Геологическая съемка и поиски масштаба 1:25000 на карту № 26

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Геология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

Северо-Кавказский горно-металлургический институт

(ГТУ)

Горно-геологический факультет

Кафедра геологии и поисково-разведочного дела

Специальность 130 301

«Геологическая съёмка, поиски и разведка месторождений полезных ископаемых»

Дисциплина

«Геологическая съёмка и поиски «

Курсовой проект

«Геологическая съемка и поиски масштаба 1: 25 000 на карту № 26»

Выполнил: студент группы РМ-10 Гадзаонов Георгий

Принял: Васьков И. М.

Владикавказ 2012

План

  • Геологическое задание на составление курсового проекта на геологическую съёмку и поиски
  • 1. Методическая часть
  • 1.1 Общие сведения об объекте работ
  • 1.2 Общая характеристика геологической изученности объекта
  • 1.2.1 Изученность района
  • 1.2.2 Геологическое строение района
  • 1.2.2.1 Стратиграфия
  • 1.2.2.2 Инрузивные образования
  • 1.2.2.3 Тектоника
  • 1.2.2.4 Полезные ископаемые
  • 2. Методика проектируемых пород
  • 3. Свободный перечень проектируемых работ
  • Используемая литература

Геологическое задание на составление курсового проекта на геологическую съёмку и поиски

Основа — учебная геологическая карта № 26 масштаба 1: 50 000

Основание выдачи геологического задания — учебный план кафедры на 2011−2012 учебный год.

1. Целевое назначение работ; пространственные границы объекта

Геологоразведочные работы на листе карты № 26-А

2. Геологические задачи, последовательность и основные методы их решения

Изучение геологического строения района, поиски — жильное полиметаллическое и редкометальное оруденение. Построение литолого-стратиграфических профилей.

Применены геофизические и геохимические методы исследования.

Исследуемая территория характеризуется:

1. Категория сложности проектирования поисковых работ-3. Поисковые работы на ранее опоискованных территориях в результате переоценки геологического строения, а также вследствие обнаружения на соседних территориях продуктивных толщ, фаций, структур или открытия на них перспективных проявлений полезных ископаемых, приуроченных к геологическим телам и структурным элементам, протягивающимся в пределы изучаемой площади.

2. Категория обнаженности горных пород наземных съемочных и поисковых маршрутов-1.

Местность, где обнажение коренных горных пород занимает менее 20% длины маршрута.

3. Категория сложности геологического строения местности при изучении до четвертичных и магматических четвертичных образований-4. Толщи горных пород фациально изменчивые. Складчатость сложная. Многочисленные разрывные нарушения. Имеются интрузивные массивы, дайки и жилы. Толщи горных пород фациально изменчивые. Многочисленные разрывные нарушения. Имеются интрузивные массивы, дайки и жилы, разновозрастные интрузивные массивы разного петрографического состава. Имеются разрывные нарушения, многочисленные дайки и жилы. Толщи горных пород низкой степени метаморфизма (фация зеленых сланцев). Складчатость простая. Немногочисленные разрывные нарушения

4. Категория проходимости местности при пеших переходах производственных групп в процессе полевых работ-5. Водоразделы градово-холмистые и склоны крутизной 5−10 градусов, поросшие густым лесом с кустарником средней густоты.

5. Учитывая характеристики территорий, определяем нормы длительности проведения наземных геологических (поисково-съемочных) маршрутов, при съемках до четвертичных и четвертичных образований, получаем 3,39 смен на 10 км маршрутов.

3. Ожидаемые результаты и сроки выполнения работ, формы отчетной документации

Построение карты масштаба 1: 25 000. Выявление и разведка перспективных рудоносных площадей.

Руководитель курсового проекта: Васьков И. М.

Задание принял студент: Гадзаонов Г. И. группа: РМ-10

1. Методическая часть

1.1 Общие сведения об объекте работ

АЛДАНСКИЙ ЩИТ — выступ докембрийского фундамента на юго-востоке Сибирской платформы, в основном совпадающий с современным Алданским нагорьем и хребтом Становым (высотой свыше 2400 м). На севере и востоке щит перекрыт чехлом верхнепротерозойских — кембрийских отложений, на юге и западе ограничен глубинными разломами от областей байкальской и палеозойской складчатостей.

Докембрийские образования фундамента слагают несколько структурных этажей, отражающих наиболее ранние стадии эволюции земной коры. Древнейший этаж (свыше 3,5 млрд. лет) представлен гнейсами, сланцами, мраморами и кварцитами гранулитовой фации регионального метаморфизма. Во время формирования среднего структурного этажа (3,5−2,7 млрд. лет) образовались шовные прогибы, выполненные зонально метаморфизованными осадочно-вулканогенными отложениями. Широко проявились процессы гранитизации, регрессивного метаморфизма и магматизма, с которыми, в частности, связано внедрение крупных интрузий анортозитов. Верхний структурный этаж (2,7−1,5 млрд. лет) представлен мощными комплексами либо обломочных, либо вулканогенных образований и крупными интрузиями основных горных породи разнообразных гранитоидов (в т. ч. гранитов-рапакиви). К докембрию Алданского щита приурочены месторождения руд железа, меди, слюд, апатита, редких металлов. На платформенной стадии развития здесь формировался чехол морских карбонатных отложений и внедрялись немногочисленные интрузии долеритов, ийолитов, карбонатитов, кимберлитов.

Специфическая особенность Алдонского щита — многократное проявление процессов активизации (поздний палеозой, средний мезозой и кайнозой), с которыми связаны впадинообразование и формирование разнообразных сводово-глыбовых структур. Повсеместно проявлены малые интрузии умеренно-кислого и щелочного составов. С процессами активизации связаны месторождения каменного угля, флюорита, поделочных камней и золота.

Становой хребет

(Яблоновый тож) — система гор в Восточной Сибири, между 49° и 67° северной широты и 127° и 205° восточной долготы, проходящая по Забайкальской, Амурской, Якутской и Приморской областям и имеющая протяжение свыше 4000 верст. Образовавшись из нескольких составных частей, С. хребет берет начало на продолжении даурской степной возвышенности в пустыни Гоби, в Монголии, отсюда и до Байкальского озера он носит название Яблонового хребта. Составляя юго-западную часть С. хребта, Яблоновый хребет образует водораздел бассейнов Байкальского озера и реки Лены, с одной стороны, и реки Амура, с другой, подобно тому, как С. хребет образует водораздел между реками Северного и Великого океанов, от Даурии и до Чукотского носа. Разделяя Забайкальскую область на северо-западную и юго-восточную половины, Яблоновый хребет в юго-западном направлении проходит около восточной оконечности Байкала, под 49° северной широты, и, вступая в китайские пределы, продолжается далее под названием хребта Кентей-хан, из которого берут начало реки: Аргунь, называющаяся в верхнем течении Керулэн, и Онон, образующая вместе с Ингодой реку Шилку. Западная часть Яблонового хребта представляет пустынную, сильно изрезанную глубокими и крутыми ущельями горную область, покрытую дремучими лесами и изобилующую болотами и ручьями. Характерная особенность Яблоневого хребта заключается в том, что, несмотря на альпийскую природу его, он даже в высшей своей точке — вершина Чокондо в Забайкальской области (8259 футов над уровнем моря) — не переходит за линию вечных снегов. Параллельно западной части Яблонового хребта идут, по направлению речных долин, две цепи гор: одна, известная под названием Даурских рудных гор, тянется между Ононом и Аргунью до Стрелки на реке Амуре; другая принадлежит к Нерчинским горам и тянется между Ононом и Ингодой до города Нерчинска; затем, от северных притоков Байкала и до истоков реки Буреи хребет этот называется уже главным С. хребтом; последний занимает южную часть Якутской области, где он постепенно переходит уступами в долину среднего течения реки Лены. Массив Главного С. хребта состоит из совершенно обнаженных от всякой растительности пирамидальных скалистых вершин (по местному «гольцы»), которые отделены один от другого узкими и глубокими ущельями, поросшими лесом. Высшие точки Главного С. хребта (от 6 до 7 тыс. футов): Атычан, Урпала, Чулбангра, Туптур и Эвата. Склоны С. хребта почти повсюду болотисты, покрыты мелкой лиственницей, довольно малопроходимой; такая картина местности преобладает по течению реки Гилюя, до её устья тянутся по берегам высокие и скалистые обрывы. Далее, по течение реки Зеи, т. е. выше устья Гилюя, местность, постепенно понижаясь, сменяется обширными лугами, испещренными множеством озер и окаймленными березовыми лесами. У истоков реки Зеи находится, как полагают, главный узел всего С. хребта. Отсюда он расходится несколькими длинными отрогами, служащими водоразделами между значительнейшими реками Азии. Один из этих отрогов Главного С. хребта идет на северо-восток до Чукотского носа, параллельно Охотскому морю и до 60° северной широты, известен под названием Алданского хребта; у его подножия протекает река Уд, вместе со своим притоком Половинной, впадающая в Охотское море. К северу от Удского острога, на устье реки Уды, тянется Сибирский склон, который гораздо менее крут, чем юго-восточный склон С. хребта. В общем, все эти отроги представляют огромные возвышенности с узкими, глубокими ущельями, с обнаженными, частью плоскими, частью же заостренными горными вершинами в несколько тысяч футов высоты; по прорезывающим эти горы глубоким долинам стремятся во множестве шумные и бурливые потоки. Продолжаясь далее в северо-восточном направлении, С. хребет дважды разветвляется: под 60° северной широты он отделяет от себя отроги, служащие водоразделом между реками, текущими в Охотское море, и теми, кои текут в Северный океан; второе разветвление С. хребта приходится под 65° северной широты и отделяемая им здесь ветвь, идущая в северо-северо-западном направлении, разделяет притоки реки Индигирки от притоков реки Алданы; эта горная ветвь распадается затем на два горных отрога: один восточный, идущий по течению правого берега реки Яны, а другой — Верхоянский хребет — сопровождает течение реки Алданы на протяжении 560 верст, образуя её западный, возвышенный берег; после впадения реки Алданы в Лену, Верхоянский хребет, постепенно понижаясь, теряется незаметно в пределах Большой северной тундры. Помимо перечисленных, С. хребет у истоков реки Охоты отделяет от себя еще одну цепь гор, идущую к северу и служащую водоразделом Колымского речного бассейна и реки Индигирки. Постепенно понижаясь по направлению к северу, горная цепь эта на параллели верховьев реки Алазеи носит название Алазейских гор; наконец, Колымские горы отделяются от С. хребта близ истоков значительнейшего притока реки Колымы, реки Омолона, и под этим названием тянутся на север между обеими реками. Далее на северо-восток, С. хребет, на всем протяжении своем до Чукотского носа, отделяет множество второстепенных отрогов, пересекающих Приморскую область с запада на восток и отделяющихся один от другого обширными болотами и тундрами. Один из этих отрогов, идущий на соединение с Камчатским хребтом, под названием Русского хребта, служит водоразделом рек Пенжины и Анадыра. Восточная часть Главного С. хребта доходит до берега Охотского моря, круто поворачивает на юг и в таком меридиональном направлении продолжается до реки Амура, заканчиваясь Буреинским хребтом, идущим параллельно реке Бурее. В общем, восточный склон всего С. хребта более высок и крут, чем западный. За исключением высочайшей точки Чокондо (8259 футов), весь С. хребет с его многочисленными разветвлениями почти одинаковой высоты, а именно хребты и вершины от 3000 до 7000 футов, а перевалы и проходы от 2 до 31/2 тыс. футов. При всем том С. хребет считается труднопроходимым. Впервые посещенный казаками в 1643 г., С. хребет на всем своем 4000-верстном протяжении казался им непрерывной преградой в пути, отделявшем Сибирь от остального мира, почему они и назвали эту бесконечную цепь гор «С. хребтом». Даже сравнительно более легким путем вдоль рек Лены и Алдана через Главный С. хребет казаки воспользовались всего лишь один раз, и путь вдоль реки Витима был ими скоро оставлен, как очень затруднительный. В новейшее время было немало, впрочем, неудачных, попыток (Шварца, Усольцева и др.) перейти Главный С. хребет, свидетельствующих о затруднениях, с которыми приходится бороться при этих переходах. Казаки поэтому, где можно было, предпочитали водяной путь, чем и объясняется, что все сооруженные ими крепости находились по берегам больших рек. Хотя, как сказано выше, С. хребет не достигает снеговой линии, тем не менее снега, в особенности в северной его части, держатся, вследствие влажного и холодного климата, большую часть года. Преобладающей горной породой в С. хребте является гранит, но чем ближе к С, тем больше преобладают осадочные породы (известняки, песчаники и глины) и тем реже обнажаются под ними кристаллические породы. В общем, ископаемые богатства С. хребта огромны и до крайней степени разнообразны, хотя геологическое исследование его далеко еще не закончено. В Яблоновом хребте кристаллические породы еще сильно преобладают над осадочными: здесь господствуют гранит, гнейс и сиенит; впрочем, слюдяные, тальковые и глинистые сланцы встречаются также в значительном количестве; к югу от реки Газимура найдены серебросвинцовые руды, а к северу — довольно богатые золотые россыпи; кроме того, обнаружены порфир, лабрадор и трахит. Крутой восточный склон С. хребта состоит также из кристаллических пород; так, близ Удского острога найден в большом количестве долерит, а на западном склоне — золотые россыпи. Имеются указания, по новейшим данным, на присутствие каменноугольных залежей, халцедона, базальтов и множества др. минералов. Благородными металлами в особенности богаты Нерчинские горы. Флора С. хребта состоит преимущественно из разных видов хвойных (Pinus larix, Р. cembra, Р. abies), березы (Betuba alba, nana), рододендронов, морошки (Rubus arcticus, R. chamaemorus) и др. Древесные породы, как, например, дикая яблонь и абрикос, дуб и орешник, встречаются только на Яблоневом хребте. Из животных встречаются дикая коза, волки и лисицы. Суровость континентального климата, отсутствие растительности на гольцах и путей сообщения делают С. хребет малопригодным для культурной жизни. По его склонам, поэтому, встречаются исключительно кочевники-туземцы: тунгусы якуты, чукчи и юкагиры.

Значительную территорию Алданского нагорья занимает Сутамское плато, расположенное западнее Токинского плато. Высота его 1000−1300 метров.

С юга и юго-запада Южную Якутию окаймляет Становой хребет. В пределы Якутии главная цепь хребта заходит только северным склоном, который тянется между реками Олекмой и Тимптоном, продолжаясь далее к озеру Большое Токо. В эту гряду входит кряж Зверева с максимальной высотой 2041 метров. Самая восточная часть хребта носит название Токинский Становик, где находится наивысшая точка с отметкой 2412 метров. Становой хребет является главным водоразделом бассейнов двух крупных рек Лены и Амура.

Климат южной части Якутии, где расположена территория Нерюнгринского района, определяется горным рельефом и взаимодействием погодообразующих процессов, и характеризируется как умеренно континентальный — относительно мягкой зимой, прохладным и дождливым летом. Зима продолжительная (7−7,5 месяцев), холодная, малоснежная. В это время года всю территорию республики заполняет отрог Сибирского антициклона с высоким барометрическим давлением, в котором формируются воздушные массы с очень низкими температурами в приземном слое (-40°С / - 50°С), чрезвычайной устойчивостью и большой сухостью. Значительное потепление бывает при «восточном процессе» со стороны морей Тихого океана, который вызывает приток теплого воздуха и осадки. Средняя температура зимой составляет — 30/-32°С.

Лето короткое, умеренно теплое, дождливое. В этот период времени юго-восточные тихоокеанские муссоны, обеспечивают наибольшую облачность и выпадение осадков. На климат Южной Якутии так же влияют южные циклоны Прибайкалья и Монголии. В эти дни температура поднимается до +34°С /+38°С. При вторжении арктических воздушных масс средняя суточная температура может опускаться ниже +10°С. Средняя температура летом составляет +17°С/ +19°С.

Одна из характерных особенностей природного ландшафта, присущая всей территории Якутии и во многом определяющая его облик — многолетняя мерзлота (криолитозона). Глубина зимнего промерзания, как и оттаивания, колеблется от 0,3 до 4 метров и зависит от состава растительности, влажности, рельефа, абсолютной высоты местности.

Наиболее крупные реки, протекающие по территории Нерюнгринского района — Алдан, Амедичи, Унгра, Учур, Тимптон, Иенгра, Чульман, Гонам, Гыным, Алгама, Сутам. Самой крупной рекой является Алдан, который является правым притоком реки Лены, имеющий длину 2273 км.

Реки берут свое начало в Становом, Джугджурском и внутренних хребтах и проложили свои долины по линиям тектонических нарушений. Большинство из них имеют горный характер. Им характерны большие скорости течения, резкие колебания уровня воды, множество порогов, перекатов, шивер. Воды этих рек богаты ценными видами рыб: таймень, сиг, ленок, хариус.

Озера в пределах района не имеют широкого распространения. Наиболее часто встречаются стбричные озера. Второе место по численности занимают озера ледникового происхождения: каровые, горно-долинные, подпрудные, местами термокарстовые.

Самое крупное и полноводное озеро — Большое Токо. Находится в 400 километрах к югу-востоку от города Нерюнгри. Оно возникло в тектонической депрессии при непосредственном участии моренных накоплений. Расположено на высоте 903,8 метров над уровнем моря.

По общему типу растительности Южная Якутия входит в подзону средней тайги. Горный характер рельефа обусловил вертикальную зональность в формировании растительного покрова территории, для которой характерны быстрые смены в пространстве разных группировок и типов растительности, часто несходных по своей экологии и по происхождению.

Наиболее пониженная часть территории (650−900 метров над уровнем моря) занята горными среднетаежными лесами. Основной лесообразующей породой этих лесов является, прежде всего, лиственница, сосна, ель, пихта. Подлесок состоит из рябины, крупных ив, ольховника, березы кустарниковой, кедрового стланика. Мощность мохового и лишайникового ковров достигает 20−25 см. Богато представлены кустарнички и травы: багульник, брусника, можжевельник и др.

Выше высоты 900−1200 метров расположен редкостойный горный лесотундровый лес, который по своей структуре наиболее однообразен. Между низким разреженным древостоем из лиственницы возвышаются шатрообразные кусты кедрового стланика. Часто сплошные заросли образует береза кустарниковая.

Выше границы лесной растительности господствуют заросли подгольцовых кустарников, а еще выше — горные тундры. В горах Южной Якутии высокогорная растительность распространена значительно меньше. Чаще всего встречаются осоково-разнотравная горная тундра с пестрым растительным покровом. Голые каменные вершины покрыты накипными лишайниками.

Фауна млекопитающих и птиц данного региона богата и разнообразна. Это обусловлено многообразием условий жизни, древностью и сложностью ее формирования. Всего в южно-якутской тайге обитает более 250 видов наземных позвоночных животных. Из млекопитающих — 50 видов, 46 из которых относятся к аборигенам Восточной Сибири и Дальнего Востока. Два вида (ондатра и американская норка) акклиматизированы с хозяйственными целями, а два других — домовая мышь и серая крыса — попали на территорию в результате непреднамеренного переселения. Из всего многообразия животного мира тайги трудно выделить чисто таежные виды, т.к. большинство зверей, и многие птицы являются обитателями лесов всех типов и принадлежат к фауне лесной зоны вообще (лось, медведь, дикий олень, изюбр, белка летяга, бурундук).

Часть таежных животных встречается на территории других зон (волк, лисица, росомаха, ондатра, заяц-беляк). К коренным животным могут быть отнесены лишь соболь и некоторые птицы — дятлы, клесты, синицы.

геологическая съемка порода стратиграфический

В горах встречаются две группы животных: собственно горные виды и горные популяции широко распространенных лесных видов. К типично горным животным относятся горный баран, кабарга, черношапочный сурок, которые занесены в Красную книгу Республики Саха (Якутия)

Орнитофауна насчитывает более 200 видов, 50 из которых — таежные. Характерными представителями являются кукша, филин, бородатая и длиннохвостая неясыти, обыкновенный и каменный глухари, рябчики. Весной фауна обогащается за счет прилета гнездящихся и пролетающих на север птиц, относящихся к отрядам гусеобразных, аистообразных, журавли, кулики, чайки, пастушки.

Для сохранения редких популяций животных и растений, занесенных в Красные книги России и Республики Саха (Якутия), на территории Нерюнгринского района были образованы охраняемые природные территории: ресурсные резерваты «Унгринский» и «Озеро Большое Токо», памятники природы «Тимптонский каскад», «Алданские острова» и резервные территории «Хатыми» и «Восток».

Нерюнгринский район — один из основных минерально-сырьевых районов Республики Саха (Якутия). Он располагает промышленными запасами золота, коксующихся и энергетических углей, железных руд, строительных материалов, слюды, пьезооптического сырья, полудрагоценных и ювелирных камней.

Уголь является одним из основных и важнейших полезных ископаемых Южной Якутии. На его территории располагается Южно-Якутский каменноугольный бассейн, который разделен на четыре угленосных района: Усмунский, Алдано-Чульманский, Гонамский и Токинский. Геологические запасы в большей части высококачественных коксующихся углей оцениваются в 57,5 млрд. тонн. В пределах южной части республики выявлено шесть железорудных районов, объединенных в понятие «Алданская железорудная провинция»: Южно-Алданский, Чаро-Токкинский, Сутамский, Олекмо-Амгинский, Ханинский, Холодниканский. По общим прогнозным данным железные руды оцениваются в 22,0 млрд. тонн.

Здесь же в непосредственной близости найдены неограниченные запасы вспомогательного нерудного сырья, крайне необходимые для черной металлургии: флюсовые известняки, доломиты, форстериты, флюорит, формовочные и огнеупорные глины, кварциты и др.

На сегодняшний день на территории Южной Якутии (с учетом Алданского золотоносного района) учтено 232 месторождения золота, 24% от которых размещены на территории Нерюнгринского района. Общие прогнозные ресурсы россыпного и рудного золота суммарно оцениваются 266,81 тонн.

Известно два флогопитоносных района — Оюмракский, и Нимнырский, которые включают в себя десятки месторождений слюды-флогопита.

Открыто и в различной степени изучено 39 месторождений стройматериалов, в том числе строительный, облицовочный и бутовый камни, карбонатное сырье для строительной извести и сырье для минерало-ватного производства, керамзитовое, цементное и кирпичное сырье, пески и песчано-гравийные смеси.

На территории Нерюнгринского района размещена Южно-Якутская хрусталеносная провинция, состоящая из нескольких хрусталеносных полей с огромными запасами пьезооптического сырья.

Известны месторождения и проявления камнесамоцветного и ювелирного сырья. Например, чароита, хромдиопсида, сердолика, нефрита. А еще: аметиста, раухтопаза, турмалина, гранатов, хризолита, шпинели, кордиерита.

Созданная геологами минерально-сырьевая база легла в основу формирования Южно-Якутского территориально-производственного комплекса (ЮЯТПК) и является мощным потенциалом для развития металлургической промышленности и других отраслей народного хозяйства.

Алдано-Становой щит

Алдано-Становой щит разделяется на два мегаблока: Алданский и Становой (приложение 6). Граница мегаблоков маркируется Северо-Становой шовной зоной запад-юго-западного простирания, представляющей собой серию разрывных нарушений, ограничивающих с юга юрские по возрасту впадины (Чульманскую, Токкинскую и др.).

В контурах Алданского мегаблока выделяются (с запада на восток) Чаро-Олекминский (с наложенной на его тело Кодаро-Удоканской впадиной), Иенгрский, Тимптоно-Учурский и Батомгский блоки.

В пределах Станового мегаблока выделяются Зверевско-Сутамский и собственно Становой блоки.

Иенгрский, Тимптоно-Учурский и Зверевско-Сутамский блоки сложены в основном нижнеархейскими, Чаро-Олекминский, Батомгский и собственно Становой — верхнеархейскими отложениями. Нижнепротерозойские комплексы наиболее широко представлены в пределах Чаро-Олекминского блока, где ими выполнен Кодаро-Удоканский прогиб, и слагают верхние горизонты трогового комплекса.

Нижнеархейские отложения Алданского мегаблока объединяются в одноименный (алданский) комплекс. В его составе выделяются три серии (иенгрская, тимптонская и джелтулинская), сменяющие друг друга в восточном направлении и образующие «зоны» субмеридионального направления.

Иенгрская серия сложена мономинеральными кварцитами (с реликтами первичной слоистости), переслаивающимися с высокоглиноземистыми (силлиманит-, кордиерит-биотитовыми) гнейсами и сланцами, пироксен-амфиболовыми сланцами и амфиболитами. Первичный состав метаморфитов — кварцевые песчаники, алевролиты и пелиты, в меньшей степени — основные вулканиты. Видимая мощность — 4−6 км.

Тимптонская серия, залегающая несогласно на иенгрской, представлена гиперстеновыми, биотит-гиперстеновыми и двупироксеновыми гнейсами, амфиболитами, известковистыми диопсидсодержащими кристаллическими сланцами, кальцифирами и мраморами. Нижняя (метакарбонатная) часть разреза называется федоровской свитой. Первичный состав метаморфитов — вулканиты основного состава и карбонатные породы. Мощность — 5−8 км. Реконструированные условия метаморфизма пород тимптонской серии: Т=800−900°С, Р=7−9 Кбар.

Джелтулинская серия сложена гранат-биотитовыми, биотитовыми и диопсидовыми гнейсами, гранулитами с прослоями мраморов, кальцифиров и графитсодержащих гнейсов. Первичный состав метаморфитов — терригенные (песчано-глинистые) породы при подчиненной роли карбонатных пород. Условия метаморфизма пород серии: Т=700−800°С, Р=5−7 Кбар. Мощность отложений 3−5 км.

Породы, слагающие алданский комплекс, образуют сложные складчатые структуры (гнейсовые овалы) размером в поперечнике от первых десятков до 350 км. В центральных частях этих куполовидных структур вскрываются интрузивные тела аляскитовых гранитов, окруженные полями развития мигматитов.

В поперечном сечении эти структуры представляют собой концентрически-зональные складчатые комплексы. Осевые поверхности и зеркала входящих в их состав складок (часто изоклинальных) падают в направлении от центра овалов. Время проявления процессов гранитизации в пределах описываемых структур датируется 3−3,2 млрд. лет.

Нижнеархейские отложения Зверевско-Сутамского блока объединяются в сутамский комплекс. В его составе преобладают пироксеновые, пироксен-плагиоклазовые и гранат-пироксеновые кристаллические сланцы, возникшие за счет глубокого метаморфизма (Т=800−900°С, Р=7−9 Кбар) мафитов и ультрамафитов. Эти породы содержат прослои кварцитов, биотит-гранатовых и высокоглино-земистых гнейсов и мраморов. Мощность более 5 км.

Параллелизация отложений сутамского комплекса с сериями алданского комплекса дискуссионна в связи с тем, что все их контакты происходят по разрывным нарушениям.

Верхнеархейские отложения наиболее широко развиты в Становом блоке. Сложены они гнейсами разнообразного состава и мигматитами, содержащими реликты образований гранулитовой ступени метаморфизма, в том числе образующими овальные и купольные структуры. Этот гнейсово-мигматитовый комплекс возник, вероятно, в результате диафтореза (регрессивного метаморфизма) в условиях амфиболитовой фации за счет метаморфитов сутамского и/или алданского комплексов. Время проявления диафтореза датируется концом позднеархейского — началом раннепротерозойского эонов.

Структурная зональность в Становом блоке имеет субширотное простирание: именно в этом направлении ориентированы основные складчатые структуры, сланцеватость и разрывные нарушения.

Нерасчлененные верхнеархейские-нижнепротерозойские отложения образуют троговый комплекс, заполняющий многочисленные (более 20), протяженные (50−300 км), узкие (от 1−2 до 10−30 км), почти прямолинейные грабенообразные прогибы.

Большая часть прогибов расположена в Чаро-Олекминском блоке (здесь они имеют северо-северо-западное простирание), незначительная — в Северо-Становой шовной зоне (субширотное — запад-юго-западное простирание). Мощность выполняющих прогибы отложений составляет 2−7 км.

Нижняя часть разреза трогов сложена метатерригенно-вулканическими отложениями (аповулканические зеленые сланцы, амфиболиты, слюдисто-кварц-полевошпатовые сланцы, апотерригенные кварциты, хлорит-, серицит-кварцевые и глиноземистые сланцы). Средняя-верхняя части разреза представлены железисто-кремнистыми отложениями: джеспилитами и железистыми кварцитами. Мощность пачек последних достигает первых десятков метров.

Нижнепротерозойские отложения заполняют обширный Кодаро-Удоканский прогиб (длина — 300 км, ширина — 60−80 км), представляющий собой блюдцеобразную брахисинклинальную структуру. Отложения PR1 объединены в терригенную пестроцветную удоканскую серию общей мощностью 6−8 км (до 12 км). В ее разрезе выделяются 4 ритмично построенные подсерии, сложенные (снизу вверх):

1-я — кварцитами, кварцевыми метаконгломератами, глино-земистыми (с гранатом, андалузитом, кордиеритом и силлиманитом) сланцами, сменяющимися вверх по разрезу метапесчаниками и метаалевролитами;

2-я и 3-я — метапесчаниками и метаалевролитами с прослоями медистых песчаников, образованных в мелководных и прибрежно-морских условиях;

4-я — полимиктовыми песчаниками, алевролитами, медистыми песчаниками и алевролитами, метаконгломератами.

В средней части верхней (4-й) подсерии находится удоканский горизонт медистых песчаников мощностью до 300 км, являющийся продуктивной толщей Удоканского месторождения меди. Накопление отложений удоканской серии происходило 2−2,5 млрд. лет назад.

Развитие Кодаро-Удоканского прогиба завершилось становлением Кодаро-Кеменского лополита, внедрившегося между архейскими метаморфитами и терригенными отложениями удоканской серии. Время внедрения интрузии датируется 1,9−2 млрд. лет. Полезные ископаемые Алдано-Станового щита связаны с отложениями иенгрской серии (апатитовые руды), карбонатными породами федоровской свиты тимптонской серии (месторождения апатита и флогопита), железисто-кремнистыми отложениями трогового комплекса (месторождения железа) и медистыми песчаниками удоканской серии (Удоканское месторождение меди).

1.2 Общая характеристика геологической изученности объекта

1.2.1 Изученность района

Сложная история геологического изучения Южной Якутии, охватывающей территорию от бассейна р. Чары на западе до бассейна р. Учур на востоке и от междуречья p. p. Амги и Алдана на севере до границы республики с Читинской и Амурской областями на юге (см. рис. 1), определялась историей освоения Сибири и Дальнего Востока и связана прежде всего с потребностью в различных полезных ископаемых, в эволюции развития производительных сил России. Вскоре после появления русских в Якутии, куда их привлекла пушнина, по предписанию Москвы якутскими воеводами начаты поиски золота, серебра, железа, слюды, полиметаллов, драгоценных камней.

Геологическое изучение Сибири и Дальнего Востока во времена царской, а затем советской России благодаря громадной территории, большая часть которой покрыта труднопроходимыми таежными массивами или почти непроходимыми болотами, а также в виду слабого экономического развития осуществлялось узко специализированными экспедиционными исследованиями. Достаточно вспомнить экспедиции по Восточной Сибири казаков В. Д. Пояркова (1646 г.), Е. П. Хабарова (1658г.), Ив. Фомина (1680 г.), Вл. Атласова (1692 г.) и ученых А. Ф. Миддендорфа (1844 г.), Н. Х. Ахте (1851 г.), а позднее в XX веке — В. А. Обручева, Д. С. Коржинского, С. С. Смирнова, Ю. А. Билибина и др. Выявленные в ходе этих исследований находки, месторождения, главным образом, слюды, золота, каменного угля заверялись и отрабатывались также экспедиционными работами, выполняемыми под эгидой Геолкома или каких-либо ведомств и торгово-промышленных обществ, товариществ. Освоению Ю. Якутии благоприятствовало создание золотопромышленности в Приамурье (70-е г. г. XIX в.). Поисковые партии золотопромышленных компаний постепенно продвигались на север. Крупным достижением явилось открытие Сутамского (1892 г., поисковики Ниманской компании, отработка с 1898 г.) и Верхне-Тимптонского (1898 г., Верхне-Амурская компания, эксплуатация с 1903 г.) золотоносных районов. Эксплуатация россыпей этих районов велась довольно интенсивно и к 1914 году почти все богатые месторождения были отработаны.

В 1896—1898 гг. г. Российским золотопромышленным обществом была организована большая экспедиция (С.А. Подьяконов, А.А. Левицкий) с целью поисков месторождений золота в бассейнах рек Алдана, Амги и Олекмы. Однако работы были проведены на низком уровне, промышленных золотоносных россыпей не обнаружено), что затормозило дальнейшее освоение Алдана на целых 20 лет (Обручев, 1924 г.).

В начале XX в геологическим изучением золотоносных районов юга Якутии занимается Геолком (Э.Э. Анерт, В. Н. Зверев, Е.К. Миткевич-Волчасский).Э. Э. Анертом с 1902 г. проводится геологическое изучение золотоносности в бассейнах p. p. Зеи и Сутама. В Сутамском районе он установил связь золотоносности с «зелеными сланцами», особенно с темными разновидностями их. В 1910—1912 гг. г. Министерством путей сообщения были начаты изыскания трассы Амуро-Якутской дороги. Участником этих исследований К. С. Крюковым, отмечается повсеместная золотоносность косовых и русловых отложений p. p. Алгомы, Туксани, Гертанды и др.

В бассейне р. Алдана в 1912−14 г. г. работает геологическая экспедиция В. Н. Зверева. Им впервые произведено орографическое описание Южной Якутии и заложены основы геоморфологии, геологии и тектоники Алданского щита, предположена золотоносность образований архейского фундамента. Исследовал золотоносность в бассейнах p. p. Нюкжи, Олекмы в 1915 г. геолог Е.К. Миткевич-Волчасский (им был обоснован юрский возраст «пресноводной свиты» В.Н. Зверева).

В 1916 г. золотоискатели из Якутска В. П. Александров и П. А. Харитонов открыли Тыркандинский золотоносный район, где вскоре началась разведка и отработка косовых и русловых россыпей.

Значительным событием предреволюционных лет в истории освоения Ю. Якутии явилось обнаружение золота в центральной части Алданского плоскогорья и открытие Центрально-Алданского золотоносного района (ЦАР). Поисковиками благовещенского золотопромышленника Опарина в 1915—1918 гг. г. выявлена золотоносная россыпь по р. Томмот. Одновременно Амурским золотопромышленным товариществом опоискован бассейн p. p. Мал. и Бол. Нимныр, где выявлены мелкие россыпи золота, позднее отрабатываемые.

Материалы этих лет изучения золотоносности Ю. Якутии обобщены В. А. Обручевым, который впервые указал на горстовый характер почти всех горных цепей региона, им отмечен субширотный сброс, ограничивающий с севера Алданское плоскогорье. На последнем, по его мнению, еще до открытия россыпи руч. Незаметный, следует ожидать хорошую золотоносность и предложил по центральной частя его провести дорогу (Обручев, 1924 г.).

Мощным толчком в дальнейшем изучении и освоении региона явилось обнаружение уникальной россыпи золота по руч. Незаметный в ЦАРе. Открытие этой россыпи приписывается местному жителю М. П. Тарабукину (Зверев, 1931) или аборигенам (Обручев, 1924 г.), а заявлена она была в 1923 г. трудовой артелью В. П. Бертина, организованной из Якутска. Слухи о сказочном богатстве россыпи руч. Незаметного породили сильнейшую «золотую лихорадку» в 1923−25 г. г. Вскоре, вслед за россыпью руч. Незаметный был выявлен ещё ряд богатых россыпей в ЦАРе, что обусловило ослабление внимания к «старым» золотороссыпным районам юга Якутии, где в эти годы в небольших объемах отрабатывались (СНАБАРМ-5) целиковые участки известных россыпей в Верхне-Тимптонском и Сутамском районах.

С целью увеличения золотодобычи, усиления и координации в изучении россыпей Ю. Якутии был организован трест «Якутзолото» позднее «Алданзолото» (в настоящее время АК «Алданзолото»), который вскоре стал ведущим золотодобывающим предприятием республики и страны (во 2-ой половине 20-х г. г. он давал 1/5−1/3 союзной добычи золота).

В конце 20-х — начале 30-х г. г. для уточнения перспектив «старых» районов и с целью поисков на новых площадях Южной Якутии Геолком, «Алданзолото», ГГРУ, ЦНИГРИ, Союззолото осуществили ряд экспедиций. Центрально-Алданский район исследовали В. Н. Зверев, ЮА. Билибин, Н. П. Падуров, В. И. Серпухов, А. П. Бахвалов; Б. П. Епифанов: Эвотинский — В. И. Серпухов; Тыркандинский — Р. В. Нифонтов; Верхне-Амгинский — Ф. К. Корнилов, И. П. Лебедкин; Учурский — М. Я. Столяр, A.И. Иванов; Сутамский — Д. В. Вознесенский; Верхне-Тимптонский — Д. С. Коржинский. В бассейнах крупных рек юга Якутии провели работы: Н. И. Зайцев — по p. p. Кабактан, Амедичи, А. С. Призант — по p. p. Гонам, Гыным, А. Я. Рапин — по р. Алгома.

В результате проведенных работ были составлены мелкомасштабные геологические карты и сводные очерки по изученным золотоносным районам. Наиболее важными достижениями этих исследований явились:

· открыты новые золотоносные районы: Эвотинский (В.И. Серпухов, 1929 г.), Кабактанский (Н.И. Зайцев, 1931 г.), Учурский (А.И. Иванов, М. Я. Столяр, 1931−1932 г. г.), Верхне-Амгинский (Ф.К. Корнилов, И. П. Лебедкин, 1934 г.);

· выявлены основные закономерности в формировании и размещении россыпей золота Южной Якутии, которые впоследствии изложены в «Геологии россыпей» (Р.В. Нифонтов, 1937 г.), в «Основах геологии россыпей» (ЮА. Билибин, 1938 г);

· работами Ю. А. Билибина, Э. Л. Понсена, А. П. Бахвалова, С. М. Худорожкова и др. была выявлена золоторудная минерализация (кварц-сульфидные жилы с промышленным содержанием золота были вскрыты в 1927 г. Ю. А. Билибиным и Э.Л. Понсеном) лебединского типа и доказана ее промышленная значимость в ЦАРе. В 1933 г. в п. Лебединый пущена в эксплуатацию амальгамационная фабрика и начато промышленное извлечение рудного золота. Таким образом, в балансе добычи и разведки золота оформились два направления — россыпное и рудное;

· установлена генетическая связь золотоносности с гипабиссальными интрузиями порфировых пород, при этом источником золота считаются зоны контактов этих интрузий с известняками кембрия (В.Н. Зверев, 1926 г.). Позднее Ю. А. Билибиным обоснованы парагенетическая связь золотого оруденения и изверженных пород и послеюрский возраст последних;

· Д. С. Коржинским, на основе маршрутного пересечения по р. Тимптон древнейших образований Алдана, выдвинуто представление о связи золотоносности Верхне-Тимптонского района с «гнейсоидами» (диафторитами архейских пород). Им обоснован осадочный генезис кварцитов и впервые правильно диагносцированы диопсид и флогопит, на основании чего (по аналогии с месторождением флогопита Слюдянка в Иркутской области) предсказано наличие промышленных скоплений слюды-флогопита на Алдане (что вскоре и подтвердилось). Он первым описал мощную протяженную Верхне-Тимптонскую зону сжатия (ныне Северо-Становая зона), разделяющая Алданскую кристаллическую плиту (название также впервые введено им, ранее Алданское плоскогорье по В.Н. Звереву) и зону древнестановой орогении. По руч. Чайныт Д. С. Коржинский обнаружил валуны дистен- и корундсодержащих пород и указал на возможность промышленного значения их (во время Отечественной войны это месторождение эксплуатировалось);

· Р. В. Нифонтовым в «гнейсовой толще» закартированы дизъюнктивные зоны, в т. ч. названный позже Тыркандинский разлом;

· в эти же годы при прокладке трассы АЯМ обнаружено Чульмаканское месторождение каменного угля, разрабатываемое с 1932 г.

Во второй половине 30-ых г. г., по-прежнему, центром добычи россыпного и рудного золота остается Центрально-Алданский район. Поисково-разведочными работами тр. «Алданзолото» выявлены многочисленные жилы, залежи сульфидно-карбонатного и сульфидно-кварцевого состава с золотом в пределах Лебединского рудного поля, а также продолжались работы по россыпному золоту, главным образом, по заборчиванию ранее выявленных россыпей.

В 1932 г. специалистами МГРИ были начаты геофизические исследования (магниторазведка, электроразведка) рудоносных структур Лебединского рудного поля, которые дали положительные результаты и в дальнейшем обязательно сопровождали поиски новых золоторудных тел.

В 1938 г. В. А. Диомидова проводила геологическую съемку м-ба 1: 25 000 в районе Самодумовского и Колтыконского месторождений, в результате чего уточнено геологическое строение СВ части Лебединского рудного поля выявлены золоторудные свалы, рудные тела. Одновременно были начаты тематические исследования по изучению структур золоторудных месторождений, по характеристике вещественного состава руд, золота, по закономерностям размещения рудных тел Лебединского рудного поля (А.И. Фасталович, Н. Впетровская, 1938−1942 г. г.).

В это же время трестом «Якутзолото» проведены проспекторские экспедиционные работы на золото по некоторым известным и слабо изученным площадям на юге региона — бассейны р. Б. Нимныр, вершина р. Алдан, p. p. Тимптон, Ломам, Гонам, Сутам, Алгома, Нуям (А.И. Кукс. 1935−1939, А. И. Иванов, 1937 г. и др.). В результате проведенных, главным образом маршрутных, исследований выделены площади, объекты, перспективные на обнаружение россыпей золота и обнаружены рудопроявления железных руд. Первые сведения о наличии обломков магнетитовых руд в бассейне р. Сутам относятся к середине XVIII века (Дудин), но А. И. Кукс в 1937—1939 гг. г. впервые предположил, что кварц-магнетитовые руды Сутама могут явиться промышленной сырьевой базой железа (ныне здесь выявлено месторождение Олимпийское и выделен Сутамский железорудный район).А. И. Ивановым в 1937 г. на левом берегу рч. Сивагли обнаружен «шток» гематитовых руд диаметром около 150 м (сейчас это месторождение Сивагли).

Продолжается эксплуатация россыпей золота в Сутамском, Верхне-Тимптонском, Учурском, Кабактанском, Верхне-Амгинском районах, где были сделаны попытки открыть золоторудные месторождения. Золотоносные кварцевые жилы, метасоматические залежи, зоны пиритизации в связи с мезозойскими интрузиями обнаружены А. И. Ивановым, М. Я. Столяром, Б. П. Кулешом в пределах хр. Кет-Kan в Учурском районе. Залежи и жилы кварц-гематитового с пиритом, халькопиритом и золотом были найдены И. П. Лебедкиным, Ф. К. Корниловым в Верхне-Амгинском районе. Кварцевые и сульфидно-кварцевые жилы (иногда с богатыми содержаниями золота по штуфному опробованию) выявлены в Верхне-Тимптонском (жила Шахтеркинская по руч. Холодникан), в Сутамском (жила в долине руч. Алексеевский), в Кабактанском (в долине руч. Кабактан) районах.

В этот период, геологического изучения Южной Якутии были завершены основополагающие работы по геологии и металлогении региона.

Трест «Якутзолото» по инициативе И. П. Лебедкина в 1936 г. поручил Ю. А. Билибину обработку всех материалов прошлых лет по геологии и золотоносности Алдана. И Юрий Александрович блестяще справился с заданием, завершив в 1937 г. сводную работу — «Геологический очерк Алданского золотоносного района». В ней он изложил основные черты геологического строения региона, обосновал мезозойский («послеюрский») возраст «порфировых пород» и их происхождение, парагенетическую связь золотого оруденения с этими магматитами, выявил основные закономерности в размещении магматитов, рудной и россыпной золотоносности. Эти выводы Ю. А. Билибина не потеряли своего значения до сих пор. Геологическое строение ЦАРа рассмотрено им в рамках 4-х возрастных комплексов пород архейский, кембрийский, юрский, послеюрский. В структуре архея выделены ряд крупных синклинальных и антиклинальных складок и высказано представление о линейной северо-западной складчатости архея региона. Им выделены Якокутская «впадина» (грабен), Эльконский «выступ» (горст, поднятие) и на примере Центрального Алдана предполагается блоковое строение золотоносных районов Южной Якутии. Обозначенное им «срединное вздутие» Алданской плиты следует параллелизовать с Алданской антеклизой. Впервые об этом упоминали В. И. Серпухов (1930г.) в качестве огромной пологой геоантиклинали на Алданском плоскогорье, а затем Е. В. Павловский (1944 г.) — о мезозойском Алдано-Учурском сводовом поднятии. По находкам юрской флоры в «песчано-глинистой толще» Ю. А. Билибин обосновал ее юрский возраст. В свою очередь по характеру взаимоотношений этой «толщи» и интрузий порфировых пород им доказан послеюрский возраст становления этих интрузий. Последние он подразделил на 4 возрастные группы, привел исчерпывающую петрографическую характеристику каждой разновидности изверженных пород и по незначительному объему петрохимических анализов дал правильную трактовку петрогенезиса их. В пространственном размещении послеюрских интрузий в ЦАРе Ю. А. Билибин выделил три полосы сгущения интрузий и предположил, что в пределах этих полос должны концентрироваться золоторудные месторождения. Этот важный металлогенический вывод о линейно-узловом характере в размещении золотого оруденения и теперь является основополагающим принципом в металлогении областей — тектоно-магматической активизации.

Значительный вклад в изучении геологии и металлогении Алданского архея внес Д. С. Коржинский, который на основе своих материалов по р. Тимптон (1931 г.) опубликовал ряд статей в 1933—1939 гг. г. «Гнейсовая толща» Алдана выделенаим в самостоятельный алданский стратиграфический комплекс архейского возраста (по аналогии с Канадским щитом и другими регионами). Алданский комплекс расчленен на 3 толщи: иенгрскую (кварцитовую), тимптонскую (чарнокитовую), джелтулинскую (пироксеновую), суммарной мощностью в несколько километров. Закартированы ряд складок в архейской толще, указано, что широкое распространение пород иенгрской толщи свидетельствует о наличии структур антиклинального типа. Установлено, что сланцеватость метаморфических пород почти без исключения параллельна их полосчатости и слоистости.

Парагенетический анализ минеральных ассоциаций (алданский материал послужил основой в создании нового направления в петрологии физико-химического анализа парагенезисов минералов и в разработке теории о фациях глубинности) позволил прийти к заключению — все кристаллосланцы р. Тимптон принадлежат одной фации глубинности — алданской (гранулитовой метаморфической фации). Среди магматических образований архея выделены: а) основные и ультраосновные интрузии периода осадконакопления; б) мигматиты и граниты орогенного цикла; в) жилы ортотектитов, пегматитов, аплитов, секущие мигматиты и граниты.

Ранее отмечалось, что Д. С. Коржинский теоретически предсказал наличие промышленных скоплений флогопита на Алдане и, таким образом, он по праву должен считаться первооткрывателем алданского флогопита, и именно с его работ начинается история изучения флогопитоносности Алданской провинции. И в 1935 г. при поисках рудного золота Ю. К. Дзевановский в среднем течении р. Куранах в свалах обнаружил крупные кристаллы флогопита. По другим сведениям, ранее или в тот же год крупные кристаллы флогопита по р. Куранах были обнаружены А. П. Булавиным. Есть на это счет указания Д. С. Коржинского (1933 г.) что «в п. Незаметном имеются образцы флогопита до 20 см, тоже в диопсидовой породе.».

По рекомендации известного специалиста-слюдяника Д. Т. Мишарева Восточно-Сибирский геологический трест в бассейне р. Куранах в 1936 г. организовал поисково-разведочные работы на флогопит (И.К. Коробов, 1936; А. А. Якжин. 1937), в результате чего выявлено Куранахское месторождение, которое однако было признано непромышленным. Вместе с тем именно на этом месторождении в 1940 г. Алданский промкомбинат начал добывать флогопит, В 1938 г. и 1940 г. А. С. Амеландов (ВСЕГЕИ) проделал ряд маршрутов в низовьях р. Тимптон, по р. Алдан, в бассейнах p. p. Куранах, Якокит с целью поисков флогопита. Им обнаружено месторождение Колтыкон и несмотря на слабую обследованность сделан преждевременный вывод, «что насыщенность Алданской плиты флогопитом незначительная» (А.С. Амеландов, 1940 г.). Тем не менее им рекомендован Куранахский район под поиски, а проблему флогопитоносности Алдана предложено изучать путем геологической съемки.

В 1940 г. М. В. Шупинский (Якутзолото) по заявке местных жителей Т. Г. Авилова и В. А. Федорова открыл первые на Алдане месторождения хрусталя (Нимгерканские). На следующий год экспедиция треста № 13 развернула геологоразведочные работа на площадях широкого распространения иенгрской толщи (Верхне-Алданский, а в дальнейшем Верхне-Чугинский и Верхне-Тимптонский районы) и начала эксплуатацию месторождений. Съемки (средне — и крупномасштабные, детальные) вели: Е. И. Барковская, И. В. Белов, А. С. Гудков, Л. П. Копаевич, В. К. Лобанов, Г. Б. Митич. Г. Н. Рюриков, Л. П. Чернышева, Л. Е. Ушверидзе и др. Долгие годы Хатыминскую экспедицию возглавлял М. Я. Харин. Благодаря этим и более поздним работам в хрусталеносных районах была получена почти вся информация для познания геологии иенгрской толщи. Выявлено более десятка пьезокварцевых месторождений, в том числе такие крупные, как Холодное (С.М. Пашков в 1941 г.) и Курумкан (Г.Н. Рюриков в 1945 г.). Н. П. Ермаков и Е. М. Лазько (1944) выделили Алданскую хрусталеносную провинцию. Они же сформулировали первые представления о происхождении месторождений хрусталя. По добыче пьезокварца Алдан стал одним из основных районов Союза (¼ союзной добычи в 1944 г.).

Таким образом, на пороге Великой Отечественной войны 1941−1945 г. г. Южная Якутия была довольно слабо изучена и опоискована, хотя уже были известны и осуществлялась добыча золота в основных золотороссыпных районах, и имелись весьма обнадеживающие перспективы на рудное золото, флогопит, горный хрусталь, каменный уголь, железные руды и др. Открытие на Алдане в начале 40-х г. г. крупных концентраций слюды-флогопита и горного хрусталя, которые были востребованы промышленностью, повлекло за собой резкое усиление геологоразведочных работ в регионе. Благодаря успешной работе геологов и горняков Южная Якутия в годы войны сыграла выдающуюся роль в деле обеспечения оборонной промышленности стратегическим сырьем-электротехническим флогопитом и горным хрусталем, а также в золотовалютном обеспечении Государственной казны.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой