Граффити как коммуникативное средство

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

Введение

Глава 1. Литературный обзор

Раздел 1. Граффити

1. 1 Двойственность феномена

1. 2 Граффити — вандализм или искусство?

1.3 История граффити

1. 4 Виды граффити

1. 5 Мотивы рисовальщиков

1.6 Восприятие граффити и отношение к рисовальщикам

Раздел 2. Коммуникация

2. 1 Коммуникационный процесс

2. 2 Формы коммуникации

2.3 Виды коммуникации

2. 4 Коммуникативные барьеры

2. 5 Коммуникативное пространство

2.5. 1 Коммуникативное пространство вуза

2.5. 2 Коммуникативное пространство школы

Глава 2. Эмпирическое исследование

Раздел 1. Объект и методы исследования

1. 1 Объект исследования

1. 2 Методы исследования

1.2.1 Наблюдение

1.2. 2 Контент-анализ

1. 2.3 Анкета

Раздел 2. Психологический анализ граффити

2. 1 Психологический анализ граффити

2. 2 Описание классификации школьных граффити

2. 3 Описание классификации вузовских граффити

Заключение

Список использованной литературы

Приложение 1

Приложение 2

Введение

Актуальность

Еще в античности граффити являлись формой специфической коммуникации. Древние граффити представляли собой любовные признания, политическую риторику и просто мысли, которые можно было бы сравнить с сегодняшними популярными посланиями о социальных и политических идеалах. Граффити в Помпеях, например, изображали извержение Везувия, а также содержали латинские проклятия, магические заклинания, признания в любви, алфавит, политические лозунги и знаменитые литературные цитаты, -- все это дает отличное представление об уличной жизни древних римлян.

Настенные рисунки и надписи являются разновидностью коммуникации, свободной от повседневных общественных ограничений в силу своей анонимности. Они являются способом выражения установок, конфликтов и проблем, большей частью подавленных и скрытых. Не случайно некоторые авторы отмечают психодинамическое значение граффити.

Граффити привлекали внимание культурологов, лингвистов, антропологов, психологов, педагогов, социологов, историков и других научных деятелей.

Граффити (надписи на стенах) как способ самовыражения подростков, одно из направлений молодежной субкультуры.

Современное граффити, утрачивая значение протеста, становится универсальным языком общения. Особое значение приобретает коммуникативная функция граффити. Именно с этой позиции мы будем рассматривать феномен граффити в данной работе.

Все выше сказанное говорит о том, что изучение этого феномена весьма актуально. Однако пока отечественных исследований настенных надписей и рисунков крайне мало.

Цель данной работы: проанализировать граффити, как коммуникативное средство и провести сравнительный анализ граффити в школе и в ВУЗе (на примере школы № 145, лицея № 11 г. Красноярска и двух факультетов КГПУ им. В. П. Астафьева: факультета информатики и факультета психологии и педагогики детства).

Объект: граффити, как специфическое средство коммуникации.

Предмет: психологический анализ содержания граффити на примере школы № 145, лицея № 11 г. Красноярска и двух факультетов КГПУ им. В. П. Астафьева: факультета информатики и факультета психологии и педагогики детства.

Гипотеза: граффити выступает в роли специфического коммуникативного средства. Характер надписей в школе и ВУЗе различен.

Для реализации поставленной цели последовательно решались следующие задачи:

анализ психологической литературы по проблеме

подбор методов и методик, адекватных целям исследования

проведение исследования

создание классификации собранных надписей

описание полученных результатов

разработка информационного ресурса для учителей, преподавателей и учащихся для обмена информацией, просвещением в отношении граффити, а также поиском решения проблемы деструктивных граффити.

Методы исследования: наблюдение, анкетирование и контент-анализ.

Структура работы: исследование включает в себя введение, первую и вторую главы, заключение и список используемой литературы, а также приложение 1 и приложение 2.

Во введении представлены: актуальность проблемы, сформулированы цель и гипотеза, поставлены задачи, указаны методы исследования и практическая значимость.

В первой главе проведен теоретический анализ литературы.

Во второй главе представлено эмпирическое исследование. В данной главе описаны объект и методы исследования и проведен психологический анализ граффити, как коммуникативного средства (на примере школы № 145, лицея № 11 г. Красноярска и двух факультетов КГПУ им. В. П. Астафьева: факультета информатики и факультета психологии и педагогики детства).

В заключении представлены выводы и перспективы дальнейшей работы.

В списке используемой литературы представлены основные работы по теме.

Приложение 1 состоит из двух анкет, первая предназначена для анкетирования школьников, а вторая, соответственно, для студентов.

Приложение 2 содержит в себе скриншоты и описание разработанного информационного ресурса.

Практическое значение данного исследования заключается в том, что на основании выводов, сделанных в ходе работы, возможно: создание элективных курсов с целью просвещения учащихся средних школ и вузов, а также обучение рисованию граффити и организация специального пространства для развития творческого потенциала школьников и студентов.

Глава 1. Литературный обзор

Раздел 1. Граффити

1.1 Двойственность феномена

Граффити (в контексте исторических надписей единственное число -- граффито; от итал. graffito, множ. graffiti) -- изображения, рисунки или надписи, выцарапанные, написанные или нарисованные краской или чернилами на стенах и других поверхностях. К граффити можно отнести любой вид уличного раскрашивания стен, на которых можно найти все: от простых росчерков и одиночных слов до изысканных рисунков.

В исторической науке этот термин используется давно, но в более узком значении. Когда заходит речь о древних эпиграфических памятниках, то разделяют понятия «граффити» и «дипинти». Если последнее обозначает надписи краской, то «граффити» -- процарапанные надписи (сам термин непосредственно происходит от итальянского глагола graffiare -- «царапать»)[42].

Сейчас интересующий нас термин обозначает всякую неразрешенную надпись, знак, сделанные любым способом на объектах общественной и частной собственности.

Граффити составляют неотъемлемую часть пейзажа современных городов и сел, их можно встретить в транспорте, лифтах, на лестницах, в общественных туалетах, на партах и столах и даже на памятниках культуры. Они выполнены всевозможными способами — мелом, ручками и карандашами, маркерами, краской, иногда выцарапаны или выбиты. Граффити содержат разнообразные сообщения, ругательства, изречения, рисунки и символы.

В современном мире граффити являются одной из распространенных форм вандализма и наносят значительный финансовый и социальный ущерб городской среде во многих странах.

Многообразие разрушений, происходящих в обществе, можно классифицировать в зависимости от степени их институционализированности (разрешённости, узаконенности). При такой классификации поведение стихийных рисовальщиков займет промежуточную позицию между допускаемыми обществом ритуальными разрушениями в определенное время и определенных ситуациях (карнавалы, праздники) и теми видами поведения, которые являются проявлениям вандализма (битье стекол, порча памятников).

Граффити относится к тому типу разрушений, ущерб от которых рассматривается как «неизбежные издержки» и институционализирован (т.е. он ожидаем), а деятельность по устранению надписей является рутинной обязанностью городских властей. Действительно, по сравнению с другими разновидностями девиантного поведения, граффити представляют собой мелкие, незначительные, относительно безопасные проявления разрушительного поведения человека. Но мелкие формы агрессии, к числу которых относится вандализм, получая положительное подкрепление, влекут за собой более крупные. Это значит, что в той степени, в какой граффити выражают деструктивные импульсы человеческой природы, они порождают усвоение агрессивных образцов поведения.

Городское пространство, насыщенное граффити, снижает психологическую и функциональную поддержку со стороны окружающей среды. Известно, что люди ассоциируют некоторые характеристики окружающей среды с опасностью и ненадежностью. Граффити, как и разбитые стекла, мусор и другие признаки неухоженности, воспринимаются как симптом деградации, вызванной ослаблением механизмов социального контроля, что порождает у людей беспокойство, чувство страха и уязвимости. Кроме того, ощущение беспорядка и упадка понижает порог сдерживания от собственных деструктивных действий, ведь практически каждый из нас хотя бы раз в жизни писал на парте или совершал какую-либо другую несанкционированную надпись, а это, в свою очередь, увеличивает вероятность дальнейших разрушений.

Некоторые виды граффити, например, порча информационных стендов и знаков, особенно предупреждающих, препятствуют функциональному воздействию дизайна.

В то же время граффити — это, на наш взгляд, и вид современного искусства, признанный многими. Это не только способ заявить о себе, о своем творчестве, но и средство рекламы, в том числе и политической. В нашем городе все чаще можно увидеть качественно выполненные граффити, написанные в разных стилях и различных масштабах. Это может быть расписанная стена вдоль улицы или отдельно взятый гараж, а может — раскрашенный двор или здание школы, причем все это с согласия жильцов и администрации учебного заведения.

Граффити считается неодобряемым видом искусства, потому что изначально граффити — это неразрешенная надпись где-либо, так или иначе, на чьем-нибудь имуществе (гараже, машине, доме), а это, как вы понимаете, весьма неблагоприятный фактор в пользу того, что граффити это вид искусства. Но в тоже время граффити это один из видов творчества «хип-хоп» тусовки, так называемого андеграудного искусства.

1.2 Граффити — вандализм или искусство?

Так все-таки, что же такое граффити -- намеренная порча чужого имущества или придание красок скучным реалиям мегаполиса, полет фантазии и реализация творческого потенциала? Ниже мы более детально рассмотрим эти полярные точки зрения и приведем аргументы в поддержку обеих позиций.

Многие склонны рассматривать граффити как вандализм.

Вандализм — одна из форм разрушительного поведения человека. В последние годы это явление не только обсуждается в российской печати, но и опубликовано несколько научных работ, посвященных отдельным проявлениям вандализма [21].

Слово «вандализм» произошло от названия древнегерманского племени вандалов, разграбивших в 455 году Рим и уничтоживших многие памятники античной и христианской культуры. Вандалы отличались особой жестокостью, они не только разрушали святыни и храмы, но старались сделать это особенно унизительным образом.

Само изобретение термина приписывают члену конвенции Генеральных Штатов аббату Грегуару. В 1794 году он выступил с «Докладом о разрушениях, творимых вандализмом, и средствах их предотвращения», призывая самым суровым образом пресекать уничтожение памятников искусства.

В XIX в. слово «вандализм» вошло в литературный обиход как обозначение разрушения или порчи произведений искусства и памятников архитектуры [33]. Так, в 1846 году появилась книга графа де Монталамбера (французский писатель, оратор и политический деятель), в которой автор осуждал разрушение католических церквей.

Большая Советская Энциклопедия определяет вандализм как «бессмысленное уничтожение культурных и материальных ценностей». Лиц, совершающих подобные действия, называют вандалами. Сходные толкования дают и другие современные отечественные справочники, и словари, акцентируя внимание на иррациональности поведения разрушителя, а также на наносимом ущербе. В. Даль обращает внимание на несоответствие этого действия моральным нормам, определяя его как «поступок грубый, противный просвещению, образованности». Французский энциклопедический словарь «Ларусс» выделяет такой аспект, как «состояние духа, заставляющее разрушать красивые вещи, в частности, произведения искусства». В современном англоязычном источнике обращается внимание на правовой аспект вандализма: «Вандал — тот, кто намеренно или вследствие невежества разрушает собственность, принадлежащую другому лицу или обществу».

В таком смысле понятие вандализма стало распространяться на повседневные проявления хулиганства. Оно стало обозначать порчу общественной, частной, коммунальной собственности, поломку оборудования в учебных заведениях, на транспорте, нанесение рисунков и надписей на стены и т. п.

Обращаясь к социально-психологическим и социологическим исследованиям, мы обнаруживаем гораздо более широкое толкование этого феномена. Говоря о вандализме, исследователи подразумевают разнообразные виды разрушительного поведения: от замусоривания парка и вытаптывания газонов до разгромов магазинов во время массовых беспорядков.

Трудность в выработке определения состоит также в том, что индивидуальные, групповые и социальные нормы в понимании того, какие именно разрушения имеют деструктивный для общества характер, не совпадают. Американский социолог С. Коэн справедливо пишет: «Мы приходим к неприятному признанию того, что вандализм не является ни точной характеристикой поведения, ни узнаваемой правовой категорией, это ярлык, применяемый к определенным типам поведения при определенных условиях» [14]. Некоторые виды разрушений в обществе «нормализованы», институционализированы. Коэн перечисляет следующие обстоятельства, при которых разрушения рассматриваются обществом как допустимое или терпимое поведение. Это ритуализм, общественная лояльность по отношению к действиям некоторых социальных групп, игра, привычность.

Несмотря на неизбежные затруднения, все-таки можно выделить основные сущностные элементы вандализма. Так, А. Голдштейн, немецкий исследователь феномена, выделяет намеренность, деструктивность и право собственности (точнее, её отсутствие) на разрушенный объект. Исходя из этого, он дает определение: «Вандализм — это намеренный акт разрушения или порчи чужой собственности» [4]. Именно преднамеренность разрушения создает главные трудности и разночтения в применении этого понятия. Многие виды ущерба окружающей среде и оборудованию наносятся не столько из-за осознанного желания разрушить, сколько вследствие невнимательности, отсутствия заботы и аккуратности, соображений личного удобства. К числу таких действий относится вытаптывание газонов, замусоривание улиц, грубое обращение с телефонными автоматами и т. п. Отличительной чертой этих поступков является то, что люди не осознают последствий своего поведения, и, следовательно, не ощущают ответственности за них. На практике провести различие между намеренными и ненамеренными разрушениями довольно сложно, так как они имеют одинаковый результат — материальный ущерб и деградацию окружающей среды, а часто и ощутимый моральный вред другим людям.

Именно поэтому некоторые исследователи считают описанные виды поведения формой вандализма. Например, Уайз, британский социолог, дает такое определение: «Если кто-то изменяет часть физической среды без согласия на то ее собственника или управляющего, то это вандализм». Уайз различает «предумышленный» и «случайный» вандализм. Последний представляет собой повреждения из-за использования не по назначению, любопытства, озорства и несовпадения планов проектировщика и желаний пользователя. Другие авторы применяют понятие «разрушающее поведение». Фактически, во многих эмпирических исследованиях намеренные и ненамеренные разрушения не различаются.

Также вандализмом называют действия компьютерных вирусов, направленных на порчу или уничтожение данных зараженного компьютера.

Вандализм — преимущественно мужской феномен. Этот факт констатируется практически во всех исследованиях и обзорах. Но, хотя в целом доля лиц женского пола среди вандалов крайне мала, абсолютная численность женщин, задержанных за вандализм, впечатляет. В 1995 году в США за разрушение собственности были арестованы более 30 000 женщин.

В исследовании вандализма среди американских школьников, проведенном П. Ричардс, взаимосвязь между полом и крупными формами вандализма (битье стекол, порча школьной мебели и т. д.) была подтверждена, однако оказалась не очень сильной. К. Тайгарт в аналогичном исследовании не обнаружил зависимости сообщаемого нанесенного ущерба от пола.

В отношении же мелких форм вандализма можно довольно уверенно утверждать, что они распространены среди девочек не меньше, чем среди мальчиков. По некоторым данным, девочки даже чаще мальчиков сообщают о том, что совершали мелкие разрушения и порчу школьного оборудования. Интересную тенденцию отмечает А. Голдштейн в отношении такой разновидности вандализма, как поджоги. Если в 1965 году на 12 арестованных поджигателей-мужчин приходилась 1 женщина, то в 1993 это соотношение было уже 6 к 1. При оценке половых различий в подростковом вандализме следует учитывать различную структуру возможностей мальчиков и девочек. Крупные формы разрушений, о которых чаще сообщают мальчики, обычно происходят поздно вечером, когда подростки гуляют по улицам. Возможно, что родители разрешают поздно гулять скорее сыновьям, чем дочерям. Это обстоятельство может вызвать некоторое преувеличение указанных различий.

Многочисленные исследования и статистические данные показывают, что большинство актов вандализма совершается молодыми людьми, не достигшими 25 лет. По данным выборочных обследований подростков, пик вандализма приходится на 11−13 лет. Затем доля вандализма в структуре правонарушений резко падает. По данным Ле Блана, французского исследователя, разрушения имущества чаще всего совершаются импульсивно, под влиянием ситуации. В 66% случаев акт вандализма не подготавливался, при этом в 65% случаев подростки применяли какие-либо орудия разрушения. Хотя 18−20% сообщили, что нервничали во время и после акта вандализма, в котором они участвовали, в целом разрушение признается развлекательным времяпрепровождением.

Вандалы, как правило, совершают разрушения там, где сами и живут. Важная характеристика подросткового вандализма — присутствие сообщников. Их обычно 3−4, они того же возраста или отличаются по возрасту не более чем на 1−2 года. Вандализм занимает заметное место в структуре криминальной активности подростков 13−17 лет. Вандализму сопутствуют и другие, часто более серьезные правонарушения.

В общественном сознании существует определенный стереотип подростка-вандала. Разрушитель предстает примитивным существом с отклонениями в умственном и психическом развитии. Эти характеристики ассоциируются с низким социальным статусом семьи.

Данные исследований не подтверждают этот образ. Исследования не выявили корреляции между склонностью к вандализму у подростков и их принадлежностью к определенному социальному классу, расой, национальностью. В исследовании вандализма среди старших школьников Тайгарт даже обнаружил слабую положительную корреляцию с социальным статусом. По результатам лонгитюдного выборочного обследования подростков-правонарушителей, наличие эмоциональных проблем в целом не влияет на уровень вандализма. В исследованиях вандализма среди школьников было обнаружено, что подростки-вандалы не отличаются по характеристикам личностной дезадаптации от остальных. В частности, они не отличались по степени оптимизма-пессимизма, уровню самоуважения; их самоощущение было не хуже, чем у остальных школьников. Подростки-вандалы обладают примерно таким же уровнем интеллекта, как их сверстники, однако успевают в школе гораздо хуже. Именно успеваемость, в отличие от социального класса, является тем фактором, который предсказывает делинквентность подростка, в том числе и вандализм. Во многих американских школах существует система, при которой учащиеся распределяются по учебным группам соответственно успеваемости. Тайгарт обнаружил, что помещение ученика в худший класс является сильным фактором стимуляции вандализма. Другим важным фактором вандализма является конфликт с родителями или школьными учителями, а также наличие друзей, которые часто разрушают и ломают что-нибудь.

Исследование А. Хаубера, американского ученого, опросившего 500 подростков 12−18 лет, задержанных полицией за вандализм, показало, что большинство «злостных» вандалов находятся в кризисной жизненной ситуации. Для 58% из них были одновременно справедливы следующие характеристики: ими не интересуются родители, они плохо успевают в школе и их друзья также являются «трудными подростками». Только 4% «злостных» вандалов не имели ни одной из упомянутых характеристик. Подростки-вандалы более негативно относились к школе, чаще прогуливали занятия, больше предпочитали находиться вне дома, обычно вместе с друзьями. Их родители чаще не знали, где их дети проводят вечера. 96% подростков-вандалов регулярно употребляли алкоголь или различные наркотики, 48% употребляли и алкоголь, и наркотики. Эмпирические исследования вандализма среди школьников показали, что успехи в школе являются фактором, снижающим вероятность вандализма среди подростков, имеющих другие неблагоприятные факторы.

Хотя большинство задержанных за вандализм составляют подростки, было бы неверно считать вандализм исключительно подростковым явлением. Так, в США в 1995 г. 32% лиц, арестованных за вандализм, были старше 25 лет, среди арестованных за поджог доля лиц старше 25 лет также составляет около 32%. Немецкие криминологи отмечают, что доля лиц старше 21 года среди задержанных за нанесение материального ущерба весьма значительна и составляет 48,4%.

Несмотря на это, современное граффити является весьма оригинальной формой девиантного поведения среди подростков и молодёжи и вполне может претендовать на звание искусства.

В России, в частности в Красноярске, ежегодно проходит фестиваль урбан-культуры под названием «SNICKERS URБАNиЯ», в котором наряду со спортивными соревнованиями, такими как BMX, агрессивное катание на роликах, скейтбординг и др., представлены следующие виды состязаний художественного плана: брейк-данс, фристайл и граффити. Конечно же, это не полный список соревнований и состязаний, которые проходят в рамках данного фестиваля. Но нас интересует именно граффити.

Видя те работы, которые создают современные граффитчики на этом фестивале, мы понимаем, что граффити это искусство. Также каждый год на этот фестиваль приезжают мастера граффити, они устраивают мастер-классы, демонстрируя новые техники, либо виртуозное владение старыми.

Открываются все новые школы граффити, если раньше это были единичные явления, то сейчас можно все чаще встретить объявление-граффити об открытии новой школы на улицах города или на официальной Интернет-странице граффити-сообщества. Также параллельно со школами открываются дизайнерские мастерские, которые специализируются на оформлении зданий, будь это фасад здания или внутреннее оформление, в стиле граффити.

Отвечая на вопрос, поставленный в заглавии данного раздела, резюмировав все вышесказанное, можно смело заявить, что наряду с деструктивными проявлениями, граффити является и видом современного искусства.

1.3 История граффити

Древний Мир

Самые ранние граффити появились в III тысячелетии до н. э. Тогда они были представлены в форме доисторических наскальных рисунков и пиктографий, нанесенных на стены такими инструментами, как кости животных и пигменты. Подобные рисунки часто делались в ритуальных и священных местах внутри пещер. Чаще всего на них изображали животных, живую природу и сцены охоты. Эта форма граффити нередко вызывает споры, насколько вероятно, что подобные изображения создавались именно членами доисторического общества.

Античность

Первый образец «нового стиля» граффити сохранился в древнегреческом городе Эфесе (на территории современной Турции). Местные гиды называют его рекламным сообщением проституции. Расположенное рядом с украшенной мозаикой и камнями дорогой граффити изображало отпечаток руки, отдаленно напоминающий сердце, отпечаток ноги и число. Это означало, что где-то поблизости находился публичный дом, отпечаток руки символизировал оплату.

Средние века

Граффити были широко распространены в доколумбовой Месоамерике. В одном из крупнейших городищ майя Тикаль было обнаружено множество хорошо сохранившихся рисунков.

Росчерки викингов, уцелевшие в Риме и в Ирландии на Ньюгренджском кургане, а также знаменитая надпись варяга, нацарапавшего свое имя (Халвдан) рунами на перилах в Софийском соборе в Константинополе, -- все эти граффити помогают нам узнать некоторые факты из повседневной жизни прошлых культур. Граффити, известные как Тахеронс, нередко находят на стенах в романско-скандинавских церквях.

Средневековые граффити на Руси

У восточных славян граффити имеют долгую и богатую историю.

В Новгороде сохранилось 10 граффити XI века. Большое число граффити XI--XV веков имеется в соборе св. Софии в Киеве, они содержат как рисунки, так и (чаще) текст. Большей частью древнерусские граффити -- это записи на стенах храмов, поэтому самое частое их содержание -- молитвенные просьбы к Богу или святым, но попадаются и шуточные тексты, и записи типа «здесь был такой-то», и народные заклинания. Многие граффити содержат точную дату и являются важным историческим, лингвистическим и палеографическим источником для Киева, где в отличие от Новгорода нет берестяных грамот, граффити являются одним из основных источников сведений о бытовой письменности и разговорной речи.

Новое время

На некоторых из египетских пирамид обнаружены граффити, оставленные французскими солдатами во время египетской кампании Наполеона.

Лорд Байрон оставил свой след на одной из колонн в храме Посейдона на Мысе Сунион в Аттике, Греция.

Примеры граффити той эпохи также можно встретить в Америке -- это знаменитый Расписной камень, национальный межевой знак на Орегонской тропе.

Зарождение современного граффити

Появление современного граффити можно отнести к началу 1920-х годов, когда рисунками и надписями помечали товарные вагоны, курсирующие по США. Однако зарождение граффити-движения в современном его понимании связано с деятельностью политических активистов, которые использовали граффити для распространения своих идей. Также граффити наносились уличными группировками, для того чтобы пометить «свою» территорию.

Период с 1969 по 1974 год можно назвать революционным для граффити. За это время заметно выросла его популярность, появилось много новых стилей, а центр граффити-движения переместился из Филадельфии, штат Пенсильвания, в Нью-Йорк. Райтеры (райтер — в переводе с англ. writer — писатель, именно писателями, а не художниками, называют себя граффитчики, так как изначально граффити — это надписи) стремились оставить свои тэги везде, где только можно, при том максимальное количество раз. Вскоре после того, как Нью-Йорк стал новым центром граффити, средства массовой информации обратили внимание на это новое культурное явление.

Первым райтером, которому была посвящена газетная статья, стал TAKI 183. Это был подросток из района Вашингтон Хайтс в Манхэттене. Его тэг TAKI 183 состоял из его имени Деметриус (или Деметраки, Таки) и номера улицы, на которой он жил — 183. Таки подрабатывал курьером, поэтому ему приходилось часто ездить на метро. Куда бы он ни ездил, он всюду оставлял свои тэги.

В это же время граффити стало чаще появляться в метро, чем на городских улицах. Райтеры начали соперничать друг с другом, и смыслом их соревнования было написание своего имени максимальное количество раз во всевозможных местах. Внимание граффитчиков постепенно переключилось на железнодорожные депо, где они имели возможность исполнить большие сложные работы с меньшим риском.

К 1971 году манера исполнения тэгов меняется, они становятся более изощренными и сложными. Это связано с огромным количеством граффити-художников, каждый из которых старался обратить на себя внимание. Соперничество райтеров стимулировало появление новых стилей в граффити. Художники усложняли сам рисунок, стремясь сделать его оригинальным, но кроме этого они стали заметно увеличивать размеры букв, толщину линий и использовать контур для букв.

Вошли в моду разнообразные варианты декорирования граффити: узоры в горошек, в клетку, штриховки и т. д.

Граффити сегодня -- вид уличного искусства, одна из самых актуальных форм художественного самовыражения по всему миру. Существует множество разных стилей и видов граффити. Произведения, создаваемые граффити-художниками, -- самостоятельный жанр современного искусства, неотъемлемая часть культуры и городского образа жизни. Во многих странах и городах есть свои известные райтеры, создающие на улицах города настоящие шедевры.

С тех пор как граффити превратили в неотъемлемую часть поп-культуры, его стали ассоциировать с музыкой в стиле хип-хоп, хардкор, битдаун и брейк-дансом. Для многих это образ жизни, скрытый от общественности и непонятный для широкой публики.

Граффити по-прежнему используются как сигнал банды для маркировки территории или служат как обозначение или «тэг» деятельности этой самой банды.

Споры, которые ведутся вокруг такого вида искусства, продолжают подогревать разногласия между блюстителями порядка и граффитчиками, стремящимися выставлять свои работы на всеобщее обозрение. Это быстро развивающаяся форма искусства, ценность которого яро отстаивается его приверженцами в словесных перепалках с представителями власти, хотя то же самое законодательство зачастую защищает граффити.

История отечественного граффити

Можно выделить следующие основные зоны распространения граффити в современных российских городах: улица (стены зданий, подземных переходов, гаражей, таксофонные кабинки, припаркованные автомобили, асфальтовое покрытие во дворах и т. д.); транспорт; подъезды и лестницы (включая двери квартир, почтовые ящики и т. д.); интерьеры публичных (чаще всего учебных) учреждении.

Кроме того, в больших городах существуют так называемые «стены» -- своего рода галереи граффити, места скопления рисунков и надписей. Причины их возникновения могут быть различными.

Еще в 1980-е годы в Петербурге таких «специальных» мест было несколько (например, Ротонда, подъезд дома, в котором живет Б. Б. Гребенщиков, стены двора дома № 10 по Пушкинской улице), но все они оформились как граффитийные локусы лишь постольку, поскольку были основными местами сборищ «неформальной» молодежи.

В 1990-х годах появляется, по сути, первая специальная «стена» -- бетонная ограда и подножие виадука близ станции метро «Ладожская», теперь известная всей петербургской молодежи и функционирующая именно как поле для уличных надписей и рисунков.

Выбор орудия письма во многом предопределяется тем, в каком месте делается надпись. Так, большинство наших уличных граффити выполнено маркером, реже краской. Играет роль и уровень «технической оснащенности» пишущих. Следует отметить, что в России, в частности в Москве и Петербурге, граффити нового поколения, выполненных спреем, значительно меньше, нежели в таких столицах граффити, как Берлин, Париж или Нью-Йорк, где экзотическая настенная каллиграфия граффитеров уже стала естественной частью городского пейзажа. Но стоит лишь свернуть в один из питерских дворов-колодцев и присмотреться, можно заметить, что стены покрыты паутиной надписей, сделанных мелом или маркером, предшественниками эпохи спрея.

Важно отметить еще одну общую закономерность выбора места писания: как правило, оно не воспринимается пишущим как «свое». Очевидно, что постройки и части построек, общественный транспорт осмысляются как собственность города, и своими для авторов граффити они никак не являются. Возможно, граффитерами может руководить осознанное или неосознанное желание сделать это пространство хотя бы частично своим, что можно сравнить с животным территориальным инстинктом, основным проявлением которого в природе является расставление «меток». Подростки часто пишут и рисуют в подъездах собственных домов, но здание, городская постройка, с их точки зрения, являются собственностью «взрослого мира» и относятся к чужому пространству. Точно так же и надписи и исправления школьников в собственных учебниках и книгах один из способов символического опровержения чужих взрослых знаков. Характерно, что в собственной квартире, комнате граффити, как правило, не выполняются, за редким исключением.

В последнее время писание в публичных местах перестало активно обсуждаться и осуждаться в обществе и считаться чем-то зазорным и маркирующим поведение человека как анти, или асоциальное. К нему привыкли, граффити начинают постепенно приобретать статус социально нейтрального явления и восприниматься как почти неотъемлемый элемент общегородского экстерьера. Граффити становится массовым культурным явлением. И приобретает все большую и большую популярность среди молодежи.

Большинство новичков в граффити культуре хотят получить признание у более известных и продвинутых художников, от которых они учатся всем аспектам граффити — от расписывания поездов в депо до создания собственного стиля. Взаимоотношения учитель/ученик довольно обычны в мире современного граффити. Для новичка «лучший способ чему либо научится изучить ключевые аспекты всей истории искусства граффити, от простого к сложному». Слава может прийти к художнику несколькими путями — художник может получить широкую известность с помощью средств массовой информации (интервью, фотографии в газетах, работы в клипах и т. д.). Taki 183 был первым, кто достиг славы таким путем. Художники, которые достигли славы, называются Королями. Слава все время меняется, меняется соответственно и король. Возможно, это и привлекает современную молодежь в эту культуру. Хотя стиль, цвет, размер и форма немаловажны, сам процесс работы с поверхностями стоит на первом месте. 1970-е годы были выдающимися для граффити — это были годы изобретений. Это были годы, когда начиналась история современного граффити и ее развитие до наших дней.

1.4 Виды граффити

Настенные рисунки и надписи представляют собой весьма неоднородное явление — от детских каракулей до политических лозунгов, поэтому уместно привести некоторые классификации. Заметим, что эти классификации не являются очень строгими и абсолютными, но все же они помогают увидеть различные формы рассматриваемого феномена.

Е.Л. Эйбл и Б. Е. Бекли, зарубежные исследователи, различают публичные и личные граффити. К первым относятся городские надписи и рисунки, сделанные, как правило, на внешних сторонах зданий, заборах, деревьях, в метро и представляющие собой чаще всего сообщение о групповой идентичности. Вторые размещаются внутри зданий. К ним относят граффити в туалетах, на стенах общественных мест, партах и т. п. Эти надписи чаще являются выражением личностных установок, эмоциональных состояний или внутриличностных конфликтов. Кроме того, в личных граффити в большей степени обнаруживается воздействие обстановки.

Рассматривая феномен городских надписей, М. Кокорев, российский исследователь граффити, выделяет три вида. Первый — содержательные граффити, т. е. надписи, содержащие эксплицитное сообщение разнообразной тематики. Второй — разрушающие граффити. Они появляются преимущественно на рекламных плакатах и стендах. Это знаки, нарушающие целостность и изменяющие содержание официального сообщения или образа. К ним относятся подрисованные усы и клыки, раскрашенные глаза, стертые или приписанные буквы и т. п. К третьему виду относятся специфические надписи, сделанные в стиле «хип-хоп» и принадлежащие к соответствующей подростковой субкультуре.

Субкультура «хип-хоп» появилась вначале 1970-х гг. в Нью-Йорке и включает в себя музыку рэп, брейкдансинг и настенную живопись. Впоследствии эта субкультура распространилась не только в США, но и в большинстве европейских стран.

Граффити в стиле «хип-хоп» представляют собой надписи и рисунки, выполненные чаще всего пульверизатором с краской. Наиболее распространенный вид — динамичные росчерки — автографы, украшенные различным символами (крестами, коронами, звездами, стрелами и т. п.). Однако встречаются и целые многоцветные картины большого размера, снабженные текстами. Рассматривая эти три типа надписей применительно к Франции, Кокорев отмечает последовательное их распространение, начиная с 1960-х гг., и преобладание в последние годы граффити третьего типа.

В. Седнев собрал и классифицировал надписи и рисунки в общественном транспорте города Донецка. Его классификация содержит три вида. К первому относятся идентифицирующие надписи — имена, клички, места жительства или учебы, дата или цель поездки. Второй вид образуют асоциальные надписи — нецензурные слова и символы в адрес кого-либо или без адреса. Третий вид представлен символическими граффити, относящимися к популярным музыкальным группам и исполнителям, а также наименованиям фирм, производящих обувь, одежду, аппаратуру [36].

С.А. Высоцкий и А. А. Медынцева выделяют следующие разновидности средневековых граффити, обнаруженных в культовых сооружениях Киева: 1) благопожелательные (начинаются словами «Господи, помоги…»), 2) поминальные, 3) в память об общественных событиях, 4) автографические, 5) относящиеся к фрескам и связанные с тематикой храмовых росписей, 6) рисунки — кресты, магические знаки, изображения святых. Хоть со времен средневековья минуло уже более трехсот лет, все же, темы, которые волнуют сердца «настенных писателей» остаются практически неизменными вот уже несколько веков.

Многочисленные исследования посвящены граффити в общественных туалетах школ, колледжей и университетов.

Граффити, обнаруженные здесь, обычно сосредоточены на следующих темах: автографии, секс (сексуальные желания, предложения, комментарии), романтические отношения (выражения чувств к противоположному полу, не имеющие сексуального оттенка), оскорбления и грубые слова, наркотики, политика, религия, национальные отношения, философские изречения, юмор. Результаты исследований демонстрируют разное соотношение этих тем, но все-таки основную массу туалетных граффити составляют надписи, связанные с отношениями с противоположным полом.

Несмотря на разнообразие существующих концепций и классификаций, все исследователи сходятся на определении граффити как специфического средства коммуникации.

В качестве основополагающих черт граффити в этом отношении называют публичный и неофициальный характер явления. Как неофициальная форма массовой коммуникации, граффити находится за рамками социальных институтов и цензуры, является своего рода альтернативой официальному дискурсу. В связи с этим отмечается, что места, где чаще всего можно встретить граффити, это, как правило, маргинальные зоны городского пространства, скрытые за парадным фасадом города. Местами скопления граффити являются подземные переходы, бетонные барьеры автотрасс, территория железнодорожных вокзалов и т. п.

Отмечается также, что граффити легко нарушают культурные табу и социальные условности, в них десакрализованы и снижены темы смерти, любви и секса, декларируется приверженность девиантному образу жизни, снимается запрет на открытое выражение агрессии. Некоторые ученые настаивают на том, что содержание граффити это, как правило, вызов миру общепринятого, что граффити аккумулируют вытесненные из доминирующей культуры нормы и ценности.

1.5 Мотивы рисовальщиков

Каких-либо специальных исследований, посвященных изучению мотивов данного поведения, не проводилось, но на основании изучения ценностей субкультур рисовальщиков и содержательных классификаций надписей и рисунков можно попытаться выстроить причины, побуждающие к созданию граффити.

Утверждение личностной или групповой идентичности. Граффити порождены желанием оставить след, сообщить о своем существовании, выразить привязанность. Знаки, подчеркивающие идентичность, составляют значительную часть надписей и рисунков. По данным Седнева, на них приходится 50,3% от общего количества.

Написание имен популярных исполнителей, спортивных команд и т. п. передает чувство причастности и симпатии, обозначает принадлежность к той или иной группе, приверженность определенному стилю жизни. Субкультурная символика эмоционально наполнена. Как отмечают некоторые исследователи, идентифицирующие граффити насыщены чувствами гордости и радости.

Особенность российских граффити состоит в том, что многие из них сделаны на английском языке. Объясняется это в первую очередь тем, что он является языком молодежной музыкальной субкультуры.

Многие исследователи отмечают ценность популярности и славы в субкультуре граффити. Желание достичь признания и уважения, особенно в пределах субкультуры, реализуется за счет количества, заметности надписей, их долговечности и месторасположения, которое подразумевает большой риск.

Протест против социальных и культурных норм. Граффити влечет порчу общественного или частного имущества, что само по себе является нарушением социальных запретов. Многие надписи содержат агрессивные сообщения с употреблением слов и символов, которые в большинстве культур являются социальным табу. Как отмечает Эйбл, надписи и рисунки дают возможность человеку выразить его асоциальность одновременно на трех уровнях — поведения, высказывания и языка. Причем граффити представляют собой относительно безопасный для индивида способ заявить о своей оппозиции закону или социальным институтам.

Стремление обозначить свою непричастность к господствующей культуре является важным фактором отбора субкультурных символов. При этом, как пишет Т. Б. Щепанская (этнограф, социоантрополог, кандидат исторических наук, преподаватель в Смольном институте свободных искусств и наук при СПб ГУ), отбираются символы, максимально противоположные символам общепринятых ценностей.

Так, для субкультуры российских хиппи в годы, когда религия подавлялась, были характерны образы, связанные с христианством. По мере утверждения церкви в качестве официально признанного института все большее распространение начали получать знаки чертовщины. Из этого следует, что значение символа, используемого граффити, не всегда выражает традиционно приписываемые ему установки.

Злобные реакции. Многие надписи, представляют собой обидное или грубое высказывание в адрес конкретных людей, политических, этнических и других социальных групп, субкультур, социальных институтов. Подобные типы граффити содержат мотивы борьбы, соперничества и символического насилия.

Мотивы творчества. Некоторые граффити весьма изощрены по стилю. Встречаются целые картины. Усложненность стиля представляет собой не только средство достижения славы, но и самоцель. Многие рисовальщики считают себя художниками, придающими унылой и безликой городской среде красивый вид. Подготовка к раскрашиванию включает в себя долгие тренировки и упражнения по совершенствованию умений.

Сексуальные мотивы. Надписи и рисунки часто содержат сексуальные желания. Иногда граффити служат средством коммуникации, когда они расположены в определенных местах (например, в туалетах). Кроме того, познание сексуальности является важным мотивом детских граффити. Так, изучая надписи и рисунки в туалетах начальных школ Пуэрто-Рико, где учатся дети 6−11 лет, Лукка и Пачеко обнаружили, что более половины граффити связаны с сексуальной тематикой: комментарии по поводу гетеро- и гомосексуальных контактов, рекомендации, выражения сексуальных желаний, изображения половых органов. По мнению Лукки и Пачеко, посредством таких надписей и рисунков дети исследуют поведение, соответствующее сексуальным ролям.

Развлекательные мотивы. Практически во всех эмпирических исследованиях граффити фигурирует категория «разное». В «разное» включают каракули, отдельные слова, которые нельзя отнести ни к одной из содержательных категорий. По-видимому, рисование является частью игры и само по себе доставляет удовольствие.

Нами был выделен отдельный раздел, посвященный мотивам рисовальщиков, чтобы показать прямую зависимость самой надписи и мотивов, побуждающих к нанесению граффити.

1.6 Восприятие граффити и отношение к рисовальщикам

Большинством горожан настенные рисунки и надписи воспринимаются как грязь, признак вандализма, символ деградации общественного пространства и признак упадка нравственности.

Вместе с тем по сравнению с другими видами вандализма рисование, выцарапывание надписей и каракули воспринимаются горожанами как менее значимое явление. При этом оценка серьезности поступка производится исходя из отношения, установленного между индивидом, совершающим поступок, и средой, и не зависит от возраста последнего и социальных обстоятельств. Факторами, влияющими на оценку серьезности, являются степень причиненного неудобства, масштабы ущерба и ценность поврежденного объекта. Так, выцарапывание надписей на памятниках расценивается как более серьезный поступок, чем вырезание инициалов на деревьях.

Имеются некоторые данные о различиях в оценке социальной приемлемости надписей и рисунков разного содержания. Мак Мэнэми и Корниш, ирландские социологи, классифицировали граффити, собранные в туалетах Университета Белфаста, и выделили четыре типа — сексуальные, политические, юмор и «разное». Студенты обоего пола признали сексуальные и политические граффити как гораздо менее приемлемые, нежели надписи, отнесенные к категориям «юмор» и «разное». Поскольку мужчины и женщины неодинаково придерживаются конвенциональных норм, ожидалось, что отношение и к этому виду поведения будет различаться. Однако исследование не выявило гендерных различий в оценке социальной приемлемости ни граффити в целом, ни отдельных их типов.

Исписанные стены и другие объекты городского пространства производят впечатление «ничейности», создавая тем самым дополнительный стимул для их разрушения и облегчая нарушение социальных запретов.

Уизинтал и сотрудники провели экспериментальное исследование среди 15−18-летних старшеклассников Онтарио. Им были представлены смоделированные с помощью компьютера изображения зданий, различавшихся особенностями пространственного дизайна, знаками принадлежности, ухоженностью. Испытуемые должны были оценить, насколько сильно им хочется нанести какие-либо разрушения каждому строению. Наиболее привлекательным оказалось здание с граффити. Его избрали для повреждения 25% старшеклассников.

Выявлены некоторые факторы, влияющие на отношение к авторам настенных рисунков и надписей. Оценка оказалась связанной с тем, имеет ли респондент собственный опыт такого поведения в прошлом. Те, кто сообщил, что хотя бы раз за последний год рисовал или писал на партах и стенах, применяли для описания рисовальщиков нейтральные термины, тогда как остальные использовали отрицательно окрашенные эпитеты.

В первой главе мы рассмотрели феномен граффити с двух сторон — граффити-вандализм и граффити как вид авангардного искусства, также были освещены исторические аспекты граффити и мотивы рисовальщиков.

Неоднозначность явления граффити не позволяет строго интерпретировать его как вандализм или искусство.

В последнее время граффити приобретает все больше черт искусства.

Многие факты говорят в пользу этого -- усложнение техники нанесения надписей райтерами, появление у них собственного стиля, а также мировое признание райтеров; во многих странах открываются галереи граффити, организуются выставки работ выдающихся граффитеров. Все это говорит в пользу того, граффити постепенно становится видом городского искусства и представляет собой неотъемлемую часть городской культуры.

Но не стоит забывать о том, что довольно большое количество надписей никакого отношения к искусству не имеют и более того — носят деструктивный характер. Это всевозможные надписи в подъездах, на стенах домов, гаражах, заборах и т. д. Чаще всего это автографические надписи, как разновидность идентификационных надписей, также надписи, выражающие протест против социальных норм, оскорбительные надписи и просто росчерки, которые иначе как порча общественного имущества назвать нельзя.

Вместе с тем становится ясно, что любая надпись является своего рода посланием, для чего-то оставленным в людных местах. А, следовательно, граффити является и коммуникативным средством, с помощью которого граффитчики определенным образом выстраивают коммуникацию.

Для того, чтобы подтвердить наше предположение, мы считаем правильным рассмотреть в следующей главе теорию коммуникации, в рамках которой будет освещено коммуникативное пространство школы и вуза.

Раздел 2. Коммуникация

2.1 Коммуникационный процесс

Коммуникационный процесс — это обмен информацией между двумя или более людьми.

Основная цель коммуникационного процесса — обеспечение понимания информации, являющейся предметом общения, т. е. сообщения. Однако сам факт обмена информацией не гарантирует эффективности общения участвовавших в обмене людей. Чтобы лучше понимать процесс обмена информацией и условия его эффективности, следует иметь представление о стадиях процесса, в котором участвуют двое или большее число людей.

Элементы и этапы процесса коммуникаций

В процессе обмена информацией можно выделить четыре базовых элемента.

Отправитель, лицо, генерирующее идеи или собирающее информацию и передающее ее.

Сообщение, собственно информация, закодированная с помощью символов.

Канал, средство передачи информации.

Получатель, лицо, которому предназначена информация и которое интерпретирует ее.

При обмене информацией отправитель и получатель проходят несколько взаимосвязанных этапов. Их задача — составить сообщение и использовать канал для его передачи таким образом, чтобы обе стороны поняли и разделили исходную идею. Это трудно, ибо каждый этап является одновременно точкой, в которой смысл может быть искажен или полностью утрачен. Указанные взаимосвязанные этапы таковы:

Зарождение идеи

Кодирование и выбор канала

Передача

Декодирование.

Эти этапы проиллюстрированы на Рис. 1 в виде простой модели процесса коммуникаций.

Рис. 1. Простая модель процесса обмена информацией

Хотя весь процесс коммуникаций часто завершается за несколько секунд, что затрудняет выделение его этапов, проанализируем эти этапы, чтобы показать, какие проблемы могут возникнуть в разных точках.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой