Геополитика как наука.
Россия и Украина в современном геополитическом контексте

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ГЕОПОЛИТИКА КАК НАУКА. РОССИЯ И УКРАИНА В СОВРЕМЕННОМ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОМ КОНТЕКСТЕ

ПЛАН

1. Характерные черты геополитики как науки. Основная терминология.

2. Характеристика классических научных школ геополитики

3. Геополитическое будущее России

4. Украина в современном геополитическом контексте

Выводы

Список литературы

1. Геополитика как наука. Терминология

Первым, кто применил понятие геополитика был швед Рудольф Челлен (1864--1922 гг.). Геополитику он рассматривал как составную политологии. Согласно его определению, геополитика -- «Это наука о государстве как географическом организме, воплощенном в пространстве». Так же, как и в марксизме и либерализме, деньги и производственные отношения выступают ведущими категориями, которые характеризуют человеческое бытие (хотя Карл Маркс приходит к выводу о неотвратимости антикапиталистической революции, а Адам Смит и его последователи считают капитализм совершенной моделью общества), в геополитике эти функции выполняют география и пространство.

В середине 70-х годов нынешнего столетия американский политолог К. Грэй определил геополитику как науку о взаимосвязи между физической средой в том виде, как она воспринимается, изменяется и используется людьми, и мировой политикой.

Главным законом геополитики является утверждение фундаментального дуализма, отраженного в географическом устройстве планеты и в исторической типологии цивилизаций. Этот дуализм выражается в противопоставлении теллурократии (сухопутного могущества) и талассократии (морского могущества). Вся история человеческого общества рассматривается как такая, которая состоит из двух стихий -- сухопутной и водной.

Теллурократия (сухопутное могущество) связана с фиксацией пространства и стойкостью его качественных ориентиров и характеристик. На цивилизованном уровне это воплощается в оседлости, консерватизме, строгих юридических нормах, которым подчиняются крупные объединения людей -- роды, племена, нации, государства, империи. Сухопутным (особенно оседлым) народам чужд индивидуализм, дух предпринимательства. Им свойственны коллективизм и иерархичность. Талассократия (морское могущество) -- тип цивилизации, которая основывается на противоположных установках. Этот тип динамичный, имеет склонность к техническому развитию.

Его приоритеты -- мореходство, торговля, дух индивидуального предпринимательства. Индивидуум как наиболее экспансивная часть коллектива возводится в высшую ценность, при этом этические и юридические нормы размываются, становятся относительными и подвижными.

В античные времена зона теллурократии стойко отождествлялась с внутриконтинентальными пространствами Северо-Восточной Евразии (в общих чертах это территория Царской России). Талассократия все яснее определяется как береговые зоны евразийского материка. Эта геополитическая картина соотношения талассократии и теллурократии окончательно формируется в период становления Англии как могущественного морского государства -- в XIV--XIX веках. Эпоха великих географических открытий, которая началась с конца XV столетия, потянула за собой окончательное становление талассократии как самостоятельного планетарного образования, которое оторвалось от Евразии и полностью сконцентрировалось в англосаксонском мире (Англия, Америка) и колониях.

Позиционная борьба Англии с континентальными государствами -- Австро-Венгерской империей, Германией и Россией -- была геополитическим содержанием противостояния XVIII--XIX и первой половины XX века, а с середины этого столетия главным оплотом талассократии стали США. В холодной войне 1946--1991 годов Извечный геополитический дуализм достиг максимальных пропорций, талассократия отождествлялась с США, а теллурократия с СССР.

Следует отметить, что этим формам законченного геополитического дуализма на идеологическом уровне отвечали две такие же синтетические реальности -- идеология либерализма (капитализма) и идеология марксизма (социализма). Итак, экономический редукционизм сведен к противопоставлению идей Смита и идей Маркса, а геополитический -- к распределению всех секторов планеты на зоны, подконтрольные талассократии (США) и теллурократии (СССР).

Законы геополитики чрезвычайно удобны для анализа политической истории, истории дипломатии и стратегического планирования. Геополитика -- это наука будущего, основы которой в ближайшее время будут преподаваться не только в специальных высших учебных заведениях и академиях, но также и в средних школах. Эта наука крайне необходима для образования и для развития политической культуры граждан. Применение геополитических понятий дает возможность понять содержание ежедневных теле- и радионовостей относительно международных событий. При таком подходе расширение НАТО на Восток означает увеличение объема береговой зоны в пользу талассократии; договор между Германией и Францией относительно создания чисто европейских вооруженных сил — шаг в сторону создания континентальной теллукратической конструкции. Интеграция России с европейскими странами, особенно с Германией -- шаг теллурократических сил; направление сближения Москвы с Вашингтоном значит подчинение России талассократической линии.

Итак, геополитика представляет собой науку, при помощи которой властные структуры определяют, что надлежит учитывать при принятии глобальных (судьбоносных) решений для своих народов -- таких, как заключение союзов, начало войны, осуществление реформ, структурная перестройка общества, введение масштабных экономических и политических санкций. Геополитика -- это мировоззрение власти, наука о власти и для власти, геополитика -- это учебник политических элит.

Конечно, геополитические конструкции не дают однозначного ответа на все сложные и разнообразные вопросы политических и международных событий, но могут и должны использоваться как четкие ориентиры.

2. Научные школы геополитики

Современная геополитика опирается на результаты исследований ученых различных научных школ, которые, как правило, представляли большие по масштабам планетарного значения государства.

Отцом геополитики по праву считают немецкого исследователя Фридриха Ратцеля (1844--1904 гг.), хотя сам он этот термин в своих работах не использовал. Его главная работа, которая была опубликована в 1897 году называлась «Politische Gegaphi». Главная идея геополитической доктрины Ф. Ратцеля -- отношение к государству как к живому пространственному, укоренившемуся в земле организму. Объективность этого должна быть осмыслена народом. Пространственная экспансия государства является естественным процессом, характерным для развития живого организма. В развитии больших стран есть тенденция к максимальной географической экспансии, которая постепенно выходит на планетарный уровень. В этом контексте Ратцель видел Германию в будущем как могущественное континентальное государство с развитыми военно-морскими силами.

В кратком виде в трудах Ф. Ратцеля содержатся практически все основные тезисы, которые легли в основу геополитики. Немецкий политик Карл Хаусхофер (1869--1946 гг.) создал свою теорию. На основе тщательного изучения концепций Ратцеля, картина планетарного дуализма -- морские силы против континентальных сил -- были для него тем ключом, который открывал все тайны международной политики.

Планетарный дуализм морской силы и сухопутной силы ставил Германию перед проблемой геополитической самоидентификации. Будущее Великой Германии виделось в геополитическом противостоянии Западу и особенно англосаксонскому миру. В своей доктрине К. Хаусхофер обосновал необходимость создания континентального блока Берлин -- Москва -- Токио. Он цитировал американца Гомера Ли: «Последний час англо- саксонской политики пробьет тогда, когда немцы, русские и японцы объединятся». И хотя К. Хаусхофер проявлял пологический конформизм (поддерживал создание оси Берлин -- Рим -- Токио, а также считал, что Германия должна пойти на союз с Англией и США против СССР), ведущей была его концепция восточной судьбы Германии, которая основывалась на прочном и долгосрочном европейском союзе.

Как уже говорилось, швед Рудольф Челлен был первым, кто употребил понятие геополитика. В своем основном труде «Государство как форма жизни», напечатанном в 1916 году, ученый развивает геополитические принципы Ратцеля относительно конкретной исторической ситуации в современной ему Европе. Шведский исследователь довел до логического завершения идею Ратцеля о континентальном государстве относительно Германии, которая, по его мнению, является пространством, владеющим динамизмом и призванным структурировать вокруг себя остальные европейские государства. Осью такого пространства будут, естественно, немцы. Геополитическое отождествление Германии с Европой является неотвратимым. Интересы Германии (интересы Европы) противоположны интересам западноевропейских государств (особенно Франции и Англии).

Основателем французской географической школы считается Видаль де ля Блаш (1845--1918 гг.). Он создал концепцию, в соответствии с которой политическая история имеет два аспекта: географический -- собственно окружающая среда и исторический -- сам человек, который играет ведущую роль в активизации пространства. В этом вопросе ученый не соглашался с Ратцелем, на его взгляд, абсолютизировавшим роль пространственного фактора. Человек не только фрагмент декорации, но и главный актер спектакля.

Главным политическим соперником Франции в то время была Германия -- единственное европейское государство, сдавленное со всех сторон, геополитическая экспансия которого блокировалась развитыми европейскими государствами. В этой ситуации Франция геополитически ориентировалась Видаль де ля Блашем на вхождение в состав общего фронта морской силы.

Интеллектуальным отцом современного атлантизме по праву считается американский адмирал Альфред Мэхэн (1840-- 1914 гг.). Свою доктрину «морские силы» А. Мэхэн изложил в ряде работ, в частности в работе «Заинтересованность Америки в морских силах сегодня и в будущем».

Для Мэхэна понятие морское могущество основывается на свободе морской торговли, а военно-морской флот служит только гарантом обеспечения этой торговли. Морская сила является особым типом цивилизации -- самым лучшим и наиболее эффективным. Мэхэн считал, что у США морская судьба, которая на первом этапе состоит в стратегической интеграции всего американского континента, а потом в установлении мирового господства. Главной опасностью морской цивилизации являются континентальные государства Евразии, прежде всего Россия и Китай, а затем Германия. Борьба с континентальной массой Российской империи определялась для морской силы главной долгосрочной стратегической задачей.

Одной из ярких фигур среди геополитиков является английский ученый и политик Хелфорд Дж. Макиндер (1861-- 1947 гг.). В 1904 году в докладе «Географическая ось истории» Макиндер утверждал, что с планетарной точки зрения в центре мира находится Евразийский континент -- географическая ось истории. Это геополитическое понятие тождественно России. И далее: «Россия занимает в этом мире центральное стратегическое положение, которое в Европе принадлежит Германии. Она может наносить и сдерживать удары по всем направлениям, кроме Севера».

Исходя из этого, Макиндер полагал, что главной задачей англосаксонской геополитики является недопущение создания стратегического континентального союза вокруг географической оси истории (России). Для этого необходимо оторвать максимальное количество берегового пространства от евразийского блока и поставить их под влияние островной цивилизации. Очевидно, что сам Макиндер заложил англосаксонскую политику, ставшую через полвека геополитикой США и Североатлантического союза, основная тенденция которой -- любыми средствами помешать самой возможности создания евразийского блока, формированию стратегического союза России и Германии, его геополитическому усилению и экспансии. Американец голландского происхождения Николас Спайкмен (1893--1943 гг.) вместе с адмиралом Мехеном может быть назван отцом атлантизма и идейным вдохновителем НАТО. В отличие от первых геополитиков, Спайкмен не уделял большого внимания географии, связи народа с землей, влиянию рельефа на национальный характер, а рассматривал геополитику как важнейший инструмент конкретной международной политики, эффективной стратегии.

Спайкмен вводит чрезвычайно важное понятие серединного океана, имея в виду Атлантический океан, оба берега которого — американский и европейский -- являются ареалом наиболее развитой технологии и экономики западной цивилизации. Нервным центром и механизмом атлантического сообщества являются США, их торговый и военно-промышленный комплекс. Если какое-то государство не имеет геополитического могущества, то это государство вынуждено вступать в более общий стратегический союз. Европа является интеллектуальным придатком США, должна постепенно ограничиваться и политическая суверенность европейских государств, а власть -- переходить к особой инстанции, которая объединяет представителей всех атлантических пространств и подчиняется приоритетному главенству США.

Таким образом, уже в 1942 году Спайкмен предусмотрел наиболее важные политические процессы и их последствия — создание Североатлантического союза (НАТО), ограничение суверенитета европейских государств, планетарную гегемонию США.

Петр Николаевич Савицкий (1895--1968 гг.) первый (и один из немногих) российский автор, которого вполне можно назвать геополитиком. По образованию экономист, ученик В. Вернадского и П. Струве. Основная идея Савицкого состояла в том, что Россия представляет собой особое цивилизованное образование, которое определяется через качество срединности. Если срединность Германии ограничивается европейским континентом, а сама Европа является только западным мысом Евразии, то Россия занимает центральную позицию в рамках всего континента. Россия -- не часть Европы и не продолжение Азии, она самостоятельный мир, самостоятельная и особая духовно-историческая геополитическая реальность -- Евразия.

Геополитическая доктрина Савицкого -- это прямая антитеза взглядам Мэхэна, Макиндера, Спайкмена, Видаля де ля Блаша и других талассократов.

Международная политика, которую проводил Советский Союз, в геополитическом смысле по многим аспектам совпадала с концепциями Савицкого, хотя об их прямом влиянии на і властные структуры того времени достоверных данных нет. Однако анализ советской внешней политики к началу перестройки позволяет сделать вывод о том, что она постоянно следовала именно евразийскому курсу, никогда не заявляя об этом открыто.

В Советском Союзе само слово геополитика воспринималось со знаком минус. Однако сразу после прихода к власти в октябре 1917 года советское руководство начинает отрабатывать новую геостратегию, основные ориентиры и характеристики, которой сохраняются до самой перестройки.

Стратегия большевиков на мировую революцию в пространственном смысле, состояла в том, чтобы дестабилизировать положение на территории капиталистических государств. Вооруженные силы, которые боролись против Советов на территории России (государства Антанты, Германия), потерпели поражение.

Характерной особенностью советской геополитики было постоянное стремление создать континентальный блок с Германией. Большевики предложили Германии заключить мир. Сотрудничество между СССР и Германией, в том числе и военное, которое началось в 1922 году после подписания Рапальского договора, продолжалось до-самой победы нацистов в 1933 году. В 1939 году Гитлер перед самым началом Второй мировой войны был вынужден урегулировать отношения с СССР, а для этого принять условия Москвы. Сталин добился возвращения большинства территорий, которые принадлежали России до революции. Были определены сферы интересов в Восточной Европе.

Важно подчеркнуть, что при сохранении основных ориентиров советской геостратегии, конкретный политический курс был достаточно гибким и изменялся в зависимости от ситуации.

Уже в 1920-х годах стало понятно, что идея мировой революции в ближайшем будущем не может быть осуществлена. Сталин объявляет о построении социализма в одной, отдельно взятой стране, тем самым облегчая развитие связей с зарубежными государствами.

В ходе Второй мировой войны (катастрофические последствия ее начала для СССР объясняются в том числе и игнорированием геополитической стратегии), особенно под ее конец, Советский Союз продолжал руководствоваться геостратегическими принципами, успешными для него в недалеком прошлом -- стремился расширить пространственную сферу своего влияния, в том числе за счет новых территорий. Создание в послевоенный период дружественных режимов в странах Центральной и Восточной Европы с объединением их в скором времени в рамках таких организаций, как СЭВ, Варшавский договор, распространением советской сферы влияния до линии, которая разделяла Восточную и Западную Германию, должно было закрепить это влияние, в континентальной части Европы.

В послевоенный период проведение внешнеполитического курса осуществлялось в соответствии с геополитическими концепциями, которые разрабатывались в партийно-государственном руководстве и соответствующими специалистами. К ним относится стратегия СССР в мировом океане, где два сверхгосударства активно соперничали в стремлении установить контроль над морскими просторами.

Между прочим, в прошлом руководство страны далеко не всегда принимало решения, согласовывая их с рекомендациями отечественных специалистов. Примером может служить афганская кампания. Кстати, подобная проблема существует в отношениях между геополитической наукой и властными структурами за рубежом, в тех же Соединенных Штатах Америки. Например, вьетнамская война -- не самая удачная страница в истории США. Более чем серьезные сомнения возникают и по поводу вмешательства НАТО в дела Боснии и Косово. А это уже настоящее время, которое, как справедливо говорят, произрастает в будущее.

Даже краткое изложение идей основных научных школ геополитики дает возможность сделать ряд выводов.

Первый. Наиболее общей и такой, которую разделяют все научные школы, методологической формулой геополитики является утверждение фундаментального исторического дуализма между сушей, теллурократией, Евразией, географической осью истории -- с одной стороны, и морем, талассократией, Атлантикой, англосаксонским миром -- с другой. Хотя с появлением авиации и ядерного оружия, средств его доставки традиционные модели, в основе которых лежал географический пространственный детерминизм, они требуют корректировки.

Второй. Без всякого разрыва с традицией развивалась атлантическая (талассократическая), а в наше время американская линия в геополитике. Была создана новая геополитическая модель, предусматривающая два варианта развития событий — или окончательный выигрыш Западом геополитической дуэли с Востоком, или конвергенция двух политических лагерей и установление Мирового Правительства (этот проект получил название мондализм от французского «mond» -- мир). Предполагалось, что планетой будут управлять Москва и Вашингтон и смотреть на нее глазами астронавтов на космической орбите, Освоение воздушного (аэрократия) и космического (эфирократия) пространств -- продолжение талассократических тенденций, высшая стадия атлантической стратегии.

Третий. Евразийская, европейская геополитика как самостоятельная доктрина после окончания Второй мировой войны практически не развивалась. Европейские геополитики были вынуждены приспосабливаться к нормам англосаксонского подхода. Так, европейские ученые выступают как эксперты НАТО, ООН, занимаются прикладными геополитическими исследованиями, применяют геополитические методики для описания межэтнических и межгосударственных конфликтов, демографических процессов.

Четвертый. Официально признанная фашистской и буржуазной псевдонаукой геополитика как таковая в СССР не существовала. Ее функции выполняло несколько дисциплин — теория международного права и международных отношений, стратегия, военная география, этнография. И вместе с тем общее геополитическое поведение СССР на планетарной арене выдавало наличие рациональной, с геополитической точки зрения, модели поведения. После распада Варшавского договора и СССР геополитика как наука приобретает в российском обществе права гражданства.

И наконец, пятый. Именно те страны, которые признавали геополитиков и ценили их, получили поразительные результаты и подошли вплотную к достижению единоличного мирового господства. Мэхэн, Макиндер, Спайкмен занимали высокие должности в своих государствах, их прямое влияние на англосаксонскую политику очевидно. Германия заплатила за невнимание к тезисам Хаусхофера о континентальном блоке (ось Берлин -- Москва -- Токио) тем, что потерпела трагическое поражение во Второй мировой войне. СССР, который не обратил внимания на труды и идеи русских геололитиков, без боя и сопротивления попал в ту же ситуацию, что и Германия в результате Второй мировой войны -- глубокий экономический и социальный кризис привел к распаду могущественного государства.

3. Геополитическое будущее России

Распад Варшавского договора и Советского Союза ознаменовали торжество атлантической стратегии, которая проводилась в жизнь США и их союзниками в течение всего XX века. Запад побеждает в холодной войне с Востоком. Морская сила празднует победу над сушей. Конец двухполярного мира -- это стратегический удар по Евразии, по континентализму и суверенитету всех евразийских государств.

Существует три версии будущего мирового развития. Первая -- победа Запада в холодной войне есть полной и бесповоротной. Вторая -- противостояние суши и моря сохранится, что приведет к созданию новых блоков. В центре одного из них будут стоять США и их союзники, в центре другого -- Россия, которая должна превратиться в евразийскую империю. Эксперты приходят к выводу, что говорить о едином мире рано, и планетарный дуализм талассократии (укрепленный аэрократией и эфирократией) и теллурократии остается главной геополитической схемой и для XXI века. И наконец, третья -- многополюсная модель мирового развития, которая, по мнению ее сторонников, наиболее отвечает интересам России.

Ради справедливости необходимо признать, что несмотря на распад СССР, Россия по своей политической значимости и влиянию на развитие мировых событий, в том числе в качестве постоянного члена Совета Безопасности ООН, бесспорно остается одной из великих держав. Не случайно Запад, признавая политический вес и экономическую мощь России, включил ее в восьмерку ведущих стран мира, Наряду с геополитическим положением и наличием ядерного оружия, к основным признакам, которые позволяют в современных условиях считать Россию великой державой, относятся ее потенциальные возможности в области демографии, ресурсного обеспечения, высокого научно-технического потенциала и др.

Естественно, что Запад в целом и США в частности заинтересованы в дальнейшем ослаблении России. Одновременно Запад не может не осознавать, что Россия самим своим существованием обеспечивает соответствующий баланс сил, играя тем самым положительную геополитическую роль на мировой арене. Сохранение этой роли России является одним из главных средств предотвращения сползания Европы, а также мира в целом, к геополитическому хаосу.

Очевидно, Россия сама должна определить свое место и роль в мировой политике, осознать свои национальные интересы во внешнеполитическом измерении. Эксперты делят эти интересы на три основные категории.

Наиболее важный интерес России на глобальном уровне состоит в ее активном и полноправном участии в построении такой системы международных отношений, в которой ей отводилось бы место, отвечающее в наибольшей степени ее политическому, экономическому и интеллектуальному потенциалу, военно-политическим и внешнеэкономическим возможностям и нуждам.

Первейшие интересы России на региональном уровне сводятся к обеспечению стабильного международного окружения, а также к продвижению и укреплению ее военно-политических позиций на мировой арене на основе использования механизмов регионального сотрудничества.

Важнейшие национальные интересы России на постсоветском пространстве состоят в налаживании всесторонних взаимовыгодных связей со странами СНГ и участие в развитии интеграционных процессов между ними на взаимной основе.

В этом контексте можно по-разному воспринимать идею создания Евразийской империи, в центре которой должна сто ять Россия, но нельзя не признавать ее права на существование. Хотя бы с учетом того, что это своеобразный ответ на имперскую политику, которую в период после Второй мировой войны проводят как сверхгосударство Соединенные Штаты Америки. Какой же видится ее авторам модель новой Евразийской империи? Грядущая империя не должна быть региональным государством или государством-нацией. Это нечто совсем иное. Это стратегический и геополитический блок, в котором превалируют параметры обычного государства, это сверхгосударство. В центре такого объединения, несомненно, должна стоять Россия. При этом Евразийский проект никоим образом не ведет к нивелированию наций, наоборот, он исходит из неизбежности сохранения и развития идентичности народов и культур. Новая Евразийская империя будет единым неделимым организмом в военно-стратегическом отношении, но в политическом контексте может представлять Конфедерацию Великих Просторов: Европейскую империю на Западе (вокруг Германии и Средней Европы); Тихоокеанскую империю на Юге (вокруг Ирана); Российскую Империю в Центре (вокруг России). Внутри этих империй также будет действовать конфедеративный принцип в отношениях стран, государств.

Ключевой геополитической проблемой на современном этапе является организация пространства на Западе Евразии. Планетарный Запад в самом широком смысле распадается для России на две составные -- Запад как Америка и Запад как Европа. Запад, как и Америка, является главным геополитическим противником России, штабом и центром атлантизма. Позиционная геополитическая война с Америкой и составляет сущность евразийской политики, начиная с середины XX столетия. Позиция России тут ясна -- необходимо противодействовать атлантической геополитике США на всех уровнях и во всех регионах Земли, стараясь максимально ослабить противника. Вторая реальность, которая также определяется термином Запад, имеет другое значение. Это -- Европа, которая на данный момент не имеет собственной геополитики и собственной географической воли, ее функции ограничиваются тем, что она служит подсобной базой США и Евразии и местом наиболее вероятного планетарного конфликта.

Задача России -- вырвать Европу из-под контроля США (НАТО), способствовать ее объединению, укреплять интеграционные связи с Центральной Европой под знаком основной внешнеполитической оси Москва -- Берлин. Евразии нужна союзная дружественная Европа еще и потому, что экономическая интеграция с ней даст возможность решить большинство технологических проблем России и Азии -- в обмен на ресурсы и стратегическое военное партнерство.

Атлантические геополитики прекрасно понимают стратегическую опасность союза России с Европой (особенно с Германией) и традиционно стремятся всячески препятствовать этому. Самым эффективным методом, по их мнению, является санитарный кордон, т. е. полоса из нескольких приграничных государств, напрямую связанных с атлантическим полюсом. Речь идет о появлении геополитической пропасти между Балтикой и Черным морем. Претендентами на членство в новом санитарном кордоне являются государства Прибалтики, Польша, Беларусь, Украина, Венгрия, Румыния, Чехия и Словакия.

Задача Евразии состоит в том, чтобы этой границы не существовало, отсутствие ее будет способствовать укреплению союзнических отношений между Россией и Европой, превращению пространства от Дублина до Владивостока в зону евразийской кооперации, сотрудничества и стратегического партнерства. Как бы там ни было, идея антизападной, традиционной, имперской Европы становится сегодня все более актуальной, так как присутствие американских войск на европейском континенте больше не оправдывается наличием советской угрозы. Тенденции к политической эмансипации и поиску идеологической альтернативы нарастают в Европе с каждым днем, параллельно с этим увеличиваются шансы создания независимого Евразийского Великого Пространства.

Россия, другие ведущие государства не воспринимают однополярной модели мирового устройства. Наиболее вероятной выглядит многополюсная модель мирового развития. В многополярном миропорядке сохраняются отдельные центры тяжести. Это -- США, Россия, ЕС, Япония, Китай. И если в биполярной модели блоки были стабильными, то многополюсная модель предусматривает подвижность ее конфигурации.

Сегодня перед Россией стоит задача заново сформулировать свои политические цели, адекватные новым реальностям.

Именно успехи или неудачи на внутреннем фронте будут определять вес и влияние России как на постсоветском пространстве, так и во всем мире. В целом в ситуации переходности, оптимальной для России, представляется стратегия разноудаленности или равноприближенности к основным центрам силы, исключающая конфронтацию с каким-либо из этих центров и в тоже время попадание в зависимость от них.

4. Украина в современном геополитическом контексте

За последние 20 лет геополитическая ситуация в мире кардинально изменилась: распался Советский Союз, произошли существенные перемены в бывших социалистических государствах Центральной и Восточной Европы, объединилась Германия. На международной арене появился целый ряд новых государств, и среди них независимое государство Украина.

Как вновь образованное государство Украина стремится осознать себя в геополитическом контексте и в контексте развития мировой цивилизации, определить, в чем состоят ее приоритеты, реальные национальные интересы и разработать стратегию и тактику реализации последних.

По своим геополитическим составным (площадью, населением, природными запасами) Украина сразу стала заметным государственным образованием. Украина имеет в своем распоряжении почти половину всех мировых ресурсов плодородных черноземов, могучий промышленный и научно-технический потенциал, довольно развитую инфраструктуру и в то же время ощущает острую необходимость капиталоемкой структурной перестройки экономики, слабость экспорных возможностей, потерю традиционных рынков, разрыв внешнеэкономических связей.

В терминах классической геополитики украинскую геостратегию сегодня определяют две главные парадигмы: Евразийская и Евроатлантическая, хотя в последнее время дает о себе знать и третья -- Черноморская. В теоретическом плане это обусловливает необходимость Научных разработок поиска соответствующего места государства в мировой глобальной политической и экономической системах. В практическом -- создание механизма реализации национальных интересов политического и экономического характера на глобальном и региональном уровнях. Политическая история свидетельствует: общение нашего народа с другими было интенсивным в периоды полной или неполной государственности. Так же и мир знал об Украине и больше к ней адресовался в период государственности, а в периоды безгосударственности она оказывалась на периферии международных контактов.

На данном этапе Украина переживает финансовый кризис, наиболее глубокий со времени провозглашения независимости. Экспертам еще предстоит определить причины нынешнего кризисного состояния экономики государства. Понятно, что Украина не могла не ощутить ударов мирового финансового кризиса, финансово-экономического кризиса, который охватил Россию. Но все же главными являются внутренние причины, имитационная деятельность властных органов по реформированию экономики, которая привела к отрицательным результатам.

Определяя роль и место Украины в современном геополитическом пространстве, следует, с одной стороны, учитывать тяготение Украины к России -- большому государству, с которым ее объединяет общность судьбы, стратегические интересы, прежде всего в экономической сфере, и настораживает непредвиденность действий ее современных политиков, их постоянные имперские амбиции, с другой стороны -- с цивилизованной Европой с ее традициями парламентаризма, экономической стабильности и традиционным безразличием к состоянию нашего государства. В глубине души многие европейцы не уверены, является ли Украина «настоящим государством» и не спешат инвестировать ее экономику. Других беспокоит то, что чрезмерный интерес Запада к Украине может вызвать противодействие России и усложнить и так уже напряженные отношения с ней в связи с продвижением НАТО на Восток.

Прогнозируя развитие взаимоотношений Украины и России, следует исходить из того, что существенное влияние на украинско-российские отношения оказывает внутриполитическая обстановка в самой России.

Без успешного осуществления политических реформ, заметных признаков экономического подъема и повышения жизненного уровня населения не станет возможной ни полноценная и длительная нормализация отношений Украины с Россией, ни интеграция ее в европейские и севроатлантические структуры, ни региональное самоутверждение нашего государства в Центральной и Восточной Европе.

Второе -- Украина имеет богатые ресурсы, самые плодородные земли в Европе, могучий научный, кадровый потенциал и сегодня должна -- и в этом чем дальше, тем больше убеждается общество -- наращивать свой собственный производственный и научно-технический потенциал с целью эффективного использования этих богатств. Однако в современном информатизированном мире национальное богатство связано не с качеством черноземов, пусть даже и самых плодородных в мире, а со средствами организации общества. Перед элитой Украины встала задача сформулировать государственную стратегию. «Государственная стратегия -- с одной стороны -- публичное изложение властью перспективы государства, внутри которой эта самая власть собирается работать; с другой стороны -- текущие решения, направленные на непосредственное решение этой перспективы уже сейчас, немедленно». Учеными предложена в политической сфере модель социально-правового государства, в экономической -- модель формирования рыночной экономики в виде научно-технологической доктрины, основывающейся на интеллектуальном факторе, на развитии науки и технологии и отвечающей мировым цивилизованным тенденциям, которые прокладывают путь на рубеже XXI столетия.

Решая вопросы наращивания внутренних производственных и человеческих ресурсов, следует на государственном уровне определить экономические приоритеты, в первую очередь -- аграрный сектор, развитие информационных технологий, космической отрасли, образования и туризма. Особое внимание вдует уделить Вооруженным Силам Украины, найти средства решения не только социальных проблем армии, но и для обновления техники и вооружения в соответствии с мировыми стандартами.

Подчеркнем: выбор стратегии внутренней и внешней портики Украины должен дополняться гибкой тактикой и сильной политической волей в отношении реализации поставленной цели. Любая стратегия, любой план не могут осуществиться сами по себе.

Выводы

Обобщив мнения разных авторов (см. список литературы), чьи работы посвящены проблеме геополитики, а особенно геополитическим взаимоотношениям России и Украины можно сделать следующие выводы:

В сложной геополитической ситуации независимая Украина, которая находится на перекрестке стратегических интересов больших держав, должна руководствоваться концепцией «динамического равновесия сил», которое ориентирует на установление дружественных отношений как с Россией и другими государствами, которые возникли на территории СССР, так и с европейскими государствами, другими странами мира. Украина должна последовательно придерживаться стратегического курса, наращивать внутренние производственные и человеческие ресурсы, стать своеобразным «интеграционным мостиком между, так сказать, европейской Европой и Европой евразийской», т. е. влиятельным фактором создания механизма общеевропейской системы коллективной безопасности, оптимальной модели безопасности Европы XXI столетия.

Список литературы

1. Гаджиев К. С. Геополитика.- М., 1997

2. Дугин А. Основы геополитики: Геополитическое будущее России.- М., 2007

3. Врублевский В., Хорошковский В. Український шлях. Начерки: геополітичне становище України та національні інтереси. — К., 2007

4. Парахонський Б. Місце та роль України в сучасному геополітичному просторі//Стратегічна панорама. — 1998-№ 1−2

5. Макиндер Хэлфорд Джордж. Географическая ось истории. — М., 2002

6. Івченко О. Україна в системі міжнародних відносин: історична ретроспектива та сучасний стан. — К., 2004

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой