Героический эпос.
История происхождения "Песни о Нибелунгах"

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФГБОУ ВПО «ЛГПУ»

Факультет иностранных языков, кафедра немецкого языка

РЕФЕРАТ

по дисциплине: «Зарубежная литература и литература страны изучаемого языка»

на тему: «Героический эпос. История происхождения «Песни о Нибелунгах»

Выполнила:

студентка группы Н-2

Проверила:

Леонова О.А.

Липецк 2012

Содержание

Героический эпос

История создания «Песни о Нибелунгах»

Сказание о Брюнхильде

Сказание о бургундах

Родословное дерево «Песни о Нибелунгах»

Героический эпос

песня нибелунг героический немецкий

Термином «героический эпос» обычно обозначается та часть эпической литературы, которая дала литературную жизнь сюжетам народных героических песен, до тех пор бытовавших в устной традиции. Сюжеты, навеянные историей народа, характерные для героических песен конфликты, вызванные борьбой за власть, обостренным чувством чести и жаждой мести, не могли подчиниться целям иллюзорного искусства куртуазного эпоса. Творцы куртуазных романов были в состоянии, в конце концов, поднять рыцарский подвиг до уровня этической аксиомы идеального рыцаря только тогда, когда они намеренно закрывали глаза на реальный характер феодальных распрей и захватнических войн, которые велись в интересах обогащения и расширения власти с величайшей жестокостью и беспощадностью. Сюжеты народных героических песен были пригодны, скорее, для того, чтобы трезво, без иллюзий посмотреть на действительность. Обращение к материалу героических песен также означало возможность сознательного эстетического отказа от иллюзорного искусства куртуазного эпоса. Посвященные народным героям песни и легенды обычно передавались из уст в уста из поколения в поколение. Позже, когда появляется письменность, каждый народ стремится письменно зафиксировать все те события, которые отражают их историю и культуру. Именно поэтому неслучайно использование в эпосах эпической формулы.

Эпическая формула представляет собой «мнемотехнический» прием, связанный с устным характером бытования эпоса и достаточно свободно используемый сказителем. Формула в эпосе — это выразительная заготовка, обусловленная тремя факторами:

1. ритмом

2. синтаксической схемой

3. лексической детерминантой.

Эта заготовка (содержанием которой является отдельный образ, идея, черта описания) может быть приспособлена к любой тематической либо фразеологической ситуации. Поэт располагает большим числом формул, позволяющих ему выразить различные конкретные аспекты данной ситуации в соответствии с потребностями момента. Формула служит микроединицей действия, способная комбинироваться с другими формулами, образуя речевой отрезок".

Существуют типы формул, а формулы, в свою очередь, делятся на два разряда:

1. сочетание типа «существительное + прилагательное» («синее море» или «черная смерть»), в котором существительное сопровождается так называемым «устойчивым эпитетом»; функционально эпитет не связан с повествовательным контекстом

2. повторяющиеся обороты, распространяющиеся на часть строки, на отдельную строку, на группу строк; они строго функциональны и необходимы для повествования, их первейшая задача — изображение того, как происходят некие повторяющиеся события".

В истории германского героического эпоса различают два периода:

Первый период восходит к эпохе «великого переселения народов» (IV-VI века), разложения патриархально-родовых отношений, передвижений и завоевательных походов древнегерманских племен и образования на развалинах Римской империи новых варварских государств. Героические песни, подсказанные событиями этой бурной эпохи, слагались и исполнялись дружинными певцами, передаваясь из устной традиции; с внешней стороны они характеризуются принципом «аллитерации», т. е. повторения начальных согласных ударных слов в рамках четырехударного акцентного стиха. Христианская церковь относилась враждебно к этому наследию языческой древности. Поэтому древнегерманский аллитерирующий эпос сохранился лишь в небольшом числе памятников раннефеодальной эпохи; к их числу относятся в Германии отрывок «Песни о Хильдебранде» (VIII век), в Англии — поэма «Беовульф» (около 700 г., рукопись X век), отрывки эпоса о Вальтере Аквитанском («Вальдере», X—XI вв.ека) и о битве в замке Финна («Финнесбург»).

Второй период представлен средневерхненемецким эпосом XII—XIII вв.еков, эпохи развитого феодализма. Переработка старых эпических песен, продолжавших бытовать в народной устнопоэтической традиции, происходит в новых условиях феодально-христианского общества. Носителями этой традиции являются бродячие профессиональные певцы, так называемые шпильманы, выступавшие перед народной аудиторией и при феодальных дворах как творческие хранители эпического предания. При этом старые устные песни перерабатываются в обширные поэмы, в процессе записи подвергаясь литературной обработке, под влиянием, более или менее значительным, модным в феодальном обществе стихотворных рыцарских романов, представлявших в Германии переработку импортированных с последнее трети XII века французских образцов. Немецкий эпос заменил аллитерацию конечной рифмой (парными двустишиями или более сложными строфическими формами типа «нибелунговой строфы»). К важнейшим эпическим памятникам этого периода относятся «Песнь о Нибелунгах», «Кудруна», цикл Дитриха Бернского, цикл Вольфдитриха, «Король Ротер» и другие.

Германские сказания не интересуются вопросами национальными, государственными, историческими; в поэтической концепции дружинного певца все исторические события переводятся на язык личных отношений между героями; мотивы их действий: помощь друг другу, месть врагу, добыча невесты, распря между родичами, жажда подвигов или алчность к золоту. В этом существенное отличие германского эпоса от эпосов старофранцузского, сербского или русского. Это отсутствие в германском эпосе в широком смысле национальной историко-политической проблематики, которое не является, однако специфичным признаком этого эпоса, выражением «аристократической» идеологии германской дружинной поэзии. Оно объясняется его более архаическим характером как эпоса племенного (дофеодального), сложившегося в основном в эпоху «великого переселения народов», т. е. в период разложения патриархально-родовых отношений, на «высшей ступени варварства». Отсюда преобладание в древнегерманских эпических сказаниях родовой и семейной темы и на ее фоне — индивидуальной героики в отличие от эпосов старофранцузского, сербского или русского, происхождение которых относится к более позднему времени сложившейся народности и государственности, когда центральной темой героических сказаний и песен становится защита родины от национального врага.

История создания «Песни о Нибелунгах»

В начале XIII века в Австрии, на берегах Дуная возникло повествовательное поэтическое произведение объемом примерно в 2300 строф. Называлось оно «Гибель Нибелунгов» («Der Nibelunge Not»), а согласно более позднему тексту — «Песнь о Нибелунгах «(«Der Nibelunge Lied»). Правильнее было бы его назвать «Книга о Кримхильде» («Das Buch von Kriemhilden»), но это название встречается лишь в одном позднейшем тексте.

Анонимный сочинитель этой поэмы был шпильман, но шпильман более высокого полета — грамотный, знакомый со светской и духовной поэзией, с эпосом и миннезангом. Его собственная книга предназначалась для высокопоставленных слушателей — епископского двора в Пассау и герцогского в Вене.

Материал «Нибелунгов» был почерпнут из отечественных, частично устных, а подчас и письменных источников. Это было немецкое героическое сказание, которое около 700 лет разрабатывалось немецкими поэтами. Песнь называют «народным эпосом»: поэтическое произведение с отечественным, национальным содержанием. Относительно же «Нибелунгов» можно сказать очень многое о проделанном ими пути: о том, каков был характер сюжета в древнюю пору и какую он имел форму, какие новшества привносили в него более поздние поэты, что именно застал в готовом виде австрийский поэт и чем закончил её.

Содержание «Песни о Нибелунгах» предстает перед нами как некое единство. Сюжетом ее служит предательское убийство Зигфрида и месть за него. Кримхильду, любящую супругу героя, а впоследствии мстительницу за него, мы видим как в первом, так и в последнем эпизоде; она-то и несет в себе единство всего памятника. Но единство это впервые сумел создать лишь наш автор, т. е. шпильман эпохи после 1200 года. А до этого существовали два стихотворных сюжета, и границу между ними легко обнаружить еще и в самих «Нибелунгах». В середине этой поэмы, в строфе 1143, как бы приподымается занавес, открывающий нашему взору новый сюжетный цикл: «Это было в те времена, когда умерла госпожа Хельхе и когда король Этцель посватался к другой». В первой части действие разыгрывалось на Рейне и повествовало о Зигфриде, как он с помощью обмана добыл для своего зятя Гунтера Брюнхильду и как потом был убит по ее оговору; заканчивалась первая часть погребением Зигфрида и безутешной скорбью вдовы. Вторая часть вводит нас в королевство гуннов на Дунае; она повествует о вдове, о Кримхильде, о ее втором браке и о том, как она при дворе Этцеля мстит за смерть своего первого мужа. Заканчивается эта часть умерщвлением героини.

Некогда это были два самостоятельных героических сказания. Первое мы называем сказанием о Брюнхильде, второе — сказанием о бургундах или о гибели бургундов.

Сказание о Брюнхильде

1.В V—VI вв.еках героический эпос германских народов переживал свою творческую юность. Тогда и создали франкские поэты трагическое сказание о Брюнхильде и о смерти Зигфрида. Из норвежско-исландских песен о Сигурде можно воссоздать ранний облик франкского сказания о Брюнхильде. Оно не было единым: убийство Зигфрида происходило в одном случае на охоте в лесу, в другом — на супружеском ложе. С этим были связаны и другие различия. Так, Хаген был в одном случае дружинником, в другом — сводным братом Гунтера, рожденным от альба.

О большинстве главных героев существовало какое-нибудь одно основное, или исконное, сказание из которого они ведут свое происхождение. История Брюнхильды была основной в сказании о Зигфриде; она показывала его в годы царственной зрелости и повествовала о его смерти; она превращала его в благородного трагического героя. Однако юношеские подвиги Зигфрида послужили также предметом поэтического творчества; существовали песни о юном Зигфриде, более короткие, рассказывающие о его чудесных приключениях, мифологически приукрашенных. Одна из таких песен сообщала о его приключениях во время жизни у кузнеца и о бое с драконом, другая рассказывала о том, как он добыл сокровище Нибелунгов, третья — о заколдованной деве, которую освобождает Зигфрид, герой, не знающий страха.

В Германии героическая поэзия в IX—X вв.еках сменила аллитерирующий стих на рифмованный. Это была более мягкая, более однотонная форма, восходившая к римским церковным песнопениям и стеснявшая звуки немецкой речи, как слишком узкая обувь стесняет ногу. Вместе с новой стихотворной формой пришёл и более кроткий, более бледный, более задушевный язык, явились и более гибкие, более богатые мелодии — теперь они охватывали две объединенные рифмой длинный строки. Зачинателями этого переворота были шпильманы.

2. На протяжении ряда веков, как утверждает А. Хойслер, отсутствуют какие бы то ни было свидетельства о развитии песенного сюжета. Лишь к концу XII века, т. е. уже к эпохе, современной автору «Нибелунгов», относится одна редакция «Песни о Брюнхильде», которую уже можно распознать. Это и есть та редакция, которая послужила источником для австрийского поэта. Таким образом, произошел переход от героической эпохи переселения народов до пика рыцарского средневековья. Новшества в песни по сравнению с древнефранкской формой сказания весьма многочисленны. Среди имен не встречается больше Гибих и Гибихунги, теперь короли и их народ именуются бургундами в рейнской огласовке (ср. Wonde вместо Wunde). Готмар был заменён Гернотом, Гримхильда в результате второго передвижения согласных превратилась в Кримхильду.

Глубоким изменениям подвергся эпизод добывания Брюнхильды, а вместе с ним и вся роль героини. Сверхъестественные и смелые картины скачки верхом на коне через огненный вал, а также перемены обликов в какой-то момент, очевидно, показались неправдоподобными и неприемлемыми. В качестве испытания женихов были введены воинские состязания: кто сватается к Брюнхильде, должен победить её в бросании камня, в прыжке и метании копья. Гунтеру это не под силу, и вот Зигфрид, скрытый под «шапкой-невидимкой», выполняет всё за него; Гунтер же делает лишь соответствующие жесты, и Брюнхильда поддаётся обману. Ход действия событий в результате стал более земным, более мелким.

Все новшества связаны между собой. Создаётся впечатление некоей массы, которую привёл в движение толчок, после чего она полностью изменила своё положение. Этим местом является преодоление огненного вала: замена чудесного в этом эпизоде прозаически-трезвыми воинскими состязаниями и была тем толчком, который придал движение всей массе. В результате нового испытания женихов, а также ночной борьбы образ Брюнхильды претерпел сдвиг — она превратилась в женщину богатырской силы. Её героизм заключался теперь не столько в душевном складе, сколько в физической силе. Это более поздний стиль. Древнегерманские герои не были атлетами.

Поздняя «Песнь о Нибелунгах» была, вероятно, раза в два длиннее своей аллитерирующий предшественницы и более медлительной по способу изложения. Это был на редкость большой по объёму образец рифмованной героической песни. Австрийский поэт хотел дать нечто принципиально новое. С одной стороны, он рассматривал сказание о сватовстве Гунтера к Брюнхильде и о смерти Зигфрида как первую часть более обширного сочинения; второй частью должно было явиться сказание о гибели бургундов. С другой стороны, то, что витало в его творческом воображении, уже не было песней, это была книга для чтения, длинное, заполняющие целые вечера досуга стихотворное повествование — эпос.

Сказание о бургундах

1.В V—VI вв.еках в числе других франкских героических песен возникла песня о гибели бургундских королей при дворе гуннов и о смерти гуннов Аттилы. Первоначальная судьбы этого произведения аллитерирующий поэзии напоминает судьбу «Песни о Брюнхильде». В древней форме сказания о бургундах уже имеется весьма значительное новшество: оно сблизилось со сказанием о Брюнхильде. Когда и как это произошло, остаётся неясным; но результат налицо и притом уже в самых ранних источниках. Гримхильда — убийца Аттилы (историческая Ильдиго) отождествлена с супругой Зигфрида, а её три брата — с шуринами Зигфрида. Только это и ввело исторические бургундские имена Гибихунгов вместе с среднерейнской ареной действия в «Песнь о Брюнхильде». С другой стороны, Хаген исконно принадлежал к циклу сказаний о Зигфриде и оттуда попал в историю гибели бургундов; не случайно он отличается от них иным начальным звуком своего имени (все Гибихунги аллитерируют на «Г»), а также и тем, что он всего лишь сводным брат.

В «Песне о Нибелунгах» многократно упоминался «клад Нибелунгов», «наследство Нибелунгов», однако сами Нибелунги, т. е. убитые Зигфридом короли альбов, не появлялись в поле зрения. Это дало возможность назвать Нибелунгами тех, кто в песне являются владельцами и хранителями этого сокровища, — Гунтера и его братьев. Отныне имена «Нибелунги» и «Гибихунги» стали употребляться как равнозначные — гибель бургундов стала «гибелью Нибелунгов». Следовательно, тогда уже произошло отождествление обоих кладов, а вместе с ним и обоих королевских родов — бургундских королей и шуринов Зигфрида. Эти два сказания сблизились, но внутренне ещё не объединились. Каждое из них ещё было замкнуто в самом себе.

2. Начиная с VIII века в южнонемецких документах появляются личные имена Кримхильд (Kriemhilt), Нипулунк (Nipulunk), Зигфрид (Sigfrid). Дунайский поэт поставил перед собой задачу реабилитировать образ Этцеля как правителя (т.к. Этцель в «Песне о бургундах» — алчный и жестокий предатель).

Коренному изменению подверглась основная идея сказания. Некогда это была месть за брата, свершённая ненавистным Этцелем, теперь же месть за супруга, содеянная против воли добродушного Этцеля. Это нельзя назвать христианской кротостью; как и прежде, кровавая месть выступает как потребность, как выход из сердечной скорби. Бешеная злоба к братьям такая же языческая черта, как и прежний вариант.

В основе всех изменений обнаруживается влияние баюварского сказания о Дитрихе. Именно оно сделало Кримхильду предательницей и превратило месть за супруга в главную движущую силу действия, видоизменило заключительную часть, т. е. месть Аттиле, и тем самым способствовало новому истолкованию смерти героини и пожара в зале, ввело Дитриха и Блёделя и возвысило Хагена над Гунтером. Все это так последовательно вытекало из одной первопричины, так естественно спаяно одно с другим, что можно видеть в этих изменениях результат постепенного перехода, совершавшегося на протяжении многих поколений: здесь находится сознательный акт одного проницательного и мыслящего поэта.

В результате преобразования все части оказались внутренне связанными, оба сюжета слились друг с другом по содержанию.

Родословное дерево «Песни о Нибелунгах»

Сказание о Брюнхильде

Сказание о гибели бургундов

Франкская «Песнь о Брюнхильде» V—VI вв.

Франкская «Песнь о бургундах» V в

Младшая «Песнь о Брюнхильде» VII в

Баюварская «Песнь о бургундах» VIII в

«Песнь о Нибелунгах» ч. 1(первый брак Кримхильды)

Австрийский эпос о бургундах ок. 1160 г.

«Песнь о Нибелунгах» ч. 2(второй брак Кримхильды)

Австрийская «Песнь о Нибелунгах» 1200−1205 гг

Заключение

Героическая поэма «Песнь о Нибелунгах» является высшим достижением немецкой героической поэзии. Я проследила историю создания «Песни о Нибелунгах» и пришла к выводу, что с точки зрения основных сюжетов «Песнь о Нибелунгах» является новообразованием. В качестве древнейших предков выступают аллитерационные тексты Меровингов. Затем идёт песенная промежуточная ступень времён Карла Великого и старой «Песни о Хильдебранде». Наконец, песня и героическая поэма. Мне многое стало ясно относительно причин, вызвавших переделку «Песни о Нибелунгах». Также я узнала, какое влияние оказал немецкий народный эпос на становление «Песни о Нибелунгах» и почему данное произведение называют народным.

Список литературы

1. «Kurze Geschichte der deutschen Literatur». Von einem Autorenkollektiv Leitung und Gesamtbearbeitung Kurt Bцttcher und Hans Jьrgen Geerdts/ Volk und Wissen Volkseigener Verlag Berlin, 1983. -S. 73

2. Гуревич А. Я. Категории средневековой культуры. — М.: Наука, 1984.

3. Жирмунский В. М., Народный героический эпос. — М.: Л., 1962.

4. Хойслер А. Германский героический эпос и сказание о Нибелунгах. — М.: Изд-во иностранной литературы, 1960.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой