуленом де ля Баром эссе «О равенстве обоих полов», в котором прямо указывалось на то, что гендерное неравенство не есть предписание природы, а результат подчинения женщины грубой мужской силе.

Эпоха Нового Времени знаменовала собой широкое использование памфлетно-критического литературного стиля в произведениях многих авторов. В среде французского просветительства особое место занимает имя Олимпии де Гуж, написавшей «Декларацию прав женщин и гражданки». Именно в этой работе впервые были поставлены вопросы о предоставлении женщинам гражданских и избирательных прав. Целесообразно привести некоторые статьи из Декларации прав женщин и гражданки.

Статья 1. Женщина рождена свободной и равной в правах с мужчинами. Социальные различия объясняются только соображениями целесообразности.

Статья 6. Все граждане, как женщины, так и мужчины, должны лично или через своих представителей содействовать законотворчеству. Мужчины и женщины должны иметь равный доступ к государственным постам, почестям и общественной деятельности.

Статья 7. Ни одна из женщин не является исключением. Её могут арестовать и содержать под стражей, в случаях, оговоренных в законе.

Статья 10. Никто не должен быть наказан за собственные взгляды. Женщина может взойти на эшафот, следовательно, она может взойти на трибуну, при условии, что в ее выступлении не содержится призыва к свержению законной власти.

Олимпией де Гуж было опубликовано более 30 политических памфлетов, в которых она выступала против жестокости и бессмысленного кровопролития, осуществляемых Робеспьером и Маратом, что в итоге и привело ее на эшафот как реакционерку режима.

Параллельно с яркими выступлениями женщин в Новое время, естественно, получили развитие и гендерные философские взгляды мыслителей-мужчин.

Особо хотелось бы коснуться сущности либерализма — новой политической теории, возникшей в 17 веке и провозгласившей главным принципом естественное право и индивидуальную свободу личности (Дж. Локк, Ш. Монтескье). Однако в либерализме 17−18 вв. понятие индивида, как правило, не включало детей, женщин и слуг, а носителем субъектно- правовых отношений выступали частнокапиталистические владельцы отдельных хозяйств или домов. Что касается брачных отношений то, например, Дж. Локк понимал их как добровольное соглашение между мужчиной и женщиной, преимущественно сводящиеся к соединению и праву каждого супруга на тело другого. Как видим, сама либерально-договорная теория практически оставляет социальные гендерные проблемы за рамками их рассмотрения. [6; 182]

Особое место во взглядах на гендерные отношения занимают положения Г. Гегеля, которые он высказал в своей «Философии права». Эти положения начинаются с исследования семьи, в которой происходит социализация индивида и приобщение его к обществу и традициям.

Семья, согласно Гегелю, выступает в качестве необходимого противовеса институциональному обществу. Именно в семье проявляется взаимная любовь мужчины и женщины. А через эту любовь происходит взаимное признание друг друга. Благодаря другому, каждый определяет свою идентичность и есть тем, кем является. Поэтому идентичность каждого не есть атрибут изолированного индивида, а основана на взаимосвязи двух индивидов. Взаимное признание мужчины и женщины внутри социально признанного института брака примиряет свободу — в форме любви и романтического приключения — со взаимной идентичностью и общественным признанием.

Мужчине Гегель приписывает двойственную роль — как отца семейства, и действующего лица в производственной сфере. Функции же женщины связаны только с семейной сферой. По сути, Гегель отражает именно доминирующий в тот период взгляд на буржуазную семью.

Гегелевский взгляд на семью выходит за рамки чисто правовых воззрений: семья — основа социализации, непосредственно связаная с условиями формирования гражданского общества. Он отходит от либерально-договорной трактовки семьи, например, И. Кантом, который понимал брак как договор для взаимного использования половых органов и удовлетворения полового чувства.

В начале 19 в. французским философом Ш. Фурье в научный оборот вводится термин «феминизм» в содержание которого в первую очередь закладывалось идея равноправия женщины и мужчины ибо, как подчеркивал сам Ш. Фурье, «социальное положение женщин является мерилом общественного прогресса».

Феминизм в своей основе может рассматриваться: как социально- политическая теория, в которой анализируется угнетение женщин и превосходство мужчин в историческом времени; как социальное движение за равенство прав и возможностей для женщин, противостоящее определенной социальной системе; как идеология, противостоящая всем женоненавистническим теориям; как философская концепция социокультурного развития, альтернативная к существующей европейской традиции, выявляющей неучтённость женщин и женского социального опыта; как методология исследований, являющая собой сумму исследовательских практик, основанной на артикуляции женского взгляда на мир.

Первый этап феминизма связывается с суфражистским движением в Англии и США, которое в основном ставило вопрос о предоставлении избирательного права женщинам. Это движение начало активно проявляться с конца первой половины 19 в. Обычно начало этого движения связывают с местечком Сенека Фоллз, где в 1848 г. собралось более 200 женщин, принявших «Декларацию чувств», заявивших о правах женщин и необходимости борьбы за эти права. При этом в Декларации содержался такой важный элемент как непосредственное (а не опосредованное через мужчин) участие женщин в политических делах государства. [11; 152]

Суфражистское движение сыграло свою историческую роль. Так, например, избирательные права женщинам были представлены: в Норвегии- 1913 г, в России — 1917 г, в США — 1920 г, в Англии — 1928 г.

Непосредственно в Новейшее время феминизм как мировоззренческая система сочетал в себе либерал — реформистские, радикально-марксистские, психоаналитические, эмансипационные течения. Одним из ярких теоретиков феминизма второй половины 20 столетия является французская писательница и философ Симона де Бовуар. В своей работе «Второй пол» ею впервые были поставлены проблемы подавления феминного в культуре. Она показала, что общество конституирует мужское/мускульное как позитивную культурную норму, а женское/ феминное как негативное и отклонение от нормы. Из этой концептуальной посылки следует, что «различия», культивируемые традиционной культурой, носят гендерный характер, т. е. общество надстраивает над физиологической реальностью еще и некоторый социокультурный конструкт.

Борьба женщины за свои гражданские и социокультурные права лучше всего отражена в лозунге, выдвинутым С. де Бовуар «Женщиной не рождаются, женщиной становятся!».

Методологически в философии феминизма (если не принимать во внимание перипетии социально-экономических и политико-правовых факторов) всегда присутствовала центральная идея: равенства, различия, и универсализации. Если Симона де Бовуар в своей идее равноправия шла от правовой и культурологической составляющей, то уже во второй половине 20 в. продвигались идеи и иного плана.

Как уже было высказано ранее, идея феминизма — это идея идентичности. Главное, исходя из этой посылки — может ли быть в принципе достигнута такая идентичность? Например, известная феминистка Люси Иригерей, опираясь на философию языка и психоанализ, утверждала, что мужчины и женщины необходимо различны и лучшее, что можно и необходимо стремиться достичь — признание их базисного различия, их «непохожесть». По мнению Иригерей, существует два вида людей — мужчина и женщина (своеобразная дуальная антропология -прим. автора). Признание другого не только как равного, но и фундаментально отличного, постепенно стало центральной темой в современных постмодернистских дискурсах.

Таким образом, в философии феминизма возникает новая социально- критическая тема защиты различий в отношении не только полов, но также этносов и общей культуры. Но тогда встаёт вопрос — как найти уравновешивающую составляющую между различием и равенством? На этот вопрос попыталась ответить Шийла Бенхабиб (профессор Гарвардского университета, в своей работе «Ситуатизируя себя. Пол, сообщество и постмодернизм в современной этике»). Эта работа увидела свет в 1992 г. и вызвала много дискуссий.

Отправная точка Бенхабиб — формальная универсализация допустима, когда мы в состоянии в философию привнести не просто ситуатизированную идентичность, не только некого другого, которого мы признаем в качестве человеческого общения или партнера по дискуссии. В философии должны быть отражены и связи чувств по отношению к «близкому» другому. Вот главная идея универсализации, по мнению Бенхабиб.

Для современного западного общества характерны мужские ценности: власть, принцип насилия и подавления. Сила и власть постоянно утверждаются через агрессию и экспансию, которые в культуре принято считать «мужскими». При этом женщина обязана быть слабой, так как иначе невозможен архетип сильного мужчины. Но, порабощая, нельзя самому стать свободным. Поэтому проигрывают все — и мужчины, и женщины. В западной морали доминируют такие ценности, как равенство, индивидуализм, независимость — это атрибуты мужчин. А самопожертвенность, самоотверженность, мягкость, эмоциональность, заботливость — чисто женские качества. В культуре мужское и женское существуют как элементы культурно-символических рядов. [8; 122]

В социокультурном аспекте содержатся неявные ценностные установки, согласно которым всё мужское означает доминирующее, позитивное, значимое, женское — негативное, вторичное, субординируемое. Феминистки утверждают, что здесь налицо сексизм — дискриминация женщин на основании их пола и маскулинизм — мировоззрение, утверждающее, что мужчина в обществе должен изначально доминировать.

Интересен еще один термин — андроцентризм. В западной культуре мужчина — человек вообще, а женщина «подвид» человека вообще. Признак здорового человека — активность, рационализм, независимость, ориентация на социально-значимые цели, т. е. можно сделать вывод, что это признаки мужчины. Женщина — эмоциональна, пассивна, зависима и т. д. Следовательно, ментальность человека и мужчины совпали, а ментальность женщины отлична от них.

Подверглась критике и наука. Общеизвестно, что характерными чертами науки являются: объективность, рациональность, строгость, свобода от ценностей — это маскулинные атрибуты. Но самое главное, в чем выражается маскулинный характер европейской науки — это сам характер производства знаний. Наука отвергает чувственное познание, интуицию, что традиционно ассоциируется с феминным. Андроцентризм науки выражается с точки зрения феминизма в том, что объектами изучения традиционно являются мужчины и маскулинное. Например, биология под видом человека «вообще» изучала мужчину. Традиционный подход к истории — мужской, так как она изучает войны, битвы, революции, смены династий и т. д., а каждодневная жизнь людей, где правят женщины, оставалась вне поля зрения историков. Даже иерархия наук носит маскулинный характер: более престижными и уважаемыми считаются «строгие» науки вроде математики или физики, чем литература или иностранные языки, считающиеся женскими.

В социокультурном ключе особое место в гендерной философии занимает русская общественная мысль, представленная взглядами В. С. Соловьева, Н. А. Бердяева, В. В. Розанова и др.

Цель истории, согласно Соловьеву, состоит в достижении брачной мистерии, где участвуют вечная природа (женское начало), человекобог (мужское) и Вечная премудрость (слияние мужского божественного и женского природного начал). По сути это являлось попыткой связать античное (платоновское) учение о любви — эросе с русской религиозной традицией.

У Бердяева и Розанова мы находим тему любви. Так, например, для Бердяева эротическая энергия — не только источник творчества, но и источник настоящей мистической религии. По его убеждению половая полярность есть основной закон жизни, а возможно и основа мира. Словно продолжая эти мысли, Розанов утверждает, что связь пола с Богом — большая, чем связь ума с Богом.

Таким образом в классической русской (в особенности религиозной) философии религиозная тема тесно связывается с темой любви и эроса, т. е. тем, что в западной философии культуры традиционно трактуется как феминизм.

В целом в русской социокультурной традиции есть своя специфика в понимании соотношения маскулинного и феминного. Во-первых, в русской философско-религиозной системе дифференциация мужского и женского начал рассматривается как духовный, а не онтологический или гносеологический принцип. Во-вторых, присутствует иная роль женского начала — божественное, духовное всегда ассоциируемо с феминным.

В социально-бытовом измерении в России после принятия христианства вместе с аскетической проповедью постепенно проникали воззрения на женщину как на источник зла. К концу XVII в. в литературе окончательно сложился образ «злой жены» («Книга о злонравных женах, или Беседы отца с сыном, избранная из разных писаний, богомудрых отцов и мудрых философов»), где жена представлена как льстивая, лукавая, колдунья, львица, змия, ехидна, проказливая и аспид. В условиях теремной жизни, где женщина жила дома взаперти (в доме отделение для женщин находилось сзади строения, а ключи от него находились у хозяина), роль жены сводилась к распорядительнице в хозяйстве и прислуги. Она во всем должна давать отчет мужу. Высшие добродетели жены, по «Домострою», -- молчание и смирение. Воля мужа для нее закон. В зависимости от социально-сословного положения женщина, помимо хозяйки дома (домоуправительницы), выполняла другие семейно-бытовые и трудовые обязанности. Представительницы высших сословий (княжеского, дворянского, в меньшей мере духовно-купеческого) в силу однообразной и вялой жизни в социально- замкнутом семейном пространстве, помимо воспитания детей, занимались некоторыми видами декоративно-прикладного искусства (рукоделия, вышивания). Но нередко некоторые представительницы этих сословий занимались сводничеством, бывали случаи пьянства и внебрачных интимных связей. Главными причинами подобных грубых семейных нравов являдась безграничная опека и излишний патронат мужчины над женщиной, глубокое интеллектуальное и бытовое невежество, присущее обоим супругам (насильственные браки, отсутствие обряда обручения в допетровскую эпоху, побои), нестрогое соблюдение раздельности пользования имуществом.

Образованность была свойственна далеко не всем представительницам высших сословий и весьма редким — крестьянского. В условиях натурального хозяйства на плечи крестьянок, помимо работы по дому, вынашиванию, рождению и естественному вскармливанию младенцев, ведению домашнего хозяйства, тяжким бременем ложился сельскохозяйственный труд за пределами дома. С учетом рождаемости, приближающейся к естественной плодовитости, подобная физическая, трудовая, эмоционально-нравственная, сексуальная и иная нагрузка, сопровождаемая распределением внутрисемейных ресурсов по остаточному принципу в отношении жены и детей, формировала крайне ассиметричное гендерное неравновесие в семейной сфере. Такой жизнеуклад способствовал развитию и закреплению гендерной дискриминации в культуре и обществе. И, несмотря на успехи, которых впоследствии добились женщины в борьбе за равный доступ к ограниченным ресурсам, дискриминации по половому признаку на уровне стереотипного поведения закрепилась, и получает известное продолжение и сегодня. Преодоление ее представляет большую проблему, что можно иллюстрирует гендерный уклад семьи и уровень располагаемых ресурсов мужчин и женщин.

женщина мужчина гендерный семья

Ситуация в настоящее время

Гендерный уклад семьи представляет собой обобщенную характеристику относительно устоявшейся системы распределения социальных ролей между мужем и женой по добыванию средств жизнеобеспечения семьи и выполнению в ней домашних обязанностей.

Следует заметить, что гендернный уклад семьи — это сложная характеристика ее жизнедеятельности. Она охватывает и в известной мере синтезирует сущую и должную стороны этого процесса, т. е. реально сложившуюся систему поло-ролевого распределения, обеспечивающего полноценное функционирование семьи, и представления супругов о наиболее оптимальном сочетании функциональной нагрузки в семье и на работе. Гармонизация функционирования семьи, взаимоотношений супружества, родительства и родства напрямую зависят от меры совпадения сущего и должного

Основанием типологизации гендерного уклада является векторная направленность и степень участия супругов во внесемейной и внутрисемейной деятельности. Эмпирическими индикаторами соотнесения семьи к тому или иному типу служат избранные респондентами предпочтения высказываний, сущностно характеризующие степень равновесной физической и морально-эмоциональной нагрузки. Выделяют четыре модели гендерного уклада. 1. Модель мужчины-кормильца и женщины-домохозяйки («В семье должно быть традиционное распределение ролей: муж — хозяин семьи и основной добытчик материальных средств, жена — домохозяйка и заботливая мать»). 2. Модель двух равноправных кормильцев с равновеликой ответственностью за семейный быт («В семье муж и жена в одинаковой степени должны вносить вклад в семейный бюджет, домашние обязанности также должны быть равномерно разделены») 3. Модель двух равноправных кормильцев с традиционной (повышенной) ответственностью женщин за благополучие семейного очага («В семье муж и жена в одинаковой степени должны вносить вклад в семейный бюджет, однако жена прежде всего должна быть домохозяйкой и заботливой матерью»). 4. Ситуационная модель ролевого распределения («Все зависит от складывающейся ситуации: если жена может вносить больший вклад в семейный бюджет, то мужу не надо ей в этом препятствовать и домашние заботы взять на себя»).

В повседневной жизнедеятельности вряд ли удается достичь полного совпадения отмеченных сторон, как правило, они совпадают лишь частично, в большей или меньшей степени, либо вовсе не совпадают. Это проявляется либо в известном «перекосе» функциональной нагрузки по дому и семье на одного из супругов, либо в рассогласованном представлении обоих супругов по поводу распределения домашних обязанностей и их сочетания с трудовой деятельностью вне семьи, в сфере общественного производства. Итогом разновекторной направленности сущего и становится крайне негативное, резкое снижение потенциала семьи как единственно уникальной среды воспроизводства человека.

Результаты социологического опроса (1261 респондентов) показали, что в целом перевес отдается трем моделям ролевого распределения: первой — мужчины-кормильца и женщины-домохозяйки; второй — двух равноправных кормильцев с равновеликой ответственностью за семейный быт; третей — двух равноправных кормильцев с традиционной (повышенной) ответственностью женщин за благополучие семейного очага; удельный вес выбора ситуационной модели в среднем в 1,4 раза меньше по сравнению с каждой из трех вышеуказанных. Однако отмечается расхождение в 10 п.п. между мужчинами и женщинами в выборе модели 1 и модели 2: мужчины тяготеют к традиционно консервативному распределению ролей, женщины — к современному: равновеликий вклад труда супругов в семейный быт и доход семьи.

Вызывает удивление доля приемлемости женщинами модели двух равноправных кормильцев с традиционной (повышенной) ответственностью женщин за благополучие семейного очага («В семье муж и жена в одинаковой степени должны вносить вклад в семейный бюджет, однако жена прежде всего должна быть домохозяйкой и заботливой матерью»), практически совпадающая с показателем такой же приемлемости и у мужчин (расхождение в 1,5 п.п.), несмотря на то, что подобное ролевое распределение отражает закрепленный культурной традицией императив повышенной физической и моральной нагрузки на женщину. Минимальная разбежка мнений (0,6 п.п.) между мужчинами и женщинами отмечается и в выборе ситуационной модели («Все зависит от складывающейся ситуации: если жена может вносить больший вклад в семейный бюджет, то мужу не надо ей в этом препятствовать и домашние заботы взять на себя»). Гипотетически можно утверждать, что белорусское общество в силу различных обстоятельств не готово приять эгалитарную модель семейного жизнеуклада: треть мужчин приветствуют патриархальный уклад, больше четверти — неопатриархальный (3-я модель гендерного уклада). Треть женщин тяготеют к эгалитарному укладу, четверть — к неопатриархальному.

Реальное распределение домашних обязанностей между супругами подтвердило картину неравновесной нагрузки между супругами. Досугово- организационная деятельность, любительские занятия, игра с детьми, а также работа на приусадебном участке (даче, огороде) выполняются обоими супругами в одинаковой мере. Однако такие повседневные и трудоемкие виды работ, как приготовление пищи, уборка квартиры, покупка продуктов, стирка белья, помощь детям в подготовке уроков, мытье посуды, мелкий ремонт одежды, выполняется в семьях преимущественно женщинами, и это наряду с работой в сфере общественного производства с полным рабочим днем. На долю мужчин в преимущественных трудозатратах по обеспечению семейного быта остается мелкий текущий ремонт дома (квартиры), бытовых приборов.

Изучение бюджета времени показало, что в среднем ежедневные затраты времени у женщин по обеспечению семейного быта, досуга, воспитания детей превышают затраты времени мужчин почти в 2 раза.

Анализ преимущественного реального распределения домашних обязанностей показывает чрезмерную загруженность женщин в семьях. Несмотря на одобряемую обществом модель ролевой нагрузки, предполагающую равновеликий вклад в доходы семьи обоих супругов, но с традиционной (повышенной) ответственностью женщин за благополучие семейного очага, физическая, равно как и моральная и психологическая, перегруженность женщины очевидна.

Уровень располагаемых ресурсов мужчин и женщин наглядно иллюстрирует размер их заработной платы. Статистико-социологический анализ этого показателя середины первого десятилетия XXI столетия выявил следующие особенности дифференциации заработной платы:

средняя заработная плата женщин составляет порядка 70% от зарплаты мужчин;

самую высокую заработную плату получали мужчины, проживающие в городе — на 21% выше средней по республике, самую низкую — женщины села — вдвое ниже средней по республике.

Соотношение уровня заработной платы женщин по отношению к заработной плате мужчин по показателю «образование» характеризуется следующим образом:

базовое (8−9 классов) — 71,6%

среднее общее (10−11 классов, ПТУ) — 71,1%

среднее специальное — 73,4%

высшее, незаконченное высшее — 59,8%

Соотношение уровня заработной платы женщин по отношению к заработной плате мужчин по показателю «социальное положение» характеризуется следующим образом:

руководитель — 94,6%

специалист, служащий — 81,5%

рабочий сельского хозяйства — 77,4%

рабочий других отраслей — 74,7%

предприниматель (в т.ч. фермер) — 89,1%

Таким образом, в сфере оплаты труда в нашей стране сохраняется дискриминационное положение женщин, характеризующееся существенным уменьшением их уровня заработной платы при прочих равных гендерных показателях (образование, социальное положение, место жительства). Результатом подобного дисбаланса является устоявшееся в обществе разделение отраслей экономики на «мужские» и «женские», сформированные на этой основе различные рынки труда для мужчин и женщин, и, соответственно, межотраслевая дифференциация в оплате труда. Последняя имеет тенденцию к повышению в случае замещения женских рабочих мест мужскими (например, сфера финансов и денежно-кредитного оборота). Воспроизводство дискриминационного положения женщин в сфере оплаты труда закреплено господством патриархальных традиций в обществе и государстве. Такая модель гендерных отношений влечет за собой большие социальные издержки по отношению к личности, ее ближайшему социальному окружению, обществу в целом.

Приведенный выше краткий обзор показателей, характеризующих гендерный уклад семьи, позволяет сделать ряд выводов:

в семьях белорусов патриархально-консервативное предпочтение в распределении гендерных ролей превалирует над рационально-либеральным предпочтением;

реальное жизнеустройство семей характеризуется асимметричным распределением и закреплением функций по обеспечению жизнедеятельности;

женщины выполняют значительно большую трудовую нагрузку по ведению домашнего хозяйства и воспитанию детей, что приводит к их перегруженности и переутомляемости, негативно сказывается на эффективности трудовой деятельности женщин в общественном производстве, на состоянии ее здоровья, морально-психологическом климате самой семьи;

перегруженность женщин домашним бытом, трудозатратами по воспитанию детей в совокупности с работой на производстве является, наряду с другими деструктивными факторами, дополнительным мотивом, способным формировать у них повышенную по сравнению с мужчинами установку на развод: коэффициент потенциальной разводимости женщин,

согласно опросу, составил 0,178, тот же показатель у мужчин равен 0,143.

Сравнительный анализ культурологических исследований

Название работы, год

Ключевые идеи исследования

Примечания, значимость исследования (теории) для развития культурологии

Rosch E.

психолингвистической теория категоризации

Classification of real-world objects: origins and representations in cognition. In Johnson-Laird, P. N., and Wason, P. C., editors, Thinking: Readings in Cognitive Science. Cambridge Univ. Press.

1977 год

Метафоры мужского и женского у разных народов различаются как по степени своей разработанности и значимости, так и по содержанию. ы

«мужское» и «женское» сначала выглядят абсолютными противоположностями, затем превращаются в полюсы континуума «муже-женственности» (на современном научном языке -- «маскулинности/фемининности») и, наконец, становятся автономными свойствами, формирование или проявление которых зависит от целого ряда обстоятельств и условий, из данной категоризации не вытекающих.

Аристотель

Теория гендерных стереотипов

О рождении животных

4 В. до н.э.

Женское и мужское начала принципиально различны по своему предназначению

если первое отождествляется с телесным, с материей, то второе — с духовным, с формой

Гегель

идея 2-х абсолютов

Энциклопедия

1845 год

Женское начало есть, например, а конкретной женщины нет — источником её является соединение двух начал — женского и мужского.

абсолют не фиксирован нигде и никак — он как бы есть, и его как бы нет

Ж.Ж. Руссо

Равенство мужчин и женщин

Эмиль, или О воспитании

1762 год

Используя вопрос о схождении полов, как основной для рассуждения в какой мере женщина является существом рода «человека», Руссо отвечает со справедливой логикой: во всем, что же касается пола, женщина равна мужчине, т. е. человеку; во всем, что касается половой пренадлежности, они различны.

очень многое зависит от того, удастся ли женщине понравиться мужчине, угадать его желания, покориться его воле: ее собственное существование, целостность и счастье семьи и, тем самым — также благополучие общества.

З. Фрейд

биологическое отличие между мужчинами и женщинами, зависть женщины

Введение в психоанализ. Лекции

1932

Зависть к пенису, то есть желание девочки иметь пенис, и связанное с этим понимание, что его «отсутствие» -- это критическое обстоятельство в женском развитии.

Женская сексуальность, согласно Фрейду, представляет собой разочаровавшуюся мужскую сексуальность, вместо того чтобы отражать чисто женские наклонности.

Обоснование собственной позиции

Более всего мне понравилась теория З. Фрейда.

Согласно теории психоанализа Фрейда, поведение женщин мы можем истолковывать следующим образом:

Компетентная и уверенная в себе женщина, занимающая активную жизненную позицию и, по-видимому, наслаждающаяся возможностью осуществлять свой интеллект и способности, проявляет тем самым «маскулинный комплекс». Если верить Фрейду, она действует так, как будто верит, что «не кастрирована».

В действительности ни одна женщина не хочет выделяться — потребность выделиться есть признак «маскулинного комплекса» и может рассматриваться как «отрицание реальности».

С точки зрения Фрейда, сeкcуально активная, по мнению мужчин, женщина физически не может ни наслаждаться своей сeкcуальностью, ни естественно выражать свою чувственность. Взамен этого она действует компульсивно.

Словарь основных терминов

Женственность -- этическая категория, означающая совокупность качеств, ожидаемых от женщины, таких как эмоциональность, нежность, хрупкость, искренность, верность, что вызывает в мужчине желание оберегать и защищать женщину.

Феминность (от лат. femina — женщина, самка) — комплекс психологических особенностей, традиционно приписываемых женщине. Это — характерологические черты мягкости, готовности помочь и пр.

Маскулинизация -- процесс накопления вторичных половых признаков мужского пола у особи женского пола.

Маскулинность (от лат. masculinus, мужской) -- комплекс телесных, психических и поведенческих особенностей (вторичных половых признаков), рассматриваемых как мужские (то есть внешне отличающих мужчину от женщины или самца от самки у животных).

Маскулинность в русском языке отличается от мужественности. Словосочетание «мужественная женщина», например, характеризует не маскулинность женщины (мужеподобность), а просто стойкость её характера.

Заключение

К концу 20 столетия в ряде регионов мира в системе гендерных отношений происходят разительные перемены. Западноевропейской цивилизации свойственно определение «мирной женской революции». Так, например, приход женщин в бизнес и политику становится непременным условием наиболее цивилизованного функционирования данных сфер. Уже сегодня, например, в США, женщины контролируют более 50% всего богатства. Во многих вузах удельный вес женщин превышает долю мужчин. Средняя продолжительность жизни женщин на 10% превышает тот же показатель у мужчин. Риски, связанные с наркоманией у мужчин почти вдвое выше, чем у женщин.

Православный мир также движется в этом направлении, хотя и медленнее: гендерная дискриминация по трудовой нагрузке и доходам здесь значительнее. Несомненным достижением феминизма (во всяком случае, в развитых индустриальных странах) следует считать его фактическое превращение из обыденно-интуитивной протестной посылки в особый вид философского знания и специфического мировоззрения.

Но очевидны и издержки феминизма. В первую очередь, это попытки обратного противопоставления мужчины и женщины. Если идея равенства в феминизме являла собой прогресс социальных отношений, то идея различия в гендерном мировоззрении играла и играет отрицательную роль, отторгая мужчину от женщины, а женщину от мужчины.

Теоретико — философский проект третьего тысячелетия — это, по сути, логика дальнейшего освобождения женщины от социально-бытовых неурядиц, государственные гарантии материнства и детства, построение такой системы общественной организации, когда с именем матери, женщины, любимой прорастает наивысшая ценность человеческого начала и общественного бытия.

Современные гендерные отношения достаточно отрегулированы в международном правовом поле. Однако правовое равенство еще далеко не определяет степень осознания такого равенства в повседневной жизни, семье, производственных отношениях.

На рубеже 21 столетия в сводном докладе Программы развития ООН прямо указывалось на то, что одним из парадоксов реконструкции демократического общества является усиление тенденции гендерного неравенства в политической, экономической и социальной сферах. Этот парадокс — суть заложенной тысячелетиями патриархальной социальной модели мира, которую невозможно изменить сиюминутной революционной ситуацией (хотя попытки и были), но единственный путь — цивилизованная эволюция гендерных отношений и, в первую очередь, через воспитание в семье. Именно семья и семейные отношения были и остаются зеркальным отражением общества, его нравственного здоровья и социальной перспективы будущего.

Список литературы

1. Бабаева Л. В., Чирикова А. Е. Деловая сила слабого пола/ Л. В. Бабаева, А. Е. Чирикова. М. Ж: ЭКО. 2012.

2. Бердяев Н. Письма будущей жене/н. Бердяев/Л.Ю. Рапп Эрос и личность М., 2012.

3. Бовуар С. Второй пол/ С. де Бовуар. М.: СПб., 2007.

4. Брандт Г. А. Природа женщины как проблема: концепции феминизма/ Г. А. Брандт. М.: ОНОС, 2008.

5. Воронина О. А. Философия пола/ О.А. Воронина/ Уч. пособие по философии под ред. В. Д. Губкина. М.: Русское слова, 2008.

6. Гегель Г. Философия права/ Г. Гегель. М., 2010.

7. Журженко Т. Ю. Дискурс рынка и проблема гендера в экономике/ Т.Ю. урженко. М.: ОНОС, 2009.

8. Здравомыслова Е. А., Темкина А. А. Исследование женщин и гендерные исследования на западе и в России/ Е. А. Здравомыслова, А. А. Темкина. М.: ОНОС, 2009.

9. Клименкова Т. Женщина как феномен культуры/ Т. Клименкова. М.: Преображение, 2012.

10. Розанов В. Уединенное/ В. Розанов. СПб., 2008.

11. Скирбак Г., Гилье Н. История философии/ Г. Скирбак, Н. Гилье. М.: ВЛАДОС, 2008.

12. Соловьев В. Собр. соч., Т.1./ В. Соловьев. М., 2010

13. Стрекалова Н. Д. Деловая женщина и современный бизнес. СПб.: ГУЭиФ, 2009.

14. Теория и история феминизма/ под ред. И. А. Жеребкиной. Харьков: Ф- Пресс., 2012.

15. Урбан М. М., Поваляев С. А., Лимаренко А. П. Человек сегодня: очерки демографии / М. М. Урбан, С. А. Поваляев, А. П. Лимаренко. — Минск: БГУ, 2009.

16. Успенская В. Суфражизм в конце 19-начале 20 века/ В. Успенская. М.: Идея-Пресс, 2010.

17. Хоткина З. Женская безработица и неформальная занятость/ З. Хоткина/ Вопросы экономики. 2010 № 3.

18. Чирикова А. Е., Кричевская О. Н. Женщина-руководитель: деловые стратегии и образ «Я»./ А. Е. Чирикова, О.Н. Кричевская/Социс, 2010 № 11.

19. Шинелева Л. Т. Женщина в зеркале времени/ Л. Т. Шинелева. М., 2010.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой