Вклад Гоббса в развитие психологического познания

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вклад Гоббса в развитие психологического познания

3 курс вечернего отделения

3 группа

Шуляковская Прасковья

2010

Содержание

Введение

1. Философия Нового Времени. Основные тенденции

2. Биография Томаса Гоббса. Краткий обзор работ

3. Философская система Гоббса. Предмет и метод философии

4. Учение о человеке

Заключение

Список литературы

Введение

История психологии, как специфическая область знаний, занимает особое положение в структуре психологической науки и в системе других наук. Обращение к прошлому необходимо для того, чтобы более адекватно оценить возможности психологической науки на современном этапе и в будущем. Кроме того, история психологии представляет такую систему знаний, которая охватывает вопросы философии и методологии, вопросы естественнонаучных основ психических явлений и структуру собственно психологических знаний. Возникновение и формирование собственно психологических знаний — основа предмета истории психологии.

История психологии имеет большое значение для развития самой психологической науки, особенно для развития психологической теории. Без истории науки не может быть создана какая-либо научная теория. «В определенном отношении всякая современная теория науки есть свернутая и обобщенная ее история». [3, стр. 12]. Более того, история психологии имеет еще и прогностическую функцию — она позволяет на основе прошлого и настоящего оценить возможности будущего развития психологии.

Историю психологии можно назвать основой для формирования системы оценочных суждений у психолога, для создания эталона, служащего точкой отсчета при оценке различных течений, направлений и взглядов в психологии.

Таким образом, следует признать, что изучение и развитие истории психологии актуально и в настоящее время. Хотя, современное состояние психологии изображается довольно схематично и характеризуется «без анализа исторических предпосылок, определяющих своеобразие современных тенденций и направлений в психологии в то время, как известно, что отрыв современности от истории есть недооценка роли прошлого науки в созидании его настоящего и будущего». [3, стр. 27]

1. Философия Нового Времени. Основные тенденции

В XVI — XVII веках бурное развитие капиталистических отношений вызвало расцвет многих наук, прежде всего различных областей естествознания связанных с созданием различных механизмов (техники, машин) и изготовлением различных приборов (астрономических, физических, навигационных). Успехи и достижения механики имели не только практическое, но и идеологическое значение. Открытия Николая Коперника, Галилео Галилея, Исаака Ньютона, Джордано Бруно послужили опровержением религиозной идеологии средневековья. Географические открытия, связанные с мореплаванием позволяли получить многочисленные сведения в области астрономии, геологии, биологии и тем самым нанесли непоправимые удары по богословским трактатам. С появлением микроскопа существенно изменились представления в области анатомии и физиологии растений и животных. Наиболее важными следует признать открытие клеточного строения живых организмов, описание Рене Декартом рефлекторного механизма поведения животных.

Одна из отличительных тенденций в развитии философии психологии Нового времени — борьба за освобождение человека, его разума от религиозного давления, борьба за светский характер науки. Успехи в развитии естествознания способствовали формированию нового взгляда на природу и место человека в ней. На смену религиозным представлениям на этот счет, все более настойчиво обращала на себя внимание идея о природном происхождении человека, о его могуществе и неограниченных возможностях в познании и покорении природы.

Другую тенденцию составляло противоборство и столкновение рационалистического и эмпирического направления. Перлом в развитии естествознания, сопровождавшийся многочисленными открытиями, заставил задуматься над вопросом общих принципов и методов познания, ответ на который невозможно было найти без обращения к основным психическим способностям и функциям человека. В результате работы над этой проблемой ученые разделились на два основных течения — эмпирическое и рационалистическое. Разногласия между приверженцами эмпиризма и рационализма возникали в основном по трем позициям: вопрос об источниках и происхождении знаний; вопрос о природе всеобщих понятий; и вопрос о соотношении и границах познавательных возможностей человека, а именно его чувственного опыта и логического мышления. Сторонники эмпирического направления Френсис Бэкон, Томас Гоббс и Джон Локк полагали, что источником всех знаний является чувственный опыт и общие понятия имеют опытное происхождение. В связи с этим они рассматривали в качестве ведущего научного метода индукцию, предполагающую восхождение от частных и отдельных фактов, устанавливаемых в чувственном опыте, к общим принципам и законам. Представители рационалистического течения Рене Декарт и Готфрид Лейбниц считали, что источник знаний заключен в самом разуме, а всеобщие понятия имеют априорное происхождение, то есть происходят из самого ума и врожденных интеллектуальных способностей. Соответственно этой теории Декарт и Лейбниц видели основу приобретения достоверных знаний в дедукции как способе выведения искомых истин из принципов либо ранее установленных, либо врожденных.

Противоречия в области общей методологии познания обострялись и усложнялись разногласиями в решении вопроса о природе самих познавательных способностей человека, их отношении к внешнему физическому миру, с одной стороны и к телесному, с другой. Споры по этому поводу породили психофизическую проблему, различные способы решения которой разделили мыслителей на два других непримиримых лагеря — материализма и идеализма. Эта линия усилила дифференциацию идейных позиций не только между упомянутыми рационалистическим и эмпирическим течениями, но и внутри них. Так, и рационализм, и эмпиризм развивались как представителями материалистического направления (Б. Спиноза, Т. Гоббс и др.), так и представителями идеализма (Г. Лейбниц, Дж. Беркли и др.).

Так как наиболее развитым разделом знаний была механика твердых тел, ее доминирование породило тенденцию и все остальные явления живой и неживой природы трактовать и объяснять в терминах механики. В том числе и в философии механицизм закрепился в качестве универсального методологического подхода и способа объяснения и познания окружающего мира. Из философии механистические принципы переносятся в психологию, и все психические явления, поведение и сознание человека начинают трактоваться и описываться по образцу механических процессов.

Односторонность и ограниченность моделей поведения и сознания человека, выдвинутых крупнейшими мыслителями XVII — XVIII веков связаны с перенесением в область философии и психологии механистических знаний, а вместе с ними зародившегося в естествознании принципа расчленения сложных явлений природы на отдельные классы и элементы с последующим рассмотрением их вне взаимной связи и развития.

Противоречивость и неустойчивость социально-экономических условий, которыми характеризовался переходный период от феодализма к капитализму стали причиной для непоследовательности и компромиссного характера — общих недостатков философско-психологических систем Нового времени. Вместе с тем, философско-психологические взгляды этих веков имели неоценимое значение для последующего развития психологии, поскольку именно в этот период были сформулированы основные теоретико-методологические принципы, на основе которых сформировалась экспериментальная психология во второй половине XIX века.

2. Биография Томаса Гоббса. Краткий обзор работ

Томас Гоббс родился 5 апреля 1588 года в Малмсбери (графстве Глостершир) в семье сельского священника раньше положенного срока, после того как его мать напугало известие о приближении Испанской Армады. Несмотря на это неблагоприятное стечение обстоятельств, он прожил необычайно долгую и плодотворную жизнь. Слава пришла к нему как к автору философских трактатов, однако склонность к философии проявилась, когда ему было далеко за сорок. Гоббс жил в один из самых значительных периодов английской истории. Он учился в школе, когда заканчивалось царствование Елизаветы I, был выпускником университета, наставником и знатоком древних языков в эпоху Якова I, изучал философию в правление Карла I, был знаменит и находился под подозрением при Кромвеле и, наконец, вошел в моду как историк, поэт и почти что непременный атрибут британской жизни в эпоху Реставрации.

Гоббс был воспитан дядей, обладавшим значительным состоянием и стремившимся дать своему племяннику достойное образование. Ребенок начал обучение в приходской школе в четыре года и с шести лет учил латынь и греческий. С восьми лет он посещал школу в Малмсбери, а затем учился в соседнем Вестпорте, в частном учебном заведении, открытом там любителем и знатоком древних языков Латимером. В четырнадцать лет, освоив языки настолько, что мог свободно перелагать «Еврипида латинским ямбом», при содействии Латимера и материальной поддержке своего дяди, Гоббс поступил в Модлин-Холл, один из колледжей Оксфордского университета. Там он провел пять лет, изучая аристотелевскую логику и физику, а также совершенствуя свои познания в греческом и латинском языках, в конце обучения получил степень бакалавра. Не известно, как сложилась бы дальнейшая судьба будущего философа, если бы он не получил предложение стать наставником и компаньоном юного барона Кавендиша, носившего затем титул графа Девонширского. Гоббс дал согласие и в 1608 году вошел в семью приближенных ко двору аристократов, сначала на правах домашнего учителя, потом — личного секретаря. Связь с семейством Кавендишей длилась всю его жизнь.

Средств, которые он получал благодаря своему наставничеству, хватало на то, чтобы продолжить академические занятия. Гоббс также имел возможность познакомиться с влиятельными людьми, в его распоряжении находилась первоклассная библиотека, а кроме всего прочего, сопровождая в путешествиях молодого Кавендиша, он смог посетить Францию и Италию, что послужило сильнейшим стимулом его умственного развития. Интеллектуальная биография Гоббса, может быть поделена на периоды соответственно трем путешествиям по Европе.

Первое путешествие в 1610 году вдохновило его на изучение античных авторов, поскольку в Европе аристотелевская философия, в традициях которой он был воспитан, считалась уже устаревшей. Гоббс вернулся в Англию, полный решимости глубже познакомиться с мыслителями античности. В этом его укрепили и беседы с лордом-канцлером Френсисом Бэконом. Эти беседы состоялись, по-видимому, между 1621 и 1626 годами, когда Бэкон был уже отправлен в отставку и занимался сочинением трактатов и разнообразными проектами научных исследований. Вероятно, Гоббсу передалось не только бэконовское презрение к аристотелизму, но также убеждение в том, что знание — это сила, а целью науки является улучшение условий человеческой жизни. В автобиографии, написанной по-латыни в 1672, он пишет о занятиях античностью как о счастливейшем периоде своей жизни. Его завершением следует считать перевод Истории Фукидида, опубликованный отчасти для того, чтобы предупредить соотечественников об опасностях демократии, ибо в то время Гоббс, подобно Фукидиду, был на стороне «царской» власти. Кроме того, в предисловии он пытался объяснить, что история Пелопоннесской войны поможет его современникам лучше понять общественно-политическую действительность.

После смерти своего патрона графа Девонширского Гоббс покидает его семью и становится воспитателем сына одного шотландского дворянина. Со своим учеником в 1628 году он совершает второе путешествие на континент. Они прибывают во Францию и в течение 18 месяцев живут в Париже.

Во время своего второго путешествия в Европу, Гоббс страстно увлекся геометрией, о существовании которой узнал случайно, обнаружив Начала Евклида на столе в библиотеке некоего джентльмена. Изучая геометрию, Гоббс убедился, что она дает метод, благодаря которому его взгляды на общественное устройство могут быть представлены в виде неопровержимых доказательств. Болезни общества, находящегося на грани гражданской войны, будут излечены, если люди вникнут в обоснование разумного государственного устройства, изложенное в виде ясных и последовательных тезисов, подобных доказательствам геометра.

Возвращение Гоббса в Англию (в 1631 году) было ускорено поступившим к нему предложением вернуться в семью покойного графа Девонширского и взять на себя заботу о воспитании его сына.

Третье путешествие Гоббса по континентальной Европе (1634−1636) внесло еще один элемент в его систему натуральной и социальной философии. В Париже он становится членом кружка Мерсенна, в который входили Р. Декарт, П. Гассенди и другие представители новой науки и философии, а в 1636 совершает паломничество в Италию к Галилею. К 1637 он готов к разработке собственной философской системы; существует мнение, что сам Галилей предложил Гоббсу распространить принципы новой натурфилософии на сферу человеческой деятельности. Грандиозной идеей Гоббса было обобщение науки механики и геометрическая дедукция человеческого поведения из абстрактных принципов новой науки о движении. «Ибо, наблюдая, что жизнь есть лишь движение членов… что такое сердце, как не пружина? Что такое нервы, как не такие же нити, а суставы — как не такие же колеса, сообщающие движение всему телу так, как этого хотел мастер?».

По мнению Гоббса, его оригинальным вкладом в философию была разработанная им оптика, а также теория государства. «Краткий трактат о первых принципах» (A Short Tract on First Principles) Гоббса представляет собой критику аристотелевской теории ощущения и набросок новой механики. После возвращения в Англию, мысли Гоббса вновь обратились к политике — общество накануне гражданской войны бурлило. В 1640 он пустил по рукам, как раз во время знаменитой парламентской сессии, трактат «Начала закона, естественного и политического» (The Elements of Law, Natural and Politic), в котором доказывал необходимость единой и неделимой власти суверена. Этот трактат был опубликован позднее, в 1650 в двух частях — «Человеческая природа» (Human Nature, or the Fundamental Elements of Policie) и о теле политическом (De Corpore Politico, or the Elements of Law, Moral and Politic). Когда парламент выставил требование об отставке графа Страффорда, Гоббс, опасаясь, что его открыто роялистские взгляды могут стать угрозой для жизни, бежал на континент. Трактат «О гражданстве» (De cive) появился вскоре после этого, в 1642. Второе издание вышло в 1647, а английский вариант в 1651 под названием Наброски философии государства и общества (Philosophical Rudiments Concerning Government and Society). Эта книга — вторая по значению в идейном наследии Гоббса после более позднего Левиафана. В ней он пытался окончательно определить надлежащие задачи и границы власти, а также характер отношений церкви и государства.

Оригинальность Гоббса заключалась не только в идеях, касавшихся оптики и политической теории. Он мечтал построить всеобъемлющую теорию, которая бы начинала с простых движений, описываемых постулатами геометрии, и завершалась обобщениями о движении людей в сфере политической жизни, как бы приближающихся и отдаляющихся друг от друга. Гоббс предложил понятие «усилие» для того, чтобы постулировать бесконечно малые движения разного рода — особенно те, что совершаются в среде между человеком и внешними телами, в органах чувств и внутри человеческого тела. Феномены ощущения, воображения и сна — действие малых тел, подчиняющихся закону инерции; феномены мотивации — реакции на внешние и внутренние стимулы (общее место современной психологии). Известна теория Гоббса о том, что накопление малых движений выливается на макроуровне, в теле в форме двух основных движений — влечения и отвращения, являющихся приближением или удалением от других тел.

Гоббс планировал написание философской трилогии, которая бы давала трактовку тела, человека и гражданина. Работа над этим грандиозным проектом постоянно прерывалась из-за событий на политической сцене и в личной жизни Гоббса. Он начал работать над трактатом «О теле» вскоре после публикации трактата «О гражданстве», однако закончил его только после своего возвращения в Англию. Трактат «О человеке» (De Homine) появился в 1658. Когда молодой принц Карл (будущий Карл II) был вынужден бежать в Париж после поражения в битве при Нейзби, Гоббс отложил свои размышления о физике и начал работать над своим шедевром — трактатом «Левиафан, или материя, форма и власть государства церковного и гражданского» (Leviathan, or the Matter, Forme, and Power of a Commonwealth, Ecclesiastical and Civil, 1651), в котором лаконично и остро сформулировал свои взгляды на человека и государство. Он был приглашен к принцу учителем математики — должность, которую ему пришлось оставить из-за серьезной болезни, которая чуть не свела его в могилу.

Положение Гоббса в Париже стало весьма опасным после смерти в 1648 году Мерсенна, его друга и покровителя. Гоббса заподозрили в атеизме и борьбе с католицизмом. Карл I был казнен в 1649 году, и вплоть до 1653, когда Кромвель стал лордом-протектором, велись непрестанные дискуссии о надлежащей форме правления. Левиафан появился как раз вовремя, а приводившаяся в нем аргументация и нежелание Гоббса находиться в слишком близких отношениях с принцем Карлом позволили ему испросить у Кромвеля разрешения вернуться на родину. В Левиафане доказывается, с одной стороны, что суверены уполномочены править от имени своих подданных, а не по божьему соизволению — ровно то же, что говорилось в парламенте; с другой стороны, Гоббс использовал теорию общественного договора для того, чтобы доказать, что логическим результатом государства, основанного на общественном согласии, должна быть абсолютная власть суверена. Поэтому его учение могло быть использовано для оправдания любой формы правления, какая бы ни одержала верх в то время.

Левиафан обычно считают сочинением на политические темы. Однако взгляды автора, касающиеся природы государства, предваряются тезисами о человеке как природном существе и «машине», а завершаются пространными полемическими рассуждениями насчет того, какой должна быть «истинная религия». Практически половина всего объема Левиафана посвящена обсуждению религиозных вопросов.

Политический анализ Гоббса, его концепции «естественного состояния» и сообщества основывались на механистической психологии. Под явлениями социального поведения, считал Гоббс, скрываются фундаментальные реакции влечения и отвращения, превращающиеся в желание власти и страх смерти. Люди, ведомые страхом, объединились в сообщество, отказавшись от права неограниченного самоутверждения в пользу суверена и уполномочив его действовать от их имени. Если люди, заботясь о своей безопасности, согласились на такой общественный договор, то власть суверена должна быть абсолютной; в противном случае, раздираемые противоречивыми притязаниями, они всегда будут находиться под угрозой анархии, присущей бездоговорному естественному состоянию.

В сфере моральной философии Гоббс также разрабатывал натуралистическую теорию как следствие его механистической концепции человека. Правила цивилизованного поведения (называвшиеся во времена Гоббса естественным правом), считал он, выводимы из правил благоразумия, которые должны быть приняты всеми, кто обладает рассудком и стремится выжить. Цивилизация основана на страхе и расчетливом эгоизме, а не на присущей нам от природы социальности. Под благом мы имеем в виду просто то, чего желаем; под злом — то, чего стремимся избежать. Будучи достаточно последовательным мыслителем, Гоббс верил в детерминизм и полагал, что волевой акт есть просто последнее влечение в процессе обдумывания, непосредственно примыкающее к действию или отказу от действия.

В теории права Гоббс известен концепцией закона как заповеди суверена, которая стала важным шагом в прояснении различия между статутным правом (в то время только нарождавшимся) и общим правом.

Религию Гоббс рассматривал не как систему истин, а как систему законов; большое место в Левиафане занимает доказательство того, что имеются все основания — исходящие из здравого смысла и из Писания — считать, что суверен является наилучшим истолкователем воли Божьей. Гоббс последовательно различал знание и веру и полагал, что мы не можем ничего знать об атрибутах Бога. Слова, в которых мы описываем Бога, являются выражением нашей любви, а не продуктами деятельности разума. Он особенно негодовал, защищая «истинную религию» от двойной угрозы католицизма и пуританства, которые апеллировали к власти иной, нежели власть суверена, — к полномочиям папы либо к голосу совести. Гоббс, не колеблясь, применил механицистский подход к понятиям Писания и полагал, что Бог должен обладать телом, пусть достаточно разреженным, чтобы можно было говорить о его существовании в качестве субстанции.

Многие современные философы подчеркивают значение выдвинутой Гоббсом концепции языка, в которой механистическая теория происхождения речи была соединена с номинализмом в трактовке смысла общих терминов. Гоббс критиковал схоластическое учение о сущностях, показывая, что это и другие подобные учения возникают вследствие неверного употребления различных классов терминов. Имена могут быть именами тел, именами свойств или именами самих имен. Если использовать имена одного типа вместо имен другого типа, мы приходим к абсурдным утверждениям. Например, «универсалия» — имя для обозначения класса имен, а не сущностей, якобы называемых этими именами; такие имена называются универсалиями в силу своего употребления, а не потому, что обозначают особый класс предметов. Тем самым Гоббс предвосхитил идеи многих философов XX века, проповедовавших идеалы ясности и использовавших теорию языка для критики метафизических учений, населивших мир «ненужными» сущностями. Гоббс также настаивал на том, что язык имеет существенное значение для рассуждения, а также что именно способность к рассуждению (в смысле принятия определений и выведения заключений с помощью общих терминов) отличает человека от животных.

Вернувшись в Англию в конце 1651, Гоббс вскоре вступил в дискуссию с епископом Бремхоллом по вопросу о свободе воли. В результате появилась его работа «Вопросы касательно свободы, необходимости и случая» (The Questions Concerning Liberty, Necessity, and Chance, 1656). Затем он оказался замешанным в самом унизительном в его жизни споре, ибо в двадцатой главе трактата «О теле», первой части амбициозной трилогии, опубликованной в 1655 году, Гоббс предложил способ вычисления квадратуры круга. Это было замечено Джоном Валлисом (1616−1703), профессором геометрии, и Сетом Уордом, профессором астрономии. Оба они были пуританами и входили в число основателей Королевского общества в Лондоне, в которое Гоббсу так и не довелось вступить. Профессора были раздражены критикой Гоббсом системы университетского образования и отомстили, указав на его невежество в области математики. Сделать это было нетрудно, поскольку Гоббс начал заниматься геометрией в сорок лет, да и Декарт уже указывал на любительский характер его доказательств. Скандал длился около двадцати лет и зачастую принимал характер личных выпадов с обеих сторон. К этому времени относятся работы Гоббса «Шесть уроков профессорам математики Оксфордского университета» (Six Lessons to the Professors of Mathematics in the University of Oxford, 1656); «Диалоги о физике, или о природе воздуха» (Dialogus Physicus, sive de Natura Aeris, 1661); «Господин Гоббс с точки зрения его лояльности, веры, репутации и поведения» (Mr. Hobbes Considered in His Loyalty, Religion, Reputation and Manners, 1662) и другие труды полемического характера, направленные против Уоллиса, Р. Бойля и других ученых, объединившихся вокруг Королевского общества.

Однако энергия Гоббса, замечательная для человека его возраста (в семьдесят лет он все еще играл в теннис), не уходила полностью на эти безнадежные споры. В 1658 он опубликовал вторую часть трилогии — трактат «О человеке». Затем произошли достойные сожаления события, остановившие поток его публикаций. В период Реставрации, несмотря на то, что Гоббс был представлен ко двору, а король весьма ценил его остроумие, он стал жертвой предрассудков и страха, охватившего в то время общество. Искали причину для неудовольствия Бога, выразившегося в ужасной эпидемии чумы и сильнейшем пожаре в Лондоне (соответственно в 1664—1665 и 1666), и в парламенте обсуждался билль против атеизма и богохульства. Была создана комиссия, в задачу которой входило изучение на этот предмет «Левиафана». Однако вскоре дело было закрыто, по-видимому, после вмешательства Карла II.

Тем не менее, Гоббсу было запрещено публиковать сочинения на актуальные темы, и он занялся историческими изысканиями. В 1668 был закончен труд «Бегемот, или Долгий парламент» (Behemoth, or the Long Parliament) — история гражданской войны с точки зрения его философии человека и общества; работа была опубликована после смерти мыслителя, не ранее 1692. Прочитав Начала общего права Англии Ф. Бэкона, которые ему послал его друг Джон Обри (1626−1697), Гоббс в возрасте 76 лет написал работу «Диалоги между философом и изучающим общее право Англии» (Dialogues between a Philosopher and a Student of the Common Laws of England), опубликованную посмертно в 1681.

В возрасте 84 лет философ написал автобиографию в стихотворной форме на латинском языке, а два года спустя за невозможностью лучшего приложения сил сделал переводы «Илиады» (1675) и затем «Одиссеи» (1676) Гомера. В 1675 он покинул Лондон, перебравшись в Чатсуорт, а в 1679 узнал о собственной скорой неминуемой смерти. Говорят, что, услышав о своей неизлечимой болезни, Гоббс заметил: Наконец-то я обрету лазейку и выберусь из этого мира. Он забавлялся тем, что разрешил друзьям заготовить впрок надгробные эпитафии. Более всего ему понравились слова: Вот истинный философский камень. Умер Гоббс в Хардвик-Холле (графство Дербишир) 4 декабря 1679 года, где был похоронен в семейном склепе Кавендишей.

На надгробном камне была сделана надпись, что он был человеком справедливым и хорошо известным своей ученостью на родине и за рубежом. Это соответствует истине, и хотя вокруг его взглядов велись бесконечные шумные споры, никто никогда не подвергал сомнению, что Гоббс был цельной личностью и обладал выдающимся интеллектом и замечательным остроумием. (5)

3. Философская система Гоббса. Предмет и метод философии

Томаc Гоббс внес огромный вклад в науку и философию. В своем произведении «О теле» английскому мыслителю удалось с наибольшей полнотой раскрыть свое понимание предмета философии. Отвечая на вопрос «что собой представляет философия», Гоббс, как и другие передовые мыслители его эпохи, выступал против схоластики, которая существовала в качестве официальной философии христианской церкви в большинстве западноевропейских стран.

Восприняв положение Аристотеля, который считал, что форма сообщает материи качественную определенность, образует из нее ту или иную реальную вещь, схоластика оторвала форму от материальных вещей, превратила ее в идеальную сущность, отождествила с божественным разумом.

Не смотря на то, что Гоббса считают последователем теории Ф. Бэкона, сам Гоббс считает основателями новой философии Коперника творца новой астрономии, Галилея положившего фундамент механики, Кеплера развившего и обосновавшего теорию Коперника, и Гарвея, — открывшего теорию кровообращения и заложившего основы науки об организмах. Если к основателям новой науки Гоббс не причисляет Бэкона, то это потому, что его метод настолько отличается от метода Бэкона, что он не был даже в состоянии оценить заслуги последнего. Его новый метод, «новая логика», как Бэкон ее сам называет, Гоббсом не признается. Если Бэкон являлся конкретным материалистом, то Гоббс — механическим, или математическим, материалистом.

В то время как Бэкон, отбрасывая схоластику, отбрасывает одновременно и рационалистический метод, оперирующий абстракциями и отвлеченными понятиями, и выставляет новый, эмпирический метод как единственно правильный, т. е. посредством опыта и путем индукции: Гоббс признает правильным только то знание, которое получается в результате разума.

Методологическое значение определения Гоббсом философии состоит именно в том, что познание причинно-следственных связей провозглашалось в нем главной задачей и целью философской науки. В отличие от Бэкона, у которого предмет философии составляют — Бог, природа и человек, у Гоббса философия есть учение о теле. Все, что не есть тело или свойство тел, полностью исключается им из предмета философии. Отсюда и категорический вывод: «Философия исключает теологию». Философия не приемлет, согласно Гоббсу то, по отношению к чему неприменимо научное рассуждение и то, что опирается не на естественный человеческий разум, а на авторитет церкви. Гоббс, по существу, отказался от теории двойственной истины и исходил из признания существования двух равноправных истин: религиозно- теологической и научно- философской.

Философия подразделяется Гоббсом на две основные части: философию природы и философию государства. Первую интересуют естественные тела, которые являются продуктами природы. Вторая исследует явления социальной жизни, и в первую очередь государство, образующее искусственное, политическое тело, созданное на договорных началах самими людьми. Чтобы познать государство необходимо предварительно изучить человека, склонности и нравы людей, объединившихся в гражданское общество. Этим занимается философия морали.

Таким образом, философская система Гоббса складывается из трех взаимосвязанных частей: учение о естественных телах, учение о человеке и учение о политическом теле, или государстве.

Вместе с тем, Гоббс включает в свою систему еще две философские дисциплины: логику и первую философию. Логику он отождествляет с исчислением — согласно Гоббсу, логическое рассуждение, лежащее в основе всякого философствования, сводится к двум умственным операциям: сложению и вычитанию. Складывать и вычитать можно не только числа и величины, пояснял Гоббс, но и понятия. Так, например, в результате сложения понятий «четырехугольник», «равносторонний» и «прямоугольный» получается понятие «квадрат».

Уподобление логических операций арифметическим действиям, представляет важную особенность методологии Гоббса и знаменует собой принципиально новый подход к логическому мышлению. Если его предшественник Бэкон недооценил роль и значение математики в исследовании природы, то Гоббс под влиянием натурфилософских идей Галилея и Декарта превратил математику (арифметику и геометрию) в универсальный метод осмысления и познания явлений действительности.

Верный своему утверждению, что все операции разума сводятся, в конечном счете, к сложению и вычитанию, он устанавливает два основных метода доказательств: синтетический, соответствующий сложению и аналитический, соответствующий вычитанию. Философия пользуется обоими методами соответственно задачам, которые она себе ставит.

«Первая философия» открывает у Гоббса философию природы, трактуя о пространстве, времени, теле и его свойствах, причине, количестве и других универсальных понятиях. Мир вещественен и материален, подчеркивает Гоббс. Бестелесная субстанция не существует, и существовать не может. «Всякая часть тела является точно так же телом и имеет те же измерения, и, следовательно, телом является всякая часть вселенной… Вселенная есть все, поэтому то, что не является ее частью, есть ничто и, следовательно, нигде не существует».

4. Учение о человеке

философия психология концепция

Учение Томаса Гоббса внесло большой вклад в развитие психологии. Именно Гоббсу принадлежит заслуга выдвижения идей, положивших начало ассоциативной психологии. Речь идет о материалистическом направлении ассоцианизма, так как порядок и связь представлений отражают, по Гоббсу, последовательность ощущений и обусловлены, в конечном счете, воздействием внешних объектов на органы чувств.

Исходным моментом познавательной деятельности человека и психики вообще является по Гоббсу, ощущение. Все остальное производно от него. Причиной ощущения Гоббс считает внешнее тело, или объект, который производит давление на соответствующий орган. Это давление передается внутрь с помощью нервов, волокон и перепонок и доходит до мозга и сердца. Здесь оно вызывает сопротивление, или обратное давление, которое, будучи направлено вовне, кажется чем-то находящимся снаружи. «И это кажущееся, или этот призрак, люди называют ощущением».

Согласно Гоббсу, ощущения — «образы, или идеи, вещей, существующих вне нас…» — соответствуют своим объектам лишь в том случае, когда мы воспринимаем величину, или протяженность предметов, их движение или покой. Когда же речь идет об ощущениях цвета, звука, запаха и т. п., то им не соответствуют какие-то реальные свойства предметов, и ощущения являются в этом случае воображаемыми образами или призраками. Называя ощущения призраками, Гоббс хотел подчеркнуть их принадлежность субъекту, обратить внимание на то, что они являются лишь проявлением «того движения, возбуждения или изменения, которые объект производит в мозгу, в животных духах или во внутреннем веществе головы». Характеризуя ощущения как воображаемые образы, или призраки, Гоббс давал повод к отрицанию их объективного содержания.

Таким образом, психика — это тень реальных материальных процессов, она — эпифеномен. Вывод является результатом механистического понимания соотношения психики и мозга в духе параллелизма. (2)

Но, так как ощущение есть внутреннее движение, возникающее в результате воздействия на органы чувств находящихся вне нас объектов, после того как объект удален, движение не может сразу прекратиться. Следовательно, и возникающий из ощущения образ также не может исчезнуть без следа. Он сохраняется в течение некоторого времени, хотя и более смутно, чем при непосредственном восприятии. Таков, по Гоббсу, механизм возникновения представления, или воображения. Оно есть не что иное, как «ослабленное ощущение», и присуще не только людям, но и многим другим живым существам.

Представление и память обозначают одно и то же. Различие между ними заключается лишь в том, что представлением мы называем саму вещь или, вернее, ее образ, тогда как слово «память» выражает факт ослабления соответствующего ощущения, обозначает, что оно поблекло, отошло в прошлое.

Представления спящих людей — это сновидения. Материалом сновидений служат прежние ощущения. Поскольку сновидения порождаются раздражением некоторых внутренних частей тела, то разные раздражения с необходимостью вызывают различные представления у спящих. Наши сновидения можно назвать обратным порядком наших представлений наяву. Движение в бодрствующем состоянии начинается на одном конце, а во сне — на другом. Исследуя представления как один из феноменов нашего сознания, Гоббс обращает внимание на возможность их соединения, или связи. Эта связь представлений, или мыслей, может быть, по Гоббсу, как неупорядоченной, так и упорядоченной. Так Гоббс подошел к выявлению способности нашего сознания связывать особым образом представления и мысли друг с другом. Эти связи получили впоследствии название ассоциаций и стали предметом специального исследования психологов. Таким образом исследования Гоббса послужили основанием для возникновения ассоцианизма, который рассматривал психические процессы, включая самые сложные, как результат сочетания и связи простейших элементов сознания.

В своем учении Гоббс рассмотрел и другие проявления человеческой природы. Это, во-первых, влечения и отвращения, аффекты, способности и нравы, составляющие эмоционально- нравственную сторону познания. Это, во-вторых, способность человека к волевым действиям и поступкам.

Эмоциональную сферу человеческого сознания Гоббс исследовал с точки зрения механического материализма и сенсуализма. Он исходил из того, что причиной, как ощущения, так и влечения и отвращения, удовольствия и неудовольствия являются сами предметы, действующие на органы чувств. Как будет действовать испытывающий влечение человек, зависит от него, но само влечение избирается им. Влечение и отвращение имеют ту же природу, что и ощущения. Чувства или эмоции, по Гоббсу, представляют собой не что иное, как «движение сердца», то есть особое «внутреннее движение», направленное от органов чувств к сердцу и распространяющееся далее от сердца по всему организму. Когда движения сердца способствуют тому, что является жизненным, или органическим, движением, у человека возникает удовлетворение, или удовольствие. В противном же случае возникает неудовольствие, или отвращение. С другой стороны, влечение есть движение в сторону того, что его вызвало, а отвращение — это движение, или усилие, направленное в противоположную сторону. Когда люди желают чего-либо, они называют это любовью, а когда питают к чему- либо отвращение, именуют это ненавистью. Разница лишь в том, что желание указывает на отсутствие объекта, а слово «любовь» — на его присутствие. Точно так же слово «отвращение» указывает на отсутствие, а «ненависть» — на наличие объекта. Таким образом, слова удовольствие, любовь и влечение можно назвать разными именами, одной и той же вещи, которую человек рассматривает с разных сторон.

Что касается способностей человека, учение Гоббса включало важное положение: «люди равны от природы». Английский философ утверждал, что природа сделала людей равными в отношении их физических и умственных способностей.

В решении вопроса о соотношении своды и необходимости Гоббс выступает как противник учения о свободе воли. Гоббс определяет волю как желание, проистекающее из предшествующего акта обдумывания. «Воля есть … последнее действие в процессе обдумывания». Воля не является произвольной, утверждает Гоббс, т. е. он отрицает какую бы то ни было свободу воли. «Наши желания вытекают из наших мнений точно так же, как наши действия — из наших желаний».

Отрицание свободы воли не означает, по Гоббсу, отрицание свободы вообще. Но свободный человек — это не тот, кто заявляет: «я могу делать то, что хочу», а тот, кому ничто не препятствует делать желаемое. Не отрицая способность человека к волевому акту, он последовательно и настойчиво проводил мысль о том, что «сама воля обусловлена другими, не зависящими от нее вещами» и что поэтому «все добровольные действия обусловлены необходимыми причинами и являются вынужденными». Гоббс, таким образом, приближался к выявлению единства свободы и необходимости.

Говоря об обусловленности воли нашим желаниям, а последних — мотивам, философ имел в виду чисто механическое воздействие внешних объектов на органы чувств.

С другой стороны Гоббс отождествлял необходимость и причинность, сводил первую ко второй. Результатом этого было отрицание случайности в действиях и поступках людей, а также в природных процессах. «…Всякое событие, каким бы случайным оно ни казалось, и всякий поступок, каким бы добровольным он ни был, — писал Гоббс, — происходят с необходимостью…», то есть он не признавал объективного существования случайности. Принцип причинности и необходимости действует во всех областях, которые затрагивает Гоббс в своем учении.

Заключение

Философская система Томаса Гоббса сыграла очень важную роль в истории материалистической психологии, кроме того, он выдвинул идеи, которые легли в основу ассоциативной психологии.

В XVII столетии жили такие философы, как Декарт, Спиноза и отчасти Лейбниц, которые силой ума и глубиною превосходили Гоббса. Однако они гораздо меньше сделали для правильного понимания природы, человека и общества. Именно Томас Гоббс вывел основные понятия познания из ощущения и восприятия, и первый проложил дорогу от сенсуализма к конструктивному методу, выросшему из математической философии.

Кроме вклада в психологию, теория Гоббса оказала большое воздействие на развитие политико-юридической мысли и в его время, и в более поздние периоды. Можно сказать, что концепции государства и права XVII—XVIII вв.еков складывались в значительной степени под влиянием проблем, поднятых Гоббсом. Проницательность и глубокий ум позволили Гоббсу построить систему, из которой черпали, как из богатого источника, все буржуазные мыслители не только семнадцатого, но и восемнадцатого и двадцатого веков вплоть до современности.

Современники и последователи теории Гоббса ценили его довольно высоко. Например, Дени Дидро в своих изысканиях не раз хвалил высокую четкость и определенность в трудах Гоббса, он сравнивал его с корифеем сенсуализма Джоном Локком и даже ставил Гоббса выше его. О высокой оценке Гоббса свидетельствует характеристика Маркса, в которой он хотя и подчеркивает физическую и механистическую ограниченность Гоббса, но вместе с тем Маркс видит в нем одного из родоначальников материализма нового времени. Ограниченность его материалистической философии лежит в ограниченности его эпохи и того нового класса, идеологом которого он явился.

Список литературы

1. Мееровский Б. В. Гоббс. М.: Мысль, 1975

2. Ждан А. Н. История психологии. М.: Изд-во МГУ, 1990

3. Якунин. В. А. История психологии. Спб.: Изд-во Михайлова В. А., 1998

4. Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского. М.: Изд-во «Мир», 1936

5. rin. ru

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой