Духовно-культурные права граждан

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Актуальность темы исследования. Духовно-культурные права реже всех прочих рассматриваются юридической наукой. В какой-то степени это, конечно, объяснимо. В конце концов, традиционно сфера культуры относится не к базису, но к надстройке. Однако культурные права в числе прочих относятся к общепризнанным и неотъемлемым правам человека, предусмотренным рядом международных документов: данные права получили закрепление в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах принятом резолюцией Генеральной Ассамблеи от 16 декабря 1966 года, Декларации прав и свобод человека от 10 декабря 1948 Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных с иностранными государствами, М., 1978 г., вып. XXXII, с. 353. В отечественном законодательстве духовно-культурные права были закреплены в Конституции Российской Федерации, получили свою конкретизацию в ряде федеральных законов. Однако если законодательное закрепление культурных прав в отечественном нормотворчестве было осуществлено в первые годы демократических преобразований на достаточно высоком уровне, причем регулирование в этой сфере продолжается и по сей день, то научные исследование в данной сфере проводились недостаточно системно и углубленно, научной литературы по данной теме существует не так много. Притом имеет место ряд проблемных аспектов в реализации данных прав, судебные прецеденты, связанные с защитой духовно-культурных прав встречаются эпизодически. Что в связи курсом государства на построение правового государства, представляется странным, ведь, как разумно пишет кандидат юридических наук Е. А. Лукашева, «основным показателем успехов и неудач процесса реформирования является, прежде всего, защищенность и обеспеченность прав и свобод человека» Лукашева Е. А. Человек, право, цивилизация: нормативно-ценностное измерение: монография. М.: Норма, 2009. — С. 296, а потому данный факт не может не стимулировать дальнейшее изучение.

Степень разработанности темы крайне невысокая. Как правило, в научной литературе тема духовно-культурных прав поднимается лишь в информативном плане, в основном в учебной литературе и юридических словарях. Научных монографий и статей в открытом доступе крайне мало. Но, так или иначе, данная тема рассматривалась такими учеными, как В. С. Нерсесянц, Г. И. Муромцев, Е. В. Сазонникова. О недостаточном освещении темы духовно-культурных прав в юридической науке пишет, к примеру, С. И. Носов: «анализ теоретических исследований о правах человека и гражданина со всей очевидностью показывает правоту авторов, полагающих, что природа и сущность культурных прав ещё не была глубоко исследована в науке; эти права рассматриваются, скорее, как остаточная категория» С. И. Носов Права граждан в области культуры // Культура: управление, экономика, право. 2006. № 2. С. 18.

Объект и предмет исследования. Объектом данного исследования являются духовно-культурные права человека и гражданина. Предметом являются нормативно-правовые акты, регулирующие общественные отношения в сфере культуры, правоприменительная практика

Цели и задачи исследования. Цель данного исследования — изучение общественных отношений, возникающих в сфере культуры. Для достижения данной цели поставлены следующие задачи:

· Изучить историко-правовой аспект закрепления духовно-культурных прав;

· Рассмотреть понятие и виды духовно-культурных прав;

· Выявить проблемы реализации духовно-культурных прав, а также проследить пути разрешения противоречивых моментов.

· Проанализировать существующих в законодательстве ограничений духовно-культурных прав

Положения, выносимые на защиту.

1) В теории конституционного права не имеется единого подхода к пониманию духовно-культурных прав (на данном этапе юридической наукой данная тема вообще практически не изучалась). В частности, различные исследователи причисляют право на образование как к категории социальных, так и духовно-культурных прав. По мнению авторов исследования, имеют смысл различные подходы и взгляды, поскольку всем присуща разумность и обоснованность, к тому же деление прав по сферам общественное жизни, по мнению авторов, весьма условно.

2) В современной юридической практике имеются проблемы, связанные с реализацией духовно-культурных прав, обусловленные экономическими факторами. В связи с чем, по мнению авторов, имеет смысл осуществление ряда мер экономического характера, обеспечивающих реализацию данной категории прав.

3) В настоящее время в российском законодательстве и юридической практике весьма широкое развитие получила система законодательных ограничений духовно-культурных прав, причем, не смотря на конституционно-правовую обоснованность данных ограничений в ряде случаев, в особенности, на уровне правоприменения, данные ограничения устанавливаются для случаев, объективно не требующих ограничений.

Глава I. Историко-правовой аспект закрепления культурных прав граждан

§ 1.1 История становления и развития духовно-культурных прав

В отличие от экономических или политических прав, духовно-культурные права граждан получили свое закрепление лишь во второй половине ХХ века, когда были созданы первые международные пакты и конвенции, закрепляющие всеобщие права и свободы человека: Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 года, международный пакт об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 года, Европейская конвенция о защите прав и основных свобод человека от 13 сентября 1953 года Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных с иностранными государствами, М., 1978 г., вып. XXXII, 584 с. До этого культурные права получали закрепление либо в отдельных государствах, либо вообще не рассматривались. В трудах теоретиков политико-правовой мысли также редко можно встретить какие-либо положения по данному вопросу. Так, в «Манифесте коммунистической партии» Карла Маркса и Фридриха Энгельса говорится об экономической эксплуатации рабочего класса и необходимости борьбы пролетарских масс за свои права, в трудах Локка или Гоббса мы можем встретить множество тезисов о правах человека, однако о праве на участие в культурной жизни, праве на доступ к культурным ценностям сложившейся концепции трудно.

В то же время актуальность культурная правосубъектность имела в течение многих веков. Приблизительно до ХIХ века образование и произведения культуры были доступны лишь высшим слоям общества, большинство же народа оставалось безграмотным и не имело возможности соприкасаться с культурным наследием. Не менее остро стояла проблема свободы творчества: вплоть до ХХ века в подавляющем большинстве государств существовала жесточайшая религиозная и политическая цензура, причем для авторов непризнанных цензурой произведений не только не представлялось возможным быть опубликованным, но и существовала угроза репрессий. Собственно, борьба с цензурой была единственным аспектом борьбы за культурные права до ХХ века, о чем упоминал, к примеру, Эммануил Кант, когда писал о «Запрете мыслителя на сопротивление верховной власти» Кант И. Метафизика нравов. — М.: Мир книги. 2007. — 400 с.

В Российской империи долгое время были законодательно установлены ограничения для реализации духовно-культурных прав. Так, закон «О кухаркиных детях», принятый в правление Александра III, воспрещал получать образование выше начального выходцам из низших слоев (вопрос о принадлежности права на образование к категории культурных является дискуссионным и будет подробнее рассмотрен в § 2). Также существовала цензура, по причине которой многие признанные ныне произведение искусства, в частности литературы, в свое время не могли дойти до масс.

Огромное значение для закрепления культурных прав сыграла Октябрьская революции. Не смотря на то, что в Советском государстве имело место нарушение многих имущественных, личных и политических прав, Советский Союз стал одним из первым государством, в котором было закреплено всеобщее право на образование (ст. 17 Конституции РСФСР от 10 июля 1918 г. Титов Ю. П. Хрестоматия по истории государства и права России: учеб. 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Проспект. 2010. — 291 с.), а также в котором право на доступ к культурным ценностям стал возможен широкому кругу лиц. После Второй мировой войны происходит крах империалистической системы и происходит переосмысление всего общественного устройства. Происходит признание основных прав и свобод человека, принимаются международные соглашения об их обеспечении. Советское государство, являясь активным участником международных отношений, участвовало во многих соглашениях. С другой стороны, на практике данное участие часто оставалось формальным и фиктивным, на практике, огромное количество произведений культуры (к примеру, рок-музыка, произведения русских писателей-эмигрантов, зарубежный кинематограф) находились под цензурой и не могли увидеть свет. Хранение и распространение материалов преследовалось законом. Во многих европейских странах также продолжала действовать цензура, по причине которой легло на полку не одно произведение культуры (так, признанный сегодня шедевр мирового кинематографа, лента «В джазе только девушки» авторам с трудом удалось вывести в широкий свет из-за противодействия цензуры). Отличался характер данной цензуры: в западных странах она носила не столько политических, сколько религиозно-этический характер.

Для отечественного права переломным моментов стало принятие в 1993 году Конституции Российской Федерации, статьи 43 и 44 которой закрепили право на образование, свободу творчества, право на участие в культурной жизни, право на доступ к культурным ценностям. Незадолго до того были приняты «Основы законодательства Российской Федерации в сфере культуры» от 9 октября 1992, в которых основные культурные права получили законодательное закрепление, были установлены правовые гарантии, а также ответственность за нарушение прав Закон Российской Федерации «Основы законодательства Российской Федерации о культуре» от 9 октября 1992 // СЗ РФ. — 2004. — № 5. — Ст. 3607. 27 декабря 1991 года был принят закон «О физической культуре и спорте» Федеральный закон «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» от 4 декабря 2007 года // СЗ РФ. — 2007. — № 50. — Ст. 6242. Таким образом, в 90-е годы ХХ века в связи с начавшимися демократическими преобразованиями в российском законодательстве получили закрепление основные духовно-культурные права, механизмы их реализации, а также юридические гарантии и юридическая ответственность, что стало фундаментальной базой для правореализации в сфере культуры для широчайшего круга лиц.

§ 1.2 Понятие и виды духовно-культурных прав граждан

В науке конституционного права наиболее распространенным критерием классификации прав и свобод человека являются сферы общественной жизни, в которых реализуются данные права в определенных общественных отношениях. Так экономические права реализуются в сфере производства, распределения и потребления товаров и услуг, т. е. в сфере экономики, политические права реализуются в политической сфере и т. п. В свою очередь духовно-культурные права реализуются в сфере культуры. То есть субъекты данных прав управомочены совершать определенные действия в сфере создания и потребления духовно-культурных благ, культурной жизни общества.

Большой юридический словарь под редакцией А. Я. Сухарева дает следующее определение понятию духовно-культурных прав: «Культурные права — особый комплекс прав и свобод, представляющих собой гарантированные Конституцией Р Ф или законом возможности в сфере культурной и научной жизни» Большой юридический словарь/под ред. А. Я. Суханова, В. Е. Крутских. — М. :ИНФР. — 296 с. При этом подчеркивается, что культурные права существуют не самостоятельно и независимо, но тесно взаимосвязаны с иными категориями прав: личными, экономическими, политическими. В литературе, как правило, экономические, социальные и культурные права человека бывают представлены единым блоком Чиркин В. Е. Конституционное право России: Учебник. — М.: Юристъ, 2006. — с. 162. В различных источниках формулировки могут различаться, однако большинство авторов выделяет духовно-культурные права, как права граждан совершать действия в сфере культуры.

Классификация прав человека в сфере культуры не так обширна, как в случае с другими правами, видов духовно-культурных прав традиционно выделяется немного. В российском законодательстве фундаментальные права получили закрепление в Конституции Р Ф: свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания; право на участие в культурной жизни и пользование учреждениями культуры, на доступ к культурным ценностямКонституция Российской Федерации // Российская газета. — 1993. -25 декабря.- ст. 44. Также к сфере культуры относится обязанность заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники культурыКонституция Российской Федерации // Российская газета. — 1993. -25 декабря.- ст. 45. Также данные права получили свою конкретизацию в федеральном законодательстве: право на творчество, право на личную культурную самобытность, право на эстетическое воспитание и художественное образование, право собственности в сфере культуры, право создавать культурные учреждения и общественные объединения, право на культурную деятельность в зарубежных странах и вывоз результатов культурной деятельности в другие страны Закон Российской Федерации «Основы законодательства Российской Федерации о культуре» от 9 октября 1992 // СЗ РФ. — 2004. — № 5. — Ст. 3607, раздел II. В 90-е годы группа ученых и общественных деятелей под руководством Д. С. Лихачева, исходя из необходимости урегулирования культуры, как самостоятельной сферы, отстаивали необходимость принятия Декларации прав культуры, проект такой декларации был создан в 1995 году, который был передан российским представителям в Юнеско, однако, принят не был Лукашева Е. А. Человек, право, цивилизация: нормативно-ценностное измерение: монография. М.: Норма., 2009. — с. 186. Проект комплексно рассматривал сферу культуры, отражая её как целостную многогранную систему. К тому же в создании проекта декларации участвовали многие известные деятели культуры, компетентные в данной сфере. Таким образом, непринятие данной декларации нами рассматривается, как ошибка, особенно с учетом того, что задумывалась декларация не в качестве федерального акты, но в качестве международного документа. Таким образом, не была реализована возможность создание и установления мировых стандартов регулирования.

Спорным вопросом классификации духовно-культурных прав является отнесение к данной категории одного из наиболее важнейших конституционных прав, права на образование, закрепленного 43 статьей Конституции. Большинство исследователей Чиркин В. Е. Конституционное право России: Учебник. — М.: Юристъ, 2006. — с. 162. относят данное право к социальным. Однако высказываются, также, мнения о его принадлежности к категории духовно-культурных прав Большой юридический словарь/под ред. А. Я. Суханова, В. Е. Крутских. — М. :ИНФР. — с. 296. Данный факт свидетельствует об условности деления прав по критерию сфер общественной жизни. С одной стороны образование является социальным благом, что позволяет отнести право на образование к социальным правам. С другой стороны культура представляет собой все научное, творческое и художественное наследия человека Кравченко А. И. Культурология: учебник. — М.: Проспект, 2007. — 14 с., образование же в свою очередь является процессом познания данного наследия. Таким образом, образование является одним из способов реализации права на доступ к культурным ценностям, что позволяет причислить право на образование к духовно-культурным правам. Некоторые исследователи Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации: учебник для вузов. — М.: НОРМА, 2002. — с. 255. относят к культурным правам также авторское право. Традиционно авторское право относится к имущественным правам. С другой стороны и в причислении его в культурным имеется некоторый смысл, поскольку авторское право осуществляется в сфере культуры и культурного производства, а его предметом являются культурные ценности. Данный пример также иллюстрирует условность деления конституционных прав, их неотделимость и взаимосвязанность. Однако данный вопрос имеет скорее теоретическое и неприкладное значение, как и классификация прав по сферам общественной жизни. С практической точки зрения более значимыми являются вопросы и проблемы реализации прав, способы их защиты. Данные вопросы будут рассмотрены ниже.

Глава II. Особенности реализации духовно-культурных прав граждан

§ 2.1 Проблемы реализации духовно-культурных прав

Из теории права известно, что норма права не самоценна, то есть не имеет смысла, если она не реализована в конкретных правоотношениях, если «право не претворяется в жизнь, оно неизбежно омертвляется» Теория государства и права: учебник / отв. Редакторы В. М. Корельский, В. Д. Перевалов. — Екатеринбург: Издательство Уральской юридической академии, 1996. — с. 376. Духовно-культурные права в настоящее время широко реализуются огромнейшим кругом лиц, что, в частности, имеет большое значение для нашей страны, где не так много лет назад данные права систематически ограничивались (к примеру, запрещались к публикации многие произведения литературы, не были допущены в прокат по причинам политической цензуры многие фильмы).

С одной стороны взятый в 90-е годы курс на построение правового государства является неоспоримым благом, с другой стороны в молодом российском праве имеют место некоторые проблемы в сфере реализации прав человека, в том числе и духовно-культурных прав граждан. В большинстве случаев причинами проблем реализации духовно-культурных прав являются факторы социально-экономического характера. Это выражается в нескольких аспектах. После начала политических реформ в России в начале 90-х годов, в сфере культуры произошли принципиальные и фундаментальные перемены в направлениях, методах, целях и способов регулирования данной сферы. Был устранен партийный диктат, к потребителю хлынуло большое количество произведений культуры, доступа к которым не было ранее. Наука, в особенности гуманитарные её отрасли, перестали рассматриваться и преподаваться сквозь призму идеологических постулатов. Иначе говоря, была достигнута культурная свобода, о важности которой говорить не приходится. С другой стороны, данный процесс имел, в том числе, и негативные последствия. В частности, ранее, не смотря на идеологическое давление Коммунистической партии, существовала система стимулирования творческой и культурной деятельности. К примеру, литераторы могли вступить в Союз Писателей, членство в котором давало возможность заниматься творчеством, не заботясь о материальном достатке, поскольку членам Союза выплачивалась фиксированная заработная плата. Существовал ряд премий, которые также были эффективными стимуляторами творческой деятельности. Так же в качестве положительного момента можно выделить значительное финансирование фундаментальных наук, в особенности технических отраслей. Материальное положение деятелей науки было на достойном уровне, и граждане охотно посвящали себя научной, творческой и иной культурной деятельностью.

В ходе политических и экономических реформ 90-х годов, регулирование многих сфер общественной жизни претерпело значительные изменения. Основным регулятором стало не государственное планирование, а рынок. В том числе и в сферу культуры проникли многие элементы рыночных отношений, а финансирование науки и культуры происходило «по остаточному принципу», целое поколение писателей оказалось лишено возможности выйти к широкому кругу читателей Прилепин З. Книгочет: Пособие по новейшей современной литературе. — М.: Астрель, 2012. — с. 137. В силу этого большое количество научных разработок не могло найти применения, что спровоцировало массовую эмиграцию научной интеллигенции в страны Европы и Северной Америки. Также, уровень жизни рядовых деятелей культуры долгое время держался на крайне низком уровне, что привело к массовому уходу творческой интеллигенции в экономическую деятельность либо в массовую культуру. В то же время большое распространение получила массовая культура, которая отличалась, по мнению многих деятелей культуры, весьма низким художественным уровнем, но была более ликвидна с точки зрения получения дохода Лукашева Е. А. Человек, право, цивилизация: нормативно-ценностное измерение: монография. М.: Норма., 2009. — 384 с. Стоит отметить, что в начале 2000-х годов ситуация несколько изменилась к лучшему, к примеру был проведен ряд программ по поддержке молодых ученых, основано несколько литературных премий, кинопремий, ежегодных музыкальных фестивалей. Таким образом, имеет место проблема реализации права на свободу творчества в связи с недостаточным финансированием важных для государства научных и культурных программ, в силу чего значительно снижается продуктивность культурной деятельностью. Авторы считают целесообразным создание и развитие целостной и комплексной концепции адекватной политики государства в сфере регулирования культурных правоотношений.

Следующий проблемный момент реализации также связан с социально-экономическими факторами, однако в данном случае речь пойдет о проблемах, связанных с реализацией права на доступ к культурным ценностям. Не смотря на то, что государством установлены доступные цены на пользование ценностями культуры, тем не менее, далеко не для всех граждан Российской Федерации представляется возможным посещение с культурными целями иностранных государств, а также городов-культурных центров России, как, к примеру, Москва или Санкт-Петербург в силу ограниченности финансовых возможностей. И хотя, имущественная дифференциация граждан не является предметом нашего исследования, по мнению некоторых исследователей, имущественное неравенство препятствует реализации, в том числе, и культурных прав. С другой стороны, можно справедливо заметить, что «Юридическое равенство представляет собой равную правоспособность граждан (равную возможность приобрести те или иные права на соответствующие блага или объекты). Однако это отнюдь не означает раздачи всех этих благ поровну каждому"Бырдин Е. Н. Юридическое равенство и неравенство граждан в законодательстве Российской Федерации: Монография. — Тюмень.: Тюменский филиал Академии права и управления., 2011. — С. 77. В этой связи необходимо различать понятия юридического и фактического равенства.

С другой стороны, в настоящий момент в связи с распространением сети интернет многие существовавшие ранее проблемы доступа к произведениям культуры утратили свою актуальность, поскольку на сегодня практически каждый гражданин Российской Федерации имеет возможность получения практически любой информации, в последние годы многие учреждения культуры стали предлагать электронные услуги, к примеру, многие российские музеи предлагают услугу электронной экскурсии. Считаем целесообразным дальнейшее развитие такого рода программ и сервисов для обеспечения равного доступа граждан к культурным ценностям. Опять-таки использование сети интернет также порождает проблемы, в особенности распространение материалов в сети интернет на сегодняшний день часто вступает в противоречие с авторскими правами, что противоречит принципу, закрепленному в ч.3 ст. 17 Конституции Р Ф, согласно которому, «Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц» Конституция Российской Федерации // Российская газета. — 1993. -25 декабря.- ст. 17. Однако, не смотря на всю свою важность и актуальность, авторские права не относятся к предмету конституционного права, потому подробно нами рассматриваться не будут.

Таким образом, в качестве основных проблем реализации духовно-культурных прав авторы рассматривают затрудненность доступа граждан к культурным ценностям, проблематичность реализации права на свободу творчества в условиях рыночной экономики. В связи с чем целесообразно создание и осуществление ряда программ по поддержке и стимулированию культуры.

§ 2.2 Законодательные ограничения духовно-культурных прав

Ч.3 ст. 55 Конституции Российской Федерации устанавливает возможность ограничения прав человека и гражданина федеральным законом «в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства"Конституция Российской Федерации // Российская газета. — 1993. -25 декабря.- ст. 55. В теории конституционного права также всегда поднимается тема ограничения прав и свобод, при этом подчеркивается необходимость и обоснованность данных ограничений для построения гражданского общества Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации: учебник для вузов. — М.: НОРМА, 2002. — с. 166. С точки зрения Конституции Российской Федерации можно говорить, что для ряда случаев ограничения прав даже не обязательно должны быть закреплены в законодательстве. В частности, это следует из ч.3 ст. 17, согласно которой «осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц» Конституция Российской Федерации // Российская газета. — 1993. -25 декабря.- ст. 17. Так, к примеру, в гражданском праве процедура банкротства подчас используется юридическими лицами для избегания ответа по обязательствам, что в свою очередь нарушает права контрагентов юридического лица. Схожим образом используются подчас и другие правовые процедуры. Таким образом, реализация прав и свобод человека не должна приводить к злоупотреблению правом, нарушению прав других лиц. Ограничения прав в сфере культуры могут рассматриваться в двух аспектах: ограничения, связанные с противодействием экстремизму, пропаганды межэтнической, межрелигиозной и социальной розни, разжигании вражды, связанные с нарушением прав других лиц (для случаев, когда ограничения прав в силу важности объективно требуют законодательного закрепления), а также с ограждением детей от информации, причиняющий вред их развитию. Стоит отметить, что практически во всех случаях установление законодательных ограничений сопровождалось широкими общественными дискуссиями, обильно критиковалось. По нашему мнению, не смотря на несомненную необходимость ограничений культурных прав при современном состоянии общества, в ряде случаев ограничения являются спорными.

Борьба с экстремизмом и экстремистской пропагандой до сих пор представляет для российского государства актуальность и, особенно в конце 90-х — начале 2000-х годов, являлась одним из наиболее приоритетных направлений государственной политики. Это обусловлено многими событиями прошедших лет, как, к примеру, война в Чечне, теракты и захваты заложников, а также рост ксенофобской агрессии и межэтнической преступности. Нормативной базой для данной деятельности является Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» от 27 июня 2002 года. Статья 1 Данного закона к понятию экстремистской деятельности (экстремизма) причисляет в числе прочего и «публичное оправдание терроризма, … возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни, пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии» Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» от 27 июня 2002 года / в редакции от 2 июля 2013 // СЗ РФ. — 2013. — № 14. — Ст. 1685., ст. 1. Очевидно, что признаки данных деяний могут содержаться и в произведениях художественного творчества. Более того, случаи такого рода в Российской Федерации имеют место достаточно часто. Теоретически, присутствие указанных признаков экстремистской деятельности подпадают под ст. 282 Уголовного кодекса «возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства"Уголовный кодекс Российской Федерации//СЗ РФ. — 1996. — № 25. — ст. 2954. — ст. 282. Однако в связи с низкой общественной опасностью для классификации деяния в качестве преступления, прецедентов уголовного наказания за данные деяния по указанной статье имеется немного. К примеру, 3 февраля 2010 на три года лишения свободы по п. «в» ч.2 данной статьи был осужден редактор газеты «Русь православная» и автор документального фильма антисемитского содержания «Россия с ножом в спине». Для доказывания экстремистского характера материалов проводится лингвистическая, психологическая, либо иная экспертиза. Однако, как правило, производство по данным случаям осуществляется в соответствии с Кодексом об административных правонарушенияхКодекс об административных правонарушениях//СЗ РФ. — 2002. — № 1. — ст. 1. — ст. 20. 29., поскольку к экстремистским материалам кроме прочего относятся также ряд произведений литературы и песенного творчества. Прецедентов такого рода можно встретить много, хотя чаще привлечение к ответственности происходит в связи с распространением материалов политического или религиозного характера, а не произведений культуры. Материалы, содержащие признаки экстремизма в судебном порядке признаются экстремистскими и по представлению судов в Министерство юстиции Российской Федерации включаются в Федеральный список экстремистских материалов. Признание материалов экстремистскими возможно оспаривать в судах вышестоящих инстанций. По состоянию на 5 октября 2013 года Федеральный список экстремистских материалов включает 2096 пунктов. Анализ материалов, в частности, произведений художественного творчества, указанных в данном документе вызывает противоречивые мнения. С одной стороны, список включает фильмы, книги, песни и стихотворения, открыто призывающие к насилию по признаку национальности (к примеру, вышеупомянутый фильм «Россия с ножом в спине», песни чеченских боевиков), по признаку отношения к религии (к примеру, книги по радикальному Исламу или родноверию), а также принадлежности к социальной группе (песня А. Харчикова «Готовьте списки») Федеральный список экстремистских материалов // РГ. — 2010. — 7 апреля. — № 5151. — Ст. 493..

С другой стороны, имеет место включение в список материалов, экстремистское содержание которых можно поставить под сомнение. В частности, 30 октября 2012 года решением Эжвинского районного суда города Сыктывкар в список была занесена музыкальная композиция группы 25/17 «Будь белым, цени это» Федеральный список экстремистских материалов // РГ. — 2013. — 22 марта. — № 6038. — Ст. 1730. Не смотря на провокационное название, содержание сводится к критике копирования русскими музыкантами образцов западной культуры и призывам быть верными своей культуры. По нашему мнению, процедура признания материалов экстремистскими осуществляется недостаточно тщательно, в силу чего ряд материалов так и не был включен в Федеральный список экстремистских материалов, в то же время в ряде случаев в указанный список вносятся материалы, не содержащие явных признаков экстремизма и пропаганды насилия. Следующая группа ограничений связана с защитой детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию. Нормативной базой в данном случае выступает Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» от 29 декабря 2010 года. Виды информации, причиняющей вред здоровью и (или) здоровью и развитию детей перечислены в ст. 5 настоящего закона. В частности к ней относится информация, оправдывающая насилие, побуждающая к совершению действий, представляющих угрозу их жизни и здоровью, призывающая к употреблению наркотиков, табака и алкоголя, содержащая нецензурную брань и информация порнографического характера, информация, отрицающая семейные ценности, пропагандирующая нетрадиционные сексуальные правоотношения и другие. Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» от 29 декабря 2010 года / в редакции от 29 июня 2013 года // СЗ РФ. — 2013. — № 14. — Ст. 1658, ст. 5. Несомненно, принятие такого закона представляется чрезвычайно полезным, особенно в связи с распространением популярной музыки, пропагандирующей употребление наркотиков, суицид, а также песенного и литературного творчества, содержащего ненормативную лексику. В ходе реализации данного закона, теле- и радиовещание с содержанием указанной информации было ограничено по времени, посещение детьми кинотеатров и концертов, покупка продукции, запрещенной к использованию детьми, стало затруднительной в связи с введением возрастного грифа на продукции, были проведены и иные меры, безусловно способствовавшие благотворному развитию детей. С другой стороны, в связи с применением данного закона возникали и продолжают возникать различные казусы. В ряде учебных программ по литературе были исключены произведения, признанные классическими (напр. роман В. Набокова «Лолита»), посещение детьми музеев и картинных галерей в связи с содержанием некоторых произведений также может стать противоправным (к примеру, живопись Рубенса). Резко критиковалось признание детского мультфильма «Ну, погоди!», запрещенным для просмотра несовершеннолетними.

Особо критиковалось международными и отечественными правозащитными организациями внесение поправок в закон от 26 июня 2013, причисляющих к запрещенной информации, содержащую пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений. Высказывались мнения о том, что данные поправки станут основанием для дискриминации сексуальных меньшинств. Однако анализ закона показывает, что оснований такого рода в нем не предусмотрено, и в частную жизнь совершеннолетних граждан данный закон никакого вмешательства не предполагает и его не подразумевает.

Таким образом, можно сделать вывод, что законодательные ограничения духовно-культурных прав установлены недостаточно четко, отсутствуют точные критерии определения дозволений и запретов для конкретных случаев, что затрудняет реализацию права и правоприменение. Не смотря на более-менее достаточное достижение целей законодательства в этом направлении, по нашему мнению, данные цели превышаются и в ряде случаев устанавливаются ограничения для случаев, объективно их не требующих.

В случае, если в произведении культуры присутствуют оскорбления реально существующих лиц, выраженные в явной или скрытой форме, может быть подан гражданский иск компенсации морального вреда. Таким образом, реализация прав человека, в том числе и культурных, может законодательно ограничиваться, к примеру, по нашему мнению, возможно ограничение свободы творчества, если произведения носят экстремистский характер, либо могут наносить какой-либо ущерб государству, обществу и группам граждан. С другой стороны, ограничения должны иметь конструктивный и обоснованный характер, процедура ограничения должна проводиться с должным вниманием и тщательностью

Заключение

Проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы:

1. Под культурными правами понимается закрепленная в законе возможность совершать определенные действия в сфере культуры. При этом разграничение прав человека по сферам общественной жизни является условным, и в ряде случаев одно и то же право можно причислить к разным категориям одновременно (например, право на образование различными авторами причисляется как к социальным, так и культурным).

2. Правовое регулирование сферы культуры и культурных прав граждан на данном этапе развития национального права осуществлено достаточно полно и на достаточно высоком уровне. С другой стороны, теоретические разработки данной сферы юридической наукой малочисленны, таким образом, по мнению авторов, имеет смысл более широкое изучение данной темы.

3. Основные проблемы реализации духовно-культурных прав имеют социально-экономический характер. В этой связи, представляется необходимым развитие стимулирующих мер экономического характера в сфере культуры в виде премий, финансирование сфер культуры и науки средствами федерального, регионального либо муниципального бюджета.

4. В отечественном законодательстве имеется ряд ограничений духовно-культурных прав, которые, несмотря на объективную необходимость таких ограничений, периодически приводят к ограничению прав для случаев, объективно их не требующих.

Список использованных источников и литературы

духовный культурный право

1. Нормативно-правовые акты

1.1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года) // Российская газета. — 1993. -25 декабря.

1.2. Уголовный кодекс Российской Федерации//СЗ РФ. — 1996. — № 25. — ст. 2954.

1.3. Кодекс об административных правонарушениях//СЗ РФ. — 2002. — № 1. — ст. 1.

1.4. Федеральный закон о свободе совести и религиозных объединениях от 26 сентября 1997 года // СЗ РФ. — 1997. — № 33. — Ст. 3895.

1.5. Закон Российской Федерации «Основы законодательства Российской Федерации о культуре» от 9 октября 1992 // СЗ РФ. — 2004. — № 5. — Ст. 3607.

1.6. Федеральный закон «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» // СЗ РФ. — 2007. — № 50. — Ст. 6242.

1.7. Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» от 29 декабря 2010 года / в редакции от 29 июня 2013 года // СЗ РФ. — 2013. — № 14. — Ст. 1658.

1.8. Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» от 27 июня 2002 года / в редакции от 2 июля 2013 // СЗ РФ. — 2013. — № 14. — Ст. 1685.

2. Материалы судебной практики

2.1. Федеральный список экстремистских материалов // РГ. — 2013. — 22 марта. — № 6038.

2.2. Федеральный список экстремистских материалов // РГ. — 2010. — 7 апреля. — № 5151.

3. Научная и учебная литература

3.1. Алексеев С. С. Общая теория права: Учеб. 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Норма, 2008.- 342 с.

3.2. Архипов С. И. Теория государства и права. — Екатеринбург.: Издательство Уральской государственной юридической академии, 1996. -559 с.

3.3. Большой юридически словарь / под редакцией А. Я. Сухарева, В. Е. Крутских. М.: ИНФР, 2001. — 704 с.

3.4. Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации: учебник для вузов. — М.: НОРМА, 2002. — с. 255.

3.5. Бырдин Е. Н. Юридическое равенство и неравенство граждан в законодательстве Российской Федерации. — Тюмень.: Тюменский филиал Академии права и управления, 2011. — 82 с.

3.6. Кант И. Метафизика нравов: в 2 частях. — М.: Мир книги, 2007. — 400с.

3.7. Кравченко А. И. Культурология: учебник. — М.: Проспект, 2007. — 288 с.

3.8. Лукашева Е. А. Человек, право, цивилизация: нормативно-ценностное измерение: монография. М.: Норма., 2009. — 384 с.

3.9. С. И. Носов Права граждан в области культуры // Культура: управление, экономика, право. 2006. № 2. С. 18.

3. 10. Права человека и правовое социальное государство в России / отв. Редактор Е. А. Лукашева. — М.: Норма, 2011. — 400 с.

3. 11. Прилепин З. Книгочет: Пособие по новейшей современной литературе. — М.: Астрель, 2012. — с. 400.

3. 12. Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных с иностранными государствами, М., 1978 г., вып. XXXII, 584 с.

3. 13. Титов Ю. П. Хрестоматия по истории государства и права России: учеб. 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Проспект. 2010. — 480 с.

3. 14. Теория государства и права: учебник / отв. Редакторы В. М. Корельский, В. Д. Перевалов. — Екатеринбург: Издательство Уральской юридической академии, 1996. — 560 с.

3. 15. Чиркин В. Е. Конституционное право России: Учебник. — М.: Юристъ, 2006. — 447 с

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой