Духовная культура и ее перспективы в современной России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

Средняя общеобразовательная школа № 215

Реферат

Духовная культура и ее перспективы в современной России

Исполнитель:

Суруда Виктория

г. Екатеринбург

Содержание

Введение

1. Основные понятия «культуры»

1.1 Каков зримый образ культуры

1.2 Открытие и постижение культуры

1.3 Единство и разнообразие культуры

2. Общество и мир культуры

2.1 Культура повседневной жизни

3. Общение как культурный феномен жизнедеятельности человека

3.1 Культура человеческого общения — новый «философский камень»

4. Наука в контексте современной культуры

5. Взаимодействие культуры и экономики. Социальные функции культуры

5.1 Культура и традиция

6. Культура и цивилизация

7. Культура и религия

8. Культура — «трагедия трагедий»

Заключение

Список литературы

Введение

Наше Отечество переживает трудные дни. Трагедия и отчаяния Смутного времени, известные нам ранее по учебникам истории, сегодня во многом стали нашей повседневностью. Духовная крепость, построенная с Божьей помощью, усилиями и подвигами наших предков, сегодня разрушается. Началось духовное обнищание народа. Упадок морали, ожесточённость, рост преступности и насилия являются показателями кризиса духовной культуры в современной России. Обесценивается в людях тот жизнеобразующий, плодородный слой, без которого не прививаются в человеке понятия Чести, Дома, служения Истине и Отечеству.

Культура — мать народа; лишённый культуры народ подобен сироте без роду, без племени, и не за что этому народу зацепиться и не на что надеяться. Культура России есть её становой хребет, сложенный на подобии позвонков из культур и устремлений всех наций и народностей, её населяющих. Сколько раз обрушивалось зло на этот хребет. Сколько раз пытались переломить, сокрушить, разъять этот могучий хребет! Но и после смуты, после бунтов, переговоров, революций, после всех ударов, под которыми не устояли бы иные государства, Россия жива. Культура сплачивает народы, соединяет друг с другом нации.

Для общего понятия о культуре я использовала материал из книги А. Вежбицкой «Язык. Культура. Познания». Дать оценку культуре, рассказать о её значении для общества, конкретного человека, цивилизации мне помогли книги Б. Малиновского «Научная теория культуры», А. И. Арнольдова «Человек и мир культуры» и Э. В. Ильенкова «Философия и культура». [5, с. 46]

1. Основные понятия «культуры»

1.1 Каков зримый образ культуры

Культура — это совокупность всех видов преобразовательной деятельности человека и общества, а также результатов этой деятельности.

Перефразируя Гегеля, писавшего об искусстве, можно сказать, что культура нередко служит единственным ключом к пониманию мудрости народов. И это справедливо, потому что она не только наиболее возвышенная сфера деятельности личности, но и реальная сила, направленная на утверждение истинно человеческого в человеке. Она — вторая Вселенная, создаваемая человечеством. Её величественное здание возвышалось веками. Её развитие связано с поступательным движением цивилизации. Слово «культура» Н. К. Рерих расшифровал как «почитание света» («культ» — почитание, «ур» — свет).

В традиционном понимании слово «культура» первоначально означало возделывание, обработку почвы. В последствии этот термин был перенесён римлянами на человека и стал означать его воспитание, образование, т. е. «возделывание человека». Уже у Цицерона появляется термин «культура» в понимании умственной деятельности. Культуре в этом смысле стали противополагаться понятия некультурности, варварства, дикости.

Некоторые ученые считают, что общество существует и у животных: групповая жизнь, взаимодействие, конфликты, общение позволяют так думать. Но вот чего у них нет, так это культуры. Её содержание составляют обычаи, нравы, законы, этикет, символы, и многое другое, что возникло благодаря мышлению, сознанию и языку, которые совершенно отсутствуют у представителей животного мира. Культура — человеческий образ жизни.

Слово «культура» употребляется по самым различным причинам и поводам. Восхищённые талантом артиста, мы говорим о высокой культуре исполнения; картофель называем плодородной сельскохозяйственной культурой, а молодого человека, уступившего место в общественном транспорте, признаём образцом культуры поведения. Многим культура представляется некой системой правил, начиная от приличного разговорного языка до манеры поведения за столом, т. е. отождествляется с этикетом. Часто его сводят к искусству или художественной культуре, отождествляют с музеями и библиотеками и таким образом фундаментальное целое расчленяют и низводят до отдельных частей. В общем и целом культура — настоящий букет характеристик, сложенная дефиниция, слагающаяся из ряда черт, к которым можно подойти от самых различных точек отсчёта. Культура — это и развивающаяся система духовных ценностей, и процесс человеческого творчества. Это и выражение отношений между конкретными людьми, и регулятор идейного и нравственного климата всего общества. Такие характеристики можно давать бесконечно.

Культуру можно представить себе как огромную лабораторию, в которой создаётся масштабная система ценностей, собираются воедино величайшие достижения человечества в областях науки, литературы и искусства, философии и этики, религии и политики с глубокой древности и до наших времён. Ошибается тот, кто ограничивает культуру приятным вечером, проведённом на концерте или у телевизора, посещением в выходной день картинной галереи или музея. Это неизбежно порождает культурную ограниченность, примитивизацию личности. Культура — синоним полноценной самоутверждающейся жизни человека.

Она выступает чутким сейсмографом жизненных событий. От её состояния, развития зависит интеллектуальный потенциал не только отдельной личности, но и всего народа, даже всего человечества. Где как не в культуре живёт и проявляется народный дух? Она раскрывает двери в душу человека, льёт свет, озаряющий его дорогу. Её можно уподобить таким общепонятным ценностям как, как здоровье и ум. Н. А. Берусеев считал, что «культура связана с культурой предков, с преданием, традицией. Она полна священной символики, в ней даны знаки и подобия иной духовной деятельности. Всякая культура (даже материальная) есть культура духа; всякая культура имеет духовную основу — она есть продукт творческой работы духа под природными стихиями».

Сегодня взгляд на культуру — широкий, «пространственный». Как писал выдающейся философ А. Ф. Лосев, культура — предельное обобщение всего.

Культура представляет собой постоянно эволюционирующий социальный организм, который живёт и дышит, растёт и видоизменяется. Она внутренне динамична и развивается в соответствии с собственной логикой, по своим внутренним законам.

Общество проявляет и осознаёт себя в культуре. Она — его прозрение, непременное условие и результат существования. Только тогда общество становится цивилизованным, когда ставит культуру на почётный пьедестал и реально представляет человеку свободное право на культуру, возможность владеть ею, чувствовать себя её творцом и хозяином, самоутверждая и раскрывая себя.

1.2 Открытие и постижение культуры

Хосе Ортега-и-Гассет определил культуру как «то, к чему стремится», мечтает человек о «духовном приюте». Своё выражение духовный мир человека непосредственно находит в культурных потребностях, в расширении их сферы, в формировании новых запросов, обогащающих личность. Культурную потребность нельзя рассматривать как некую механическую сумму различных желаний человека. Она выступает, с одной стороны, в качестве продукта духовного развития, а, с другой — в форме притязания личности, завершающего его побуждение к творческому развитию.

Лицо культуры — не только в её результатах, но и в том, как она воспринимается и усваивается. Культура чтения — основа образования. Книга — не аксессуар для мебели, а необходимая социальная потребность. Духовная культура принадлежит каждому. Перефразируя слова Герцена о человеческой мысли, можно сказать и о культуре, что она не знает супружеской верности: её объятия раскрыты всем. Но в тоже время прав Б. Пастернак, когда, писал, что культура первому встречному в объятия не бросается.

Восприятие культуры — это всегда определённое напряжение. Нелегко воспринимать высокие, а порою и сложные духовные ценности. Учить этому надо с детства в школе, всю жизнь. Но как мы можем говорить об этом, если на сегодняшний день сокращают и сокращают уроки литературы, которые, по моему мнению формируют человеческие моральных качества, улучшают понимание мира.

Резюмируя высказанное можно сделать вывод, что формирование личности во всей многогранности её социокультурного развития, профессионализма, сознательной дисциплины, высокой нравственности является и целью культуры, и непременным условием культурного прогресса. [1, с. 16]

1.3 Единство и разнообразие культуры

У нас десятилетиями настойчиво укоренялось представление о культуре как о неком прямолинейном, лишённом многообразия и противоречий явлении, существовало и охранялось линейное видение культурного процесса, который объективно становится процессом нарастающего управления. Реальная жизнь с её противоречивостью и неоднозначностью игнорировалась. Мы привыкли жить в одной духовной плоскости, а мир многомерен. Поэтому с таким трудом даётся нам познание истины.

Кто же навязывал культуре единообразие и однозначность, препятствовал доступу людей к творческому многоцветью? Авторитарная система административного управления культурой, обслуживающая ортодоксальную идеологию. Именно она заковывала культуру в панцирь одномыслия. Но «когда все мыслят одинаково, значит никто не мыслит», — говорил Гегель. В культуре всегда звучат идеи о диалогичности её творчества и полифонии её ценностей".

Чем больше новых идей и мыслей, тем богаче общество. А свободное соревнование свободных умов рождает единство действий — такова диалектика культуры. Культурное движение приобретает многовариантный характер и часто имеет самые различные, непредсказуемые результаты. И это прекрасно, ибо однозначных решений в культуре не бывает. Культура живёт в мире множественности.

В сущности вся история мировой культуры — это процесс выдирания человечества из дикости и невежества. Шекспир называл невежество причиной всех бед, Бальзак — матерью всех преступлений, Маркс — демонической силой. Просветители считали невежество матерью всех пороков, источником зла, царящего в обществе. Это относится к любому обществу, в том числе и к нашему. У невежества есть родная сестра — варварство. А там, где варварство, — там крах культуры и нравственности. Человечество против невежества избрало спасительное средство. Имя ему — знания.

Человек в своей жизни имеет 2 опоры: знание и веру. Сегодня вроде бы открыты все двери — веруй во что хочешь, знай всё, что пожелаешь.

Грамотность способствует овладению культурой, но она не может быть очень сильным орудием для манипулирования сознанием. Разрыв между культурой и образованием приобрёл и нелепый, и драматический характер и в значительной мере снизили коэффициент полезного действия культуры, получив образование, многие считают свою задачу выполненной, себя интеллигентными, а в итоге общество получает воинствующих дилетантов. Да и само образование у нас часто поверхностное, формальное, унифицированное — ведь в нём процветает дилетантизм!

Между тем дефицит культурности остаётся у нас самым опасным дефицитом. Примеры тому — неуважение к семье, церкви, отношение к женщине.

Отличительная особенность культуры — противоречивое единство прошлого и будущего, устремлённость в будущее, способность опережать события. Будущее культуры творится сегодня. В размышлениях о нём следует задуматься над тем, какую культуру может создать человек, если ему предоставить неограниченные возможности, и какое место в ней займёт. Отсюда необходимость разработки масштабной, рассчитанную на ближайшую и отражённую перспективу, общенациональной программы культурного воспитания, целостной культурной стратегии страны.

Основные её черты — значение культурных основ современной цивилизации, социальная масштабность, охват всех слоев населения.

2. Общество и мир культуры

Социальные подъёмы не всегда способны создать значительную культуру, большей частью они её обозначают или в лучшем случае раскрывает перед ней двери. А культура не может развиваться без внутренних проблем и противоречий, решение которых не является одной из основных движущих сил культурных измерений. Под культурой подразумевают определенную сферу общества, получившую институциональное закрепление. Не только в нашей стране, но и в других странах существуют министерства культуры с разветвленным аппаратом чиновников, средние специальные и высшие учебные заведения, готовящие специалистов по культуре, журналы, общества, клубы, театры, музеи и т. д.

Связь культуры с общественной жизнью, её понимание как процесса творческой и социальной деятельности человека — истина объективная и давно известная. Вся принципиальная новизна использования социокультурного фактора при анализе общественного развития состоит в том, что учитываются:

а) специфика законов культуры;

б) её конкретное социальное бытие.

Общество способно существовать и плодотворно развиваться только при условии преодоления противоречий между культурой и социальными отношениями, только постоянно восстанавливая их единство.

Конечно, всемерно учитывая специфические культурные законы, прогресс культуры нельзя отрывать от изменений, происходящих в социальной и экономической жизни страны. «Ничейной» культуры не бывает. Она всегда принадлежит человеку, социальной группе, обществу, выступает специфической концентрацией социального опыта людей.

Что же с этой точки зрения происходит в нашей стране? Объективно необходимое возрастание социальной роли культуры пока никак не отразилось на культурной политики, на признании её одной из важнейших и приоритетных сфер жизнедеятельности общества. Более того, современное общество, не осознавая этого, вступило на опасный путь игнорирования универсального закона приоритетности культуры в общественном развитии.

Что глубже понять этот закон, зададимся вопросом: «Способны ли в наши дни существовать без культуры политика, экономика, право, вообще любая сфера общественной жизни? Можно ли в нашей стране построить новое общество, новую жизнь, осуществить реформы без культуры?» Ответ однозначен: любое начинание в любой сфере жизнедеятельности сводится на нет, ведёт к катастрофическим последствиям при отсутствии культуры.

Для нашей страны культурная ситуация отягощена странным идеологическим наследием, которое по своим последствием может быть сопоставлено лишь с татаро-монгольским игом, отбросившем нашу Родину на два столетия назад. Нам остался один шаг до антопофагии. Она — прямое следствие эгоизма и индивидуализма, когда каждый только за себя и когда выживает тот, у кого крепче зубы. В самом деле: как-то незаметно мы умудрились исключить из нашей жизни всю мораль и подвести теоретическую базу под её отрицание. Эти черты разъединяют людей, что нужно в конкурентной борьбе, но неприемлемо в морали

В конце ХIХ- начале ХХ вв. Россия была одним из центров мировой культуры. Престиж классической русской культуры был весьма значителен. А еще раньше Ломоносов писал:

О вы, которых ожидает

Отечество от недр своих

И видеть таковых желает,

Каких зовёт от стран чужих,

О, ваши дни благословенны!

Дерзайте ныне ободренны

Раченьем вашим показать,

Что может собственных Платонов

И быстрых разумом Невтонов

Российская земля рождать.

В этих строках патриотизм и просвещение неразделимы. Ломоносов мечтал о том времени, когда в России появятся специалисты во всех областях науки. И не просто мечтал, а работал ради этого. И мы должны сберечь это наследие, хотя многое уже растеряли и продолжаем терять каждый день.

2.1 Культура повседневной жизни

Теоретическая работа А. Хелер на тему повседневности стала настоящим вызовом. Отдельный человек не состоит и не может состоять предметом философии только в том случае, если он является носителем мирового духа. В отличии от Гегеля у Хайдеггера («Существо и время») повседневная жизнь стоит в центре анализа, но для него повседневная жизнь — это, в принципе, отчуждённая жизнь.

Теория повседневной жизни А. Хелер, однако, не отрицает отчуждения повседневной жизни, но она выражает убеждённость, что «неотчуждённая повседневная жизнь, по крайней мере, возможна». Такую возможность неотчуждённой повседневной жизни должен был бы обеспечить отдельному человеку социализм. А. Хелер находит эту возможность в утопических ведениях К. Маркса. По её мнению возможно «отменить отчуждение, присвоение общественного богатства (полноты культуры) со стороны каждого отдельного индивида. В духе этой утопии социализм — это качество жизни, смысл жизни индивида — это главная идея, а революционные преобразования общественной культуры — это лишь средство». В этом определении содержатся и отличия между взглядами на повседневную жизнь А. Хелер и А. Лефевра, который в работы «Критика повседневной жизни» положил начало своей социологии повседневной жизни. А. Лефевр понимает под повседневной жизнью то, что «происходит каждый день». Но, по мнению А. Хелер этому противостоит то, что происходит не каждый день — праздник, переживаемое событие. Из философии жизни, а от части и экзистенциализма вытекает, что переживаемое событие всё же связанно с повседневным «даже когда оно в структуре общественного труда сопровождает повседневную деятельность». У человека это создаёт политическую готовность в повседневной жизни переживать неповседневные дела, вплоть до катарсиса. Для А. Лефевра повседневная жизнь — это посредник между общественной жизнью человека и природой, между природой и обществом. Но, как подчёркивает А. Хелер, «не любое посредничество между природой и обществом повседневно, но повседневная жизнь даже приблизительно не исчерпывается этой посреднической ролью, она содержит всё больше и такой деятельности, которая относится к чистому обществу». С другой стороны повседневная жизнь содержит и такую деятельность, которая представляет собой деятельность, как, например, художественное творчество или простая болтовня или медитирование — «категории, которые находятся в несколько более тесной связи с тем, что естественно для отдельно человека». Понятая таким образом повседневная жизнь «посредничает в том, чтобы произошло повседневное и она же одновременно является его подготовительной школой».

На основе теоретической концепции А. Хелер можно понять и значение термина «культура повседневной жизни», в таком понимании культура повседневной жизни проявляет себя как творческое свойство человека, когда он в условиях демократического общества преодолевает принцип отчуждения своей повседневной жизни, культура повседневной жизни является правом и реальной возможность для человека ежедневно преодолевать разнообразные формы своей отчуждённой жизни, включая сюда и сам труд и саму культуру. Термином культура повседневной жизни охватываются таким образом как формы культурной продукции, так и формы воспроизводства культуры в повседневной жизни населения в рабочее и свободное время. Ежедневно свою собственную жизнь, «начинают создавать и других людей» — семью. Четвёртое условие — это материальная связь между людьми, которая обусловлена потребностями и способом производства, и существует так же давно, как существуют сами люди, постоянно принимая всё новые формы. Удовлетворение этих четырёх условий первобытных исторических отношений человека, удовлетворил и пятое — приобрёл сознание. Это человеческое сознание является общественным сознанием, которое несёт на «себе то проклятие», что с самого начала объято «материей, которая здесь появляется в форме движущихся слоев звуков, тонов — короче говоря в форме языка. Язык также стар как и сознание. Язык, как и сознание, возникает из потребностей, из необходимости общения с другими людьми. Но это первоначальное сознание представляет собой, прежде всего сознание о природе, которая предстаёт всемогущей, чужой и непонятой и противостоит человеку. Первоначальное сознание человека «чисто животное» — это сознание природы, а «естественная религия» — магия и мифология.

Различные формы разделения труда знаменуют собой эпохи возникновения сообществ людей и возникновение культуры, а действительное разделение труда, его первая историческая форма — это тот момент, когда появляется разделение на материальный и духовный труд, с появлением этой формы разделение труда происходит отделение форм от непосредственной человеческой деятельности и труда. Это тот исторический момент в развитии человека, когда сознание человека эмансипирует от мира практики, создавая теорию, философию, мораль, науку, государство. Несомненно, что этим историческим эпохам принадлежит и начало возникновения общественной культуры, и начало её отчуждения от труда. Для К. Маркса важно не то, что сознание возникает само по себе, а то, что «производственные силы; состояние общества и сознания вступают между собой в противоречие», и что разделение труда имеет своим результатом то, что «духовная и материальная деятельность, удовольствие и труд, производство и потребление начинают принадлежать разным индивидам», поэтому «возможность избежать противоречий между ними» кроется только в том, чтобы «снова отменить разделение труда».

В критике отчуждённого труда К. Маркс подчёркивает, что труд — это основа культуры, поэтому он с культурой в себе может привести человека к его окончательному освобождению. Труд представляет собой также источник других основополагающих генетической сущности человека: сознания, социальности, универсальности, свободы. Из дифференцирования К. Марксом главных форм труда — труда человека и труда животного — в «Ранних работах», «Немецкой идеологии» и «Капитане», а также из всей его антологии и антропологи труда вытекает антологическая, эвристическая эстетическая определяющая человеческого труда — создания культуры, эти свойства труда отсутствуют в труде животного, потому что его труд не выходит за рамки жизни, определяемой лишь инстинктами. В труде человека предметы превращаются в ценности, которыми можно пользоваться. В процессе обмена материей между человеком и природой появляется телеологическая функция труда — формируются первоначальные знания труда и цели, которых нужно достичь. Это процесс, в котором человек как сознательное существо располагает целеустремлённой волей и мыслью, которые конкретизируются в процессе труда. В этом акте конкретизации содержатся и телеологические положения, суть каковых — первый элемент осознания причин связей человека и природы.

Между человеком и природой устанавливается, в отличии от отношений животного и природы, историческая диалектика, которая опосредствует то, что представляет собой человеческое сознание и то, что является необходимостью в данных условиях. В труде как контролируемом процессе обмена материей между человеком и природой одновременно проявляется общность, объективизация телеологических положений — стремление, чтобы цель, которую ставит перед собой человек, была целью и для других людей. Это тот момент, в который труд проявляется в человеке как мысль, а это ключевой момент в определении и труда и культуры, из общей антологической основы труда вытекает и общественное измерение труда, возможность развиваться для общественного — культуры.

Телеологические положения, которые выражаются в человеческом труде (Г. Лукач) совсем необязательно относятся только к природе, т.к. в труде возникает цель установить и другие связи и отношения между людьми, отличающееся от связи «человек — природа». Как с реализацией общности и телеологической природы труда развиваются общественные связи и отношения, так и в историческом процессе возникает культура с её универсальными ценностями. Поэтому культура имеет столь производственное, столь и духовное (культовое) происхождение. Поэтому производственные и духовные (культовые) корни культуры известны в этимологи слова «культура» и слова «труд». Сама этимология этих категорий достаточна для того, чтобы показать не только их близость, но и вскрыть всю комплектность разнообразных форм их взаимодействия и взаимопроникновения в истории человеческого общества. [5, с. 130]

культура духовный экономика творческий

3. Общение как культурный феномен жизнедеятельности человека

Потребности современного общества, его духовных и материальных сфер, делают проблему общения чрезвычайно актуальной. Общение является неотъемлемой частью существования таких областей жизнедеятельности человека, как образование, наука и искусство, в сою очередь, тесно взаимосвязанных между собой в силу диалогичности своей сущности. Ярким доказательством этому служит глубокая связь культуры и образования.

С изменением социальной ситуации, наметились коренные перемены во взглядах на сущность и содержание образования. В современных условиях оно рассматривается как компонент культуры, являющийся «основным средством развития гуманистической сущности человека». Говоря о том, что образование обладает культурно-гуманистическими функциями, мы имеем в виду то, что оно функционирует в контексте культуры, являясь неотъемлемой её частью, выступая при этом средством создания и трансляции культурных ценностей, что позволяет человеку приобщиться к ним, а также раскрыть и реализовать собственный творческий потенциал.

Культура — понятие многогранное, затрагивающее все сферы жизнедеятельности человека. Под культурой принято понимать социально-прогрессивную творческую деятельность человечества во всех сферах бытия и сознания. По своему внутреннему содержанию культура есть процесс развития человека как социального индивида, способ его индивидуального (творческого, социального, нравственного, эстетического и физического) совершенствования. Культура неотделима от человеческого общества, в котором зарождается и формируется, где происходит её непрерывное развитие. И в то же время именно она определяет во многом характер и уровень развития общества в целом и конкретно взятой личности.

Выдающийся философ В. С. Библер в своих исследованиях отмечает, что понятие «культура» складывается, на его взгляд, из таких определений:

Культура как форма одновременного бытия и общения людей различных — прошлых, настоящих и будущих культур, форма диалога и взаимопорождения этих культур;

Культура — это форма самодетерминации индивида в горизонте личности, форма самодетерминации нашей жизни, сознания, мышления; Культура — это изобретение «мира впервые».

Основной культурной ценностью является сам человек. С точки зрения В. С. Библера, понимание человека в контексте культуры представляет собой понимание индивида во всей его неповторимости, единственности и всеобщности. Отношение к человеку как к высшей ценности бытия легло в основу современного образовательного процесса. Гуманистическая сущность педагогической науки и практики широко освящена в многочисленных современных исследованиях Ш. А. Амонашвили, Е. В. Бондаревской, Н. И. Власовой, Э. Н. Гусинского, Л. В. Заниной, Е. Н. Ильина, И. Б. Котовой, СВ. Петериной, А. В. Петровского, В. А. Петровского, Е. Н. Шилиова и др.

Общение возникает одним из ведущих факторов возникновения и существования культуры, будучи при этом культурным феноменом жизнедеятельности человека, поскольку является условием и средством познания, сохранения, трансформирования и созидания духовных и материальных ценностей культуры.

Исходя из этого, вполне объясним интерес к проблеме общения различных областей человекознания. Философия выполняет общетефетическую и методологическую функции в комплексном исследовании общения такими науками, как психология, социология, педагогика, культурология и др.

3.1 Культура человеческого общения — новый «философский камень»

Культура составляет триединое целое и проявляется в трёх необходимых жизненных сферах: в виде внутренней, спонтанной культуры, сконцентрированной в духовном мире человека; в виде информационной системы, хранение, создание и передачу знаний, настраивающей каждого человека на интеллектуальную жизнь; и, наконец, в виде культуры функциональной, т. е. поведение людей в обществе, культуры непосредственного, постоянно развивающегося человеческого общения во времени и пространстве. Две последних среды предают культуре пространственный, планетарный, общечеловеческий характер.

Уходящий XX в. многое принёс человечеству: возвысил личность, поднял на новые, высшие ступени культуру и науку, революционировал народное сознание — словом, сделал мир более умным интеллектуальным, социально зрелым. В тоже время он значительно разъединил людей, усилил закомплексованность, лишил их доброты, внёс в мировую культуру семена отчуждения, несогласия и национальной обособленности, привёл человечество и мировую культуру к трагической возможности самоуничтожения. Внутренние границы между людьми бывают гораздо серьёзнее внешних.

XX в. принёс людям странную нравственную болезнь культурной чихоты, проявляющейся во всём — от исчезновения народной песни до нерождённых людей. Люди потеряли способность слышать друг друга. Человек отучился не только слышать, но и слушать.

Человечеству необходимы, образно говоря, единый планетарный язык и единая гуманистическая культура отношений. Таким общечеловеческим языком является гуманистическая культура.

Культурное обновление в нашей стране выражается в расширении горизонтов общения на основе гласности и открытости не только внутри стран, но и с остальным миром.

Разрушение человеческой общности отрицательным образом скажется на культурном процессе, хотя сам по себе культурный процесс отнюдь не совпадает с духовном развитием человека и не всегда способен разрешить важнейшие проблемы сохранения на земле прочного мира. Человечество только мечтает превратить культурный прогресс в средство своего спасения.

Культура человеческих отношений — «философский камень», требующий пристального внимания к изучению. Дефицит этого общения вызван многими причинами, начиная от дефицита культуры в личных отношениях людей и заканчивая жизнь общества в целом.

Культура проявляется в человеке через его действия и отношения к другим. Один из семантических смыслов слова «культура» связан со словом «почтение». Но как зримо исчезло из жизни почтительное отношение друг к другу! А ведь в человеческом общении возможна ещё и вежливость, терпеливость, отсутствие капризности, раздражительности…

Культура человеческих отношений расширяет и углубляет пространство жизни, что мешает культуре общения прочно утвердиться в нашем обществе? Видимо, вызвано это воспитанием в человеке «с младых ногтей» нетерпимости к инакомыслию, стойкого эгоистического непонимания и нежелания понять выбивающееся из санкционированного стандарта, воспринять чужую точку зрения или осмыслить иную позицию.

Ещё один пример низкой культуры общения — это качество встреч людей с искусством. Культура экспозиции требует комфортности восприятия, неспешности, удобства. Но в наших выставочных залах этого нет. Не найдётся здесь не чашечки кофе, ни стула, чтобы присесть и отдохнуть. А кстати, разве нельзя вести молчаливый разговор с картиной сидя? И вообще у нас не приняты на выставках «зоны отдыха».

Ещё предстоит глубинное исследование состояния межличностных культурных отношений.

4. Наука в контексте современной культуры

В современной культуре отчётливо проявила себя дилемма: сциентизм — антисциентизм, что имеет непосредственное отношение к проблеме соотношения науки и искусства.

В нашей философской литературе имеет широкое распространение следующая точка зрения на место науки в системе современной культуры: «мир знания богат и разнообразен. Однако, когда говорят или пишут о знании, то, как правило, подразумевают под ним знание научное. В этом, впрочем нет ничего удивительного, поскольку наука в наши дни занимает особое место в жизни людей. Она превращается в своеобразный эпицентр культуры, оказывает возрастающее влияние на восприятие человеком окружающего мира».

При этом главное заключается в том, чтобы определить, как сама наука отличает себя от других форм постижения бытия.

Этот вопрос имеет определённые исторические корни, т. е., прежде всего, надо учесть исторически сложившуюся дилемму «сциентизм — антисциентизм». Сциентизм сложился в рамках позивистской традиции и представляет собой мировоззренческую позицию, согласно которой конкретно-научное знание в наличной совокупности его результатов и способов их получения является наивысшей культурной ценностью и достаточным условием мировоззренческой ориентации человека, для сциентизма характерно преувеличение роли науки в познании окружающего мира и человека, объявление её вершиной развития культуры, убеждение в ненужности других сфер культуры (О. Конт), т.к. наука, согласно этому направлению, более успешно выполняет все культурные функции многообразного духовного мира человечества.

Причиной того, что сегодня часто звучат призывы ограничить науку, установить ей определённые пределы, преодолеть её, является чувство опасности, возникающее у многих людей в связи с определёнными негативными последствиями научно-технического прогресса. Авторы антинаучных подходов отрицают способность науки давать истину, нередко рассматривают науку как систему полезного заблуждения (взгляд Ф. Ницше), предполагают «более современные», на их взгляд, формы постижения бытия.

Современные интерпретации взаимоотношений науки и ценностных форм познания. Можно выделить два типа интерпретации взаимоотношения науки и вне научных форм знания.

Первый тип восходит к концепциям Ф. Ницше и О. Шпенглера, которые, говоря языком методологии науки, отрицали у науки особый эпистемологический статус. Т. е. они считали, что наука — это мир современности.

Ко второму типу интерпретации этой проблемы можно отнести точку зрения, согласно которой наука, с одной стороны, и религия, и мифология, искусство, с другой стороны, существенно различаются и составляют как бы два полюса в современной культуре. Но в тоже время между ними нет непроходимой грани. Более того, они имеют тенденцию к сближению. Эта точка зрения восходит к идеям Ф. М. Достоевского, Н. Рериха, П. Тейяра де Шардена, А. И. Уайтхеда и Др.

Ф.М. Достоевский говорил о необходимости движения человечества к ценностной гармонической культуре, к доброму разуму. Если, по его словам, истина наука и Иисус Христос (добро) разойдутся, то он предпочитал остаться с добром, а не с истинной. Он критиковал науку (или как он выразился «полунауку») именно за то, что в ней нередко отсутствует гуманизм, добро. Разум без добра его настораживал. Такой рационализм он не принимал, т.к. условил зарождавшуюся тенденцию сциентизации общественной жизни и выступил против неё, т. е. против того, чтобы видеть в науке единственную систему понимания мира и человека.

5. Взаимодействие культуры и экономики. Социальные функции культуры

Для понимания места и роли культуры в жизни общества большое значение имеет уяснение взаимодействий культуры с различными сферами общественной жизни и, прежде всего, взаимодействие культуры и экономики. В понимании этого взаимодействия выделяются две противоположные позиции. Первую позицию наиболее ярко представляет марксизм. Как отмечалось ранее, с точки зрения марксизма, определяющую роль в жизни общества играет материальное производство. Знаменитый тезис К. Маркса, выражающий сущность материального понимания истории, гласит: люди, прежде чем заниматься наукой, политикой, философией, религией и т. п., должны есть, пить, одеваться, иметь жилище и т. д., т. е. они должны производить материальные блага. Культура вырастает из экономической реальности человека, надстраивается над ней, обеспечивает эту деятельность. Но марксизм не исключает обратного внимания культуры на экономику, а, наоборот, подчёркивает наличие обратной связи. Но всё же при этом он настаивает на первенстве, определяющем внимание экономики. 7, с. 143]

Противоположную позицию занимает Э. Дюркгейм, М. Вебер и другие видные социологи. Они считают, что именно культура играет определяющую роль в жизни общества, обеспечивает его ценность и развитие, оказывает существенное влияние на все сферы общественной жизни и, прежде всего, на экономику. Эта позиция проходит красной нитью через все труды немарксистской социологии. Обоснованию решающего влияния культурного фактора на экономическое развитие посвящены многие работы М. Вебера и, прежде всего, его знаменитая книга «Протестантская этика и дух социализма». В этой книге немецкий социолог попытался доказать, что определённая субкультура — реформаторское истолкование протестантизма — создала такие мотивации поведения, которые стимулировали представителей этой субкультуры к усиленному ведению своих дел на рыночных капиталистических началах и, тем самым, способствовали формированию капиталистических производственных отношений. Вместе с тем, М. Вебер также не отвергает обратного влияния экономики на культуру.

Из всего вышеизложенного становится, очевидно, что культура играет важную роль в жизни общества, которая состоит, прежде всего, в том, что культура выступает средством аккумуляции, хранения и передачи человеческого опыта. Эта роль культуры реализуется через ряд функций.

Образовательно-воспитательная функция. Можно сказать, что именно культура делает человека человеком. Индивид становится человеком, членом общества, личностью по мере социализации, т. е. освоению знаний, языка, символов, ценностей, норм, обычаев, традиций своего народа, своей социальной группы и всего человечества. Уровень культуры личности определяется социализированностью — приобщением к культурному населению, а также степенью развития индивидуальных способностей. Культура личности обычно ассоциируется с развитыми творческими способностями, эрудицией, пониманием произведения искусства, свободным владением родным и иностранными языками, аккуратностью, вежливостью, самообладанием, высокой нравственностью и т. д. Всё это достигается в процессе воспитания и образования.

Интегративная и резинтегративная функция культуры. На эти функции особое внимание обращал в своих исследованиях Э. Дюркгейм. Согласно Э. Дюркгейму, освоение культуры создаёт у людей — членов того или иного сообщества чувство общности, принадлежности к одной нации, народу, религии, группе и т. д. Таким образом, культура сплачивает людей, интегрирует их, обеспечивает целостность сообщества. Но сплачивая одним на основе какой-либо субкультуры, она противопоставляет их другим, разъединяет более широкие сообщества и общности. Внутри этих более широких сообществ и общностей могут возникать культурные конфликты. Таким образом, культура может и нередко выполняет дезинтегрирующую функцию.

Регулирующая функция культуры, она даже отличалась ранее: в ходе процесса социализации ценности, идеалы, нормы и образцы поведения становятся часть самосознания личности. Они формируют и регулируют её поведение.

5.1 Культура и традиция

Традиция — это процесс переноса, передачи, поддержания и сохранения идей, ценностей, принципов, образцов, моделей в письменной и устной форме от поколения к поколению. Многозначность понятия традиция охватывает все области человеческой деятельности и жизни (культуры). Без традиций не только не существует ни одной культуры в истории человечества, но без неё невозможно представить себе даже и само существование любого человеческого общества. Традиция — это та духовная основа, без которой, несомненно, не существовали бы и не выживали общества, культуры и цивилизации. Человеческая культура неотделима от традиций. Оба понятия настолько связаны между собой, что их нередко путают. Культуру сводят к совокупности традиции. Мы говорим о традиционных символах христианства, обычаях русского народа и др. Состав культуры, в том числе обряды, раскрывают скорее горизонтальный, одномоментный срез культуры.

Традиции показывают вертикальную ось времени — то, что существовало в прошлом, существует в настоящем и вероятнее всего сохранится в будущем. Традицию принимают как «предание». Оно передается: 1) либо через практическую имитацию, 2) либо через фольклор. В современном обществе ее сильно потеснили радио, телевидение, пресса. Они выступают основными каналами передачи прошлых знаний. Традиция проявляется в историческом течении творческого коммуникатирования мыслей, ценностей, произведений и благ. Одним словом традиция — это совокупность ценностей, идей, норм, обычаев, содержащихся в «исторической памяти», культурном мире отдельного человека, группы, народа и общества. В рамках социологии и философии вопрос традиции считается одним из центральных. [5, с. 126]

В социологической теории традиция относится к «наиболее старым вопросам». Как показывает общая история социологии и философии, эти две области человеческого творчества живут в упрощённой гуманистической традиции с самого начала до Платона и от Платона до Гегеля. Аристотель, в отличие от Платона, указывал на необходимость и возможность возвращения к традиции. Но Аристотель, в сущности, больше был приверженец прошлого, чем будущего, от которого он в своей философии ждал не особенно многого. Фактически Аристотель в своих работах поставил точку на тех философских темах, которые появились в ходе предыдущего развития греческой философии, проявив тем самым на более высоком уровне познания понимания всей греческой традиции в целом. В современных социологических работах проходит мысль, что авторитет традиции основывается не только на длительном повторении поведения и постепенном привыкании к определённым общественным требованиям, но что источник традиции находится в онтологической структуре человека, а это указывает и на то, что традиция — это одно из необходимых условий жизни человека. Поэтому потребность в традиции является в определённой степени и насущной потребностью человека, которая «прокладывает себе путь к сердцам людей тем, что их одновременно и освобождает и порабощает». Среди главных социологических определений этого понятия имеются и такие значения, которые говорят о традиции как о универсальном историческом и культурном явлении, которое позволяет человеку как таковому жить во времени и определённом социальном пространстве. [11, с. 13]

В большей части известных социологических трудов (исследований) их авторы исходят из общепринятого теоретического положения, что традиция — это важная предпосылка непрерывности культур или развития культур, несущая в себе и разнообразные формы дисконтинуитета. Традиция, определяемая как непрерывность культур или как существенный фактор развития культур, одновременно охватывает и те свои проявления, которые означают процесс тотализации культур.

Понятие тотализации следует понимать как историческое развитие культур, которое подразумевает течение производства, замены и дополнения, соединение и исчезновение, критического омоложения гуманистических ценностей одной или нескольких культур в конкретной национальной культуре. Такое определение понятия традиции противоречит традиционному пониманию культуры, которое передаётся от поколения к поколению. Конечно традиция не может проявляться в непрерывности культур, если это понятие не может трактовать исторически как процесс тотализации культур, в котором практически проявляется и многозначность традиции. Без такой характеристики как тотализация культуры, которая подразумевает критическую валоризацию при рецепции её ценностей, нельзя понять и формулировки многих приемлемых дефиниций традиции, в которых подчёркивается, что традиция это «процесс межгенерационного континуитета культурного содержания, представляющего собой прямое условие реализации современной культуры в качестве самостоятельной системы».

Традиция не может быть и не является только лишь интеграционном процессом, т.к. под этим может подразумеваться позитивистское отношение к ценностям культурного наследия. В таком отношении к системе ценностей, которое несёт традиции, исключается критическое сознание и соответственно чаще всего доминирует эмоциональное, апологетическое, пристрастное отношение, понимаемая лишь как интеграционный процесс, который не подразумевает критического сознания: акт исторической тотализации, традиция принимает значение традиционализма и оказывается не способной передавать от поколения к поколению духовные факты без опасности манипуляций и злоупотребления ею. Когда под понятием традиция подразумевается процесс интеграционной коммуникации, который может имплицировать некритическое усвоение ценностей культуры, принадлежащих к более ранним культурам, культурой современной, то мы имеем дело с недиалектическим пониманием этой сложной категории. Традиция имеет своё актуальное культурное, историческое, эстетическое, политическое значение только тогда, когда под ней подразумевается процесс активной, критической валоризации культурных ценностей — исторической тотализации конкретной культуры.

Если же традиция определяется только как однозначная интеграционная коммуникация, это может одновременно означать, что она определяется просто как простая непрерывность принятия и передачи созданных ранее и унаследованных ценностей культуры. Эта та модель традиции, в которой современное культурное сознание остаётся пассивным и нетворческим, превращаясь, в большинстве случаев, в раба консервативного традиционализма. Такое статичное понимание традиции чаще всего означает её консервирование. Это то состояние духа культуры, которое можно узнать по господству исключительно национальных, языковых, мифологизированных религиозных и светских ценностей, которое субституирует понятие современного национализма и шовинизма.

В современных социологических концепциях определение категории традиции чаще всего можно отметить четыре основных перехода к традиции: первый — как к регрессу и стагнации в культуре, второй и третий — как к условию любой культурной динамики, четвёртый — как к различному действию традиции в материальной и духовной культуре. Недиалектичные подходы к традиции как к фактору регресса и стагнации культуры основываются на гипертрофировании негативных и неприемлемых культурных ценностей, которые передаются с традицией, а также и на злоупотреблении традицией в моменты социальных перемен, о чём говорил К. Маркс, подчёркивая, что «традиция всех мёртвых поколений как кошмар давит на мозг живых». По мнению К. Маркса это происходит потому, что революция не может «черпать свою поэзию из прошлого, а только из будущего».

Такое понимание роли традиции в современных измерениях, которое отождествляется с понятием традиционализма, чаще всего ведёт к иррационализму, проявляющегося в разного рода явлениях. Точка зрения, что любой прогресс — это всегда только риск, экстремальна и неприемлема. Такое понимание традиции представляет собой фаталистическое понятие того, что присутствует в культурном наследии в качестве ценности. Одновременно оно означает отказ от любого усилия, направленного на изменения существующей культурной и общественной действительности. Позитивные функции традиции проявляются не только в сохранении и поддержании постоянных, универсальных культурных ценностей, но и в том, что традиция присутствует в развитии культуры и представляет собой неотъемлемую часть континуитета каждой национальной культуры, в разнообразной форме современной культуры передаются транспонированных подлинные культурные ценности и получившие новые формы ценности и нормы, которые проявляются в содержании фольклора, религии, образа жизни каждой конкретной группы и народа.

В области материальной культуры разрыв с традицией гораздо более значителен, чем в области духовной культуры, в материальном производстве традиция действует как одно целое — передаёт существующий способ производства и тем самым даёт возможность возникновение нового. Критичное усвоение традиции, также как и динамичное присутствие в области материального производства более очевидно, чем в области духовной жизни. Обычаи, религия, верования, идеологии и остальные плоды духовного развития наиболее оправдано используются с атрибутом «традиционные», поэтому понятно, что они более устойчивы к переменам и занимают в современной культуре гораздо более заметное место, чем этого можно было бы ожидать. В материальном производстве непосредственно проявляется замена традиции прогрессом, и этот же самый прогресс происходит гораздо медленнее и незаметнее в области духовной жизни, зачастую приобретая лишь символическое, метафорическое и мифологическое значение. Поэтому и понятно, что в материальном производстве взаимопроникновение и взаимодействие традиции и прогресса выражено больше, чем в духовном производстве. Утверждение, что в любом прогрессе содержится традиция следует понимать как прогресс тотализации культур: прогресс и традиция взаимно обусловлены и диалектически противопоставлены — они состоят в отношении творческого отрицания. В процессе формирования культур человечества во все эпохи его развития традиция и прогресс проявляются в историческом единстве, которую надо понимать как гуманистическую и генерическую суть всех человеческих культур.

6. Культура и цивилизация

Считается, что категорию «цивилизация» первым употребил П. Г. Гольбах и энциклопедисты XVIII в. в том значении, которое предавали этому термину энциклопедисты, цивилизация в первую очередь имеет значение общего социального и технического прогресса. Под цивилизацией они подразумевали усовершенствование государственной организации и законодательства, на которых основывается и общий прогресс человечества. Согласно исследованием Ф. Бенетона в сущности первым употребил слово «цивилизация» в его современном значении В. Р. Мирабо в 1757 г. Термин «цивилизация» в употреблении его энциклопедистами означает высшую степень культуры, которая наступает после периода «дикарства и варварства». В таком употреблении этот термин встречается у многих авторов. Одно из наиболее ранних определений такого толка можно найти у А. Фергюсона. Эта классификация, благодаря, в первую очередь, анализу Ф. Энгельсом работы Л. Г. Моргана «Древнее общество» (1877г.), становится известна современной науке и принимается ею. В образ этимологического определения понятия цивилизации включены и точки зрения об исторической обусловленности и характере взаимодействия и взаимопроникновения культуры и цивилизации. Традиционное и наиболее распространённое понимание этого отношения проявляется дистинкции «духовная культура — материальная культура». Понятие цивилизация в соответствии с такими пониманиями распространяется только на материальную и техническую культуру.

Традиционной трактовке понятия цивилизация принадлежит и уже упомянутое определение в работе эволюциониста Л. Г. Моргана: «Цивилизация — это историческая фаза в развитии культуры, которая занимает фазу дикарства и варварства». Аналогичные определения были близки и американским антропологам культуралистической ориентации М. Херсковиц и А. Креберу. По мнению М. Херсковица: «Цивилизация — это та фаза исторического развития культуры, которая по времени возникает вслед за дикарством и варварством и начинается в тот момент человеческой истории, когда начинает использоваться фонетическая азбука и письмо». Для А. Кребера понятие цивилизации равнозначно великим культурным цивилизациям, таким, например, как Китайская цивилизация или Египетская цивилизация.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой