Египет: от фараонов к современности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

египет фараон обряд царство

Египет: от фараонов к современности

Один из замечательных памятников египетской письменности, приобретенный и разработанный нашим соотечественником, В. С. Голенищевым, влагает в уста князя финикийского города Библа, следующие слова: «Амон устроил все земли, устроенные им, но землю Египетскую — раньше других. И искусство вышло из неё, и учение вышло из неё, чтобы дойти до места, где я пребываю». Этот князь конца 12 века, указывающий тщательно египетскому путнику на свою независимость, открыто признает в эту эпоху политического упадка Египта его культурное и духовное первенство и свидетельствует о великой роли Нильской долины в истории цивилизации.

Действительно, какую бы сторону нашей жизни мы ни взяли, исследование её истории нас по большей части, в конце концов, приводит в Египет, который был отцом европейской государственности, европейского искусства, многих явлений нашей религиозной жизни и быта. Египет — родина архитектурных форм колонны, базилики; он же создал наши иконы и монашество, к его иллюстрированным папирусам приходится восходить, чтобы объяснить происхождение наших книг с рисунками, в нем следует искать пункт распространения многих сюжетов и мотивов наших сказок. Росписи стен, выродившиеся в наши обои, флаги, выкидываемые на мачтах в праздники, весы на изображениях страшного суда, представления апокрифического характера о загробных чудовищах и вратах, различные средства народной медицины и многое иное, разнообразное и иногда неуловимое, может быть объяснено только как наследие великой культуры, накоплявшей и развивающей свое духовное достояние в течение тысячелетий.

Геологами уже написана история образования Нильской долины. Это было время, когда ее еще не было, когда течение великой реки, встретив гранитные массы у Асуана, пошло западнее по Ливийской пустыне, а морской залив доходил, вероятно, до Эсне. Климат в это время в Египте был тропический; но и в доисторическое время, судя по первобытным рисункам и остаткам, в Египте ещё водились львы, жирафы, слоны, носороги, произрастали многие растения, свойственные ныне только странам верхнего Нила.

Возможно, что и первобытное население Египта было однородным на всем протяжении долины, что обитатели юга постепенно двигались к северу по мере образования египетской части долины.

По исследованию антропологов, тип египтян весьма сложный и явился результатом взаимодействия различных рас, и в этом отношении они подобны другим культурным народам. По языку она находится в несомненном родстве с семитической, но в более отдаленной степени, чем различные части семитической ветви — между собой. Равным образом и отдельные представители хамитического мира не обнаруживают этой степени близости, будучи расселены на более обширной территории, имея столь различные судьбы. Египтяне были единственным народом этого племени, создавшим мировую культуру и богатую литературу, которая к тому же на многие века отстоит от современных произведений народной словесности различных хамитских племен. Египетский язык обнаруживает наибольшую близость к семитическим и в грамматике, и в словаре, особенно в том, что корни состоят главным образом из трёх согласных, и гласных форм. И звуковой состав языка тот же. И близость эта увеличивается по мере того, как мы знакомимся с более древними стадиями развития языка, имевшего длинную и поучительную историю. Очевидно, Египет и потом, продолжая питаться новыми переселениями с востока, усилившими в нём азиатско-семитический элемент. Это доказывается и другими сторонами культуры — религией и искусством: и там и здесь мы встречаем родственные черты с азиатской цивилизацией, развившейся в области двух великих рек.

Начало Египетского государства следует относить самое позднее ко второй половине 4 тысячелетия до Р. Х. Если мы даже оставим в стороне огромные цифры, приводимые учёными, занимавшимися геологической историей Нильской долины, всё же должны будем признать, что много веков подготовило египтян к их великому историческому будущему, тем более, что уже к концу 5 тысячелетия должно быть отнесено появление их календаря, как результата, вызванного землевладельческими потребностями наблюдения неба.

Предки египтян пришли на территорию долины Нила с запада в 5 тысячелетии до Р. Х. Первоначально был заселён Файюмский оазис, а затем началось освоение долины реки. Поселения додинастического периода (5 — конец 4 тысячелетия до Р.Х.) представляли собой крупные сельские общины, где было развито ремесленное производство (керамика, медные орудия), но еще не наблюдалось значительной имущественной дифференциации. В последнюю четверть 4 тысячелетия до Р.Х. начался процесс формирования государственности, в котором ведущую роль играли правители городов Верхнего Египта Тунис и Иераконполь. К этому времени ранние земледельческие общины уже создали первые территориальные объединения — номы, которые позднее превратятся в провинции исторического Египта. Потребность общин в объединении была связана с необходимостью сооружения ирригационных систем: возникающая государственная власть брала под контроль, прежде всего эту сферу. На протяжении всей египетской истории поддержание и сохранение оросительной системы и ритуальная ответственность за необходимый уровень нильского паводка оставались одной из главнейших функций царей.

Дошедшие до нас египетские и греко-римские источники называют 1-м египетским царем Менеса (около 3200 — 3138 гг. до Р.Х.). Он также известен как основатель столицы Старого царства — Мемфиса, в 20 километрах к югу от вершины Дельты. Однако объединение царств Верхнего и Нижнего Египта, по-видимому, произошло до воцарения Менеса. В источниках упоминается 3 его предшественника, носившие титул Гор Скорпион, Гор Двойник (Ка) и Гор Сом (Нар или Нармер). На памятниках этих царей сохранились изображения, свидетельствующие о крупных военных победах и проведении пышных ритуалов.

Среди преемников Менеса наиболее значительным был царь Ден, правивший более 40 лет. Он воевал за пределами страны: сохранился ярлык с изображением Дена, «поражающего Восток». В его царствование проводились крупные ирригационные работы. О других царях 1-й и 2-й династий известно крайне мало. В период 2-й династии Мемфис укрепил свой столичный статус: его некрополь Сакара стал царским. Известно, что один из царей 2-й династии, Перибсен, стал титуловать себя не Гором, а Сетом, что свидетельствует о каких-то существенных переменах в сфере верховной власти, поскольку Гор был древним царским божеством, а Сет — его мифологическим противником. Последний царь верхнеегипетской ветви 2-й династии предпринял поход в Дельту, восстановил единство страны после её кратковременного распада, принял имена Гора и Сета и стал называть себя Хасехемун (Воссиявший Двумя Жезлами). По-видимому, именно в его правление процесс объединения страны был завершен.

Переход престола к 3-й династии ознаменовался прекращением внутренних смут на длительный период. В этот период письменность, культура и искусство Египта сделали огромный шаг вперёд. Стабильная политическая ситуация способствовала экономическому и культурному подъёму страны: египтяне считали эпоху Старого царства своего рода «золотым веком». Первым выдающимся правителем Старого царства был Джосер (около 2775 — 2756 года), которому принадлежит ступенчатая пирамида в Сакаре — 1-я пирамида в Египте и, вероятно, древнейшее монументальное каменное сооружение в мировой истории. Найденная в Сакаре статуя Джосера — один из первых образцов монументальной каменной скульптуры.

О последующей истории 3-й династии известно очень мало. Приемники Джосера продолжили строительство пирамид, но все они сохранились незаконченными или разрушенными. Значительный шаг вперёд был сделан основателем 4-й династии Снофру 9около 2719 — 2695 года), которому приписывают 3 пирамиды: 1 — в Медуме, возможно была заложена его предшественником, а Снофру завершил её. Снофру также создал систему укреплений на востоке Дельты и вел военные действия в Нубии и Синае. В народной памяти он стал идеалом доброго и мудрого царя. Сын Снофру Хуфу (греческ. Хеопс (около 2695 -2672 года)) воздвиг на плато Гиза самую большую из египетских пирамид. Её высота 146, 6 метров, длинна каждой из сторон основания — 230 метров. Его сын Хафра (греческ. Хефрен (около 2664 — 2608 года)) и внук Манкаура (греческ. Микерин (около 2599 2581 года)) построили несколько меньших размеров. Масштаб строительных работ в Гизе свидетельствует о том, что 28 — 26 века, были временем наибольшей концентрации власти и централизации страны в период Старого царства. От эпохи 4-й династии сохранились также царские скульптурные памятники (статуя Хефрена, триады Микерина и др.).

При 5-й династии Египет сохранял влияние на Синае и в Нубии и поддерживал торговые связи с Восточным Средиземноморьем. При 6-й династии (2433 — 2245 гг.) египетские войска вели сражения в Ливии, на Синае, в Южной Палестине; в Финикии опорным пунктом Египта стал город Библ.

При 5-й династии появляются солнечные храмы новый тип сакральных архитектурных комплексов.

При 6-й династии продолжается ослабление централизованной власти. Монархи начинают передавать свои полномочия по наследству. Окончательный перелом происходит на протяжении чрезвычайно долгого правления царя Пепи 2 (около 2373 — 22 79 года). В начале его царствования Египет по-прежнему был могущественной державой, снаряжавшей экспедиции в Эфиопию и Палестину и строившей великолепные гробницы. Однако наряду с этим происходило массовое обнищание рядового населения, активное порабощение неимущих. Ранее историки считали, что упадок Старого царства был связан с потерей политического единства из-за сосредоточения власти в руках номовой знати. Теоретически доцентрализация могла разрушить единую ирригационную сеть, обеспечивавшую урожаи. Однако крах был очень быстрым, и поэтому более вероятно, что наряду с усилением местной власти распаду государства способствовал природный катаклизм. В последней четверти 3-го тысячелетия до Р.Х. в Северной Африке начался крайне засушливый период, сопровождавшийся серией низких разливов Нила, которые привели к голоду и социальным потрясениям в Египте. 7-я династия была, по-видимому фиктивной: согласно Манефону из Себенита, единственному в настоящее время египетскому историку, создавшему «Историю Египта» в 3-х книгах на греческом языке, её составили 70 царей, правящих 70 лет. От 8-й династии (около 2245 — 2125 года), при правлении которой столицей по-прежнему был Мемфис, сохранился ряд указов, адресованных в Коптос. Это был последний период, когда центральная власть Египта распространяла влияние на удалённые области. Затем на смену мемфисским правителям пришла 9-я династия; столицей стал Гераклиополь.

Тексты, дошедшие от этой эпохи, рассказывают о катастрофических неурожаях и голоде. Прервались контакты с другими странами, распалась социальная иерархия, сформировавшаяся в предшествующую эпоху. В страну начали проникать соседние кочевые племена, искавшие спасения от засухи. Египет перестал быть единым государством: 9-й и 10-йгераклиопольским династиям удалось объединить значительную часть земель, однако их влияние было несравнимо с могуществом династий Старого царства. К концу 22 века на юге страны, в Фивах, укрепилась 11-я династия, которая со временем начала претендовать на власть над всем Египтом. На рубеже 3 -2 тысячелетия до Р.Х. было восстановлено единое государство со столицей в Фивах.

Есть на протяжении культурного мира пункты, в которых на небольшом пространстве в течение веков накоплялись духовные сокровища нации и которые отражают все стороны, все характерные особенности создавшей их цивилизации. При жизни нации они являются её сосредоточием, святынями, потом для нового мира они делаются красноречивыми свидетелями великого прошлого, грандиозными музеями славной старины. Таковы для древнего классического мира Акрополь и римский форум с Пантеоном и Капитолием, для Западной Европы — Лондонский парламент с Вестминстерским аббатством, для христианского Востока — его последнее слово и завершение, Московский Кремль. Но, ни одно из этих созданий национального гения не может по грандиозности, богатству и, конечно, древности идти в сравнение с тем, что представляют собою египетские Фивы, бывшие священным средоточием древнейшей человеческой культуры в течение многих веков. Нигде на земном шаре нельзя найти такой значительной площади, до такой степени изобилующей великими памятниками глубокой древности. До сих пор на поверхности земли сохраняют своё грандиозное великолепие остатки великих храмов, имевших тысячелетнюю историю и представляющих различным религиозным целям. Под землей до сих пор из своих гробничных дворцов беседуют с нами создатели этой блестящей цивилизации, цари, их сподвижники и простые подданные до самых низших слоёв населения включительно; мы узнаём их деяния, верования, чаяния, они говорят нам о своих успехах, радостях и бедствиях. Самая почва великого города до такой степени насыщена произведениями своей необычной по богатству и интенсивности культуры, что найденным наполнены музеи и частные собрания Каира, всей Европы и Америки, и все еще этот родник представляется неисчерпаемым. Будучи созданием нации, исключительно одарённой в художественном и религиозном отношениях, притом в период наибольшего расцвета ее духовных и материальных сил, когда она была и в политическом отношении первой в мире, великий град Амона представляет исключительное явление в истории, тем более что благоприятные климатические условия Верхнего Египта обусловили сохранение его памятников, несмотря на политические погромы, смену владык, языков, религий.

Для самих египтян Фивы были вечным городом, по преимуществу олицетворением их культуры, религии, политического могущества, «градом великим, могучим, победоносным, владыкой победоносного оружия, владыкой всех градов». Фивы — сияющий град Вседержителя, божественное око Атума, око Ра. Фивы могущественнее всех градов — они отдали землю победой единственному владыке.

Родоначальником 11-й династии был Иниотеф (Старший). Его внук, имя которого не сохранилось, принял царский титул. В конце 21 века после продолжительной борьбы ливанского и гераклиопольского царских домов Египет был объединён под властью царя 11-й династии Ментухатепа 1 (около 2033 1982 года). При нём были возоблены активная внешняя политика и масштабное строительство. На западном берегу Нила, в долине Дейр — эль — Бахри, Ментухотеп возвел монументальный заупокойный храм, представляющий собой новый тип погребального ансамбля, в котором традиционно для царских погребений пирамида была воспроизведена в уменьшенном виде и поставлена на 2 террасы.

Основатель 12-й династии Аменемхетеп 1 (1963 1934 гг.) был верховным сановником при последнем царе 11-й династии и сумел захватить престол. За время правления 12-й династии (1963 — 1786 гг.) на престоле сменилось 8 царей, однако они уже не обладали той неограниченной властью, которой располагали владыки Старого царства, постоянно находясь под угрозой внутренних смут. Чтобы обеспечить непрерывную передачу власти, они ввели систему соправительства: сын становится соправителем отца и получал царский титул еще при его жизни. Аменемхетеп 1 перенёс столицу в город Иттауи на границе Верхнего и Нижнего Египта, недалеко от Файюмского оазиса. В этот период в оазисе велись масштабные ирригационные работы, в результате которых нильский рукав Юсуф был объединен с Меридовым озером, и оно превратилось в искусственное водохранилище, позволявшие орошать немалые площади даже в период низких разливов реки. Файюмский оазис стал одним из наиболее производительных районов, который мог обеспечить материальную основу для прочной царской власти.

Египет вновь начал расширять границы. Аменемхет 1 восстановил влияние Египта в Азии, систему укреплений на востоке Дельты, вёл успешные войны в Нубии и Ливии. Наиболее известен завоеваниями Сенурсет 3 (1862 — 1843 гг.), который предпринял крупный поход в Нубию. Он вновь распространил влияние Египта на юге до области между 2-м и 3-м порогом, построил здесь 13 крепостей. Масштаб его войн остался в легендарной традиции: позднее предание именовало Сесорисом (грецизированная форма имени Сенурсет) царя-завоевателя мира, в образе которого слились воинственные правители Среднего и Нового царств.

Власть 12-й династии окончательно укрепилась при Аменемхете 3 (1843 1798 гг.), в правление, которого прекратились строительство гробниц провинциальных вельмож. Он завершил ирригационные работы в Файюме и выстроил здесь грандиозный заупокойный храм с множеством помещений, посвященных различным локальным богам, по-видимому, преследуя тем самым цель централизации культа. Позднее греки назвали это сооружение Лабиринтом (возможно по созвучию с тронным именем Аменемхотепа 3). От него в настоящее время практически ничего не сохранилось. Вскоре после правления Аменемхотепа 3 Среднее царство стало клониться к упадку.

Блестящая 12-я династия пресеклась при неизвестных для нас обстоятельствах. На троне появлялись узурпаторы, странные личные имена которых, хотя и заключённые в царские овалы, иногда указывают на простое происхождение и отсутствие родовых традиций, хотя в «тронных» именах они старались подчёркивать своё почтение великим Аменемхотепам и Сенурсетам и указывает на связь с ними. Под их властью оставалась одна Фиваида, да и то не всегда бесспорно. Но Фивы снова неуклонно стремятся к возвращению Египту силы и единства. Они выдвигают новую фамилию родственную Иниотефам, во всяком случае, хранившую эти имена и связанные с ними традиции. Хотя её царям и приходилось довольствоваться одним южным царским титулом, но среди них были энергичные личности, вроде Нубхепрера — Иниотефа, от которого до нас дошел важный декрет, низлагающий непокорного монарха соседнего к северу Копта. Этот же царь владел Абидосом и соорудил там изящный храмик. Гробницы этих царей находятся в Драгабуль-Негахе, они часто ливанского типа, очень скромны и напоминают то, что оставили цари 11-й династии — неглубокие, плохо замаскированные склепы; над ними из сырого кирпича пирамида на кубическом цоколе. Традиции этой группы царей унаследовали и следующие, вероятно, родственные им Себекемсафы и Себекхотепы, после которой власть переходит к новой фамилии, опять, опять вспомнившей о 12-й династии. Первый из них, Неферхотеп, успел сделать кое-что для расширения авторитета Фив, а его брат Ханофера Себекхотнп короткое время даже был признаваем во всём Египте, его имя встречается и в Среднем Египте, и в Танисе. Но это не препятствовало существованию во всей стране по-прежнему множества независимых и полунезависимых князьков и не прекратило смут и катастроф извне, известной под названием нашествия гиксосов.

О событиях эпохи правления 13-й и 14-й династии почти ничего не известно. Резкого распада страны в этот период не произошло, но есть основания полагать, что началась децентрализация власти. На 13-ю династию, правившую около 150 лет, приходится более 50 царей, что свидетельствует об одновременном правлении нескольких ветвей этой династии в разных центрах. Признаком распада стало воцарение в городе Ксоис (Западная Дельта) 14-й династии, по-видимому, одновременно с 13-й, но уже не признавшей её власти. Окончательный удар пошатнувшемуся государству нанесли азиатские племена-завоеватели, известные под названием «гиксосы» (от египетского «гекау-шау» — властители — кочевники или «хекау-хасут» — властители (чужеземных) стран). Основную их массу составляли западносемитские кочевники, но наряду с ними в Египет проникали также хурриты и индоевропейцы, которые, возможно, завезли в Египет лошадей и колесницы.

Осев в Египте, гиксосские цари стали принимать египетские царские титулы и основали 15-ю и 16-ю династии (около 1675 — 1530 года), столицей был город Аварис, на востоке Дельты. К последней четверти 17 века до Р.Х. влияние гиксосов распространялось на значительную часть Египта, однако полностью объединить его под своей властью они не смогли. В Фивах и соседних с ними областях были собственные правители египетского происхождения, которые находились в вассальной зависимости от гиксосов. Влияние гиксосского царства простиралось также на Синай, Палестину, Сирию до верхнего течения Евфрата. Благодаря этому значительно расширились связи Египта с Восточным Средиземноморьем. На юге гиксосы вступили в контакт с Нубией, которая после падения Среднего царства превратилась в самостоятельное государство

Из гиксосских царей на памятниках чаще других попадаются три с именем Апоки и Хиан; последний был могущественным владетелем, власть которого признавалась во всём Египте и который был известен за его пределами — и в Палестине, и на Крите; он даже носил титул «Объемлющей страны», наряду с обычным «государь-иноземец» — Ги-Ка-Хасут — прототип слова «гиксос», которое в эллинистическое время объясняли, как «цари-пастухи» или «пленные пастухи» и которых антисемиты этой эпохи сопоставляли с евреями и их приходом в Египет. Во второй четверти 16 века фиванские правители Секенера и его сын Камос начали борьбу против гиксосов. Камос принял царский титул, фактически основав 17-ю династию, осадил Аварис и сумел разрушить союз, существовавший между гиксосами и Нубией. Его брату Яхмосу 1 (1552 1527 гг.) удалось взять Аварис и завершить изгнание чужеземцев. Яхмос 1 считается основателем 18-й династии (1552 — 1302 гг.) и Нового царства.

Время 18-й династии было порой высшего подъёма египетской нации, кульминационным пунктом её политического могущества и культурных достижений. Завоевания расширили кругозор народа и преисполнили его национальным самоудовлетворением, стекавшиеся богатства открыли широкие возможности для исполнения художественных задач и поднимали материальное благосостояние; одновременно с этим замечается подъем вкуса и в области литературы, блестящий период развития которой продолжался и в эту эпоху. Религиозное миросозерцание также ощутило на себе мощное влияние переживаемого времени и явило необычайную высоту богословского умозрения. Амон, первоначально местный фиванский бог, сделавшийся, благодаря отождествлению с илиопольским солнечным божеством, космическим, теперь, освободив свой народ от иноземного владычества и очистив страну от варваров, ведёт его от победы к победе и подчиняет ему огромные области, вселяя уважение и страх перед ними в те страны, которые остались вне непосредственного действия египетского оружия. Египет достиг славы, богатства и центрального положения в мире. Амон получает характер универсального божества, ему строят храмы и за пределами Египта в завоёванных областях, ему должны молиться лояльные вассалы фараона в Сирии и Нубии… Естественно, что египтянам дорог был культ этого божества, тем более, что оно было близко к их религиозным запросам — это был вместе с тем и личный бог, промыслитель мира, слушающий молитвы, согревающий весь мир любовью. Праздники и процессии Амона были настоящими национальными торжествами. Фиванский бог сделался универсальным, не переставая быть национальным и даже городским. Египетской религии оставалось сделать еще шаг дойти до идеи мирового божества, не связанного ни с местом, ни с народом, ни с мифологией, божества, одинаково близкого и египтянам и покоренным народам, и даже не подчинившимся оружию Египта. И этот шаг был сделан.

Тутмос 34 был недолго последним фараоном, которого видели покоренные области севера. Его преемник Аменхотеп 3 после непродолжительного нубийского похода мог безмятежно пользоваться плодами трудов своих предшественников, мирно строить храмы, вести блестящую придворную жизнь, располагая несметными богатствами, накопленными и вновь поступавшими с юга и севера. Вассалы его боялись, соседи чтили, к своему собственному народу он стал более близким, чем его предшественники — он как бы сошел с недосягаемого пьедестала божественного достоинства и стал посвящать народ в обстоятельства своей жизни. Египет стал приближаться к тому, что мы представляем себе как Новое царство. Видную роль играла его супруга, дочь нетитулованных родителей, Тии, имевшая на него большое влияние и имевшая своеобразные представления в области религии. При дворе её вспомнили об Илинополе и его солнечном божестве, которое стали представлять не только в виде древнего Ра-Атума, но и под именем Атона, что означало просто диск солнца. Когда умер Аменхотеп 3 и вступил на престол её юный сын Аменхотеп 4, она получила ещё большее влияние на дела, и это выразилось, прежде всего, в усилении религиозного движения в сторону Илиополя и Атона. Руководствовались ли носители этого движения исключительно религиозными стимулами или на их деятельность влияли и политические соображения — желание положить предел развитию материальный или духовной силы жрецов Амона, — мы не наем, но что движение было угрозой последней, это стало очевидно уже после первых шагов нового царя. В первые пять лет своего царствования он не посягал прямо на фиванские традиции, но начал строить в Фивах, бок о бок с великими храмами большой храм Атону. Недовольство фиванского духовенства вынудило их вступить в открытую борьбу с ним и его богом. Культ Амона был запрещен; вместе с ним подверглись гонению его Триада — Мути Хонсу, а также Птах, Хатор и другие боги. Были посланы экспедиции по всему Египту для уничтожения культа Амона и даже самой памяти о нем, для чего в надписях изглаживались имена Амона и других богов (иногда даже множественное число — «боги») и заменялись именем Атона. И собственное своё имя царь откинул, заменив его на «Эхнатон», т. е. «Угодный Атону». Он объявил себя верховным жрецом этого бога и принял илиопольский титул, как и для храма его, нашли илиопольский термин «Дом обелиска», а учение об Атоне царь объявил открытым ему самим Ра. Это учение он познал один и передал его людям, это — «учение жизни», и заключается оно в том, что божество проявляет себя в вещественном солнце, которое является его изображением. Божество не связано с мифологией и географией — оно одинаково близко и египтянам и инородцам, оно изливает Египту Нил в виде реки, текущей из «преисподней», а сирийцам в виде дождя с неба. Оно должно быть почитаемо везде, и Эхнатон стал строить ему храмы и за пределами Египта. Но Фивы были слишком связаны с Амоном и традициями. Царь покинул этот город и основал себе новую столицу в самом средоточении Египта, руководствуясь, по-видимому, исключительно этим, чуждым традициям, соображениям — в Ермопольском номе, близ нынешней деревни Телль-эль-Армана. Здесь он отмежевал своему богу участок, ограничив его со всех сторон большими каменными плитами с изображением себя и своей семьи в молитве перед Атоном, и с надписями, в которых давал обет не покидать этого места. Были заложены великолепные храмы, несколько отличающиеся от обычных египетских и напоминающие древние храмы богу Солнца. С царём переселились и его сподвижники. Они построили себе в новом городе роскошные усадьбы с садами, приготовили гробницы, на стенах которых изобразили и себя награждаемыми царем золотыми ожерельями (в эпоху войн их давали за военные заслуги), и начертали гимн Атону, в которых выразили основы новой религии и которые являются высшим из того, что нам сохранилось из египетской религиозной поэзии. Справедливо их сопоставляют в некоторых отношениях с 103 псалмом. Такое необычайное достижение религиозной мысли сопровождалось не менее замечательным подъемом и в области искусства.

Владычество гиксосов не прервало художественного развития, начало эпохи Нового царства непосредственно примыкает к Среднему, образуя вместе с ними классическое время жизни великого народа. Огромные материальные средства и мировое положение давали возможность осуществить грандиозные задания, которые ставила империя, и вкус, и изощренный высокой культурой и широким обменом со странами древних цивилизаций Азии и Эгейского мира. Происходит во славу Амона грандиозное строительство в Фивах, а затем и в других религиозных центрах во имя других божеств. Это ускорение в области религиозной мысли и в художественной деятельности не могло пройти безнаказанно. Культура тысячелетий не могла допустить в своем развитии скачков, а народ, её создавший, нельзя было насильственно вдруг поднять на уровень, которого он еще не мог достигнуть. Дело Эхнатона было обречено на крушение, и к концу его царствования политика становится всё нетерпимее, а его искусство теряет свои привлекательные черты. Невозможно было заставить народ забыть своих исторических богов, особенно Амона, с именем которого соединялись слава и величие и измена которому повлекла за собой крушение великой Египетской империи. Из документов Тель-амарнского архива мы узнаем, что небрежное отношение внешней политики не прошло безнаказанно для космополитически настроенного Эхнатона. Сирия, предоставленная сама себе, раздиралась внутренними смутами и подверглась нашествием со всех сторон: с юга и востока напирали «хабари» — новая волна семитов, тождественная с евреями в широком смысле; донесения верного фараону князя Абдхилы из Иерусалима представляют непрерывный вопль о присылке помощи изнемогающему в неравной борьбе, когда кругом вассалы уже изменили и перешли на сторону врагов. Жрецы Амона победили, опираясь на народ, толковавший о личном, национальном, близком к нему боге. Память Эхнатона и его троих преемников была предана проклятию, их годы причисляли ко времени царствования следующего фараона, считающегося последним царем 18-й династии -- Харемхеба, уже известного вельможи, бывшего сподвижником Эхнатона и его преемников. Возведением своим он обязан своим дарованиям и расположению, которым он пользовался и у военных как «великий генерал», и у жрецов. Он оправдал и тех и других, начав более достойную Египта внешнюю политику и взявшись более энергично за истребление за истребление следов эхнатонской «ереси». Одновременно с этим шли заботы об исправлении нравов бюрократии и судей, злоупотребления которых за предшествующее время возросли; и об упорядочении дипломатических и торговых сношений; был заключен договор с хеттами и возобновлены экспедиции в Пунт.

Энергичная 19-я династии продолжала дело возрождения страны и её военной мощи. Второму царю Сети 1, удалось отвоевать Палестину и южную половину Финикии и нагнать страх на ливийцев; его сын, знаменитый Рамсес 2, воевал с хеттами с 4=го по 20-й год своего царствования с переменным успехом, до взаимного утомления обеих держав. Под Кадешем на Оронте (около 1295 года) встретились две армии из представителей трёх частей света. Хеттский царь завлек Рамсеса в ловушку, и только личная храбрость спасла его от поражения, что дало ему некоторое право на стенах сооруженных им храмов повествовать о блестящей победе, а его придворным поэтам прославлять царя, с помощью Амона обращающего в бегство тысячи неприятелей. Во всяком случае, после Кадешской битвы Рамсесу пришлось воевать еще 15 лет, пока Муталлу Хаттушиль 2 не согласился начать мирные переговоры. Был заключен не только мир, но оборонительный и наступательный союз на равных правах: оба царя отказались от завоеваний насчёт друг друга и обязались оказывать содействие во внешних войнах, в усмирении мятежей и выдавать взаимно политических мигрантов и перебежчиков. Этот замечательный памятник дипломатии 13 века дошел до нас начертанным на стенах Карнака и великолепного заупокойного храма Рамсеса 2 -- Рамессея. Кроме того, в столице хеттского царства, немецкая экспедиция нашла клинописный извод. Рамсес дорожил всем, что относится к хеттской войне, отсюда и увековечение договора в двух храмах на камне, чему мы и обязаны сохранением этого первого для нас в истории Египта мирного договора. Не стоит забывать что мы приблизились к троянским временам. С ливийцами приходилось воевать и Сети 1, и Рамсесу 2. в конце слишком продолжительного царствования последнего, они пользуясь бездеятельностью престарелого фараона, приняли угрожающее положение, заняв некоторые оазисы до самого Фаюма, а когда Рамсес умер и на престол вступил его сын, также уже пожилой Мернептах, они, во главе «морских народов», обрушились на Дельту, причём их нашествие имело характер настолящего переселения. Мемфис и Илиополь оказались под угрозой захвата, но у Египта ещё оказалось достаточно сил справиться с врагами, и они понесли жестокое поражение (около 1220 года). Голодные орды северных племен стремились в Дельту и с суши из Сирии, которая в это время страдала от неурожаев, вследствие чего Мернептах, верный союзник хеттов, поставлял им хлеб. В торжественной длинной надписи он жалуется на их неблагодарность, а в другой говорит, что Палестина была опустошена, а посевы Израиля уничтожены северными врагами. Это пока единственное упоминание Израиля в Египетской письменности. После Мернептаха опять наступили смуты и даже эфемерное господство иноземца-азиата, пока (около 1200 года) с Сетнахтоном не вступила на престол 20-я династия, всецело находившаяся под обаянием Рамсеса 2 так же, как он сам -- под обаянием 18-й династии. Имя Рамсеса сделалось почти нарицательным, подобно именам Птолемея и Цезаря. 12 преемников Сетнахта носят его, и сама эпоха называется в истории Рамессидской. Рамсес 3, сын Сетнахта, был долго последней крупной личностью на престоле фараонов, но его царствование доказало, что Египет уже старается жить прошлым и может только охранять приобретённое. Однако после смерти Рамсеса 3 его преемники не могли добиться прежней стабильности. 8 царей, от Рамсеса 4 до Рамсеса 11, правили менее столетия. Около 1075 года 20-я династия потеряла власть и не имела продолжателей. Последние годы правления сопровождались ростом влияния верховных жрецов Амона в Фивах. Так, жрец Херихор обладал полномочиями, которые были сравнимы с царскими.

После падения 20-й династии страна вновь оказалась разделена на 2 части: на севере правила 21-я династия (1075 -- 945 гг.), столица в городе Танис; юг конторолировали преемники Херихора, верховные фиванские жрецы. Отношения между Танисом и Фивами не были враждебными. Ослабевший Египет утратил свои иноземные владения. В изменившихся экономических условиях возросло значение отдельных местных правителей, которые начинают передавать власть по наследству, создавая собственные династии. Один из представителей подобной династии, основанной в Бубастисе ливийскими наемниками, Шешонк, породнился с последним царем 21-й династии Псунессом 2 и после его смерти предъявил права на престол, став основателем 22-й (ливийской) династии (945 -- 722 гг.).

Шешонк 1 попытался вернуть Египту статус мировой державы. Объединив счтрану, он предпринял победоносный поход в Палестину и, вернувшись с богатой данью, по примеру великих царей прежней эпохи почтил Амона, выстроив в Карнаке новый обширный двор и увековечив себя себя на южной стене храма в традиционном облике царя, поражающего врагов. Сосредоточив власть в своих руках, он поставил во главе крупных номов своих детей и родственников, что привело к ослаблению 22-й династии. На рубеже 9 и 8 веков она фактически распадается на несколько ветвей и сменяется в Нижнем Египте 23-й династией (808 -- 715 гг.), также ливийского происхождения.

Между тем к югу от Египта возникло объединенное Напатское царство, во главе которого встали цари города Напата. Нубия распространила свое влияние на южные номы, и нубийский царь Пийе отправился в поход в Дельту, где в это время возросло значение города Саиса. После ухода армии Тайе саисский правитель Тефнахт объявил себя царём и основал 24-ю династию (725 -- 664 гг.). в 712 году напатский правитель Шабака вновыь вторгся в Египет и стал основателем 25-й (кушитской) династии (712 -- 664 гг.), которой удалось объединить Египет. Наиболее значительным был Тахатка (690 -- 664 гг.). он развернул обшиирноестроимтельство и активно боролся с Ассирией, с конца 9 века доминировавшей на Ближнем Востоке. В 674 году Тахатке удалось остановить ассирийское вторжение в Египет, однако в 671 году ассирийский царь Ассархадон сломил сопротимвление, взял Мемфис и покорил Египет. Ассирийцы не стали насаждать в Египте собственное правление, сохранив местную систему власти и удовлетворившись покорностью местных египетских владык. В правление 25 -й династии появляется более суровая и экспрессивная скульптура, стремление к достоверности в изображении национальныхособенностей. Наиболее влиятельные чиновники в Фивах вернулись к прерванной традиции строительства больших усыпальниц, стены которых украшались рельефами. В тот же период цари стали воздвигать пирамиды над своими гробницами в Гебель-Баркала в Судане.

Вскоре после ассирийского похода в Дельте пришла к власти 26-я династия. Грандиозное строительство в Фивах, а затем и в других религиозных центрах во имя других божеств. Это ускорение в области религиозной мысли и в художественной деятельности не могло пройти безнаказанно. Культура тысячелетий не могла допустить в своем развитии скачков, а народ, её создавший, нельзя было насильственно вдруг поднять на уровень, которого он еще не мог достигнуть. Дело Эхнатона было обречено на крушение, и к концу его царствования политика становится всё нетерпимее, а его искусство теряет свои привлекательные черты. Невозможно было заставить народ забыть своих исторических богов, особенно Амона, с именем которого соединялись слава и величие и измена которому повлекла за собой крушение великой Египетской империи. Из документов Тель-Амарнского архива мы узнаем, что небрежное отношение внешней политики не прошло безнаказанно для космополитически настроенного Эхнатона. Сирия, предоставленная сама себе, раздиралась внутренними смутами и подверглась нашествием со всех сторон: с юга и востока напирали «хабари» — новая волна семитов, тождественная с евреями в широком смысле; донесения верного фараону князя Абдхипы из Иерусалима представляют непрерывный вопль о присылке помощи изнемогающему в неравной борьбе, когда кругом вассалы уже изменили и перешли на сторону врагов. Жрецы Амона победили, опираясь на народ, толковавший о личном, национальном, близком к нему боге. Память Эхнатона и его троих преемников была предана проклятию, их годы причисляли ко времени царствования следующего фараона, считающегося последним царем 18-й династии -- Харемхеба, уже известного вельможи, бывшего сподвижником Эхнатона и его преемников. Возведением своим он обязан своим дарованиям и расположению, которым он пользовался и у военных ка «великий генерал», и у жрецов. Он оправдал и тех и других, начав более достойную Египта внешнюю политику и взявшись более энергично за истребление за истребление следов эхнатонской «ереси». Одновременно с этим шли заботы об исправлении нравов бюрократии и судей, злоупотребления которых за предшествующее время возросли; и об упорядочении дипломатических и торговых сношений; был заключен договор с хеттами и возобновлены экспедиции в Пунт.

Энергичная 19-я династии продолжала дело возрождения страны и её военной мощи. Второму царю Сети 1, удалось отвоевать Палестину и южную половину Финикии и нагнать страх на ливийцев; его сын, знаменитый Рамсеса 2, воевал с хеттами с 4=го по 20-й год своего царствования с переменным успехом, до взаимного утомления обеих держав. Под Кадешем на Оронте (около 1295 года) встретились две армии из представителей трёх частей света. Хеттский царь завлек Рамсеса в ловушку, и только личная храбрость спасла его от поражения, что дало ему некоторое право на стенах сооруженных им храмов повествовать о блестящей победе, а его придворным поэтам прославлять царя, с помощью Амона обращающего в бегство тысячи неприятелей. Во всяком случае, после Кадешской битвы Рамсесу пришлось воевать еще 15 лет, пока Муталлу Хаттушиль 2 не согласился начать мирные переговоры. Был заключен не только мир, но оборонительный и наступательный союз на равных правах: оба царя отказались от завоеваний насчёт друг друга и обязались оказывать содействие во внешних войнах, в усмирении мятежей и выдавать взаимно политических мигрантов и перебежчиков. Этот замечательный памятник дипломатии 13 века дошел до нас начертанным на стенах Карнака и великолепного заупокойного храма Рамсеса 2 -- Рамессея. Кроме того, в столице хеттского царства, немецкая экспедиция нашла клинописный извод. Рамсес дорожил всем, что относится к хеттской войне, отсюда и увековечение договора в двух храмах на камне, чему мы и обязаны сохранением этого первого для нас в истории Египта мирного договора. Не стоит забывать что мы приблизились к троянским временам. С ливийцами приходилось воевать и Сети 1, и Рамсесу 2. в конце слишком продолжительного царствования последнего, они пользуясь бездеятельностью престарелого фараона, приняли угрожающее положение, заняв некоторые оазисы до самого Фаюма, а когда Рамсес умер и на престол вступил его сын, также уже пожилой Мернептах, они, во главе «морских народов», обрушились на Дельту, причём их нашествие имело характер настоящего переселения. Мемфис и Илиополь оказались под угрозой захвата, но у Египта ещё оказалось достаточно сил справиться с врагами, и они понесли жестокое поражение (около 1220 года). Голодные орды северных племен стремились в Дельту и с суши из Сирии, которая в это время страдала от неурожаев, вследствие чего Мернептах, верный союзник хеттов, поставлял им хлеб. В торжественной длинной надписи он жалуется на их неблагодарность, а в другой говорит, что Палестина была опустошена, а посевы Израиля уничтожены северными врагами. Это пока единственное упоминание Израиля в Египетской письменности. После Мернептаха опять наступили смуты и даже эфемерное господство иноземца-азиата, пока (около 1200 года) с Сетнахтоном не вступила на престол 20-я династия, всецело находившаяся под обаянием Рамсеса 2 так же, как он сам -- под обаянием 18-й династии. Имя Рамсеса сделалось почти нарицательным, подобно именам Птолемея и Цезаря. 12 преемников Сетнахта носят его, и сама эпоха называется в истории Рамессидской. Рамсес 3, сын Сетнахта, был долго последней крупной личностью на престоле фараонов, но его царствование доказало, что Египет уже старается жить прошлым и может только охранять приобретённое. Однако после смерти Рамсеса 3 его преемники не могли добиться прежней стабильности. 8 царей, от Рамсеса 4 до Рамсеса 11, правили менее столетия. Около 1075 года 20-я династия потеряла власть и не имела продолжателей. Последние годы правления сопровождались ростом влияния верховных жрецов Амона в Фивах. Так, жрец Херихор обладал полномочиями, которые были сравнимы с царскими.

После падения20-й династии страна вновь оказалась разделена на 2 части: на севере правила 21-я династия (1075 -- 945 гг.), столица в городе Танис; юг конторолировали преемники Херихора, верховные фиванские жрецы. Отношения между Танисом и Фивами не были враждебными. Ослабевший Египет утратил свои иноземные владения. В изменившихся экономических условиях возросло значение отдельных местных правителей, которые начинают передавать власть по наследству, создавая собственные династии. Один из представителей подобной династии, основанной в Бубастисе ливийскими наемниками, Шешонк, породнился с последним царем 21-й династии Псунессом 2 и после его смерти предъявил права на престол, став основателем 22-й (ливийской) династии (945 -- 722 гг.).

Шешонк 1 попытался вернуть Египту статус мировой державы. Объединив страну, он предпринял победоносный поход в Палестину и, вернувшись с богатой данью, по примеру великих царей прежней эпохи почтил Амона, выстроив в Карнаке новый обширный двор и увековечив себя себя на южной стене храма в традиционном облике царя, поражающего врагов. Сосредоточив власть в своих руках, он поставил во главе крупных номов своих детей и родственников, что привело к ослаблению 22-й династии. На рубеже 9 и 8 веков она фактически распадается на несколько ветвей и сменяется в Нижнем Египте 23-й династией (808 -- 715 гг.), также ливийского происхождения.

Между тем к югу от Египта возникло объединенное Напатское царство, во главе которого встали цари города Напата. Нубия распространила свое влияние на южные номы, и нубийский царь Пийе отправился в поход в Дельту, где в это время возросло значение города Саиса. После ухода армии Тайе саисский правитель Тефнахт объявил себя царём и основал 24-ю династию (725 -- 664 гг.). в 712 году напатский правитель Шабака вновь вторгся в Египет и стал основателем 25-й (кушитской) династии (712 -- 664 гг.), которой удалось объединить Египет. Наиболее значительным был Тахатка (690 -- 664 гг.). он развернул обшиирное строимтельство и активно боролся с Ассирией, с конца 9 века доминировавшей на Ближнем Востоке. В 674 году Тахатке удалось остановить ассирийское вторжение в Египет, однако в 671 году ассирийский царь Ассархадон сломил сопротивление, взял Мемфис и покорил Египет. Ассирийцы не стали насаждать в Египте собственное правление, сохранив местную систему власти и удовлетворившись покорностью местных египетских владык. В правление 25 -й династии появляется более суровая и экспрессивная скульптура, стремление к достоверности в изображении национальных особенностей. Наиболее влиятельные чиновники в Фивах вернулись к прерванной традиции строительства больших усыпальниц, стены которых украшались рельефами. В тот же период цари стали воздвигать пирамиды над своими гробницами в Гебель-Баркала в Судане.

Вскоре после ассирийского похода в Дельте пришла к власти 26-я (саисская) династия (664 -- 525 гг.), вновь объединившая Египет. Укрепляя власть, основатель династии Псалмметих 1 (664 0610 гг.) начал приглашать в Египет наемников, основную массу которых теперь составляли греки. С конца 7 века в Египте появился ряд греческих поселений. После ослабления Ассирии в последней четверти 7 века Египет ненадолго закрепляется на Ближнем Востоке, однако его вскоре вытесняет Нововавилонское царство. В 567 году вавилонский царь Навуходоносор 2 вторгся в Египет и посадил на престол своего ставленника Амасиса (570 526 год). На протяжении большей части правления он был покровителем греков, и благодаря греческим авторам о нем дошло много сведений. В конце жизни ему пришлось столкнуться с новым противником -- ахеменидской Персией. Амасис умер за год до того, как персидский царь Камбиз вторгся в Египет.

В 525 году в результате персидского нашествия Египет вновь утратил независимость. Камбиз, провозглашенный основателем 27-й династии (525 -- 404 гг.), и затем его наследник Дарий 1 принял египетскую царскую титулатуру. Они были признанны в Египте царями и даже вели храмовое строительство. Реальное управление Египта в ту пору было сосредоточено в руках находившегося в Мемфисе персидского наместника, обладавшего как гражданской, так и военной властью. На протяжении 5 века было несколько восстаний против персидского владычества и в 404 году саисскому правителю Амиртею (404 -- 399 гг.) удается изгнать персов. Его правление относят к 28-й династии, хотя Амиртей остался единственным её представителем. Вскоре его низложил Нефирит, правитель Мендеса, основавший недолговечную 29-ю династию (399 -- 380 гг.) его наследник Акорис (393 -- 380 гг.) правил относительно стабильно, по-видимому опираясь на жречество, представлявшее в то время наиболее значительную силу в стране. После его смерти в 380 году власть в результате очередного переворота захватил Нектанеб 1 (380 -- 343 гг.). Нектанебу 1 и его преемнику Нектарину 2 вновь пришлось столкнуться с Персией. Цари 30=й династии продолжили храмовое строительство, начатое при Акорисе. Возобновились работы в Карнаке, возводились храмы Хатор в Дандаре и Исиды на острове Филе, много новых сооружений в храмовых комплексах Дельты.

В 343 году персидский царь Артаксеркс 3 вновь вторгся в Египет и восстановил контроль державы Ахеменидов над страной. 2-й период персидского правления (343 -- 332 гг.) иногда рассматривают как правление 31 (персидской) династии.

В искусстве саисской эпохи продолжалась тенденция к стилизации, воссозданию в позах и выражении лиц атмосферы спокойной уверенности,. Присущей памятникам Старого царства. В период персидского правления и попыток возрождения Египетского государства обращение к великим стилям прошлого продолжилось, причём к числу образцов для подражания прибавились и памятники саисского периода.

В конце 332 года в Египет вступила армия Александра Великого и, не встретив организованного сопротивления, вскоре поставила под свой контроль всю страну. В январе 331 года царь Македонии был провозглашен и признан египетским царём, сыном Солнца, а в январе 331 года основал Александрию на побережье Средиземного моря, западнее Дельты. С этого момента в Египте начинается 3-вековое греческое правление.

После смерти Александра в 323 году и его поминальных наследников Филиппа Арридея и малолетнего Александра 4 к власти в Египте пришла греческая династия Птолемеев (305 -- 30 гг.).

При Птолкмеях новой столицей страны стала Александрия, превратившаяся в крупный античный торговый и культурный центр эллинистического мира. Здесь была создана богатейшая библиотека, насчитывающая тысячи папирусных свитков, работало большое число греческих поэтов, писателей, учёных и философов. При Птолемее 2 Филадельфе архитектором Состратом Книдским был построен Фаросский маяк, обозначавший вход в александрийскую гавань и считавшийся в античном мире одним из 7 чудес света (разрушен цунами в 365 году по Р.Х.). с правлением Птолемея 1 Сотера и Птолемея 2 Филадельфа связывают период жизни и деятельности историка Мманефона из Себеннита. Написанная им «История Египта», имеющая огромное значение для установления хронологии правлений египетских царей, известна в цитатах из сочинения Иосифа Флавия, Евсевия Кессарийского, Георгия Синклета и др.

В 30-е годы до Р. Х. Через год после битвы при Акции, Египет был оккупирован римской армией Октавиана. Последняя царица династии Птолемеев Клеопатра 7 покончила с собой, а её сын Цезарион был убит по приказу Октавиана…

Прошло много столетий с тех пор, о которых говорит нам священное писание Ветхого Завета. Огромное число различных правителей побывало у руля власти Египта, но и сегодня Египет представляет для многих огромный интерес. Ведь это не только очень древняя страна с богатой и насыщенной историей, о которой так много сделано открытий, найдено множество вещей древности и еще более оставлено загадок. Но также поражает и жизнь современного Египта, о которой мы, живущие в России, мало знаем. В настоящее время в Египте живут арабы, которые начали осваивать территорию еще со времен римского вторжения. Всего в Египте проживает 60 миллионов человек, из них, а Каире -- столице страны 20 миллионов человек. Населенные пункты располагаются вдоль Нила. Оросительные каналы превращают пустыню в зелёный сад. Примерно 3% населения составляют копты -- потомки древних ениптян, позднее принявшие христианство. Таким образом в египте существуют две государственные религии: ислам и христианство. Естественно, что более многочисленная часть населения исповедует ислам. Однако, мирно сосуществуют оба абсолютно разных течения. Примером этому служат стоящие рядом с мечетями православные коптские церкви. Может показаться, что мечети выглядят богаче и представительнее. Может, так оно и есть, а может, только, кажется.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой