Герои повести Булгакова "Собачье сердце"

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

1. Основные понятия лингвосоционики

2. Лингвосоционические портреты героев повести М. А. Булгакова «Собачье сердце»

2.1 Лингвосоционический портрет профессора Преображенского

2.1.1 Речевые характеристики

2.1.2 Авторские характеристики

2.1.3 Описание типа личности

2.2 Лингвосоционический портрет Шарика/Шарикова

2.2.1 Речевые характеристики

2.2.2 Авторские характеристики

2.2.3 Описание типа личности

2.3 Интертипные отношения героев

Заключение

Список литературы

Приложения

Введение

В настоящее время практически во всех науках (а именно, в лингвистике, психологии и соционике) большое место занимает изучение личности, поэтому актуальность данной научной работы заключается в том, что она выполнена в русле антропоцентрического аспекта исследования языка. В ней через молодую, формирующуюся науку — соционику — выявляется своеобразие языковых личностей профессора Преображенского, Полиграфа Шарикова и Шарика. Это показывает, что и психологические, и соционические особенности личности проявляются в том числе и через язык. Именно в этом и заключается научная новизна работы.

Соционика — это наука о шестнадцати типах личности и шестнадцати типах отношений между ними. Преимущество соционики по сравнению с другими системами описания личности, известными в психологии, в том, что она предлагает систематизированный подход, построенный на просчете возможностей каждого типа воспринимать, перерабатывать и выдавать информацию.

Основательница соционики Аушра Аугустинавичюте сделала удивительное открытие, буквально «проверив алгеброй гармонию» человеческих характеров и отношений. За основу своей системы она взяла понятие информационного потока, условно разделив его на восемь аспектов. Чтобы обозначить их она использовала следующие понятия: этика и логика, интуиция и сенсорика, экстраверсия и интроверсия, рациональность и иррациональность. Своеобразие нашего подхода к исследованию личности заключается в том, что все эти параметры мы пытаемся описать на основе языковых средств.

Из соотношений социотипов можно выделить шестнадцать типов отношений между людьми: комфортные, продуктивные отношения (дуальные, тождественные); достаточно благоприятные (активационные, зеркальные, полудуальные, родственные, отношения социального заказа, отношения суперэго); нейтральные (полная противоположность, квазитождество, деловые отношения, миражные) и неблагоприятные (отношения конфликта и ревизии). Результаты нашей работы показывают, что эти типы отношений находят свое проявление в речевом поведении представителей того или иного социотипа.

Изучение приемов соционического анализа может углубить представление о профессоре Преображенском, Шарике и Шарикове; объяснить причины конфликтов героев между собой и с внешним миром.

Объектом исследования выступает языковая личность, реконструированная на основе продукта ее речевой деятельности, в качестве предмета выбран лингвосоционический аспект ее описания.

Цель исследования — построить лингвосоционические портреты Преображенского, Шарика/ Шарикова и описать интертипные отношения героев.

Для ее достижения необходимо выполнить следующие задачи:

- рассмотреть речевые и авторские характеристики персонажей;

- разработать методику лингвосоционического анализа;

- провести лингвосоционическое портретирование;

- сравнить полученные результаты и выявить интертипные отношения.

Материалом исследования послужили речевые и авторские характеристики персонажей, полученные методом сплошной выборки из повести М. А. Булгакова «Собачье сердце».

Методы исследования — описание, анализ, сопоставление, приемы лингвосоционического анализа.

1. Основные понятия лингвосоционики

Соционика — наука, исследующая типы информационного обмена человека со средой и вводимая в работу на основе принципа дополнительности. Соционическая языковая личность реконструируется из текста сообщения на основании четырех признаков: рациональности-иррациональности, логичности-эмоциональности (этичности), сенсорности — интуитивности (тип восприятия) и экстравертированности — интровертированности. В результате комбинации данных 4 параметров возникает 16 социотипов (см. Приложение 4)

В работе Л. М. Комисаровой впервые произошло совмещение лингвистики и соционики [Комисарова, 2002]. Лингвосоционическая методика тестирования построена на полуэвристическом методе, который осуществляется в виде перебора вероятностных решений и выбора из них наиболее адекватного. Лингвосоционическая методика тестирования есть перебор вероятностных решений относительно соционического типа языковой личности и выбор, который сам по себе может не быть верным и/или окончательным, а служит информацией, материалом для дальнейших наблюдений. Лингвосоционическая методика тестирования основана на лингвосоционической методологии исследования текста, которая, в свою очередь, является герменевтической формой работы с текстом [Комисарова, 2006].

Согласно соционической теории социотип человека неизменен в течение всей жизни, хотя информационное наполнение различных функций и аспектов может меняться. Рассмотрение языка в таком качестве предполагает введение лингвосоционической методологии в повседневную языковую практику.

Лингвосоционическая методология изучения языковой личности представляет понимание как процесс и результат понимания читателем — обучающимся того способа понимания, который был использован автором при освоении ситуации действительности. Иначе говоря, читатель познает мир сквозь призму авторского сознания, исследуя также и способ такого познания. При этом способом познания является соционический способ.

2. Лингвосоционические портреты героев повести М.А. Булгакова «Собачье сердце»

2. 1 Лингвосоционический портрет профессора Преображенского

2.1. 1 Речевые характеристики

Рассмотрим речевые характеристики героя, в которых раскрывается языковая личность Преображенского: «Да, я не люблю пролетариата!«, «Никого драть нельзя, запомни это раз и навсегда! На человека и на животное можно действовать только внушением!», «А знаете, жалко его. Представьте, я привык к нему», «Что вы еще спрашиваете?! — злобно заревел профессор, — все равно он уже пять раз у вас умер. Колите! Разве мыслимо!», «Кто это тут вам «папаша»? что это за фамильярности? Чтобы я больше не слыхал этого слова! Называть меня по имени и отчеству!». Эти характеристики раскрывают Преображенского как экстраверта и рационала. В его речи преобладают восклицательные предложения, присутствуют глаголы повелительного наклонения.

Профессор Преображенский — ярко выраженный экстраверт, стремящийся сделать окружающий мир лучше, изменив человека, перевоспитав его. В его речи преобладают предложения сложные; сама его речь связная, структурированная, последовательная: «Лаской-с. Единственным способом, который возможен в обращении с живым существом. Террором ничего поделать нельзя с животными, на какой бы ступени развития оно ни стояло. Это я утверждал, утверждаю и буду утверждать. Они напрасно думают, что террор им поможет. Нет-с, нет-с, не поможет, какой бы он ни был: белый, красный ил даже коричневый! Террор совершенно парализует нервную систему».

В речи преобладают сложноподчиненные предложения, которые своей связью показывают именно логическую наклонность личности: «Это-мираж, дым, фикция! Что такое это ваша „разруха“? Старуха с клюкой? Ведьма, которая выбила все стекла, потушила все лампы? Да ее вовсе не существует! Что вы подразумеваете под этим словом? Это вот что: если я, вместо того, чтобы оперировать, каждый вечер начну у себя в квартире петь хором, у меня настанет разруха! Если я, ходя в уборную, начну, извините меня за выражение, мочиться мимо унитаза и тоже самое будут делать Зина и Дарья Петровна, в уборной получится разруха. Следовательно, разруха сидит не в клозетах, а в головах!». Простые предложения связываются друг с другом с помощью маркеров логики, например: следовательно:

Его фразы очень эмоциональны, что свидетельствует об его экстраверсии. В речи присутствуют экспрессивные слова с негативной окраской: «Стой! С-скотина»!", «Так вот вам как другу, сообщу по секрету, — конечно, я знаю, вы не станете срамить меня — старый осел Преображенский нарвался на этой операции как третьекурсник. Правда, открытие получилось, вы сами знаете - какое, тут Филипп Филиппович горестно указал обеими руками на оконную штору, очевидно, намекая на Москву, — но только имейте в виду, Иван Арнольдович, что единственным результатом этого открытия будет то, что все мы теперь будем иметь этого Шарикова вот где, — здесь, (Преображенский похлопал себя по крутой и склонной к параличу шее), будьте спокойны!

Данные реплики раскрывают героя в свете рациональности. Этот персонаж иногда говорит простыми предложениями, но всегда его слова соотнесены с его чувствами и переживаниями: «Нечего полагать, уверен в этом», «Ну, ладно!», «Кто на ком стоял?», «Нет, не возьму!», «Нет, сочувствую»

Образ профессора Преображенского, с появлением в доме Шарикова, подвержен динамике, меняются его характеристики. Его чувства и переживания отражаются в его поведении и мироощущении. Речь профессора приобретает новые обороты, нервные интонации: «Убрать эту пакость с шеи. Вы… ты…вы посмотрите на себя в зеркало — на что вы похожи! Балаган какой-то! окурки на пол не бросать, в сотый раз прошу. Чтобы я больше не слышал ни одного ругательного слова в квартире. Не плевать! С писсуаром обращаться аккуратно. С Зиной всякие разговоры прекратить! Она жалуется, что вы в темноте ее подкарауливаете. Смотрите! Кто ответил пациенту „Пес его знает“? Что вы, в самом деле, в кабаке, что ли?»

Экстраверсия профессора Преображенского проявляется в способности мыслить глобальными категориями, в способности придумать, как изменять мир в интересах человеческого разума и развития. Его предложения, являющиеся основой его речи, имеют много осложнений, однородных членов: «Я заботился совсем о другом, об евгенике, об улучшении человеческой породы. И вот на омоложении нарвался. Неужели вы думаете, что из-за денег произвожу их? Ведь я же все-таки ученый», «Голубчик, вы меня знаете? Не правда ли? Я — человек фактов, человек наблюдения. Я — враг необоснованных гипотез. И это очень хорошо известно не только в России, но и в Европе. Если я что-нибудь говорю, значит, в основе лежит некий факт, из которого я делаю вывод. И вот вам факт: вешалка и калошная стойка в нашем доме«.

Интуиция позволяет ему быть гибким, видеть массу возможностей и альтернатив развития. В его речи наблюдается абстрактная лексика: «Вы стоите на самой низшей ступени развития, - перекричал Филипп Филиппович, — вы еще только формирующееся, слабое в умственном отношении существо, все ваши поступки чисто звериные, и вы в присутствии двух людей с университетским образованием позволяете себе с развязностью совершенно невыносимой подавать какие-то советы космического масштаба и космической же глупости о том, как все поделить… вам нужно молчать и слушать, что вам говорят. Учиться и стараться стать хоть сколько-нибудь приемлемым членом социалистического общества«.

Творческая структурная логика помогает мыслить и парадоксально, и объективно. В его речи много риторических вопросов: «Почему, когда началась вся эта история, все стали ходить в грязных калошах и валенках по мраморной лестнице? Почему калоши нужно до сих пор еще запирать под замок? И еще приставлять к ним солдата, чтобы кто-либо их не стащил? Почему убрали ковер с парадной лестницы? Разве Карл Маркс запрещает держать на лестнице ковры? Разве где-нибудь у Карла Маркса сказано, что 2-й подъезд калабуховского дома на Пречистенке следует забить досками и ходить кругом через черный двор? Кому это нужно? Почему пролетарий не может оставить свои калоши внизу, а пачкает мрамор?»

2.1. 2 Авторские характеристики

В повести имеются некоторые авторские характеристики, которые помогают полно и точно определить тип, к которому относится профессор Преображенский: «Зубы Филиппа Филипповича сжались, глазки приобрели остренький, колючий блеск и, взмахнув ножичком, он метко и длинно протянул по животу Шарика рану. Он оскалил фарфоровые и золотые коронки и одним приемом навел на лбу Шарика красный венец«, «На Филиппа Филипповича брань производит почему-то удивительно тягостное впечатление. Бывают моменты, когда он выходит из сдержанного и холодного наблюдения новых явлений и как бы теряет терпение. Так, в момент ругани он вдруг что-то нервно выкрикивал«.

Данные примеры ярко демонстрируют экстраверсию профессора, его несдержанность чувств, эмоций. Также экстраверсию доказывает движения рук, активная жестикуляция в разговоре: «…но только имейте в виду, Иван Арнольдович, что единственным результатом этого открытия будет то, что все мы теперь будем иметь этого Шарикова вот где, — здесь, (Преображенский похлопал себя по крутой и склонной к параличу шее), будьте спокойны!»

Преображенский настойчиво доказывает свою правоту, считает, что все в мире должно быть логично, а следовательно, справедливо: «Филипп Филиппович вошел в азарт. Ястребиные ноздри его раздувались. Набравшись сил после сытного обеда, гремел он подобно древнему пророку и голова его сверкала серебром».

2.1. 3 Описание типа личности

Обобщив характеристики, мы можем определить тип лингвосоционической личности профессора Преображенского. Это интуитивно- логический экстраверт (в терминах соционики — Дон Кихот, или Искатель). Проанализировав его речь и высказывания автора, мы можем составить следующую сопоставительную таблицу, в которой соотнесем категории лингвистические и соционические:

Соционические параметры описания личности

Лингвистические репрезентанты (речевая характеристика)

Экстралингвистические репрезентанты (авторская характеристика)

Рациональность

глаголы повелительного наклонения

четкие движения

Интуиция

абстрактная лексика, риторические вопросы

Логика

сложноподчиненные предложения

Экстраверсия

восклицательные предложения, экспрессивные слова с негативной окраской

активная жестикуляция, нервные интонации

Соционические характеристики Дон Кихота подходят для профессора Преображенского (см. Приложение 1). Мы предполагаем, что после прочтения произведения читатель именно так представляет себе героя. Полученные результаты позволяют по-новому взглянуть на героя, понять суть конфликта в художественном мире произведений. К таким выводам можно прийти на основе лингвосоционического анализа речи персонажа, что подтверждает мысль лингвистов о том, что человек проявляет себя в языке.

2. 2 Лингвосоционический портрет Шарикова и Шарика

2.2. 1 Речевые характеристики

Рассмотрим речевые характеристики Шарикова. Шариков ясно и просто выражает свои мысли в простых предложениях — это демонстрирует его этичность. Чаще всего высказывается короткими репликами: «Да что ж дело! Дело простое», «Что я, каторжный?», «Я дезертиром быть не желаю»,«Ду… гу-гу!», «Я не господин, господа все в Париже».

У Шарикова нет последовательности в построении суждений, соседствующие понятия соединяются в его речи вероятной, беспричинной связью, что свидетельствует о его этике (как противоположности логике). Присутствие в речи вводных слов: «Уж, конечно, как же… мы понимаем-с! Какие уж мы вам товарищи! Где уж! Мы в университетах не обучались, в квартирах по пятнадцать комнат не жили! Только теперь, может, пора бы это оставить. В настоящее время каждый имеет свое право… «. Его оценки и суждения носят субъективный характер. Присутствуют сравнительные обороты: «Вот все у вас как на параде, салфетку - туда, галстук — сюда, да «извините», да «пожалуйста — мерси», а так, чтобы по-настоящему, — это нет. Мучаете сами себя, как при царском режиме».

Шариков рассуждает о том, как должен жить человек, какие он имеет права. Настойчиво отстаивает свои интересы: «Помилуйте, как же без документа? Это уж извиняюсь. Сами знаете, человеку без документа строго воспрещается существовать». Эмоции Шарикова сильные и колоритные, он не сдерживаясь выражает свои эмоции — он иррационал: «Вчера котов душили, душили… «. Шарик — ярко выраженный сенсорик, т. к. он — собака и воспринимает все через органы чувств: глаза, уши, нос, язык: «Учиться читать совершенно ни к чему, когда мясо и так пахнет за версту«, «…юбка женщины запахла, как ландыш«.

2.2. 2 Авторские характеристики

Для того чтобы полностью определить тип, к которому относится Шариков, разберем еще и некоторые авторские характеристики. Для Шарикова лучший способ познания мира — через органы чувств, что подтверждает его сенсорность: «Он созерцал свои башмаки, и это доставляло ему большое удовольствие», «Шариков выплеснул содержимое рюмки себе в глотку, сморщился, кусочек хлеба поднес к носу, понюхал, а затем проглотил, причем глаза его налились слезами»

Шариков довольно скрытен, сдерживает глубоко в себе свои чувства, о которых может догадаться только внимательный собеседник: «Шариков в высшей степени внимательно и остро принял эти слова, что было видно по его глазам»

Шарикова притягивают ситуации нового, необычного начинания, не может сидеть на месте, всегда готов к активности: «Пользуясь небольшой отлучкой Борменталя, он завладел его бритвой и распорол себе скулы так, что Филипп Филиппович и доктор Борменталь накладывали ему на порез швы, отчего Шариков долго выл, заливаясь слезами«.

Анализ этих характеристик показал, что Шариков является полной противоположностью профессора Преображенского по всем психическим функциям.

2.2. 3 Описание типа личности

Шарик и Шариков являются одним героем. Их отличает то, что Шарик — собака, а Шариков — человек, в которого превратился Шарик после операции. Динамика от Шарика к Шарикову такова, что Шарик — рационал, а Шариков — иррационал, и при этом они оба сенсорно-этические интроверты. Обобщив полученные результаты, составим следующую таблицу:

Соционические параметры описания личности

Лингвистические репрезентанты (речевая характеристика)

Экстралингвистические репрезентанты (авторская характеристика)

Рациональность

Иррациональность

просторечные выражения

сильные, колоритные эмоции

Этика

простые предложения, вводные слова

зажатость, боязнь чего-либо

Сенсорика

Конкретная, инвективная лексика

ощущение, осязание

Интроверсия

употребление слов, обозначающих внутреннее состояние (думаю, уверен, послушайте)

замкнутость

2. 3 Интертипные отношения героев

2.3. 1 Шарик и профессор Преображенский

По данным соционики, между Шариком и профессором Преображенским сложились отношения «Дополнения» (Дуальные), так как они различаются по всем психическим функциям, но сходны по шкале рациональности — иррациональности. Именно такие отношения между Шариком и профессором Преображенским, что доказывается на основе их речевых характеристик. Приведем отрывок из произведения, в котором видно отношение героев друг к другу: «Загадочный господин наклонился к псу, сверкнул золотыми ободками глаз и вытащил из правого кармана белый продолговатый сверток. Не снимая коричневых перчаток, размотал бумагу, которой тотчас же овладела метель, и отломил кусок колбасы, называемой «особая краковская». И псу этот кусок. О, бескорыстная личность! У-у-у!

— Фить-фить, — посвистал господин и добавил строгим голосом: — Бери! Шарик, Шарик!

Опять Шарик. Окрестили. Да называйте как хотите. За такой исключительный ваш поступок.

Пес мгновенно оборвал кожуру, с всхлипыванием вгрызся в краковскую и сожрал ее в два счета. При этом подавился колбасой и снегом до слез, потому что от жадности едва не заглотал веревочку. Еще, еще лижу вам руку. Целую штаны, мой благодетель!

- Будет пока что… - господин говорил так отрывисто, точно командовал. Он наклонился к Шарику, пытливо глянул ему в глаза и неожиданно провел рукой в перчатке интимно и ласково по Шарикову животу.

— А-га, — многозначительно молвил он, - ошейника нету, ну вот и прекрасно, тебя-то мне и надо. Ступай за мной. — Он пощелкал пальцами. - Фить-фить!

За вами идти? Да на край света. Пинайте меня вашими фетровыми ботиками, я слова не вымолвлю". Это подверждает вывод по данным соционики (см. Приложение 3).

2. 3. 2 Шариков и профессор Преображенский

В этой же паре сложились отношения конфликта, так как герои противоположны друг другу по всем функциям. В общении с Шариковым профессор Преображенский становится очень импульсивным, нервным и неуправляемым. Особенно ярко эти взаимоотношения проявляются в разговорах этих героев, которые чаще всего перерастают в ссоры и конфликты. Вот один из примеров ссоры Шарикова (Ш.) с профессором Преображенским (П.)

Ш. : Что-то вы меня, папаша, больно утесняете, — вдруг плаксиво выговорил человек.

Филипп Филиппович покраснел, очки сверкнули.

П. : Кто это тут вам «папаша»? Что это за фамильярности? Чтобы я больше не слыхал этого слова! Называть меня по имени и отчеству!

Дерзкое выражение загорелось в человечке.

Ш. : Да что вы все… то не плевать, то не кури… туда не ходи… Что же это, на самом деле, чисто как в трамвае? Что вы мне жить не даете? И насчет «папаши» это вы напрасно! Разве я вас просил мне операцию делать, — человек возмущенно лаял, — хорошенькое дело! Ухватили животную, исполосовали ножиком голову, а теперь гнушаются. Я, может, своего разрешения на операцию не давал. А равно (человечек возвел глаза к потолку, как бы вспоминая некую формулу), а равно и мои родные. Я иск, может, имею право предъявить?

Глаза Филиппа Филипповича сделались совершенно круглыми, сигара вывалилась из рук. «Ну, тип!» — пролетело у него в голове.

П. : Как-с, — прищуриваясь, спросил он, — вы изволите быть недовольным, что вас превратили в человека? Вы, может быть, предпочитаете снова бегать по помойкам? Мерзнуть в подворотнях? Ну, если бы я знал!..

Ш. : Да что вы все попрекаете — помойка, помойка. Я свой кусок хлеба добывал! А ежели бы я у вас помер под ножиком? Вы что на это выразите, товарищ?

П. : «Филипп Филиппович»! — раздраженно воскликнул Филипп Филиппович, — я вам не товарищ! Это чудовищно! — «Кошмар… кошмар!» — подумалось ему.

Это пример подтверждает данные соционики (см. Приложение 3).

Заключение

На основе речевых и авторских характеристик героев повести М. А. Булгакова «Собачье сердце» мы разработали приемы лингвосоционического портретирования, которые помогли раскрыть личности профессора Преображенского и Шарикова, показать противоречивость, сложность, неоднозначность характеров этих героев. С помощью такой методики появляется возможность более глубокого исследования героев произведений, она может помочь понять природу конфликтов, возникающих в мире художественных произведений.

Приемы лингвосоционического портретирования, разработанные нами в ходе исследования на примере речевых характеристик персонажа произвольно выбранного произведения, могут быть использованы для портретирования реальных лиц. Это является следствием того факта, что личность проявляет себя в языке: в отборе тех или иных слов, построении фраз, выборе стиля текста. Лингвосоционическая методика анализа позволяет выделить разные типы языковой личности, характеризующиеся своеобразием речевого поведения. Следовательно, при рассмотрении языковой личности можно опираться на ее речевые характеристики для того, чтобы определить психологический или соционический тип личности.

В перспективе возможна проекция разработанной методики в область диагностики социотипа и лингвосоционического портретирования рядовых носителей языка.

Список литературы

1. Богомаз С. А. Психологические типы К. Юнга, психофизиологические типы и интертипные отношения // Сибирский психол. журн. — Томск, 2000. -68 с.

2. Комисарова Л. М. Лингвосоционическая методология изучения языковой личности в русском языке (на материале произведений М. Цветаевой, О. Мандельштама, А. Ахматовой, Н. Гумилева, Б. Пастернака). — Барнаул, 2002.

3. Комисарова Л. М. Методика лингвосоционического тестирования // Лингвоперсонология: типы языковых личностей и личностно-ориентированное обучение: Коллективная монография / Под редакцией Н. Д. Голева, Н. В. Сайковой. — Барнаул, Кемерово: Изд-во БГПУ, 2006.

4. Нерознак В. П. Лингвистическая персонология: к определению статуса дисциплины // Язык. Поэтика. Перевод. Сб. науч. тр. М.: Московский государственный лингвистический университет, 1996. — 112−116 с.

5. Овчаров А. А. Соционика — путь к личности. — Новосибирск: РИПЭЛ, 1992. — 56 с.

6. Румянцева Е. А. На пути к взаимопониманию: Соционика — учителям и родителям. — М. :Армада-пресс, 2002. — 256 с.: ил.

7. Филатова Е. С. Соционика для вас. — Новосибирс: Сиб. «Хронограф», 1994.

Приложение 1

Описание типа личности профессора Преображенского

Он умеет быстро схватывать суть вещей. Получив желаемое, быстро к нему охладевает. Характерно внезапное переключение на другие идеи, еще более интересные и захватывающие. То, что сделано, всегда кажется ему малозначительным по сравнению с открывающимися перспективами, от которых отказаться нельзя, а исчерпать невозможно. Любит перемены. Спокойная стабильная жизнь кажется ему чем-то невыносимым, во время житейских штилей хандрить и впадает в тоску. Человек увлекающийся, способен увлечь других. Активизирует людей на необычные проекты, предлагает что-то интересное, нередко первым начинает этим заниматься.

Наделен от природы большим умом и изобретательностью, неугомонным характером и огромным интересом к тому, как устроена жизнь — готов бесконечно познавать разнообразные явления, докапываясь до самой сути — до тех общих механизмов, которые лежат в основе природы вещей и явлений.

Воспринимая мир как сокровищницу разного рода информации, способен постигать закономерности любых явлений и их взаимосвязь. Огромное удовольствие доставляет ему не только исследовать, как устроен мир, но и представлять, каким он будет в будущем — силой своей мысли способен преодолевать не только расстояние, но и время.

У него есть желание генерировать новые идеи, присутствует потребность исследовать, в постоянном переключении с одной задачи на другую.

Самая сложная область жизни для него — человеческие отношения. В этой области он частенько попадает впросак, ставя окружающих в неловкое положение несоблюдением общепринятых условностей общения.

Он нуждается в партнере, который примет весь их такой большой и логично-хаотичный мир, не будет ужасаться от внезапных порывов, испытаний отношений на прочность.

Он, как натура увлекающаяся, может забыть об отдыхе и сне, может не заметить накопившуюся усталость, и только удивляться неизвестно откуда накатившейся апатии. Это происходит потому, что увлекаясь сам, он увлекает других. И умеет интересно, живо и непосредственно рассказывать обо всем на свете.

Представитель такого типа до преклонных лет сохраняет юношескую энергичность, творческий азарт и любопытство ребенка. Он очень легок на подъем и не раздумывает долго, готовясь к мероприятию, часто не планирует. По жизни его ведет интуиция, вера в свою способность найти выход из любого положения. Экстремальная ситуация не пугает его, а бодрит, заставляя его проявлять свои лучшие качества — смелость и находчивость. Трудности его не останавливают, он принимает вызов. Аргумент «живи как все» не находит положительного отклика у него. Такой человек идет по жизни своим, особым путем, набирая мудрость через свои собственные испытания, ошибки и проблемы.

В общении он открыт и чаще всего активен, но бывает и задумчивым, погруженным в свои размышления. Говорит то, что думает. Это многими людьми принимается за бестактность, за неуважение основ и авторитетов. Он готов горячо отстаивать свои позиции, даже если его видение противоречит видению всех общепризнанных авторитетов. Как никто другой, способен он понимать относительность истин. И как никто другой, может увидеть неувиденное прежде других, усмотреть загадку в привычных вещах, сделать открытие в знакомом.

Приложение 2

Описание типа личности Шарика Шарикова

Усилий над собой старается не делать. Заставляет себя очень редко, так как знает, что к положительному результату это, как правило, не приводит. Для него обременительно жить по жесткому плану, ежедневно что-то выполнять. Спокойно следует течению жизни, ожидая, чтобы она сама указала ему, куда идти.

Ему свойственна беспокойная активность, жадность к какой-либо деятельности. Все поступки оценивает в первую очередь с точки зрения их быстроты и напористости. Поэтому часто выступает за немедленную инициативу здесь и сейчас, стремится быть как бы во всех местах сразу, то есть владеть пространством. Умеет и любит рисковать. Чувство опасности часто вызывает у него не тревогу, а боевое возбуждение, желание немедленно дать отпор. Очень подвижен, не может долго сидеть на одном месте.

Его связь со своим внутренним миром гораздо более тесная, чем у любого другого представителя социона. Этот ТИМ от природы обладает полнокровным и тонким ощущением всех граней и оттенков физического мира. Входя в контакт с окружающей действительностью непосредственно и чувственно, он сохраняет и совершенствует богатство своего восприятия. Ощущая и чувствуя реальность, он постоянно и неразрывно пребывает в контакте с самим собой, с собственной чувственной природой.

Взаимоотношения «я — мир» в его понимании гармоничны. Мир дарит ему разнообразные ощущения, а он обладает чувствами, способными их уловить.

Он хорошо запоминают приятные ощущения, а так же находят новые приятные ощущения и среди людей, и на природе. Все пять чувств у него работают слаженно и совершенно. Вкусы, запахи, звуки, зрительные образы, прикосновения — создают неповторимую картину мира.

Он прекрасно чувствует и собственное физическое состояние. Все, что происходит внутри организма, воспринимается по различным ощущениям и распознается точно. Но гораздо важнее для него — создать такую обстановку дома и в жизни, чтобы не перенапрягаться, не испытывать больших физических перегрузок, условий дискомфорта, ведь все это отражается на самочувствии.

Жизнь без приятных ощущений представляется Дюма бедной и пустой. И Дюма умеет создавать условия для получения таких ощущений. Будь то вкусная еда, уютная обстановка, удобная, красивая и приятная на ощупь одежда, температура в помещении, свежий воздух, приятные запахи, звуки и краски — множество приятных мелочей, делающих жизнь легкой и уютной.

И хотя больше ему свойственно жить здесь и сейчас, ощущая непосредственно, все-таки свои решения и представления о себе он складывает в довольно большой степени по тем эмоциям и чувствам, которые удалось пережить, пропустить через себя. Жизнь для него — чрезвычайно эмоциональный процесс, но эмоции не мешают ему расслабленно плыть по течению жизни.

Он способен постоять за себя, защитить свое личное пространство эмоционально-волевым всплеском или созданием эмоционального напряжения.

Приложение 3

Отношения дуальности

Партнеры, как бы идеально подходят друг к другу, дополняют друг друга. В результате этого отношения Дополнения в наиболее полной степени обеспечивают свойства взаимопомощи двум коммуницирующим типам, обеспечивает взаимные чувства комфорта и защищенности. Несмотря на выраженные различия в ориентации психической активности, несмотря на различия в стилях восприятия и мышления между партнерами, это создает возможность правильно, с соответствующим тактом и вовремя отреагировать на ситуацию общения. Такая пара типов способна к решению различных проблем: какая-то их часть может успешно решаться одним партнером, какая-то — другим. Отношения Дополнения можно расценить как наиболее комфортные из всех интертипных отношений, хотя идеальными назвать их нельзя. Ведь отношения Дополнения, из-за различий в ориентации психики, лишены свойства понимания. В этих отношениях очень трудно встать на точку зрения партнера. Дополняющие типы могут делать одно и тоже, но внутренняя мотивация при этом может быть прямо противоположной. С другой стороны, непонимание определяет интерес друг к другу, вносит некоторую «изюминку» в отношения между представителями двух взаимодополняющих типов. Следует уточнить, что в этих отношениях отсутствуют свойства конфликта и подчинения.

Отношения конфликта

Отношения Конфликта возникают между двумя социотипами, структуры психики которых полностью различаются.

В результате полноценное общение между партнерами затруднено из-за полярности их стилей мышления. В процессе общения для обоих партнеров характерна склонность взаимно подчеркивать «слабые» места в мышлении и поведении собеседника.

Принципиальные различия в стилях мышления обоих типов приводят к тому, что в процессе общения легко возникает чувство дискомфорта, раздражения и неприятия. В результате многие особенности поведения партнера воспринимаются как недостатки, «конфликтеры» друг друга раздражают полярно различающимся поведением, ценностями и мотивами. В этих отношениях проявляется потребность спорить, не соглашаться с доводами другого типа, не слушать собеседника, обострять ситуацию.

Приложение 4

Социотипы

· «Дон Кихот», «Искатель» -- интуитивно-логический экстраверт (логик, интуит, экстраверт, рационал)

· «Дюма», «Посредник» -- сенсорно-этический интроверт (этик, сенсорик, интроверт, иррационал)

· «Гюго», «Энтузиаст» -- этико-сенсорный экстраверт (этик, сенсорик, экстраверт, рационал)

· «Робеспьер» (Декарт), «Аналитик» -- логико-интуитивный интроверт (логик, интуит, интроверт, рационал)

· «Гамлет», «Наставник» -- этико-интуитивный экстраверт (этик, интуит, экстраверт, рационал)

· «Максим Горький», «Инспектор» -- логико-сенсорный интроверт (логик, сенсорик, интроверт, рационал)

· «Жуков», «Маршал» -- сенсорно-логический экстраверт (логик, сенсорик, экстраверт, иррационал)

· «Есенин», «Лирик» -- интуитивно-этический интроверт (этик, интуит, интроверт, иррационал)

· «Наполеон» (Цезарь), «Политик» -- сенсорно-этический экстраверт (этик, сенсорик, экстраверт, иррационал)

· «Бальзак», «Критик» -- интуитивно-логический интроверт (логик, интуит, интроверт, иррационал)

· «Джек Лондон», «Предприниматель» -- логико-интуитивный экстраверт (логик, интуит, экстраверт, рационал)

· «Драйзер», «Хранитель» -- этико-сенсорный интроверт (этик, сенсорик, интроверт, рационал)

· «Штирлиц», «Администратор» -- логико-сенсорный экстраверт (логик, сенсорик, экстраверт, рационал)

· «Достоевский», «Гуманист» -- этико-интуитивный интроверт (этик, интуит, интроверт, рационал)

· «Гексли», «Советчик» -- интуитивно-этический экстраверт (этик, интуит, экстраверт, иррационал)

· «Габен», «Мастер» -- сенсорно-логический интроверт (логик, сенсорик, интроверт, иррационал)

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой