Греки и персы – противостояние Запада и Востока

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Курсовая работа

Греки и персы — противостояние Запада и Востока

Введение

сражение война персидский греческий

Противостояние огромной Ахеменидской империи, стремившийся поработить как много больше народов, и разрозненных, нередко враждующих между собой, греческих городов-государств, являлось, на мой взгляд, не просто военным противоборством. Это было столкновение двух цивилизаций, с одной стороны рабовладельческий Восток, с другой, развивающийся, демократический Запад. Пройдет всего 139 лет и потомки греков, сражавшихся под Саламином и Платеями, в составе войск Александра Македонского уничтожат империю персов в битве при Гавгамелах.

Актуальность данной темы заключается в отображении роли греко-персидского противостояния как фактора способствовавшего превращению Греции в могущественное государство, ставшего мировой державой. Возвышение Греции привело к формированию зачатков современной цивилизации.

Объектом курсовой работы являются греко-персидские войны

Предмет исследования — влияние борьбы за гегемонию в Эгеиде на дальнейшее развитие региона.

Целью курсовой работы является исследовать важнейшие события противостояния Греции и Персии.

Для достижения целей поставлены следующие задачи:

— сравнить состояние противников накануне войны;

— рассмотреть причины, повод и начало греко-персидских войн;

— рассмотреть ход и наиболее интересные события греко-персидских войн;

— рассмотреть окончание и итоги греко-персидских войн.

При написании работы использовался историко-сравнительный метод.

Территориальные рамки исследования включают в себя территорию Милета, греческих городов Малой Азии, территорию Балканской Греции, островов Эгейского моря, Египта.

Хронологические границы работы — период с 500 по 449 гг. до н.э., т. е. это одно из самых продолжительных военных столкновений в мировой истории. Обычно в научной литературе принято называть борьбу греков с персидской державой греко-персидскими войнами потому, что военные действия велись не непрерывно, а распадались наряд военных кампаний, более или менее продолжительных. Таких военных кампаний можно выделить пять:

1. 500−494 гг. до н.э. — восстание Милета и греческих городов Малой Азии против персидского владычества.

2. 492−490 гг. до н.э. — первое вторжение персидских войск на территорию Балканской Греции.

3. 480−479 гг. до н.э. — поход Ксеркса на Грецию — кульминационный пункт греко-персидских войн.

4. 478−459 гг. до н.э. — изменение характера военных действий, переход стратегической инициативы к грекам, освобождение от персов греческих городов островов Эгейского моря и Малой Азии. Усиление афинского военного могущества.

5. 459−449 гг. до н.э. — военная экспедиция Афин и их союзников в Египет и завершение греко-персидских войн.

Греко-персидские войны (500 — 478) изучаются главным образом на основе «Истории» Геродота, который хотя и не был современником описываемых событий, но еще имел возможность беседовать с состарившимися их участниками, посетить места сражений, познакомиться со сравнительно свежей устной традицией, памятниками в честь победителей. Геродот предельно добросовестен в изложении доступных ему фактов, чужд тенденциозности по отношению к персам, не умалчивает о персофильских настроениях среди части греков, но как всякий историк, освещает события прошлого под углом зрения своего времени. Достоверность его рассказа проверяется другими сохранившимися свидетельствами, сообщающими и новые данные, в частности о событиях после 478 г. до н.э. Цепные сведения содержатся в сочинениях Фукидида, Диодора (I в. до н.э.), использовавшего не дошедший до нас труд Эфора (IV в. до н.э.), в биографиях Плутарха, в надписях в честь победы над персами. [Суриков И.Е., 2008. С. 88]

Среди более поздних авторов выделяется Эфор Кимский, который в IV в. до н.э. написал универсальную книгу по истории, которая включает в себя события этих войн. Диодор Сицилийский написал в I в. нашей эры исторический труд, в который также была описана история этой войны. Источником позволяющим взглянуть на войны глазами персов является труд личного врача Атаксеркса III — Ктесия, написавшего в IV в. до н.э. историю Персии по персидским источникам. [Белявский А. С, 1956, С. 23]

Данная курсовая работа состоит из введения, где раскрывается актуальность данной темы, определяются цели и задачи, четырёх глав, заключения, списка источников литературы.

1. Противоборствующие стороны накануне противостояния

1. 1 Греция накануне греко-персидских войн

В античные времена Греция (Эллада) представляла собой множество независимых друг от друга и самоуправляющихся городов-государств (полисов), которые в силу исторически складывавшейся обстановки то вступали в союз друг с другом, то, наоборот, враждовали между собой. Ряд крупных греческих полисов возник на побережье Малой Азии (Милет, Эфес, Галикарнас и др.). Они рано превратились в богатые центры торговли и ремесла. Во второй половине VI в. до н.э. все греческие города побережья Малой Азии подпали под власть Персии. [Суриков И.Е., 2008. С. 98]

Крупные греческие города-государства возникают также на островах архипелага и на территории самой Балканской Греции. В период наибольшего развития греческой колонизации (VIII-VI вв. до н.э.) рамки эллинского мира широко раздвигаются. Успешное продвижение греков в северо-восточном направлении приводит к возникновению ряда полисов на южном (Синода, Трапезунт), а затем на северном (Ольвия, Херсонес, Пантикапей, Феодосия) и восточном (Диоскуриада, Фасис) побережье Чёрного моря. Ещё более интенсивно развивается греческая колонизация в западном направлении. Количество греческих колоний на юге Италии и в Сицилии было настолько велико, что этот район ещё в VI в. получил название «Великой Греции». [Сергеев В.С., 2002, С. 57]

Весь берег Тарентского залива опоясывается кольцом богатых и цветущих городов (Тарент, Сибарис, Кротон и др.), затем греки проникают в глубь Южной Италии (Неаполь) и в восточную часть Сицилии (Сиракузы, Мессана и др.). Города-государства Великой Греции становятся всё более заметной политической силой в сложной международной борьбе, развернувшейся в VI—V вв. до н.э. в бассейне Западного Средиземноморья. [Белявский А. С, 1956, С. 27]

Центром развития обширного и широко раскинувшегося греческого мира к началу V в. до н.э. является Балканский полуостров. К этому времени выделились два наиболее значительных полиса — Спарта и Афины. Пути развития этих государств были различны. Спартанская община носила аграрный, земледельческий характер; торгово-денежные отношения были здесь развиты слабо. Земля, поделённая на примерно равные участки (клеры) и находившаяся в пользовании отдельных семей спартиатов, считалась собственностью общины, государства в целом, и владеть ею отдельный спартиат мог лишь как член общины. Эти земли обрабатывались трудом бесправного, зависимого и прикреплённого к клерам населения — илотов. В отличие от обычного для Греции типа рабовладения илоты принадлежали не отдельным спартиатам, а считались собственностью общины в целом. В Спарте существовала также особая категория неполноправного населения — периэки («живущие вокруг», т. е. не на территории самого города Спарты). Их положение было менее тяжёлым. Они владели имуществом и землёй на основе частной собственности и занимались не только земледелием, но ремёслами и торговлей. Богатые периэки владели рабами. [Суриков И.Е., 2008. С. 134]

Афины представляли собой иной тип рабовладельческого города-государства. Интенсивный рост производительных сил афинского общества, связанный с развитием ремесла и морской торговли, привёл к сравнительно раннему разложению общины. В Афинах в результате борьбы, развернувшейся между широкими слоями населения (демос) и родовой аристократией (эвпатриды), складывается рабовладельческое государство, получившее довольно сложную социальную структуру. [Штоль Г. В., 2003, С. 455]

Свободное население Афин состояло из класса крупных рабовладельцев-землевладельцев и класса свободных производителей. К первому из них следует отнести, помимо эвпатридов, представителей олигархов, ко второму — широкие слои демоса, т. е. крестьян и ремесленников. Существовало и другое деление свободной части афинского населения: на пользовавшихся политическими правами и неполноправных — на граждан и метэков (чужестранцы, жившие на территория Афин). Ниже всех на социальной лестнице стояли абсолютно лишённые гражданских прав и личной свободы рабы. [Курциус Э., 2002. С. 107]

Государственное устройство Афин и Спарты также имело существенные различия. Спарта была типичной олигархической республикой. Во главе общины стояли два царя, но власть их была сильно ограничена советом старейшин — органом спартанской знати — и коллегией эфоров, которые играли крупную роль в политической жизни. Народное собрание хотя и считалось формально верховным органом власти, но фактически большого значения не имело. [Суриков И.Е., 2008. С. 176]

В Афинах в результате преобразований, проведённых в VI в. Солоном и Клисфеном, установился строй рабовладельческой демократии. В Спарте своеобразный быт и система военизированного воспитания, основанные на установлениях, приписываемых легендарному законодателю Ликургу, способствовали созданию сильной и опытной армии (спартанская пехота). Спарта подчинила себе Кинурию и Мессению и возглавила Пелопоннесский союз, в который входили аркадские города, Элида, а затем Коринф, Мегары и остров Эгина. Афины, как торговое и морское государство, развивали преимущественно кораблестроение. [Сергеев В. С, с. 63]

К началу V в. афинский флот, в особенности военный, был ещё невелик. Однако всё экономическое развитие Афинского государства, а затем нависшая над ним военная угроза толкали афинян на путь усиленного строительства флота. В скором времени вопрос о значении флота для Афинского государства встал во весь рост. Это произошло в связи с нападением персов на Грецию. [Суриков И.Е., 2008. С. 148]

1.2 Держава Ахеменидов

В конце VII — начале VI в. Мидийская держава в результате разгрома Ассирии и Урарту овладела обширными пространствами Передней Азии (от реки Галиса в Малой Азии до пустынь Центрального Ирана). В состав созданного ею объединения, наряду с областями старых цивилизаций, был включён и ряд областей, населённых племенами, жившими в условиях первобытнообщинного строя или совсем недавно перешедшими к классовому обществу. [Белявский А. С, 1956, С. 32]

Одной из таких областей была Персида (современный Фарс) на юго-западе Иранского плоскогорья. Здесь сложилось раннеклассовое общество с характерным для него превращением родоплеменной знати в рабовладельцев, стремящихся к военной добыче и захватам. Воспользовавшись конфликтом между индийским царём Астиагом и мидийской знатью, недовольной, видимо, его политикой централизации государства, персидский царёк Кир II (Куруш) в результате трёхлетней войны захватил в 550 г. власть над всей страной. Мидийскую державу сменила Персидская. [Суриков И.Е., 2008. С. 215]

Территория Персидской империи при Ахеменидах охватывала территории от Греции и Ливии до Индии. Государство было разделено на 20 военно-административных округов (сатрапий), во главе которых стояли специальные чиновники (сатрапы). Покорённые персами империи (Мидийская, Лидийская, Нововавилонская, Египетская, Бактрийская) получали статус великих сатрапий. Покорённые царства получали статус основных сатрапий. Их устойчивые внутренние подразделения получали статус малых сатрапий. Часть сатрапий, например сатрапии Саков, часть индийских сатрапий, Нубия, Фракия, Колхида, причисляемых к провинциям империи, в действительности персами никогда не управлялись, и представляли собой декларации о намерениях мировой державы. [Дж. Бордмэн и др., 2011., С. 125]

1.3 Предпосылки греко-персидских войн

Исходным пунктом греко-персидских войн было восстание греческих городов западного побережья Малой Азии и прилегающих островов против персидского владычества. Завоевания Кира II, Камбиса и Дария привели к включению, всего Ближнего Востока в состав Персидской держаны. Греческие города Малой Азии, подчинявшиеся до 546 г. до н.э. Лидии, после ее разгрома перешли под власть персов. Размер налогов, взимавшихся новыми властелинами, был примерно таким же, что и прежде, но при владычестве Лидии взыскивавшиеся деньги поступали в обращение, а теперь они оседали мертвым капиталом у персидских царей. Это наносило вред развивавшимся торгово-денежным отношениям и вызывало недовольство купцов связанных с торговлей в греческих городах побережья. [Белявский А. С, 1956, С. 46]

Предпосылки противостояния греческой и персидской цивилизаций имели под собой как политическую, так и экономическую основу. Персы имели практически неограниченный людской ресурс, но технически были хуже оснащены. Кроме того, разноплеменность персидского войска затрудняло управление им.

2. Начало греко-персидских войн

2.1 Походы Дария I на Балканскую Грецию

Борьба греческих городов-государств с Персией, или как её ещё называют империей Ахеменидов, началась, когда персидский царь Кир II Великий победил Креза и покорил Лидийское царство (546 до н.э.), на территории которого находились все греческие колонии, за исключением Милета. Падение Креза произвело сильное впечатление на малоазийских греков, к которым он всегда хорошо относился; Кир настроил их против себя, обложив большими налогами и заставив принимать участие в персидских завоеваниях доставкой кораблей для персидского флота. Однако после сопротивления со стороны жителей часть малоазийских городов была разорена персами, часть вынуждена платить дань. [Белявский А. С, 1956, С. 48].

После подавления восстания греческих городов Малой Азии персидские правящие круги использовали в качестве предлога для войны против европейских греков тот факт, что афиняне оказали помощь восставшим. Персы понимали, что они могут укрепиться в своих малоазийских владениях только после покорения материковой Греции. Поэтому летом 492 г. под командованием зятя персидского царя Дария I — Мардония был предпринят первый сухопутно-морской поход вдоль фракийского побережья на Балканскую Грецию. Когда силы Мардония приближались к полуострову Халкидика, его флот попал у Афонского мыса в шторм, во время которого потерпело крушение до 300 кораблей с их экипажами. После этого Мардоний, оставив гарнизоны на фракийском побережье, отступил назад. В 490 г. до н.э. персы начали второй поход против Греции. Персидские войска переправились на кораблях через Эгейское море, разграбили по пути остров Наксос и город Эретрию на Эвбее, после чего произвели высадку на побережье Аттики у Марафона. Над Афинами нависла опасность персидской агрессии. Их обращение за помощью к Спарте не дало ожидаемого результата: Спартанцы предпочли занять выжидательную позицию. Сами афиняне могли выставить только 10 тыс. тяжеловооружённых воинов, около тысячи воинов выслал им на помощь Платой — небольшой беотийский город, расположенный у самой границы с Аттикой. Достоверных данных о численности высадившихся у Марафона персов нет, скорее всего, их было не меньше, чем греков. На совете афинских стратегов было решено выйти навстречу врагу и дать ему сражение у Марафона. В городе находилось немало аристократов, а также сторонников политического режима, существовавшего в Афинах при тиране Писистрате и его сыновьях. При приближении врагов к городу они могли перейти на сторону персов. Командование над выступившим к Марафону войском было поручено стратегам, в том числе Мильтиаду — бежавшему от персов правителю Херсонеса Фракийского, который знал военные приёмы персов. [Белявский А. С, 1956, С. 50]

2. 2 Марафонское сражение

Задачей персидских полководцев, Датиса и Артаферна, было, прежде всего, высадить войска на каком-либо участке афинского побережья и затем, напав на город Афины, захватить его; если же афинское войско покажется в открытом поле, то необходимо было сначала разбить его. По указаниям Гиппия, прежнего афинского тирана, изгнанного за двадцать лет до того, персы избрали для высадки Марафонскую равнину, совершенно не охранявшуюся афинянами. Если афинское войско и было уже собрано, то оно, во всяком случае, находилось в самих Афинах. Даже в том случае, если бы у афинян была очень тщательно организована дозорная служба и разведка, и о высадке неприятеля был бы извещен город немедленно, то и тогда должно было бы пройти не меньше 8 часов, прежде чем их войско добралось до Марафона и приготовилось к бою. За это время и персидское войско вполне могло быть приведено в боевую готовность. [Вэрри Д. с. 23]

Афиняне колебались, дать ли неприятелю открытое сражение или же допустить осаду города. Мнение большинства, выступавших за сражение, победило. Послали в Спарту просьбу о присылке вспомогательного отряда.

Верховное командование было доверено Мильтиаду, человеку из богатого рода эвпатридов, который, будучи афинским гражданином, владел княжеством вне своей родины, во фракийском Херсонесе, и там близко познакомился с персами. [Меринг Ф., 2000, С. 35]

Если бы дело дошло до сражения в открытом поле, персидская конница, поставленная на флангах, атаковала бы афинскую фалангу с обоих флангов, в то время как лучники обстреляли бы ее фронт стрелами. Лишенная возможности из-за удара по флангам организованно атаковать стрелков, фаланга почти без боя стала бы жертвой комбинированных действий персов. Задача афинских полководцев заключалась именно в том, чтобы выровнять эту тактическую слабость афинской армии. [Вэрри Д., 2004, С. 24]

Афиняне расположились у подножия горы на тесном пространстве, где они свалили деревья, чтобы стволы, как и скалы, служили им прикрытием против неприятельской конницы. Место на небольшой Марафонской равнине — Эфора — вход в небольшую боковую долину, которая сейчас называется Франа. Эта долина в 150 м от входа имеет около 1000 м ширины. Пространство это слишком широко для гоплитской фаланги в 6000 бойцов, но оно было сужено засекой. Доступная для пехоты тропинка ведет из Афин через горы прямо в эту долину. [Коннолли П., 2000, С. 77]

На главной дороге — единственной, ведущей в Марафонскую равнину, — Франская долина дает хорошую позицию для флангов, так что неприятельское войско не может двигаться на Афины, не выбив предварительно афинские войска из Франской долины. Геродот рассказывает, что афиняне бросились на врага с разбега в 8 стадий, что составляет 1500 м. Подобный бег физически невозможен: крупный отряд воинов в тяжелом вооружении может пробежать скорым шагом максимально 120−150 м, не выбившись окончательно из сил и не нарушив боевого порядка. [Коннолли П., 2000, С. 78]

Геродот рассказывает нам, что афиняне и персы стояли друг против друга трое суток, прежде чем начался боя. Стратеги договорились между собой добровольно передать командование Мильтиаду. Как только было получено известие о том, что персы высадились на Марафонской равнине, Мильтиад выступил в поход и привел афинское войско во Франскую долину, имевшую непосредственное сообщение с городом через горы. Здесь, во Франской долине, недалеко от ее выхода, где горы давали обоим флангам прикрытие, которое было усилено засеками из деревьев, он выстроил свою фалангу так, чтобы при приближении врага оно могло выстроиться в боевой порядок. Ввиду того, что долина, несмотря на искусственную преграду, все еще оставалась слишком широкой, Мильтиад не имел возможности дать своей фаланге необходимую глубину, и он ослабил центр и укрепил оба фланга, чтобы они могли, выйдя из-за укрытия, оказать сопротивление персидской кавалерии в случае фланговой атаки. Возвышенности, служившие прикрытием левому флангу, имеют пологие скаты, но они густо усеяны обломками скал и неприступны для конницы. Обычная дорога из Марафонской равнины в Афины проходит южнее, довольно близко от берега, вдоль болота, на незначительном расстоянии от линии фронта афинских войск. По главной дороге они пойти не могли, так как афиняне врезались бы в их походные колонны. [Коннолли П., 2000, С. 79]

Марафонская долина, к тому же, была, вероятно, в каком-либо узком своем месте преграждена афинянами для того, чтобы персы не зашли к ним оттуда во Франскую долину с тыла. У персов был только очень ограниченный выбор: или дать неприятелю сражение на этом выбранном ими самими месте, или же попытаться осуществить высадку в другом месте. Персидские полководцы раздумывали несколько дней; между ними возникали споры в вопросе о том, как поступить. [Вэрри Д., 2004, С. 24]

В конце концов, персы пришли к мнению атаковать афинян, не дожидаясь прихода спартанцев. Мильтиад подпустил неприятеля к своей оборонительной позиции, и тогда, когда дождь стрел стал ощутимым, т. е. на расстоянии 100−150 шагов, вся гоплитская фаланга снялась с места и скорым шагом ринулась на врага. Бег имел двоякую цель: увеличить морально и физически силу натиска и уйти из-под стрел. Слабый центр при отсутствии достаточного давления из задних рядов заколебался под дождем персидских стрел и подался назад, но обе более глубокие фланговые колонны продолжали бег и очутились перед неприятелем, прежде чем персидской коннице удалось атаковать с флангов. Служившие афинянам обеспечением естественные препятствия с правой и левой сторон простирались далеко вперед, и по открытому месту афинянам пришлось пройти лишь совсем немного. Быстрота атаки и глубина боевых порядков дополнили то, что могло недоставать в отношении естественного прикрытия флангов, и, как только афинские гоплиты вплотную подошли к персидским стрелкам и перебили их. Храбрые воины какое-то время защищались, но долго не могли противостоять яростной силе этого натиска. Стрелки, находившиеся в центре боевого порядка, стиснутые теперь с обеих сторон, оказались бессильны, что-либо предпринять, а когда они стали отступать, поток бегущих персидских воинов хлынул на равнину, конница, даже здесь, на открытой местности не могла ввязаться в бой. Кто слишком долго задержался, того ждала верная гибель. [Вэрри Д., 2004, С. 24]

Все спешили к кораблям. Так как северная часть бухты, где стояли персидские суда, лежала не больше как в километре от места сражения, большинству персов удалось снова погрузиться на суда. Преследование шло на 8 стадий от Франской долины, т. е. около 1400 м до Сороса. Затем Мильтиад снова собрал свое войско и повел его на персидские корабли. Дальше был бой у кораблей. Между двумя эпизодами сражения был некоторый перерыв, во время которого персы погрузились на свои суда и отчалили, грекам удалось захватить лишь 7 триер. Не сообщается о многочисленных пленниках или лошадях, попавших в руки победителям. Но вновь собрать войска и повести их в непосредственное преследование после победы вообще исключительно трудно. Блестящим свидетельством организаторских способностей Мильтиада является тот факт, что он вообще довел дело до второго сражения у кораблей. [Меринг Ф., 2000, С. 37]

Афиняне потеряли 192 чел. убитыми, к которым надо прибавить еще много сот раненых, так как персидские стрелы редко поражали насмерть хорошо защищенных доспехами афинских гоплитов. Потери убитыми и ранеными могли составить около 1000 чел. — верное доказательство того, что сражение при Марафоне было не простой стычкой, а весьма энергично проведенным боем. О персидских потерях ничего достоверно не известно. [Шустов В. Е, 2006, С. 39]

2. 3 Перерыв в войне

Победа в Марафонском сражении, одержанная гражданами греческого полиса над войсками сильнейшей державы того времени, произвела огромное впечатление на всех греков. Те из греческих городов, которые изъявили раньше покорность Дарию, вновь объявили себя независимыми. Возникли волнения в Вавилонии, а в Египте и далёкой Нубии даже вспыхнули восстания. [Сергеев В.С., 2002, С. 72]

Но персы не думали отказываться от своего плана завоевания Греции. Однако в 486 г. умер Дарий, и начались смуты в связи с переходом власти в новые руки. Поэтому только через 10 лет после Марафонской битвы преемник Дария I царь Ксеркс решил выступить в новый большой поход против греков. Народное греческое предание в лице Геродота представляет размеры армии Ксеркса невероятными (5 млн. 300 тыс.; по Ктесию — 800 тыс.). На самом деле персидское ополчение, в котором участвовало более пятидесяти народов, насчитывало, около 150−200 тысяч, флот состоял из 1207 кораблей. [Меринг Ф., 2000, С. 38]

Греки плохо использовали десятилетний перерыв для подготовки к возобновлению войны. Исключение в этом отношении представляли лишь Афины. Здесь в это время происходила острая политическая борьба между аристократической и демократической группировками. Демократическая группировка возглавлялась Фемистоклом — одним из наиболее смелых, энергичных и дальновидных деятелей этого времени. По словам греческого историка Фукидида, Фемистокл обладал способностью предусматривать «лучший или худший исход предприятия, скрытый ещё во мраке будущего», и умел во всех случаях «моментально изобретать надлежащий план действия». В группировку Фемистокла наряду с торговцами и зажиточными ремесленниками входили и более широкие слои гражданского населения Афин, разделявшие выдвинутую им так называемую морскую программу. Их противники, во главе которых стоял Аристид, находили опору в среде крупных землевладельцев. Народным собранием программа была принята. Осуществляя эту программу, афиняне построили за счёт доходов с Даврийских рудников, ранее распределявшихся между гражданами, около 150 боевых кораблей. [Сергеев В.С., 2002, С. 74]

Начало войны было неудачно для персов, они не смогли использовать гигантский численный перевес. Лучшее техническое оснащение, лучшая тактика, а главное высокий боевой дух греков, сражавшихся за свою свободу, позволил им одерживать победы над гигантской армией Дария.

3. Второй период войны

3.1 Фермопильское сражение

Подавив восстание в Египте, Ксеркс продолжил подготовку к походу на Грецию. Войско было собрано из многих народов громадной империи. Согласно Геродоту, оно включало персов, мидян, киссиев, гиркан, ассирийцев, бактрийцев, саков, индийцев, ариев, парфян, хорасмиев, согдийцев, гандариев, дадиков, каспиев, сарангов, пактиев, утиев, миков, париканиев, арабов, эфиопов, ливийцев, пафлагонцев, лигиев, матиенов, мариандинов, сирийцев, фригийцев, лидийцев, мисийцев, фракийцев, писидийцев, кабалиев, милиев, мосхов, тибаренов, макронов, маров, колхов и моссиников. Кроме сухопутного войска у Ксеркса был мощный флот, снаряжённый прибрежными и островными народами, входящими в его государство. [Сергеев В.С., 2002, С. 77]

Для переправы огромного войска царь приказал соорудить понтонный мост между Европой и Азией через Геллеспонт. У Ксеркса также были и другие авантюрные планы (в частности, сделать полуостров Афон островом). [Меринг Ф., 2000, С. 38]

У афинян отсутствовала сильная сухопутная армия, достаточная для того, чтобы воевать с персами в одиночку. Для сражения со всей армией Ксеркса требовались объединённые усилия всех греков. В 481 году до н.э. Ксеркс направил послов в большинство греческих городов-государств с требованием «земли и воды», кроме Афин и Спарты. В конце осени 481 года до н.э. в Коринфе состоялось общегреческое собрание. Перед лицом общей опасности на нём был заключён союз и прекращены междоусобные войны. В греческие колонии были отправлены посольства с просьбой о помощи. Выполнить постановления общегреческого конгресса было сложно в связи с разрозненностью древних греков, враждебностью между ними. [Меринг Ф., 2000, С. 39]

Конгресс собрался вновь весной 480 года до н.э. представители из Фессалии предложили грекам сделать попытку остановить войско Ксеркса в узком ущелье Темпе на границе Фессалии и Македонии. В Фессалию морем было направлено 10 тысяч гоплитов для защиты ущелья. Симпатизировавший грекам Александр I, царь Македонии, которая до этого признала верховную власть персидского царя, предупредил войско греков о наличии обходного пути. Через несколько дней греки отплыли обратно. Вскоре после этого Ксеркс со своей армией переправился через Геллеспонт. [Белявский А. С, 1956, С. 54]

После этого афинским стратегом Фемистоклом был предложен другой план действий. Путь в южную Грецию (Беотию, Аттику и Пелопоннес) проходил через узкое Фермопильское ущелье. В нём греческое войско могло удерживать превосходящие по численности силы противника. Для предотвращения обхода ущелья с моря афинским и союзным кораблям следовало контролировать узкий пролив между островом Эвбея и материковой Грецией (впоследствии, практически одновременно с Фермопильским сражением, там состоялась морская битва при Артемисии). Данная стратегия была одобрена общегреческим конгрессом, хотя представители некоторых пелопонесских городов были не согласны с таким решением. [Белявский А. С, 1956, С. 55]

Предложение защищать только Коринфский перешеек было неприемлемо для греков из полисов вне Пелопоннеса. Оборона Коринфского перешейка означала сдачу Афин во власть Ксеркса. Афиняне, на что указывал Фемистокл, в таком случае отплыли бы со всем своим флотом в Италию искать новое место для поселения. В случае выхода из войны афинян греки лишились бы большей части своих морских сил. При таком развитии событий персы могли безопасно переправить морским путем свои силы на полуостров и атаковать греческие войска на перешейке с тыла. Сходные с Фемистоклом мысли высказывала царица Артемисия, советовавшая Ксерксу двинуться с войсками на Пелопоннес. [Сергеев В.С., 2002, С. 89]

Греческие города-полисы, если верить Геродоту и Диодору Сицилийскому послали к Фермопильскому ущелью от 5200 до 7700 воинов.

Для греков основной задачей было задержать продвижение персидской армии на территорию Эллады. При обороне узкого Фермопильского прохода греки могли надеяться решить эту стратегическую задачу. Расположив свои силы в самых узких местах на пути морской и сухопутной армий Ксеркса, греки нивелировали численное превосходство противника. В отличие от греков персы не могли стоять на месте, так как для снабжения их армии требовалось большое количество пищи, которая добывалась на захваченных территориях. Поэтому персам для успеха кампании было необходимо прорваться через Фермопильское ущелье. [Сергеев В.С., 2002, С. 91]

С тактической точки зрения Фермопильское ущелье идеально подходило для боя. Фаланга гоплитов не могла быть обойдена с флангов, также там не было места для маневров конницы. В близком фронтальном бою защищённые доспехами гоплиты были сильнее легковооружённой пехоты противника. В среднем ширина самого прохода составляла 60 шагов. [Вэрри Д., 2004, С. 26]

Слабым местом позиции являлась обходная горная тропа. Хотя она и была непроходимой для конницы, пехотинцы могли пройти в тыл греческому ополчению. Леонид был предупреждён о существовании тропы и отправил на её защиту тысячу фокийцев. [Меринг Ф., 2000, С. 41]

Греки разбили лагерь за стеной, перекрывающей узкий Фермопильский проход. Стена представляла собой невысокую баррикаду, выложенную из тяжёлых камней. В середине августа персидская армия появилась на берегу Малийского залива у города Трахина перед входом в Фермопилы. [Белявский А. С, 1956, С. 144]

Воинов из Пелопоннеса при виде персидской мощи охватила паника, и они предложили отступить и охранять Коринфский перешеек. Фокийцы и локры, чьи земли находились вне пределов Пелопоннесского полуострова, пришли от такого предложения в негодование. Спор разрешил Леонид, который принял решение оставаться на месте. [Белявский А. С, 1956, С. 58]

К эллинскому войску был отправлен посол Ксеркса, который предложил грекам сдаться и получить за это свободу, титул «друзей персидского народа» и земли лучшие, чем те, которыми они владели. Когда эти предложение были отвергнуты, посол передал грекам приказ Ксеркса сложить оружие, на что согласно Плутарху получил легендарный ответ — Приди и возьми. [Сергеев В.С., 2002, С. 93]

Ксеркс выжидал 4 дня, а на 5-й послал наиболее боеспособные отряды из урождённых мидян на штурм. По Диодору, Ксеркс отправил в первой волне атакующих близких родственников воинов, погибших за 10 лет до того в битве с греками при Марафоне. Греки встретили их в теснине лицом к лицу, в то время как другая часть греков оставалась на стене. Царь Леонид расположил своих бойцов спереди от фокийской стены в самом узком месте ущелья. Детали первого дня битвы, сравнение греческого войска и атакующих народов описаны у Диодора. Греческие воины стояли «плечом к плечу», превосходили мужеством и подготовкой персидское войско. Атакующие не были подготовлены к битвам в узких пространствах, а привыкли к бою на открытых пространствах. Экипировка была соответствующая — небольшие щиты, незащищённые тела. Описание Диодора соответствует современным представлениям о греческой фаланге. При таком положении войска мидян и других плёмен разбивались о строй спартанцев. Наблюдавший за битвой Ксеркс трижды вскакивал с трона от негодования. [Сергеев В.С., 2002, С. 94]

Ксеркс сменил мидян на воинственных киссиев и саков. Более легко вооружённые и не имеющие строевой подготовки, подобной греческой, воины персидского царя не могли прорвать плотную фалангу греков, укрывшуюся за сплошной стеной больших щитов. Тогда персидский царь бросил в атаку элитный отряд «Бессмертных», личную гвардию. Бессмертных постигла та же участь, что и мидян. Спартанцы использовали тактику ложного бегства — притворно отступали, но затем разворачивались и контратаковали расстроенные отряды персов. Согласно Ктесию потери спартанцев были минимальны — погибло 3 человека. [Белявский А. С, 1956, С. 59]

На второй день персидский царь вновь послал свою пехоту в атаку с обещанием награды за успех и смерти за бегство с поля боя. Успехи персидского войска на второй день были аналогичны таковым на первый. Персы сменяли атакующие отряды, греки, в свою очередь, сменяли в сражении друг друга. Тогда войска Ксеркса отступили в свой лагерь. [Шустов В. Е, 2006, С. 44]

В тот же день трахинский житель Эфиальт рассказал о наличии обходного горного пути и предложил за награду показать путь персидской армии.

Ксеркс в тот же вечер отправил в обход 20-тысячный отряд под командованием Гидарна.

На рассвете третьего дня охранявшие путь фокийцы увидели превосходящий их численностью персидский отряд. Обе стороны были напуганы видом друг друга. Эфиальт убедил персов, что находящийся невдалеке отряд не состоит из спартанцев. Фокийцы, напуганные численностью персов, отступили на вершину холма и стали готовиться к обороне. Гидарн решил не отвлекаться от основной задачи и продолжил обходной манёвр. [Меринг Ф., 2000, С. 43]

Фокийцы послали бегуна предупредить спартанцев о приближении персов с тыла. Услышав эту новость, Леонид созвал совет. Мнения греков разделились, и в результате войско разделилось. Часть его ушла в свои города. В ущелье остались спартанцы, феспийцы, отказавшиеся покинуть место битвы, и фиванцы. Согласно Геродоту, Леонид распустил греков по своим городам, поскольку ситуация была безнадёжна. При этом «ему же самому и его спартанцам не подобает, считал он, покидать место, на защиту которого их как раз и послали». Спустя 500 лет у Сенеки и Плутарха приводится обращение Леонида к своим воинам: «Давайте-ка завтракать, соратники: ведь ужинать мы будем в преисподней!». [Белявский А. С, 1956, С. 61]

Согласно Диодору в греческом войске осталось не более 500 воинов. Своим решением Леонид также спасал отступающую часть ополчения. Персидская конница могла догнать пехоту греков и уничтожить её на открытой местности.

Не рассчитывая на победу, оставшиеся греки приняли бой в отдалении от прежнего места, в том месте, где проход расширяется. Даже там персы не могли развернуться и погибали массами в давке или будучи сброшенными, с обрывистого берега. У спартанцев копья были сломаны, они сражались с врагами короткими спартанскими мечами в рукопашной. В бою пал Леонид, у персов погибли братья царя Ксеркса, Аброком и Гиперанф. Заметив приближение с тыла персидского отряда, под предводительством Эфиальта, греки отступили к стене, а затем, обойдя её, заняли позицию на холме у выхода из прохода. По словам Геродота, во время отступления фиванцы отделились и сдались в плен. [Дж. Бордмэн и др., 2011., С. 380]

Спартанцы и феспийцы приняли последний бой. Персы расстреливали последних героев из луков, забрасывали их камнями. По сведениям Геродота, отличились доблестью спартанцы Диенек, братья Алфей и Марон, феспиец Дифирамб. [Вэрри Д., 2004, С. 26]

Диодор сообщает о последнем бое трехсот спартанцев в легендарном виде. Они будто бы напали на персидский лагерь ещё затемно и перебили множество персов, стараясь в общей суматохе поразить самого Ксеркса. Только когда рассвело, персы заметили немногочисленность отряда Леонида и забросали его копьями и стрелами с расстояния. [Белявский А. С, 1956, С. 64]

Царь Ксеркс лично осмотрел поле боя. Найдя тело Леонида, он приказал отрубить ему голову и посадить на кол. Под Фермопилами пало, по словам Геродота, до 20 тысяч персов и 4 тысячи греков, включая спартанских илотов. [Коннолли П., 2000, С. 81]

За голову предателя Эфиальта, сына Эвридема, Спарта объявила награду. Но его убил в ссоре соплеменник, некий Афенад из Трахина. Останки царя Леонида были перезахоронены в Спарте спустя 40 лет после его гибели. Жители города через 600 лет после сражения, уже в римское время, ежегодно проводили состязания в честь национального героя. Имена всех павших в Фермопилах были высечены на плите. [Сергеев В.С., 2002, С. 95]

3. 2 Саламинская битва

Почти одновременно с Фермопильским сражением происходила подготовка к другому решающему боевому столкновению — Саламинской битве. В то время как пелопоннесские корабли направлялись к Саламину, уже заранее выбранному Фемистоклом как место предстоящего сражения, он сам остался с афинскими кораблями в Фалеронском заливе и в Пирее. Со свойственной ему убедительностью, ссылаясь на решение оракула, вероятно, также не лишенное его влияния, он посоветовал афинянам довериться «деревянным стенам» и, перейдя вместе с детьми и женами на корабли, покинуть родной город. [Меринг Ф., 2000, С. 45]

После того, как это было спешно сделано, и гражданское население было перевезено в Трезену и на острова Эгину и Саламин, афинский флот под командованием Фемистокла соединился с пелопонесским. К ним присоединились и другие суда, главным образом, островных государств, находившиеся до тех пор по приказанию союзного совета в гавани Трезены. [[Курциус Э., 2002. С. 299]

Персидские войска захватили Аттику, заняли и опустошили неукрепленные и покинутые Афины. Укрепленный Акрополь с его святынями еще некоторое время защищался жрецами и старыми воинами, пока не был взят штурмом персами, нашедшими потайной ход. Все оставшиеся в живых были убиты, храмы разграблены и сожжены. Торжествующий Ксеркс отправил к себе на родину послов с известием об успешном выполнении задуманной им мести Афинам. [Белявский А. С, 1956, С. 71]

Персидский флот, узнав об оставлении греками Гистиайи, отправился туда и в течении трех дней разрушал и разграбил город и окрестности, а затем двинулся в Фалеронский залив. [Дж. Бордмэн и др., 2011., С. 412]

Известие об участи Афин так подействовало на греков на Саламине, что командиры стали требовать на военном совете отступления к Коринфскому перешейку. Несамостоятельный, вечно колеблющийся Эврибиад, наверное, уступил бы, если бы не Фемистокл, которому настойчивыми увещеваниями удалось убедить Эврибиада и часть начальников в преимуществах Саламина и недостатках позиции у перешейка. Там пришлось бы сражаться в открытом море, где численность неприятеля, не оставила бы грекам шансов на победу. Кроме того, в этом случае пришлось бы без сопротивления уступить персам, кроме Саламина, еще Эгину, Мегару и Кикладские острова и лишиться при этом судов этих государств в союзном флоте. Словом, в этом случае погибло бы все дело обороны. При Саламине возможно сражаться в узком месте, где врагу нельзя развернуться и использовать свой численный перевес; там превосходство греков в абордажном бою открывало путь к победе. Наконец, в случае, если флот оставался у Саламина, он защищал также и Пелопоннес, так как персы не решились бы напасть на него со стороны моря. Затем, занимаемая позиция защищала бы находившихся на острове афинских женщин и детей. [Меринг Ф., 2000, С. 47]

На замечание представителя Коринфа, что Фемистокл, потерявший родину, не имеет права голоса, тот возразил, что он с 200 кораблей, готовыми к бою, гораздо сильнее Коринфа. Видя, что приведенных им тактических и стратегических доводов недостаточно для противодействия нерешительности греческих начальников и отчужденности между ними, Фемистокл торжественно заявил на военном совете, что он посадит на свои 200 кораблей афинских женщин и детей и отправиться на дальний запад, где обретет новую родину в Сирисе (в Таррентском заливе). [Сергеев В.С., 2002, С. 98]

Эврибиад тоже высказался за битву при Саламине. Чувство сплоченности и дисциплины было настолько сильно, что возражений не последовало, и все стали готовить свои корабли к битве. Чтобы действовать наверняка, и не дожидаясь какого-либо нового решения союзников, Фемистокл послал к Ксерксу своего верного раба с советом напасть немедленно и не упустить греков, которые будто бы находятся в большом страхе и думают о бегстве. Тогда Ксеркс решил дать окончательное сражение на море. В Фалеронском заливе он произвел смотр флоту и, больше для виду, собрал военный совет. За сражение стояли все, кроме Артемисии, царицы Галикарнасской. По ее мнению, не следовало предпринимать действий на море, так как греки, как моряки, были лучше персов; следовало беречь флот и вести наступление на Пелопоннес с суши. Это привело бы к разделению греческих морских сил и ослабило бы их. [Белявский А.С., 1956, С. 75]

Следуя совету Артемисии, Ксеркс двинул все свои сухопутные войска к Пелопоннесу, но одновременно приказал флоту атаковать противника. Несмотря на поздний час, корабли должны были выйти в море, и командирам было объявлено, что они поплатятся головами, если греческий флот ускользнет от них. Эти слова не были пустой угрозой, и на другое утро финикийским начальникам пришлось убедиться в этом. Флот должен был быть выстроен в три ряда, и Ксеркс сам решил наблюдать за его действиями с берега. Флот выстроился и двинулся к Саламинскому проливу, выбранному Фемистоклом для битвы. [Сергеев В.С., 2002, С. 98]

Саламинская битва произошла 28 сентября. Ночь накануне битвы была темной и безлунной, так как новолуние наступило 2 октября.

По Геродоту, персидский флот снова достиг той же силы, как и у мыса Сепиас, все потери были пополнены новыми судами, затребованными от островов и государств, лежавших на пути персов. Согласно Эсхилу, принимавшему участие в Саламинской битве, число персидских судов достигало 1207. Во всяком случае, число персидских кораблей было в три раза больше, чем греческих. И без того недостаточный состав союзного флота был ослаблен после ухода значительного количества судов тех союзников, государства которых были покорены в это время персами. [Меринг Ф., 2000, С. 47]

Число греческих судов под Саламином в разных источниках указано различно: Геродот определяет его в 366 и 378 кораблей; Эсхил в 300 и 310; Фукидид в 300 и 400. Сравнительно недавно, именно в 1856 году, в Константинополе был найден относящийся к тому времени список участвовавших в союзном флоте греческих государств, посвященный богам после Платейской битвы. По этому списку греческий флот состоял из 347 трирем и 7 пентеконтер. Афинам принадлежало 200 трирем, команда на 180 была составлена из афинян, и на 20 — из халкидян. [Вэрри Д., 2004, С. 31]

Поздно вечером 27 сентября персидский флот, по приказанию Ксеркса, вышел из Фалеронской бухты и очень быстро запер фарватер между Пирейским полуостровом и Саламином. Помня угрозы Ксеркса казнить их, персидские командиры решили окончательно окружить греческий флот, расположенный у города Саламина. Остров Пситалия, закрывавший путь от Саламина на юг, был занят сильным отрядом, состоявшим из знатных персов, пожелавших наблюдать за всем боем и, кроме того, желавших напасть на неприятельские корабли, которые будут проходить близ острова или садиться на мель. [Сергеев В.С., 2002, С. 99]

Около полуночи правый фланг флота, состоявший из финикийцев, выстроился в три колонны и, обернув тканью свои весла, в полной тишине стал пробираться в Саламинский пролив. Остальные силы проследовали за ним вдоль аттического побережья до отмели, ограничивающей пролив Георгия со стороны материка. Расстояние до стоянки греческих кораблей от 5 километров уменьшилось до одного. Греки в темноте не могли видеть персов, а равно услышать их с расстояния в одну милю (1852 м), так как обернутые весла не производили шума. Затем флот перестроился в боевой порядок, состоявший из трех строев фронта, причем Ксеркс на рассвете мог следить за их действиями из своего лагеря у подножья хребта Эйгалея. [Дж. Бордмэн и др., 2011., С. 409]

Шестикилометровый переход персов в темноте при ограниченной ширине пролива, постоянных переменах курса, трудности сигнализации и при отсутствии единоличного командования флотом, а равно и перестроение в три ряда заняли очень много времени. Нападение было решено провести с утра, поэтому весь персидский флот был вынужден в течение целой ночи держаться на веслах в то время, как греки мирно спали на стоянках своих судов. [Меринг Ф., 2000, С. 49]

Правый фланг составляли финикийцы, левый ионяне. Левый фланг, находившийся первоначально южнее острова Пситалии, двинулся одновременно с правым и центром к Саламину, но сложность фарватера и затруднения, вызывавшиеся совместным движением, сильно задержали его. Тем не менее, он загородил фарватер, как к востоку, так и к западу от острова и отрезал с этой стороны возможное отступление греков. Таким образом, и он получил возможность принять участие в сражении, хотя его одного было бы вполне достаточно для того, чтобы одержать победу над греками, так как его силы вдвое превосходили силу последних. [Сергеев В.С., 2002, С. 101]

Греческие флотоводцы, не заметившие в темноте наступления персов, были извещены об этом во время ожесточенных споров на военном совете Аристидом, который только что вернулся из изгнания, прорвавшись на эгинском корабле сквозь линию персидских судов. Трирема из Теноса, перешедшая на сторону греков, окончательно подтвердила это известие, сообщив о закрытии канала Георгия персами. [Вэрри Д., 2004, С. 31]

Корабли греков из-за скалистостого берега не все могли быть вытащенными на сушу в бухте южнее города, где едва хватало места для 200 трирем, поэтому остальные, прибывшие позднее, главным образом, афинские, расположились к северу от города. Греческие силы, состоявшие из 347 трирем, были поставлены в два ряда в строе фронта и при расстоянии межу кораблями в 15 м, а между рядами в длину корабля, заняли пространство в 2600 м по длине и 110 м по глубине, поэтому спартанцам, которым было предоставлено почетное место на правом фланге у Киносуры, пришлось пройти 1,5 мили, чтобы занять назначенное место. [Вэрри Д., 2004, С. 30]

Левый флаг, состоявший из афинян, выступал за линию персидских судов в пролив Георгия. Вследствие того, что в этом месте выдается Саламинский полуостров с неглубокими берегами, строй греков образовал небольшой излом и выступил левым флангом вперед; афинянам пришлось пройти на веслах около мили прежде, чем они заняли свое место. [Коннолли П., 2000, С. 83]

В то время как спартанцы и остальные дорийцы: коринфяне, эгиняне и т. д., занимали свое место на правом фланге, по всей линии греков, полных одушевления, раздались боевые песни. В это время персы двинулись на греков. Афиняне, уже занявшие свою выдававшуюся вперед позицию, немедленно ринулись навстречу, чтобы прикрыть на время центр и дать ему возможность хорошенько выстроиться. [Дж. Бордмэн и др., 2011., С. 412]

В самом непродолжительном времени афинянин Амейнай, брат поэта Эсхила, на полном ходу выскочил со своей триремой вперед и врезался тараном в финикийский флагманский корабль, на котором находился начальник левого фланга персов, брат Ксеркса, Ариабигн. Таран застрял в правом борту триремы последнего. Ариабигн храбро перескочил на палубу афинской триремы, намереваясь взять ее на абордаж, но тут, же был убит тяжеловооруженными морскими солдатами и выброшен за борт. Такое начало подавляюще подействовало на дух его эскадры. В это же время на правом греческом фланге один из эгинских кораблей, действуя аналогично, открыл наступление, и с этого момента бой начался по всей линии. [Белявский А. С, 1956, С. 78]

Несмотря на то, что некоторые корабли временами выходили из строя, бой со стороны греков велся в полном порядке. Они не только не мешали друг другу, но и умело взаимодействовали.

Левый фланг и центр персов в начале боя держались очень стойко; правый же фланг, подвергнувшийся натиску афинян, скоро побежал. Афиняне, воодушевленные первым успехом, усилили наступление, действуя таранами, ломая весла неприятеля и сцепляясь с ними на абордаж. Поворотливость и малая осадка их судов, делавшие доступным для них пролив Георгия, дали им преимущество. [Шустов В. Е, 2006, С. 45]

Ксеркс, наблюдавший с берега за боем, пришел ярость, что велел немедленно казнить нескольких финикийских начальников, триремы которых пристали к берегу. [Коннолли П., 2000, С. 84]

Паника быстро распространилась по всему правому флангу, перешла в центр и передалась всему фронту. Общее расстройство персов увеличилось тем, что тесно поставленные суда сталкивались, ломали весла и теряли свою подвижность. Всему этому способствовало еще, то обстоятельство, что суда второго и третьего ряда, желая отличиться на глазах у Ксеркса, стремились пробраться в первую линию и встретиться с врагом, причем теснили друг друга и налезали на суда первого ряда. Усилившийся свежий западный бриз окончательно лишил финикийские суда возможности маневрировать; из-за высокобортности их сильно сносило ветром. Суда, сталкивались между собой, сбивались с курса и подставляли борт противнику, что было использовано греками; они умело действовали тараном, впервые применив планомерно и в самых широких размерах это наиболее действенное оружие того времени в бою. Их поворотливость и скорость, а также знание фарватера на левом фланге, способствовали целесообразному применению этого оружия. Зато в бою на дистанции преимущество оказалось на стороне финикийцев, высокобортные суда которых давали возможность успешно обстреливать с высокой палубы более низкие греческие триремы. Но в рукопашном бою персидские воины значительно уступали греческим гоплитам. [Сергеев В.С., 2002, С. 102]

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой