Геополитическая концепция Мэхэна

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Политология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Глава 1. Основные геополитические взгляды А.Т. Мэхэна

1.1 Альфред Тейляр Мэхэн — родоначальник американской геополитики

1.2 Элементы морской силы нации в теории Мэхэна

Глава 2. Влияние морской силы на ход истории и рост благосостояния нации

2.1 Мировые державы в контексте доктрины Мэхэна

2.2 Оценка Мэхэном геополитического положения России

Заключение

Список литературы

Введение

Актуальность настоящего исследования определяется, прежде всего, той ролью, которую океан и океанские коммуникации играли и продолжают играть в жизни человечества. Несмотря на огромные перемены в науке и технике, морские коммуникации и в начале XXI в. остаются основным связующим звеном между странами и континентами. Россия не является исключением в этом процессе. С укреплением интеграции нашей страны в глобальную экономическую систему возрастает роль морских перевозок. Кроме того, Россия обладает еще и одной из самых протяженных в мире морских границ, что делает развитие военно-морского флота одной из приоритетных задач политики национальной безопасности.

Доктрина «морской силы», разработанная в конце XIX в. офицером флота США и военно-морским теоретиком Алфредом Тайером Мэхэном является одной из самых известных концепций, посвященных «морской» стороне всемирной истории. Основное содержание этой доктрины заключалась в том, что одним из решающих факторов в мировой истории была названа «морская сила» (состоявшая из сильных военно-морских сил, торгового флота и заморских территорий). Контроль над океанскими коммуникациями провозглашался Мэхэном главной целью морской войны. Господство на море завоевывалось путем разгрома флота противника в решающем морском сражении. Согласно Мэхэну, главной силой флота были и продолжали оставаться линейные корабли, сконцентрированные в мощные соединения. Свои положения он основывал на истории морских войн XVII—XIX вв. и утверждал, что главные положения военно-морской стратегии остались неизменными, несмотря на перемены в науке и технике. Подобные идеи о влиянии флота на мировую политику существовали, конечно, и раньше, но серьезные научно-технические перемены, произошедшие в военно-морских флотах в середине XIX в., отодвинули стратегию на второй план.

Степень разработанности проблемы. Значительный вклад в характеристику концепции Мэхэна внесли работы А. П. Александрова, К. С. Гаджиева, И. П. Дементьева, В. Д. Доценко, А. Г. Дугина, И. С. Звавич, С. В. Козлова, В. М. Кулакова, В. В. Носкова, В. В. Пыж, Ю. В. Тихонравова. Однако в широком аспекте анализ теории «морской силы» и степени ее влияния на военно-морскую политику великих держав не проводился отечественными исследователями.

Объектом исследования является геополитическая концепция Мэхэна.

Предмет исследования — положения доктрины «морской силы», разработанной Мэхэном.

Цель и задачи исследования.

Целью работы является исследование геополитической концепции Мэхэна.

Для достижения указанной цели необходимо решить следующие основные задачи:

— исследовать основные труды Мэхэна, в которых он изложил свою геополитическую концепцию;

— сформулировать элементы морской силы нации в теории Мэхэна;

— раскрыть влияние теории «морской силы» на военно-морскую политику великих держав в 1890—1914 гг. ;

— определить место США и России в контексте доктрины Мэхэна.

Теоретико-методологическая основа работы сформировалась в результате изучения и использования большого теоретического и практического материала, литературных источников. Анализ опирается на материалистическую диалектику и органично связанные с ней общенаучные и частнонаучные методы исследования: социологический, исторический, структурно-функционального анализа, системного анализа и синтеза, диалектико-логический, формально-логический и иные.

Научно-теоретическая и практическая значимость работы состоит в том, что содержащиеся в ней теоретические выводы и собранный фактический материал могут быть использованы при проведении дальнейших научных исследований по данной проблематике.

Структура работы обусловлена целью и задачами исследования и включает в себя: введение, две главы, состоящие из пяти параграфов, заключение и библиографический список.

мэхэн геополитика

Глава 1. Основные геополитические взгляды А.Т. Мэхэна

1.1 Альфред Тейляр Мэхэн — родоначальник американской геополитики

Алфред Тайер Мэхэн родился 27 сентября 1840 г. в Уэст-Пойнте (Нью-Йорк), где его отец преподавал в Военной академии Военно-морской словарь / Под ред. В. Н. Чернавина. — М.: Воениздат, 1990. — С. 212. Альфред решил пойти своим путем, поступил в Военно-морскую академию и окончил ее в 1859 г. вторым на курсе по успеваемости. Окончив академию, он получил чин мичмана; в 1861—1865 гг. участвовал в Гражданской войне в США Геополитика: Учебник / Под общ. ред. В. А. Михайлова; Отв. ред. Л. О. Терновая, С. В. Фокин. — М.: Изд-во РАГС, 2007. — С. 16. Затем слушал курс лекций в Оксфордском и Кембриджском университетах. В 1885 г., будучи капитаном 1 ранга, Мэхэн стал преподавателем военно-морской истории и тактики в Военно-морском колледже («Nava I War Colledge») в Нью-Порте, а вскоре возглавил это учебное заведение. С этого времени он посвятил свою жизнь преподавательской и научно-исследовательской деятельности в области теории военно-морского искусства. Но больше всего его интересовали морская стратегия и ее связь с политикой. Проблемами морской тактики он не занимался Доценко, В. Д. Основоположник теории морской силы // http: //wcry. narod. ru/mahan1/15. html. — С. 1.

Работы английского вице-адмирала Ф. Х. Коломба (самая известная — «Морская война», 1891 г.) были посвящены рассмотрению вопросов тактики применения крупных сил флота в будущей войне. Однако совершенствование военно-морской техники, появление новых классов боевых кораблей (подводные лодки, авианосцы, эсминцы, торпедные катера) превратили тактические построения Ф. Х. Коломба всего лишь в один из эпизодов военно-морской мысли конца XIX — начала XX вв. Дугин, А. Г. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. — 2-е изд. — М.: Арктогея, 1997. — Глава 4. Альфред Мэхэн «Морское могущество». — С. 189. Совсем другая судьба ожидала работы и идеи А. Т. Мэхэна.

В 1890 г. Мэхэн публикует свою первую книгу «Влияние морской силы на историю. 1660 — 1783 г. «, в которой обобщил взгляды участников англо-испанских и англо-голландских морских войн XVI — XVIII вв. адмиралов Монсона, Роллейга, Пиписа и Тромпа и сделал вывод о том, что благополучие Великобритании основывается на её морской силе и превосходстве её военного флота Мэхэн, А. Т. Влияние морской силы на историю, 1660−1783: [Текст] / А. Т. Мэхэн. — М.: ООО «Издательство ACT»; СПб.: Terra Fantastica, 2002. — 634 с. Книга сразу стала классическим текстом по военно-морской стратегии и имела огромный успех: 32 издания в США и Великобритании, была переведена практически на все европейские языки, в том числе и на русский (1895 г.). Именно в этой книге Мэхэн первым ввел в научный оборот понятия «господство на море» и «морская мощь», что впоследствии явилось основным фактором ведения морской войны Исаев, Б. А. Геополитика: Учебное пособие. -- СПб.: Питер, 2006. -- С. 84.

Книга содержит подробное описание действий флотов и общин ход военных операций в 1660—1783 гг. Основным объектом изучения для автора послужила борьба за господство на море в ходе войн между Англией, Голландией, Францией и Испанией. Сами эти войны по ряду причин не слишком известны русскому читателю, а их морская и колониальная составляющая фактически забыта. Отечественные писатели уделяли не много внимания войнам XVI в. как имеющим малое влияние на Россию, хотя это и не так. Среди войн следующего столетия мы прежде всего вспоминаем те, в которых участвовали русские войска. Так, например, война за Испанское наследство 1701−1713 гг. совершенно заслоняется для нас Северной войной, а при упоминании о Семилетней войне мы вспоминаем прежде всего ее европейскую, и преимущественно сухопутную часть Калашникова, Л. В. Геополитика в системе факторов цивилизационного становления общества: Дис. … канд. филос. наук. — Саратов, 2005. — С. 15.

Флоты других стран, и в частности русский, фактически выпали из поля зрения Мэхэна. Причиной этого, с одной стороны, послужила их относительно небольшая численность и ограниченный район действий. С другой стороны, Мэхэн, работая с английскими французскими источниками, просто не имел достаточного количества материала по флотам других стран.

Далее с небольшим промежутком последовали другие работы: «Влияние морской силы на Французскую Революцию и Империю (1793−1812)», «Заинтересованность Америки в морской силе в настоящем и будущем», «Проблема Азии и её воздействие на международную политику» и «Морская Сила и её отношение к войне». В этих работах Мэхэн дополнил и развил концепцию морской мощи государства Доценко, В. Д. Указ. соч. — С. 2.

Мэхэна причислили к выдающимся военно-морским теоретикам конца XIX — начала ХХ вв. Мэхэн стал кумиром морских офицеров американского флота. Его портреты находятся в кабинетах флотоводцев и военачальников и более 100 лет публикуются на страницах главного военно-теоретического журнала Военно-морских сил США «United States Naval Institute Proceedings». В свое время президент США Т. Рузвельт назвал Мэхэна «великим народным слугой», обладавшим «умом первоклассного государственного деятеля» Там же. — С. 2. Английские рецензенты называли работы Мэхэна «евангелием британского величия», «философией морской истории». Германский император Вильгельм II в мае 1914 г. писал: «Я сейчас не только читаю, но пожираю книгу капитана Мэхэна и стараюсь выучить ее наизусть». Вильгельм распорядился разослать работы Мэхэна во все судовые библиотеки Германии Козырев, Г. И. Политология: Учеб. пособие / Г. И. Козырев. -- М.: ФОРУМ; ИНФРА-М, 2009. -- С. 67.

Необычайный успех выпал на долю этих работ в Японии. Симптоматично, что у нас также предпринимались попытки применить идеи Мэхэна к истории России. В этом контексте интерес представляют, например, статьи С. А. Скрегина и В. Ф. Головачева, появившиеся в 1989 г. в журнале «Морской сборник» Гаджиев, К. С. Введение в геополитику. Учебник для студентов вузов. — М.: Логос, 1998. — С. 15.

Сформулированные Мэхэном концепции оказали влияние не только на развитие теории военно-морского искусства, но и на выработку внешней политики и морской доктрины многих морских держав мира. Трудно найти военно-теоретический труд, который не содержал бы ссылок на работы Мэхэна. Идеи Мэхэна легли в основу военно-морских концепций не только морских держав, но и подтолкнули ряд континентальных держав к наращиванию морской мощи и строительству мощных линейных флотов. Это прежде всего относится к Германии (программа Тирпица 1909−1916 г. г.) и к России («Малая программа» и строительство новейших линкоров «Гангут», «Полтава», «Петропавловск» и «Севастополь») Бескровный, Л. Г. Армия и флот России в начале XX века. Очерки военно-экономического потенциала. — М.: Военное издательство Министерства Вооруженных Сил Союза ССР, 1986. — С. 31.

Не менее симптоматично выглядит публикация работ Мэхэна и Коломба в Советском Союзе в 1940, 1941 гг., где также разрабатывались военно-морские программы создания крупного океанического флота.

В своих работах Мэхэн не использует термин «геополитика», но методика его анализа и основные выводы о преимуществе морских и океанских держав над континентальными соответствуют сугубо геополитическому подходу. В его творчестве как нельзя лучше отразилось сходство между работой стратега и геополитика: и тот, и другой тщательно оценивают пространственные факторы, их военное, политическое и экономическое значение.

Стоит отметить, что сочинения Мэхэна были пронизаны идеей экспансии, как необходимого условия существования государства. Он синтезировал военно-морскую историю с политическими вопросами, которые были актуальны и для современного ему периода. Он открыто заявлял, что ставит своей целью привлечь внимание американцев к заморской экспансии и развитию флота. Его идеи оказались весьма кстати.

Итак, Альфред Тайер Мэхэн (1840−1914) — американский военно-морской теоретик и историк, контр-адмирал, преподаватель морской истории и почетный президент в Нью-Порте. Наряду с Ф. Х. Коломбом создал теорию «морской силы» (Sea Power), считая, что именно морским силам принадлежит решающая роль в вооруженной борьбе, а завоевание господства на море — главное условие победы в войне. Мэхэн не пользовался термином «геополитика», но методика его анализа и основные выводы точно соответствуют сугубо геополитическому подходу. Практически все его книги были посвящены одной теме — теме «морской силы». Если Ратцель, Маккиндер и Хаусхофер делали упор на преимущество континентальных держав, то Мэхэн, наоборот, выдвинул концепцию преимущества морских или океанических держав.

1.2 Элементы морской силы нации в теории Мэхэна

Доказывая первостепенное влияние морских вооруженных сил на исход войн и судьбы государства, Мэхэн пытается установить непосредственную связь между географическим положением государства, его процветанием и наличием морской мощи Исаев, И. А. Господство: Очерки политической философии / И. А. Исаев. -- М.: НОРМА, 2008. -- С. 51. Для анализа позиции и геополитического статуса государства им предложено 6 критериев:

1. Географическое положение государства — его открытость морям, возможность морских коммуникаций с другими странами, протяженность сухопутных границ, способность контролировать стратегически важные районы и угрожать своим флотом территории противника.

2. «Физическая конфигурация» государства — конфигурация морского побережья, количество портов, гаваней, бухт, от наличия которых зависит процветание торговли и стратегическая защищённость.

3. Протяженность территории равная протяженности береговой линии.

4. Количество населения и способность государства строить и обслуживать корабли.

5. Национальный характер — способность к занятию торговлей, к основанию колоний, к мореплаванию.

6. Политический характер правления — от которого зависит переориентация лучших природных и человеческих ресурсов на созидание мощной морской силы Мэхэн, А. Т. Роль морских сил в мировой истории: [Текст] / А. Т. Мэхэн. — М.: Центрполиграф, 2008. — С. 60.

Мэхэн утверждал, что «история прибрежных наций» определялась прежде всего «условиями положения, протяжения и очертаний береговой линии», а также «численностью и характером населения» Там же. — С. 65. Последнее играет роль при сопоставлении «морских» и «сухопутных» наций: если испанцы отличались «жестокой скупостью», то англичане и голландцы были «по природе своей деловыми людьми»; «способность к основанию колоний» объясняется «национальным гением» англичан Там же. — С. 97.

«Политика, — писал Мэхэн, — изменялась как с духом века, так и с характером и проницательностью правителей; но история прибрежных наций определялась не столько ловкостью и предусмотрительностью правительств, сколько с условиями положения…, то есть вообще тем, что называется естественными условиями» Там же. — С. 123. Эти условия способствуют созданию сильного военно-морского флота, действия которого обеспечить наиболее полное функционирование торговли, которую Мэхэн считал главным инструментом политики: «Должное использование морей и контроль над ними составляет лишь одно звено в цепи обмена, с помощью которого страны аккумулируют богатства…, но это — центральное звено» Там же. — С. 165.

При благоприятном стечении всех выше перечисленных факторов в действие вступает формула

N + MM + NB = SP

то есть военный флот + торговый флот + военно-морские базы = морская сила, которую Мэхэн поясняет следующим образом: «На захват отдельных кораблей и конвоев противника, хотя бы и в большем числе… а подавляющее превосходство на море, изгоняющее с его поверхности неприятельский флаг… такое превосходство позволяет установить контроль над океаном и закрыть пути, по которым торговые суда движутся от неприятельских берегов…» Там же. — С. 175.

Мэхэн полагал, что держава может стать великой, только если обладает морской мощью, которая позволяет ей господствовать на море. Оборону берегов он считал задачей армии.

Понятие «Морская сила» основывается, по Мэхэну, на свободе «Морской торговли», а военно-морские силы служат гарантом обеспечения этой торговли. По его мнению, военный флот без морской торговли нужен стране, стремящейся к ведению военных действий с наступательными целями, т. е. с целью захвата заморских территорий Там же. — С. 187. Сегодня определение морской мощи государства значительно полнее мэхэновского. Но в конце XIX в. деятельность стран в Мировом океане ограничивалась морскими перевозками Тихонравов, Ю. В. Концепция «Морской силы» (А. Мэхэн). — В кн.: Тихонравов, Ю. В. Геополитика // http: //society. polbu. ru/tihonravov_geopolitics/ch14_iv. html. — С. 2.

Мэхэн рассматривает экономический цикл в трех аспектах:

1) производство (обмен товаров и услуг через водные пути);

2) навигация (которая реализует этот обмен);

3) колонии (которые производят циркуляцию товарообмена на мировом уровне) Мэхэн, А. Т. Роль морских сил в мировой истории. — С. 195.

Принимая за образец «Морской силы» древний Карфаген и исторически более близкую Британию XVII — XIX вв., Мэхэн называет «морскую силу» особым типом цивилизации — наилучшим и наиболее эффективным, а следовательно предназначенным к мировому господству Там же. — С. 205.

Суть главной идеи Мэхэна, настойчиво проводимой во всех его работах, состояла в том, что морская сила в значительной мере определяет исторические судьбы стран и народов. Объясняя превосходство Великобритании над другими государствами в конце XIX века ее морской силой, Мэхэн писал: «Должное использование морей и контроль над ними составляют лишь одно звено в цепи обмена, с помощью которого [страны] аккумулируют богатства… но это — центральное звено» Там же. — С. 212. Мэхэн выделял условия, определяющие основные параметры морской силы: географическое положение страны, ее природные ресурсы и климат, протяженность территории, численность населения, национальный характер и государственный строй. При благоприятном сочетании этих факторов, считал Мэхэн, в действие вступает формула, которая была приведена выше.

Свою мысль он резюмировал следующим образом: «Не захват отдельных кораблей и конвоев неприятеля, хотя бы и в большом числе, расшатывает финансовое могущество нации, а подавляющее превосходство на море, изгоняющее с его поверхности неприятельский флаг и дозволяющее появление последнего лишь как беглеца; такое превосходство позволяет установить контроль над океаном и закрыть пути, по которым торговые суда движутся от неприятельских берегов к ним; подобное превосходство может быть достигнуто только при посредстве больших флотов» Там же. — С. 257.

Ядром концепции Мэхэна стало положение, где он рассматривает Мировой океан как коммуникационную линию, связывающую «разобщенные водой» страны. Сформулированный им принцип -- «море разъединяет и объединяет» Там же. — С. 263. -- явился доминирующим.

Независимо от Маккиндера Мэхэн пришел к тем же выводам относительно главной опасности для «морской цивилизации» Там же. — С. 265. Эту опасность представляют континентальные государства Евразии — в первую очередь Россия и Китай, а во вторую — Германия. Борьба с Россией, с этой «непрерывной континентальной массой Русской империи, протянувшейся от западной Малой Азии до японского меридиана на Востоке» Там же. — С. 295., была главной долговременной стратегической задачей.

Обосновывая свои взгляды, Мэхэн часто ссылался на деятельность авторитетных флотоводцев, полководцев и труды военных теоретиков. Например, в подтверждение своих выводов он цитирует генерала от инфантерии Г. В. Жомини: «Когда мне случилось быть в Париже в конце 1851 г., одна выдающаяся особа сделала мне честь заданием вопроса о моем мнении относительно того, произведут ли недавние усовершенствования в огнестрельном оружии серьезные изменения в способах ведения войны. Я ответил, что они, вероятно, будут иметь влияние на детали тактики, но что в больших стратегических операциях и в обширных комбинациях сражений победа, вероятно, будет и теперь, как была прежде, результатом целесообразного приложения тех принципов, которые приводили к успеху во все века великих вождей -- Александра и Цезаря, также как Фридриха и Наполеона» Там же. — С. 297.

Мэхэн, утверждая, что в «области морской стратегии уроки прошлого имеют значение, которое отнюдь не ослабело с течением времени» Там же. — С. 301., писал: «Невнимательное и даже пренебрежительное отношение к прошлому, считающемуся устарелым, не позволяет людям видеть даже тех постоянных стратегических уроков, которые лежат, так сказать, на поверхности морской истории» Там же. — С. 309. Он проанализировал Трафальгарское сражение и счел, что здесь проиграл не Вильнев, а Наполеон, что не Нельсон выиграл сражение, а Англия была спасена от вторжения на Британские острова французских войск -- это стратегический вывод. С тактической точки зрения он считал Трафальгарское сражение победой Нельсона, обусловленной более высоким уровнем подготовки личного состава английского флота и флотоводческим талантом самого адмирала Там же. — С. 324.

Как представляется, отрицать правильность выводов Мэхэна невозможно. К сожалению, в период борьбы с так называемым космополитизмом в высших военных кругах советского Военно-Морского Флота считали, что Нельсон выше тактики не поднялся и ничего нового в военно-морское искусство не внес История военно-морского искусства / отв. ред. Н. А. Питерский. Т. 3. — М.: Воениздат, 1953. -- С. 33. Это расхожее мнение нанесло огромный вред развитию отечественной военно-морской науки. Под нажимом высшего армейского руководства из теории военно-морского искусства выбросили понятие «теория морской стратегии», заменив эту важнейшую категорию понятием «стратегическое применение флота». Однако очевидно, что «стратегическое применение флота» -- это уже его действия в соответствии с теорией, которая «исчезла» Колосов, В.А., Мироненко, Н. С. Геополитика и политическая география: Учебник для вузов. — М., 2002. — С. 11.

Мэхэн призывал творчески подходить к решению проблем военно-морского искусства и мыслить стратегически. Но, поскольку он был «буржуазным» автором, его мысли оказались чуждыми советской идеологии Кулаков, В.М. О военно-политических взглядах А. Т. Мэхэна // Основные проблемы истории США в американской историографии (1861−1918) / под ред. Г. Н. Севостьянова. — М., 1974. — С. 78. Многие важные положения военно-морского искусства, разработанные Мэхэном, отвергались, хотя впоследствии они подтверждались на собственном опыте.

Важнейшим элементом инфраструктуры Мэхэн признавал развитую систему базирования: ее следовало распространить по возможности во всех важнейших районах Мирового океана Мэхэн, А. Т. Указ. соч. — С. 365. Эта точка зрения, называвшаяся в советской литературе «реакционной и лженаучной», подверглась резкой критике военно-морскими теоретиками Раскин, А. П. Развитие военно-морского флота США на рубеже XIX—XX вв. Дис. … канд. ист. наук. — Л.: ЛГУ, 1978. — С. 14. В то же время опыт Второй Мировой войны явился убедительным подтверждением выдвинутой Мэхэном концепции. Крейсерские действия крупных надводных кораблей германского флота в Атлантическом океане оказывались малоуспешными прежде всего в связи с отсутствием развитой системы базирования. Эффективность действий германских подводных лодок в Атлантическом океане объясняется наличием отлаженной системы базирования. Военные действия на Тихом океане характеризовались ожесточенной борьбой за острова, т. е. за расширение системы базирования сил флота. В период стратегического наступления японских вооруженных сил их действия не выходили за пределы тактического радиуса действий авиации берегового базирования. Захватывая одну позицию за другой, они успешно продвигались в так называемые страны южных морей. Американцы придерживались такой же стратегии, названной «лягушачьими прыжками». Захватывая поочередно острова и архипелаги, они продвигались по направлению к Японии. Действия и японских, и американских вооруженных сил основывались на концепции Мэхэна Носков, В. В. Мэхэн А.Т. // Словарь американской истории. С колониальных времен до первой мировой войны / под ред. А. А. Фурсенко. — СПб.: «Дмитрий Буланин», 1997. — С. 332.

Итак, Мэхэн строит свою геополитическую теорию исходя исключительно из «морской силы» и ее интересов. Понятие «морская сила» основывается для него на свободе «морской торговли», а военно-морской флот служит лишь гарантом обеспечения этой торговли. Мэхэн идет еще дальше, считая «морскую силу» особым типом цивилизации — наилучшим и наиболее эффективным, а потому предназначенным к мировому господству.

Глава 2. Влияние морской силы на ход истории и рост благосостояния нации

2.1 Мировые державы в контексте доктрины Мэхэна

Рубеж ХIХ-ХХ вв. традиционно считается пиком империалистического соперничества среди ведущих мировых держав. Это было время многочисленных вооруженных конфликтов по всему миру и подготовки к мировой войне. По опыту войн конца ХIХ — начала XX вв. становилось ясно, что море станет одним из главных театров военных действий будущего конфликта. Кроме того, флот в то время был наиболее технически совершенным видом вооруженных сил, своеобразным символом военной мощи государства Битти, Д. История британского флота в конце XIX-начале XX вв. / Дэвид Битти. — СПб.: Санкт-Петербург, 1997. — С. 24.

Исходя из основных постулатов своей теории, Мэхэн обосновывал мысль о необходимости превращения США в могущественную военно-морскую державу, способную соперничать наравне с самыми крупными и сильными государствами того периода Мэхэн, А. Т. Роль морских сил в мировой истории. — С. 378.

Мэхэн был активным сторонником доктрины американского президента Монро (1758−1831), который в 1823 г. декларировал принцип взаимного невмешательства стран Америки и Европы, а также поставил рост могущества США в зависимость от территориальной экспансии на близлежащие территории. Мэхэн считал, что у Америки «морская судьба» и что эта «Manifest Destiny» («проявленная судьба») заключается на первом этапе в стратегической интеграции всего американского континента, а потом и в установлении мирового господства Там же. — С. 381.

Тогда США еще не вышли в разряд передовых мировых держав, не был очевиден и их «морской цивилизационный тип». Сам Маккиндер Там же. — С. 382. в 1905 г. в статье «Географическая ось истории» относил США к «сухопутным державам», входящим в состав «внешнего полумесяца» только как полуколониальное стратегическое продолжение морской Англии: «Только что восточной державой стали США. На баланс сил в Европе они влияют не непосредственно, а через Россию» Тихонравов, Ю. В. Указ. статья. — С. 2. Вместе с тем, раньше, за десять лет до этого, адмирал Мэхэн предсказывал Америке роль ведущей морской державы, влияющей на судьбы мира Мэхэн, А. Т. Роль морских сил в мировой истории. — С. 385.

Мэхэн видел судьбу США в том, чтобы занять ведущую позицию в мире в экономическом, стратегическом и мессианском плане. Мэхэн пришел к выводу, что главную опасность для морских государств, в том числе США, представляют континентальные государства Евразии — Россия, Китай, и, прежде всего, Германия.

Считая США мировой державой будущего, он постоянно и активно призывал к укреплению военно-морской мощи США, которая соответствовала бы американскому имперскому предназначению. Исходя из этого, в работе «Заинтересованность Америки в морской мощи» Мэхэн так определил направления внешней политики США:

Стратегическое сотрудничество с Великобританией;

Создание препятствий германским морским претензиям;

Не допущение экспансии Японии в Тихом Океане;

Координация действий США и Западной Европы в Азии Там же. — С. 388.

«Мэхэн видел судьбу США в том, чтобы не пассивно соучаствовать в общем контексте периферийных государств „внешнего полумесяца“, но в том, чтобы занять ведущую позицию в экономическом, стратегическом и даже идеологическом отношениях» Дементьев, И. П. Доктрина морской мощи Альфреда Мэхэна // США: экономика, политика, идеология. — 1972. — № 5. — С. 39.

В целом же Мэхэн рассматривал Соединенные Штаты как «продвинутый далеко на запад аванпост европейской цивилизации и силы» Мэхэн, А. Т. Роль морских сил в мировой истории. — С. 392. Флот, способный к наступательным действиям, заявлял Мэхэн, обеспечит США неоспоримые преимущества в Карибском бассейне и Тихом океане Там же. — С. 408.

Мэхэн перенес на планетарный уровень принцип «анаконды», примененный американским генералом Мак-Клелланом в североамериканской гражданской войне 1861−1865 гг. Этот принцип заключается в блокировании вражеских территорий с моря и по береговым линиям, что приводит постепенно к стратегическому истощению противника. Так как Мэхэн считал, что мощь государства определяется его потенциями становления «морской силой», то в случае противостояния стратегической задачей номер один является недопущение этого становления в лагере противника Тихонравов, Ю. В. Указ. статья. — С. 2. Значит, задачей исторического противостояния Америки является усиление своих позиций по шести основным пунктам (перечисленным выше) и ослабление противника по тем же пунктам. Свои береговые просторы должны быть под контролем, а соответствующие зоны противника нужно стараться любыми способами оторвать от континентальной массы. По Мэхэну, евразийские державы (Россия, Китай, Германия) следует удушать в кольцах «анаконды», сдавливая континентальную массу за счет выведенных из-под ее контроля береговых зон и перекрывая, насколько можно, выходы к морским пространствам Мэхэн, А. Т. Роль морских сил в мировой истории. — С. 412.

Если рассматривать американскую военную стратегию на всем протяжении XX в., то мы видим, что она строится в прямом соответствии с идеями Мэхэна. Причем, если в Первой мировой войне эта стратегия не принесла США ощутимого успеха, то во Второй мировой войне эффект был значительным, а победа в холодной войне с СССР окончательно закрепила успех стратегии «Морской силы» Бурстин, Д. Американцы: национальный опыт: пер. с англ. / Бурстин Д. — М.: Прогресс-Литера, 1993. — С. 61.

Из европейских держав наиболее близкой США по духу, традициям, географическому положению являлась Великобритания. Мэхэн видел аналогии в географическом положении Великобритании и США и считал это обстоятельство чрезвычайно благоприятным для США. Схожесть географического положения диктовала необходимость иметь мощный флот и избавляла от необходимости содержать значительную сухопутную армию. Необходимость для страны содержать сухопутную армию Мэхэн рассматривал как крайне неблагоприятное обстоятельство Тихонравов, Ю. В. Указ. статья. — С. 2.

Сравнивая географическое положение Великобритании и Франции, Мэхэн отмечал, что в географическом и стратегическом плане кажется, что Франция расположена гораздо выгоднее. Но Франция вынуждена была содержать большую сухопутную армию для решения континентальных проблем, и это не позволяло ей создать по-настоящему мощный флот. Схожесть географического положения диктовала и схожесть действий. Помимо создания мощного флота следовало получить контроль над морскими торговыми путями, а также вести активную политику в Азии Мэхэн, А. Т. Роль морских сил в мировой истории. — С. 456.

Мэхэн подробно исследовал соотношение сил в азиатском регионе в книге «Проблема Азии». Проблема Азии существовала для США потому, что США расположены между двумя великими океанами (Тихим и Атлантическим) и имеют прямой выход к азиатскому побережью. Азия для США ближе, чем Азия для России. В плане внешнеполитических действий данные идеи проявились в политике «открытых дверей», предложенной американцами первоначально в отношении Китая (1899 г.). Мэхэн утверждал, что Азия является предметом спора основных мировых сил. Он выдвинул идею о существовании спорного пояса, расположенного между 30 и 40 параллелями (Турция, Сирия, Палестина, Иран, Ирак, Китай, Афганистан, Туркменистан, Таджикистан, Монголия и российский Дальний Восток) Там же. — С. 478.

Итак, Мэхэн считал, что у Америки «морская судьба» и что эта «Manifest Destiny» («проявленная судьба») заключается на первом этапе в стратегической интеграции всего американского континента, а потом и в установлении мирового господства. Фактически, основные линии стратегии НАТО и других союзов — ASEAN, ANZUS, CENTO, в основе которых «стратегия сдерживания» — являются развитием основных идей Мэхэна, которого можно назвать отцом современного «атлантизма».

2.2 Оценка Мэхэном геополитического положения России

Мэхэн считал, что Северное полушарие является ключевым в мировой политике. Внутри Евразии в качестве наиболее важного компонента северной полусферы он признавал позицию России — этой доминантной азиатской континентальной державы. Зону между 30-й и 40-й параллелями в Азии он рассматривал как зону конфликта между сухопутной мощью России и морской мощью Англии. Доминирование в этом регионе, по его мнению, могло бы удерживаться с помощью цепи ключевых баз на суше вдоль периферии Евразии. Мэхэн выдвинул предположение, что однажды Соединенные Штаты, Великобритания, Германия и Япония объединятся против России и Китая Там же. — С. 489.

Мэхэн определил геополитическую цель России как движение к незамерзающим портам на юг в сторону Индийского и Тихого океана и Средиземного моря. Однако ученый не слишком высоко оценивал шансы нашей страны. Действительно, в США, расположенных гораздо южнее России, с морскими и торговыми традициями, трудно было представить необходимость освоения Севера. В советское время северные районы осваивались от безысходности (с одной стороны — природные ресурсы, с другой — изоляция страны от внешнего мира, попытка самообеспечения). Россия, оттесненная из Европы и подпираемая «дикой Азией» с юга, пыталась найти свою нишу на севере. Но это превратилось в бесконечную борьбу с собой и окружающей природой Там же. — С. 490.

Не считал Мэхэн Россию и морской державой. Как уже упоминалось выше, морской державой глобального значения он считал Великобританию, хотя с его точки зрения британская морская мощь деградирует. Морской державой регионального (средиземноморского значения) — Францию. К молодым морским державам он относил США, Германию, Японию. И все эти морские державы стремятся получить контроль над «спорным поясом», но континентальная Россия имеет преимущество «на грани исключительности» Там же. — С. 512. Морские державы противостоять континентальному продвижению России не в состоянии, по крайней мере, это затруднительно.

В стремлении к овладению землями этого пояса «морские державы» всё время наталкивались на континентального гиганта — Россию, которая также была устремлена в этом направлении, ибо пыталась выбраться к «южным морям», имея при этом «преимущества на грани исключительности». Мэхэна, таким образом, можно считать первым геополитиком, который определил в качестве доминанты международных отношений геополитическое движение России к незамерзающим портам Индийского океана. Он считал, что от успеха или неудач блокирования подобных устремлений зависит весь расклад мировой геополитики. Ученый полагал, что Россия в споре с морскими странами может быть удовлетворена уступками в Китае, который должен быть разделён на сферы влияния Там же. — С. 521.

В целом же Мэхэн призывал: «Оставьте двум основным тихоокеанским нациям, США и Японии, имеющим побережья на Тихом океане, установить здесь свой баланс сил» Там же. — С. 527. Продвижение России осуществляться не по всему фронту, а по флангам Евразии — на Ближнем Востоке и Дальнем Востоке, избирательно, и основная цель этого продвижения — незамерзающие порты. Одновременно именно на флангах ей возможно противостоять. Это противостояние в любом случае будет носить силовой характер. Россию ни в коем случае нельзя допускать на Дальний Восток, так как в этом случае возникнет угроза торговым путям, в качестве компенсации России можно предложить часть территории Китая. В это время Китай практически был уже разделен на сферы влияния. Мэхэн считал, что Тихий океан должен принадлежать США и Японии, а между собой они договорятся Там же. — С. 530.

«Великобритания совершила политическую ошибку, во многих отношениях ослабив Россию своим союзом с Японией, — писал он. — В её интересах было затянуть Россию в дальневосточный конфликт, потому что это отвлекало русских от Константинополя, Суэца, Персидского залива, Индии. Россия была не в силах действовать по всем этим направлениям. Но одновременно с этим интересы Великобритании требовали, чтобы Россия противостояла германской империи. В результате ужасных событий в Манчжурии и их последствий эта противостоящая сила была убрана на поколение. Таким образом, одно событие на Дальнем Востоке — русско-японская война — было обеспечено одним европейским государством, и это событие непосредственным образом кардинально повлияло на равновесие сил в Европе» Там же. — С. 546.

Мэхэн также считал, что одной из причин поражения России в русско-японской войне явилось техническое несовершенство российских железных дорог Там же. — С. 534.

В период «холодной войны» развернулось соперничество Советского Союза и США в Средиземном море. Если ВМС США в этом бассейне имели союзников по блоку НАТО, и проблемы с базированием их флота не существовало, то ВМФ СССР в полном смысле слова «цеплялся» за любую возможность найти в этом регионе союзников и получить базы (советскому ВМФ предоставляли военно-морские базы Албания, Египет, Сирия, Югославия) Туровский, Р. Ф. Политическая география. Учебное пособие. — Москва — Смоленск: Изд-во СГУ, 1999. — С. 81.

Таким образом, как бы ни критиковали взгляды Мэхэна, они подтвердились не только на опыте многих войн, но и в противоборстве стран в мирное время.

Заключение

Альфред Мэхэн явился основателем американской геополитики.

Главной идеей Мэхэна, настойчиво проводимой им во всех опубликованных трудах, состояла в том, что морская мощь в значительной мере определяет исторические судьбы стран и народов. Он выделил 6 факторов, формирующих параметры силы морского государства:

— географическое положение государства, его открытость морям, возможность организации морских коммуникаций с другими странами, способность угрожать своим флотом территории держав-соперниц;

— «физическая конфигурация» государства, то есть конфигурация морских побережий и количество портов, на них расположенных, от чего зависит процветание торговли и стратегическая защищённость;

— протяжённость территории, которая равна протяжённости береговой линии;

— статистическое количество населения, важное для оценки способности государства строить корабли и содержать их;

— национальный характер, способность народа к занятию торговлей, так как морское могущество основывается на мирной и широкой торговле;

— политический характер правления, от которого зависит переориентация лучших природных и человеческих ресурсов на созидание морской мощи.

При благоприятном сочетании этих факторов, считал Мэхэн, в действие вступала формула Н + ММ + НВ = Р, то есть военный флот плюс торговый флот плюс военно-морские базы создавали морское могущество.

Научные идеи Мэхэна получили практическое воплощение и определили дальнейшее развитие внешней политики США:

Осуществление технологических проектов за пределами США, таких как Панамский канал или китайские железные дороги, что ведет за собой необходимость контроля в том числе в виде военного присутствия (контроль над новыми технологиями и коммуникациями).

Обоснование интересов США на других континентах. Воздействие на европейскую политику через Азию. (Ключевое значение азиатских проблем для возникновения конфликтов между европейскими странами). Участвуя в разрешении этих конфликтов, США не только добьется усиления своего экономического и политического влияния в Азии, но и непосредственно включится в европейскую политику.

Геополитическая теория адмирала Мэхэна исходила из экономических и политических интересов США и оказала влияние на определение внешнеполитических целей американского государства. Концепция Мэхэна не составила целиком американскую военную и военно-морскую доктрины, но была использована как военными теоретиками и геополитиками, так и политиками-практиками. Так, до сих пор доминирующим видом вооруженных сил в США считаются не сухопутные войска, а военно-морские силы, которые продолжают добиваться гегемонии в Мировом океане.

Предложенная в начале XX в. Мэхэном «стратегия анаконды» после Второй мировой войны была применена Атлантическим морским блоком НАТО против континентального блока стран Варшавского договора. При этом к блокаде привлекались не только страны члены НАТО и их военно-морские силы, но и страны-сателлиты Атлантического договора, из которых вокруг сухопутных и морских границ «социалистического лагеря» сколачивались мини-блоки, вписывавшиеся в общую геостратегию.

Методика анализа Мэхэна и основные его выводы о преимуществе морских и океанских держав над континентальными соответствуют сугубо геополитическому подходу.

Список литературы

1. Александров, А. П. Критика теории владения морем — Л.: Прибой, 1930. — 198 с.

2. Бескровный, Л. Г. Армия и флот России в начале XX века. Очерки военно-экономического потенциала. — М.: Военное издательство Министерства Вооруженных Сил Союза ССР, 1986. — 312 с.

3. Битти, Д. История британского флота в конце XIX-начале XX вв. / Дэвид Битти. — СПб.: Санкт-Петербург, 1997. — 240 с.

4. Бурстин, Д. Американцы: национальный опыт: пер. с англ. / Бурстин Д. — М.: Прогресс-Литера, 1993. — 619 с.

5. Военно-морской словарь / Под ред. В. Н. Чернавина. — М.: Воениздат, 1990. — 512 с.

6. Гаджиев, К. С. Введение в геополитику. Учебник для студентов вузов. — М.: Логос, 1998. — 415 с.

7. Геополитика: Учебник / Под общ. ред. В. А. Михайлова; Отв. ред. Л. О. Терновая, С. В. Фокин. — М.: Изд-во РАГС, 2007. — 368 с.

8. Дементьев, И. П. Идейная борьба в США по вопросам экспансии (на рубеже ХIХ-ХХ вв.). — 2-е изд. — М.:, 2005.

9. Дементьев, И. П. Доктрина морской мощи Альфреда Мэхэна // США: экономика, политика, идеология. — 1972. — № 5.

10. Доценко, В. Д. История военно-морского искусства. Т. 1. Галеры, парусники, броненосцы / под ред. Куроедова В. И. — М.: Эксмо, 2003. — 832 с.

11. Доценко, В. Д. Основоположник теории морской силы // http: //wcry. narod. ru/mahan1/15. html.

12. Дугин, А. Г. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. — 2-е изд. — М.: Арктогея, 1997. — 378 с. (Глава 4. Альфред Мэхэн «Морское могущество».)

13. Дугин, А. Г. Проект «Евразия». — М.: Эксмо, Яуза, 2004. — 380 с.

14. Евсеев, А., Рекун, С. По поводу дискуссии ведения малой войны малым флотом // Морской сборник. — 1929. — № 3.

15. Звавич, И. С. Алфред Мэхэн как историк морского могущества Великобритании (Историографический очерк) // Доклады и сообщения исторического факультета МГУ. — М.: Изд-во МГУ, 1948. — Вып. 8.

16. Исаев, Б. А. Геополитика: Учебное пособие. -- СПб.: Питер, 2006 -- 384

17. Исаев, И. А. Господство: Очерки политической философии / И. А. Исаев. М.: НОРМА, 2008. -- 351 с.

18. История военно-морского искусства / отв. ред. Н. А. Питерский. Т. 3. — М.: Воениздат, 1953. -- 334 с.

19. Калашникова, Л. В. Геополитика в системе факторов цивилизационного становления общества: Дис. … канд. филос. наук. — Саратов, 2005. — 165 с.

20. Кладо, Н. Л. Современная морская война. — СПб., 1905.

21. Козлов, С. В. Геополитические аспекты морской политики России в условиях глобализации: Дис. … канд. полит. наук. — СПб., 2006. — 195 с.

22. Козырев, Г. И. Политология: Учеб. пособие / Г. И. Козырев. -- М.: ФОРУМ; ИНФРА-М, 2009. -- 367 с.

23. Колосов, В.А., Мироненко, Н. С. Геополитика и политическая география: Учебник для вузов. — М., 2002. — Глава 1.

24. Кулаков, В.М. О военно-политических взглядах А. Т. Мэхэна // Основные проблемы истории США в американской историографии (1861−1918) / под ред. Г. Н. Севостьянова. — М., 1974.

25. Кулаков, В.М. К критике теории «морской силы» А. Т. Мэхэна // Морской сборник. — 1947. — № 11. — С. 73 — 77.

26. Мэхэн, А. Т. Влияние морской силы на историю, 1660−1783: [Текст] / А. Т. Мэхэн. — М.: ООО «Издательство ACT»; СПб.: Terra Fantastica, 2002. — 634 с.

27. Мэхэн, А. Т. Влияние морской силы на Французскую революцию и Империю: В 2 тт.: Т. 1: 1793−1802 гг.: [Текст] / А. Т. Мэхэн. — М.: ООО Издательство ACT"; СПб.: Terra Fantastica, 2002. — 576 с.

28. Мэхэн, А. Т. Влияние морской силы на Французскую революцию и Империю: В 2 тт.: Т. 2: 1802−1812 гг.: [Текст] / А. Т. Мэхэн. — М.: ООО Издательство ACT"; СПб.: Terra Fantastica, 2002. — 608 с.

29. Мэхэн, А. Т. Роль морских сил в мировой истории: [Текст] / А. Т. Мэхэн. М.: Центрполиграф, 2008. — 606 с.

30. Мэхэн, А. Т. Элементы морского могущества: [Текст] / А. Т. Мэхэн // Классики геополитической мысли XIX в.: Сборник. Составитель К. Королев. М., 2003.

31. Немитц, А. В. Морской вопрос в России // Морской сборник. — 1908. — №№ 2, 3.

32. Носков, В. В. Институты власти и внешняя политика США, 1901−1913 гг. СПб.: Наука, 1993. — 478 с.

33. Носков, В.В. К истории консервативных традиций в историографии США (историческое наследие А. Мэхэна) // Критика концепций современной буржуазной историографии: Отечественная и зарубежная история (Межвузовский сборник) / под ред. Р. Г. Скрынникова (отв. ред.) и др. — Л., 1987.

34. Носков, В. В. Мэхэн А.Т. // Словарь американской истории. С колониальных времен до первой мировой войны / под ред. А. А. Фурсенко. — СПб.: «Дмитрий Буланин», 1997. — 732 с.

35. Орлов, Д. Стратегия глобального господства, на которую делают ставку США, откровенно архаична. О испытании холодной войной // http: //www. russ. ru/lay-out/set/print/pole/Prisvoenie-prostranstva.

36. Политология: Учебник / Отв. ред. В. Д. Перевалов. -- 2-е изд., перераб. и доп. -- М.: НОРМА, 2009. -- 511 с.

37. Пыж, В. В. Морская мощь и военная безопасность государства // http: //www. ibci. ru/AGP/conferencia/statya20. htm.

38. Раскин, А. П. Развитие военно-морского флота США на рубеже XIX—XX вв. Дис. … канд. ист. наук. — Л.: ЛГУ, 1978.

39. Сталбо, К.А. Военно-морские силы в политике США. — М.: Воениздат, 1990.

40. Строков, А. А. Вооруженные силы и военное искусство в первой мировой войне. — М.: Воениздат, 1974. — 616 с.

41. Тихонравов, Ю. В. Концепция «Морской силы» (А. Мэхэн). — В кн.: Тихонравов, Ю. В. Геополитика http: //society. polbu. ru/tihonra-vov_geopolitics/ch14_iv. html.

42. Туровский, Р. Ф. Политическая география. Учебное пособие. — Москва — Смоленск: Изд-во СГУ, 1999. — 381 с.

43. Фокин, А. Принцип анаконды Красная звезда. — 2009. — 3 ноября.

44. Якимычев, А. Война малым (слабым) флотом Морской сборник. — 1928. — № 9.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой