Военные реформы в России в 60-70-х годах ХIХ века

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МОСКОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ

КАФЕДРА ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

КУРСОВАЯ РАБОТА

Тема: «ВОЕННЫЕ РЕФОРМЫ В РОССИИ В 60−70-х ГОДАХ ХIХ ВЕКА»

Киров 2009

Содержание

  • Введение
  • 1. Предпосылки и причины военных реформ середины XIX века
  • 2. План военных преобразований
  • 3. Реформы в области организации, комплектования армии и управления войсками
  • 4. Перевооружение армии
  • 5. Изменения в области подготовки войск
  • Заключение
  • Список литературы

Введение

Тема военных реформ выбрана неслучайно, так как сейчас в нашей стране происходит реформа армии. В связи с этим изучение опыта военных реформ середины XIX века представляет практический и научный интерес.

Тема военных реформ 60−70х гг. освещена в общей литературе по отечественной истории: в многотомной истории СССР с древнейших времен до наших дней том 5, в общей историко-правовой литературе Лепихов М. И. История государства и права России. 1996, Исаев И. А. История государства и права России. 1996, Чистяков О. И., Новицкая Т. Е. Реформы Александра II, 1998, Титов Ю. П. Хрестоматия по истории государства и права России. М., 2004., в общих трудах по военной истории Леонов, Харичкин. Военные реформы в истории Российского государства (XIX-начало XX): опыт и уроки. Выпуск 3. М., 1994., в монографиях посвященных истории царствования царя-реформатора Александра II Зайончковский П. А. Российское самодержавие в конце ХIХ столетия. М.: Мысль, 1970. Гл. 5−8, Чистяков О. И., Новицкая Т. Е. Реформы Александра II, 1998. Военным реформам посвящена отдельная монография Зайончковского — Военные реформы 1860−1870 годов в России.

Основным историческим компонентом изучаемой темы стали законодательные акты, по осуществлению военных реформ, опубликованные в сборниках законодательных материалов. Полное собрание законов Российской империи, 1874. Собрание 2-е.Т. 49. Отд. № 52 983, 1874.

Цель: раскрыть причины, содержание, последствия и значение военных реформ.

Для достижения этой цели ставятся задачи: рассмотреть суть нового порядка комплектования армии, изменения в её организации и управлении, охарактеризовать меры по перевооружению войск и изменения в подготовке и обучении войск.

военная реформа россия войско

1. Предпосылки и причины военных реформ середины XIX века

Первая половина XIX века характеризовалась все усиливавшимся кризисом феодально-крепостнической системы в результате развития в недрах её новых капиталистических отношений. Этот процесс разложения феодально-крепостнической системы обусловливал рост классовых противоречий и возникновение новой буржуазной идеологии.

Боязнь революционного взрыва и стремление упрочить систему государственного управления вызывали необходимость отдельных мелких реформ, рассчитанных на сохранение основ феодально-крепостнического строя. Мероприятия эти обусловливались также и экономическими изменениями, происходившими под влиянием развития капитализма.

Однако эти незначительные реформы не могли внести какие-либо существенные изменения в условиях кризиса всей системы феодально-крепостнического государства.

В области внешней политики царизм выступал в роли всеевропейского жандарма, ставя своей задачей сохранить феодально-крепостнические порядки и в Западной Европе.

Отсталость крепостнической экономики, загнивание всей системы самодержавно-дворянского государства в целом, все это обусловливало состояние одного из основных орудий государственной власти — армии. Военное поражение в Крымской войне не оставило ни у кого сомнений в необходимости преобразований в военной области.

Снабжение войск стрелковым оружием осуществлялось тремя заводами: Тульским, Сестрорецким и Ижевским, производительность которых была рассчитана на изготовление сто тысяч ружей в год. Вследствие примитивного оборудования этих заводов и низкой производительности крепостного труда изготовлялось в среднем лишь 52 000 ружей. Не в лучшем состоянии находилось и производство пороха. Пороховые заводы — Казанский, Охтенский и Шостенский изготовляли ежегодно немногим более пятидесяти тысяч пудов пороха, что составляло около 50% их производственных возможностей.

Стрелковое вооружение состояло почти исключительно из гладкоствольных ударных и кремневых ружей. Дальность стрельбы из этих ружей не превышала трехсот шагов при весьма незначительной точности попадания.

Вооружение артиллерии состояло из гладкоствольных, заряжающихся с дула пушек, чугунных и медных. Прицельная дальность из орудий как полевой, так и тяжёлой артиллерии не превышала 400−500 сажен.

В силу этого вооружение армии было крайне несовершенным и недостаточным в количественном отношении.

К началу 50-х годов русская армия состояла и регулярных и иррегулярных войск, общей численностью в 1 084 700 человек.

Особенность дореформенной армии заключалась в том, что численный состав её почти не изменялся в военное время, то есть армия не имела возможностей для развёртывания во время войны; это объяснялось спецификой её комплектования.

Комплектование армии рядовым составом производилось по рекрутскому уставу 1831 г. Военная служба являлась обязательной лишь для податных сословий. Срок службы был установлен в двадцать пять лет. Призывной возраст от двадцати до тридцати пяти лет. Ежегодный контингент рекрутов составлял в среднем восемьдесят тысяч.

Рекруты, зачисленные в армию, освобождались от крепостной зависимости. Следовательно, в условиях существования крепостного права нельзя было увеличить количество призываемых и создать кадры обученного запаса.

С 1834 года солдаты, прослужившие в армии 15−20 лет, увольнялись во временные отпуска, что имело своей целью обеспечить развёртывание армии в случае войны. Однако эта мера не принесла каких-либо существенных результатов.

Комплектование армии офицерами производилось из числа окончивших кадетские корпуса и специальные военные училища, из «недорослей из дворян», не получивших никакого образования и поступавших в армию добровольно юнкерами, и унтер-офицеров общих сроков службы, то есть призываемых по рекрутскому набору.

Всё обучение характеризовалось подготовкой войск к смотрам и парадам, а не к действиям на войне. Боевая подготовка осуществлялась в духе прусской фронтовой муштры, ставившей своей задачей превращение солдата в бездушного манекена, лишённого какой бы то ни было инициативы и способного лишь механически выполнять команду начальства.

Эта система обучения войск целиком соответствовала классовым интересам феодально-крепостнического государства в период его разложения.

Анализируя состояние русской армии накануне реформ можно сделать следующие выводы:

Отсталость феодально-крепостнической экономики обусловливала несовершенство вооружения русской армии.

Недостатки комплектования, методов обучения войск и организации армии, также определялись всей системой феодально-крепостнического государства, и никакие, даже частные, улучшения не были возможны в условиях существования этой системы.

Общее состояние армии отражало в себе, как в фокусе, процесс загнивания всей системы самодержавно-крепостнического государства.

2. План военных преобразований

Нарастание революционной ситуации заставило царизм стать на путь отмены крепостного права и осуществить реформу 1861 года.

Отмена крепостного права знаменовала собою начало новой, буржуазной, эпохи в историческом развитии России. Несмотря на сохранение в значительной степени пережитков крепостничества, реформа создала условия для развития капитализма.

Введение земств, новых судебных учреждений, цензурная реформа, изменение университетского устава, реформа средней школы и, наконец, введение городских органов самоуправления — всё это и явилось той уступкой, которую царизм вынужден был сделать растущему движению народных масс. Состояние армии также требовало коренного преобразования.

Запутанная, хаотическая система военного управления, устаревшее вооружение (как следствие отсталости промышленности), крайне слабая маневренность войск, вынужденных передвигаться к месту боевых действий пешим порядком, подчас тысячи километров из-за неразвитости сети железных дорог — все это дополняло общую неприглядную картину состояния армии. Необходимость военной реформы была ясна даже самодержавному правительству.

Отсталость военной организации, обнаружившаяся в период Крымской войны, с одной стороны, дальнейшее развитие военной техники — введение нарезного оружия, — с другой, и, наконец, общий рост вооружений главнейших европейских государств, — всё это вызывало необходимость изменения всей системы военного устройства и организации армии.

Летом 1855 года была создана комиссия «для улучшений по военной части». Первым её председателем являлся гр. Ридигер, а после его смерти — преемник по командованию ген. Плаутин. Перед комиссией были поставлены следующие задачи: изменить и упростить строевые уставы, улучшить вооружение, ввести в войсках занятия для физического развития солдат и офицеров, составить новую программу обучения войск в мирное время, изменить систему аттестации офицеров и установить новые принципы повышения их по службе.

В 1856 г. Александр II назначает военным министром генерала Н. О. Сухозанета и поручает ему проведение реформ, генерал не имел никакого плана проведения военной реформы, все его действия сводились к урезанию военного бюджета и сокращению армии. Царь изложил ему собственные идеи, но большинство их касалось изменения военной формы. Более никаких серьезных шагов в области военных реформ не предпринималось вплоть до назначения военным министром в ноябре 1861 г. графа Дмитрия Алексеевича Милютина, являвшегося профессором Академии Генерального штаба. Чистяков О. И., Новицкая Т. Е. Реформы Александра II, 1998. стр 29.

Подробно разработанный план военной реформы Милютин представил царю уже 15. 01. 1862 г., спустя два месяца после своего назначения. Этот план заключал в себе преобразования армии, касавшиеся буквально всех сторон её организации и устройства. Перед военным министром стояли две взаимоисключающие, казалось задачи: сократить военные расходы и в то же время усилить боевую мощь армии. Он полагал, что сможет достичь этих целей путем преобразования военной администрации и сокращения сроков службы. Громоздкий аппарат управления был дорогостоящим и малоэффективным. А чрезмерная продолжительность службы приводила к тому, что армия имела незначительные призывные резервы, и приходилось поддерживать крупный постоянный контингент. С сокращением срока службы можно было бы иметь в запасе больше подготовленных людей и в мирное время содержать меньшую армию. Ставя своей задачей, накопление обученного людского запаса, военный министр предлагал сократить срок действительной службы путём увольнения солдат во временный отпуск на 7−8 году пребывания в армии.

Кроме этого, он предложил ряд других насущно необходимых преобразований. Армия нуждалась в улучшении подготовки офицеров (в то время только четверть офицеров имели военное образование), а также порядка назначения на командные должности. В целях обеспечения армии на случай войны офицерским составом, предполагалось создание резерва бессрочноотпускных офицеров, получающих в мирное время определённое содержание.

Одним из вопросов доклада была реорганизация системы военного образования. Для улучшения подготовки офицерского состава намечалось расширение сети корпусных и дивизионных юнкерских школ, а также изменение системы преподавания в кадетских корпусах. Боевая подготовка войск должна была включать в себя лишь те знания, которые необходимы на войне. При этом большое внимание уделялось развитию физических качеств солдата, а также распространению грамотности, что являлось крайне важным в условиях быстрого роста военной техники.

Важное место в плане военных преобразований отводилось перевооружению армии, определявшему собою, в конечном счёте, как организацию войск, так и всю систему боевой подготовки. В докладе указывалось на необходимость скорейшего обеспечения, как пехоты, так и артиллерии новыми видами вооружения. Вместе с тем отмечалась настоятельная потребность развития отечественной военной промышленности, дабы избежать зависимости от заграницы.

Большое внимание в докладе уделялось необходимости реорганизации военного управления (Милютин указывал на необходимость его децентрализации) и созданию местных органов управления — военных округов, сосредоточивающих в своих руках все командные и административно-хозяйственные функции. Военное министерство сохраняло за собой лишь общее руководство. В связи с организацией военных округов предполагалось упразднение армейских корпусов. Высшей тактической единицей должна была являться дивизия. Наряду с созданием местных органов военного управления намечалась реорганизация и Военного министерства.

В заключение доклада ставился вопрос о задачах инженерного ведомства — укреплению государственных границ и сооружению казарменных помещений.

Все эти преобразования были утверждены Александром II и положены в основу реорганизации армии.

Выводы:

Военные реформы вызывались необходимостью укрепить армию, призванную обеспечивать господство эксплуататорских классов внутри страны в новых исторических условиях, а также выполнять внешнеполитические задачи царизма.

Необходимость преобразований обусловливалась также быстрым развитием военной техники (введение нарезного оружия, изобретение оружия, заряжающегося с казённой части). Это требовало приведения вооружения армии в соответствие с уровнем техники военного дела, что было особенно важно в связи с ростом милитаризма в Европе.

Объективный смысл плана военных преобразований заключался в стремлении реорганизовать вооружённые силы России в массовую буржуазную армию. Вместе с тем план военных преобразований сохранял ряд принципов военно-феодального устройства (комплектование армии путём рекрутских наборов и др.), что являлось неизбежным в условиях существования самодержавно-дворянского государства.

3. Реформы в области организации, комплектования армии и управления войсками

Реформы в области организации, комплектования армии и управления войсками в 60-е годы.

Осуществление основной цели Милютина — создание небольшой кадровой армии, которая при необходимости могла быть быстро увеличена за счет призыва обученных людей из запаса, продолжалось в течение всей военной реформы.

Уже в 1862 г. Военное министерство предприняло ряд мер по сокращению численного состава армии, главным образом за счет сокращения ее «не боевой» части — этапных команд, рабочих рот, корпуса внутренней стражи (восемьдесят три тысячи человек).

В докладе Военного министерства 15. 01. 1862 г. были рассмотрены меры преобразования всей военной системы, создания более рациональной системы военной организации по следующим направлениям:

Превратить в резервные войска боевой резерв, обеспечить пополнение ими состава действующих войск и освободив их от обязанности обучать в военное время рекрутов.

Подготовку рекрутов возложить на запасные войска, обеспечив их достаточными кадрами.

Всех заштатных «нижних чинов» резервных и запасных войск, в мирное время считать в отпуску и призывать в военное время. Рекрутами пополнять убыль в действующих войсках, а не формировать из них новых частей.

Сформировать для мирного времени кадры запасных войск, возложив на них гарнизонную службу, расформировав батальоны внутренней службы.

В отношении организации пехотных и кавалерийских частей указывалось на целесообразность включать в состав батальона четыре роты (а не пять), а в состав полка четыре батальона (а для внутренних губерний — два батальона), причем в целях избежания формирования новых частей в случае войны, содержать их в уменьшенном составе. Предполагалось установить для пехоты три штатных состава: кадровый, по штатам мирного времени и по штатам военного времени (кадровый составлял половину военного).

Артиллерийские части должны были быть организованы по следующему принципу: при каждой пехотной дивизии иметь одну артиллерийскую бригаду из четырех батарей, (для дивизий двухбатальонного состава — артиллерийскую бригаду из двух батарей).

Однако быстро внедрить эту организацию не удалось, и лишь с 1864 г., после подавления основных очагов восстания в Польше, была начата планомерная реорганизация армии и сокращение численного состава войск.

Были установлены следующие штатные составы полков: военного времени (по 900 ряд. в батальоне), усиленный мирный (по 680 ряд. в батальоне), обыкновенный мирный (по 500 ряд. в батальоне) и кадровый мирный (по 320 ряд. в батальоне). Вся пехота составила сорок семь пехотных дивизий (сорок армейских, четыре гренадерских и три гвардейских). Дивизия состояла из четырех полков, полк из трех батальонов, батальон из четырех линейных и одной стрелковой рот.

Артиллерия делилась на конную и пешую. Пешая состояла из сорока семи артиллерийских бригад (по числу дивизий), каждая из трех батарей по восемь (четыре) орудий. Конная артиллерия состояла из четырех гвардейских конных батарей и семи конно-артиллерийских бригад по две батареи.

Кавалерия состояла из пятидесяти шести полков — по четыре эскадрона (четыре кирасирских, двадцать драгунских, шестнадцать уланских и шестнадцать гусарских), составлявших десять кавалерийских дивизий.

Инженерные войска состояли из одиннадцати саперных батальонов и шести понтонных полубатальонов.

К действующим войскам относились крепостные полки и батальоны, а также пятьдесят четыре крепостных артиллерийских роты.

К местным войскам с 1864 г. стали относиться как резервные (выполняющие теперь роль функции запасных войск), так и войска внутренней службы (губернские батальоны, уездные, местные этапные и конвойные команды).

К 1869 г. было завершено приведение войск на новые штаты. При этом общее количество войск в мирное время по сравнению с 1860 годом сократилось с 899 тыс. чел. до 726 тыс. чел. (в основном за счет сокращения «не боевого» элемента). А количество резервистов в запасе увеличилось с 242 до 553 тыс. чел. При этом с переходом на новые штаты новых частей и соединений теперь не формировалось, а части разворачивались за счет резервистов. Все войска могли теперь быть доукомплектованы до штатов военного времени за 30−40 дней, в то время как в 1859 г. на это требовалось 6 месяцев.

Однако новая система организации войск содержала и ряд недостатков:

Организация пехоты сохранила деление на линейные и стрелковые роты (при одинаковом вооружении смысла в этом не было).

Артиллерийские бригады не были включены в состав пехотных дивизий, что отрицательно влияло на их взаимодействия.

Из 3-х бригад кавалерийских дивизий (гусарской, уланской и драгунской), только драгунские были вооружены карабинами, а остальные не имели огнестрельного вооружения, в то время как вся кавалерия европейских была вооружена пистолетами.

Основным преобразованием в области реорганизации военного управления явилась военно-окружная система.

Создание стройной системы местного управления войск являлось важнейшей задачей, стоящей перед Военным министерством, без выполнения которой были невозможны дальнейшие преобразования в армии. Необходимость данных преобразований обуславливалась тем, что штабы армий выполняли как командные, так и административно-снабженческие функции по отношению подчиненных частей, аналогичные задачи возлагались и на корпусные штабы. Практически штабы не могли эффективно исполнять ни тех, ни других функций, особенно если подчиненные им части были рассредоточены по разным губерниям.

В мае 1862 г. Милютин представил Александру II предложения под заглавием «Главные основания предполагаемого устройства военного управления по округам». В основе этого документа лежали следующие положения:

Уничтожить деление в мирное время на армии и корпуса, высшей тактической единицей считать дивизию.

Разделить территорию всего государства на несколько военных округов.

Во главе округа поставить начальника, на которого возложить надзор за действующими войсками и командование местными войсками, а также поручить ему заведывание всеми местными военными учреждениями.

Таким образом, Милютин предложил создать территориальную, окружную систему, при которой снабжение и материально-технические функции возлагались на штаб округа, а оперативное командование сосредоточивалось в руках дивизионных командиров. Новая система заметно упрощала военное управление, и устранялся существенный недостаток — крайняя централизация управления в министерстве.

В соответствии с этим указывалось на необходимость создания 15 военных округов: Финляндского, С — Петербургского, Балтийского (Рига), Северо-Западного (Вильно), Царства Польского, Юго-Западного (Киев), Южного (Одесса), Московского, Харьковского, Верхневолжского (Казань), Нижневолжского (Саратов), Кавказского (Тифлис), Оренбургского, Западно-Сибирского (Омск), Восточно-Сибирского (Иркутск). Кузнецов И. Н., Шелкопляс В. А., Кыштымов А. Л. История государства и права России. 2006. стр 145.

Структура главного окружного управления должна была включать в себя: Общее командование и штаб, Окружное интендантство, Артиллерийское управление, Инженерное управление и Врачебно-госпитальное управление.

Уже летом 1862 г. вместо Первой армии были учреждены Варшавский, Киевский и Виленский военные округа, а в конце 1862 г. — Одесский.

В августе 1864 г. было утверждено «Положение о военных округах», на основании которого Командующему войсками округа подчинялись все расположенные в округе воинские части и военные учреждения, таким образом, он становился единоличным начальником, а не инспектором, как это планировалось раньше (при этом все артиллерийские части в округе подчинялись непосредственно начальнику артиллерии округа). В пограничных округах на Командующего возлагались обязанности генерал-губернатора и в его лице сосредотачивалась вся военная и гражданская власть. Структура окружного управления осталась без изменений.

В 1864 г. было создано еще 6 военных округов: Петербургский, Московский, Финляндский, Рижский, Харьковский и Казанский. В последующие годы были образованы: Кавказский, Туркестанский, Оренбургский, Западно-Сибирский и Восточно-Сибирский военные округа.

В результате организации военных округов создалась относительно стройная система местного военного управления, которая устранила крайнюю централизацию Военного министерства, функции которого состояли теперь в осуществлении общего руководства и наблюдения. Военные округа обеспечивали быстрое развертывание армии в случае войны, при их наличии стало возможно приступить к составлению мобилизационного расписания.

Наряду с реформой местного военного управления на протяжении 60-х годов происходила и реорганизация Военного министерства, которая назрела ввиду того, что в Военном министерстве отсутствовало единство управления и одновременно с этим господствовала доведенная до абсурда централизация. На протяжении пяти лет — с 1862 по 1867 год происходила реорганизация Военного министерства. В результате этой реформы Военное министерство концентрировало в своих руках все командные, военно-административные и хозяйственные функции по отношению ко всем сухопутным военным силам. Как специальные рода войск, так и военно-учебные заведения, не подчинявшиеся ранее Министерству, были переданы целиком в его ведение.

Уже в 1862 г. были созданы два главных управления: артиллерийское и инженерное. Эти главные управления по-прежнему возглавлялись лицами императорской фамилии.

В 1863 г. была произведена реорганизация департамента генерального штаба. Он был объединен с военно-топографическим депо и Николаевской академией генерального штаба, и стал именоваться главным управлением генерального штаба.

В связи с введением военно-окружной системы, в 1866 г. главное управление генерального штаба и инспекторский департамент были объединены в одно управление под названием Главный штаб. При нем находился военно-топографический отдел и ему была непосредственно подчинена Николаевская академия генерального штаба.

В 1868 г. преобразование Военного министерства было закончено, и с 1 января 1869 г. было введено Положение о Военном министерстве, согласно которого оно состояло из императорской Главной квартиры, военного совета, главного военного суда, канцелярии Военного министерства, Главного штаба и семи главных управлений (интендантское, артиллерийское, инженерное, военно-медицинское, военно-учебных заведений, военно-судовое, иррегулярных войск), а также управления генерал-инспектора кавалерии и инспектора стрелковых батальонов и комитета о раненых.

Права военного министра были значительно расширены. Он являлся главным начальником всех отраслей военно-сухопутного управления, однако по ряду вопросов, находившихся в ведении военного совета, руководил не единолично, а лишь как его председатель.

Военный совет также претерпел изменения. Как состав, так и его функции были расширены. Помимо решения законодательных и хозяйственных вопросов, военному совету подведомственно также и инспектирование войск. При нем состоял ряд комитетов: военно-кодификационный, по устройству и образованию войск, военно-учебный, военно-госпитальный и военно-тюремный.

Главному артиллерийскому управлению подчинялись непосредственно артиллерийская академия и училища. При нем состоял артиллерийский комитет, который ведал обсуждением вопросов, касающихся теории, техники и практики артиллерии и ручного оружия, новых изобретений в этой области и распространением научных знаний среди офицеров артиллерии. Начальник главного артиллерийского комитета подчинялся генерал-фельдцехмейстеру великому князю Михаилу Николаевичу.

По новому штату состав Военного министерства был уменьшен на 327 офицеров и 607 солдат. Значительно сократился и объем переписки. Как положительное можно отметить и тот факт, что военный министр сосредоточил в своих руках все нити военного управления, однако войска не находились в полном его подчинении, т.к. начальники военных округов зависели непосредственно от царя, который и возглавлял верховное командование вооруженными силами.

В результате осуществлённой реформы был сокращён аппарат Министерства и значительно уменьшена переписка. Благодаря созданию военных округов за Военным министерством оставалось лишь общее руководство и контроль за деятельностью местных органов военного управления.

Вместе с этим организация центрального военного управления содержала в себе и ряд других слабых сторон:

Структура Главного штаба была построена таким образом, что функциям собственно генерального штаба отводилось немного места.

Подчинение главного военного суда и прокурора военному министру означало подчинение судебных органов представителю исполнительной власти.

Подчинение лечебных заведений не главному военно-медицинскому управлению, а начальникам местных войск, отрицательно влияло на постановку лечебного дела в армии.

Одним из направлений в военной реформе являлась военно-судебная реформа, вводившая новые принципы буржуазного судопроизводства в армии (гласность, состязательность процесса и т. д.).

Основной причиной её внедрения было стремление приспособить военные суды к разбору дел, связанных с революционным движением в армии. Если по военно-судебному уставу военный суд предназначался в мирное время для рассмотрения дел военнослужащих, то вскоре, в страхе перед растущим революционным движением, правительство передало в ведение его и дела по так называемым государственным преступлениям.

15 мая 1867 г. был принят проект военно-судебного устава, на основании которого устанавливались три рода военно-судебных инстанций: полковые суды, военно-окружные суды и главный военный суд.

Полковые суды учреждались в каждом полку. Он состоял из трех человек: председателя — штаб-офицера и двух членов — обер-офицеров. Состав суда назначался командиром полка и рассматривал дела, аналогичные мировому суду (о нижних чинах). Дела слушались по приказу командира полка, и приговор утверждался командиром полка. Процесс судопроизводства в полковых судах исключал состязательность.

Военно-окружные суды создавались при военных округах. Ему были подведомственны все дела о генералах, штаб — и обер-офицерах, чиновниках военного ведомства. Отдача под суд решалась командиром части. Процесс судопроизводства предполагал состязательность.

Главный военный суд создавался при Военном министерстве, в качестве «верховного кассационного суда». Председатель и члены суда назначались из генералов непосредственно царем. Функции главного военного суда заключались в следующем: обсуждение дел в связи с кассационными жалобами и протестами, рассмотрение дел о пересмотре приговоров по вновь открывшимся обстоятельствам, решения о передаче суду лиц в генеральском звании, обсуждение законодательных вопросов, наложение дисциплинарных взысканий на лиц военно-судебного ведомства.

5 мая 1868 г. был принят воинский устав о наказаниях, в котором предусматривалось два вида наказаний — уголовные и исправительные. К уголовным относились: смертная казнь, ссылки на каторжные работы, поселение с лишением всех прав и заключение в крепости. Исправительные наказания определялись в зависимости от сословной принадлежности: для офицеров (ссылка в Сибирь с увольнением и лишением прав, временное заключение в крепости с увольнением, временное заключение в тюрьме с увольнением, содержание на гауптвахте, денежные взыскания), для нижних чинов (временное направление в военно-исправительные роты, заключение в военной тюрьме, денежные взыскания, лишение нашивок за беспорочную службу с переводом в разряд штрафных).

Наиболее тяжко каралось неповиновение (в мирное время от 4 до 12 лет, в военное — расстрел), нарушения обязанностей в карауле (офицерам — разжалование с заключением в крепости, рядовым — военная тюрьма, а в военное — расстрел), преступления по должности (ссылка) и особенно строго наказывались нарушение обязанностей во время военных действий.

Новая организация военных судов предусматривала состязательность процессов, гласность, однако суды сохранили зависимость от командования (особенно полковые), что лишало их самостоятельности.

Одновременно с проведением военной реформы, в 1868 г. было разработано Положение о полевом управлении войск в военное время, согласно которому при ведении боевых действий, войска образуют одну или несколько армий, во главе каждой стоит главнокомандующий, назначаемый и подчиняющийся царю. Военные округа подчиняются главнокомандующего и снабжают армию. Полное собрание законов Российской империи, 1874. Собрание 2-е.Т. 49.

На основании Положения была значительно упрощена структура полевого управления армии, уточнены взаимоотношения главнокомандующего и военного министра. Однако имелся и целый ряд существенных недостатков:

Возможное наличие нескольких главнокомандующих с одинаковыми правами.

Не предусматривалось создание отдела военных сообщений.

Вопрос организации полкового хозяйства в течение длительного времени являлся предметом обсуждения в Военном министерстве. Первые полковые хозяйства стали внедряться с 1863 г. С 1867 г. полковые командиры были лишены права пользоваться хозяйством полка, как личным. В связи с этим командирам полков было увеличено денежное содержание с 720 до 1200 руб. в год, а командирам отдельных батальонов на 360 руб. Кроме того, начальники дивизий могли выдавать полковым командирам ежегодно, в виде пособия, определенную часть экономии, полученной от ведения полкового хозяйства.

Выводы:

На протяжении первых восьми лет Военному министерству удалось осуществить значительную часть намеченных реформ в области организации армии и управления войсками.

В области организации армии была создана система, способная в случае войны увеличить численность войск, не прибегая к новым формированиям.

Уничтожение армейских корпусов и сохраненное деление пехотных батальонов на стрелковые и линейные роты имело отрицательное значение в смысле боевой подготовки войск.

Реорганизация Военного министерства обеспечила относительное единство военного управления.

В результате проведения военно-окружной реформы были созданы

местные органы управления, устранена излишняя централизация

управления, обеспечивалось оперативное управление войсками и их

мобилизация.

Реформы в области организации, комплектования армии и управления войсками в 70-е годы.

Международная обстановка конца 60-х годов, характеризовавшаяся значительным ростом вооружений в ряде европейских государств, требовала от России увеличения штатов военного времени. Это было связано еще и с большой протяженностью границ Российской империи, когда при ведении боевых действий в регионе, значительная часть войск не могла быть передислоцирована.

Путь увеличения постоянной армии не мог быть больше приемлем, из-за больших финансовых расходов. Увеличение состава существующих частей по штату военного времени так же отвергалось Милютиным, так как, во-первых не давало ощутимых результатов (введение по войне во всех полках четвертых батальонов увеличило бы армию всего на 188 тыс. чел.), а во-вторых это привело бы к «увеличению численности армии в ущерб ее достоинству», при отсутствии должных условий увеличения. Отвергнув эти пути, Милютин приходил к выводу о необходимости формирования резервной армии. Которая должна формироваться из числа лиц, прошедших военную службу. При этом планировалось изменения порядка воинской повинности и сокращение сроков действительной военной службы.

Основным направлением в формировании резерва пехоты было развертывание на базе местных батальонов (численностью 500 человек) резервных полков (численностью до 3050 человек) и местного батальона, остающегося на месте для несения караульной службы, обучения рекрутов и формирования из них маршевых батальонов. Таким образом, на базе 120 местных батальонов, в случае войны формировалось 120 полков (30 дивизий подвижного резерва), 120 новых местных батальонов и 240 ополченских дружин, общим числом 660 тыс. чел. Эти предложения были изложены в записке Милютина Александру II «О развитии наших вооруженных сил» в ноябре 1870 г. и был положен в основу реорганизации армии.

В августе 1871 г. Милютин составляет новую записку, в которой освещает новые соображения об увеличении вооруженных сил в случае войны, не прибегая к формированию новых частей.

Предполагалось увеличить число пехотных дивизий в мирное время до 64 (без гвардейских и гренадерских), то есть на 10 дивизий, причем половину их, расположенных в пограничных районах — с укомплектованностью 75% военного времени, а вторую половину, расположенных во внутренних округах — с укомплектованностью 56% военного времени. Одновременно с этим сокращались армейские стрелковые бригады, в итоге общая численность войск возрастала всего на восемьдесят батальонов.

Состав артиллерии усиливался формированием новых десяти бригад (по числу дивизий) и увеличением до шести числа батарей в существующих бригадах. Конно-артиллерийские бригады расформировывались, а их батареи включались по одной в состав кавалерийских дивизий.

Планировалось увеличить с десяти до девятнадцати количество кавалерийских дивизий, за счет ограничения их состава четырьмя полками: драгунским, уланским, гусарским и казачьим. Таким образом, общее количество полевых действующих войск в мирное время должно было составлять 651 тыс. чел. (увеличение на 113 тыс. чел.), а в военное 1095 тыс. чел. (увеличение на 119 тыс. чел.).

Резервные или вспомогательные войска должны были формироваться только в военное время. При каждом из запасных батальонов, создавался отдельных резервный батальон. Таким образом, общее количество этих резервных частей должно было составлять — двести. Резервные артиллерийские части предполагалось формировать при запасных артиллерийских батареях.

28 февраля 1873 г. открылось секретное совещание, под председательством Александра II. На совещании была окончательно утверждена организация и состав действующих войск. Количество пехотных дивизий осталось без изменений, за исключением формирования одной дивизии в Кавказской армии. Каждая дивизия разделялась на две бригады. Организационно дивизия включала четыре полка, полк — четыре батальона, по четыре роты в каждом. Титов Ю. П., Титов Н. Ю., Клеандрова В. М. и др. История государства и права России. Москва 2005. стр 98.

В кавалерии существующие дивизии, состоящие из шести полков, было принято разделить пополам, образовав шестнадцать дивизий четырехполкового состава, для чего каждой из них придавалось по одному донскому казачьему полку. Каждая дивизия так же разделялась на две бригады.

Состав артиллерийских частей определялся восьмибатарейными бригадами, из расчета на одну пехотную дивизию — одна артиллерийская бригада пешей артиллерии, а на одну кавалерийскую дивизию — две конно-артиллерийских батареи.

Создавались армейские корпуса в приграничных районах в мирное время. Корпусные командиры подчинялись главнокомандующим и командующим войсками округов.

Сокращался срок действительной военной службы до шести лет (в 1856 г. срок действительной военной службы был официально уменьшен до 15 лет, в 1859 г. — до 12 лет, а в 1868 г. — до 10 лет). В результате этих мероприятий численность армии была сокращена с 2,3 млн. в 1856 г. до 700 тыс. человек в 1868 г. Еще 500 тыс. подготовленных резервистов могли быть призваны из запаса в любой момент. Но по численности солдат, способных в случае войны сразу встать под ружье, Россия еще отставала от ведущих европейских держав.

Инициатива введения всесословной воинской повинности принадлежала П. А. Валуеву, подавшему в октябре 1870 года Александру II об этом специальную записку, носившую название — «О главных основаниях личной военной повинности». В ней излагалось следующее:

Все лица от 21 до 41 года, независимо от сословной принадлежности, состоят в одном из четырех разрядов ВС: а) в регулярной армии или флоте, б) в войсках иррегулярных, в) в запасных войсках, г) в ополчении.

Зачисление на действительную службу решается жребием.

Льготы по семейному положению — освобождение от жеребьевки предоставляются: а) единственному сыну (внуку — не имеющим сыновей) вдовы (вдовца), б) брату круглых сирот, в) единственному сыну, оставшемуся после смерти родителей, если он имеет семейство, хозяйство или дом.

Льготы по образованию — отсрочки предоставляются лицам, обучающимся к моменту призыва в средних и высших учебных заведениях.

В мирное время допускалось замещение призыва выкупной суммой с зачислением в ополчение.

Общий срок службы устанавливался в 10 лет, из них срок действительной службы определялся необходимостью государства, после чего военнослужащий состоял 5 лет в запасных войсках и далее до 41 года в ополчении.

Лицам, окончившим высшие и средние учебные заведения, предоставляется право поступать в армию вольноопределяющимися, и по окончанию службы, выдержав экзамен, зачисляться в запас офицерами.

17 ноября было опубликовано «высочайшее повеление» о создании комиссии для разработки Положения о воинской повинности.5 января комиссия приступила к работе. Проект устава состоял в следующем:

Воинская повинность распространялась на все население Империи и Царства Польского, за исключением Закавказского края, Туркестанского военного округа, Приморской и Амурской областей, северных областей Енисейской, Тобольской и Томской губерний.

Общий срок службы по призыву устанавливался в сухопутных войсках в 15 лет (шесть лет действительной и девять запаса) и по ее окончании — пребывание в ополчении до 38 лет. Призыву подлежали лица, достигшие 20 лет. Ежегодный контингент призыва определялся в 30% от числа лиц, достигших призывного возраста, остальные зачислялись прямо в ополчение. Вопрос о призыве определялся наличием льготы, а при ее отсутствии — жеребьевкой.

Льготы по семейному положению определялись: 1 разряда — единственному сыну при неработоспособном отце или матери — вдове и при смерти отца при наличии нетрудоспособных членов семьи.2 разряда — единственному сыну, при работающем отце.3 разряда — для лиц, непосредственно следующих за братьями, находящимися на действительной военной службе.

Льготы по образованию устанавливались двух видов: отсрочка от призыва до окончания высших и средних учебных заведений; и сокращение срока действительной службы, соответственно полученному образованию. Для лиц с высшим образованием — полтора года (при общей продолжительности службы в запасе до 36 лет). Для лиц, окончивших прогимназии и училища — три года, в запасе — двенадцать лет. Для лиц, окончивших начальные училища — четыре года, в запасе — одиннадцать лет.

Льготы по имущественному положению предоставлялись бессемейным одиночкам, владеющим и управляющим земельным участком с хозяйством или торговыми или промышленными заведениями — отсрочка на один год.

Льготы по роду занятия предоставлялись: полное освобождение — священнослужителям всех христианских вероисповеданий; с зачислением в запас — медицинским и ветеринарным врачам, фармацевтам, пенсионерам академии художеств и артистам императорских театров, преподавателям. Полное собрание законов Российской империи, 1874. Собрание 2-е.Т. 49. Отд. № 52 983. Устав о воинской повинности. СПб., 1874.

В середине апреля 1873 г. проект Устава о воинской повинности поступил на обсуждение в Особое присутствие Государственного совета. В результате чего в проект Устава был внесен ряд изменений, не коснувшихся основных принципиальных положений.

1 января 1874 года Александром II был утвержден Устав о воинской повинности. Закон этот являлся одной из наиболее последовательных буржуазных реформ, осуществлённых в период 60-х — 70-х годов. Устав решал вопрос комплектования войск, обеспечивая рост обученных людских резервов и создавая тем самым условия для превращения вооружённых сил России в современную массовую армию буржуазного типа.

Вместе с тем закон о всесословной воинской повинности, предоставляя широкие льготы по образованию, стимулировал развитие начального обучения, а также способствовал увеличению числа лиц, оканчивавших средние и высшие учебные заведения. Всё это соответствовало интересам буржуазного развития страны.

Введение всесословной воинской повинности имело большое положительное значение.

Выводы:

Обширная программа преобразования армии утвержденная секретным совещанием 1873 г. в течение ближайших 3−4 лет реализована почти не была в основном из-за отсутствия средств.

В деле разработки мобилизационного плана был предпринят ряд серьезных мер. В конце 1875 г. был создан мобилизационный комитет, который с 1875 по 1877 гг. привел в надлежащую систему все сведения о готовности армии по всем отраслям ее личного и материального снабжения; обсудил и указал на меры, которые должны быть приняты управлениями для наилучшего распределения имеющихся средств и пополнения недостающих предметов. В мае 1876 г. он приступил к составлению общего мобилизационного плана, однако осложнение политической обстановки весной 1876 г. заставила отказаться от этой работы и приступить к подготовке ряда неотложных мер, связанных с угрозой войны.

Распространение обязательной военной службы на все сословия ликвидировало привилегию дворянства, дарованную ему манифестом Петра III в 1762 г., и уничтожило право откупаться от военной службы

4. Перевооружение армии

Одним из важнейших вопросов военных преобразований являлось перевооружение армии. Развитие военной техники, обусловившее переход от гладкоствольного к нарезному вооружению, влекло за собой изменение всей боевой подготовки, требовало иных тактических принципов.

Период перевооружения армии можно разделить на два этапа: первый, примерно до 1866 года, когда происходила замена гладкоствольного вооружения нарезным, заряжающимся с дула, и второй этап — с 1866 года, характеризовавшийся введением нарезного, заряжающегося с казённой части вооружения.

В 1856 г. был разработан новый вид пехотного вооружения шестилинейная, заряжающаяся с дула, нарезная винтовка. В 1862 г. ей были вооружены более 260 тыс. чел. Значительная часть винтовок выпускалась в Германии и Бельгии. К началу 1865 г. вся пехота была перевооружена шестилинейными винтовками.

Перевооружение армии в первую очередь зависело от сталелитейного производства. В 1855 г. Обухов разработал проект производства орудий из литой стали, и лишь в 1857 г. в Златоусте началось строительство сталепушечного завода. В конце 1860 г. в Петербурге были произведены испытания двенадцатифунтовой пушки Обухова. Пушка выдержала четыре тысячи выстрелов, а анализ стали показал, что она содержит в своем составе 99,81% железа, в то время как сталь Круппа — 98,54% при цене в три раза меньшей, чем Германская. В 1862 г. пушка Обухова заняла первое место на всемирной выставке в Лондоне. Таким образом, к началу 60-х годов в России были созданы все условия для развития отечественного сталепушечного производства. В 1863 г. началось строительство сталепушечных заводов в С-Петербурге и Перми, начали отливать орудия в Петрозаводске и Александровском заводе.

Введение нарезных, заряжающихся с дула орудий было начато в 1860 г. В области стрелкового вооружения с 1866 года производилась переделка существовавших винтовок и изготовление новых по различным системам (Терри-Нормана, Карле). Снабжение армии новыми винтовками осуществлялось крайне медленно вследствие слабого развития отечественных заводов и отсутствия средств для приобретения оружия за границей.

В 1866 г. было утверждено вооружение для полевой артиллерии, по которому все батареи пешей и конной артиллерии должны иметь нарезные, заряжающиеся с казенной части орудия. 1/3 пеших батарей должна быть вооружена девятифунтовыми пушками, а все остальные батареи пешей и конная артиллерия четырехфунтовыми.

Для перевооружения полевой артиллерии требовалось тысяча двести орудий. В связи с тем, что заводы не могли в короткие сроки перейти к массовому выпуску стальных стволов, было принято решение добиться выпуска бронзовых орудий, заряжающихся с казенной части. Во второй половине 60-х начале 70-х годов под руководством А. С. Лаврова проводились дальнейшие опыты по улучшению артиллерийской бронзы. Разработанные русскими учёными артиллеристами Маиевским, Гадолиным, Калакуцким, Лавровым системы артиллерийских орудий и снарядов к ним не только не уступали иностранным, но значительно превосходили их. К 1870 г. перевооружение полевой артиллерии было полностью завершено, а к 1871 г. в запасе имелось 448 орудий.

В 1870 г. на вооружение артиллерийских бригад были приняты скорострельные десятиствольные картечницы Гатлинга и шестистволльные Барановского со скорострельностью двести выстрелов в минуту. В 1872 г. была принята на вооружение 2,5 дюймовая скорострельная пушка Барановского, в которой были осуществлены основные принципы современных скорострельных орудий. За границей такие орудия были изобретены лишь в начале 1890-х годов.

Опыт франко-прусской войны 1870−1871 гг. привел к необходимости увеличения количества батарей полевой артиллерии. В 1873 г. было принято решение усилить состав артиллерийских бригад до шести батарей (две вновь формируемых батареи вооружались девятифунтовыми орудиями). В 1870 г. профессором Маиевским была спроектирована четырехфунтовая утяжеленная пушка с начальной скоростью тысяча семьсот футов в секунду (против тысячи у обычной). Но на вооружение она принята не была, в связи с отсутствием финансирования. По ее образцу на заводах Круппа для германской армии выпускалось аналогичное орудие.

Таким образом, на протяжении двенадцати лет (с 1862 по 1874 гг.) количество батарей выросло с 138 до 300, а количество орудий с 1104 до 2400. В 1874 г. в запасе находилось 851 орудие, был осуществлен переход от деревянных лафетов к железным.

Большое значение в совершенствовании тяжелой крепостной и осадной артиллерии имело изобретение в начале 70-х годов полковником Семеновым железных поворотных и башенных лафетов. Несмотря на ряд мер, предпринятых Военным правительством, дело перевооружения крепостной артиллерии производились крайне медленно. На 1. 01. 1875 г. количество крепостных орудий составляло лишь 72% к штату.

Рождение русского винтового флота в годы Крымской войны было связано с развитием тесных отношений верфями и заводами Петербурга и Москвы с Морским министерством. В 1859 г. морское ведомство заключило контракт на изготовление двух двигателей мощностью по 800 л. с. для фрегатов «Дмитрий Донской» и «Александр Невский».

Послевоенное сотрудничество военно-морского ведомства с частной промышленностью, в 1860-е годы переросло в тесный союз, так как в этот период морское министерство оказалось перед очередным переворотом в военно-морской технике — строительстве броненосцев. В октябре 1861 г. была спущена на воду 270-тонную канонерку «Опыт», с 4,5-дюймовой носовой броней, которая была выплавлена в Англии. Первый 3277-тонный броненосец «Первенец» был построен в Лондоне, где группа русских морских инженеров, посланная для надзора за постройкой, одновременно и вела разведку с целью ознакомления с новейшей технологией постройки броненосцев. В 1862−63 гг. был заключен контракт с английским кораблестроителем Митчелом на постройку двух броненосцев «Не тронь меня» и «Кремль» уже в России. За три года Морское министерство смогло перейти от закупок броненосцев за рубежом к постройке их в России. В 1864 г. Морское министерство приняло программу на строительство восьми броненосных кораблей с завершением в 1869 г. В 1870-е годы был построен броненосный корабль «Петр Великий» общей стоимостью 5,5 млн руб., после чего, вследствие скудности флотских ресурсов и финансового кризиса в государстве, броненосцы сооружались лишь в малом количестве.

В начале 60-х годов в армиях Европы возник вопрос о переходе к нарезному стрелковому оружию, заряжающемуся с казенной части. Таким образом, Военное министерство, едва закончив к середине 60-х годов перевооружение армии нарезным оружием заряжающимся с дула, вынуждено было снова изыскивать новые системы стрелкового вооружения. Первоначально было принято решение на переделку стоящих на вооружении шестилинейных винтовок. В 1866 г. этот образец, (со скорострельностью 5−6 выстрелов в минуту) принимается на вооружение, как временный.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой