Духовная сфера жизни общества

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Тема

ДУХОВНАЯ СФЕРА ЖИЗНИ ОБЩЕСТВА

ПЛАН

Введение

1. Структура и динамика духовной жизни общества

1.1. Исследование духовной жизни общества

1.2. Духовная жизнь как система

2. Общественное сознание как основной элемент духовной сферы жизни общества

2.1 Понятие общественного и индивидуального сознания

2.2 Обыденно-практический и теоретический уровни сознания

2.3 Общественная психология и идеология

2.4 Понятие нравственного сознания и морали

2.5 Эстетическое сознание

2.6 Правосознание

Заключение

Литература

ВВЕДЕНИЕ

Окружающий мир, который изучают естественные науки, сложен и прекрасен. Мы знаем, теперь, как устроены атомы и элементарные частицы. Много известно и о видимой Вселенной. Человек благодаря современной технологии вышел в космос и создал компьютеры, совершающие миллиарды и триллионы операций в секунду, способные решать задачи, которые без вычислительной техники вообще нельзя было бы решить. Но все действия человека, все его поступки очень противоречивы, разнородны, разнообразны и часто отрицают друг друга. Познать человека и человеческое общество совсем нелегко. Само познание окружающего мира приобретает смысл и значение лишь при условии, что мы сможем ответить на вопрос, зачем это познание нужно, что оно дает человечеству. Ни одна из специальных наук не дает, да и не может дать такого ответа. В то же время мы уже знаем, что познание мира осуществляется человеком и ради удовлетворения его потребностей. Мир, следовательно, нельзя познать, не поняв, в чем эти потребности, в чем смысл человеческого бытия, и наоборот, нельзя понять человека, не поняв мира, ибо человек — частица его, венец его длительного и сложного развития. Таким образом, оказывается, что решить две порознь взятые задачи — познать мир, отделенный от человека, и человека, противостоящего миру и отдельного от него, — совершенно невозможно. Только выявление глубинного внутреннего единства этих вопросов позволяет нам подойти к правильному ответу. (№ 1, с. 425, 426).

Мир, в котором мы живем, вступил в полосу глубоких перемен; в ходе их до неузнаваемости перестраивается, и будет перестраиваться весь уклад нашей жизни. Перемены эти, так или иначе затрагивают самые разные сферы существования человека и человечества — отношения между человечеством и планетой, на которой оно обитает, а также осваиваемой им частью космического пространства; взаимодействие между государствами, каждое из которых ищет свои пути в будущее и вместе с тем не может не считаться с интересами других народов и государств; борьба соперничающих общественных классов за достижение своих целей и противоречия разнородных социальных сил, во взаимоотношениях, которых, пусть не всегда последовательно и зримо, пусть с отступлениями и понятными движениями, пробивает себе дорогу осознание того, что у человечества в наши дни общая судьба и что общечеловеческие ценности и идеалы должны выйти на первое месте, стать руководством во взаимодействиях между людьми; бурные темпы научно-технического прогресса, выплескивающего на нас все новые знания и технологии и далеко не однозначно воздействующего на условия нашей жизни, да и на нас самих… Мы постепенно привыкаем к разнообразию мнений, выражаемых и отстаиваемых разными социальными группами, разными людьми; мы учимся уважать инакомыслие, мнение других, даже если и не соглашаемся с ними. Для полнокровной общественной жизни, однако, необходимо, чтобы каждое отдельное мнение было обоснованным, продуманным с точки зрения не только конкретного индивида или особой социальной группы, но и с точки зрения интересов общества в целом. (№ 3, т. 1, с. 11)

Человеческие действия имеют два вида мотиваций: идущие из общественной среды, объективные и субъективно-духовные. Первые — первичны, основные детерминанты деятельности человека.

Вторые — вторичны, но необходимы, без них нет человеческой деятельности. Более того, духовные мотивы, цели, оценки путей и средств их достижения «выступают, — замечает В. Ж. Келле и М. Я. Ковальзон, — для индивида в качестве внутренних стимулов — как его собственные мысли, побуждения, веления разума, голос совести и т. д. Их общественной происхождение как бы угасает в индивиде.

Именно эта особенность целей, ценностей, значений образцов — всего того, что по существу общественно, но стало внутренней основой поведения индивида, преобразованной в соответствии с его интеллектуальными и волевыми особенностями, и выступают непосредственной детерминантой его деятельности, связывающей его с обществом".

Эти субъективные мотивы и стимулы деятельности образуют подсистему, специфическую сферу жизни общества, определенную целостность — духовную жизнь. Описание и анализ духовной стороны жизни человека и общества, исследование ее закономерностей, механизма формирования и социальных функций ее является необходимой стороной познания общества и управления социальной реальностью. Духовная жизнь по своему содержанию, качественно и структурно специфична на разных этапах истории культуры, для разных общественных систем и типов общественных отношений. Она усложняется и по мере возрастания роли субъективного фактора в истории играет все большую роль в экономике и политической жизни, в общественных отношениях. (№ 7, с. 3)

Человек, не испытывающий материальных затруднений, удачно продвигающийся по служебной лестнице, не склонен много говорить о несправедливости, о добре и зле, о несчастьях и трудностях, выпадающих на долю других людей. Но каждый может оказаться в обстоятельствах, заставляющих задуматься над тем, зачем мы живем, каков смысл нашего бытия, какой ценой мы готовы заплатить за благополучие и карьеру, должны ли мы рисковать своей жизнью и благополучием, и если должны, то ради чего, достижимо ли реальное счастье и что оно собой представляет, или же человеческая жизнь изначально несправедлива, а страдания, болезни, старость и одиночество так же неизбежны, как и смерть. Но чтобы понять как связаны между собой судьбы людей и устройство мира, чтобы знать существуют ли объективные законы, опираясь на которые можно изменить и улучшить существующий порядок вещей, нужно иметь какой-то общий взгляд на мир, включающий в себя и человека, и земную природу, и космос, и прошлое, и настоящее, и мыслимое будущее. Этот взгляд должен помочь нам понять, прежде всего нас самих, помочь ответить на вопрос, кто мы, можем ли мы преодолеть распри и взаимное недоверие, отказаться от войн и конфликтов, заполняющих почти всю нашу историю, и можно ли в нашем сложном мире с его научно-техническим прогрессом, региональными войнами, периодами застоя и всплесками бурного развития найти мудрое, верное, целесообразное решение волнующих нас проблем? Для оправдания собственного повседневного поведения мы должны как-то ответить на эти вопросы. (№ 1, с. 9, 10)

Но, как мы знаем, способность к разумному мышлению у человека не является врожденной — ей необходимо обучаться; при этом лучшая школа разумного мышления — усвоение высших достижений философской культуры. (№ 3, т. 1, с. 12).

1. СТРУКТУРА И ДИНАМИКА ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ ОБЩЕСТВА

1.1. Исследование духовной жизни общества

Социальная философия ставит своей целью осмысление сущности общества в целом, его отношение к человеку и личности — к обществу. Социальная онтология выдвигает вопрос: «Что такое общественное бытие, что есть общество?» Социальная методология задается вопросами: «Как развивается и функционирует общество? Каковы источники социальных процессов, происходящих в нем? Есть ли у людей возможности воздействовать на общественные отношения и процессы в своих интересах?» Социальная гносеология критически рассматривает сам процесс познания, степень его соответствия социальной действительности, т. е. отвечает на вопрос: «Познаваемо ли общество?» Все это вместе составляет структурно-функциональный и гносеологический анализ общества средствами философского осмысления. (№ 4, С. 187).

Гносеологический подход при объяснении сущности духовного нацеливает на выяснения отношений духовной реальности к внедуховной сфере, на определение отношения субъективного мира к объективному. Но содержательная предметность духовного есть предметность особого рода. Она отлична от предметности внеположного человеку мира и является по своему характеру гуманизированная предметность мира духовных явлений означает, что предметности объективного мира в явлениях человеческого духа предстают в человеческом измерении, освоены в форме человеческих отношений. Марксизм положил начало традиции выводить духовное не просто из предметного мира, а из мира и характера социальных отношений людей. Социологический подход к феномену духовного позволяет понять созидающую, культуротворческую роль духовного в общественном организме, в социуме. Духовное не просто восприемник материального, не просто иная форма существования материального. Духовная жизнь — это жизнь, полнокровная реальность, а не бледный отблеск.

Духовная жизнь потому является необходимой реальностью в общественной жизни и в социальном прогрессе, что в сфере духовного люди идеально созидают свои общественные отношения, строят и проектируют их в идеальной форме. «Религия, философия, мораль, искусство, наука и т. д. потому и являются „особыми видами производства“, что наряду с материальным производством, производят — в разных формах и разными средствами общественную связь, общественные отношения между людьми».

Общество совокупность общественных отношений, определяемых объективными материальными условиями и уровнем культуры, цивилизованности людей. Поэтому вся система общественных отношений делится на материальные и идеологические.

Материальные отношения — это отношения базисные, отношения общественного бытия. Они складываются объективно, независимо от воли людей, обусловливаются естественными потребностями индивидов и формами собственности на средства производства, зависящими, в конечном счете, от уровня развития производительных сил. Конечно, материальные отношения находят отражение в сознании людей, одобряются или порицаются, и различные социальные группы стремятся на них целенаправленно и сознательно влиять. Однако сущность материальных отношений задана объективными условиями жизнедеятельности данного общества в данное время.

Идеологические отношения — складываются на основе материальных и формируются сознательно с помощью научных теорий, общественного мнения, обыденного, повседневного опыта людей.

Духовная жизнь общества имеет своим предназначением производство духовных благ: знаний, теорий, взглядов, моральных и юридических норм, эстетических, художественных ценностей, — хотя и неразрывно связана с материальной, как своим объективным условиям развития, так и практическим смыслом своего существования. Поэтому духовная жизнь в значительной мере детерминируется материальной: она может развиваться только на материальных носителях; она является процессом идеального отражения действительности. В то же время она оказывает мощное воздействие на развитие материальной сферы, является необходимым условием ее функционирования и совершенствования.

Духовная жизнь занимает важное место в социальной философии, изучающей общие принципы взаимодействия материальных и идеологических отношений в обществе, отношение к духовной жизни на индивидуальном и социально-групповом уровне. Духовная жизнь включает систему знаний, идей, отражающих все стороны бытия, процессы производства, распределения и обмена духовных ценностей. Следовательно, понятие «духовная жизнь» богаче по объему и содержанию, чем понятие «общественное сознание». Оно включает в себя не только формы и уровни общественного сознания, но и духовные процессы разработки, распространения, циркулирования идей. За всем этим стоят определенные субъекты духовной жизнедеятельности (авторы идей, художественных и научных произведений; социальные институты, направляющие и координирующие их деятельность, хранящие и распространяющие в обществе продукты духовной деятельности). Категория «духовная жизнь» позволяет учитывать функциональный смысл общественного сознания, его воздействие на другие сферы жизни. (№ 4, с. 189, 190).

Возникновение духовной жизни совпадает с выделением субъекта из мира объектных отношений, имеет своей предпосылкой становление социального субъекта как агента и носителя материальной и духовной жизни. Развитие духовной сферы совпадает с процессом саморазвития человека. Связь между прогрессом в сфере духовной жизни и процессом саморазвития человека настолько органичная и устойчива, что наличие условий и простора для развития социальной сущности человека может служить показателем и мерилом общественного прогресса. (№ 7, с. 13)

Обмен результатами духовной жизнедеятельности, передача их потребителям духовных благ осуществляются в процессе раскодирования идей, заложенных в материальных объектах, произведениях искусства и науки. Этот процесс принято называть распредмечиванием, когда человек воспринимает смысл, содержание идей, настроений и знаний, которыми руководствовались создатели материальных и духовных ценностей. Распредмечиванием позволяет уяснить: 1) приемы, методы создания данного продукта; 2) способы его использования; 3) уровень знаний и нравственно-ценностную установку его созидателя.

Итак, система опредмечивания и распредмечивания материальных и духовных ценностей составляет механизм социального наследования и духовно-культурного обмена между людьми. Опредмечивание и распредмечивание — основное содержание духовных процессов и объективная предпосылка единства материальной и духовной сфер общества. В то же время духовная жизнь отличается от материальной: 1) спецификой своего объекта — духовная жизнь направлена на изменение сознания, а не вещества, на изменение идеалов, представлений, целей человеческой деятельности, в т. ч. и материальной; 2) духовная жизнь имеет свои специфические средства проявления, выражения — средства знакомой кодировки. Между материальной и духовной жизнью существует парадоксальная взаимосвязь по принципу минимально достаточного отделения друг от друга. Отрыв духовной жизни от материально-практической («искусство ради искусства») угрожает ей утратой человеческого смысла. но и слияние материальной и духовной жизнедеятельности (сегодня тачечник — завтра архитектор; маоцзедуновский метод перевоспитания интеллигенции физическим трудом) является утопическим и бессмысленным. Духовная жизнь может дать максимальный социальный эффект только в профессиональной сфере деятельности, не теряющей связей с материально-практической стороной общественной жизни.

Духовная жизнь отражает уникальный внутренний мир человека — творца духовных ценностей. Поэтому духовная жизнь включает в себя самовыражение отдельных талантливых людей и в то же время способствует духовному самоопределению каждого человека, выработке им своего мировоззрения, формированию на этой основе свободных союзов людей, объединяемых общими социальными, политическими, художественно-эстетическими, религиозными взглядами. (№ 4, с. 191, 192, 193)

Тем самым духовная жизнь позволяет преодолевать ограниченность духовного мира отдельного человека и создает механизм духовно-культурного взаимообогащения, взаимовлияния людей в социальном пространстве и времени. Духовная сфера жизни несет в себе ряд важных социальных функций:

накопление и передача знаний, создание информационной базы разумной деятельности во всех сферах жизни общества;

духовная компенсация материальных трудностей и лишений, которые претерпевает та или иная часть населения (идеология светлого будущего на земле или обещание рая после смерти);

рекреативная функция — снятие психических перегрузок средствами искусства, развлекательных шоу и т. п.

Исследование духовной жизни включает следующие аспекты:

1. гносеологический, рассматривающий духовную жизнь с точки зрения ее вторичности, производности от материальной способности адекватно отражать общественное бытие, хотя сущность духовной жизни не сводится к отражательной функции. Духовная жизнь обладает собственным бытием и собственной логикой развития;

2. социологический аспект определяет место духовной жизни в системе общественной жизнедеятельности, рассматривает духовную жизнь как одну из сфер общественной жизни, выделяет в ней основные элементы, исследует взаимодействие между ними. Этот аспект ориентирует исследователя на применение структурно-функционального метода изучения духовной жизни;

3. генетический — в этом аспекте ученых интересует происхождение и развитие духовной жизни, ее подсистем, институтов, сфер интересов и т. п.

4. аксиологический аспект — исследование духовных ценностей, вкусов, пристрастий с позиций их значимости для индивида, социальных групп и общества в целом; (№ 4, с. 193, 194)

5. конкретно-исторический аспект предполагает изучение явлений духовной жизни в хронологическом порядке и является синтезом всех указанных выше аспектов применительно к конкретному историческому периоду в развитии отдельной страны или всего человечества.

Во всех этих аспектах весьма плодотворным является системный метод исследования, позволяющий выявить реальные взаимосвязи между элементами системы, их иерархию, функциональные отношения, обеспечивающие зарождение, развитие системы в качестве элемента, адаптированного к новым условиям. (№ 4, с. 194)

1.2 Духовная жизнь как система

Современные исследования предполагают применение принципа системности, позволяющего рассматривать духовную жизнь как подсистему общества, а также взаимосвязь элементов, составляющих духовную жизнь. При этом духовная жизнь предстает как самоорганизующаяся система, получающая соответствующую информацию и обладающими механизмами сохранения, стабилизации своих элементов и разрушения отживших элементов.

Система духовной жизни имеет полиструктурный характер, т. е. одна структура накладывается на другую. Духовная жизнь индивида взаимодействует с духовной жизнью общества. Духовная жизнь каждого человека включает три основные сферы:

интеллектуальную, т. е. отражение объективной действительности в мышлении, в понятиях, суждениях и умозаключениях;

эмоциональную, т. е. восприятие окружающего мира на чувственном уровне;

волевую сферу — область желаний, стремлений, планов, идеалов.

Духовная жизнь общества представляет собой диалектическое единство производства и потребления духовных благ. Взаимодействие этих двух сторон и составляет основу системных качеств духовной жизни общества, ее способности к саморазвитию и самосохранению. Функционирование этой системы обеспечивается взаимодействием ее основных элементов:

деятельность по удовлетворению духовный потребностей, которая включает взаимодействующие между собой, стимулирующие друг друга производство и потребление, распространение и хранение духовных благ;

общественные отношения, складывающиеся в системе духовной жизни между создателями духовных ценностей, между ними и потребителями, между самими потребителями;

субъекты духовной жизни — индивидуальные и институционально-групповые, классы, нации, государственные органы; создатели, распространители, хранители духовных ценностей;

духовное общение — обмен идеями, результатами духовной деятельности, психическими состояниями. Непосредственное общение на межличностном уровне удовлетворяет потребности в сопереживании, сочувствии, в самоутверждении личности, ограничивает масштабы распространения знаний, идей, опыта. Опосредованное общение генератора при помощи техники с большими массами людей позволяет ускорить распространение знаний и настроений, но имеет ограниченные возможности обратной связи. Духовное общение удовлетворяет потребности людей в информации, взаимной поддержке, стимулирования творчества и волевых проявлений.

Универсальным компонентом духовной жизни является человеческая интеллектуально-эмоциональная деятельность по производству художественно-эстетических ценностей и распространению знаний, философских и религиозных взглядов, идей.

Каждая область духовной жизни при этом включает теоретическую и духовно-практическую деятельность. Одни исследуют, создают духовные ценности, критикуют, а другие учат детей, создают произведения искусства, внедряют научные идеи в практику.

сознание мораль духовный идеология

2. Общественное сознание как основной элемент духовный сферы жизни общества

2.1. Понятие общественного и индивидуального сознания

Сознание общества — более динамичная категория, определяющая состояние духовной жизни в данной момент, включая такие подвижные, изменчивые духовные состояния, как дух времени, духовная атмосфера, умонастроение, общественное мнение. Сознание общества характеризует духовную жизнь в данный момент по субъектам: массовое сознание и элитарное сознание; сознание класса и нации.

Общественное сознание включает в себя разные уровни (обыденно-житейское, теоретическое, общественную психологию, идеологию и т. д.), и то, что каждым уровнем сознания общественное бытие отражается по-разному, как раз и составляет реальную сложность в понимании феномена общественного сознания.

Таким образом, имея сложную, многоуровневую структуру динамического взаимодействия внутренних элементов, подсистем, духовная жизнь функционирует как саморазвивающаяся система, что не исключает, а предполагает внешние воздействия на нее как со стороны объективных условий, прежде всего материальной базы общества, благосостояния населения, та и со стороны субъективных факторов — государственных, политических организаций, объединений, лидеров, заинтересованных в усилении или ослаблении тех или иных тенденций в системе духовного производства и потребления. (№ 4, с. 191, 192)

Каково же в свете рассмотренного соотношение между индивидуальным и общественным сознанием? Некоторые полагают, что реальной сферой общественного сознания, его единственным носителем является конкретный индивид. Другие, напротив, считают что общественное сознание есть нечто надличностное, и потому в его трактовке нет никакой необходимости обращаться к отдельному индивиду. (№ 2, с. 479)

Индивидуальное сознание есть сознание индивида, живущего в обществе и связанного с определенным классом, и потому по своей сущности, идейному содержанию оно является выражением общественного классового сознания.

Горький в образе Фомы Гордеева показал человека, которому стало «тесно» в рамках своего класса и который бросил в лицо купечеству слова правды о той страшной жизни, которой оно живет. О том, как он пришел к этому протесту, Фома мог сказать немногое: «Жил я… Смотрел… Нарвало у меня в сердце. И вот — прорвался нарыв…» Конечно, решающее значение имело здесь влияние общественного бытия, общественных противоречий. Но как они отразились в сознании Фомы Гордеева, почему именно он отважился на протест — это связано с особенностями его жизни и сознания, раскрытыми в романе Горького. (№ 6, с. 561, 562)

Когда люди в условиях уже общественной жизни научаются осознавать мир, они научаются вместе с тем и высказывать мир, они научаются вместе с тем и высказывать в процессе коммуникации свои идеи, фиксируя их в языке, выводящем индивидуальное сознание на арену социального бытия. Индивид конечен и ограничен. Его сознание «живет и умирает» вместе с ним. А в системе общества оно обретает своего рода бессмертие (в рамках жизни человечества). Общественное сознание, в конечном счете генерируемое мозгом индивида, включенного в контекст социального бытия, теперь уже оказывает свое могучее влияние на индивида, причем в течение всей его жизни.

Тут нам чрезвычайно важно отметить, что сознание — как общественное, так и индивидуальное — невозможно вывести из одного лишь процесса отражения объектов природного мира: отношение «субъект — объект» не может породить сознания. для этого объект должен быть включен в более сложную систему социальной практики, в контекст общественной жизни. Каждый из нас, приходя в этот мир, наследует духовную культуру, которую мы должны освоить, чтобы обрести собственно человеческую сущность и быть способными мыслить по-человечески. Мы вступаем в диалог с общественным сознанием, и это противостоящее нам сознание есть реальность, такая же, как, например государство или закон (разумеется, обладающая своей спецификой). (№ 2, с. 480)

Мы можем взбунтоваться против духовной силы, но так же, как и в случае с государством, наш бунт может оказаться не только бессмысленным, но и трагичным, если мы не будем учитывать те формы и способы духовной жизни, которые нам объективно противостоят. Чтобы преобразовать исторически сложившуюся систему духовной жизни, нужно ею сначала овладеть.

Общественное сознание вместе с тем и не количественная сумма индивидуальных сознаний, а их качественная сумма индивидуальных сознаний, а их качественно новая ипостась, это внутри себя и по-особому организованная идеально-объективная действительность, с требованиями и волей которой индивид вынужден считаться так же, как он считается с природными явлениями. Однако общественное сознание н существует для индивидов как внешняя механическая сила. Каждый из нас одинаково противостоит ему, но каждый из нас по-разному (в силу, личностных, индивидуальных особенностей) вбирает в себя эту силу, по разному реагирует на нее, и каждый из нас может по-разному влиять на общественное сознание. Каждое индивидуальное сознание имеет также и собственные источники развития, поэтому каждая личность, несмотря на единство объемлющей ее человеческой культуры, уникальна.

Сознание не может быть сведено лишь к личностной форме своего бытия. Носителями общественного сознания являются не только индивиды, но и социальные группы, общество в целом.

Как и всякое явление, общественное сознание поддается определенному изучению, хотя конечно, это изучение ведется изнутри самого общественного сознания и потому не может быть абсолютным, ведь невозможно поднять самого себя без внешней точки опоры. Общественное сознание принято делить в условно «вертикальном» ракурсе — на уровни, в «горизонтальном» — на формы. (№ 2, с. 481, 482)

2.2. Обыденно-практический и теоретический уровни общественного сознания

Разделение на обыденно-практический и теоретический уровни основано, как это понятно из самих терминов, на противопоставлении, с одной стороны, жизненно-практического, несистематизированного (хотя и не полностью стихийного) и вместе с тем целостного жизнепонимания, а с другой — того состава идей, которые подверглись творческой разработке и рациональной систематизации (либо в частных науках, либо в искусстве, либо в философии, в социально-политических, этических и других доктринах). (№ 2, с. 482)

Низший уровень общественного сознания образует так называемое обыденное сознание, или «здравый смысл».

Обыденно сознание формируется в ходе освоения явлений, с которыми человек сталкивается в быту, в повседневной жизни. Оно редко дает объяснение этих явлений и ограничивается лишь накоплением определенного повседневного опыта. На уровне обыденного сознания вырабатываются правила повседневного поведения и общения людей. Однако глубокое научное объяснение и понимание общественных явлений обыденное сознание дать не может. (№ 1, с. 189)

«Обыденный» вовсе не значит «обывательский» или «неполноценный»; в этом понятии отражен объективно существующий и необходимый, наполненный большим жизненным содержанием уровень общественного сознания, который, безусловно, имеет свои определенные «минусы», но в нем есть и свои «плюсы». Так, в противовес систематичности, рациональности, четкой осознанности теоретического уровня обыденное сознание обладает таким несвойственным теоретическим формам сознания качеством, как полнота и цельность жизнеощущения. Цельность сознания — это один из главных показателей его жизнестойкости. Можно не владеть ни одной теоретической системой, не быть знакомым с философскими построениями и не испытывать тем не менее серьезных психологических неудобств, если обыденное сознание внутренне бесконфликтно и гармонично (хотя, конечно, с объективной точки зрения такой человек правомерно будет представляться необразованным), но, с другой стороны, нельзя будучи даже высококвалифицированным специалистом в своей области, не обладать при этом и каким-либо синтетически-цельным, пусть также обыденным воззрением на мир. В противном случае такое сознание неизбежно будет испытывать дискомфорт.

Опыт обыденного сознания — это то богатство, из которого черпают свое содержание частные науки, философия и искусство. Обыденное сознание есть, таки образом, первичная форма понимания обществом социального и природного мира, форма, которая имеет объективную обусловленность в самой природе человека.

Оно исторически изменчиво в своих качествах. Если, например, обыденное сознание средних веков было далеко от научных представлений, то современное обыденно-практическое сознание общества уже не является наивным религиозно-мифологическим отражением мира, оно, напротив, пропитано научными знаниями, но вместе с тем обобщает их в некое единство с помощью своих собственных средств, не сводимых к научным.

2.3. Общественная психология и идеология

Соотношение между обыденным и теоретическим уровнем сознания по особому трансформируется в соотношении между общественной психологией и идеологией. Общественная психология есть частичный аналог обыденного уровня сознания, в котором представлены разнообразные научные и ненаучные взгляды и оценки, эстетические вкусы и идеи, нравы и традиции, склонности и интересы, образы причудливой фантазии и логика здравого смысла.

В результате этого возникает сложный «сплав», переплетение общественных настроений, оценок. Одни их них, например, настроения футбольных болельщиков, относительно неустойчивы, другие более устойчивы. Примерами устойчивых общественно-психологических явлений могут служить: подъем революционного настроения в период Октябрьской революции и гражданской войны, общенародный подъем советского патриотизма в годы Великой Отечественной войны, чувство неуверенности в завтрашнем дне, порождаемое угрозой безработицы и инфляции, психологическая напряженность и проявления техностресса, характерные для одних слоев, и чувство политической апатии у различных социальных слоев большинства капиталистических стран. Такие общественные настроения непосредственно отражают изменения в самом общественном бытии. (№ 1, с. 188)

Идеология же — это частичный аналог теоретического уровня сознания, в котором с позиций определенного класса, партии дается систематизированная оценка социальной действительности. В идеологии аккумулируются социальный опыт общественных групп, классов,

формулируются их социально-политические задачи и цели, выстраивается система авторитетных идеалов. (№ 2, с. 484)

Следует различать идеологию прогрессивную и консервативную, реакционную, идеологию научную, относительно истинную и ненаучную, иллюзорную. Характер идеологии, ее роль в обществе зависят от того, чьим социальным интересам она соответствует, как относится она с объективными потребностями общественного развития. (№ 3, т. 2, с. 448)

Между идеологией, различными уровнями общественной психологии, обыденным сознанием в процессе исторического развития возникает сложное взаимодействие. С одной стороны, идеология черпает в них свое фактическое содержание. С другой стороны, влияет на них через пропаганду, средства массовой информации. Изменения в социальной психологии, обыденном сознании во многом зависят от того, какая идеология оказывает на них преобладающее воздействию Идеология, социальная психология выражаются в различных формах, и это надо постоянно иметь в виду, рассматривая особенности общественного сознания. (№ 1, с. 189, 190)

2.4. Понятие нравственного сознания и морали

Нравственно сознание — это основная ценностная форма общественного сознания, в которой находят отражение общепринятые нормативы и оценки человеческой деятельности.

Формирование нравственного сознания уже на самых ранних этапах исторического развития в конечном счете определяется объективной необходимостью регуляции межличностных отношений и совместной деятельности людей в самых различных областях и общественного бытия.

Нормы нравственного сознания складываются как исторически определенный результат коллективной воли людей, образуя систему апробированных правил и оценок, общественных требований и общественного мнения, то есть систему таких социальных норм, которые регулируют межличностное общение и поведение людей в целях обеспечения единства личных и коллективных интересов.

Такие нравственные категории, как совесть, чувство собственного достоинства и чести отражают имеющуюся у каждого человека возможность самостоятельно (свободно) определять и направлять свое поведение без постоянного контроля со стороны общества в виде различного рода санкций. Совесть, согласно Л. Толстому, — верный руководитель жизни людей. Нравственность — это «искра», зажженная в сознании человека, научившегося жить сообща и считаться с интересами других.

Достоинство личности заключается в сознании ею своего значения и права на уважение окружающих, а совесть — моральное самосознание человека, выполняющее функцию оценки его поступков с точки зрения их общественной значимости и контроля над ними. Недаром говорится: будь всегда воли своей хозяином, совести же своей — рабом. (№ 2, с. 498, 499, 500)

Нравственный смысл жизни Л. Н. Толстой распространяет и на смерть, и поэтому для него «человек умер, но его отношение к миру продолжает действовать на людей, даже не так как при жизни, а в огромное число раз сильнее, и действие это по мере разумности и любовности увеличивается и растет, как все живое, никогда не превращаясь и не зная перерывов».

Как проявление общественной сущности человека, нравственность — та фундаментальная черта, которая определяет человеческий облик как таковой.

Сущностное в человеке не наличествует в равной мере в каждом, ибо в человеке оно не столь жестко предопределено природой, как в животном мире. Рожденный человеком может и не стать им в подлинном смысле: он может возвыситься, а может и пасть.

Нравственность, следовательно, есть родовой признак человека, вне которого невозможно бытие общества. И в этом смысле нравственно сознание — необходимый фактор прогресса человеческого общества, его гуманизации. Общий прогресс сознания человечества неотделим от прогресса его нравственного сознания.

Говоря о тесной связи прогресса нравственного сознания с общим прогрессом человечества, в том числе с его интеллектуальным прогрессом, недопустимо прощать это взаимоотношение: нравственный прогресс не прямо пропорционален интеллектуальному, ведь умный — не всегда нравственный. Скажем, Наполеону никто не откажет в уме, но вот его слова о совести, сказанные одному епископу: «Ваша совесть — дура… Поверьте, на этом свете нужно держаться одного — приобретать возможно больше денег и власти: все остальное химера».

Нравственное сознание, в свою очередь, становится все более разветвленным и обогащенным вместе с социально-историческим прогрессом общества, совершенствованием всех сторон его жизни: экономической, социально-политической, духовной. Нравственность служит средством возвышения человечества; среди сил, его формирующих, нравственность — едва ли не первая.

А. Швейцер писал: «Столетиями люди, бороздя моря, ориентировались по созвездиям. Но затем они преодолели несовершенство этого метода, открыв свойства магнитной стрелки, всегда указывающей на север. С тех пор они безошибочно ориентируются в самую неблагоприятную погоду в самых отдаленных морях. Это прогресс, аналогичного которому мы должны добиваться в этике. Пока вся этика заключена для нас только в этических сентенциях, мы ориентируемся по звездам, которые, как ни ярок их блеск, все-таки лишь относительно надежно указывают нам путь да и то в любой момент могут быть скрыты от нас наползающим туманом. В штормовую ночь они, как мы убеждаемся сейчас, оставляют человечество в беде. Если же этика станет для нас логически необходимым проявляющимся в нас принципом, начнутся этическое углубление индивидов и неуклонный этический прогресс человечества». (№ 2, с. 500)

Из отсутствия юридический закрепленности нравственных норм вытекает такая фундаментальная специфическая категория морали, как свобода воли, отражающая возможность сознательного выбора человеком линии своего поведения, а также ответственности за него. Конечно, не все наши поступки определяются только нравственным выбором: на человека являются и юридические запреты, и объективные условия его общественного бытия. Поэтому область нравственного выбора не абсолютна.

Человеческие поступки являются в полном смысле нравственными тогда, когда они совершаются не в результате внешнего принуждения и не под влиянием сугубо личного эгоистического интереса, а из непосредственного побуждения делать добро людям свободно и бескорыстно, сообразуясь с целями коллектива, общества. Однако свобода воли не безгранична, иначе она выродилась бы в произвол, для которого не существует никаких социальных норм, в том числе и нравственных. (№ 2, с. 501, 502)

Кант не ограничивается точкой зрения нравственного ригориста. Он стремится найти особую причину (специфически моральное побуждение и «интерес») в человеке, каковая может мотивировать его стремление к добродетели. Вот как он отвечает на саамы убедительный аргумент просветителей и религиозных проповедников относительно личной заинтересованности человека в выполнении долга. «Сами учители», говорит Кант, «портят и человека, и свои проповеди тем, что изобретают «приманки» для морального субъекта, в коих он не нуждается. Ведь если мы наблюдаем истинно нравственный поступок, совершенный «с непоколебимым духом» и «без всякого намерения извлечь какую-нибудь выгоду в этом мире или на том свете, не смотря на величайшие испытания или соблазны», то такой поступок оказывается для нас гораздо более привлекательным, нежели такое же действие, но совершенное из личного интереса. Пример подлинно нравственного деяния и мотива «поднимает дух и вызывает желание самому действовать так же. Даже подростки ощущают это влияние» бескорыстного морального подвига. Стало быть «чистое представление о долге и вообще, о нравственном законе, без всякой чуждой примеси… имеет ли человеческое сердце… гораздо более сильное влияние, чем все другие мотивы».

Кант также в известном смысле прав, когда говорит, что в моральной оценке поступка следует учитывать не его фактический результат и что из него последовало, а характер мотива и направленность воли человека. Прав он в том смысле, что нравственное действие отнюдь не всегда приводит к намериваемому или наиболее полезному результату, ибо случайные, от воли человека не зависящие обстоятельства часто существенно искажают результат его усилия. Моральная же оценка поступка имеет в виду то, что зависит от воли и действия человека. Вполне оправдано стремление Канта выделить специфику моральной оценки, а более широко — вычленить то, что составляет собственно нравственную детерминацию действия (мотив, намерение, воля, личное, усиление) в отличие от случайного сочетания внешних факторов, воздействующих на последствия и протекание самого действия. (№ 5, с. 139, 140, 142)

Мораль представляет собой систему правил, норм, оценок и идеалов поведения людей в личной и общественной жизни по отношению друг к другу, к своему трудовому коллективу, классу, государству и обществу в целом.

Без морали никакое общество ни в прошлом, ни в настоящем, ни в будущем существовать и развиваться не может, ибо в любых условиях люди совершают различные поступки, по-разному ведут себя, оценивают поведение других людей и нуждаются в оценке и одобрении своего собственного поведения. Из этого, однако, не следует, что мораль, ее основные

положения и принципы вечны и неизменимы. Принципы, правила и нормы морали определяются общественным бытием людей и изменяются вместе ним. (№ 1, с. 198)

2.5. Эстетическое сознание

Эстетическое сознание в составе второго цикла форм общественного сознания занимает особое место, специфика, которого в сжатой форме может быть выражена так: являясь, с одной стороны, прародительницей других форм общественного сознания, синтезируя их в еще пока нерасчлененном целом, эстетическое мышление, с другой стороны, сформировало свою особую науку — эстетики. Выделившись в отдельную ветвь духовной культуры, эстетическое сознание не утеряло своей синтезирующей функции, потому что, как отмечали многие мыслители и как это развернуто показал Гегель, разум безжизнен без чувства и бессилен без воли.

«Я убежден, — писал Гегель, — что высший акт разума, охватывающий все идеи, есть акт эстетический и что истина и благо соединяются родственными узами лишь в красоте… Ни в одной области нельзя быть духовно развитым … не обладая эстетическим чувством».

Понятие истины и добра не полны без красоты, а она, в свою очередь, проявляется там, где разум приблизился к истине, а воля направлена на добро. Иными словами, эстетическое сознание — это тот духовный фундамент, который обеспечивает гармоничное единство и внутреннюю взаимосвязь различных проявлений духовной жизни человека и общества в целом.

В эпоху Возрождения на первое место был выдвинут человек-творец, почти равный по своей творческой потенции самому богу. А так как любое, и не только эстетическое творчество требовало создания определенных канонов и принципов оценки, то авторитет эстетической терминологии резко возрос и она вернулась в состав философского знания.

И, наконец, в XVIII в. немецкий философ А. Баумгартен вводит специальный термин «эстетика» (греч. aisthetikos — чувствующий, чувственный) для обозначения раздела философии, изучающего «теорию чувственного познания». (№ 2, с. 514)

В числе эстетиков, действовавших в России, был и такой, которого можно в известном смысле назвать сторонником кантианской эстетики. Таким эстетиком-кантианцем был Л. Г. Якоб. Якоб характеризует эстетику Канта как последний этап в развитии эстетической науки. Исходные определения Якоба выдержаны в кантианском духе: эстетика для него «наука, содержащая в себе начала чувствований и суждений, касательно изящного и высокого»; «способность эстетических суждений называется вкусом»; как и Кант, Якоб подчеркивает наличие некоего общего чувства и всеобщий характер эстетического суждения; во взглядах Якоба прослеживается и формалистическая тенденция, едва ли не сильнее, чем у Канта: хотя «прекрасное не может быть представлено без материи», утверждает он, «но красота состоит в одном форменном качестве предметов»; «красота состоит в одном только форменном надлежащем отношении предмета к познавательной способности»; вслед за кантом он различает два вида красоты _ «свободную» и «ограниченную», считая первую красотою «без всякого уразумения или понятия о… цели»; «…чтобы найти предмет прекрасным, совсем не нужно понятие о том, что должен предмет представлять или какую он имеет цель и назначение …» вкус — специфически человеческая черта, связана с наличием у человека разума.

Красота была объявлена «совершенством чувственного познания», а местом ее пребывания стал мыслиться уже не мир сам по себе (как это было в античности), а искусство как результат творческой деятельности человека.

В дальнейшем именно это обстоятельство, то есть спор о той области, в которой постулировалось существование красоты — мир ли это сам по себе ил же только человеческие творения в области искусства, — стало центральным дискуссионным вопросам философской эстетики. Признание эстетического свойства у одного только искусства лишало эстетическое сознание его синтезирующей функции, обособляло эстетику от всех других видов деятельности, от социальной жизни вообще, превращало искусство в самоцель. Истина, с этой точки зрения, относилась к миру, будучи его отражением, в уме человека, а красота — к человеческому творчеству или же к красоте природы, взятой вне общества. Как атрибут искусства она определяется гениальностью художника, его врожденным даром. Наиболее развернутое обоснование этой точки зрения дали романтики (братья А. и Ф. Шлегели), затем она получила развитие в немецком классическом идеализме и в неокантианстве XIX и XX вв. аналогичные построения лежат в основе всех разновидностей эстетической теории «чистого искусства». Красота здесь ставится выше и истины, и добра. Человек как создатель искусства, с этой точки зрения, абсолютно самодостаточен, он не нуждается ни в природе, ни в обществе.

Параллельно с этой абсолютизирующей искусство точкой зрения шло развитие противоположной тенденции, в которой между обособленной красотой и истиной не проводилось жесткого водораздела. Между истиной и красотой нет, считал И. Гёте, резкой границы, напротив, красота и есть истина; она выступает как проявление глубинных законов природы, которые без обнаружения их в явлениях навсегда остались бы скрытыми для нашего взора. Законы природы и законы красоты не могут, с этой точки зрения, отделяться друг от друга. Человек здесь уже не самодостаточен для искусства: оно закономерно обращается и к внешнему миру, причем не только к природе, но и к обществу, людям.

Для эстетики конца XIX в. важна была прежде всего мысль об опасности разрыва между истиной и красотой и невозможности рассматривать искусство в качестве комментатора науки или послушного морализатора от политики. угроза такого разрыва между естественными науками, эстетическими категориями и этическими нормами стала одной из острых проблем ХХ в., когда цивилизация, взятая без духовного измерения, порождает опасения в техническом самоуничтожении человечества. возросшая техническая мощь человека, технократизация всей общественной жизни, не будучи сдерживаемы этическими и эстетическими началами, составляющими ядро гуманистического мировоззрения, породили также такую глобальную для нашего времени проблему, как сохранение экологического баланса земли. Гуманизация общественной жизни, возврат эстетического начала в общественное сознание, в политическое и социальное мышление в качестве равноправного синтезирующего элемента стали сейчас одним из самых настойчивых требований культуры. (№ 2, с. 515, 516, 518)

2.6. Правосознание

Правосознание есть та форма общественного сознания, в которой выражаются знание и оценка принятых в данном обществе в качестве юридических законов нормативов социально-экономической деятельности различных субъектов права — индивида, предприятия, трудовых коллективов, организации, должностных лиц и т. п. Правосознание занимает как бы промежуточное положение между политическим и нравственным сознанием: в отличие от политического сознания оно мыслит прежде всего индивидуально-личностными категориями и относится к государству не как к субъекту политической власти, а как к внешней регламентирующей силе, требующей безусловного подчинения, но вместе с тем получающей при этом и определенную оценку. В отличие же от нравственных норм в правосознании понятия должного и справедливого мыслятся как возведенные на уровень государственного закона, нарушение которого сопровождается правовыми санкциями. Если политическое сознание формируется в зависимости от объективных социально-экономических интересов, то правосознание в большей степени ориентируется на рационально-нравственные оценки. Так, на обыденно-практическом уровне правосознания действующие законы оцениваются с точки зрения их соответствия нравственным требованиям, а теоретическое правовое мышление рассматривает действующее право с точки зрения его политического смысла и соответствия требованиям разумного общественного устройства.

С разделение общества на классы и с образованием государства нравственное и правовое сознание дифференцировались. Впервые появилась сама идея права, защищающая индивида от государства, в отличие от обязывающей индивида нравственной традиции. Правовая идея заключалась в том, что законы перестали мыслиться как непререкаемые божественные установления и отошли к области компетенции самого человеческого разума. В классовом обществе действующее право всегда, как правило, отражает волю господствующего класса, поэтому идеал социальной справедливости, лежащей в основе правосознания, постоянно эволюционировал вместе с развитием социально-экономической структуры общества. Правосознание, таким образом, не только отражает действующее законодательство, но может нести в себе и элемент критики существующей юридической системы, может противопоставлять ей исторический обусловленный теоретический идеал социальной справедливости.

Юридическое право определяет меру социальной свободы индивида, выступает в качестве границы этой свободы, получающей благодаря законодательному признанию официальную государственную защиту. Мера определяемой государством свободы индивида обусловлена принятым в обществе способом производства и имеет социально-классовый характер. Вместе с тем право регламентирует и элементы социальной деятельности, что является обратной стороной меры социальной свободы. Естественно, что само законодательство рассматривает эти отношения со стороны государства, то есть исходит из потребностей функционирования общественного целого, а общественное сознание в его правовой обыденно-практической форме смотрит на эту же ситуацию со стороны личности и дает ей ту или иную оценку в соответствии с нравственным идеалом социальной справедливости. Теоретическое правосознание стремится объединить обе — государственную и личную — идеи в единое гармоничное целое.

Любое законодательское право, таким образом, исторично, оно сначала появляется как теоретический идеал, а затем функционирует в качестве закона в соответствии с вызвавшими его социально-историческими причинами. Исторично, следовательно, и правосознание общества, которое функционирует как знание и оценка исторически изменчивого законодательства.

Правосознание общества всегда есть поддержка самой идеи регламентированных отношений между личностью и государством, которые признаются необходимыми для поддержания общества против сил анархии, которые нужно знать и соблюдать, но нельзя считать абсолютными, т. е. свободными от критической оценки. Воля государства сама по себе еще не является конечным основанием права. Философские дискуссии о конечном основании права всегда активизируются в переломные исторические периоды, а поэтому официально принятое правовое решение назревших проблем всегда склоняется к той философской идее, которая отвечает идеологическим правовым потребностям идущего к господства класса. Потребность в активизации правого мышления способствовала и собственно философскому прогрессу в понимании таких основополагающих проблем, как природа человека, общества и государства. Позиция философии по отношению к праву исторически определялась и тем, что она имеет собственный взгляд на проблему «прав человека», не совпадающий с юридическим и политическим мышлением (С. с. 492−495).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой