Египет при XIX династии

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Глава 1. Основатели XIX династии в Египте. Расцвет экономики в период Нового царства

1.1 Основатели XIX династии в Египте

1.2 Внутренняя политика фараонов XIX династии

Глава 2. Внешняя политика фараонов XIX династии. Падение XIX династии в Египте

2.1 Внешняя политика фараонов XIX династии в Египте. Война с хеттами

2.2 Падение XIX династии в Египте

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность. Интерес к Востоку в наши дни огромен, и видимо, будет возрастать. Интерес этот всесторонен и всеобъемлющ: история и культура, общество и государство, человек и религия (боги и люди), наконец, древние первоосновы великих цивилизаций Востока — всё это ныне в центре внимания как самих жителей стран востока, стремящихся к самосознанию и самоиндентификации, к открытию фундаментальных основ собственного бытия, так и тем более представителей иной, западной, европейской традиции. Одной из наиболее древних и уникальных является Египетская цивилизаций.

Актуальность избранной темы курсовой работы обусловлена недостаточной её разработанностью в научной египтологической историографии. Время Нового является одним из ключевых событий не только собственно древнеегипетской истории, но и всей цивилизации Древнего Востока. Почти за полторы тысячи лет до возникновения христианства предпринимается попытка утверждения монотеистической по характеру религии. С научной точки зрения, безусловно, актуально исследование контекста преемственности и разрыва с прежней традицией, глубины разрыва, степени готовности и реакции социальных структур на радикальные сдвиги в жизни общества.

Самобытная культура Древнего Египта с незапамятных времен привлекала к себе внимание всего человечества. Минули тысячелетия, но живой интерес к истории Древнего Египта отнюдь не иссяк. Но долгое время огромный пласт египетской истории был неизвестен людям: ученые не могли расшифровать таинственные письмена — иероглифы. Изучением этой проблемы занимались многие историки.

Цель исследования — рассмотреть период расцвета и упадка Нового царства в период правления XIX династии.

Исходя из поставленной цели выделить следующие задачи:

1. охарактеризовать внешнюю политику периода Нового царства и правление XIX династии;

2. выявить причины расцвета экономики периода Нового царства;

3. проследить основные направления внешней политики фараонов XIX династии периода Нового царства;

4. проанализировать упадок XIX династии в Египте периода Нового царства.

Предметом исследования является история Египта. Объектом же работы является история Египта в период Среднего Царства. Хронологические рамки Среднего царства охватывают ок. 1700 — ок. 1100 гг. до н. э.

Объект исследования: период Нового царства.

Структура исследования обусловлена последовательностью решения поставленных задач исследования. Исследование состоит из введения, основной части, заключения, списка литературы.

Хронологические рамки работы охватывают период правления XIX династии с 1338 г. до н. э (начало правления первого фараона Рамзеса I) по 1200 г. до н.э. (конец правления фараона Мернептаха). В некоторых случаях мы обращаемся для исторических сопоставлений к периодам более ранним или поздним.

Географические рамки исследования включают древнеегипетское государство эпохи Нового царства.

Источниковую базу работы составили публикации разных авторов об эпохе времени Нового царства. Эти работы, а также памятники древнеегипетской культуры, хотя и достаточно немногочисленны по объёму, но позволяют составить представление о различных аспектах времени Нового царства.

В Египте сохранились многие исторические памятники — пирамиды, храмы, колоссы, обелиски, которые также немало могли рассказать об истории страны.

Наибольшее значение для изучения истории древнего Египта имеют памятники древнеегипетской письменности, в большом количестве сохранившиеся до наших дней. Во многом дополняют показания письменных источников памятники материальной культуры, которые проливают яркий свет на формы быта, развитие техники, искусства и религиозного культа. Значительно меньшие сведения можно извлечь из свидетельств античных авторов, писавших или упоминавших в своих трудах о древнем Египте. Хотя греческие и римские писатели сообщают ряд иногда ценных сведений об истории и культуре древнего Египта, однако их сведения нуждаются в строгой критической проверке.

Наиболее полный очерк истории и культуры древнего Египта сохранился у греческого историка Геродота, посвятившего вторую книгу своего обширного исторического труда древнему Египту [Геродот. История. Книга вторая. Евтерпа]. Геродот не знал древнеегипетского языка и иногда был вынужден черпать свои сведения у малоосведомлённых лиц. Но живой интерес Геродота к культуре древней страны пирамид, его огромный историко-литературный талант и некоторые его попытки отнестись критически к тем или иным историческим сведениям делают его красочный и яркий рассказ интересным даже для современного историка. Многие свидетельства Геродота подтверждаются древнеегипетскими источниками, а те легенды и сказки, которыми он пересыпает свой исторический рассказ, являются ценными обломками греко-египетского фольклора и исторических сказаний, занимавших столь крупное место в художественной литературе Египта I тысячелетия до н. э. Стремясь дать по возможности полный очерк истории и культуры древнего Египта, Геродот описывает природные условия долины и дельты Нила, обычаи и религиозные верования древних египтян, сообщает ценные сведения о хозяйствен общественном строе страны.

В большом географическом и отчасти историко-географическом труде Страбона можно найти множество сведений о древнем Египте [К Страбон. География]. Эти сведения касаются главным образом природы и населения Египта и соседних стран. Широко использовав труды своих предшественников, Страбон очень подробно описывает Нил, его разливы, систему естественного и искусственного орошения, растительность и животный мир Египта.

Историография. Древнеегипетская культура, оказавшая сильное влияние на развитие античной цивилизации, нередко привлекала к себе внимание европейских путешественников и учёных.

Этот интерес особенно усилился в эпоху Возрождения, когда в Европе стали усиленно изучать историю и культуру древней Греции и Рима, столь тесно связанных с культурой древнего Востока.

Кроме того, нередко эти памятники были покрыты письменами, но в течение долгого времени прочитать их никому не удавалось. И только в 1822 г. французский ученый Ф. Шампольен обнаружил ключ к чтению египетских иероглифов, что продвинуло историческую науку о Египте на несколько шагов вперед [Ж.Ф. Шампольон и дешифровка египетских иероглифов: Сб. статей. 1979. С. 34.].

Подлинным основоположником российской научной египтологии стал В. С. Голенищев (1856−1947). Он издал ряд папирусов Эрмитажа с литературными текстами, внес важный вклад в изучение древнеегипетского языка и в ходе многолетних частных поездок собрал большую коллекцию египетских памятников (в 1909 г. она положила начало собранию ГМИИ им. А.С. Пушкина) [Струве В. В. История Древнего Востока. 1941.]. Будучи выдающимся ученым, Голенищев тем не менее вплоть до своего отъезда из России в 1915 г. (во Францию, а затем в Египет) не занимался преподаванием и не оставил в нашей стране своих прямых учеников. Создание российской школы египтологии стало делом Б. А. Тураева (1868−1920), работавшего в Санкт-Петербургском университете [Тураев Б. А. История Древнего Востока. Том 1. 1935. С. 340.]. Он автор двухтомной «Истории Древнего Востока» — первого в отечественной науке опыта обобщения материала по древним цивилизациям Египта, Передней Азии и Ирана, а также трудов по египетской религии, коптским и эфиопским христианским текстам. Кроме того, Тураев занимался изданием египетских памятников.

Русские востоковеды, хотя они и представляли собой до 1917 г. внушительный и уважаемый в мировом сообществе отряд специалистов, историей Востока и проблемами исторического процесса на Востоке интересовались сравнительно мало. После 1917 г. изучение Востока вначале вообще не привлекало внимания в немалой степени из-за того, что специалисты понемногу исчезали — старые умирали или эмигрировали, некоторые просто отстранялись от профессиональной деятельности, не умея вписаться в новую эпоху и удовлетворять требованиям революционеров, а новых практически не готовили. В советское время изучением истории Египта Позднего времени стал В. В. Струве (1889−1965), труд Манефона и связанные с ним хронологические проблемы, социально-экономический строй Древнего Египта) [Струве В. В. История Древнего Востока. 1941]. В 1933 г. он сделал вывод о господстве в Египте и в целом на Древнем Востоке рабовладельческого способа производства.

Работы по культуре Древнего Египта, значимые не только для российской, но и для мировой науки, принадлежат Ю. Я. Перепелкину (1903−1982) [Перепёлкин Ю. Я. История Древнего Египта. 2000], Е. С. Богословскому (1941−1990) [Богословский Е.С. О вокализации имен собственных в современных трудах по египтологии // Вестник древней истории, № 3, 1974] и в особенности О. Д. Берлеву (1933−2000) [Берлев О. Д. Способы указания филиации в письменности Среднего царства. 1962. С. 13−42]. Труды этих ученых были нацелены на то, чтобы путем исчерпывающего анализа всех доступных источников установить важнейшие черты египетского общества, представить, как видели мир древние египтяне и какими понятиями пользовались для его описания. В настоящее время данная работа продолжается применительно к религии и мировоззрению египтян III тыс. до н. э. А. О. Большаковым [Большаков А. О. Представления о двойнике в Египте Старого царства // ВДИ № 2, 1987].

Наибольшая интенсивность разработки проблем эпохи Нового царства наблюдается в 1970-е — 1980-е годы. Тщательный анализ религиозных верований египтян, сущности теологических концепций различных культов, в том числе и солнцепоклоннического, осуществил М. А. Коростовцев [Коростовцев М. А. Религия Древнего]. В работах исследователя обобщается целый пласт сведений о структуре жреческих корпораций, особенностях отправления культов, организационных основах храмовых учреждений в Древнем Египте. Фундаментальными работами по истории Нового царства следует считать монографии и статьи Ю. Я. Перепёлкина, опубликованные в конце 1970-х — начале 1980-х годов) [Перепёлкин Ю. Я. История Древнего Египта. 2000]. Главной особенностью его работ является то, что исследователь отказался от событийно-хронологического принципа изложения материала. Одни из них носят публицистический характер, другие — источниковедческий, открывая собой эпоху Нового царства. История переворота передаётся через тщательнейший, скрупулёзный анализ всех имеющихся источников, раскрывающих генезис, эволюцию и закат солнцепоклонничества. Посредством анализа текстовых и графических изображений исследователю удаётся подробно реконструировать ход религиозной реформы, её судьбу при преемниках фараона.

Из работ, опубликованных в 1990-е годы следует отметить статьи Е.С. Богословского) [Богословский Е.С. О вокализации имен собственных в современных трудах по египтологии // Вестник древней истории, № 3, 1974] и В. А. Большакова, в которых раскрываются определённые аспекты взаимоотношений царской власти и жречества, хотя прямо к амарнской эпохе и не относящихся. Так, В. А. Большаков в статье о религиозно-политических функциях египетских цариц в период XIХ династии делает вывод о том, что наделение их титулом «жена бога» и жреческими функциями было во многом частью политики фараонов по установлению контроля над крупнейшими жреческими корпорациями [Большаков А. О. Представления о двойнике в Египте Старого царства. // ВДИ № 2, 1987].

Глава 1. Основатели XIX династии в Египте. Расцвет экономики в период Нового царства

1.1 Основатели XIX династии в Египте

Растянувшаяся на долгие годы внутренняя борьба в Египте не могла не отразиться на отношениях с его переднеазиатскими владениями. Покорные раньше, местные князьки один за другим отпадают от Египта, который, как об этом свидетельствуют данные царского, дипломатического архива из Ахет-Атона (Эль-Амарны), был не в состоянии оказать своевременную военную помощь даже своим, теперь немногим, азиатским союзникам, подвергавшимся нападению соседей, больше не признававших власти египетского царя. Еще большей опасностью для позиций Египта в Передней Азии стало усилившееся в середине XV в. до х.э. в восточной части Малой Азии Хеттское государство, претендовавшее теперь на владения фараонов в Сирии и Палестине [Васильев Л. С. История Востока. В 2 т. Т. 2. С. 159.].

Сепаратистские стремления местных правителей, их междоусобная борьба, военное давление хеттов с севера, постоянное вторжение отрядов хапиру и полная пассивность египетского войска — все это привело к тому, что уже к концу царствования Аменхетепа IV огромное наследие Тутмосиса III в Передней Азии оказалось почти утраченным. Слабые преемники царя-реформатора, последние фараоны XVIII династии были еще не в состоянии упрочить внешнеполитические позиции Египта, хотя при Тутанхамене и был предпринят азиатский поход, возглавленный, возможно, Харемхебом. Став царем, энергичный Харемхеб основные свои усилия направил на внутреннюю консолидацию страны, в чем и достиг, по-видимому, значительного успеха. Именно прекращение внутренних распрей способствовало тому, что цари следующей, XIX династии смогли уже обратить свое внимание и на иноземные дела, возобновить широкие военные операции, целью которых было возвращение потерянных позиций в Передней Азии, где теперь прямое столкновение египтян и хеттов стало неизбежным.

Начало больших военных походов за пределы Египта было положено вторым царем новой династии Сети I, возглавившим Египет после смерти основателя династии, своего отца Рамсеса I, пробывшего на троне лишь два года.

Многие десятилетия, со времени грозного Аменхетепа II, не видела Передняя Азия египетского царя во главе войска, и вот в первый же год правления Сети I сам повел его в большой азиатский поход, приведший к восстановлению власти Египта вплоть до крепости Мегиддо, хорошо нам известной еще по походам Тутмосиса III. Совершив затем карательную экспедицию вглубь Нубии и разгромив к западу от Дельты ливийские племена, Сети I вновь отправляется за Синай. На этот раз египетские войска вторгаются в долину Оронта и продвигаются к г. Кадеш (Кинза), уже давно ставшему одним из опорных пунктов хеттов в Передней Азии. Впервые египетские и хеттские войска встали друг против друга, однако авангардные бои армий двух держав, претендовавших на власть в Передней Азии, при Сети I явились только пробой сил перед решительной схваткой.

Прежние соперники Египта, митаннийские цари, искали теперь союза могущественных фараонов и в качестве своеобразной гарантии посылали в их гарем своих дочерей. Цари хеттов и Вавилонии заискивали перед фараонами, присылали им великолепные дары в знак своей дружбы.

Энергичная внешняя политика XVIII династии, создание огромной военной державы потребовали мобилизации всех материальных и людских ресурсов, но вместе с тем сами завоевания и ограбление завоеванных стран оказывали стимулирующее влияние на развитие египетской экономики и культуры [Васильев Л. С. История Востока. В 2 т. Т. 2. С. 159].

После каждого успешного похода египтяне пригоняли по нескольку тысяч человек, а после одной особо удачной кампании Аменхотеп II захватил свыше 100 тыс. человек. В целом, видимо, множество пленников было переправлено в долину Нила, которые пополнили ряды основных производителей, работающих на полях, ухаживающих за скотом, в ремесленных мастерских, в домашнем хозяйстве. Львиная доля пленников вливалась в царские и храмовые хозяйства, поместья вельмож, но известная часть распределялась между средним командным составом и даже рядовыми воинами, владевшими небольшими участками. Так, например, фараон Яхмос I наградил одного из своих воинов после 1-го похода 5 головами (т.е. рабами) и 5 арурами (1,25 га) земли, после 2-го похода-3 головами и 5 арурами. Как сообщает один из документов, египетские воины делили захваченную добычу «с радостным сердцем» [Тираны мира. С. 278]. Вместе с пленниками в долину Нила пригоняли сотни тысяч разнообразного скота, приносили золотые и серебряные вещи, изделия из бронзы, различные ценности.

Сети I, царь Египта Древнего 19-й династии, правивший в 1304−1290 гг. до Р. Х. Жена: Туя.

Сети I, второй фараон 19-й династии, получил от отца царство настолько крепким, что мог немедленно, в первые же месяцы своего самостоятельного правления, двинуть египетское войско в Палестину. Непосредственной целью этого похода было замирение и возвращение под власть Египта ближайших к его границам северных азиатских земель. В это время в Палестине хозяйничали орды кочевников из Аравии, под чей контроль перешло несколько важных крепостей. Сражения с ними развернулись на большой территории, начиная от пограничной крепости Чилу. В конце концов, Сети удалось уничтожить главные силы противника в битве под каким-то из ханаанейских городов. Захватив Южную Палестину, фараон перенес военные действия в северную часть страны, где в короткий срок подчинил себе большие города: Хамат, Бет-Шеан и Иеноам. После этого власть египтян была признана и в Палестине и в Ливане. Финикийские города Тир и Акка также начали платить им дань.

В следующие годы война продолжалась в Сирии, где властвовали хетты. Подробности военных действий нам неизвестны, но успехи Сети были впечатляющими. Он разгромил царя страны Амурру (амореев), одного из главных союзников хеттов, и захватил важнейшие сирийские города: Кадеш, Катну, Нахриму и Туниб. Вся Южная и Средняя Сирия вновь покорилась Египту [Васильев Л. С. История Востока. В 2 т. Т. 2. С. 163].

Сети I — сын Рамсеса I, второй фараон XIX династии (1337−1317 гг. до н.э.), тронное имя Менмаатра. Имея в распоряжении сильное войско, созданное его отцом, Сети I в первый же год своего царствования отправился в поход в Переднюю Азию. Он захватил много городов на территории Сирии, подчинил Ливан, занял важный морской порт Тир. В результате первого похода Сети I обеспечил водный путь из Египта в Сирию, что впоследствии давало ему возможность переправлять войска в Сирию морем. Затем Сети I организовал карательную экспедицию в Нубию и разгромил ливийские племена, проживавшие к западу от Дельты. Второй азиатский поход Сети I был направлен в Палестину. Египетские войска одержали победу над палестинцами и захватили три крупных города: Иеноам, Хамат и Бет-Шан. Во время этого похода египтянами также была покорена страна Ханаан. У города Кадеш на берегах Оронта войска Сети I встретились с хеттами и оттеснили их на север.

Царствование Сети I отличалось не только военными походами, но и широкой строительной деятельностью. От Дельты до Нубии по приказу фараона было возведено множество храмов. Прекрасными памятниками египетского зодчества времен правления Сети I являются абидосское святилище, построенное в честь Осириса, и грандиозная гробница фараона, высеченная в скалах «Долины царей» возле Фив и состоящая из большого количества подземных галерей и залов, стены которых сплошь покрыты религиозно-магическими изображениями и надписями [Тираны мира. С. 279].

Рамсес II взошёл на престол в 27 день третьего месяца сезона Шему (то есть Засуха). Молодому царю было в это время около двадцати лет. Несмотря на огромное количество памятников и документов, носящих на себе имя Рамсеса II, история его более чем 66-летнего царствования освещается в источниках довольно неравномерно. Датированные документы существуют для каждого года его правления, но они крайне неоднородны: от памятников религиозного назначения до горшков из-под меда из Дейр эль-Медины.

Смена фараонов могла, как и в прежние времена, побудить у угнетенных народов надежды на удачные восстания. От первых месяцев правления Рамсеса сохранилось изображение привода ханаанских пленных к фараону, но оно несколько условное. Зато восстание в Нубии было, по-видимому, настолько значительное, что для его подавления потребовалось личное присутствие фараона. Страна была усмирена. Во время этого похода только в одной малонаселенной области Ирем было полонено 7 тысяч человек" [Тираны мира. С. 129]. Наместник Рамсеса в Нубии смог в первые месяцы его царствования доставить ему богатую дань, и был осчастливлен за это наградами и царским благорасположением. Возможно, что в самом начале своего царствования Рамсесу пришлось также иметь дело с ливийцами. Во всяком случае, сохранилось изображение его торжества над западным соседом, относящееся к первым месяцам его царствования.

Не позже 2-го года правления Рамсес одержал победу над шерданами -- представителями одного из «народов моря» (считают, что впоследствии они заселили остров Сардинию). Египетские надписи говорят о кораблях неприятеля, и разгроме его во время сна. Из этого можно заключить, что дело происходило на море или на одном из нильских рукавов и, что воинственные шерданы были захвачены египтянами врасплох. Пленные шерданы были включены в ряды египетского войска. Они чувствовали себя, по-видимому, недурно на службе у фараона, так как позднее изображения показывают их, бьющимися в Сирии и Палестине в первых рядах воинов Рамсеса [Васильев Л. С. История Востока. В 2 т. Т. 2. С. 167.].

Определенные успехи были достигнуты во внутригосударственных делах. Осенью 1-го года своего правления, на освободившееся место первого жреца Амона, Рамсес поставил верного ему Небуненефа (Ниб-унанафа), ранее занимавшего пост первого жреца Тиниского бога Онуриса (Ан-Хары). На 3-ем году правления Рамсеса всего на 6-метровой глубине удалось, наконец, найти воду на золотых рудниках в Вади-Алаки, что значительно повысило там добычу золота.

Рамсес II взошёл на престол в 27 день третьего месяца сезона Шему (то есть Засуха). Молодому царю было в это время около двадцати лет. Несмотря на огромное количество памятников и документов, носящих на себе имя Рамсеса II, история его более чем 66-летнего царствования освещается в источниках довольно неравномерно. Датированные документы существуют для каждого года его правления, но они крайне неоднородны: от памятников религиозного назначения до горшков из-под меда из Дейр эль-Медины.

Смена фараонов могла, как и в прежние времена, побудить у угнетенных народов надежды на удачные восстания. От первых месяцев правления Рамсеса сохранилось изображение привода ханаанских пленных к фараону, но оно несколько условное. Зато восстание в Нубии было, по-видимому, настолько значительное, что для его подавления потребовалось личное присутствие фараона. Страна была усмирена. Во время этого похода только в одной малонаселенной области Ирем было полонено 7 тысяч человек. Наместник Рамсеса в Нубии смог в первые месяцы его царствования доставить ему богатую дань, и был осчастливлен за это наградами и царским благорасположением. Возможно, что в самом начале своего царствования Рамсесу пришлось также иметь дело с ливийцами. Во всяком случае, сохранилось изображение его торжества над западным соседом, относящееся к первым месяцам его царствования.

Не позже 2-го года правления Рамсес одержал победу над шерданами -- представителями одного из «народов моря» (считают, что впоследствии они заселили остров Сардинию). Египетские надписи говорят о кораблях неприятеля, и разгроме его во время сна. Из этого можно заключить, что дело происходило на море или на одном из нильских рукавов и, что воинственные шерданы были захвачены египтянами врасплох. Пленные шерданы были включены в ряды египетского войска. Они чувствовали себя, по-видимому, недурно на службе у фараона, так как позднее изображения показывают их, бьющимися в Сирии и Палестине в первых рядах воинов Рамсеса.

1.2 Внутренняя политика фараонов XIX династии

Мир между Египтом и Азией установился более чем на столетие, что вызвало «взрыв» торговой активности в регионе. Для многих городов, таких как, например, Угарит, эта эпоха стала временем небывалого роста и укрепления экономического благосостояния. С этого времени отношения между Египтом и Азией претерпели качественные изменения [Васильев Л. С. История Востока. В 2 т. Т. 2. С. 172]. Если раньше участники египетских военных походов с добычей возвращались на берега Нила, то теперь некоторые из них остались жить во многих сирийско-палестинских городах. Во всяком случае, подобное население зафиксировано ещё при Рамсесе III (XX династия).

Для Рамсеса характерна чрезвычайно широкая строительная деятельность. Война с хеттами побудила Рамсеса перенести свою резиденцию в северо-восточную часть Дельты, возможно, на месте бывшей столицы гиксосов, Авариса, был сооружен город Пер-Рамсес (полное название Пи-Риа-масэ-са-Маи-Амана, «Дом Рамсеса, любимого Амоном»), позднейший Танис. Пер-Рамсес превратился в большой и цветущий город, с великолепным храмом. Над огромными пилонами этого храма возвышался монолитный колосс Рамсеса из гранита, более 27 м высотой и весивший 900 тонн. Этот колосс был виден за много километров с плоской равнины, окружающей Дельту.

Вади-Тумилат, по которому, вероятно, уже проходил на восток к Горьким озёрам нильский канал, составляющий естественный путь сообщения между Египтом и Азией, был также объектом тщательной заботы со стороны Рамсеса. Фараон построил на нём, на полдороги к Суэцкому перешейку «складочный двор» Питом или «Дом Атума». В западном конце Вади-Тумилата он продолжил строительство основанного ещё его отцом города, известного под названием Тель-эль Иехудие и расположенного, как раз на север от Гелиополя. Рамсесом были сооружены храмы в Мемфисе, от которых сохранились лишь скудные остатки; постройки в Гелиополе, от которых вообще ничего не осталось. Строил Рамсес и в Абидосе, где он докончил великолепный храм отца, но он не удостоился этим и воздвиг ещё собственный заупокойный храм недалеко от храма Сети. Другой поминальный храм Рамсес велел построить в Фивах. Этот храм (т.н. Рамессеум), построенный архитектором Пенра, был окружен кирпичной стеной, внутри которой располагались кладовые, хозяйственные постройки и жилища для целой армии жрецов и слуг. Гранитная монолитная статуя перед пилонами Рамессеума хотя и была несколько ниже, чем в Пер-Рамсесе, но зато весила 1000 тонн. Рамсес расширил Луксорский храм, пристроив там обширный двор и пилоны. А также достроил колоссальный Гипостильный зал Карнакского храма, величайшее по размерам здание, как древности, так и нового мира. Этот чертог занимал площадь 5000 кв. м. Двенадцать колонн по бокам среднего прохода Гипостильного зала имели в высоту 21 м, а вместе с покоящимися на них навершиями (архитравами) и перекладинами -- 24 м. На вершине такой колонны могли разместиться 100 человек. Остальные 126 колонн, расположенные по 7 рядов с каждой стороны среднего прохода, имели высоту 13 м [Бонгард-Левина Г. М. Древние цивилизации. С. 85].

В Нубии, в Абу-Симбеле, в отвесной скале был вырублен огромный пещерный храм. Вход в этот храм, высеченный в виде пилона, украшали 4 двадцатиметровые статуи Рамсеса, воплощающие идею прославления мощи фараона. Рядом был вырублен пещерный храм, посвященный его жене, царице Нефертари (Нафт-эры).

Однако при строительстве Рамсес разрушал древние памятники страны. Так, постройки царя Тети (VI династия) служили материалом для храма Рамсеса в Мемфисе. Он расхитил пирамиду Сенусерта II в Эль-Лахуне, разрушил вокруг неё замощенную площадь и разбил на куски великолепные сооружения, стоявшие на этой площади, с целью получения материала для своего собственного храма в Гераклеополе. В Дельте он с равной бесцеремонностью использовал памятники Среднего царства. Чтобы получить нужное пространство для расширения Луксорского храма, Рамсес срыл изысканную гранитную молельню Тутмоса III и употребил в дело добытые таким путём материалы.

Войны и огромные средства, затрачиваемые на строительство и содержание храмов, разоряли трудящихся, обогащая знать и жрецов. Бедняки закабалялись, средние прослойки теряли постепенно экономическую независимость. Рамсесу приходилось прибегать к помощи наёмников, что ослабило военный потенциал страны [Васильев Л. С. История Востока. В 2 т. Т. 2. С. 174].

Многочисленность семьи Рамсеса II хорошо известна. Помимо бесчисленных наложниц гарема известны четыре его законные супруги, по крайней мере, 111 сыновей и 67 дочерей.

Первой законной женой молодого Рамсеса II была знаменитая красавица Нефертари, считавшаяся царицей, как свидетельствует надпись в гробнице жреца Амона Небуненефа, уже в 1-й год самостоятельного правления супруга. Удивительно, но о происхождении царицы практически ничего не известно.

Во время его длительного правления, по праву считающегося одной из эпох высочайшего расцвета египетской цивилизации, было создано огромное количество храмовых комплексов и монументальных произведений искусства, в том числе уникальные скальные храмы Нубии -- в Абу-Симбеле, Вади эс-Себуа, западной Амаре, Бет эль-Вали, Дерре, Герф Хуссейне, Анибе, Каве, Бухене и Гебель Баркале. Ещё больше поражает своим размахом строительная программа царя в самом Египту: несколько храмов и знаменитые колоссы в Мемфисе; двор и колоссальный первый пилон храма в Луксоре, украшенный царскими колоссами и обелисками; Рамессеум -- заупокойный комплекс на западном берегу Нила в Фивах; храм в Абидосе, завершение строительства и отделка грандиозного гипостильного зала храма Амона-Ра в Карнаке. Кроме того, памятники Рамсеса II зафиксированы в Эдфу, Арманте, Ахмиме, Гелиополе, Бубастисе, Атрибисе, Гераклеополе. При Рамсесе II была сооружена часть храма богини Хатхор в Серабит эль-Хадим на Синае. В общем итоге, Рамсес II построил множество статуй и храмов в свою честь в различных уголках Египту. Самыми крупными на сегодняшний день являются две 20-метровые статуи сидящего Рамсеса II в Абу-Симбеле на юге страны [Бонгард-Левина Г. М. Древние цивилизации. С. 85].

Дошедшие до нашего времени «брачные стелы» Рамсеса II свидетельствуют не только об укреплении добрых взаимоотношений между державами, двумя браками Рамсеса II и хеттских принцесс, одна из которых заняла очень высокое место при дворе и получила египетское имя Маатхорнефрура.

Первой главной супругой Рамсеса II была знаменитая красавица Нефертари Меренмут, которой был посвящен малый храм в Абу-Симбеле; после преждевременной смерти царицы, погребенной в уникальной по своей красоте гробнице в Долине цариц (QV66), её место заняла её старшая дочь -- принцесса Меритамон. Среди других жен царя наиболее известны царицы Иситнофрет I, её дочь Бент-Анат, а также царицы Небеттауи и Хенутмира. Сам Рамсес II имел, по крайней мере, семь жён и десятки наложниц, от которых у него было 40 дочерей и 45 сыновей [Васильев Л. С. История Востока. В 2 т. Т. 2. С. 175].

На северо-востоке Дельты Нила, откуда происходила его семья, Рамсес II основал на месте старого дворца своего отца Сети I новую столицу -- Пер-Рамсес (совр. Кантир и Телль эд-Даба). Этот город оставался основной резиденцией царей XIX--XX династий. Тем не менее, религиозная столица страны оставалась в Фивах, а царские погребения по-прежнему высекались в скалах Долины царей. Гробница Рамсеса II не была завершена и в настоящее время находится в крайне плохом состоянии из-за губительного воздействия почвенных вод и ливней; великолепно сохранившаяся, царская мумия была обнаружена в 1881 году среди других царских тел в тайнике Дейр эль-Бахри 320. В сентябре 1975 года мумия Рамсеса II была подвергнута уникальному процессу общей консервации в Институте человека в Париже.

Можно было бы ожидать, что торжество Фив и жречества бога Амона будет полным. И таковым его, действительно выставляли фиванские стихотворцы. На деле, однако, это было не совсем так. Конечно, южная столица оставалась первенствующим городом, там по-прежнему погребались цари, тамошние храмы, посвящённые Амону, были особенно внушительны, а избрание подходящего человека на должность верховного жреца Амона считалось делом первостепенной важности для фараона. Тем не менее, Фивы перестали быть единственной столицей. Тутанхамон, по всей видимости, не вернулся туда, а поселился в Мемфисе. Харемхеб сразу же после своего избрания фараоном отплыл на север. В Мемфисе подолгу живал Сети I (второй фараон XIX династии), а его сын Рамсес II выстроил себе великолепную резиденцию на северо-востоке Дельты -- Пер-Рамсес («Дом Рамсеса»). Умалением Фив было и то, что после Аменхетепа IV рядом с Амоном постоянно назывались Ра и Птах -- главные божества городов Нижнего Египта -- Гелиополя и Мемфиса. Правда, переселение царей на север могло иметь и выгодную для фиванского жречества сторону, поскольку в самих Фивах оно поднимало значение власти верховного жреца.

Если бы победа осталась полностью за жречеством и старой знатью, то можно было бы ожидать, что победители примут меры к известному ограничению власти фараона в свою пользу. Но этого не произошло. Рамсес II в установлении почитания собственных изображений далеко превзошёл Аменхетепа III, а раболепная лесть двора ныне превращала царя в хозяина даже всей природы. В то же время, хотя владения в Сирии и Палестине уменьшились и были разорены, а бесконечные войны должны были истощить и самый Египет, никогда ещё не строилось столько храмов, как во вторую половину Нового царства. Вероятно, Харемхеб воздвиг, а последующие цари отделали изумительный чертог перед главным храмом Амона в Фивах площадью в 5 тыс. кв. м со 134 колоннами, из которых средние 12 -- высотой в 21 м, а с архитравом --даже 24 м. На вершине любой из 12 колонн могло уместиться до 100 человек. Не менее величественным был вырубленный в Эфиопии в скале храм, известный ныне под именем Абу-Симбельского. Четыре изваяния Рамсеса II, высеченные из скалы у входа в храм, были высотой в 20 м каждое. Подобное каменное изваяние уцелело частично и в поминальном храме того же царя в Фивах (в так называемом Рамессее), значительно меньшие -- на месте исчезнувшего храма Птаха в Мемфисе. Рамсес II сооружал множество храмов в Египте и Эфиопии. Груды обломков громадных сооружений видны и поныне на месте новой столицы Рамсеса II в северо-восточной части Дельты. Сооружения, воздвигнутые Сети I и его сыном в городе Абидосе, совершенно затмили всё созданное там прежде. Так же перед гробницами Сети I или Рамсеса III (IV) в Фиванских скалах терялись гробницы их предшественников времён XVIII династии [Бонгард-Левина Г. М. Древние цивилизации. С. 158].

Конечно, строительство второй половины Нового царства свидетельствовало о значении храмовой знати, но оно же бесспорно говорило о неисчерпаемых средствах и рабочей силе, находившихся в распоряжении фараоновской власти, которая могла привлекать к строительству массы населения всего Египта [Васильев Л. С. История Востока. В 2 т. Т. 2. С. 177]. Хозяйственное развитие Эфиопии, ставшей теперь полуегипетской страной, и Нижнего Египта, превратившегося в ведущую часть страны, в значительной мере, если не сполна, окупало урезку прежних сирийско-палестинских доходов. новый царство египет рамсес

Последние представители XVIII династии и цари XIX династии оставались согласно надписям царями, «творящими» сановников и выдвигающими «бедняков». Выставлять себя простолюдином, возвеличенным милостью царя, было настолько принятым, что подобное прошлое приписывал себе иной раз даже вельможа, заведомо непростого происхождения. В этой связи нужно отметить, что в числе влиятельнейших людей в государстве при XIX--XX династиях были личные царские прислужники -- «кравчие царя» (которым давались ответственные поручения); иные из них были безродными иноземцами (сирийцами).

Свидетельством политики фараонов, направленной на то, чтобы найти опору своей власти среди средних и мелких рабовладельцев, является указ, изданный Харемхебом. Под страхом тяжёлых кар он запрещал должностным лицам и военным забирать у населения рабов, ладьи и т. п. Одновременно царь слагал с судей налог в пользу казны в видах пресечения взяточничества, от которого, конечно, страдали, прежде всего, люди незнатные [Берлев О. Д. Трудовое население Египта в эпоху Среднего царства С. 83]. Харемхеб придавал большое значение своему указу и обнародовал его в виде надписей на камне в разных городах страны. Этот указ не только соответствовал интересам «всякого рядового воина и всякого человека, что в земле (египетской) до края её», но и был к выгоде самой царской власти, искавшей поддержку у средних слоёв и мелких рабовладельцев. Должностных лиц он, разумеется, не исправил -- известиями о порочности их полны источники того времени; ничему не научил он и судей -- об их продажности во всеуслышание говорилось в сказках и даже в школьных прописях.

После Аменхетепа IV между старой знатью и жречеством Амона, с одной стороны, и новой знатью, связанной с мелкими рабовладельцами -- с другой, было достигнуто какое-то соглашение. По всей вероятности, оно выразилось и в территориальном размежевании: Юг остался за Фивами, за старой столицей, за её могущественными храмами, а Север в силу его положения подле палестинской границы был естественным местом сосредоточения фараоновских войск. Обосновываясь на севере, фараон не только уходил из-под непосредственного влияния слишком сильной южной знати. Он мог обеспечить здесь до некоторой степени благоприятные условия для процветания новой знати, на которую он опирался, особенно в новой столице, где старой знати не было, как не было её и в созданной в своё время Аменхе-тепом IV столице Эль-Амарна. Сосредоточение в Нижнем Египте вооружённых сил, высшего управления и двора не могло не сказаться на его значении. Если ещё в середине XVIII династии Нижний Египет был для столичных вельмож страной на отлёте, до того полу чужой, что поставки оттуда чуть ли не приравнивались к иноземной дани, то теперь Север стал ведущей частью государства, и мы имеем достаточно указаний на царившее там хозяйственное оживление [Берлев О. Д. Трудовое население Египта в эпоху Среднего царства С. 95].

В царствование Рамсеса II особым почитанием пользовались культы Амона, Ра, Птаха и Сета; однако, именно в это время в религиозной жизни страны все заметнее становится азиатское влияние, выразившееся во включении в египетский пантеон иноземных божеств, ассоциировавшихся с войной или враждебной египтянам морской стихией [Васильев Л. С. История Востока. В 2 т. Т. 2. С. 179].

В последние годы правления Рамсес II был обожествлен как «Великая Душа Ра-Хорахте», объявив себя, таким образом, воплощением солнечного бога на земле. Рамсес II скончался на 67-м году правления и пережил двенадцать своих сыновей, среди которых двое -- военачальник Аменхерхепешеф и Хаэмуас, верховный жрец бога Птаха в Мемфисе, особенно долго носили титул наследника престола. Египетский трон унаследовал тринадцатый сын царя -- Мернептах, сын царицы Иситнофрет I, к этому времени -- мужчина средних лет. Он был первым из нескольких наследников Рамсеса II, краткие правления которых завершили XIX династию.

Спустя тысячелетия после правления Рамсеса II его культ процветал в Мемфисе и Абидосе. Весьма показательным стало наследие образа царя и его сыновей в древнеегипетских и античных сказаниях и легендах. В Фивах около 300 г. до н. э. жрецы бога Хонсу для поддержания авторитета их храма даже воздвигли в святилище бога массивную стелу, текст которой, рассказывающий о путешествии целительной статуи бога Хонсу в страну Бахтан, был навеян азиатскими походами Рамсеса II и его свадьбой с хеттскими принцессами.

Высеченный на камне текст договора Рамсеса II с царём хеттов Хаттусили III (это самый древний из мирных договоров, сохранившихся в истории) выставлен на обозрение -- в холле нью-йоркской штаб-квартиры ООН.

В сентябре 2008 года в ходе раскопок в районе Айн-Шамс на востоке Каира группа египетских археологов обнаружила руины храма фараона Рамсеса II, также в этом районе обнаружены фрагменты гигантской статуи Рамсеса II.

В 1974 году египтологи обнаружили, что мумия фараона Рамзеса II быстро портится. Было принято решение немедленно везти её самолётом во Францию для экспертизы, для чего мумии оформили современный египетский паспорт, а в графе «род занятий» написали «король (скончавшийся)». В Париже мумию встречали со всеми военными почестями, полагающимися королям.

Глава 2. Внешняя политика фараонов XIX династии. Падение XIX династии в Египте

2.1 Внешняя политика фараонов XIX династии в Египте. Война с хеттами

Укрепив государство, Рамсес начал готовиться к большой войне с хеттами. Так как Рамсес называл «второй экспедицией» кампанию, которая завершилась битвой при Кадеше на 5-м году правления, можно предположить, что стела, установленная на 4-м году в Нахр эль-Келб, к северу от Бейрута, является напоминанием о первой кампании. Несмотря на то, что практически весь текст утерян, изображение Ра-Хорахти, протягивающего руку к царю, ведущему пленника, позволяет говорить о некоем военном событии. Видимо, в 4-й год правления Рамсес предпринял свой первый поход в Переднюю Азию, направленный на подчинение морского побережья Палестины и Финикии, в качестве необходимой предпосылки дальнейшего успешного ведения борьбы с хеттами. В ходе этого похода Рамсесвзял город Берит и достиг реки Элевтерос (Эль-Кебира, «Собачьей реки»), где поставил свою памятную стелу. То, что Нахр эль-Келб находится на территории, которую занимали племена амурру, вероятно, говорит о подчинении царя аммуру Бентешина египетским властям. Произошло это, прежде всего, из-за активизации хеттских набегов, в то время как египетское присутствие гарантировало хоть какое-то спокойствие. Именно это событие стало поводом для объявления войны между Рамсесом II и хеттским царем Муваталли: это достаточно ясно из текста договора, подписанного Шаушкамуйа, сыном Бентешина и Тудхалией, сыном Муваталли.

Весной 5-го года своего правления Рамсес, собрав более чем 20-тысячное войско, выступил из пограничной крепости Чилу во второй поход. Через 29 дней, считая со дня выступления из Чилу, четыре воинских соединения египтян, названные в честь Амона, Ра, Птаха и Сета, в каждом из которых было около 5 тысяч воинов, разбили лагерь на расстоянии одного перехода от Кадеша. Одно из соединений, называвшееся по-ханаански «молодцы» (неарим), и составленное фараоном, видимо, из отборнейших воинов, ещё раньше было послано вдоль морского побережья, для последующего воссоединения с основными силами у Кадеша. На следующий день, утром многотысячное войско египтян начало переправу через Оронт у Шабтуна (позднее известен евреям под названием Рибла). Введенный в заблуждение подосланными в египетский лагерь хеттскими лазутчиками, которые уверяли, что хетты отступили далеко на север, к Халебу, Рамсес с одним, уже переправившимся отрядом «Амона», не дожидаясь переправы всего остального войска, двинулся к Кадешу.

На севере, на небольшом мыске при слиянии Оронта с его левым притоком, громоздились зубчатые стены и башни Кадеша. А в заречной равнине, к северо-востоку от крепости, скрытое городом в полной боевой готовности стояло всё войско Хеттского царства и его союзников. Согласно египетским источникам, хеттская армия насчитывала 3500 колесниц с тремя воинами на каждой и 17 тысяч пехоты. Общее количество воинов составляло примерно 28 тысяч. Но войско хеттов было, донельзя смешанным, и в значительной степени наёмным. Кроме хеттских воинов в нём были представлены едва ли не все анатолийские и сирийские царства: Арцава, Лукка, Киццуватна, Араванна, приевфратская Сирия, Каркемиш, Халаб, Угарит, Нухашше, Кадеш, кочевые племена и так далее. Каждый из этих разноплеменных союзников явился под начальством своих властителей и, следовательно, Муваталли было крайне трудно управлять всем этим скопищем. Царь Хатти Муваталли имел все основания избегать схватки с египтянами в открытом бою [Бонгард-Левина Г. М. Древние цивилизации. С. 185]. Рассчитывать с подобными полчищами одолеть в открытом бою египетское войско, сплоченное, вышколенное и направляемое единой волей, было трудно. Последующая шестнадцатилетняя борьба показала, что войска Хатти избегали битв в открытом поле и больше отсиживались в сирийских крепостях. Во всяком случае, ни на одном из бесчисленных памятников Рамсеса II не показано ни одного крупного сражения с царством Хатти вне городских стен после битвы под Кадешем. Но и сама битва при Кадеше доказывает, что хетты надеялись больше на обман и внезапность нападения, чем на свою военную силу.

Переправившись через Оронт, соединение «Ра» не стало дожидаться частей «Птаха» и «Сета», которые ещё даже не подошли к броду, и пошло на север для встречи с фараоном [Виноградов И. В. Среднее Царство в Египте и нашествие Гиксосов. С. 258]. Тем временем, южнее Кадеша, вне поля зрения египтян, сосредоточилась основная масса колесничего войска противника. Переправа его колесниц через Оронт, очевидно, производилась заблаговременно и прошла незаметно для египтян. Соединение «Ра» в походном порядке, не готовое к бою, подверглось нападению вражеских колесниц, и было молниеносно рассеяно, а колесницы обрушились на соединение «Амона», занимавшееся разбивкой стана. Часть египетских воинов обратилась в бегство, а часть вместе с фараоном была окружена. Египтяне понесли огромные потери. Рамсесу удалось сплотить вокруг себя свою гвардию и занять круговую оборону. Спасению Рамсеса от неизбежного поражения способствовало лишь то, что хеттская пехота не смогла переправиться через бурные воды Оронта и не пришла на помощь своим колесницам. Счастливая случайность -- неожиданное появление на поле брани ещё одного отряда египтян, того самого, который шёл берегом моря, несколько выправила положение, и египтяне смогли продержаться до вечера, когда к Кадешу подошёл отряд «Птаха». Хетты были вынуждены отступить за Оронт, получив, в свою очередь, урон при переправе через реку. В этом сражении погибли два брата хеттского царя Муваталли, несколько военачальников и много других знатных хеттов и их союзников. На следующий день, утром Рамсес вновь напал на хеттское войско, но сломить врага не удалось и в этом сражении. Во всяком случае, ни один источник не говорит о том, что фараон овладел Кадешем. Обескровленные противники явно были не в силах одолеть друг друга. Хеттский царь Муваталли предложил фараону перемирие, что дало Рамсесу возможность с честью отступить и благополучно вернуться в Египет. Хеттский же царь успешно продолжил свои действия с целью подчинить Амурру и, в итоге, сместил правителя Бентешина. Хетты даже продвинулись дальше на юг и захватили страну Убе (то есть оазис Дамаска), ранее принадлежащий Египту.

Битва при Кадеше сильно впечатлила Рамсеса II, который приказал воспроизвести рассказ об этом событии и грандиозные панорамные «иллюстрации» к нему на стенах многих храмовых комплексов, в том числе, в Абидосе, Карнаке, Луксоре, Рамессеуме и Абу-Симбеле. Основные источники, повествующие о произошедшем, -- три различных текста: длинный детальный рассказ с включенными лирическими отступлениями -- так называемая «Поэма Пентаура»; короткий рассказ, посвященный событиям самой битвы -- «Доклад» и комментарии к рельефным композициям. О битве при Кадеше упоминают и несколько хеттских документов [Виноградов И. В. Среднее Царство в Египте и нашествие Гиксосов. С. 259].

Источники, касающиеся дальнейшего хода войны с хеттами, весьма скудны, и порядок событий не вполне достоверен. Войны в Азии, которые Рамсес II вёл после 5-го года правления, были вызваны, прежде всего, новым усилением Хеттского царства, враждебностью сирийского севера и потерей Амурру. На 8-ом году правления Рамсес вновь вторгся в Переднюю Азию. Итогом этого похода стало взятие Дапура. При содействии своих сыновей, Рамсес осадил и взял эту стратегически важную крепость. Взятие Дапура, изображенное на стенах Рамессеума, Рамсес считал одним из своих славнейших деяний. Он отводил этому подвигу второе место после «победы» под Кадешем. Дапур, находящийся согласно египетским текстам «в стране Амуру, в области города Тунипа», вероятно, к этому времени уже вошёл в Хеттскую империю, так как в некоторых источниках говорится о его местонахождении одновременно и «в стране Хатти». Как обычно, приступу предшествовала битва на равнине под крепостью, а вскоре и она сама была взята, и к Рамсесу вышел представитель царя Хатти, ведя предназначенного в дар фараону тельца, в сопровождении женщин, несших сосуды и корзины с хлебом.

Ко времени Рамсеса II военное искусство египтян шагнуло далеко вперед по сравнению со временем медлительных приёмов Тутмоса III, основавшего двумя столетиями ранее «египетскую мировую державу». Тот предпочитал брать укрепленные города измором и часто, не добившись цели, в бессильной злобе опустошал окрестные сады и нивы. Напротив, войны Рамсеса II превратились в непрерывное взятие приступом больших и малых крепостей. При том трудном положении, в котором египтяне оказались в Сирии-Палестине, фараон не мог тратить время на долгую осаду. Перечень городов «захваченных Его Величеством» в Азии сохранился на стене Рамессеума [Васильев Л. С. История Востока. В 2 т. Т. 2. С. 183]. Многие топонимы плохо сохранились, некоторые до сих пор не локализованы. В стране Кеде, возможно расположенной на подступах к Анатолии, был взят укрепленный город с великолепным княжеским дворцом.

По-видимому, в это же время были взяты и разграблены Акко на финикийском побережье, Иеноам на границе с югом Ливана, и другие северо-палестинские города, также упомянуты в списке Рамессеума. Хотя ни один из документов не говорит о взятии Кадеша, но ввиду того, что Рамсес делал завоевания далеко на севере от этого города, последний, несомненно, был захвачен египтянами. Рамсес также взял город Тунип, где поставил свою собственную статую. Но когда Рамсес возвратился в Египет, хетты снова заняли Тунип, и на 10-ом году своего правления Рамсес был вновь вынужден брать этот город. Причём, во время этого с ним снова произошёл какой-то случай; Рамсесу, почему-то, пришлось даже сражаться без доспехов, но сведения об этом подвиге, к сожалению, слишком отрывочны, чтобы точно составить себе представление о том, что же с ним произошло. Это событие упоминается в тексте стелы в долине Нахр эль-Келб.

По-видимому, в период борьбы Рамсеса в Сирии или несколько позже, произошли какие-то смуты в Палестине. Недатированная сцена в Карнаке изображает подчинение города Аскалона. На 18-ом году Рамсес вёл военные действия в районе города Бейт-Шеана. Между 11-м и 20-м годами своего правления Рамсес был занят укреплением египетского господства в Палестине. Недатированные военные кампании изображены на стенах Луксора, Карнака и Абидоса. Среди рельефов Луксора упомянута военная кампания в регионе Моава; также известно, что Рамсес воевал с племенами шасу на юге Мертвого моря в районе Сеира, позже переименованного в Эдом. На востоке от Геннисаретского озера Рамсес поставил плиту в ознаменование своего посещения этого района. Список Рамессеума упоминает Бет-Анат, Канах и Мером, города, которые библейской традицией размещаются в Галилее. Надписи Рамсеса утверждают, что он покорил Нахарину (Приевфратские области), Нижний Речену (Сев. Сирию), Арвад, Кефтиу (о. Кипр), Катну. Впрочем, несмотря на большое число побед, «мировая» держава Тутмоса III полностью восстановлена не была: во всех начинаниях Рамсесу мешало царство Хатти, являясь опорой мелких князьков Сирии-Палестины. В конечном итоге, Северная Сирия и даже царство Амурру остались за царством Хатти. Лишь в прибрежной полосе, уже по свидетельству египетских источников, владения фараона доходили, по меньшей мере, до Симиры [Монтэ П. Египет Рамзесов С. 127].

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой