Динамика русско-английских отношений во второй половине XVI века

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Динамика русско-английских отношений во второй половине XVI века

Введение

Динамика русско-английских отношений во второй половине XVI века — такова тема данного исследования. Ее выбор обусловлен, в первую очередь, тем, что крайне интересным представляется исследование русско-английских отношений на начальном этапе их формирования. Возможно, сейчас, когда отношения между Российской Федерацией и Великобританией довольно прохладны, полезно было бы взглянуть на общие страницы в истории этих стран. Какое было отношение англичан к Российскому государству? Какие воспоминания об Англии оставили русские послы? В чем сходились мнения русских и англичан? В чем наблюдались различия? Как менялись отношения двух стран на протяжении почти полувека? Ответы на все эти вопросы будут получены в ходе выполнения данной работы. Они помогут проследить динамику отношений России и Англии изучаемого периода.

Данное исследование хронологически относится к весьма интересному этапу в истории России — ко времени царствования сначала Ивана IV (Грозного) — одного из самых колоритных и противоречивых правителей нашей страны (1547−1584), затем, Федора Ивановича (1584−1588) и Бориса Годунова (1598−1605), чье правление ознаменовало закат династии Рюриковичей. В целом XVI век можно охарактеризовать, как период централизации, встречавшей на своем пути немалые трудности. Все еще не перестали напоминать о себе последствия длительного монгольского ига: слабость городов и, следовательно, слабое участие горожан в политической борьбе, отсутствие некоторых ремесел, обусловившее зависимость от иностранного ввоза, а также однобокое развитие экономики, из-за чего феодалы продолжали сохранять ведущую роль в политике. Начав безнадежную на тот момент Ливонскую войну (1558−1583), Россия вступила в полосу длительного кризиса. Напряжение, причиной которого стала война, привело к ускорению закрепостительных процессов и обнищанию ряда регионов. Кроме того, в 1565 году была учреждена опричнина, ставшая тяжким испытанием для страны. Годы правления сына Ивана Грозного Федора Ивановича и возглавившего его правительство Бориса Годунова были временем судорожных попыток вывести страну из экономического кризиса. Годунов вскоре стал первым претендентом на трон при бездетном Федоре и по смерти последнего получил всю полноту власти в 1598 году.

В Англии во второй половине XVI века правила Елизавета I Тюдор (1558−1603). В то время практически вся социальная верхушка государства (королева, придворные, чиновники, их друзья и родственники) была одержима идеей получения наживы. Для осуществления своих целей они, не брезгуя ничем, состязались в получении монополий и патентов, разрабатывали рискованные предприятия. Внутренняя политика Елизаветы характеризовалась широким покровительством новым силам английского общества, среди представителей которого далеко не на последнем месте стояли знатные купцы. За пять лет до того, как Елизавета заняла трон, в Лондоне была основана «Торговая компания открытия стран, островов, государств и владений, еще не известных и не соединенных морскими путями». Возглавляемая знатным дворянином сэром Хью Уиллоуби, экспедиция, снаряженная этой компанией, должна была проложить путь из Западной Европы в Китай и Индию. Главным кормчим данной экспедиции был назначен Ричард Ченслер, чье имя еще не раз будет упомянуто в данном исследовании. 11 мая 1553 года корабли отправились в плавание. Путь в страны Востока был проложен через северные моря, однако экспедиция не достигла своей цели. Два из трех кораблей потерпели крушение, а третьему (тому самому, на борту которого находился Ченслер) удалось достичь устья Двины. Оттуда англичанин был отправлен в Москву, где его принял Иван Грозный. После этого Ченслер вернулся в Англию. А после повторного посещения Московии он привез с собой на родину данную русским царем грамоту о свободной торговле англичан в русских землях. В 1555 году была создана «Московская компания», монополизировавшая московский рынок. С этого момента можно отсчитывать историю серьезных русско-английских отношений.

Практически все записки англичан о Московии — это труды людей, которые были так или иначе связаны с деятельностью Московской компании. Наиболее значимыми, на наш взгляд, являются труды Ричарда Ченслера, Джорджа Турбервилля, Джерома Горсея и Джильса Флетчера. Именно они и стали частью источников для данного исследования. Среди записок, оставленных англичанами, помимо обычных служебных документов — донесений, писем, были и сочинения иного рода — трактаты путешественников, которые, посетив незнакомую страну, делятся своими наблюдениями, впечатлениями и советами с теми, кому также предстоит совершить подобное путешествие. В своих работах авторы выражали верноподданнические чувства королеве, Англии, а также англиканской церкви. Под воздействием этих сочинений формировалось общественное мнение, а их издание всячески поощрялось. Итак, источниками данной работы являются следующие тексты: «Книга о великом и могущественном царе России и князе Московском» Ченслера (описывающая события 1553 года), «Стихотворные послания и памфлеты из России XVI века» Турбервилля (1568−1569), записки о России в трех частях Горсея (1573−1591). Последний оставил очень подробное описание русских реалий, истории, а также своих дел, связанных с Россией. Горсей пробыл в Московии 17 лет и стал свидетелем и описателем событий, о которых русские зачастую умалчивали.

Однако для полноценного исследования динамики русско-английских отношений одних лишь воспоминаний англичан не достаточно. Поэтому в качестве источника взято также «Послание Ивана Грозного английской королеве Елизавете I» (1570), являющееся важным документом исследуемой эпохи. Кроме того, использовались тексты статейных списков русских послов в Англии: Федора Писемского (1580−1581) и Григория Микулина (1600). Источники довольно равномерно распределены хронологически, что помогло лучше проследить динамику отношений двух стран.

Новизна данной работы заключается в подборе источников. Существует немало исследований, посвященных англичанам в России или русско-английским отношениям вообще. В нашей же работе будет осуществлена попытка проанализировать не только записки англичан о России, но и русские документы, касающиеся Англии, включая памятник дипломатии того времени — письмо Ивана Грозного английской королеве. Настоящим исследованием не ставятся такие цели, как разрушение существующих представлений о русско-английских отношениях в XVI веке или выдвижение некой принципиально новой концепции. Однако мы попытаемся более подробно разобраться в тонкостях отношений двух стран, что поможет лучше понять динамику их развития.

Цель данной работы звучит так: проследить динамику отношений России и Британии во второй половине XVI века. Для ее достижения потребуется решить следующие задачи:

1. Выявить особенности образа России и русских в восприятии англичан

2. Проследить изменения в отношении англичан к России

3. Проследить изменения в отношении русских к Англии

В первой главе будут решены первая и вторая задачи, а во второй — третья.

1. Отношение англичан к России

К середине XVI века английские купцы заметили, что их товары перестали пользоваться спросом в близлежащих странах, а цены на зарубежные товары стали стабильно возрастать. Предприимчивые торговцы поняли, что для успешной конкуренции с испанцами и португальцами нужно было расширять рынок сбыта английских товаров. Также требовалось искать места, откуда было бы можно привезти диковинные вещи для рынка английского. Решено было начать поиски путей в неизведанные страны «в северных частях света». Мы видим, что ключевым фактором, спровоцировавшим интерес англичан к странам Востока, была коммерция.

Перед началом экспедиции Хью Уиллоуби англичане сочли нужным разузнать как можно больше о восточных странах. Для этого решено было опросить двух татар (!), служивших в королевских конюшнях. Однако ничего о странах и обычаях «своего народа» татары не рассказали, так как, по их собственным словам, они на родине более привычны были пьянствовать. Сам факт опроса татар говорит о том, что англичане, вопреки расхожему мнению, собирались торговать не только с Китаем и Индией, но и с другими странами, среди которых было и Московское государство. О существовании последнего в Англии хорошо знали. Одно лишь присутствие слуг-татар при английском дворе позволяет сделать вывод о том, что Англия имела связи с государствами, располагавшимися территориально близко к России. А татары к тому моменту уже на протяжении столетий имели дело с русскими.

11 мая 1553 года три корабля отошли от английских берегов. В пути через северные моря их застала буря, погубившая два судна. Кораблю, на котором плыл Ричард Ченслер, удалось избежать потопления. Он успешно достиг гавани, предварительно выбранной пунктом сбора. Неделю Ченслер с командой ждали прихода других кораблей, но, поняв, что те погибли в шторм, решили двигаться дальше. Пройдя долгий путь на северо-восток, моряки решили зайти в большой залив. Недалеко от берега они заметили рыбацкую лодку и решили узнать у рыбаков, в какую страну они прибыли. Рыбаки сильно испугались иностранцев, пали пред ними ниц. Англичане вели себя с аборигенами, оказавшимися московитами, «ласково», чем вызвали очень доброжелательное отношение последних. «Дикари», как назвал их Ченслер, даже безвозмездно угощали иноземцев. Отношение к местным жителям, как к «дикарям» показывает то, что англичане изначально считали себя гораздо более развитыми культурно.

Ченслер попросил у местных представителей власти, чтобы о его прибытии сообщили правителю Московии — царю Ивану Васильевичу. Без согласия последнего, как понял Ченслер, в государстве ничего не делалось. Таким образом, уже в первые дни пребывания в России Ченслер отметил то, что ослушаться правителя московиты боялись. Но сильнее страха перед царем был страх не получить заморские товары, привезенные англичанами. Сам Ченслер узнал многое о географии и хозяйстве Московии, а также о товарах, которые там можно было приобрести. Таким образом, с первых дней своего пребывания в России Ченслер стал интересоваться рыночными делами, уже строя планы будущей торговли.

Наблюдая за русскими, Ченслер отметил в них такие качества, как привычность к жизни в тяжелейших условиях, лень, лживость, чрезвычайные развратность, пьянство и суеверность. Надо заметить, что все характеристики, кроме первой, однозначно негативные. Это наводит на мысль о несколько предвзятом отношении Ченслера к российской действительности, намеренно показываемой несостоятельной по сравнению с английской.

Выяснив отношение англичан в лице их предводителя — Ричарда Ченслера к жителям провинциальной России, следует перейти к выявлению их отношения к русской столице — Москве, куда они вскоре отправились и, где они были любезно приняты Иваном IV. Москва не произвела на англичанина сколько-нибудь сильного впечатления — он отметил ее большой размер и неплохие укрепления Кремля. Но сразу оговорился, сказав, что с английскими укреплениями русские сравниться не могли бы, как и царские палаты. Ченслера удивила очень пышная церемония его приема, богатые наряды русских, но он сразу подчеркнул, что вся эта пышность — показная. Что действительно поразило англичанина, так это огромная власть царя, покорность народа его воле, и сила армии, однако еще не подкрепленная умением вести войну «цивилизованно».

Таким образом, в заметках Ченслера, бывшего в некотором роде первооткрывателем, можно увидеть очень критичное отношение к Московии, попытки провести четкую грань между ней и цивилизованными западными странами, в первую очередь, самой Англией. В то же время, англичанин крайне заинтересован в том, чтобы наладить отношения своей родины и этой страны «дикарей», ведь торговля с русскими была бы очень выгодным делом.

Как было сказано во введении, Ченслер получил от Ивана Грозного право торговли, а в 1555 году в Лондоне была основана «Московская компания». А, значит, связь с Россией приобрела регулярный характер.

Через 15 лет после путешествия Ченслера, в 1568 году в Россию отправляется другой англичанин — Джордж Турбервилль. Посольство, в котором принимал участие Турбервилль, в отличие от миссии Ченслера, конечным пунктом назначения имело именно Московию. Этому посольству удалось добиться новых широких привилегий для Московской компании.

Свои впечатления о далекой России Турбервилль сообщал в письмах своим английским друзьям. Если сравнивать письма Турбервилля с книгой Ченслера, то можно увидеть, что отношение к Московии за 15 лет не сильно изменилось. Оба англичанина воспринимали русских, как, в некотором роде, недоразвитый народ. Турбервилль называл жителей Московии «невеждами», «пьяницами», «грубыми», «развращенными», «дикими», сравнивая их с ирландцами, по его словам, мало чем от русских отличавшимися. Он даже обвинил русских мужчин в регулярных гомосексуальных связях. Православие представлялось англичанину неким полуязыческим культом, в его отношении Турбервилль более резок, чем Ченслер. Очень много внимания уделено было огромной власти царя, а также его коварству. Примечательно, что ни одного упоминания об опричнине у Турбервилля обнаружить не удалось.

Итак, спустя 15 лет, торговые связи России и Англии расширились. Официально отношения двух стран складывались очень хорошо, однако это не мешало англичанам взирать на русских свысока, презирая их за все, что выходило за рамки европейского понимания.

Спустя 4 года с того момента, как Турбервилль покинул Московию, туда прибыл английский посол Джером Горсей (в 1573 году). Он провел в России в разы больше времени, чем авторы других источников, а потому смог понять эту страну лучше. Горсей, в отличие от своих предшественников, замечал не только отрицательные, но и положительные стороны русской действительности. Он восхищался, например, русским языком. Даже Иван Грозный описан не только, как кровавый тиран, но и как «наделенный большим умом и блестящими способностями» правитель. Подобный пример объективности дает основания полагать, что и в других случаях Горсей был не столь предвзят, как его предшественники.

Горсей указывал на расширение связей России и Европы. Как ни странно, часто толчком к сближению становилась война. Так, например, захватив в плен воевавших на стороне Швеции шотландцев и англичан, царь приказал поселить их неподалеку от Москвы. Стараниями Горсея пленники получили разрешение построить протестантскую церковь и «зажили в милости у государя», а некоторых шотландцев взяли на царскую службу, где те себя очень хорошо проявили. Горсей был очень обрадован, что Иван Грозный не обратил внимания на английское подданство некоторых пленников, иначе отношения России и Англии могли бы резко ухудшиться. Кроме того, русский царь продал полоцкую пленницу из рода Басмановых в жены главному агенту Московской компании, однако вскоре последний попал в опалу, и его товар конфисковали, а его самого с женой выслали из страны.

Сотрудничество с Россией в некоторой степени портило облик Англии в глазах других европейских держав. Московия воспринималась, как враг христианского мира. На то были причины, главной из которых, по нашему мнению, являлась чрезвычайная жестокость царя — в том числе по отношению к иностранцам. Однажды, разгневавшись на них, Иван Грозный послал тысячу стрельцов, чтобы те разорили их дома и угнали их женщин. Некоторые из тех людей спаслись, укрывшись на Английском подворье, которое к тому моменту уже было построено неподалеку от кремля. Можно предположить, что это произошло в 1581 году, так как, по словам Горсея, вскоре после этого погрома царевич Иван был убит отцом. Примечательно, что убит он был в том числе и за сострадание, которое проявил к европейцам. Англичане не обвиняли царя в жестокости и вообще делали вид, что ничего плохого в его деятельности не было. Из этого можно сделать вывод о том, что торговля с Московией была для Англии важна настолько, что ради нее можно было и смириться со статусом «союзника врагов христианского мира». Следует заметить, что в отношении англичан Иван Грозный также не позволял себе жестокости. Устраивал послам пышные приемы, тактично вел себя даже со своенравным Джеромом Баусом, который договорился о предоставлении английским купцам дополнительных привилегий. После смерти Ивана IV Бауса, впрочем, чуть не постигла печальная участь быть казненным новым правительством за свою дерзость, а его дипломатические достижения были аннулированы.

В самой Англии отношение к Московии было уважительным — Федора Ивановича Елизавета назвала «великим иностранным государем». Россия являлась для английских купцов настоящей золотой жилой, так как они получали все выгоды «какие только можно было придумать», чему очень способствовала талантливая дипломатическая деятельность Горсея. Поэтому требовалось проявлять величайшую осторожность и уважение к этой стране, чтобы не лишиться огромных привилегий. Кроме того, ставший новым покровителем Горсея Борис Годунов хотел вывезти свои сбережения в Англию, чему королева была очень довольна.

В 1588 году столь благополучно сложившаяся ситуация изменилась. Горсей по ложному обвинению попал в немилость при царском дворе. Новому послу королевы — Джильсу Флетчеру был оказан очень прохладный прием, отношение к Московской компании резко ухудшилось. Причиной тому, по словам Годунова, приводимым Горсеем, стало то, что в своих письмах Елизавета обвинила его [Годунова] в непокровительстве английским купцам и назвала его дьяком, тем самым унизив. В следующем своем письме (от 1589 года) Елизавета говорила о том, что отношение к англичанам со времен смерти Ивана Грозного сильно ухудшилось. Судя по приведенным выше свидетельствам Горсея о великих привилегиях, это обвинение было безосновательным. Хотя, возможно, на фоне монаршего доброжелательного отношения к англичанам на местах русские чиновники и купцы позволяли себе ущемление прав иностранцев. Вышеуказанное письмо вызвало негодование Годунова, так как в нем был использован сокращенный титул царя, а королевская печать на письме была лишь малой. Тем не менее, Горсей отзывался о Годунове очень положительно.

Таким образом, за то время, когда агентом Московской компании был Горсей, отношения между Россией и Англией складывались наилучшим образом, однако к 1588 году они немного ухудшились. Именно этим ухудшением отношений можно объяснить весьма негативные отзывы о России, оставленные Джильсом Флетчером. Русские у него — лживые, бесчеловечные, вороватые, блудливые лжехристиане. Налицо сходство с описанием российской действительности, изложенным Ченслером. Однако у Флетчера материал четко систематизирован, что является признаком тщательного исследования.

Теперь подведем итог: отношение англичан к России не сильно изменилось за полвека. В своих личных заметках они негативно отзывались о русских реалиях. Однако внешне это негативное отношение не проявлялось — деловая переписка велась в учтивой форме, дипломаты, за исключением Бауса, вели себя тактично.

англичанин русский образ

2. Отношение русских к Англии

Взглянув на русско-английские международные связи со стороны англичан, мы уже можем судить об их динамике, но подобный подход был бы однобоким. Поэтому сейчас следует выявить тенденции развития отношений между двумя странами, взглянув на них со стороны русских.

Первым делом нужно обратиться к важнейшему, на наш взгляд, русскому источнику — письму Ивана Грозного английской королеве, написанному им в 1570 году, то есть за 3 года до прибытия Горсея в Московию. Из этого письма мы узнаем о том, что после второго визита Ченслера в Россию вместе с ним в Англию направлен был русский посол Осип Григорьевич Непея. Его с почтением приняли при дворе английской королевы, которой тогда была Мария I Тюдор, но никаких дел с ним не обсуждали. Напомним, это было в то самое время, когда Иван Васильевич даровал английским торговцам такую «жалованную грамоту, какую даже из наших [русских] купцов никто не получал», надеясь за это «на великую дружбу английского монарха и «на услуги от всех английских людей». Вместо этого английские купцы, злоупотребляя своим исключительным положением, стали завышать цены на товары. Но царь не предпринимал никаких попыток для изменения ситуации. Очевидно, что он пытался вести себя предельно осторожно, дабы избежать конфликтных ситуаций. Иван IV даже закрыл глаза на то, что печати на дипломатических письмах из Англии не соответствовали тогдашним международным нормам. Через некоторое время в Россию прибывает Антон Янкин (Энтони Дженкинсон), которому царь устно передал «великие тайные дела». Видится правдоподобным, что под этими «тайными делами» Иван Васильевич подразумевал союз, который он сам называл «дружбой» и «тем делом». На выводы о том, что под «дружбой» имелись в виду не просто доброжелательные международные отношения, наводит информация, что в 1884 году царь открыто добивался союза на переговорах с упоминавшимся выше Джеромом Баусом, предлагая за это еще большие привилегии для английских купцов. К тому же, о дружбе, как о самом себе разумеющемся доброжелательном отношении, в своем письме упоминала Елизавета. Итак, царю нужен был союзник (шла Ливонская война). Англия идеально подходила на его роль — развитая европейская страна, не являвшаяся католической, дружественно расположенная к России и имевшая то, чем Иван IV очень интересовался — сильнейший флот. Англичане же упорно старались избегать любых переговоров на эту тему, что и стало причиной написания Грозным рассматриваемого письма. Английские послы были заинтересованы лишь в развитии торговых связей и получении дополнительных привилегий для своих купцов. В итоге русский царь в своем письме ставит ультиматум: «И если уж так, то мы те дела отставим в сторону. Пусть те торговые мужики, которые пренебрегали нашими государскими головами и государской честью и выгодами для страны, а заботятся о торговых делах, посмотрят, как они будут торговать! А Московское государство пока и без английских товаров не скудно было». Из этих строк можно сделать вывод, что, осознавая всю важность для Англии российского рынка, Иван IV пытался шантажом склонить ее к союзу. Если принять во внимание, то, что ранее Грозный проявлял уважение и пытался вести себя тактично, а в приводимом письме выражался весьма резко и даже позволил себе сравнить английскую королеву с «простой девицей», можно сделать следующий вывод — положение царя было критическим. Помимо шантажа был еще один способ сделать Англию военным союзником — династический брак. Горсей указывал на то, что в определенный период на Ивана Васильевича имел влияние математик Элизиус Бомелиус. Он обманул царя, заверив его в том, что Елизавета I была молода, и для Грозного было вполне возможно на ней жениться, однако вскоре правда раскрылась, и надежда на такой брак была потеряна. Но Иван Васильевич не оставил эту идею, он выяснил, что при английском дворе жила молодая особа королевских кровей по имени Мэри Гастингс. В 1580 царь отправляет посла Федора Писемского, чтобы тот обговорил с английской стороной в том числе и вопрос этого брака. Русского посла в Англии приняли с почетом, а королева сказала, что с Иваном Васильевичем живет в «братской любви». Это дает основания полагать, что письмо, которое Грозный написал за 10 лет до этого, не стало причиной серьезного разлада отношений. Англичане продолжали вести прежнюю осторожную политику. Примечательно, что «литовский король», войну с которым вёл Иван Васильевич, в это время также отправил посла в Англию с целью заключить союз. Принимая Писемского, Елизавета в еще более красноречивых выражениях высказала свое расположение к Ивану Васильевичу: «да хто будет государю вашему недруг, тот будет и мне недруг». Посол же сказал, что ни с кем из монархов нет у русского царя такой любви, как с английской королевой. Королева, что входило тогда в традицию дипломатического приема, спросила о здоровье детей Ивана IV, на что Писемский ответил, что с Федором все хорошо, а «Ивана, воля божия сталася, не стало». Причин и обстоятельств смерти последнего русский посол предпочел не называть. Очевидно, чтобы не подорвать авторитет русского царя. Хотя, вероятнее всего, королева могла знать об обстоятельствах смерти Ивана Ивановича, так как об этом писал Горсей. На вопрос королевы о внутренней обстановке в Московии посол ответил, что «в некоторых людех была шатость», но они, осознав свою вину, явились к царю и просили его милости, которую он им даровал, а затем стал за службу жаловать. Зная характер правления русского царя, в подобные вещи поверить весьма трудно. На вопрос о том, понравилась ли русским послам Англия, те ответили утвердительно, что, впрочем, вполне естественно для дипломатических переговоров. Через несколько дней Писемский завел с представителями королевы секретный разговор о военном союзе — Иван Васильевич хотел, чтобы слова королевы «да хто будет государю вашему недруг, тот будет и мне недруг» приняли форму официально оформленного союза, по которому Елизавета присылала бы войска, мастеров, оружие и ресурсы своему «брату», ведущему войну со Стефаном Баторием, поддерживаемым многими европейскими дворами. Иван IV предлагал за это единственное, что он мог предложить — право беспошлинной торговли для английских купцов. Елизавета же, формально подтвердив свое союзническое расположение, на деле согласилась лишь вести переговоры с врагами Московии о том, чтобы те примирились с ней. Также разрешено было желающим английским мастерам ехать работать в Россию, а торговым людям обеих стран перемещаться свободно между Англией и Московией и жить в этих странах. Вопрос о династическом браке Ивана Васильевича и племянницы Елизаветы (Мэри Гастингс) также был обговорен, Писемскому передали изображения молодой дворянки с тем, чтобы он показал их царю. Но браку не суждено было случиться, так как русский царь вскоре умер.

Таким образом, из всего вышесказанного можно сделать вывод, что Англия, формально идя навстречу России, добивавшейся союза, на деле старалась сохранить нейтралитет. Эту позицию легко понять — зачем англичанам было портить отношения с половиной Европы, если можно было просто подпитывать в русском царе надежду на военное сотрудничество, получая за это торговые привилегии. Россия же, пребывая в весьма и весьма затруднительном положении, пыталась добиться поддержки от практически единственного дружественно настроенного государства в Европе.

После смерти Ивана Грозного отношение России к Англии не изменилось. Английские специалисты и помощь вообще были нужны, но нужда эта не была столь острой, как во времена Ливонской войны. Официальная власть продолжала курс Грозного на сближение с Англией, однако на местах предпринимались попытки дискредитировать англичан и подорвать английское влияние. Наиболее ярким представителем антианглийского лагеря можно считать коррумпированного чиновника и «отвратительного» человека — Щелкалова. Он подкупал английских купцов и клеветал на Горсея во второй половине 1580-х годов.

В 1600 году новый царь Борис Годунов отправил в Англию своего посла — Григория Микулина. В Англии русского посланника приняли с теми же почестями, что и Писемского за 20 лет до того. Микулин застал в Лондоне кратковременные волнения, связанные со своевольным поведением «лорда эрла Эксетцкого», а также встретился с упоминавшимся выше Джеромом Баусом, который очень хвалил Бориса Годунова за то, что тот спас его однажды от боярского произвола. Непреднамеренно случилось так, что русский посол имел разговор о продолжении дружественных отношений в будущем с представителем наследника английского престола — шотландского короля Якова.

Таким образом, прослеживая изменения в отношении русских к англичанам и Англии, нужно отметить то, что с самого периода зарождения русско-английских отношений, русские были в высшей степени заинтересованы в их дальнейшем продолжении, что сулило бы экономическое развитие и (как думалось русским) возможный союз. Попытки заключить этот самый союз происходили на протяжении всего царствования Ивана Грозного, который даровал англичанам много привилегий. Курс на сближение был подхвачен новым правительством в главе с Годуновым. Поступательное развитие русско-английских отношений происходило на протяжении всей второй половины XVI века, а беззаконие на местах, случаи недопонимания и инциденты с печатями не смогли существенно на них повлиять.

Заключение

Итак, мы проследили развитие русско-английских отношений, взглянув на них как со стороны русских, так и со стороны англичан. Что касается англичан, то были выявлены также черты образа России и русских в их восприятии, что, безусловно, помогло понять динамику развития русско-английских отношений. Выявление черт образа англичан в глазах русских не представилось возможным, так как в источниках данному вопросу не было уделено должного внимания. Можно судить лишь об отношении к англичанам русских правящих кругов. Теперь осталось лишь сопоставить информацию, которую удалось получить из источников, чтобы картина получилась наиболее цельной.

Когда в середине XVI века Ричард Ченслер побывал в далекой Московии, он оставил об этой стране очень критичные воспоминания, пытаясь провести четкую грань между ней и цивилизованными западным миром, представителем которого, в первую очередь, была сама Англия. Однако торговля с Московией представлялась весьма выгодным предприятием, а потому свои личные суждения Ченслер (равно, как и прочие английские дипломаты, за исключением, может быть, только Бауса) предпочитал оставлять при себе. Осип Григорьевич Непея — первый русскимй посол в Англии, был принят с большим почетом, однако государственных дел с представителем этой малознакомой страны «дикарей» не обсуждали. Иван Васильевич же, не теряя времени, даровал английским купцам «жалованную грамоту», дающую привилегии в торговых делах, дабы произвести на Англию впечатление дружественно настроенного и щедрого владыки.

Уже 15 лет спустя после визита Ченслера в Московию, торговые связи России и Англии существенно расширились. Английские купцы стали пользоваться привилегированным положением, завышая цены на свою продукцию. Однако Иван Васильевич, не отличавшийся кротким нравом, в этой ситуации не стал предпринимать каких-либо действий, дабы прекратить подобное поведение англичан. Очевидно, он пытался вести себя предельно осторожно, понимая, что на том этапе Англия для Московии была важнее, чем Московия для Англии. Англичане же, проявляя на официальном уровне уважение к России, «за глаза» продолжали называть русских варварами за то, что те делали многие вещи не по-европейски, не по-английски. Ливонская война заставила Ивана Грозного всерьез задуматься о военном союзе с Англией. Англия же, давая обещания «братской любви» и формально идя навстречу России, добивавшейся союза, на деле хотела лишь получить дополнительные привилегии для своих торговцев. Воевать на стороне России с европейскими странами совершенно не входило в планы англичан, однако они делали все, чтобы Иван Васильевич не терял надежду на союз. Глупо было бы портить отношения с половиной Европы ради торговых привилегий, которые можно было получить, лишь подпитывая в царе надежду на военное сотрудничество. Грозный же, добиваясь поддержки могущественного, влиятельного и практически единственного дружественно настроенного к России государства в Европе, готов был даже на династический брак, который не состоялся только лишь из-за смерти царя. Английская королева дала согласие на замужество своей племянницы с русским царем, вероятно потому, что династический брак формально не обязывал к открытой военной поддержке. После смерти Ивана Грозного официальная власть продолжала его курс на сближение с Англией. Однако случались инциденты, когда русские чиновники пытались дискредитировать англичан и помешать их торговле. Коррумпированный чиновник Щелкалов, например, подкупал английских купцов и клеветал на Горсея во второй половине 1580-х годов. Это стало причиной того, что к 1588 году русско-английские отношения немного ухудшились. Именно с этим ухудшением связаны весьма негативные отзывы посла Джильса Флетчера о России. Глобально это небольшое ухудшение отношений на динамику их развития не повлияло. Пришедший к власти (сначала неформально, а затем на правах монарха) Борис Годунов, ставший в определенный момент покровителем Горсея, также проявил себя как про-английски настроенный правитель. Даже свои личные сбережения он хотел вывезти в Англию. Таким образом, для англичан Россия продолжала играть роль настоящей золотой жилы, так как волею русских царей они получали все выгоды «какие только можно было придумать».

Библиография

1) Россия XVI века. Воспоминания иностранцев / под редакцией О. Ю. Ивановой, Смоленск, 2003 / «Р. Ченслер. Книга о великом и могущественном царе России и князе Московском»

2) Россия XVI века. Воспоминания иностранцев / под редакцией О. Ю. Ивановой, Смоленск, 2003 / «Джильс Флетчер — О государстве Русском»

3) Джером Горсей «Записки о России — XVI — начало XVII в.» / под редакцией В. Л. Янина; издательство МГУ, 1990

4) Джером Горсей — Записки о России — XVI — начало XVII в. / под редакцией В. Л. Янина; издательство МГУ, 1990 / Джордж Турбервилль «Стихотворные послания-памфлеты из России XVI века»

5) [электронный источник] «Послание Ивана Грозного английской королеве Елизавете I» — http: //old-ru. ru/07−30. html

6) Путешествия русских послов XVI—XVII вв. Статейные списки / под редакцией Д. С. Лихачева; издательство АН СССР. — М-СПб, 1954 / Статейный список Ф.А. Писемского

7) Путешествия русских послов XVI—XVII вв. Статейные списки / под редакцией Д. С. Лихачева; издательство АН СССР. — М-СПб, 1954 / Статейный список Г. И. Микулина

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой