Европейских армий к началу Первой мировой войны (1914 г.) и их готовности к ней

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Средняя общеобразовательная школа № 57

Республика Беларусь

Реферат

Тема:

Сравнение европейских армий к началу Первой мировой войны (1914 г.) и их готовности к ней

Келевич Анна Николаевна,

учащаяся 9-Б класса

Руководитель:

Игнатовская Зинаида Валерьевна

г. Минск

Сравнение европейских армий к началу Первой мировой войны (1914 г.) и их готовности к ней

Европейские державы, вступая в войну с широкими планами решительного наступления на всех фронтах, считали, война не продлится более полугода, а Германия вообще полагала справиться со своими противниками за два месяца. Поэтому характер войны в этом году на всех фронтах был маневренный, обильный многими кризисами и катастрофами. Война велась с полным напряжением сил войск, находившихся в первые дни войны под влиянием шовинистического угара, и со щедрым расходом боеприпасов, несмотря на ограниченность их запасов -- все стремились как можно быстрее завершить войну.

Но окончить войну быстрым, молниеносным ударом при многомиллионных армиях, при обилии средств борьбы, при относительном равенстве сторон и при современном развитии техники не удалось. К концу года обе стороны убедились в том, что молниеносного окончания войны, когда вся Европа борется не на жизнь, а на смерть, ожидать нельзя и что война будет длительная. Кампания этого же года показала, какого огромного запаса средств и какого напряжения и количества ресурсов требует современная (на то время) война.

Стало ясно, что вся подготовка к мировой войне, которая велась ведущими европейскими странами, была недостаточна для ведения затяжной войны. В то же время всем государствам, изначально ввязавшимся в всеевропейскую бойню, удалось сравнительно быстро провести мобилизацию своих вооруженных сил.

Анализ приведенных в таблице данных сразу резко подчеркивает численное превосходство вооруженных сил Антанты, но оно в значительной степени лишь кажущееся. В число 122 русских пехотных дивизий входят 17 стрелковых бригад, штатный состав которых был вдвое меньше пехотных дивизий, и 35 пехотных дивизий второй очереди, боевая ценность которых к моменту первых столкновений значительно уступала мобилизованным кадровым дивизиям. Точно так же при несомненном огромном превосходстве русской конницы не следует упускать из виду, что в числе 36 кавалерийских дивизий -- 10 второочередных казачьих

Таблица 1

Основные данные по армиям воюющих сторон на начало Первой мировой войны

Страна

Численность кадровой армии, чел.

Число легких орудий, шт.

Число тяжелых орудий, шт.

Численность войск по окончании мобилизации, чел.

Страны Антанты

Российская империя

1 284 155

6848

240

5 460 955

Франция

884 000

3960

688

3 781 000

Британская империя

411 400

Первоначально британский экспедиционный корпус не имел своей артиллерии

Около 1 000 000

Бельгия

100 000

656

85

175 000

Сербия

52 000

564

--

380 000

Черногория

2000

104

--

60 000

Итого:

Центральные державы*

Германская империя

768 000

7312

2076

3 822 000

Австро-Венгерская империя

468 000

3920

168

2 300 000

* -- Османская империя вступила в войну в начале октября 1914 года, Болгария -- в октябре 1915 года, поэтому данные по их армиям в этой таблице не приводятся.

Медленность русской мобилизации и особенно стратегического сосредоточения русских сил также ослабляет значение указанного превосходства, если вспомнить, что окончание сосредоточения русских армий без двух дальневосточных корпусов последовало на 45-й день мобилизации, а вместе с этими корпусами -- только через почти четыре месяца после начала войны. Обращает на себя внимание незначительность боевых русских сил к началу операций, находившихся на границах с Германией и Австро-Венгрией, сравнительно с общей численностью отмобилизованных сил. Эта разница объясняется указанной медлительностью русского сосредоточения и оставлением крупных масс внутри государства (ополченские войска и неорганизованные запасные части).

В число 92 французских пехотных дивизий входили, кроме 47 полевых, 26 резервных дивизий, 12 резервных бригад и 13 территориальных дивизий, почти равноценных русским ополченским бригадам.

В цифровых данных об английских силах имеется несоответствие между их боевой численностью и числом дивизий. Последние показаны лишь в том размере, в каком они входили в состав экспедиционной армии для действий на материке (см. вторую выноску в таблице). К пограничному сражению англичане успели сосредоточить только 4 пехотные (1, 2, 3 и 5-ю) и 1кавалерийскую дивизии. Пятая (4-я) дивизия была погружена 23 августа и участвовала 26-го в сражении у Ле-Като, а 6-я прибыла и участвовала в Марнском сражении. Территориальная армия составила еще 14 дивизий, которые начали прибывать во Францию в ноябре 1914 г., а для военных действий были использованы впервые лишь в 1915 г.

По быстроте окончания стратегического сосредоточения всех сил Германия и Австро-Венгрия обладали бесспорным преимуществом, что и позволило им на обоих важнейших направлениях предупредить своих врагов наступлением компактными массами. Основную роль в получении данного преимущества сыграла развитая и хорошо организованная железнодорожная сеть, а также компактность территории Центральных держав.

Русская армия

За десять лет до начала мировой войны из великих держав только Россия имела боевой (и неудачный) опыт войны -- с Японией. Это обстоятельство должно было оказать, и в действительности оказало, влияние на дальнейшее развитие и жизнь русских вооруженных сил.

Россия успела залечить свои раны и сделать большой шаг вперед в смысле укрепления своего военного могущества. Мобилизованная русская армия достигла в 1914 г. грандиозной цифры 1816 батальонов, 1110 эскадронов и 7088 орудий, 85% которых по сложившейся обстановке могло быть двинуто на Западный театр военных действий. Расширение повторных сборов запасных для обучения, а также ряд поверочных мобилизаций улучшали качество запасных и делали более достоверными все мобилизационные расчеты.

В русской армии под влиянием японской войны усовершенствовалась боевая подготовка, расширились боевые порядки, начала проводиться в жизнь эластичность их, было обращено внимание на значение огня, роль пулеметов, связь артиллерии с пехотой, индивидуальное обучение отдельного бойца, на подготовку младшего командного и в особенности офицерского состава и на воспитание войск в духе активных решительных действий. Но, с другой стороны, оставлено было без внимания выдвинутое японской войной значение в полевом бою тяжелой артиллерии, что, впрочем, следует отнести и к погрешностям всех остальных армий, кроме германской армии. Не были достаточно учтены ни громаднейший расход боеприпасов, ни значение техники в будущей войне.

Обращая большое внимание на обучение войск и на усовершенствование младшего командного состава, русский Генеральный штаб совершенно игнорировал подбор и подготовку старшего командного состава: назначение лиц, просидевших всю жизнь после окончания академии на административном кресле, сразу на должность начальника дивизии и командира корпуса было не редкостью. Генеральный штаб был оторван от войск, ограничивая в большинстве случаев свое знакомство с ними кратким цензовым (один-два года, а то и несколько месяцев) командованием. Проведение в жизнь в войсках идеи маневра ограничивали только уставами и мелкими войсковыми соединениями, но на практике крупные войсковые начальники и крупные войсковые соединения не упражнялись в ее применении. В результате русский порыв вперед был беспочвен и неумел, дивизии и корпуса медленно ходили на театре военных действий, не умели совершать в больших массах марши и маневры, и в то время, когда германские корпуса легко в такой обстановке проходили по 30 км много дней подряд, русские с трудом делали по 20 км, при этом обычно корпус из-за неорганизованности боевых порядков превращался в скопище войск, между которыми не было никакой связи и взаимодействия. Вопросами обороны пренебрегали, считая это ненужным из-за, во-первых, размеров и «мощи» России, во-вторых, из-за установки на победоносную наступательную войну. Встречный бой стал изучаться всей армией только с появлением его в полевом уставе 1912 г.

Однообразного понимания военных явлений и однообразного подхода к ним ни в русской армии, ни в ее Генеральном штабе достигнуто не было. Последний, начиная с 1905 г., получил автономное положение. Он сделал очень мало для проведения в жизнь армии единого взгляда на современное военное искусство. Успев разрушить старые устои, он не смог дать ничего цельного, а его молодые и наиболее энергичные представители раскололись, следуя за германской и французской военной мыслью. С таким разнобоем в понимании военного искусства русский Генеральный штаб вступил в мировую войну. Кроме того, русская армия начала войну без достаточно хорошо подготовленного офицерского и унтер-офицерского состава, с малым запасом кадров для новых формирований и для подготовки призываемых, с резким, по сравнению с противником, недостатком артиллерии вообще и тяжелой в особенности, весьма слабо снабженной тогдашними техническими средствами и боеприпасамии с плохо подготовленным высшим командным составом, имея у себя в тылу не подготовленную для ведения большой войны страну и ее совершенно неорганизованное военное управление и полностью не подготовленную к переходу для работ на военные нужды промышленность.

В общем, русская армия выступила на войну с хорошими полками, с посредственными дивизиями и корпусами и с плохими армиями и фронтами, понимая эту оценку в широком смысле подготовки, но не личных качеств.

Россия сознавала недочеты своих вооруженных сил и с 1913 г. начала приводить в исполнение большую военную программу, которая к 1917 г. должна была намного усилить русскую армию и во многом восполнить ее недостатки.

Французская армия

Французская армия свыше сорока лет находилась под впечатлением разгрома ее прусской армией и готовилась к несомненному в будущем столкновению со своим соседом-врагом не на жизнь, а на смерть. Идея реванша и защиты своего великодержавного бытия сначала, борьба с Германией за мировой рынок впоследствии заставили Францию с особой заботливостью относиться к развитию своих вооруженных сил, поставив их, по возможности, в равные условия с ее восточным соседом. Для Франции это было особенно трудно, ввиду разницы в количестве ее населения по сравнению с Германией и характера управления страной, из-за которого то увеличивались, то уменьшались заботы о ее военной мощи.

Политическая напряженность последних перед войной лет заставила французов проявить усиленную заботу в отношении своей армии. Военный бюджет сильно возрос.

Франция особенно была озабочена возраставшими затруднениями в развитии своих сил: чтобы не отставать от Германии, необходимо было увеличить ежегодный призыв новобранцев, но эта мера была неосуществима вследствие слабого прироста населения. Незадолго до войны Франция решила перейти от 2-летнего к 3-летнему сроку действительной службы, что увеличивало численность постоянной армии на 1/3 и облегчало переход ее в мобилизованное состояние. 7 августа 1913 г. был введен закон о переходе к 3-летней службе. Эта мера дала возможность осенью 1913 г. призвать под знамена сразу два возраста, что дало контингент новобранцев в 445 000 человек. В 1914 г. состав постоянной армии, без колониальных войск, достиг 736 000. Было обращено особое внимание и на увеличение туземных войск во французских колониях, которые оказали такую существенную пользу своей метрополии. Сильные штаты французских полков содействовали быстроте и прочности новых формирований, а также быстроте и простоте мобилизации, особенно же кавалерии и пограничных войск. Французскую армию 1914 г. нельзя назвать широко обеспеченной всеми средствами техники того времени. Прежде всего, обращает внимание по сравнению с Германией и Австро-Венгрией полное отсутствие тяжелой полевой артиллерии, а по сравнению с Россией и отсутствие легких полевых гаубиц; легкая полевая артиллерия была очень бедно снабжена имуществом связи, кавалерия не имела пулеметов и т. д.

Что касается авиации, то к началу войны Франция имела только 162 самолета.

Французские корпуса, так же как и русские, были по сравнению с германскими более бедно снабжены артиллерией; только в последнее время перед войной было обращено внимание на значение тяжелой артиллерии, но к началу войны еще ничего не успели сделать. В отношении расчета необходимого наличия боеприпасов Франция была так жене обеспечена как следует.

Командный состав был на высоте требований современной войны, и на обучение его было обращено большое внимание. Особого кадра Генерального штаба во французской армии не было; лица с высшим военным образованием чередовали свою службу между строем и штабом. На подготовку лиц высшего командования было обращено особое внимание. Обучение войск стояло на высоком уровне того времени. Французские солдаты были индивидуально развиты, искусны и вполне подготовлены к полевой и позиционной войне. Армия основательно готовилась к маневренной войне; на практику походных движений больших масс было обращено особое внимание.

Французская военная мысль работала самостоятельно и вылилась в определенную, противоположную взглядам германцев доктрину. Французы развили метод XIX столетия ведения операций и сражений из глубины и в подходящий момент маневрировали крупными силами и имеющимися наготове резервами. Они стремились не к тому, чтобы создать сплошной фронт, а к тому, чтобы дать возможность всей массе маневрировать, оставляя между армиями достаточные стратегические промежутки. Они проводили идею необходимости первоначально выяснить обстановку и затем уже вести главную массу для решительного контрудара, а потому в период стратегической подготовки операций располагались очень глубокими уступами. Встречный бой во французской армии не только не культивировался, но его даже не было в полевом уставе, что отрицательно сказалось на ее боевых качествах и способности отражать удары германских войск.

Свой метод обеспечения маневрирования массовых армий из глубины французы гарантировали мощной сетью рельсовых путей и пониманием необходимости широкого применения на театре войны автотранспорта, на путь развития которого они стали первыми из всех европейских держав и в чем достигли больших результатов.

В общем, германцы вполне основательно считали французскую армию самым опасным своим врагом. Главный недостаток ее заключался в нерешительности первоначальных действий из-за боязни быть разгромленными до Марнской победы включительно.

европейский армия готовность война

Английская армия

Характер английской армии резко отличался от армий других европейских держав. Английская армия, предназначавшаяся, главным образом, для службы в колониях, комплектовалась вербовкой охотников (аналог нынешней контрактной службы) с продолжительным сроком действительной службы. Части этой армии, находившиеся в метрополии, составляли полевую экспедиционную армию (6 пехотных дивизий, 1 кавалерийская дивизия и 1 кавалерийская бригада), которая и предназначалась для европейской войны.

Кроме того, была создана территориальная армия (14 пехотных дивизий и 14 кавалерийских бригад), предназначавшаяся для защиты своей страны. По свидетельству германского Генерального штаба, английская полевая армия котировалась как достойный противник с хорошей боевой практикой в колониях, с подготовленным командным составом, но не приспособленным к ведению большой европейской войны, так как у высшего командования не хватало для этого необходимого опыта. С 1853—1856 гг. британская армия не участвовала в больших войнах с сильным и хорошо подготовленным противником. Кроме того, английскому командованию не удалось изжить и бюрократизма, царившего в штабах высших соединений, а это вызывало массу ненужных трений и осложнений.

Незнакомство же с другими родами войск в армии было поразительно. Зато длительные сроки службы, крепость традиции создавали крепко спаянные части.

Обучение отдельного солдата и частей вплоть до батальона было хорошим. Индивидуальное развитие отдельного солдата, выполнение походов и обучение стрельбе стояли на высоком уровне. Вооружение и снаряжение были вполне на высоте, что давало возможность высоко культивировать искусство стрельбы, и действительно, по свидетельству германцев, пулеметный и ружейный огонь англичан в начале войны был необычайно меток.

Недостатки английской армии резко обнаружились в первом же столкновении с германской армией. Англичане потерпели неудачу и понесли такие потери, что в дальнейшем их действия отличались излишней осторожностью и даже нерешительностью, стремлением переложить основную тяжесть борьбы на союзников -- русских, французов, бельгийцев и сербов.

Сербская и бельгийская армии

Армии этих двух государств, как и весь их народ, испытали во время войны наиболее тяжелую судьбу первого удара соседних колоссов и потерю своей территории. Обе они отличались высокими боевыми качествами, но в остальном между ними заметна и разница.

Бельгия, обеспеченная «вечным нейтралитетом», не готовила свою армию для большой войны, поэтому она и не имела характерных, прочно установившихся особенностей. Долгое отсутствие боевой практики накладывало на нее известный отпечаток, и в первых боевых столкновениях она проявила естественную неопытность в ведении большой войны.

Сербская армия, напротив, имела большой и удачный боевой опыт двух балканских войн 1912−1913 гг. и представляла собой как прочный военный организм внушительную силу, вполне способную, как это и было в действительности, отвлечь на себя превосходящие по числу войска противника. Но по уровню технического обеспечения и снабжения военным снаряжением они все еще находились в разряде отсталых армий, что проявилось в первых же столкновениях с германскими частями.

Германская армия

Германская армия после успехов своего оружия в 1866 г. и в особенности в 1870 г. пользовалась репутацией лучшей армии в Европе.

Германская армия служила образцом для ряда других армий, большинство которых находилось под ее влиянием и даже точно копировало ее устройство, германские уставы, и следовало германской военной мысли.

В отношении организационных вопросов германское военное ведомство последовательным развитием кадров в количественном и качественном отношениях и поддержанием запасных в смысле обучения и воспитания достигло возможности развить свои вооруженные силы до максимального использования мужского населения. При этом ему удалось сохранить почти полное однообразие боевых качеств вновь формируемых частей с кадровыми. Исследуя опыты каждой войны, германский Генеральный штаб культивировал этот опыт в своей армии. Германия оказалась лучше подготовлена к войне, чем ее враги. Оплотом германской армии служил сплоченный, однообразный и хорошо подготовленный офицерский и унтер-офицерский состав. Он был настолько многочислен, что во время войны мог отчасти обслуживать и союзные армии.

В обучении армии не только в теории, но и на практике широко проводился принцип активности, дерзости и взаимной помощи и выручки. Нельзя сказать, что центром тяжести в обучении войск являлся индивидуальный боец: дисциплина, переходящая в муштру, движение в атаку густыми цепями были свойственны германской армии 1914 г., что вело к большим потерям. Втянутость и плотные построения совместно с немецкой пунктуальностью делали ее наиболее способной к маневрированию и к походным движениям в крупных массах. Основным видом боя считался встречный бой, в принципах которого главным образом и обучалась германская армия.

В то же время она более других армий уделяла внимание тактической обороне.

Германская военная мысль выкристаллизовалась в весьма определенную и четкую доктрину, которая красной нитью прошла через весь командный состав армии.

Последним учителем германской армии перед мировой войной, сумевшим с энергией провести свое учение в толщу армии, был начальник германского Генерального штаба Шлиффен, большой поклонник фланговых операций с двойным охватом (Канны). Идея Шлиффена состояла в том, что современные сражения должны свестись к борьбе за фланги, в которой победит тот, кто будет иметь последние резервы не за серединой фронта, а на его крайнем фланге. Шлиффен исходил из того заключения, что в грядущих сражениях естественное желание обеспечить себя, в связи со стремлением использовать всю силу современного оружия, приведет к громадному удлинению фронтов сражения, которые будут иметь совершенно иное протяжение, чем это было раньше. Чтобы достигнуть решительного результата и разгрома противника, необходимо вести наступление с двух или с трех сторон, т. е. с фронта и с флангов. При этом необходимые для сильного флангового удара средства можно получить, ослабляя, насколько возможно, фронт, который, во всяком случае, также должен участвовать в наступлении. Все войска, которые прежде задерживали для использования в решительный момент, теперь должны быть с места двинуты в бой; развертывание сил для сражения должно начинаться с момента выгрузки войск с железных дорог.

Германский Большой генеральный штаб, выдвинутый заботами фельдмаршала Мольтке Старшего на доминирующее место в строительстве вооруженных сил империи и в подготовке к войне, сохранил традиции своего основателя. Связь офицеров Генерального штаба со строем, детальное изучение всех элементов и составляющих войны, практические выводы из этого изучения, однообразный подход к пониманию их и хорошо поставленная техника штабной службы являлись положительной его стороной.

В техническом отношении германская армия была хорошо снабжена и отличалась в выгодную в отношении своих врагов сторону сравнительным богатством полевой, не только легкой, но и тяжелой артиллерии, значение которой она поняла лучше, чем другие.

Австро-венгерская армия

Австро-венгерская армия занимала одно из последних мест среди первоначальных участников войны. Наличный состав войсковых частей был очень ослаблен (60, впоследствии 92 человека в роте); для доведения полевых войск до полного боевого состава не хватало запаса обученных людей; ландвер (территориальное ополчение) до 1912 г. не имел никакой артиллерии. Хотя принципы, положенные в основание уставов, вполне отвечали времени, но учение хромало, и старшие войсковые начальники не имели опыта в управлении войсками.

Отличительной чертой австро-венгерской армии являлся ее разнонациональный характер, так как она состояла из немцев, мадьяр, чехов, поляков, русинов, сербов, хорватов, словаков, румын, итальянцев и цыган, объединенных только офицерским составом. Многие лица славянских национальностей в ходе войны активно дезертировали из австро-венгерской армии на сторону русских войск (из них был даже сформирован Чехословацкий корпус), что подрывало боеспособность армии союзницы Германии.

По мнению германского Генерального штаба, австро-венгерская армия, будучи одновременно занята борьбой на два фронта, не могла освободить германские силы, собранные на русской границе, а численный состав ее, степень обучения, организация и отчасти вооружение оставляли желать многого. По быстроте мобилизации и сосредоточения австро-венгерская армия превосходила русскую, против которой ей и приходилось действовать.

Сравнение обеих сторон

Сравнивая вооруженные силы первоклассных держав, столкнувшихся в 1914 г., можно прийти к следующим выводам:

1. В отношении численного состава армии и людских средств, а также прочих ресурсов, необходимых для ведения войны, Антанта, благодаря России и своим колониям, находилась в более выгодном положении, чем Центральные державы. Однако медленность мобилизации и сосредоточения русской армии, а также недостаток в России железных дорог, затрудняющий переброску войск с одного театра на другой, намного умаляли, а в первое время войны и совершенно уничтожали это преимущество.

2. Развитие вооруженных сил во время войны до предела, соответствующего количеству населения, являлось вполне достижимым в Германии и Франции, менее достижимым в Австрии и оказалось не по силам для России, стесненной кадрами, запасами, наличием большой территории и слабостью рельсовой сети, а также общей хронической отсталостью страны, в значительной мере обусловившей ее поражение в Первой мировой войне. Это условие было особенно невыгодно для Антанты, так как Россия представляла в ней большой удельный вес.

3. Обучение всех армий велось в одном направлении, но в лучшую сторону оно отличало французскую и в особенности германскую армии; русская армия, делавшая в этом отношении большие усовершенствования после японской войны, не успела к 1914 г. дойти до предела желательного совершенства. Австро-венгерская армия уступала в этом отношении русской.

4. Высший командный состав в общей своей массе стоял на должной высоте только в германской и французской армиях.

5. Военная мысль в выкристаллизовавшейся форме вылилась во французскую и германскую военные доктрины.

6. Быстрота мобилизации и развертывания находилась на стороне Центральных держав.

7. В отношении наличия артиллерии, в особенности тяжелой, в выгодную сторону выделялись германская и отчасти австро-венгерская армии.

8. В деле снабжения техникой русская армия далеко отставала от всех остальных; за ней следовала австро-венгерская. Лучшей в этом отношении была германская армия, а также частично и французская.

9. Обе стороны начали войну с наступления, и идея дерзновенных действий стала руководящей для обеих сторон. Но в смысле подготовки к выполнению этой идеи проведение ее через всю толщу армии было достигнуто постоянным, всеобъемлющим и методичным трудом только в германской армии, что и отличало ее в положительную сторону по сравнению с Антантой.

10. Германская армия выступила на войну, упоенная успехами войн австро-прусской 1866 г. и франко-прусской 1870−1871 гг.

11. Обе стороны готовились к неизбежной войне, чтобы выступить во всеоружии. Если Франция и Германия достигли этого, то большая военная программа, призванная усилить мощь и боеспособность русской армии, оканчивалась в 1917 г., и в этом отношении начало войны в 1914 г. было исключительно выгодно для Центральных держав. При таком приблизительном равенстве вооруженных сил враждовавших сторон и при необходимости вести войну до полного уничтожения врага трудно было рассчитывать на быстрое окончание войны, если в дело не вмешается исключительный случай молниеносного сокрушения одной из главных составных частей коалиции. В расчете на такой случай германцы, как увидим ниже, и построили свой план, но карта их была бита.

Степень подготовки сторон к ведению современной войны

Но если все государства подготовляли с особым напряжением к неизбежной войне свои вооруженные силы, то нельзя того же сказать относительно подготовки их к должному питанию современной войны. Это объясняется общей неспособностью учесть, спрогнозировать характер грядущей войны в смысле:

1) ее продолжительности, так как все исходили из расчета на ее краткость, полагая, что длительной войны современные государства выдержать не могут;

2) грандиозного расхода боеприпасов;

3) громадного потребления технических средств и необходимости заготовления разных орудий техники, в особенности оружия и боеприпасов, в непредвиденно большом размере в течение самой войны.

Все государства, не исключая и Германии, столкнулись в этом отношении с неожиданностью и в течение самой войны были вынуждены исправлять недочеты мирной подготовки. Франция и Англия, с их широким развитием тяжелой индустрии и со сравнительно свободным подвозом благодаря господству на море, легко справились с этим делом. Германия, окруженная врагами со всех сторон и лишенная морских сообщений, страдала от недостатка сырья, но справилась с этим делом при помощи своей твердой организации и сохранения сообщения с Малой Азией через Балканский полуостров, а также благодаря развитой химической промышленности. Но Россия, с мало развитой индустрией, с плохой администрацией, отрезанная от своих союзников, с громадным пространством своей территории при слабо развитой сети рельсовых путей, начала справляться с этим недостатком только к концу войны.

Остается отметить еще одну особенность, резко отличавшую Россию от других воюющих держав, -- это бедность в рельсовых путях. Франция в военном отношении была вполне обеспечена богато развитой сетью железных дорог, дополняемой в большом размере автотранспортом.

Германия, столь же богатая рельсовыми путями, в последние годы перед войной строила специальные линии в соответствии с установленным ею планом войны.

Россия была плохо обеспечена железными дорогами, в размере, совершенно не соответствовавшем ведению большой войны. В результате ежедневное количество эшелонов, которое можно было отправить к фронту составляло у России — 230, у Германии и Австро-Венгрии (на Восточном фронте) п — 511 в сутки, что, при значительном численном превосходстве русской армии, привело к полному развалу и коллапсу снабжения фронта и, впоследствии, к его крушению в сентябре-декабре 1917 года.

Морские силы воюющих держав

Десятилетие, предшествовавшее мировой войне, может быть отмечено в области развития морских сил тремя фактами: ростом германского военного флота, восстановлением русского флота после катастрофического разгрома его во время японской войны и развитием подводного флота.

Морская подготовка к войне в Германии велась в направлении постройки флота из крупных боевых судов (в несколько лет затрачено на это 7Ѕ млрд марок золотом), что вызывало сильное политическое возбуждение, в особенности в Англии.

Россия развивала свой флот исключительно с активно-оборонительными задачами в Балтийском и Черном морях.

На подводный флот наибольшее внимание было обращено в Англии и Франции; Германия центр тяжести морской борьбы перенесла на него уже во время ведения самой войны, построив к 1918 году более 300 субмарин.

Таблица 2

Военно-морские силы воюющих держав к началу войны (на 01. 01. 1914)

Страна

Англия

Франция

Италия

Россия

Япония

Германия

Австро-Венгрия

Линкоры

20

3

3

0

2

14

3

Крейсера

70

23

13

10

17

40

13

Эсминцы

98

54

20

30

38

97

18

Подводные лодки

47

35

11

13

4

20

4

Личный состав, тыс. чел.

151

69,5

40

59,5

51

79

23

Примечание: в таблицу не включены суда старой постройки (до 1905 г.); флот Турции насчитывал 3 современных крейсера и 12 эсминцев, остальные корабли не представляли никакой боевой ценности.

В общем балансе морских сил воюющих государств господствующее значение по своей мощности имели британский и германский флоты, боевая встреча которых ожидалась с особой тревогой во всем мире с первого дня войны. Их столкновение могло сразу же иметь очень серьезные последствия для одной из сторон. Накануне объявления войны был момент, когда по некоторым предположениям такая встреча входила в расчеты английского адмиралтейства. Уже начиная с 1905 г. британские морские силы, до той поры разбросанные на важнейших морских путях, стали стягиваться к берегам Англии в состав трех «домашних» флотов, т. е. предназначенных для обороны Британских островов от вторжения. При мобилизации эти три флота соединялись в один «Большой» флот (Гранд-флит, англ. GroundFleet).В июле 1914 г. насчитывал в общем 8 эскадр линейных кораблей и 11 крейсерских эскадр, -- всего вместе с мелкими судами 460 вымпелов. 15 июля 1914 г. была объявлена этому флоту опытная мобилизация, завершившаяся маневрами и королевским смотром 20 июля на Спитгэдском рейде. В связи с австрийским ультиматумом демобилизация флота была приостановлена, и затем 28 июля флот получил приказ идти из Портланда в Скапа-Флоу (пролив) близ Оркнейских островов у северных берегов Шотландии.

В это же время германский Флот открытого моря выходил в крейсерство в норвежские воды, откуда был возвращен 27 -- 28 июля к берегам Германии. Английский флот шел из Портланда на север Шотландии не по обычному пути -- западнее острова, а вдоль восточного берега Англии. Оба флота прошли в Северном море в противоположных направлениях.

К началу войны английский Большой флот расположился в двух группах: на крайнем севере Шотландии и в Ла-Манше у Портланда.

В Средиземном море, по англо-французскому соглашению, обеспечение морского господства Антанты возлагалось на французский флот, который в составе лучших своих единиц был сосредоточен у Тулона. На обязанности его лежало обеспечение путей связи с Северной Африкой. У острова Мальта находилась английская крейсерская эскадра.

Английские крейсеры несли также службу охраны морских путей в Атлантическом океане, у берегов Австралии, и, кроме того, значительные крейсерские силы находились в западном районе Тихого океана.

В Ла-Манше, кроме второго английского флота, у Шербура была сосредоточена легкая эскадра французских крейсеров; она состояла из бронированных крейсеров, поддержанных флотилией минных судов и подводных лодок. Эта эскадра стерегла юго-западные подступы к Ла-Маншу. В Тихом океане у Индокитая находилось 3 легких французских крейсера.

Русский флот был разделен на три части.

Балтийский флот, безмерно уступавший в силах противнику, был принужден принять исключительно оборонительный образ действий, стараясь на рубеже Ревель -- Поркаллауд задержать, по мере возможности, наступление неприятельского флота и десанта вглубь Финского залива. С целью усилить себя и выровнять шансы боя было намечено оборудование в этом районе укрепленной минной позиции, к моменту начала войны далеко не законченное (вернее, только что начатое). На флангах этой так называемой центральной позиции, на обоих берегах залива, на островах Макилота и Нарген, были установлены батареи дальнобойных орудий крупного калибра, а на протяжении всей позиции было поставлено в несколько линий минное заграждение.

Черноморский флот оставался на севастопольском рейде и бездействовал, не сумев даже заложить, как следует минные заграждения у входа в Босфор. Однако нельзя не учесть всей трудности положения Черноморского флота не только в отношении недостаточности боевых сил, но и в смысле отсутствия иных операционных баз, кроме Севастополя. Базироваться же на Севастополь для наблюдения за Босфором было очень трудно, и операции по преграждению входа противнику в Черное море в этих условиях являлись совершенно необеспеченными, что позволило в дальнейшем германским крейсерам «Гебен» и «Бреслау» терроризировать Черное море своими набегами.

Дальневосточная эскадра -- из ее состава 2 легких крейсера («Аскольд» и «Жемчуг») пытались крейсировать у юго-восточных берегов Азии.

Германский Флот открытого моря состоял из 3 эскадр линейных кораблей, крейсерской эскадры и флотилии истребителей. После крейсерства у берегов Норвегии этот флот вернулся к своим берегам, причем 1 линейная и крейсерская эскадры стали у Вильгельмсгафена на рейде, под прикрытием батарей острова Гельголанда, а 2 другие линейные эскадры и флотилия истребителей -- у Киля в Балтийском море. К этому времени Кильский канал был углублен для прохода дредноутов, и таким образом эскадры из Киля могли присоединиться при надобности к эскадрам Северного моря. Кроме означенного Флота открытого моря, вдоль побережья Германии находился оборонительный флот крупного состава, но из устаревших уже судов. В Черное море искусно проскочили мимо английских и французских крейсеров германские крейсеры «Гебен» и «Бреслау», причинившие позже достаточно неприятностей русскому Черноморскому флоту и побережью. В Тихом океане германские суда находились частью у своей базы -- Циндао, близ Киао-чао, а легкая эскадра адмирала Шпее из 6 новых крейсеров крейсировала близ Каролинских островов.

Австро-венгерский флот был сосредоточен на рейдах Пола и Катарро в Адриатическом море и укрывался за береговыми батареями от крейсеров и минных судов Антанты.

Сравнивая морские силы обеих коалиций, можно сделать следующие выводы:

1. Силы одной Англии превосходили силу всего флота Центральных держав, вместе взятых.

2. Большинство морских сил воюющих сторон было сосредоточено в европейских морях.

3. Английский и французский флоты имели полную возможность действовать совместно и отрезать Германию от ее колоний.

4. Германский флот мог получить свободу действий только после удачного боя в Северном море, который ему пришлось бы дать при самом невыгодном соотношении сил, т. е. фактически германский надводный флот оказался запертым в своих территориальных водах, имея возможность предпринимать наступательные операции только против русского Балтийского флота.

5. Морские силы Антанты были фактическими хозяевами всех водных пространств, за исключением Балтийского и Черного морей, где Центральные державы имели шансы на успех, -- в Балтийском море при борьбе германского флота с русским и в Черном -- при борьбе турецкого флота с русским.

Выводы

Сравнивая подготовку к войне в том смысле, в каком она понималась в то время, можно заключить, что:

1. Все участники готовились задолго до войны. Они были глубоко убеждены в ее скоротечности, так как считали, что ни одно государство не в силах выдержать напряжения длительной войны. Искали быстрого решения, и поэтому везде шла подготовка к войне наступательной, которая с самого ее начала ведется с полным напряжением и стремительно заканчивается.

2. В военном отношении другим государствам задавала тон Германия; ее экономическое положение (возможность блокады и необеспеченность собственными ресурсами, с одной стороны, и война на два фронта -- с другой) с особой настоятельностью требовало от нее в кратчайший срок добиться решительных результатов на войне. В затяжной войне ей (как и ее союзникам) угрожало крушение (что, собственно, в будущем и произошло),

3. Генеральные штабы обеих союзных группировок стремились создать наиболее выгодное положение для своей страны. Напряженная атмосфера нарастающих с каждым годом непримиримых противоречий давала им возможность добиться от своих правительств усиления армии; с другой стороны, они стремились влиять на политику своих государств для углубления уже существующих и создания новых союзов и соглашений.

4. Между главными участниками обоих союзов существовали взаимные военные обязательства, намечавшие только в общих чертах количества выставляемых сил и руководящую идею их оперативного использования в начале войны. Между Россией и Францией существовала письменная конвенция. Постепенное уточнение этой конвенции все более стесняло свободу действий русских армий. Такой ценой, вылившейся в итоге в колоссальные потери вкупе с технической отсталостью страны, уплачивала Россия за предоставленные ей Францией крупные денежные средства на развитие вооруженных сил и железных дорог. Между Германией и Австро-Венгрией не было письменных военных обязательств, но географическое положение и конкретные конечные цели их союза более естественно определяли соучастие германских и австро-венгерских сил в начале борьбы.

5. Германский план был построен на наибольшем использовании военно-обученных людей в государстве, и сразу же рядом с полевыми корпусами выставлены были на фронт их двойники -- резервные корпуса. Французское командование рассчитывало первые операции вести только полевой армией, а в России только ничтожная часть живой силы была заранее учтена организационными мероприятиями военного ведомства.

6. Что же касается борьбы на море и за колонии, то к началу войны оба эти вопроса не получили еще определенного оформления. Общее направление сводилось к сокращению сферы деятельности германского флота и к захвату германских колоний. Более планомерная колониальная война, вылившаяся в определенную форму захватов с целью удержать захваченное и после заключения мира, обрисовалась позднее.

В целом, к скоротечной маневренной войне лучше всего была подготовлена Германия, но в позиционной войне, войне на истощение ресурсов, в лучшем положении оказались страны Антанты.

Сравнительный рейтинг стран-участников Первой мировой войны, исходя из таких показателей, как объемы ресурсов (людских, сырьевых, технических, мобилизационных), степени боеспособности и численности армии, мобилизационных возможностей и др. :

1. Германия

2. Англия

3. Франция

4. Российская империя

5. Австро-Венгрия

6. Италия

7. Япония

8. Бельгия

9. Турция.

10. Сербия.

Список использованной литературы

1. «История Белоруссии"/М.В. Довнар-Запольский. -- Мн.: Беларусь, 2003. -- 680 с. Ред. -- С. И. Михайлова, худ. ред. -- Л. И. Мелов, корректоры -- Л. А. Адамович, Л. К. Семёнова.

2. Энциклопедия для детей. Дополнительный том. «История XX века. Зарубежные страны"/Глав. Ред. В. А. Володин. — М.: Аванта+, 2002. — 448 с.: ил.

3. Энциклопедия для детей, Т. 5. «История России и её ближайших соседей. Ч. 1. От древних славян до Петра Великого». — 2-е изд., испр. и доп. /Глав. ред. — М. Д. Аксёнова. — М.: Аванта+, 2002 — 688 с.: ил.

4. «Всемирная история: в 24 т. Т. 24. «Итоги второй мировой войны"/А.Н. Бадак, И. Е. Войнич, Н. М. Волчек и др. -- Мн.: Литература. 1998. -- 592 с.

5. Лукомский А. С. — Очерки из моей жизни. — Мн.: Беларусь, 1993.

6. Шамбалов — За веру, царя и Отечество. — М.: «Просвещение», 1997.

7. Деникин А. И. — Очерки русской смуты. — М.: «Просвещение», 1996.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой