Возможности формирования игровой деятельности дошкольника с недостатками слухового восприятия

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

КУРСОВАЯ РАБОТА

Тема:

«Возможности формирования игровой деятельности дошкольника с недостатками слухового восприятия»

2007

Введение

Актуальность исследования. Тема дипломной работы посвящена такому сложному вопросу, каким является игровая деятельность у детей с нарушением слуха. Проблеме развития ребенка в игровой деятельности посвящено много исследований. Интерес к этой теме объясняется, с одной стороны, ее сложностью, а с другой стороны, той особой функцией и ролью, которую она выполняет в развитии ребенка.

Актуальность темы заключается в том, что если в системе воспитания и развития детей проблемам игровой деятельности нормально развивающегося ребенка уделено очень большое внимание, то в теории и практике педагогической работы с глухими детьми эти вопросы остаются до сих пор недостаточно разработанными.

Между тем уже в 30-е годы Л. С. Выготским было выдвинуто положение о том, что аномальный ребенок, несмотря на все своеобразие, развивается по тем же законам, что и нормальный. Отсюда, в частности, следует, что в развитии детей с недостатками слухового восприятия игра должна выполнять не меньшую роль, чем в развитии их слышащих сверстников [8].

В последние годы были определены особенности игр детей с недостатками слухового восприятия, возможности и закономерности развития этих игр, их роль в формировании личности глухого ребенка. Так, например, было установлено, что глухого ребенка надо специально учить умению играть. Необходимо также руководить его играми. При отсутствии такого руководства задерживается развитие игры, что в свою очередь отрицательно сказывается на развитие ребенка.

Проблеме детей с недостатками слухового восприятия посвящены работы Н. И. Беловой, Э. И. Леонгард, Е. Ф. Рау, Ф. Ф. Рау, Н. Д. Шматко. Для всех исследований данных авторов характерны поиски оптимальных условий обучения глухих детей и стремление повысить эффективность педагогического процесса их развития.

Эмилия Леонгард, ведущий специалист по обучению и социокультурной реабилитации глухих и слабослышащих детей, в своей книге «Я не хочу молчать», высказывается следующим образом «Проблемы глухих детей — на девять десятых не медицинские, а педагогические» [14, с. 154].

Игры и особенно сюжетно-ролевые игры способствуют развитию детей с недостатками слухового восприятия. Сама игра толкает детей к овладению все более сложными формами общения. Благодаря использованию в игре предметов-заменителей дети проходят первую ступень отвлечения (абстракции), в результате чего у них развивается мышление и речь [7].

Объект исследования: процесс развития игры детей дошкольного возраста с недостатками слухового восприятия.

Предмет исследования: Процесс развития сюжетно-ролевой игры детей старшего дошкольного возраста с недостатками слухового восприятия.

Цель исследования: изучить возможности формирования сюжетно-ролевой игры, как ведущим видам развития ребенка старшего дошкольного возраста с недостатками слухового восприятия в процессе игровой деятельности.

Задачи исследования:

1) Изучить литературу по проблеме развития ребенка с недостатками слухового восприятия и особенностей развития его игровой деятельности.

2) Выявить особенности сюжетно-ролевой игры детей с недостатками слухового восприятия.

3) Провести работу по коррекции и развитию сюжетно-ролевой игры у детей дошкольного возраста с недостатками слухового восприятия.

Гипотеза: если в вести систематическую работу воспитателя по формированию сюжетно-ролевых игр, то уровень развития детей с недостатками слухового восприятия может приблизиться к возрастной норме.

Методы исследования: теоретические — анализ литературных источников, практические — наблюдение, эксперимент.

1. Психолого-педагогическая характеристика игровой деятельности

1. 1 Возрастные особенности сюжетно-ролевой игры у детей дошкольного возраста с сохранным развитием

Игра — естественная потребность ребенка-дошкольника, его важнейшая самостоятельная деятельность. Она радует, создает бодрое настроение, повышает жизненный тонус, что крайне важно для нормального физического и психического развития.

Подвижные игры с самого раннего возраста удовлетворяют естественную потребность растущего организма в разнообразных движениях, очень велико их оздоровительное значение. Эти игры приносят детям радость общения, ставят перед ними интересные задачи. Старших детей увлекает в подвижных играх элемент соревнования и точного выполнения определенных правил, необходимость проявить ловкость, смелость, догадливость.

Игра есть мыслительная деятельность. Всякий мыслительный процесс направлен на решение какой-то задачи. Такой задачей в детской игре является ее замысел, ее вопрос, ее тема, которая составляет сюжет игры.

Особенно отчетливо эта направленность игры на раскрытие определенного сюжета выступает у старших детей. Они сами определяют задачу своей игры, ее тему, ее сюжет, сговариваются между собой и определяют, во что будут играть.

Хорошая игра имеет всегда напряженный, проблемный характер. Если задачей в игре является ее замысел, то решение есть реализация этого замысла практическим действием и речью. Для младших детей характерна крайняя нестойкость, изменчивость замысла, что придает всей их игре характер цепи отдельных «коротких» действий [31].

Сюжет игры, как и ее замысел, возникает часто лишь в результате случайных ассоциаций. Совсем иной характер имеют игры старших. У них замысел игры, ее идея, ее сюжет возникают до начала самого действия и непосредственно выражается в речи. Развитие познавательной деятельности человека есть его переход от отражения явления к отражению его сущности. Это движение «вглубь» явления совершается путем все более подробного анализа наблюдаемого объекта, явления, предмета, выделения его частей, сторон, признаков с последующим новым синтезом, т. е. объединением выделенных частей.

Игра старших детей проходит на более высоком уровне отражения действительности, чем у младших детей. Она обнаруживает изменившийся строй знаний детей. Если у малышей они представляют собой простую короткую цепочку: «самолет летит», то у старших в основе знаний лежит уже сложный комплекс, «внутрипредметных» и «межпредметных ассоциаций».

Детские игры — явление неоднородное. Даже глаз непрофессионала заметит, насколько разнообразны игры по своему содержанию, степени самостоятельности детей, формам организации, игровому материалу. В педагогике делались неоднократные попытки изучить и описать каждый из видов игры с учетом его функций в развитии детей, дать классификацию игр. Это необходимо для углубленного изучения природы игры, особенностей каждого ее вида, а также для того, чтобы определить, каким образом можно влиять на детские игры, усиливая их развивающее воздействие, педагогически грамотно используя в воспитательном процессе [10].

Игра проходит различные этапы. По Д. Б. Эльконину, сначала появляется предметная игра, когда ребенок воспроизводит предметные действия взрослых. Отобразительные предметно-игровые действия, свойственны детям с 5−6 месяцев до 1 года 6 месяцев. Затем на первый план выходит игра сюжетно-ролевая, направленная на воспроизведение отношений между взрослыми людьми. В конце дошкольного детства появляется игра с правилами — осуществляется переход от игры с открытой ролью и скрытым правилом к игре с открытым правилом и скрытой ролью [31].

Е.В Зворыгина выделяет три постепенно усложняющихся способа Игры:

1) развертывание и обозначение условных предметных действий в игре;

2) ролевое поведение — обозначение и реализация условной игровой позиции;

3) сюжетосложение — развертывание последовательности целостных ситуаций, их обозначение и планирование. [15, c. 67].

В отечественной дошкольной педагогике сложилась классификация детских игр, базирующаяся на степени самостоятельности и творчества детей в игре. В работах Н. К. Крупской детские игры делятся на две группы: игры, придуманные самими детьми, и игры, придуманные взрослыми. Впервые Крупская называла творческими, подчеркивая их главную особенность — самостоятельный характер. Такое название сохранилось и в традиционной для отечественной дошкольной педагогики классификации детских игр. Другую группу игр в этой классификации составляют игры с правилами. Как и любая классификация, данная классификация детских игр носит условный характер.

Современная отечественная педагогика к творческим играм относит сюжетно-ролевые игры, строительные игры и игры-драматизации. К группе игр с правилами относятся дидактические и подвижные игры.

Основное место занимает сюжетно-ролевая игра.

Ролевая игра — основная форма игры детей дошкольного возраста, возникающая на границе раннего и дошкольного детства и достигающая своего расцвета в середине дошкольного возраста. Ролевая игра — деятельность, в которой дети берут на себя роли взрослых людей и в игровой ситуации воссоздают действия взрослых и их взаимоотношения. Особенностью игровой ситуации является игровое применение предметов, при котором значение одного предмета переносится на другой предмет, и он используется в связи с приданным ему новым значением. Роль взрослого, которую берет на себя ребенок, содержит в себе скрытые правила, регулирующие выполнение действий с предметами, установление отношений с другими детьми в соответствии с их ролями. Ролевая игра вызывает у ребенка глубокие эмоциональные переживания, связанные с содержанием выполняемых ролей, качеством выполнения роли каждым ребенком и теми реальными отношениями, в которые вступают дети в процесс коллективной игры при реализации ее общего замысла. В ролевой игре происходит развитие важнейших новообразований дошкольного детства: развитие воображения, становление элементов произвольного поведения, развитие знаково-символической функции [31].

1. 2 Игра как средство воспитания и развития детей дошкольного возраста с сохранным развитием

Еще Н. К. Крупская писала: «Для детей игры имеют исключительное значение: игра для них — учеба, игра для них — труд, игра для них — серьезная форма воспитания» [10].

Игра ведущий тип деятельности ребенка дошкольного возраста. Д. Б. Эльконин подчеркивал, что игра относится к символико-моделирующему типу деятельности, в котором операционально-техническая сторона минимальна, сокращены операции, условны предметы. Однако игра дает возможность такой ориентации во внешнем, зримом мире, которой никакая другая деятельность дать не может. Все типы деятельности ребенка дошкольного возраста, за исключением самообслуживания, носят моделирующий характер. Сущность всякого моделирования, считал Д. Б. Эльконин, состоит в воссоздании объекта в другом, не натуральном материале, в результате чего в объекте выделяются такие стороны, которые становятся предметом специального рассмотрения, специальной ориентировки. Именно поэтому Д. Б. Эльконин называл игру «гигантской кладовой — настоящей творческой мысли будущего человека» [31, c. 146].

Игра немыслима без речевого общения детей друг с другом. Даже играя в одиночку, многие дети сопровождают свои действия словами, рассуждениями, вопросами, характерными для действия отображаемых персонажей.

Все большее включение речи меняет сам процесс игры. Все большее место в игре старших детей занимают разговоры, обсуждения, речь действующих персонажей. Возможность спланировать игру говорит о том, что у старших детей изменяются отношения действия и речи в этой деятельности. Они все чаще в своих играх сопоставляют, сравнивают предметы, людей и их действия между собой, делают выводы, конкретизируют их раньше, чем приступить к действию, которое служит старшему способом проверки мысленно решенной задачи. Широко используя образы воспринятых предметов, ребенок включает их в новые связи, в новые их сочетания. Так постепенно игра переходит в изобразительное и литературное творчество, уступая место опосредствованному познанию действительности.

Ребенок отражает в своей игре не только то, что делают люди и что они говорят. В играх отражаются и переживания людей: их заботы, радости, тревоги и огорчения. Эта подлинность чувств ребенка, которые он переживает в игре, доходит порой до полного вживания в роль, во всю ситуацию игры. С неподдельным возмущением «доктор» обрушивает на «сиделку» свои упреки за то, что та оставила «больного» без присмотра. Своей интонацией, мимикой и выразительными движениями ребенок воспроизводит живой образ человека, возмущенного небрежностью другого. Тем самым в игре проявляются и упрочиваются отношения ребенка к хорошему и дурному, оформляются его оценки и суждения морального порядка [31].

По мере расширения сферы общения дети испытывают действие разнообразных социальных факторов, значительно активизирующих их эмоциональный мир. Ребенок должен научиться преодолевать ситуативные эмоции, культурно управлять чувствами. Позволяет этому научиться игра, например она помогает справиться со страхами.

Поступательное движение, т. е. развитие игры во всех направлениях, обеспечено постоянно возникающими противоречиями между вчерашними, старыми представлениями, понятиями, чувствами и новыми знаниями, новыми переживаниями, которые становятся доступными ребенку в изменяющихся условиях его бытия, обеспечивая развитие умственных способностей, интересов, навыков, чувств и характера играющих детей.

Тем и замечательна игра как своеобразная деятельность, что она сама представляет собой клубок противоречий разного порядка, разного «уровня». В их столкновении лежит источник развития игры как деятельности. В процессе игры эти противоречия и разрешаются.

Д.Б. Эльконин выделяет четыре линии влияния игры на психическое развитие ребенка [32].

1. Развитие мотивационно-потребностной сферы

Возникает иерархия мотивов, где социальные мотивы делаются более значимыми для ребенка, нежели личностные (происходит соподчинение мотивов). Важнейшими для ребенка мотивами становятся стремление к социально значимой и социально оцениваемой деятельности, а также мотив занять новую социальную позицию.

2. Преодоление познавательного и эмоционального эгоцентризма

Ребенок, принимая роль какого-либо персонажа, героя и т. п., учитывает особенности его поведения, его позицию. Ребенку необходимо согласовывать свои действия с действиями персонажа, а также с позицией партнера по игре. Это помогает ориентироваться во взаимоотношениях между людьми, способствует развитию самосознания и самооценки у дошкольника.

3. Развитие произвольности поведения

Воспроизводя типичные ситуации взаимоотношений людей в социальном мире, дошкольник подчиняет свои собственные желания, импульсы и действует в соответствии с социальными образцами. Это помогает ребенку постигать и учитывать нормы и правила поведения, соотносить с ними свое поведение, контролировать выполнение игровых ролей другими участниками игры. Таким образом, развивается произвольная регуляция поведения.

4. Развитие умственных действий

Формируется план представлений, развиваются психические способности, в том числе память ребенка.

Итак, игра является ведущей деятельностью, в процессе которой создаются наиболее благоприятные условия для развития всех сторон развития ребенка. При правильной организации игры могут стать одним из средств коррекции аномального развития глухих детей, так как в условиях игр происходит формирование как отдельных психических функций, включая речевую (и их коррекция), так и личности ребенка в целом. Игра является источником различных видов творческой деятельности детей, действенным средством развития воображения, способствует развитию творческого восприятия и отображения детьми действительности.

На тему игры проведено много исследований и написано огромное количество статей, книг. Интерес к игре объясняется, с одной стороны, ее сложностью, а с другой стороны, той особой функцией и ролью, которую она выполняет в развитии ребенка.

Обучение детей игровой деятельности строится с учетом ее особенностей, закономерностей ее развития, опираясь на реальные возможности детей — их способность к подражанию, развивающуюся наблюдательность, интерес ко всему новому, любознательность, активность и т. д.

2. Специфика развития игры детей дошкольного возраста с недостатками слухового восприятия

2.1 Общая характеристика детей дошкольного возраста с недостатками слухового восприятия

Особенности поведения и психологии людей с недостатками слуха впервые привлекли внимание педагогов и врачей-психиатров приблизительно в середине XIX в. В начале XX в. появляются первые собственно психологические исследования. К их числу относится опубликованная в 1911 г. в России работа А. Н. Поросятникова, посвященная изучению особенностей памяти глухонемых школьников. В 20-е г. систематическая разработка проблем специальной психологии (и сурдопсихологии, в частности) проходила под руководством Л. С. Выготского и под влиянием его идей. Его ученики Л. В. Занков и И. М. Соловьев с сотрудниками проводят исследования развития восприятия, памяти, мышления и речи детей с нарушениями слуха. Результаты этих исследований были обобщены в первой монографии по сурдопсихологии «Очерки психологии глухонемого ребенка», вышедшей в 1940 г. В дальнейшем исследования в области сурдопсихологии продолжались под руководством И. М. Соловьева. На разных этапах становления сурдопсихологии большой вклад в ее развитие внесли такие ученые, как А. П. Розова, Г. Л. Выгодская, Н. Г. Морозова, М. М. Нудельман, В. Г. Петрова, Т. В. Розанова, Л. И. Тигранова, Ж. И. Шиф и другие [19].

В основе современного изучения в отечественной педагогике и психологии проблемы нарушенного развития ребенка со слуховой депривацией составляют общетеоретические идеи Л. С. Выготского. Опираясь на системный поход к анализу структуры дефекта, следует оценивать причинную обусловленность изменения развития у такого ребенка с учетом первичного дефекта, который обуславливает целый ряд нарушения различных по своему характеру, силе и значимости. Однако общим для таких детей является то, что возникшие на том или ином этапе онтогенеза нарушение оказывают влияние на процесс его дальнейшего развития [9].

В исследованиях В. В. Лебединского (Нарушения психического развития, 1985) выделен ряд психологических параметров дизонтогенеза, раскрывающих характер психического развития ребенка с ограниченными возможностями здоровья, знание которых помогает объективно оценить возможности его развития и осуществлять коррекцию психического дизонтогенеза с учетом его вида. У детей с нарушенным слухом наблюдается один из видов психического дизонтогенеза — дефицитарное развитие, которое отличается рядом особенностей. Данный вид дизонтогенеза предполагает наличие первичного дефекта анализатора или соматической системы, что обуславливает недоразвитие психических функций, формирование которых находится в непосредственной зависимости от первичной симптоматики. Поэтому, если сопоставлять тенденции развития ребёнка в норме и в условиях нарушенного развития, то следует отметить: для нормального развития ребёнка характерно, что основу сложных механизмов координации новых связей выполняет гетерохрония, а для ребёнка с ограниченными возможностями здоровья характерна диспропорция в развитии, которая определяется наукой, как асинхрония, в которой проявляется явление ретардации, рассматриваемое, как незавершенность, отставание в отдельных периодах развития. Наиболее ярко отставание в развитии, по мнению сурдопедагогов, проявляется у ребенка с нарушенным слухом раннего и дошкольного возраста [4].

В исследованиях подчеркивается, что отставание в развитии ребенка проявляется в смещении овладения ведущими видами деятельности соответственно возрастным этапам к их качественному своеобразию. Наряду с этим у ребёнка с недостатками слухового восприятия раннего возраста наблюдается отставание сенсорного развития от уровня нормально развивающегося ребёнка того же возраста, у которого практическая ориентировка на свойства предметов развивается в конце первого — начале второго года жизни. Названные особенности, по мнению сурдопедагогов, обусловлены вторичными дефектами: недоразвитием деятельности, отставанием в развитии общения с взрослыми как речевого, так и невербального. Наряду с этим в развитии ребёнка можно выделить замедление развития ряда других психических функций, связанных с первичным нарушением опосредовано. Отклонения в развитии отдельных психических функций влияют на психическое развитие ребенка в целом. Решающее значение для развития детей имеет первичная потенциальная сохранность интеллектуальной сферы, других сенсорных и регуляторных систем. При соотношении особенностей развития детей с недостатками слухового восприятия с ходом нормального развития можно говорить о том, что у них наблюдается неадекватное формирование психологического опыта, вызванное сенсорным нарушением, отставание в сроках формирования психических функций и качественные отклонения в развитии психической деятельности в целом [5].

Таким образом, понимание особенностей дефицитарного развития ребёнка с недостатками слухового восприятия способствует определению уровней нарушения развития ребенка и объективных возможностей коррекции нарушенного развития [5].

Рассмотрим классификацию уровней нарушений слуха [27].

В основу ряда классификаций нарушений слуха положены различные факторы. Одной из наиболее распространенных в дошкольных учреждениях и школах для детей с недостатками слухового восприятия является классификация Л. В. Неймана (1977). В ней учитывается степень поражения слуховой функции и возможности формирования речи при таком состоянии слуха. В основу определения степени снижения слуха положены результаты исследования слуха методом тональной аудиометрии и речью. Применительно к детям раннего и дошкольного возраста чаще всего применяется игровая тональная аудиометрия [16]. Применение этой методики в работе с маленькими детьми (двух-трех лет) требует предварительной подготовки в виде выработки у них условно-двигательной реакции на звуковые сигналы (Э.И. Леонгард, Г. С. Лях, А. М. Марусева, Н. Д. Шматко и др.).

Различаются два вида слуховой недостаточности — тугоухость и глухота. Под тугоухостью понимается такое снижение слуха, при котором возникают затруднения в восприятии и в самостоятельном овладении речью. Однако остается возможность овладения с помощью слуха хотя бы ограниченным и искаженным запасом слов. [10]

В качестве основного критерия определения степеней тугоухости Л. В. Нейман использует степень понижения слуха в области речевого диапазона частот (от 500 до 4000 Гц). В зависимости от средней потери слуха в указанном диапазоне выделяются три степени тугоухости:

1-я степень — снижение слуха не превышает 50 дБ;

2-я степень — средняя потеря слуха от 50 до 70 дБ;

3-я степень — потеря слуха превышает 70 дБ.

В процессе определения степени тугоухости выявляются возможности для восприятия речи на слух. При первой степени тугоухости, когда средняя потеря слуха не превышает 50 дБ, для ребенка остается доступным речевое общение: он может разборчиво воспринимать речь разговорной громкости на расстоянии более 1−2 м. При второй степени тугоухости, т. е. снижении слуха от 50 до 70 дБ, речевое общение затруднено, так как разговорная речь воспринимается на расстоянии до 1 м. При третьей степени тугоухости, т. е. потере слуха более 70 дБ, общение нарушается, так как речь разговорной громкости воспринимается неразборчиво даже у самого уха.

Затруднения в овладении речью могут возникнуть у ребенка уже при снижении слуха на 15−20 дБ. Это состояние слуха Л. В. Нейман считает границей между нормальным слухом и тугоухостью. Условная граница между тугоухостью и глухотой по классификации Л. В. Неймана находится на уровне 85 дБ.

Под глухотой понимается такая степень снижения слуха, при которой самостоятельное овладение речью (спонтанное формирование речи) оказывается невозможным. Л. В. Нейман отмечает, что возможности, которыми располагают глухие дети для различения звуков окружающего мира, зависят в основном от диапазона воспринимаемых частот. В зависимости от объема воспринимаемых частот по состоянию слуха выделяют четыре группы глухих [16]:

1-я группа — дети, воспринимающие звуки самой низкой частоты, т. е. 125−250 Гц;

2-я группа — дети, воспринимающие звуки до 500 Гц;

3-я группа — дети, воспринимающие звуки до 1000 Гц;

4-я группа — дети, которым доступно восприятие звуков в широком диапазоне частот, т, е. 2000 Гц и выше.

Между группой глухоты и возможностями восприятия звуков существует определенная зависимость. Дети с минимальными остатками слуха (первая и вторая группы глухоты) оказываются способны воспринимать лишь очень громкие звуки на небольшом расстоянии (громкий крик, гудок паровоза, удары в барабан). Глухие дети с лучшими остатками слуха (третья и четвертая группы) в состоянии воспринимать и различать на небольшом расстоянии значительно больше звуков, разнообразных по своей частотной характеристике (звучания различных музыкальных инструментов и игрушек, громкие голоса животных, некоторые бытовые звуки: звонок в дверь, звучание телефона и др.). Глухие дети, отнесенные к третьей и четвертой группе, в состоянии различать речевые звучания — несколько хорошо знакомых лепетных или полных слов.

Таким образом, все глухие дети имеют большие или меньшие остатки слуха, которые в процессе специальной работы по развитию слухового восприятия могут стать основой для познания звуков окружающего мира и ориентирования в нем, а также сыграть важную роль в процессе формирования устной речи.

Большое влияние на организацию дифференцированного обучения, создание системы школ и дошкольных учреждений для детей с нарушениями слуха, определение критериев отбора и комплектования групп в них, разработку путей обучения детей с различным состоянием слуха оказала педагогическая классификация Р. М. Боскис (1963). Опираясь на теорию Л. С. Выготского о первичных и вторичных отклонениях в развитии психики ребенка с дефектом слуха, Р. М. Боскис определила основные критерии, положенные в основу педагогической типологии детей с недостатками слуха и характеризующие своеобразие их развития [5].

Нарушение слухового анализатора у ребенка необходимо рассматривать в его принципиальном отличии от аналогичного недостатка у взрослых. У взрослого нарушение деятельности слухового анализатора приводит к проблемам речевого общения с помощью слуха. Нарушение слуха в раннем возрасте влияет на ход психического развития ребенка, вызывает ряд тяжелых вторичных отклонений в развитии, прежде всего в формировании речи.

Для правильного понимания развития ребенка с недостатками слуха важно учитывать возможность самостоятельного овладения речью при данном состоянии слуха (без специального обучения).

Своеобразие слухового анализатора состоит в его решающей роли для формирования речи. Невозможность полноценного слухового восприятия создает препятствия для овладения речью и вызывает нарушения речевого общения у ребенка. Отсутствие устной речи или значительное ее недоразвитие затрудняет овладение письменной формой речи: пониманием читаемого, передачей собственных мыслей в письме. В свою очередь, недоразвитие речи служит препятствием в овладении знаниями в различных сферах жизни человека.

Слух и речь тесно связаны между собой. С одной стороны, на рушение слуха препятствует естественному развитию речи; с другой — нормальное использование слуха находится в зависимости от уровня развития речи. Чем лучше речь ребенка, тем больше возможностей использования своего слуха.

Группа детей с недостатками слухового восприятия исключительно разнообразна не только по степени слухового дефекта, но и по уровню речевого развития. Разнообразие в речи детей обусловлено сочетанием следующих факторов;

1) степенью нарушения слуха;

2) временем возникновения слухового дефекта;

3) педагогическими условиями, в которых находился ребенок после появления слухового нарушения;

4) индивидуальными особенностями ребенка.

Ориентируясь на указанные принципиальные положения педагогической типологии, Р. М. Боскис выделила две основные группы детей с недостатками слуха: глухие и слабослышащие [5].

К первой группе отнесены дети, состояние слуха которых не создает возможности для спонтанного формирования речи (без специального обучения).

В зависимости от состояния речи среди глухих выделены две категории. Первая категория — дети без речи, родившиеся глухими или потерявшие слух в период, предшествующий формированию речи (примерно до двух лет) — это ранооглохшие дети. Вторая категория — дети с речью, уровень которой может быть различен, потерявшие слух в период, когда их речь была сформирована, — это позднооглохшие дети.

К группе слабослышащих отнесены дети с нарушенным слухом, при котором возможно самостоятельное речевое развитие, хотя бы в минимальной степени. Состояние слуха слабослышащих детей характеризуется большим разнообразием: от небольшого нарушения восприятия шепотной речи до резкого ограничения восприятия речи разговорной громкости.

С учетом состояния речи выделены две категории слабослышащих детей. Первая категория — слабослышащие дети, которые к моменту поступления в школу имеют тяжелое недоразвитие речи (отдельные слова, короткие, неправильно построенные фразы, грубые нарушения лексического, грамматического, фонетического строя речи). Вторая группа — слабослышащие дети, владеющие развернутой фразовой речью с небольшими отклонениями в грамматическом строе, фонетическом оформлении.

На основании выделения различных групп детей с нарушениями речи Р. М. Боскис определила дифференцированные условия их обучения, основанные на различных способах восприятия речи и различных способах ее формирования. В соответствии с выделенными категориями детей были созданы различные типы школ [5]:

1) специальная школа для глухих детей;

2) специальная школа для слабослышащих и позднооглохших с двумя отделениями: первое — для детей, владеющих развернутой речью; второе — для детей с глубоким речевым недоразвитием.

Психолого-педагогическая классификация Р. М. Боскис имеет важное значение также для правильного комплектования групп в дошкольных учреждениях для глухих и слабослышащих детей, их подготовки к обучению в разных типах специальных школ [5].

Исследования сурдопедагогов раскрывают потенциальные возможности детей со слуховой депривацией и выявляют обходные, коррекционно-компенсаторные пути и средства их развития. Сурдопедагогика придерживается точки зрения о практически неограниченных возможностях развития глухих и слабослышащих школьников. Несмотря на то, что дефект слуха у ребёнка имеет разную степень выраженности: от легкой степени, грубого нарушения слуховой функции или ее полного отсутствия; для такого малыша оказывается наиболее значимым раннее обнаружение стойкого дефекта и оказание педагогической помощи, основным направлением которой является обучение речи. Именно раннее вмешательство в процесс развития речи предупреждает отклонения в развитие психических функций.

Одним из ведущих направлений коррекции дефицитарного развития ребенка с нарушенным слухом является общая коррекция, ориентированная на развитие личности ребенка с недостатками слухового восприятия в условиях педагогического процесса. Известно, что на характер развития ребенка с нарушенным слухом влияют условия окружающей среды и, в первую очередь, педагогические, которые предполагают целенаправленную организацию обучения, воспитания. Поэтому основополагающая идея коррекции дефицитарного развития — развитие личности ребенка с нарушенным слухом в условиях специально организованного педагогического процесса. Определяющим фактором, способствующим осуществлению компенсаторных возможностей детей с нарушенным слухом, является сложившаяся система дифференцированного обучения. Необходимость специально организованного воспитания и обучения детей с нарушенным слухом доказана многовековым практическим опытом. Сложившаяся в нашей стране система разнообразных видов коррекционно-образовательных учреждений для детей с нарушенным слухом дошкольного и школьного возраста создает оптимальные условия для обучения детей с различной степенью нарушения слуха и уровнем речевого развития. В них созданы наиболее благоприятные условия для реализации потенциальных возможностей развития детей с нарушенным слухом [5].

Личность ребенка — устойчивая целостная психологическая структура, формирующаяся и проявляющаяся в деятельности, и являющаяся динамической, «открытой» структурой. Становление личности ребенка с нарушенным слухом, также как и слышащего, проходит долгий путь: начинается в дошкольном возрасте с того момента, когда ребёнок учится управлять своим поведением и происходит наиболее результативно в школьном возрасте в связи с изменением социального положения ребёнка, влияния окружающей среды. В работах ученых подчеркивается, что на развития личности ребенка с нарушенным слухом влияют характер общения, своеобразие личного опыта ребенка и отношение его к дефекту. Рассмотрим эти факторы. В сурдопедагогике общение рассматривается как один «из способов очеловечивания» не слышащего ребенка, значимый фактор формирования личности. Это связано с тем, что в общении заложены огромные возможности не только речевого, но, прежде всего, эмоционального и нравственного развития ребенка и личностного развития в целом. Существует очевидная связь работы по речевому развитию ребенка с нарушенным слухом с формированием его общения. Однако для овладения общением необходима оптимальная организация обучения. Названное возможно при выполнении детьми различных видов деятельности, ведущий из них — предметно — практическая деятельность. В условиях опоры на данный вид деятельности общение у ребенка с нарушенным слухом развивается в процессе коллективной практической деятельности, где его совместное взаимодействие с педагогом, членами классного коллектива направлено на воспитание установки, на применение речевых средств и актуализацию потребности в использовании речи для сообщения другим какой-либо информации или побуждения к действию. Следовательно, общение, деятельность для не слышащего ребенка являются важными условиями приобщения к нормам жизни в обществе, познания отношений между людьми, расширения кругозора [27].

Результатом развития ребенка с нарушенным слухом является формирование устойчивых и постоянных качеств личности, придающих ей устойчивость и определенность. Среди их разнообразия есть те, которые могут возникнуть и сформироваться в условиях социальной ситуации, когда не слышащий ребенок начинает понимать свое отличие от слышащих детей. Так, например, в обыденной жизни можно услышать мнение, что у не слышащих детей из-за нарушенного слуха возникает чувство ущербности, обостренное «чувство малоценности». Не вступая в острую полемику по поводу этой идеи, можно с уверенностью утверждать, что не слышащие дети сравнительно поздно начинают осознавать свой дефект, как препятствие к их развитию. Известно, что, насколько серьёзными окажутся последствия дефекта на развитие личности, зависит, главным образом, от среды воспитания, отношения к не слышащему ребенку со стороны близких и их социальных установок, отражающих личностные реакции в отношении дефекта малыша. Наиболее характерными из них являются следующие:

— понимание тяжести дефекта и ориентация на формирование самостоятельной, полноценной личности, готовой к реализации своих возможностей в самостоятельной продуктивной деятельности;

— понимание необратимого характера нарушения, формирование личности, осознающей свою несостоятельность, максимально зависящую от других, требующую к себе особого отношения и внимания со стороны близких и других [9].

Развитие компенсаторных сил организма глухого без обучения языку слов очень и очень ограничено. Глухой без языка остается немым. Здоровые силы организма, интеллектуальные духовные, эмоционально-волевая, мотивационная и практическая сферы его как потенциальной личности не получают должного развития. Это и определяет социальный статус глухого. Оставаясь человеком по своей природе (биологически) он остается в стороне от полноценной жизни в обществе людей, находится практически в социальной изоляции. Преодолеть физический недуг — глухоту и ее следствие — немоту возможно лишь при обучении глухого языку слов как средству общения, познания и мышления. Это самая трудная и специальная задача, решаемая лишь в условиях специального воспитания и обучения глухих детей [14].

Компенсирующая роль языка огромна и всестороння. Развивая психическую деятельность, как функцию особой части материи, называемой мозгом человека, язык способствует преодолению последствий глухоты, развитию социальных и биологических параметров личности глухого, максимально полной интеграции и адаптации его в среде слышащих в качестве равноправного труженика общества.

Таким образом, при комплексном подходе к личности глухого в специально организованном учебно-воспитательном процессе возможно достижение высших форм компенсации, выражающихся в создании возможности всестороннего развития дошкольника. Оно предполагает овладение на основе языка слов знаниями основ наук, формирование научного мировоззрения, выработку умения применять знания на практике, готовность и способность к систематизированному труду, развитие высоких социально ценных и нравственных качеств личности.

Л.С. Выготский горячо отстаивал необходимость социального специального воспитания аномальных детей, указывал на то, что специальное воспитание аномальных детей требует «специальной педагогической техники, особенных методов и приемов», а также на то, что «только высшее научное знание этой техники может создать настоящего педагога в этой области». Он подчеркивал, что «нельзя забывать и того, что надо воспитывать не глухого, но ребенка, прежде всего. Воспитывать же глухого, значит воспитывать глухоту, и из педагогики детской дефективности превратить ее в дефективную педагогику». В этих глубочайшего смысла мыслях Л. С. Выготского заключена квинтэссенция специально организованного воспитания глухих детей [8].

2.2 Изучение развития игры детей с недостатками слухового восприятия

Известно, что любая игра активизирует ребенка, а значит и его развитие. Рассмотрим, как развиваются игры у детей с недостатками слухового восприятия и каким образом они способствуют развитию этих детей.

В последние годы были определены особенности игр глухих детей, возможности и закономерности развития этих игр, их роль в формировании личности глухого ребенка. Так, например, было установлено, что глухого ребенка надо специально учить умению играть. Необходимо также руководить его играми. При отсутствии такого руководства задерживается развитие игры, что в свою очередь отрицательно сказывается на формировании личности ребенка.

Основной мотив для развития игры старших дошкольников — ролевое общение в ходе согласованной деятельности друг с другом.

В ходе игры создаются особо благоприятные условия для общения детей (распределение ролей, обсуждение и планирование игровых действий, обозначение условных предметов, ведение бесед по ходу игры), для формирования механизмов обобщающей и регулирующей функции слова. Поэтому сюжетно-ролевые игры способствуют развитию речи глухих детей, которая вначале стоит еще на самой элементарной ступени констатации — обозначение словом предметов, их качеств, действий. По мере обучения речи дети овладевают значениями слов, у них меняется отношение к слову, появляется возможность понимать его настолько, что оно начинает определять собой действия детей. Сама игра толкает детей к овладению все более сложными формами речи. Благодаря использованию в игре предметов-заменителей дети проходят первую ступень отвлечения (абстракции), в результате чего у них развивается речевое мышление. В условиях игры создаются такие ситуации, которые позволяют обогащать речевой запас детей и расширять значения слов. Играя с детьми, «педагог включает в игру новое слово, новое выражение, и благодаря игровому настроению и повторяемости новый речевой материал оживает в ребенке, становится его собственностью, ребенок начинает его употреблять спонтанно"[23].

Сюжетно-ролевая игра — способ познания глухими детьми социальной действительности. Игра способствует развитию личности ребенка в целом, включая память, самостоятельность, воображение, творческой активности, инициативы, речи, эмоциональной сферы, мышления. Сюжетно-ролевая игра — это воспроизведение действительности (ребенок переживает в игре действительность, обдумывает свои действия, решая задачи).

Сюжетно-ролевая игра имеет большое значение для развития ребенка с недостатками слухового восприятия и выполняет следующие задачи:

1. Расширение знаний детей по выбранным темам, даются представления о функциональном назначении и сфере использования изучаемых объектов.

2. Дети учатся отражению в играх труда взрослых людей, их взаимоотношений в процессе деятельности.

3. Развитие в ходе игр словесного общения детей. Они учатся использовать ранее усвоенный словарь и развивать специфический, связанный с сюжетами игр.

4. Развитие активности, самостоятельности, логического мышления, воображения, формирование познавательных интересов.

Значение сюжетно-ролевой игры для развития речевого мышления как самого важного фактора развития личности детей с недостатками слухового восприятия:

Создаются благоприятные условия для речевого общения детей, для активизации и развития их речи.

Игра влияет на развитие значений и функций слова.

Игровая деятельность является мощным фактором развития речевого мышления.

По мере того как в ходе игр развивается воображение, у ребенка формируется очень важное умение отражать в речи не только непосредственно воспринимаемые, но и представляемые предметы и явления, опираясь на их игровое изображение.

Но игры у глухих детей нуждаются в повседневном руководстве, которое не должно сводиться лишь к регулированию отношений детей. Оно предусматривает обучение детей игровой деятельности, формированию у них творческого отношения к действительности, умения творчески отражать окружающий мир [7].

2.3 Работа воспитателя по коррекции и развитию сюжетно-ролевой игры дошкольников с недостатками слухового восприятия

Важнейшим показателем развития ребенка дошкольника является уровень овладения им различными видами деятельности, которые, с одной стороны, служат источником и движущей силой развития ребенка, а с другой — именно в них наиболее ярко проявляется все его достижения.

Дошкольный возраст — это возраст, который характеризуется, прежде всего, развитием игры. В детской педагогике проанализированы самые разные виды игр: манипулятивная игра, режиссерская, сюжетно-ролевая, игра с правилами, дидактическая. Центральное место среди них занимает сюжетно-ролевая игра. Именно сюжетная игра интегрирует и выявляет самые существенные стороны развития ребенка. Именно в игре происходят наиболее существенные изменения в психике ребенка, которые подготавливают его к новой, более высокой ступени развития. Л. С. Выготский подчеркивал, что «игра ребенка не есть простое воспоминание о пережитом, но творческая переработка пережитых впечатлений, комбинирование их и построение из них новой деятельности, отвечающей запросам и влечениям самого ребенка» [8, с. 7].

Глухого ребенка надо специально учить умению играть, необходимо руководить его играми, при отсутствии такого руководства задерживается развитие игры. Все это сделало необходимым и возможным включать в программу обучения и воспитания глухих детей игровую деятельность. Обучение при этом должно проводиться с учетом особенностей глухих детей, своеобразия их игровой деятельности.

Среди многообразия игр, которые используются в работе с детьми, различают сюжетно-ролевые игры, игра-труд, дидактические и подвижные игры. Подвижные и дидактические игры имеют огромное значение для развития ребенка с нарушением слуха, но большее внимание специалистами уделяется сюжетно-ролевым играм. Это вызвано тем, что овладение глухими детьми подвижными и дидактическими играми не представляет для них особых трудностей, труднее всего обучать детей сюжетно-ролевым играм, которые, как известно, представляют наибольшую ценность для их всестороннего развития. Обучение этому виду игр предполагает расширение опыта детей, развитие воображения, выработку игровых умений, формирование игровых действий и навыков речевого общения. Эта работа очень сложна, особенно если учесть, что осуществлять ее приходится в условиях ограниченного речевого общения. Сложность руководства игрой усугубляется тем, что при обучении детей конкретным играм необходимо позаботиться и об общем развитии самих детей [7].

Игра является ведущей деятельностью, в процессе которой создаются наиболее благоприятные условия для развития всех сторон личности ребенка. При правильной организации игры могут стать одним из средств коррекции аномального развития глухих детей, так как в условиях игр происходит формирование как отдельных психических функций, включая речевую (и их коррекция), так и личности ребенка в целом Игра является источником различных видов творческой деятельности детей, действенным средством развития воображения, способствует развитию творческого восприятия и отображения детьми действительности.

Умение играть возникает у ребенка не спонтанно, а под воздействием обучения, которое у глухих детей не ограничивается формированием игровых действий, выработкой игровых умений и навыков. Обучение включает в себя широкое ознакомление детей с предметным миром, с различными видами деятельности взрослых людей, их отношениями [7].

Обучение детей игровой деятельности строится с учетом ее особенностей, закономерностей ее развития, опираясь на реальные возможности детей — их способность к подражанию, развивающуюся наблюдательность, интерес ко всему новому, любознательность, активность и т. д.

Игра детей есть специфическая форма анализа воспринимаемого явления и последующего его синтеза. Воспитатель руководит восприятием детей, делая его аналитическим и последовательным. Своими вопросами, указанием, оценкой поведения отдельных персонажей детской игры, замечаниями, а также в последующей беседе он уточняет роль и обязанности каждого служащего в общей работе и вызывает положительное эмоциональное отношение детей к ней. Этим обеспечивается и последующий, еще более осмысленный синтез, т. е. воспроизведение жизни людей.

Руководить игрой детей значит обеспечить отбор отражаемого содержания, его чувственный, действенный и мысленный анализ, его освоение через повторное творческое вариативное воспроизведение, в процессе которого у коллектива детей образуются необходимые системы знаний, навыков, чувств, отношений, т. е., совершается разностороннее развитие каждого из них.

В то время как в системе воспитания и развития детей проблемам игры нормально развивающегося ребенка уделяется очень большое внимание, в теории и практике педагогической работы с глухими детьми эти вопросы остаются до сих пор недостаточно разработанными.

Между тем уже в 30-е годы Л. С. Выготским было выдвинуто положение о том, что аномальный ребенок, несмотря на все своеобразие, развивается по тем же законам, что и нормальный. Отсюда, в частности, следует, что в развитии детей с недостатками слухового восприятия игра должна выполнять не меньшую роль, чем в развитии их слышащих сверстников [8].

В последние годы были определены особенности игр глухих детей, возможности и закономерности развития этих игр, их роль в формировании личности глухого ребенка. Так, например, было установлено, что глухого ребенка надо специально учить умению играть. Необходимо также руководить его играми. При отсутствии такого руководства задерживается развитие игры, что в свою очередь отрицательно сказывается на формировании личности ребенка.

Все это сделало необходимым и возможным включать в программу обучения и воспитания глухих детей игровую деятельность. Обучение при этом должно проводиться с учетом особенностей глухих детей, своеобразия их игровой деятельности.

Среди многообразия игр, которые используются в работе с детьми, различают сюжетно-ролевые игры, игра-труд, дидактические и подвижные игры. Подвижные и дидактические игры имеют огромное значение для развития ребенка с нарушением слуха, но большее внимание специалистами уделяется сюжетно-ролевым играм. Это вызвано тем, что овладение глухими детьми подвижными и дидактическими играми не представляет для них особых трудностей, труднее всего обучать детей сюжетно-ролевым играм, которые, как известно, представляют наибольшую ценность для их всестороннего развития. Обучение этому виду игр предполагает расширение опыта детей, развитие воображения, выработку игровых умений, формирование игровых действий и навыков речевого общения. Эта работа очень сложна, особенно если учесть, что осуществлять ее приходится в условиях ограниченного речевого общения. Сложность руководства игрой усугубляется тем, что при обучении детей конкретным играм необходимо позаботиться и об общем развитии самих детей [7].

Умение играть возникает у ребенка не спонтанно, а под воздействием обучения, которое у глухих детей не ограничивается формированием игровых действий, выработкой игровых умений и навыков. Обучение включает в себя широкое ознакомление детей с предметным миром, с различными видами деятельности взрослых людей, их отношениями [7].

В ходе игры создаются особо благоприятные условия для общения детей (распределение ролей, обсуждение и планирование игровых действий, обозначение условных предметов, ведение бесед по ходу игры), для формирования механизмов обобщающей и регулирующей функции слова. Поэтому сюжетно-ролевые игры способствуют развитию речи детей с недостатками слухового восприятия, которая вначале стоит еще на самой элементарной ступени констатации — обозначение словом предметов, их качеств, действий. По мере обучения речи дети овладевают значениями слов, у них меняется отношение к слову, появляется возможность понимать его настолько, что оно начинает определять собой действия детей. Сама игра толкает детей к овладению все более сложными формами речи. Благодаря использованию в игре предметов-заменителей дети проходят первую ступень отвлечения (абстракции), в результате чего у них развивается речевое мышление. В условиях игры создаются такие ситуации, которые позволяют обогащать речевой запас детей и расширять значения слов. Играя с детьми, «педагог включает в игру новое слово, новое выражение, и благодаря игровому настроению и повторяемости новый речевой материал оживает в ребенке, становится его собственностью, ребенок начинает его употреблять спонтанно"[31].

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой