Европейская наука и христианство

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

РЕФЕРАТ

Европейская наука и христианство

Введение

Я выбрал данную тему для реферата, так как она является достаточно важным вопросом философии и она несомненно актуальна. Цель данной работы состоит в том, чтобы показать как же соотносятся понятия «наука» и «христианство» в европейском понимании, то как они влияли на европейскую историю и к чему привели её сейчас. А также, как появилась наука и какое это оказало воздействие на христианство.

1. Зарождение науки и христианство. Появление науки в Европе

С точки зрения истории, культурологии очевидно, что наука — это явление историческое. Были огромные периоды в истории человечества, были самые различные культуры и цивилизации, которые не знали науки, которые не создали научной картины мира. Сама по себе научная картина мира возникает очень поздно и имеет очень четкую пространственно-временную привязку. Научная картина мира рождается в XVI—XVII вв.еках в Западной Европе. Это, собственно, первая научная революция.

Становление европейской науки свидетельствовало о всецелой рационализации мышления. Происходило замещение упований на откровение и значимость божественного предопределения процедурами осознанного научного поиска. Ведущей для европейской науки стала идея «закона природы», предполагающая не только научное открытие, но и его использование. Это было обусловлено духом новой эпохи — духом преобразований, предпринимательства и конкуренции. Утверждается идея прогресса, особую значимость приобретает получение нового знания, принцип упорядоченности и классификации, соединение теории и практики.

Дело в том, что до этого времени были пранаучные представления, донаучные знания, была натурфилософия. В этих донаучных знаниях было немало вполне верных, правильных представлений о нашем мироздании и о человеке. Но дело в том, что далеко не каждое правильное описание реальности, и даже природы, есть само по себе наука. Скажем, чукча едет по тундре и сочиняет песню по принципу «что вижу, о том пою». И он поет: «Олень быстрый, снег белый». Понимаете, это совершенно справедливо — и то, и другое. То есть, та картина мира, которую он создал в своей голове, совершенно верна. Но это никак не означает, что она научна.

Наука есть там, где человек в состоянии чётко продемонстрировать методы, какими он добыл ту или иную информацию. В науке очень важно уметь продемонстрировать метод. И более того, не просто продемонстрировать: научные тезисы должны быть тиражируемы, они должны быть проверяемы. Другой исследователь должен иметь возможность пойти этим же путем, провести аналогичную технологию и получить аналогичный результат. Только в этом случае некая гипотеза перестает быть просто гипотезой и становится воспринятой мировым сообществом учёных.

Итак, вот такая целостная научная картина мира начинает складываться в XVI—XVII вв.еках. Или скажем иначе: это время возникновения первой научной дисциплины, а именно научной астрономии (или научной механики). И вот здесь возникает ряд вопросов: почему именно в этом регионе (а именно в Европе) и почему именно в это время (в XVI—XVII вв.еках) происходит этот прорыв к новому, научному миропониманию? Какие были для этого причины?

Ну, ответ самый очевидный: донаучные знания постепенно копились и в итоге они привели к тому, что прежняя картина, унаследованная европейской наукой от античности, проявила свою несостоятельность, и поэтому нужно было отбросить систему Птолемея и перейти к системе Коперника.

Второе возможное объяснение (марксистское, собственно говоря): развивалась экономика, промышленность, и нужды новой экономики, нового промышленного класса — третьего сословия (буржуазии) требовали создания научной картины мира.

религия христианство наука европейский

2. Состояние христианства в XVI веке

XVI век — один из самых религиозных периодов в истории человечества. Это время религиозных войн. Это время очень серьезных религиозных усилий и время радикальной реакции на гуманистические идеалы.

Итак, именно в эпоху максимального напряжения религиозного сознания, религиозного чувства рождается научная картина мира в Европе. Кстати, это же и есть, в частности, время охоты на ведьм: именно XVI век — век расцвета инквизиции.

Хорошо, можно сказать так: «Правильно, массовые настроения были ультрарелигиозными, но те люди, что создали новую картину мира, они не шли на поводу у настроения масс, они опережали свое время».

Это было время религиозного энтузиазма: книгопечатание дало обилие литературы, ускоряющей усвоение идей, в Европе началось движение Реформации с религиозными спорами между различными направлениями и общей конфронтацией с Римо-Католичеством, которое ответило Контрреформацией, мобилизацией старых и созданием новых религиозных орденов (иезуиты). Если бы в такой духовной атмосфере наука воспринималась бы как нечто внерелигиозное (а тем более противорелигиозное), — у нее не было бы ни единого шанса возникнуть и окрепнуть. А она возникает и бурно развивается именно в это время. Притом люди, заложившие фундамент европейской науки, совершенно сознательно воспринимали ее как дело, имеющее точный и глубокий религиозный смысл.

3. Взаимоотношения науки и христианства

Гелиоцентрическая система Коперника, вопреки распространенному заблуждению, в момент своего создания хуже объясняла видимую картину небес, чем Птолемеевская, и долго еще именно по этой причине не находила поддержки у многих ведущих ученых. Но для священника Коперника первостепенно важно было противопоставить языческой, антропоцентрической по своей сути системе Птолемея такую систему мироздания, где в центре не Земля (человек), а Солнце (Бог), и именно в силу своих религиозных убеждений Коперник видел в этом научную истину. Точно также и горячо верующий Ньютон смог сформулировать закон всемирного тяготения именно потому, что для его христиански настроенного взгляда мир был принципиально однороден: планеты и звезды движутся по тем же законам, по которым и яблоко с дерева падает, — мысль совершенно невозможная для древнегреческого мыслителя.

Представление о том, что научное открытие как бы естественно вытекает из накопленных фактов, давно уже устарело в свете современной философии науки. А потому очевидно, что если бы Майкл Фарадей не был горячо верующим человеком, он бы не открыл электромагнитную индукцию. То, что электрическая энергия может превращаться в магнитную было к тому времени хорошо известно, но Фарадей был уверен — именно в силу своих религиозных убеждений в гармоничности и осмысленности творения — в том, что можно и магнетизм превратить в электричество. Он производил опыты годами, над ним потешались, а он с упорством фанатика стучал в эту стену, — в конце концов открыл то явление, на котором работают теперь все электростанции. Будь его вера послабее, мы бы до сих пор имели электроэнергию только из химических батареек да электростатических машинок — вряд ли ушел бы далеко прогресс.

Для основоположников европейской науки XVI—XVII вв.еков она имела отчетливый религиозный смысл, и еще в XVIII веке М. В. Ломоносов пишет: «изучение натуры приятно, полезно, свято», — не обособляя эти моменты друг от друга. Такое происхождение научного подхода к миру является как основанием его величия, основание его мощного преобразующего воздействия на все сферы жизни человека, но и источником извращений. Уже в XVI—XVII вв.еках формируются пантеистические, деистические, а в перспективе и материалистические тенденции в развитии науки. В конечном счете свой изначальный религиозный смысл наука начинает реализовывать через самообожествление.

Наука делается религией человечества на несколько веков: в науку до сих пор верят, науке служат, ей приносят жертвы, она имеет своих подвижников и мучеников, через нее чают обрести спасение от всех напастей и даже от смерти, достичь всеведения, всесилия, распространиться по всей вселенной и управлять хороводом звезд и планет, как это грезилось, например, Н. Ф. Федорову. Сам уже тот факт, что наука начинает в лице некоторых своих представителей, а еще больше в сознании своих малограмотных поклонников, противопоставлять себя религии, говорит о том, что она сама претендует на значимость именно религиозную.

В настоящее время мы являемся свидетелями того, как наука на глазах меняет свой вековой смысл, свои устоявшиеся формы. Во-первых, меняется картина мира, преподносимая наукой: по выражения современного физика «мир вовсе не похож на огромную машину, скорее — на необъятную мысль». Во-вторых, как следствие, это приводит к симбиозу научных и религиозным элементов в сознании человека, — но, разумеется, религия тут выступает в наиболее примитивной и низменной форме. И для массового, и для элитарного сознания воскресают языческие, каббалистические, астрологические, оккультные басни, притом они-то оказываются вполне совместимы с наукой.

Дело обстоит именно так, что верить в домовых и поклоняться им — вполне достойно современного образованного человека, а во Христа верить и жить многотысячелетней традицией Богопознания и Богообщения — это как-то примитивно и старомодно. Вполне уважаемой считается любая вера: в гадалок, в инопланетян, в астральные тела, любые оккультные практики, — кроме высшей формы религиозной веры и жизни, кроме Христа.

Вообще, по мнению многих исследователей, следует отличать «науку фактов», науку, действительно, ориентированную на непредвзятое изучение мира, от «науки-идеологии», которая, фактически, занимается тем, что творит и множит мифы, выполняя функцию мировоззренческую. Само, собственно, выражение «научное мировоззрение» абсурдно, ибо мир в целом не является предметом научного исследования и мировоззренческие вопросы наукой решаться не могут, они просто выходят за рамки научного анализа.

4. Кто поссорил религию и науку?

Ответить на этот вопрос и просто, и сложно. Просто — потому что ответ на поверхности: французские просветители. Именно они, французские просветители, посеяли вражду между наукой и религией. Это, прежде всего, Вольтер и Дидро, Гельвеций и Гольбах, другие мыслители и писатели. Наука, по их мнению, единственный источник истины. Они верили во всемогущество научного знания. Религия представлялась им ненужной, мракобесием. Поэтому в XVIII веке антиклерикально настроенные философы решительно противопоставили науку религии. Только научное знание дает человечеству свет истины. «Да воссияет свет разума и скроется тьма мракобесия», — этот лозунг в XIX веке подхватили и сторонники позитивизма — учения, провозгласившего естественнонаучный разум венцом развития человечества.

Попутно на скорую руку создавался миф о том, что христианская Церковь ненавидела науку с самого ее зарождения, а инквизиция преследовала и сжигала ученых. В ход пошло всё: и не известно когда исчезнувшая Александрийская библиотека, которую якобы сожгли христиане, и Галилей, и Коперник, и Джордано Бруно, и даже казненный за теологические взгляды женевскими кальвинистами Михаил Сервет. И неважно, что Коперник был уважаемым ученым, труд которого («О вращении небесных сфер») был временно запрещен к использованию в 1616 году, но сам Коперник занимал церковную должность каноника и умер в мире с католическими властями. Неважно, что печально известный процесс над Галилеем закончился всего лишь домашним арестом, а Джордано Бруно был не ученым, а философом-пантеистом и был казнен за свои оккультные взгляды. Безусловно, не следует обелять или оправдывать папскую инквизицию, но нужно четко понимать, что частный конфликт католических властей с учеными по поводу гелиоцентрической системы мироздания не следует трактовать как конфликт науки с христианской верой в целом.

Европейская наука не могла конфликтовать с христианством, потому что сама родилась в недрах христианской цивилизации, а европейская ученость зачастую заботливо пестовалась в тиши монастырей. Так, знаменитый ученый и философ Блез Паскаль поправлял свое здоровье и писал свои «Элементы геометрии» во французском монастыре Пор-Рояль. Многие европейские ученые были людьми глубоко верующими, а один из авторов теории Большого взрыва Жорж Леметр был католическим священником, президентом Папской академии наук. Верующим был и великий русский ученый-просветитель М. В. Ломоносов, который писал, что «Наука и вера суть две дочери одного великого родителя и в распрю зайти не могут, еще кто по тщеславию своему на них вражду всклеплет».

Именно так: науку поссорили с христианской верой. Первоначально европейская наука, наука Нового времени стремилась найти истину, понимая под ней то «каков мир на самом деле», то есть «как мир видит Бог» с точки зрения вечности. Так думали рационалисты, так думали Ньютон и Кеплер. Так думали и некоторые французские просветители, которые отвергли религию, но основывали свой культ Разума на вере в Бога-Творца. Эти мыслители рассуждали очень просто: если наука открывает истину, значит, религия закрывает истину от людей. То есть наука и религия находятся в противоборстве. И по мере продвижения вперед научного знания область, где значима христианская вера, будет сокращаться.

Заключение

В своём реферате я рассмотрел европейскую науку и христианство. Описал то, как появилась наука, как это повлияло на христианство и как они, взаимодействуя между собой, привели к тому, что мы имеем сейчас. Подводя некоторый итог, следует сказать, что наука родилась и встала на ноги в лоне религиозной жизни человека. Такое происхождение имеют и донаучные, преднаучные формы познания мира, такое происхождение имеет и современная европейская (ставшая уже мировой) наука. Однако, наука способна обращаться против своего первоистока, уводя человека в дебри самопоклонения.

Список использованных источников

1. Анисин А. Л. О христианских основаниях европейской науки / А. Л. Анисин // Сибирская православная газета

2. [Электронный ресурс] - Режим доступа: http: //www. benjamin. ru

3. (1 января 2000 г.) [Электронный ресурс] / Архимандрит Тихон — Режим доступа: http: //www. pravoslavie. ru

4. Лешкевич Т. Г. Философия науки: Учебное пособие для аспирантов и соискателей ученой степени / Т. Г. Лешкевич. — М.: ИНФРА-М, 2005. — c. 77

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой