Закономерности психического развития ребенка раннего возраста

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Нижегородский государственный педагогический университет

Контрольная работа

Тема: «Закономерности развития ребёнка раннего возраста«

Выполнил: студентка 2 курса

факультета ППФ заочное

дошкольное отделение

группа 5,5 лет

Гарушина Нонна

2012

Содержание

1. Социальная ситуация развития ребёнка в раннем возрасте

2. Ведущая деятельность, её роль в развитии ребенка раннего возраста

3. Психологические новообразования возраста

4. Кризис трех лет, его характеристика

Список литературы

1. Социальная ситуация развития ребёнка в раннем возрасте

Ранний возраст — это период жизни человека с года до 3 лет. В это время происходят важнейшие изменения в психическом развитии детей — формируется мышление, активно развивается двигательная сфера, появляются первые устойчивые качества личности.

Новообразования младенческого возраста приводят к тому, что меняются отношения между ребенком и взрослым, что в свою очередь ведет к формированию новой социальной ситуации развития, которая заключается в возникновении совместной деятельности ребенка и взрослого, а также в том, что данная деятельность становится предметной.

В конце первого года ребенок становится на ноги. Это приобретение имеет такое большое значение, что иногда этот период называют «ходячее детство». На первых порах прямохождение, ходьба — это особая задача, связанная с сильными переживаниями, для решения которой необходимы поддержка, участие и одобрение взрослых. Постепенно ходьба становится уверенной, увеличивается автономность ребёнка от взрослых и складывается более свободное и самостоятельное общение с внешним миром. Расширяется круг доступных ребёнку предметов, появляется ориентировка в пространстве и определённая самостоятельность.

Основная потребность ребёнка раннего возраста — познание окружающего мира через действия с предметами. Самостоятельно ребёнок не может открыть способ употребления орудий и других специфически человеческих предметов, способ использования их не является очевидным. На основании ситуативно-личностной формы общения строится новая потребность в предметном взаимодействии. Происходит расчленение предметной и социальной среды. Суть совместной деятельности состоит в усвоении общественно выработанных способов употребления предметов, т. е. взрослый учит ребенка правильно пользоваться окружающими предметами, а также объясняет, для чего они нужны и где их надо использовать.

Социальная ситуация развития ребенка в этом возрасте выглядит так: «Ребенок — ПРЕДМЕТ — взрослый». Как видно из этой триады, важным для ребенка является предмет. Ребёнку всё хочется потрогать, повертеть в руках, он постоянно обращается к взрослому с просьбой, с требованием внимания, с предложением поиграть вместе. Разворачивается совершенно новая форма общения — ситуативно-деловое общение, которое представляет собой практическое, деловое сотрудничество по поводу действий с предметами и составляет основу взаимодействия ребёнка с взрослым вплоть до 3 лет. Контакт становится опосредованным предметом и действием с ним. Средства общения — это привлечение внимания к предмету, обмен игрушками, обучение использования предметов по назначению, совместные игры.

Взрослый для ребенка раннего возраста — это, прежде всего, соучастник предметной деятельности и игры. Со стороны взрослого важны внимательность и доброжелательность. Кроме того, он выступает как образец для подражания, как человек, оценивающий знания и умения ребёнка и эмоционально поддерживающий его, подкрепляющий успехи и достижения. Убедиться в этом можно, наблюдая за тем, как ребенок играет: он постоянно смотрит на тот предмет, которым увлечен, будь то машинка, стул, кукла, ложка и т. д. Может возникнуть ощущение, что ему ничего больше не требуется и никто не нужен, его внимание сосредоточено только на объекте увлечения. Но это не так, поскольку без взрослого ребенок не может овладеть человеческими способами употребления предметов.

На втором году жизни содержание предметного сотрудничества ребенка со взрослым коренным образом меняется. Содержанием их совместной деятельности становится усвоение общественно-выработанных способов употребления предметов. Своеобразие новой социальной ситуации развития, по словам Д. Б. Эльконина, заключается в том, что теперь ребенок живет не вместе со взрослым, а через взрослого, с его помощью. Взрослый делает не вместо него, а совместно с ним. Взрослый становиться для ребенка не только источником внимания и доброжелательности, не только «поставщиком» самих предметов, но и образцом человеческих, специфических предметных действий. И хотя на протяжении всего раннего возраста форма общения со взрослым по прежнему остается ситуативно-деловой, характер делового общения существенно меняется. Такое сотрудничество уже не сводится к прямой помощи или к демонстрации предметов.

Теперь необходимы соучастие взрослого, одновременная практическая деятельность с ним, выполнение одного и того же дела. В ходе такого сотрудничества ребенок одновременно получает и внимание взрослого, и его участие в действиях ребенка, и главное, новые, адекватные способы действия с предметами.

Взрослый теперь не только дает ребенку в руки предмет, но вместе с предметом «передает» способ действия с ним.

В таком сотрудничестве общение перестает быть ведущей деятельностью, оно становится средством овладения общественными способами употребления предметов. Ребенком движет деловой мотив, стремление действовать с предметами, а взрослый выступает как условие этого действия, как образец для подражания. Общение со взрослым протекает на фоне практического взаимодействия с предметами.

Характеристики полноценного общения ребёнка раннего возраста с взрослыми:

· инициативность по отношению к старшему, стремление привлечь его внимание к своим действиям;

· предпочтение предметного сотрудничества с взрослым, настойчивое требование от взрослого соучастия в своих делах;

· доверчивость, открытость и эмоциональность отношения к взрослому, проявление к нему своей любви и охотный отклик на ласку;

· чувствительность к отношению взрослого, к его оценке и перестраивание своего поведения в зависимости от поведения взрослого, тонкое различение похвалы и порицания;

· активное использование речи во взаимодействии.

2. Ведущая деятельность, её роль в развитии ребёнка раннего возраста

Ведущей деятельностью в раннем детстве является предметно — манипулятивная или орудийно-предметная деятельность. Особенно значимыми для психического развития считаются орудийные и соотносящие действия.

Орудийно-предметные действия — это действия с предметом — орудием в соответствии с общественной функцией и общественно выработанным способом использования. Примеры орудийных действий — пить из кружки, причёсываться расчёской, рисовать карандашом, копать лопаткой, насыпать в ведёрко. Таким образом, дети учатся пользоваться предметами так, чтобы они не были просто продолжением их руки, но использовались, исходя из логики самого предмета, т. е. из того, что им лучше всего можно делать. Сложность выполнения такого действия заключается в том, что ребёнку нужно приспособить движение руки к специфическим свойствам предмета.

Исследователи Новосёлова, Кисленко, Гальперин и другие изучали проблему развития предметной деятельности и выделили этапы её развития:

1 этап: 1−1,5 года — ребёнок не знает функций предметов;

2 этап: 2−2,5 года — жёсткое закрепление функции за предметом;

3 этап: после 2,5 лет — отделение действия от предмета, ребёнок осваивает функции предмета и начинает использовать одни предметы вместо других (предметы-заместители, когда ребёнок начинает переносить усвоенные способы действия на другие предметы).

Усвоение техники выполнения предметных действий -- трудный и длительный процесс. В раннем возрасте ребенок может научиться самостоятельно, выполнять только самые простые из них. Это -- еда ложкой, питье из чашки, черкание карандашом по бумаге, копание песка совочком, надевание некоторых простых частей одежды, разборка и складывание пирамидки из 4--5 колец и др.

Трудность овладения действиями для малыша состоит не только в том, что у него еще плохо развиты произвольные движения -- плохо «слушаются» руки, пальчики, но и в том, что для большинства таких действий необходимо перестроить привычные движения, подчинить их целой системе правил. Возьмем для примера еду ложкой. К тому времени, когда ребенок начинает учиться есть ложкой, он уже умеет, есть, беря пищу (например, кусочек хлеба) рукой и поднося ее ко рту. При этом рука движется по косой линии от стола, где лежит пища, ко рту. Когда ребенка начинают учить пользоваться ложкой, он пытается действовать ею, как рукой: захватывает ее как можно ближе к углублению, зачерпывает пищу и по косой линии несет ко рту. Но из этого ничего не выходит -- пища вываливается по пути. Рука ребенка только постепенно и ценой немалых усилий может приспособиться к соблюдению требований правильного пользования ложкой. Но зато он овладеет человеческим действием с человеческим предметом.

Я не случайно выбрала в качестве примера именно действие ложкой. Ложка -- орудие, а употребление орудий имеет особое значение для психического развития ребенка. Орудия появились в истории человечества вместе с трудовой деятельностью. Человек поставил их между собой и природой, сделал средствами воздействия на окружающий мир. И, прежде всего через орудия и способы их употребления человечество во все времена передавало и передает подрастающим поколениям накопленный опыт. Усваивая употребление простейших орудий, ребенок вместе с тем постепенно начинает усваивать и общий принцип, состоящий в том, что воздействовать на вещи можно не только руками, ногами, зубами, но и вещами, специально для этого созданными. (Этот принцип на языке психологии называется принципом опосредствованного действия: орудие -- средство выполнения действия.)

На примере с употреблением ложки хорошо видна важная особенность действий с орудиями. За орудиями жестко закреплен способ употребления: не только что ими следует делать, но и как это делается. Взрослые хорошо это знают и, как правило, стараются передать детям. Конечно, далеко не всяким, даже доступным ему орудием ребенок может научиться владеть достаточно умело до трех лет. Но он начинает учиться. А вот действия с другими предметами могут допускать разные спосо0ы выполнения при одном и том же результате, и взрослым это часто невдомек, они показывают ребенку результат и думают, что ребенок будет получать его тем же способом, что и они сами. Но это бывает далеко не всегда. Часто дети, разбирая пирамидку, кладут все кольца по порядку, а потом, собирая ее, нанизывают в обратном порядке. Достаточно перемешать кольца между собой, чтобы задание стало невыполнимым. В других случаях дети добиваются успеха иначе: вначале нанизывают кольца без разбора, а затем многократно их перемещают, пока пирамидка не станет «ровненькой». Наиболее успешно собирают пирамидки те малыши, которых специально научили, прикладывая кольца друг к другу, выбирать самое большое из них, нанизывать его, затем выбирать самое большое из оставшихся и т. п. Отсюда -- только один шаг до собирания пирамидки на глаз, т, е. до полноценного, «взрослого» способа.

Значит, обучая детей предметным действиям, взрослые обязательно должны показывать не только их результат, но и способ выполнения, причем способ, доступный детям.

Теперь мы можем заключить, что, овладевая предметными действиями, ребенок усваивает, что делают с тем или другим предметом и как это делают. Вместе с тем, он учится сам выполнять соответствующие действия. Иначе говоря, дети усваивают назначение предметов, способы действий с ними и (в доступных пределах) технику выполнения этих действий.

Уже в период младенчества ребенок выполняет довольно сложные манипуляции с предметами, может научиться некоторым действиям, показанным ему взрослым, может перенести усвоенное действие на новый предмет. Но манипуляции младенца направлены лишь на использование внешних свойств и отношений предметов -- ложкой он действует так же, как палочкой, карандашом или совочком.

Переход от младенчества к раннему детству связан с развитием нового отношения к миру предметов -- они начинают выступать для ребенка не просто как объекты, удобные для манипулирования, а как вещи, имеющие определенное назначение и определенный способ употребления, т. е. в той функции, которая, закреплена за ними в общественном опыте. Основные интересы ребенка переносятся в область овладения все новыми и новыми действиями с предметами, и взрослый приобретает роль наставника, сотрудника и помощника в этом, овладении. В период раннего детства осуществляется переход к предметной деятельности, которая становится ведущим видом деятельности на протяжении всего периода.

Специфика предметной деятельности заключается в том, что в ней ребенку впервые открываются функции предметов. Функция, назначение вещей является их скрытым свойством. Оно не может быть выявлено путем простого манипулирования. Так, ребенок может бесконечное число раз открывать и закрывать дверцу шкафа, долго стучать ложкой об пол, но этим ни на шаг не продвинется в познании функции предметов. Только взрослый способен в той или иной форме раскрыть ребенку, для чего служит шкаф или ложка.

Усвоение назначения предметов ребенком в корне отличается от тех форм подражания, которые наблюдаются, например, у обезьян. Обезьяна может научиться пить из кружки, но кружка не приобретает для нее постоянного значения предмета, из которого пьют. Если животному хочется пить, и оно видит воду в кружке, то пьет из нее. Но с таким же успехом оно будет пить из ведра или с пола, если вода в этот момент окажется там. Точно так же и саму кружку в другое время, при отсутствии жажды, обезьяна будет употреблять для самых разнообразных манипуляций -- бросать ее, стучать ею и т. п. Ребенок же усваивает постоянное значение предметов, закрепленное за ними обществом и не изменяющееся в зависимости от потребностей данной минуты. Это, конечно, вовсе не означает, что, усвоив то или иное предметное действие, ребенок всегда употребляет предмет только по назначению. Так, научившись черкать карандашом по бумаге, он может вместе с тем катать карандаши или строить из них колодец. Но важно то, что ребенок при этом знает истинное назначение предмета. Когда двухлетний шалун, например, надевает на голову свой ботиночек, он смеется, так как понимает несоответствие выполняемого действия назначению ботинка.

Этапы формирования закрепленных за предметом — орудием действий были исследованы П. Я. Гальпериным:

· на первой стадии — «целенаправленных проб» — ребёнок варьирует свои действия, исходя не из свойств орудия, с которым он хочет, например, достать нужный ему предмет, но из свойств самого этого предмета;

· на второй стадии — «подстерегания» — ребёнок случайно находит в процессе своих попыток эффективный способ действия с орудием и стремится повторить его;

· на третьей стадии — «навязчивого вмешательства» — ребёнок активно старается воспроизвести эффективный способ действия с орудием и овладевает им;

· на четвёртой стадии — «объективной регуляции» — ребенок открывает способы регулирования и изменения действия, исходя из тех объективных условий, в которых его приходится выполнять.

На первых ступенях развития предметной деятельности действие и предмет очень жестко связаны между собой: ребенок способен выполнить усвоенное действие только с тем предметом, который для этого предназначен. Если ему предлагают, например, причесаться палочкой или попить из кубика, он оказывается просто не в состоянии выполнить просьбу, действие распадается. Только постепенно происходит отделение действия от предмета, в результате которого дети раннего возраста приобретают возможность выполнить действие и с не соответствующими ему предметами или использовать предметы не по прямому назначению.

Таким образом, связь действия с предметом проходит три фазы развития. На первой из них с предметом могут выполняться любые известные ребенку действия. На второй фазе предмет употребляется только по прямому назначению. Наконец, на третьей фазе происходит как бы возврат к старому -- к свободному употреблению предмета, но на совершенно другом уровне: ребенок знает основную функцию предмета.

Важно, что, усваивая действия по употреблению предметов обихода, ребенок вместе с тем усваивает и правила поведения в обществе, связанные с этими предметами. Так, рассердившись на взрослого, ребенок может швырнуть чашку на пол. Но тут же на его лице выразится испуг и раскаяние: он уже понимает, что нарушил правила обращения с предметом, которые обязательны для всех. В связи с овладением предметной деятельностью изменяется характер ориентировки ребенка в новых для него ситуациях, при встречах с новыми предметами. Если в период манипулирования ребенок, получив незнакомый предмет, действует с ним всеми известными ему способами, то впоследствии его ориентировка направлена на выяснение того, для чего этот предмет служит, как его можно употребить. Ориентировка типа «что такое?» сменяется ориентировкой типа «что с этим можно делать?».

Не все действия, усваиваемые ребенком в этот период, однотипны, и не все они имеют одинаковое значение для психического развития. Особенности действий зависят, прежде всего, от особенностей самих предметов. Одни предметы имеют совершенно определенный, однозначный способ употребления. Это одежда, посуда, мебель. Нарушение способа их употребления может рассматриваться и как нарушение правил поведения. С другими предметами можно обращаться гораздо свободнее. К ним относятся игрушки. Но и между ними разница очень велика. Некоторые игрушки созданы специально для выполнения определенных действий, в самом своем строении несут способ употребления (пирамидки, матрешки, шаробросы), а есть и такие игрушки, которые можно употреблять по-разному (кубики, мячи). Наиболее важно для психического развития овладение действиями с теми предметами, способ употребления которых достаточно однозначен. Помимо предметов с фиксированным функциональным назначением и способами действия, закрепленными исторически, в культуре существуют и так называемые полифункциональные предметы. В игре ребенка и практической жизни людей эти предметы могут замещать другие предметы. Ребенок открывает возможности применения полифункциональных предметов чаще всего с помощью взрослого.

Способы употребления разных предметов различаются между собой. В одних случаях для употребления предмета достаточно выполнить элементарное действие (например, потянуть за ручку, чтобы открыть дверцу шкафа), в других -- сложное, требующее учета свойств предмета и его связи с другими предметами (например, выкопать ямку в песке совочком). Действия, предъявляющие большие требования к психике, больше способствуют психическому развитию.

Из числа действий, которыми овладевает ребенок в раннем детстве, особенно значимыми для его психического развития оказываются соотносящие и орудийные действия.

Соотносящими являются действия, цель которых состоит в приведении двух или нескольких предметов (или их частей) в определенные пространственные взаимоотношения. Это, например, складывание пирамидок из колец, использование всяческих сборно-разборных игрушек, закрывание коробок крышками. Уже в младенчестве дети начинают выполнять действия с двумя предметами -- нанизывать, складывать, накрывать и т. п. Но эти манипулятивные действия отличаются тем, что ребенок, выполняя их, не учитывает свойств предметов -- не подбирает предметы в соответствии с их формой и величиной, не располагает их в каком-либо порядке.

Соотносящие действия, которые начинают усваиваться в раннем детстве, напротив, требуют такого учета. Так, чтобы правильно сложить пирамидку, нужно учитывать соотношение колец по величине: сначала надеть самое большое, а потом последовательно переходить к все более маленьким. При сборке матрешки нужно подбирать половинки одинаковой величины, собирать сначала самую маленькую, затем вкладывать ее в большую и т. д. Точно так же и при действиях с другими сборно-разборными игрушками необходимо учитывать свойства предметов, подбирать одинаковые или соответствующие друг другу элементы, располагать их в каком-то порядке.

Способы выполнения соотносящих действий, которые формируются у ребенка, зависят от особенностей обучения. Если взрослые дают только образец действия, многократно разбирая и складывая пирамидку на глазах у ребенка, он, скорее всего запомнит место, на которое попадает каждое кольцо при разборе. Если взрослые фиксируют внимание ребенка на ошибках и их исправлении, наиболее вероятно, что он начнет действовать путем проб. Наконец, обучая предварительно примеривать кольца, выбирать самое большое из них, можно выработать умение подбирать их на глаз. Только последний способ соответствует цели действия, позволяет выполнять действие в самых разнообразных условиях (дети, обученные первыми двумя способами, не могут собрать пирамидку, если, например, вместо привычных пяти колец получат десять -- двенадцать).

Орудийные действия -- это действия, в которых один предмет -- орудие -- употребляется для воздействия на другие предметы. Применение даже простейших ручных орудий, не говоря уже о машинах, не только увеличивает естественные силы человека, но и дает ему возможность выполнять разнообразные действия, которые вообще недоступны невооруженной руке. Конечно, ребенок знакомится с употреблением только нескольких самых элементарных орудий -- ложки, чашки, совочка, лопатки, карандаша. Но и это имеет очень большое значение для его психического развития, потому что и в этих орудиях заключены черты, присущие всякому орудию. Выработанный обществом способ употребления орудий запечатлен, фиксирован в самом их устройстве.

Орудие выступает в качестве посредника между рукой ребенка и предметами, на которые нужно воздействовать, и то, как происходит это воздействие, зависит от устройства орудия. Копать песок совочком или набирать кашу ложкой нужно совсем не так, как рукой. Поэтому овладение орудийными действиями требует полной перестройки движений руки ребенка, их подчинения устройству орудия. Разберем это на примере использования ложки. Ее устройство требует, чтобы, после того как зачерпнута еда, ребенок сначала поднимал ложку вертикально, не наклоняя, а потом по прямой линии нес в рот. Но пищу, захваченную рукой, несут вовсе не так: рука направляется от тарелки прямо в рот. Следовательно, движение руки, вооруженной ложкой, должно перестроиться. Но перестройка движений руки может произойти только при условии, что ребенок научится учитывать связь между орудием и теми предметами, на которые направлено действие: между ложкой и пищей, совочком и песком, карандашом и бумагой. Это очень непростая задача. Весь опыт манипулятивных действий учит ребенка связывать результат действий с воздействием на предметы при помощи собственной руки, а не при помощи другого предмета.

Орудийными действиями ребенок овладевает в ходе обучения, при систематическом руководстве взрослого, который показывает действие, направляет руку ребенка, обращает его внимание на результат. Но и при этом условии усвоение орудийных действий происходит далеко не сразу. Оно проходит несколько ступеней. На первой ступени орудие фактически служит для ребенка только продолжением его собственной руки, и он пытается действовать им, как рукой. Ту же ложку дети захватывают в кулачок как можно ближе к углублению, даже влезая в него пальчиками, и, зачерпнув при помощи взрослого пищу, косо несут ее ко рту, точно так же, как несли бы кулачок. Все внимание при этом устремлено не на ложку, а на пищу. Естественно, что большая часть пищи разливается или выпадает, в рот попадает почти пустая ложка. На этой ступени, хотя ребенок и держит орудие, его действие является еще не орудийным, а ручным. Следующая ступень состоит в том, что ребенок начинает ориентироваться на связь орудия с предметом, на который направлено действие (ложки с пищей), но выполняет его успешно только от случая к случаю, пытаясь повторять движения, приводящие к успеху. И только в конечном итоге происходит достаточное приспособление руки к свойствам орудия -- возникает орудийное действие.

Орудийные действия, которыми овладевает ребенок раннего возраста, весьма несовершенны. Они продолжают отрабатываться в дальнейшем. Но важно не то, насколько у ребенка отработаны соответствующие движения, а то, что он усваивает сам принцип употребления орудий, являющийся одним из основных принципов деятельности человека. Усвоение принципа орудийного действия дает ребенку возможность в некоторых ситуациях переходить и к самостоятельному употреблению предметов в качестве простейших орудий (например, использовать палку для доставания далекого предмета).

Начиная выполнять правила пользования предметами, ребенок психологически входит в мир постоянных вещей: предметы выступают для него как вещи, имеющие определенное назначение и определенный способ употребления. Малыша обучают тому, что предмет в обыденной жизни имеет постоянное значение, закрепленное за ним обществом. Маленькому человеку еще не дают понять, что значение предмета в экстремальной ситуации может меняться.

Психологически ребенок уже обращен в предметную деятельность, но его социальное развитие определяется усвоением элементарной нормы поведения в мире постоянных вещей и усвоением некоторых форм взаимоотношений с людьми по поводу этих вещей. Нормы, которые преподносятся ребенку раннего возраста, однозначны и определенны. Правила предлагаются таким образом, чтобы малыш всегда действовал однозначно (мылом намыливал руки, из чашки пил, носовым платком вытирал нос и т. д.).

Внутри ведущей предметной деятельности начинают складываться новые виды деятельности, достигающие развернутых форм в дошкольном детстве. Это игра и продуктивные виды деятельности (рисование, лепка, конструирование).

Игра рождается внутри предметной деятельности. Сначала ребенок манипулирует предметами так, как показал взрослый, причем требует тот же самый предмет (ту самую ручку, ту самую книгу, которую держит в руках мама). Следующие этапы в развитии предметных действий, которые приводят к обособлению игры: перенос показанного действия на другие предметы (замещение), использование предметов-заместителей; воспроизведение увиденного на игрушках.

Одна из ранних форм игры детей раннего возраста — предметная игра — представляет собой многократное воспроизведение общих схем использования вещей, варьирование функций («значений») предмета в реальном практическом действии. Предметная игра постепенно перерастает в сюжетно-отобразительную, когда ребёнок воспроизводит в своих действиях свои собственные наблюдения повседневной жизни. Дети раннего возраста сначала действуют с предметами, а потом осознают смысл предмета в игре и дают предметам игровые названия.

В конце второго — начале третьего года жизни в поведении ребёнка можно наблюдать феномен «роль в действии». Ребенок, воспроизводя действия конкретного взрослого из своего окружения, не осознает этого, но охотно соглашается, когда ему это сообщают («Ты ведешь машину как папа. Миша — папа»). Позже он сам замечает сходство своих действий с действиями взрослого и называет себя его именем. Роль как один из конституирующих моментов сюжетно-ролевой игры рождается в раннем детстве из фактически производимых ребенком в игре действий имитационного характера.

Перечисленные этапы развития предметной игры составляют одновременно предпосылки сюжетно-ролевой игры: переименование предметов, отождествление ребёнком своих действий с действиями взрослого, называние себя именем другого человека.

Другой новый вид деятельности, складывающийся на основе предметной, — рисование, изобразительная деятельность. Рождаясь как «действие черкания» карандашом, рисование в раннем детстве проходит несколько стадий: каракули; узнавание предмета в случайном сочетании линий; наконец, изображение по замыслу, по сформулированному намерению (собственно изобразительная деятельность).

3. Психологические новообразования возраста

После года начинается новый этап развития ребенка. Младенчество вооружило его умением смотреть, слушать и управлять движениями рук. С этого времени ребенок уже и не беспомощное существо, он чрезвычайно активен в своих действиях и в стремлении к общению со взрослыми. На первом году жизни у младенца сформировались начальные формы психических действий, свойственных человеку. Предыстория психического развития теперь уступила место его подлинной истории. Следующие два года — период раннего детства — приносят ребенку новые большие достижения.

Качественные преобразования, которые претерпевает ребенок за первые три года, столь значительны, что некоторые психологи, размышляя о том, где же середина пути развития человека от момента рождения до зрелого возраста, относят ее к трем годам. Действительно, трехлетний ребенок владеет употреблением многих предметов обихода. Он способен к самообслуживанию, умеет вступать во взаимоотношения с окружающими людьми. Он общается со взрослыми и другими детьми при помощи речи, выполняет элементарные правила поведения.

Главное психологическое новообразование раннего возраста: отделение ребёнком себя от окружающих, осознание себя как субъекта действия, сравнение с другими людьми.

В ходе психического развития ребёнка происходит не только усвоение разнообразных действий и формирование психических процессов и качеств, необходимых для их выполнения. Ребёнок постепенно овладевает свойственными человеку формами поведения в обществе и, главное, теми внутренними чертами, которые отличают человека как члена общества и определяют его поступки.

Отличительной особенностью поведения ребенка раннего возраста является то, что он действует, не задумываясь, под влиянием возникающих в данный момент чувств и желаний. Эти чувства и желания вызываются, прежде всего, тем, что непосредственно окружает ребёнка, попадается ему на глаза. Поэтому его поведение зависит от внешних обстоятельств. Малыша очень легко привлечь к чему-нибудь, но так же легко и отвлечь. Но уже в начале раннего детства в связи с формированием устойчивых представлений о предметах начинают возникать чувства и желания, связанные с предметами, о которых ребёнок помнит, хотя и не видит их перед собой в данный момент.

Установление связи чувств и желаний с представлениями делает поведение ребёнка более целенаправленным, менее зависимым от конкретной ситуации, создает основу для развития речевой регуляции поведения, т. е. выполнения действий, направленных на словесно обозначенные цели.

К концу раннего детства ребенок овладевает целенаправленными действиями при рисовании, при игре в кубики. Он начинает обозначать словами то, что хочет изобразить или построить. Однако словесная регуляция действий ещё очень слаба: замыслы детей неустойчивы, они изменяются по ходу дела, на них влияет восприятие результатов собственных действий, замыслы сплошь и рядом не доводятся до конца. В течение всего раннего возраста влияние ситуации часто оказывается сильнее, чем влияние объяснений взрослого и возникших у ребенка намерений.

Поскольку поведение детей определяется характером их чувств и желаний, большое значение имеет развитие у них таких чувств, которые побуждают учитывать интересы других людей, поступать в соответствии с требованиями взрослых. Уже в младенчестве у детей начинают формироваться любовь, симпатия к близким людям — матери, отцу, воспитательнице в яслях. В раннем детстве эта симпатия приобретает новые формы. Ребёнок стремится получить от взрослого похвалу, ласку, огорчается, если взрослый им недоволен. Примерно к середине второго года, если ребенок общается с другими детьми, чувство симпатии переносится и на них. Оно выражается в сочувствии, помощи пострадавшему ребёнку, иногда в желании поделиться сладостями, игрушками.

Начиная с полутора лет, оценка поведения ребёнка взрослыми становится одним из важных источников его чувств. Похвала, одобрение окружающих вызывают у детей чувство гордости, и они пытаются заслужить положительную оценку, демонстрируя взрослым свои достижения.

Несколько позднее, чем чувство гордости, ребёнок начинает испытывать чувство стыда, в случаях если его действия не оправдывают ожиданий взрослых, порицаются ими. Чаще всего ребёнку становится стыдно, если он неправильно произносит слова, ошибается, рассказывая стишок, и.т.п. Но постепенно он начинает стыдиться и не одобряемых взрослыми поступков, когда ему специально указывают на них, стыдят его. В некоторых случаях чувство стыда может быть настолько сильным, что перевешивает другие побуждения и заставляет ребёнка отказаться от привлекательной игрушки или совершить какой-либо другой трудный для него поступок.

Социальное развитие ребенка идет по двум направлениям: через усвоение правил взаимоотношений людей друг с другом и через взаимодействие ребёнка с предметом в мире постоянных вещей. Этот процесс осуществляется через посредника (старшего) и соучастника усвоения социальных норм (ровесника). Таким образом, социальное развитие выступает как ситуация овладения отношениями с посредником (старшим), с соучастником усвоения норм (ровесником), с миром постоянных вещей. Тем самым выделяются три вида зависимостей, каждая из которых, с одной стороны, имеет свою специфику, а с другой — опосредована остальными.

В раннем возрасте ребёнок хорошо усваивает свое имя. Имя человека одновременно представляет его индивидуальность другим и дарует её самому ребёнку. Имя отражает национальную принадлежность ребенка, выступает как мерило его социальной защищенности, является решающим фактором в приобретении индивидуальности. Оно отличает ребенка от других и одновременно указывает на его пол (обычно детям не нравятся имена, которые могут принадлежать как мальчикам, так и девочкам). Ребёнок узнает свое имя прежде, чем фамилию, и пользуется именем в общении с другими. Имя индивидуализирует ребёнка и одновременно идентифицирует его с определённой культурой. Важность имени для формирования личности ребёнка нельзя переоценить. С имени ребёнка начинается обращение к нему, поощрение или порицание его за недозволенные действия. С имени собственного ребёнок раннего возраста начинает своё общение с окружающими, когда овладевает речью настолько, что может выразить свои желания и высказать оценку своей персоне. Имя предоставляет ребёнку особый вид идентификации — с нацией, с предком рода, семьи.

Один из наиболее важных моментов развития ребёнка раннего возраста состоит в том, что он начинает осознавать себя как отдельного человека, не изменяющегося при изменении ситуации, имеющего свои желания, которые могут совпадать, а могут и не совпадать с желаниями взрослых.

В начале раннего детства ребёнок ещё не отделяет возникающих у него чувств, желаний от вызывающих их внешних причин. Он непрерывно находится в движении, в действии, его внутреннее состояние всё время меняется, и в этой изменчивости для ребёнка выступают только люди и предметы, на которые направлены его желания и действия. Ребёнку трудно осознать, что человеком, отдельным от других, источником разнообразных действий является он сам. Отношение к себе дети заимствуют у взрослых. Они называют себя в третьем лице и нередко беседуют с собой, как с посторонним, — уговаривают, ругают, благодарят. Слитность с другими людьми, которую испытывают дети, часто проявляется в их высказываниях.

Ребёнок начинает знакомиться с собой с конца второго года жизни. Это знакомство относится сначала к внешнему миру, а потом к внутреннему миру. На втором году жизни дети обычно не узнают себя в зеркале, на фотографии или в кино, сосредоточивая внимание на изображениях других людей, которых они знают. Узнавание возникает при помощи взрослых. Оно очень занимает ребёнка, и он как бы упражняется в запоминании своего облика.

Осознание себя как постоянного источника разнообразных желаний и действий, отделённого от других людей, происходит к концу третьего года жизни под влиянием возрастающей практической самостоятельности ребёнка.

Ребёнок овладевает возможностью выполнять без помощи взрослого разнообразные предметные действия, усваивает простейшие навыки самообслуживания. В результате этого он начинает понимать, что-то или иное действие выполняет именно он. Внешне это понимание выражается в том, что ребёнок начинает говорить о себе не в третьем, а в первом лице.

Отделение себя от других людей и осознание собственных возросших возможностей, в свою очередь, приводят к появлению нового отношения ребёнка к взрослым. Он начинает сравнивать себя с взрослыми и хочет быть таким, как взрослые, выполнять те же действия, пользоваться такой же самостоятельностью и независимостью.

Становление речи, которое наиболее интенсивно происходит в раннем возрасте, перестраивает все психические процессы ребенка. Речь возникает и первоначально развивается в онтогенезе как средство общения со взрослым. В дальнейшем она становится средством мышления и овладения своим поведением. Между довербальным периодом и периодом разговорной речи находится этап автономной детской речи, который приходится на начало второго года жизни. Слова ребенка этого возраста отличаются от взрослых слов и по звучанию и по значению. Они неразрывно связаны с воспринимаемой ситуацией и выполняют в основном указательную функцию в ней. Примеров автономных детских слов множество. Так, детское слово «пу-фу» может означать йод, ранку, горячую кашу, сигарету, из которой идет дым, огонь, сам процесс тушения и многое другое, где нужно дуть. Слово «кх» может означать кошку, мех, волосы, шапку, шубу и многое другое, что связано с ощущением мягкости и пушистости. С точки зрения взрослого в этих вещах нет ничего общего. Для взрослого этот признак мягкости и пушистости совершенно неважен, а для малыша он может быть главным, потому что в своих первых обобщениях он руководствуется прежде всего непосредственным ощущением и своим собственным, неповторимым опытом. Период автономной детской речи есть в развитии каждого ребенка. В этот период нельзя сказать, есть у ребенка речь или нет, потому что у него нет речи во взрослом смысле слова, и в то же время он уже говорит.

Следующий этап развития речи ребенка знаменуется появлением его первых настоящих слов. В середине второго года происходит «речевой взрыв», который проявляется в резком нарастании словаря и повышенном интересе ребенка к речи. Рождение первых настоящих слов ребенка происходит в предметном сотрудничестве со взрослым и проходит через три этапа: ориентация на предмет, на взрослого, на слово. Усвоение слов имеет примерно ту же логику, что и усвоение орудийных действий.

На третьем году жизни происходит интенсивное освоение грамматической структуры языка (связи слов в предложения, падежей, предлогов, союзов и т. д.). Овладение грамматической структурой языка позволяет ребенку выражать словами такие отношения предметов, которые не представлены в наглядной ситуации.

Раннее детство является периодом становления первичных форм наглядно-действенного мышления, которые возникают в процессе смены ручных операций на орудийные. При освоении орудийных действий в предметах выделяются наиболее существенные и общие признаки, что приводит к формированию обобщений, приобретающих характер понятий. Функционально-предметные образования, сформированные в практической деятельности ребенка, отражаются в его сознании и способствуют развитию мышления.

Формирование интеллектуальных операций у ребенка в возрасте от 1 до 3 лет в основном происходит в процессе овладения орудийными действиями. Во-первых, эти действия являются более определенными и постоянными, чем все другие виды действия; поэтому они легче выделяются и фиксируются в сознании ребенка. Во-вторых, в орудийных операциях гораздо рельефнее выражена связь между различными предметами (т.е. связь орудия с теми предметами, на которые направлено его действие).

Овладение предметными действиями оказывает решающее влияние на формирование обобщений. Как известно, обобщение предметов обычно происходит по их функциональному значению, а не по внешним, физическим признакам. Например, чашка — это предмет, из которого можно пить независимо от ее цвета, размера, формы, веса и т. д. Но именно эти физические признаки являются более очевидными для ребенка при непосредственном восприятии, и поэтому именно они являются первым основанием для классификации и обобщения предметов.

При усвоении предметных действий, главным образом орудийных, в предметах выделяются наиболее общие и постоянные признаки, что приводит к формированию обобщений, приобретающих черты общих понятий.

Таким образом, ранний возраст — период интенсивного психического развития ребенка, которое происходит по нескольким линиям. Наиболее важными из них являются:

· развитие предметной деятельности и делового общения со взрослым;

· развитие активной речи ребенка;

· развитие произвольного поведения;

· появление игровых замещений;

· формирование потребности в общении со сверстником;

· развитие самосознания и самостоятельности ребенка;

· овладение прямой походкой.

Однако, несмотря на значительный прогресс в психическом развитии, на протяжении всего раннего возраста ребенок остается существом ситуативным, все действия и все психические процессы которого определяются наглядной ситуацией.

4. Кризис трех лет, его характеристика

Кризис 3 лет — это граница между ранним и дошкольным возрастом, это разрушение, пересмотр старой системы социальных отношений, кризис выделения своего «Я». Ребёнок, отделяясь от взрослых, пытается установить с ними новые, более глубокие отношения.

Изменение позиции ребёнка, возрастание его самостоятельности и активности, требуют от близких взрослых своевременной перестройки. Если же новые отношения с ребёнком не складываются, его инициатива не поощряется, самостоятельность постоянно ограничивается, у ребёнка возникают собственно кризисные явления, проявляющиеся в отношениях с взрослыми (и никогда — со сверстниками).

Л.С. Выготский описывает 7 характеристик кризиса 3 лет:

1) негативизм — стремление сделать что-то вопреки предложению взрослого, даже вразрез с собственным желанием; негативная реакция на предложение потому, что оно идет от взрослого;

2) упрямство — ребёнок настаивает на чем-то потому, что он этого потребовал, он связан своим первоначальным решением;

3) строптивость направлена в целом против норм воспитания, образа жизни, который сложился до трех лет;

4) своеволие — проявление инициативы собственного действия, стремление всё делать самому;

5) протест-бунт — ребёнок в состоянии войны и конфликта с окружающими;

6) симптом обесценивания — проявляется в том, что ребёнок начинает ругаться, дразнить и обзывать родителей;

7) деспотизм — ребенок заставляет родителей делать всё, что он требует.

Рассмотрим их подробнее. Первая из них — негативизм. Ребёнок даёт негативную реакцию не на само действие, которое он отказывается выполнять, а на требование или просьбу взрослого. Он не делает что-то только потому, что это предложил ему определённый взрослый человек. Вообще, негативизм избирателен: ребёнок игнорирует требования одного члена семьи или одной воспитательницы, а с другими достаточно послушен. Главный мотив действия — сделать наоборот, т. е. прямо противоположное тому, что ему сказали.

На первый взгляд, кажется, что так ведёт себя непослушный ребёнок любого возраста. Но при обычном непослушании он чего-то не делает потому, что именно этого ему делать не хочется. Если же ему предложить другое занятие, интересное и приятное для него, он тут же согласится. При негативизме события разворачиваются иначе. Л. С. Выготский приводит такой пример из своей клинической практики. Девочка, пережившая кризис 3 лет, очень хотела, чтобы её взяли на конференцию, где взрослые «обсуждают детей», но, получив разрешение, на заседание не пошла. Это была негативная реакция на предложение взрослого. На самом деле ей так же хотелось пойти, как и раньше, до своего отказа, и, оставшись одна, она горько плакала.

Из примера видно, как меняется мотивация поведения ребёнка. Раньше в наглядной ситуации у него возникал аффект — непосредственное эмоционально выраженное желание что-то сделать; импульсивные действия ребёнка соответствовали этому желанию. В 3 года он впервые становится способен поступать вопреки своему непосредственному желанию. Поведение ребёнка определяется не этим желанием, а отношениями с другим, взрослым человеком. Мотив поведения уже находится вне ситуации, данной ребёнку. Конечно, негативизм — кризисное явление, которое должно исчезнуть со временем. Но то, что ребёнок в 3 года получает возможность действовать не под влиянием любого случайно возникшего желания, а поступать, исходя из других, более сложных и стабильных мотивов, является важным завоеванием в его развитии.

Вторая характеристика кризиса 3 лет — упрямство. Это реакция ребёнка, который настаивает на чем-то не потому, что ему этого очень хочется, а потому, что он сам об этом сказал взрослым и требует, чтобы с его мнением считались. Его первоначальное решение определяет всё его поведение, и отказаться от этого решения даже при изменившихся обстоятельствах ребёнок не может. Упрямство — не настойчивость, с которой ребёнок добивается желаемого. Упрямый ребёнок настаивает на том, что не так уж сильно хочется, или совсем не хочется, или давно расхотелось.

В переходный период может появиться строптивость. Она направлена не против конкретного взрослого, а против всей сложившейся в раннем детстве системы отношений, против принятых в семье норм воспитания. Ребёнок стремится настоять на своих желаниях и недоволен всем, что ему предлагают и делают другие. «Да ну!» — самая распространенная реакция в таких случаях.

Разумеется, ярко проявляется тенденция к самостоятельности: ребёнок хочет все делать и решать сам. В принципе это положительное явление, но во время кризиса гипертрофированная тенденция к самостоятельности приводит к своеволию, она часто неадекватна возможностям ребёнка и вызывает дополнительные конфликты с взрослыми.

У некоторых детей конфликты с родителями становятся регулярными, они как бы постоянно находятся в состоянии войны с взрослыми. В этих случаях говорят о протесте-бунте. В семье с единственным ребёнком может появиться деспотизм. Ребёнок жестко проявляет свою власть над окружающими его взрослыми, диктуя, что он будет есть, а что не будет, может мама уйти из дома или нет и.т.д. Если в семье несколько детей, вместо деспотизма обычно возникает ревность: та же тенденция к власти здесь выступает как источник ревнивого, нетерпимого отношения к другим детям, которые не имеют почти никаких прав в семье, с точки зрения юного деспота.

Интересная характеристика кризиса 3 лет, которая будет присуща всем последующим переходным периодам, — обесценивание. Обесценивается в глазах ребёнка то, что раньше было привычно, интересно и дорого, например, 3-летний ребёнок может начать ругаться (обесцениваются старые правила поведения), отбросить или даже сломать любимую игрушку, предложенную не вовремя (обесцениваются старые привязанности к вещам) и.т.п.

Все эти явления свидетельствуют о том, что у ребёнка изменяется отношение к другим людям и к самому себе. Кризис протекает как кризис социальных отношений, отделения от близких взрослых и связан со становлением самосознания ребёнка. В этом проявляется потребность в реализации и утверждении собственного Я. Возникающие в речи ребёнка слова «хочу», «не хочу», «Я» наполняются реальным содержанием, становятся осмысленными. Возникает особая форма личного сознания, внешне проявляющаяся в знаменитой формуле «Я сам». Феномен «Я сам» знаменует психологическое отделение ребёнка от взрослого и распад прежней ситуации социального развития.

Две взаимосвязанные тенденции развития реализуются в кризисный период — тенденция к эмансипации и тенденция к волевой форме поведения.

Л.И. Божович, рассматривая кризис трех лет, связывает его с появлением некоторого системного новообразования, которое выражается в возникновении слова «Я». Доминирующей является потребность в реализации и утверждении собственного Я. Депривация именно этой тенденции вызывает основные трудности в поведении детей. После возникновения «системы Я», как следствие, возникают и другие новообразования, самым значительным из которых являются самооценка и связанное с ней стремление соответствовать требованиям взрослых, быть «хорошим».

Появление самооценки (желания быть хорошим) к концу третьего года жизни приводит к усложнению внутренней жизни ребёнка: с одной стороны, присутствует желание действовать по собственному усмотрению, с другой — соответствовать требованиям значимых взрослых. Это приводит к возникновению амбивалентных тенденций в поведении.

По мнению Л. И. Божович, три года — важный рубеж в развитии ребёнка; «система Я» включает в себя некоторое знание о себе и отношение к себе. Это подлинный старт развития самосознания, которое далее на каждом возрастном этапе имеет специфические особенности.

Д.Б. Эльконин в своей работе определяет новообразование раннего возраста, оформляющееся в три года, — личное действие и сознание «я сам». Внутри совместной с взрослым предметно-манипулятивной деятельности действие ребенка есть продолжение ситуации действования. Но к трем годам возникает желание действовать по собственному усмотрению, действовать вопреки ситуации, вопреки предложенному взрослым.

В раннем возрасте ребенок строит своё действие посредством уподобления действию-образцу взрослого. К трем годам, когда ребёнок овладевает речью, ему открывается его действие как таковое, а не только как вплетённое в ситуацию совместной деятельности с взрослым. И возникает «личное действие» и «я сам».

Исследования кризиса трех лет проведено Т. В. Гуськовой. В нем на основании анализа отечественных и зарубежных исследований поставлен основной вопрос о выделении новообразования кризиса трех лет как конструктивной составляющей возрастного кризиса в противоположность описанию негативных проявлений этого возрастного перехода.

Т.В. Гуськова останавливает свое внимание на кризисе развития и различает объективный кризис (появление качественно нового в психической жизни ребёнка) и субъективный кризис (общая картина симптомов, сопровождающих объективный кризис). Кризис приводит к появлению у ребёнка двух наиболее ярких черт: уязвимости и непредсказуемости поведения. По этим внешним формам можно судить о появлении новообразования, которое должно собрать в себе, соединить три линии — отношения к предметной действительности, к другим людям и к себе.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой