Евразийский Союз как политический проект: анализ эффективности PR-стратегий

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Политология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего образования

«КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

(ФГБОУ ВО «КубГУ»)

Кафедра связей с общественностью

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ (ДИПЛОМНАЯ) РАБОТА

Евразийский Союз как политический проект: анализ эффективности PR-стратегий

Работу выполнила К.Е. Налбандян

Факультет педагогики, психологии и коммуникативистики

Специальность «Связи с общественностью»

Научный руководитель

канд. полит. наук, доцент Р.З. Близняк

Нормоконтролер ст. преподаватель кафедры

связей с общественностью А.В. Мартиросьян

Краснодар 2014

Содержание

Введение

1 Теоретические аспекты анализа информационного сопровождения политических проектов

1.1 Политическое проектирование: понятие и основные этапы

1.2 Специфика информационного сопровождения политических

проектов

2 Проект Евразийского Союза в постсоветском политико-информационном пространстве

2.1 Евразийский Союз как политический проект: идейная основа

2.2 Информационное сопровождение политического проекта Евразийского Союза: основные риски и стратегия

Заключение

Список использованных источников

Введение

Актуальность темы исследования. Начало второго десятилетия ХХI века отмечено большим динамизмом в реализации глобальных проектов интеграционной направленности в различных регионах мира. Многозначность региональных трансформаций находит отражение в появлении наднациональных структур, развитии принципа трансграничности и стремлении создать многовекторные основания для интеграции. Указанные тенденции развиваются в рамках новых мирополитических феноменов — глобальных регионов.

Прошедшие десятилетия с момента распада СССР стали трудным этапом для всех стран бывшего единого Союза, и за эти годы произошли болезненные процессы на всем постсоветском пространстве на фоне региональных и глобальных трансформаций. Попытки реинтеграции между странами СНГ долгое время не давали успехов, поскольку правящие лидеры уже независимых стран не были в полной мере готовы к воссоединению в новых условиях развития. Неожиданным событием для многих стало создание в 2010 г. полноформатного Таможенного Союза между РФ, Беларусью и Казахстаном с общим таможенным кодексом и общими внешними тарифами в отношении третьих стран. Этот, без преувеличений, интеграционный прорыв открыл новый этап развития на постсоветском пространстве, за которым последовало создание Единого экономического пространства (ЕЭП) и наднационального института управления — Евразийской экономической комиссии. Лидеры ЕЭП договорились построить к 2015 г. Евразийский экономический союз и в дальнейшем Евразийский Союз, что может кардинально изменить политическое и экономическое пространство СНГ и его роль на мировой арене.

Постсоветское пространство — безусловный приоритет внешних связей РФ. Рынок СНГ рассматривается как расширенный внутренний рынок, крайне необходимый для ускоренного развития обрабатывающих отраслей промышленности, исправления накопленных структурно-технологических деформаций в отечественной экономике. При нынешнем уровне техники и технологий отечественная машиностроительная продукция, а также инновационные товары и услуги пользуются в СНГ большим спросом, чем в дальнем зарубежье. Потенциально постсоветское пространство — это главная зона экономической экспансии российских предприятий, новых технологий, интеллектуальных услуг и ареал «взращивания» ростков новой экономики. Регион СНГ — важнейший дополнительный источник трудовых и природных ресурсов, транзитная территория, по которой пролегают международные транспортные коридоры.

При этом проект Евразийского Союза сталкивается с ожесточенным противодействием со стороны крупных глобальных игроков, которые реализуют собственные интеграционные проекты на постсоветском пространстве. Поэтому для его успешного осуществления необходима эффективная PR-стратегия, которая позволила бы преодолеть соответствующие вызовы и угрозы в политико-информационном пространстве.

Степень научной разработанности темы. Исследованиям политических трансформаций в условиях глобализации посвящены работы академиков РАН В. Н. Кудрявцева, Д. С. Львова, Г. В. Осипова, С. Ю. Глазьева, членов-корреспондентов РАН М. К. Горшкова, А. В. Дмитриева, В. Н. Иванова, Р. Г. Яновского, а также таких авторов, как А. А. Горбунов, А. Г. Дугин, В. П. Култыгин, В. К. Левашов, А. С. Панарин, Ю. В. Яковец Дмитриев А. В., Кудрявцев В. Н. Введение в общую теорию конфликтов. М., 1995; Львов Д. С. Концепция управления национальным имуществом. М., 2002; Осипов Г. В. Россия: национальные интересы и социальные приоритеты. М., 1997; Осипов Г. В. Социология и общество. М., 2007; Глазьев С. Ю. Место России в меняющихся взаимоотношениях центра и периферии мировой экономики. М., 2002; Горшков М. К. Российское общество в условиях трансформации (социологический анализ). М., 2000; Иванов В. Н. Россия федеративная: кризис и пути его преодоления. М., 1999; Яновский Р. Г. Социальная динамика гуманитарных перемен. М., 2001; Горбунов А. А. Железнодорожный транспорт в геополитической стратегии России. М., 2007; Дугин А. Г. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. Мыслить пространством. М., 1999; Култыгин В. П. Незападные концепции глобализации. М., 2002; Левашов В. К. Глобализация, социальная безопасность и национальная стратегия // Национальные интересы. 2001. № 5−6; Панарин А. С. Искушение глобализмом. М., 2000; Яковец Ю. В. Глобализация и взаимодействие цивилизаций. М., 2001..

В свою очередь, идея евразийства эволюционировала на протяжении многих десятилетий. О ней писали такие авторы, как Н. С. Трубецкой, П. Н. Савицкий, П. П. Сувчинский, Г. В. Фроловский, В. Н. Ильин, Н. Н. Алексеев, Н. Я. Данилевский, В. П. Никитин; позже — А. Акаев, П. Быков, Г. В. Вернадский, Л. Н. Гумилев, Н. А. Назарбаев, Н. И. Рыжков, И. Б. Орлова, А. С. Панарин Вернадский Г. В. Начертание Русской истории // Евразия. Исторические взгляды русских эмигрантов. М., 1992; Гумилев Л. Н. Ритмы Евразии. М., 1992; Данилевский Н. Я. Россия и Европа. СПб., 1995; Трубецкой Н. С. Общеевразийский национализм // Россия между Европой и Азией. М., 1993; Назарбаев Н. А. Евразийский союз: идеи, практика, перспективы. 1994−1997. М., 1997; Акаев А. Трудная дорога к демократии. М., 2002; Быков П. Глобализация и регионализация: российские интересы и перспективы евразийской интеграции // Российский экономический журнал. 2001. № 7; Орлова И. Б. Евразийская цивилизация: социально-историческая ретроспектива и перспектива. М., 1998; Панарин А. С. Россия в цивилизационном процессе (между атлантизмом и евразийством). М., 1995; Основы евразийства. М., 2002.

Большую важность представляют работы, посвященные процессам интеграции на постсоветском пространстве, в частности, деятельности таких интеграционных объединений, как СНГ, ЕврАзЭС, Таможенный Союз, Евразийский Союз Винокуров Е. Ю. Прагматическое евразийство // Россия в глобальной политике. 2013. № 2. Март-апрель; Евразийский интеграционный проект: эффекты и проблемы реализации (научный доклад) / Под общ. ред. С. П. Глинкиной. М., 2013; Евразийский союз — путь независимой Армении в будущее. Ереван, 2012; Лапенко М. В. Проект создания Евразийского союза и его восприятие в политической элите и экспертном сообществе перспективных стран-участниц // Известия Саратовского университета. Серия История. Международные отношения. 2013. Т. 13. Вып. 2; Пивовар Е. И. Постсоветское пространство: альтернативы интеграции. Исторический очерк. СПб., 2010; Подберезкин А., Подберезкина О. Роль России в развитии евразийской интеграции // Евразийская экономическая интеграция. 2013. Май. № 2; Энтин М. Л. В поисках партнерских отношений: Россия и Европейский союз в 2004—2005 гг. СПб., 2006.

В то же время, несмотря на внимание, уделяемое исследователями вопросам интеграции на постсоветском пространстве, работ, посвященных эффективному информационному сопровождению данных процессов, пока недостаточно.

Объектом исследования является политический проект Евразийского Союза.

Предмет исследования составляют коммуникационные стратегии, применяющиеся при реализации политического проекта Евразийского Союза.

Цель исследования — проанализировать эффективность PR-стратегий, применяющихся при реализации политического проекта Евразийского Союза. Достижение поставленной цели осуществляется путем решения следующих исследовательских задач:

— опередить понятие и основные этапы политического проектирования;

— выявить специфику информационного сопровождения политических проектов;

— охарактеризовать идейную основу Евразийского Союза как политического проекта;

— выделить основные риски и стратегию информационного сопровождения политического проекта Евразийского Союза.

Теоретико-методологическая основа исследования. В дипломной работе применяется системный и структурно-функциональный подходы к анализу международно-политических процессов.

Эмпирическая основа исследования включает в себя такие виды источников, как материалы социологических опросов, выступления политических деятелей, публикации в СМИ, в т. ч. в сети Интернет.

Структура выпускной работы определена по проблемно-логическому принципу и включает в себя: введение, две главы, разделенные на четыре параграфа, заключение, список использованных источников.

1 Теоретические аспекты анализа информационного сопровождения политических проектов

евразийский союз информационный политический

1.1 Политическое проектирование: понятие и основные этапы

Развитие политического проектирования как специализированной отрасли науки, имеющей не только теоретическую, но и очевидную прикладную направленность, обусловливает необходимость максимально точного и правильного применения специальной терминологии, без которого невозможно достичь взаимопонимания и эффективного взаимодействия исследователей и экспертов, занятых в данной сфере. Однако, как показывает анализ пока еще немногочисленных публикаций по указанной проблематике, понятийный аппарат соответствующей области науки пока не отличается логической стройностью, однозначным и строгим толкованием используемых терминов. Это касается, прежде всего, ключевых понятий «политическое проектирование» и «политический проект».

Между тем четкое понимание, которое раскрывало бы принципиальные отличия проектирования от внешне схожих с ним прогнозирования и планирования, не сформировано, что свидетельствует об отсутствии концептуального подхода к трактовке соответствующего вопроса и смысловому разграничению названных понятий. Это порождает важность обоснования политического проектирования как теоретического концепта в его целостной конкретизации.

Саму идею проектирования будущего нельзя назвать новой. Ее в том или ином виде неоднократно пытались реализовать. На протяжении всей истории любое государство сталкивается с необходимостью преобразований своей политической системы и ее институциональных основ. Так, совокупность идей, лежащих в основе подобных трансформаций, периодически оформлялась в различные проекты. Характерным примером тому может служить «План государственного преобразования» М. Сперанского, разработанный им в начале XIX века по поручению Александра I Сперанский М. М. План государственного преобразования графа М. М. Сперанского: (Введение к уложению государственных законов 1809 г.). М., 2004. Важно отметить, что этот исторический источник можно считать своеобразной протоформой современного политического проекта. Заметим, нечто похожее было представлено и два столетия спустя. Речь идет о труде Ю. Лужкова «Путь к эффективному государству. План преобразования системы государственной власти и управления в РФ» Лужков Ю. М. Путь к эффективному государству. План преобразования системы государственной власти и управления в РФ. М., 2002. Однако, и тот, и другой случаи демонстрируют нам не столько конструирование цельного проекта, сколько адресованные государственной власти рекомендации. Они основаны на результатах проделанной аналитической работы и субъективного опыта и не содержат прогноза по причине отсутствия соответствующей задачи.

Существующие в настоящее время представления о политическом проектировании довольно размыты. В современном научном сообществе его часто отождествляют с выработкой индивидуального или коллективного экспертного мнения прогностического характера Перегудов С. П. Политическая система России: опыт коллективного проектирования // Полис. 2009. № 6. Встречаются и другие подходы к сущности проектирования, сближающие его с дальнесрочным прогнозированием. Так, согласно известному определению, предложенному К. В. Симоновым: «Политическое проектирование — составление научно обоснованных суждений о возможных глобальных, базисных и принципиальных для тех или иных политических систем качественных изменениях, приводящих к существенным политическим трансформациям и занимающих значительный период времени» Симонов К. В. Политический анализ. М., 2002. С. 150. Однако, на наш взгляд, данное определение соотносится не столько с проектированием, сколько с прогнозированием, под которым понимается вероятностное предсказание, научное предвидение, касающееся перспектив развития какого-либо процесса или явления. В отличие от прогнозирования, проектирование предполагает не только «суждение о возможных изменениях», но и достижение конкретных результатов, предполагающее определенную последовательность действий. Иначе говоря, проектирование основывается на прогнозировании, но никаким образом не сводимо к нему.

Между тем целостная картина, выстроенная в концептуальном ключе, раскрывающая суть проектирования в политике, технологию его осуществления и значение в соответствующем технологическом процессе, более ясной не становится. В результате подмены понятий «политический проект» и «политический прогноз» ряд прогностических суждений невольно выдается за политические проекты. Подобное происходит и с рекомендациями в адрес государственной власти, которые также иногда ассоциируются с проектами.

Однако политическое проектирование представляется нам самодостаточной терминологической единицей, многосоставной по своему характеру, которая нуждается в обосновании в виде комплексной теории. С этой целью предлагается дефиниция «политическое проектирование». Введение ее обосновано теоретико-методологической и содержательной ограниченностью прогностики, которая ставится под сомнение в своей репрезентативности суждений, что особенно наглядно проявляется на фоне ее вероятностности и альтернативности. Проект, в отличие от прогноза, как правило, характеризуется более высокой верифицируемостью, поскольку он ближе к гипотетической реальности будущего. В содержательном отношении он сопоставим с реалистическим сценарием политических процессов, однако строится на основе иной технологии и расширенной методологической базы. Весомое теоретико-прикладное значение политического проектирования заключено в потенциальной нейтрализации большинства рисков, допускаемых в прогнозе. Поэтому оно предстает в качестве многоаспектной научной проблемы, требующей детальной разработки, в том числе и методологических приемов, теоретических подходов, выявления конкретной технологии конструирования самих проектов. Конструирование последних на практике часто способствует эволюции политического процесса в русле, предполагающем разумную коррекцию, которая при необходимости и применяется.

Для определения объема понятий, связанных с областью политического проектирования, представляется вполне очевидным обратиться к существующим трактовкам более общих понятий «проектирование» и «проект».

Достаточно краткое и в то же время универсальное определение первого из указанных понятий приводится в Большой Советской Энциклопедии: «Проектирование (от лат. projectus, буквально — брошенный вперёд) — процесс создания проекта — прототипа, прообраза предполагаемого или возможного объекта, состояния» Проектирование. Большая Советская Энциклопедия. URL: http: //bse. chemport. ru/proektirovanie. shtml. Важно отметить, что данное определение ограничивает «проектирование» только разработкой проекта и не включает в себя стадию его реализации, исполнения, внедрения. Таким образом, любое проектирование представляет собой особый вид деятельности людей, результатом которой является некий конечный продукт, называемый «проектом». Следовательно, политическое проектирование можно определить как деятельность одного или нескольких индивидов либо организаций по созданию, разработке политических проектов. Однако такое определение требует уточнить, что следует понимать под «политическим проектом».

Понятие «проект» обычно употребляется в трех значениях: во-первых, как совокупность документов (расчетов, чертежей и др.) для создания какого-либо сооружения или изделия; во-вторых, как предварительный текст какого-либо документа; в-третьих, как замысел, план Проект. Энциклопедический словарь. URL: http: //lib. deport. ru/slovar/bes/p/proekt. html. Очевидно, что каждое из этих значений может быть конкретизировано в контексте политического проектирования. Например, в первом случае речь может идти о проекте создания в системе органов исполнительной власти нового министерства или ведомства; во втором — о проекте законодательного акта, управленческого решения, партийной программы; в третьем — о проекте реформы избирательной системы. Однако в каждом из указанных случаев «проект» понимается в качестве решения некоторой задачи по созданию еще не существующего объекта или достижения еще не существующего состояния, ограниченной определёнными исходными данными и заданными результатами или целями, которые обусловливают способ её решения.

Следует обратить внимание на то обстоятельство, что применительно к конкретной деятельности, определяемой в качестве «проектирования», указанные значения понятия «проект» становятся практически тождественными: с одной стороны, наличие замысла или плана предполагает и предопределяет его документальное оформление, тогда как с другой — предварительный текст какого-либо политического документа всегда связан с последующей реализацией каких-либо конкретных планов, замыслов, решений. Таким образом, политический проект представляет собой документ или совокупность документов по созданию новых либо изменению уже существующих объектов в политической сфере и/или связей, отношений между ними в соответствии с поставленными политическими целями.

Чем же принципиально различаются между собой «политическое проектирование», «политическое прогнозирование» и «политическое планирование»? Под «политическим прогнозированием» традиционно понимается процедура выработки научно обоснованного суждения о вероятных состояниях политической системы или отдельных ее субъектов в будущем и о возможных путях и сроках их достижения. Принимая во внимание альтернативу, изначально предоставляемую классическим прогнозным продуктом, а также внутренне присущие ему особенности, очевидно, что любой прогноз далек от абсолютизации своей содержательной стороны. Практическую значимость его, в конечном счете, определяет совокупность обстоятельств, далеко не последнее место в которой занимают факторы, сопровождавшие аналитическую подготовку к выработке суждения и присущие основной процедуре.

Объективность прогноза сопряжена с характером выявления непосредственного предмета, выбранного для исследования, а также источника возникновения самой потребности в продуцировании конкретного результата. Таким образом, прогноз, как готовый продукт, получающийся в результате применения соответствующей технологии, может отражать актуальную политическую конъюнктуру и представлять меньшую научную ценность. Подобная судьба зачастую постигает оперативные прогнозы, хотя в отношении долгосрочных кроется другая гипотетическая опасность. В виду значительного периода упреждения своих выводов они не всегда могут быть проверены. Именно их периодически и называют «проектами», вкладывая в это иной смысл, отличный от представляемой здесь концепции.

Выходит, что конструирование политического проекта применимо лишь тогда, когда период упреждения весьма значителен. Другими словами, происходит прямая ассоциация проектирования и долгосрочного или даже дальнесрочного прогнозирования. На наш взгляд, ставить знак равенства в данном случае некорректно, так как происходит предметное ограничение политического проекта и сужение по отношению к нему темпорального фактора. По нашему убеждению, политический проект гипотетически может быть как долгосрочным, так средне- и краткосрочным, поскольку данное понятие выходит за рамки классического прогнозного продукта. При этом наиболее значимыми в практическом отношении могут стать проекты, затрагивающие макроуровень политики. Оперативное проектирование вряд ли целесообразно.

Близкой по содержанию к политическому проектированию является и другая процедура — политическое планирование. Но это только на первый взгляд. Планирование в подавляющем большинстве случаев ассоциируется с разработкой программ политического решения различных проблем, стоящих перед публичной властью, посредством применения математических и статистических методов. Именно такой подход доминирует при преподавании соответствующих курсов в западных вузах Буссель Ю. Н. Обзор учебных курсов по политическому планированию в зарубежных университетах. URL: http: //www. politanaliz. ru/articles406. html#_ftnref1. Другие трактовки рассматривают указанный процесс как планирование избирательных кампаний, работу с электоратом Мэлчоу Х. Новое политическое целевое планирование. М., 2004.

Такое представление о планировании в политике представляется довольно узким, так как отражает сугубо прикладной аспект науки, сильно ограничивая при этом проблемную сторону. Также существует понимание политического планирования как поиска инвариантов Расторгуев В. Н. Философия и методология политического планирования: избранные лекции и доклады. Тверь, 2009. При этом важно подчеркнуть, что в подобном понимании планирование предполагает в качестве своей сути «видение больших временных горизонтов, в рамках которых государство ставит цели, выстраивает определенную иерархию своих задач» Расторгуев В. Речь Путина перед Госсоветом — первая попытка долгосрочного политического планирования. Известный ученый прокомментировал программное выступление Президента России. URL: http: //www. rusk. ru/news_rl/2008/02/12/valerij_rastorguev_rech_putina_pered_gossovetom_-_pervaya_popytka_dolgosrochnogo_politicheskogo_planirovaniya/. Иными словами, речь идет о формировании стратегии государственного развития. Это, на наш взгляд, наиболее объективная трактовка политического планирования, поскольку, помимо прикладного аспекта данной проблемы, она подчеркивает и теоретический.

Однако если исходить из логики многоступенчатой схемы выработки государственной политики, очевидно, что достижению данной цели способствует содержательный этап, подразумевающий проективную проспекцию — политико-философскую составляющую, которая упускает технологический аспект конструирования. В результате стратегическое планирование перемещается исключительно в теоретическую плоскость. Более того, оно рассчитывается на длительный отрезок времени, вследствие чего появляется проблема решения потенциальных затруднений, возникающих в процессе выполнения плана вследствие изменения объективных условий. Тем не менее, политическое проектирование допустимо рассматривать в качестве инструмента политического планирования, поскольку оно дополняет последнее в случае, если понимать его в изложенной нами трактовке. Но нельзя забывать о самодостаточности политического проектирования, особенно в случаях понимания политического планирования в сугубо прикладном ключе.

В то же время следует отметить недостаток политического планирования, заключающийся в возможной декларативности и заведомо популистском его характере. Причина этому — следование динамике политической конъюнктуры Ежов Д. А. Политическое проектирование: концептуальный взгляд // Труд и социальные отношения. 2010. № 4. С. 121−125. Планирование в политике должно иметь серьезную аналитическую основу, но так происходит далеко не всегда, что особенно характерно для государств постсоветского пространства. Поэтому рассуждать о степени эффективности политического планирования целесообразно лишь на конкретных примерах.

Принимая во внимание разграничение «прогноза», «плана» и «проекта», политическое проектирование определяют как особый вид политико-управленческой деятельности, направленный на коррекцию поведения акторов этого процесса и оптимизацию политического развития в будущем. В результате создается многосоставный прогнозный продукт предуказательного типа, сконструированный путем применения специальной технологии. Предложенная дефиниция трактует соответствующий концепт как область политического менеджмента, с одной стороны, и структурный элемент прогностики, выходящий с содержательной точки зрения за ее пределы, — с другой. Таким образом, выходит, что политическое проектирование соотносится с базовыми элементами планирования и прогнозирования, являясь одним из неотъемлемых этапов выработки государственной политики, а в технологическом отношении выступает непосредственным инструментом ее формирования. Разработка и обоснование технологии конструирования политических проектов, а также проблемы ее практического применения требуют дальнейшего детального и всестороннего исследования.

Если проблему понимать как ситуацию, характеризующуюся различием между желаемым (необходимым) состоянием в рамках некоторого процесса и существующим состоянием в рамках этого же процесса, то основной вопрос при урегулировании любых проблем вне зависимости от сферы, в которой они возникли, их содержания и характера — это вопрос выбора наиболее подходящих решений. Первоначально решения могут выстраиваться в виде некоторых альтернатив, из которых необходимо выбрать оптимальные. Само решение проблемы можно рассматривать как деятельность, которая обеспечивает сохранение и/или улучшение характеристик состояния системы. А система определяется заданием элементов, свойств и связей.

Для решения проблемы требуется ответить на три базовых вопроса: Что нужно знать, чтобы решить проблему? Что нужно создать для решения проблемы? Что нужно организовать в процессе решения проблемы? Именно проект позволяет ответить на эти вопросы, поскольку проект позволяет существующую систему (вещь, ситуацию) превратить в желаемую систему (вещь, ситуацию). Эта новая система и выступает в качестве цели проекта. Поиски ответа на каждый из трех перечисленных выше вопросов предполагают некоторые действия. Если графически изобразить связь проблемы с каждым из указанных трех вопросов, а каждый из вопросов — с действиями, которые надо совершить для ответа на него, то можно выстроить «дерево» проблемы, которое и может лечь в основание проекта. Ведь любой проект начинается с проблемы, которую необходимо решить.

Проблема представляет собой так называемую «неполную задачу», под которой в логике понимают операцию при известной цели, но неизвестных условиях ее достижения. Проект сводит неполную задачу к полной, когда известны условия и требуется достижение установленной цели. Полная задача уже поддается решению, чего и добиваются благодаря проектному подходу.

Размышляя над путями решения проблемы, заинтересованные лица на самых ранних подходах к тому или иному проекту могут провести оценку на предмет того, получится ли проект, если двигаться в том же направлении, или надо сменить направление, с помощью методики SMART. Данная методика ориентирует оценщика на выяснение:

* есть ли специфическая индивидуальность в предполагаемых путях достижения установленной цели, которая и состоит в решении конкретной проблемы;

* измерим ли результат при достижении цели;

* вообще достижима ли поставленная цель;

* имеет ли она общественную значимость;

* возможно ли определить отрезок времени, в течение которого будет достигнута цель на предполагаемых путях решения проблемы.

В том случае, если ответы на все указанные вопросы положительны, т. е. если имеется специфическая конкретность цели и путей ее достижения, будущий результат измерим (при возможности в численном выражении, а при невозможности этого — хотя бы через описание реальных изменений, произошедших с существующим состоянием некоей системы при переходе или, по крайней мере, при приближении к желаемому состоянию той же системы), поставленная цель достижима, что означает возможность получения желаемого результата, имеются или могут быть действительно получены ресурсы для достижения цели, определено время, в течение которого может быть получен желаемый результат, то проект возможен и реалистичен и, следовательно, его надо тщательно прорабатывать и готовиться к реализации.

Название данной методики оценки представляет собой аббревиатуру, состоящую из начальных букв английских слов «specific» (по-русски — «особый», «индивидуально-определенный»), «measurable» (по-русски — «измеримый»), «achievable» (по-русски — «достижимый»), «relevant» (по-русски — «значимый», «важный»), «time-bound» (по-русски — «связанный с определенным промежутком времени»). Кстати, обратим также внимание на то, что название данной методики оценки совпадает по написанию с английским словом «smart», что на русском языке означает «умный» Автономов А. С. Очерк основ проектного подхода // Социальное проектирование и прозрачность власти. М., 2008. С. 6−31.

Любой проект существует ограниченный промежуток времени, причем, подчеркнем, именно обозримый промежуток времени. Проект нельзя начинать, если неясно, сколько времени он будет продолжаться. В силу тех или иных обстоятельств проект может быть заморожен, но такие обстоятельства, по-видимому, нельзя было предсказать, поскольку, если их можно было предвидеть, то их необходимо было учесть при разработке проекта и принять соответствующие меры для нейтрализации или сразу же отказаться от проекта в случае невозможности нейтрализации. В случае же неспособности заранее увидеть обстоятельства, препятствующие реализации проекта, в то время как, в принципе, такие обстоятельства можно было установить данными лицами с учетом их осведомленности и уровня образования, это свидетельствует о неготовности разработчиков проекта к проектной деятельности. Замораживание проекта в силу обстоятельств, которые нельзя было предусмотреть заранее, не отменяет правила, согласно которому проект всегда планируется на определенный промежуток времени.

Промежуток времени, отведенный на проект, составляет жизненный цикл проекта. В жизненном цикле любого проекта выделяются несколько периодов. Начинается жизненный цикл проекта предпроектным периодом. Данный период именуется предпроектным, поскольку в этот период делается подготовительная работа, и если в ходе такой работы проект сочтут невыполнимым, по крайней мере, в данный момент в силу тех или иных причин (например, нехватка ресурсов, наличие непреодолимых внешних препятствий и т. п.), проект может не состояться, и дальше по проекту никакой работы вестись не будет. Вместе с тем, несмотря на свое название (предпроектный), рассматриваемый период входит составной и неотъемлемой частью в жизненный цикл проекта, так как именно в этот период проходит вся подготовительная работа, без которой реализация проекта невозможна, да и сам проект немыслим.

Предпроектный период состоит из двух стадий — концептуальной стадии и стадии разработки проекта. На концептуальную стадию уходит обычно примерно 3−5% времени всего жизненного цикла проекта, на стадию разработки проекта — 25%. На концептуальной стадии появляется идея. Она обдумывается и обсуждается, постепенно превращаясь в концепцию проекта (отсюда и название этой стадии). На базе идеи может родиться несколько альтернативных концепций одного и того же проекта, но после обсуждений и проработки остается только одна концепция, которая и ложится в основу разработки проекта. На этой стадии оформляется концепция, собираются необходимые данные, устанавливаются цель и задачи проекта, исследуется выполнимость проекта, определяются потребные ресурсы и источники дополнительных ресурсов в случае нехватки собственных, планируется реализация проекта. При этом могут использоваться различные методики. Например, для оценки выполнимости проекта можно использовать SWOT-анализ. Как известно, SWOT-анализ проводится путем построения матрицы, в каждой из четырех граф которой фиксируются последовательно сильные стороны проекта, слабые стороны проекта, возможности (способствующие успеху проекта) и угрозы осуществлению проекта (аббревиатура, состоящая из начальных букв четырех английских слов: «strength», «weakness», «opportunities», «threats»). На этой же стадии можно провести экспертизу концепции.

После предпроектного периода идет период реализации проекта, на который затрачивается, как правило, примерно 60% времени всего жизненного цикла проекта. Данный период характеризуется также наибольшими усилиями, прилагаемыми исполнителями проекта, интенсивностью деятельности, затратой наибольшей части ресурсов.

После периода реализации проекта наступает период завершения проекта. На этот период уходит обычно приблизительно 10−12% всего жизненного цикла проекта. В течение указанного периода организуются заключительные мероприятия, проводится итоговая оценка эффективности проекта, и при необходимости составляются содержательный и финансовый отчеты. Именно в этот период можно вынести суждение об успешности или неуспешности проекта, сделать выводы на будущее. Вместе с тем нельзя забывать, что и этот период требует оперативного планирования. Если предполагается, что после завершения проекта его результатами будет еще кто-то пользоваться, то в период завершения производится подготовка кадров, которые смогут эффективно применить результаты проекта, а также разрабатывается необходимая для должного применения указанных результатов документация. В конце данного периода расформировывается проектная команда.

Представляется возможным предложить следующие основания для классификации политических проектов Грачев М. Н. «Политическое проектирование» и «политический проект»: концептуализация понятий // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Политология. 2013. № 3. С. 117−119. Во-первых, в зависимости от субъектов, выступающих потребителями или заказчиками результатов проектных разработок, можно различать государственные и партийные проекты, а также проекты органов местного самоуправления, избирательных объединений и иных политических акторов. Эти проекты могут быть связаны с выработкой предварительных текстов различных документов, решений, программ действий и т. д. Во-вторых, в зависимости от масштабов можно выделить проекты муниципальные (местные), региональные (на уровне одной или нескольких крупных административных единиц — субъектов федерации, штатов, земель и т. д.), общенациональные (общегосударственные), межгосударственные, глобальные. Кроме того, в зависимости от сущностных характеристик представляется возможным также разграничить институциональные, процессуальные и технологические проекты. В частности, примерами институциональных проектов являются проекты реформирования институтов публичной власти или изменения партийной структуры, примером процессуального проекта — план подготовки и проведения избирательной кампании политической партии или независимого кандидата, примером технологического проекта — проект корректировки политического имиджа. Конечно, последняя классификация весьма условна, поскольку в случае каждого конкретного проекта следует говорить скорее о преобладании какой-либо одной из трех указанных составляющих, однако она представляется достаточно продуктивной.

В целом по параграфу можно сделать следующие выводы. Политическое проектирование — это особый вид политико-управленческой деятельности, направленный на коррекцию поведения акторов этого процесса и оптимизацию политического развития в будущем. В результате создается многосоставный прогнозный продукт предуказательного типа. Политическое проектирование соотносится с базовыми элементами планирования и прогнозирования, являясь одним из неотъемлемых этапов выработки государственной политики, а в технологическом отношении выступает непосредственным инструментом ее формирования.

Промежуток времени, отведенный на проект, составляет жизненный цикл проекта. В жизненном цикле любого проекта выделяются несколько периодов. Начинается жизненный цикл проекта предпроектным периодом. Предпроектный период состоит из двух стадий — концептуальной стадии и стадии разработки проекта. После предпроектного периода идет период реализации проекта. Данный период характеризуется наибольшими усилиями, прилагаемыми исполнителями проекта, интенсивностью деятельности, затратой наибольшей части ресурсов. После периода реализации проекта наступает период завершения проекта. В течение указанного периода организуются заключительные мероприятия, проводится итоговая оценка эффективности проекта.

1.2 Специфика информационного сопровождения политических проектов

В настоящее время любой политический проект нуждается в его информационном сопровождении. Однако сам термин «информационное сопровождение» так и не получил четкого определения. Технологии информационного сопровождения в некотором смысле схожи с технологиями PR.

Предложенное профессорами Г. Кэмероном и Д. Уилкоксом определение «связей с общественностью» описывает их как «коммуникативную функцию управления, посредством которой организации адаптируются к окружающей их среде, меняют (или же сохраняют) её во имя достижения своих организационных целей» Аги У., Кэмерон Г. и др. Самое главное в PR. СПб., 2004. C. 27−28.

С. Катлип, А. Сентер определяют понятие «связи с общественностью» как «функцию управления, способствующую налаживанию или поддержанию взаимовыгодных связей между организацией и общественностью, от которой зависит ее успех или неудача» См.: Катлип С. М., Сентер А. Х., Брум Г. М. Паблик рилейшнз. Теория и практика. М., 2008.

Ф.П. Сайтел в исследовании «Современные паблик рилейшнз» наиболее полно определяет этот термин: «Связи с общественностью? это определенная функция управления, которая способствует установлению и поддержанию взаимодействия при общении, понимании, восприятии и сотрудничестве между организацией и основными заинтересованными группами людей; включает управление проблемами; помогает руководству организации быть в курсе состояния общества и отвечать должным образом, вовремя и эффективно реагировать на все изменения; служит системой раннего оповещения и прогнозирования тенденций; использует в качестве своих основных инструментов данные научных исследований, технологии коммуникации и высокие этические принципы» Сайтэл Ф. П. Современные паблик рилейшнз. М., 2002. C. 10..

Согласно позиции Д. Гавры, на сегодняшний день существует тенденция к стиранию границ между PR-задачами в традиционном понимании и задачами из смежных сфер коммуникативной деятельности — реклама, маркетинг и бренд-менеджмент. Так же он отмечает, что: «интеграция управления коммуникативными процессами требует уточнения понимания особенностей коммуникативной технологии в целом и PR-технологии в частности» Гавра Д. П. Социально-коммуникативные технологии: сегодня и завтра // PR-диалог. 2003. № 2−3. C. 10−13.

По мнению К. Кейвуда, связи с общественностью — это построение новых или продолжение старых отношений между организацией и заинтересованной стороной, в том числе и с клиентами, посредством коммуникационных каналов Цит. по: Лилиенталь С. и др. Каким будет PR на Земле? Размышления о третьем тысячелетии // Советник. 2009. № 1. С. 32−36.

Экс-президент Российской ассоциации по связям с общественностью (РАСО) Марина Шишкина в своей работе говорит о том, что коммуникативная деятельность — «совокупность социальных практик, направленная на формирование эффективной системы публичных дискурсов социального субъекта, обеспечивающей оптимизацию его взаимодействия со значимыми сегментами социальной среды (с его общественностью)» Шишкина М. А. Паблик рилейшнз в системе социального управления. М., 2002. C. 103.

Итак, в рамках данной работы информационное сопровождение можно определить как создание эффективной коммуникации, обеспечивающей продвижение ключевых посланий от политического проекта к определенной группе людей, заинтересованных в получении информации.

Информационное сопровождение обеспечивает связь проектов и их целевых аудиторий. «Организация стремится инициировать информационные потоки и управлять ими, с целью сообщить аудитории о своем рыночном предложении и убедить ее в его ценности и преимуществах по сравнению с предложениями конкурентов» Волков К. М. Коммуникации, интегрированные во времени // Маркетинговые коммуникации. 2006. № 2(32). С. 119.

Самой важной функцией всего информационного сопровождения во время реализации проекта является коммуникация с определенной целевой аудиторией, которая заинтересована в получении информации о проекте.

В процессе коммуникации принимают участие коммуникатор (тот, кто создает сообщение) и реципиент (тот, кто его получает). Процесс коммуникации начинается с того, что у коммуникатора возникает определенная цель. После этого он определяет смысл сообщения, необходимого для достижения этой цели. Затем он облекает свое сообщение в определенную форму и передает его. Сообщение может передано двумя способами: непосредственно (межличностная коммуникация) или с помощью технических средств (массовая коммуникация). Получив сообщение, реципиент должен декодировать его — определить его смысл и цель Гулевич О. А. Психология коммуникации. М., 2007. C. 5.

При информационном сопровождении организаторы и исполнители проекта выступают в роли сокоммуникаторов. Получателем информации выступает общественность, точнее та потенциальная целевая аудитории, для которой создавался проект. Канал коммуникации служит связующим звеном между разработчиками проекта и целевой аудиторией. Сама распространяемая информация в данном случае играет первостепенную роль.

Создаваемое и передаваемое сообщение коммуникатор старается адаптировать таким образом, чтобы оно стало максимально понятным для реципиента. Такое сообщение может быть письменным, аудио или аудиовизуальным и направленно на потенциальную аудиторию, которая в свою очередь должна расшифровать его и предпринять ответное действие. Таким действием зачастую является ответная поведенческая реакция, которая во многом зависит от смысла, вложенного в это сообщение. Поэтому при проведении информационного сопровождения необходимо уделить огромное внимание смыслу, заложенному в сообщение, которое будет в последующем размещено в разных каналах коммуникации, и влиянию этого сообщения на потенциальную аудиторию.

Информационное сопровождение любых политических проектов делится на следующие этапы:

— постановка целей и задач;

— поиски целевой аудитории / целевых групп;

— определение приоритетных каналов коммуникации;

— составление медиаплана;

— составление информационных материалов;

— разработка предложений по внедрению и проведению информационных кампаний;

— реализация информационной кампании;

— анализ результативности проведенной информационной кампании, подведение итогов, составление отчетов.

И.М. Дзялошинский считает, что «инструментарий информационного сопровождения, включает в себя такие технологии коммуникационного сопровождения, как обеспечение свободного доступа к информации, создание информационных поводов, создание собственного информационного потока» Информационное сопровождение социальных проектов в современном обществе. Материалы I Международной научно-практической конференции 16−18 марта 2010 г. М., 2010. C. 164−174.

Обеспечение свободного доступа к информации является важным фактором при информационном сопровождении проектов. И. Б. Гурков определяет понятие «обеспечения свободного доступа к информации» или «информационную открытость» как «способность организации генерировать и предоставлять адекватную информацию заинтересованным сторонам (внешним и внутренним пользователям)» Гурков И. Б. Материалы семинара «Организационное развитие и смежные проблемы». URL: http: //gurkov. ru/sem/org_dev/vnutr_inf_otkr. pdf.

Раскрытие информации обусловлено следующими факторами:

— оно осуществляется регулярно и своевременно;

— доступ к соответствующей информации является беспрепятственным;

— раскрываемая информация является полной и точной;

— раскрываемая информация имеет отношение к делу и подкреплена документами Информационное сопровождение социальных проектов в современном обществе. Материалы I Международной научно-практической конференции 16−18 марта 2010 г. М., 2010. C. 164−174.

На сегодняшний день информационная открытость является одним из ключевых факторов повышения эффективности реализации политических проектов.

Создание информационных поводов также играет немаловажную роль. Информационный повод — это событие, которое служит поводом прямо или косвенно предоставить информацию о компании (проекте или персоне) широкой аудитории. Главная задача при проведении информационного повода — обозначить и направить важную информацию по проекту, с тем, чтобы добиться максимального охвата целевой аудитории. Для этого требуется подготовить все необходимые информационные материалы, найти все основные информационные поводы, переработать и отредактировать их так, как в последующем они будут размещены на разных информационных каналах, выбранных для проведения информационного сопровождения проекта.

Создание собственного информационного потока — «рассылка пресс-релизов и других новостных материалов, организация интервью представителей ведомства (организации, компании), подготовка для СМИ комплектов информационных материалов (пресс-кит), написание эксклюзивных статей, очерков и других материалов» Информационное сопровождение социальных проектов в современном обществе. Материалы I Международной научно-практической конференции 16−18 марта 2010 г. М., 2010. С. 170.

Так же существует возможность мотивировать журналистов на создание авторской публикации, которая в последующем раскроет суть информационного сообщения Курсова Ю. Ю. Определение целевых аудиторий и постановка целей при проведении PR-кампании // Маркетинг и маркетинговые исследования. 2003. № 44. С. 60−65.

Зачастую, информационное сопровождение, построенное на информационном поводе, включает в себя такие материалы как:

— легенда проекта (предыстории);

— пресс-релизы;

— новостные заголовки;

— информационные материалы по проекту для журналистов и экспертов;

— сценарии информационных событий, промо-акций, пресс-конференций.

При проведении информационного сопровождения необходимо проводить анализ его эффективности. С целью определения эффективности информационного сопровождения необходимо отслеживать динамику ситуации в целом. На ранних этапах должна исследоваться его концепция. Далее — его промежуточные формы, например, ежедневный мониторинг публикаций в Интернет-пространстве и во всех СМИ, проведение контент-анализа для определения эмоциональной нагрузки публикаций о проекте. В завершение — сбор всех данных, их анализ и составление отчетов Кутлалиев А., Попов А. Эффективность рекламы. М., 2006. С. 247.

Анализ эффективности информационного сопровождения состоит как минимум из двух этапов.

На начальном этапе происходит первичное тестирование всех коммуникационных составляющих информационного сопровождения. На данном этапе целью является дать предварительную оценку качества информационного сопровождения.

Результаты первичного анализа дают возможность:

— спрогнозировать эффективность донесения значимой информации до целевой аудитории;

— выявить сильные и слабые стороны информационного сопровождения;

— скорректировать передаваемую информацию с учетом полученных показателей.

Второй этап — тестирование в процессе проведения информационного сопровождения и по итогам проведения. Тестирование проводится по прошествии определенного времени, достаточного для ознакомления целевой аудитории с передаваемой информацией. Цель тестирования — подведение промежуточных или окончательных итогов.

Значимую роль при проведении информационного сопровождения играет выбор канала коммуникации с целевой аудиторией. В связи с усилением конкуренции, без грамотного информационного сопровождения как политический проект, так и любой другой проект обречен на провал. Любая информационная кампания сталкивается с большими рисками при выборе наилучшего канала коммуникации, так как не знает заранее, насколько эффективно будет размещение.

Цели и задачи информационного сопровождения для каждого конкретного политического проекта различны, также как и вариации создания информационных материалов, каналов коммуникации с целевой аудиторией. На сегодняшний день существует множество способов распространения информации и ее донесения до потребителей. Каналами для проведения информационного сопровождения являются как традиционные СМИ, немедийные ресурсы, так и новые медиа.

Определяя масс-медиа как общественный институт, задающий ограничительные рамки для процессов создания и распространения массовой информации Дзялошинский И. М. СМИ и общественные институты: Перспективы взаимодействия // Медиаскоп. 2008. Вып. № 2., было принято считать «традиционно» действующими в этих рамках такие СМИ, как: печатные издания — газеты, журналы и т. д.; телерадиовещание — радио, телевидение, кино- и видеопрограммы; цифровые издания (так называемый web 1. 0) — электронные версии газет, информационные и новостные ленты.

Однако наблюдаемые за последние 5−10 лет изменения в этой сфере, такие как снижение аудитории вечерних новостей, падение тиражей основных газет, потеря доверия к «традиционным» медиа-источникам, рост числа пользователей Интернета, получающих информацию в онлайн режиме и живущих уже в режиме web 2. 0, дали повод говорить о кризисе «традиционных» СМИ и приходе им на смену «новых» медиа. «Новые медиа» — это термин, характеризующий возникновение цифровой, компьютеризированной или сетевой информации и коммуникационных технологий во второй половине ХХ века" Пашигорова Л. Old media vs new media в политической коммуникации // Бизнес. Общество. Власть. 2010. № 4. С. 113−126. К «новым» сами же «новые медиа» относят такие виды компьютерной коммуникации, как: блоггинг (blogging); подкастинг (podcasting); систему онлайн энциклопедий типа Википедии (wikis); и, наконец, социальные сети (social networking).

Если в традиционных СМИ, несмотря на разные парадигмы журналисткой деятельности Дзялошинский И. М. СМИ и общественные институты: Перспективы взаимодействия // Медиаскоп. 2008. Вып. № 2., точнее, даже несмотря на существование третьего типа журналистики — «личностной, коммунитарной» и наличие системы feedback — в любом случае существует модель «журналист (СМИ) — аудитория», при которой инициатором коммуникации и источником информации служит СМИ, то новые же медиа — это совершенно новый сдвиг в системе кто владеет, контролирует и распространяет информацию. Теперь аудитория сама создает и распространяет информацию в онлайн режиме.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой