Влияние антимонопольного регулирования на международную передачу технологий

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Реферат

Влияние антимонопольного регулирования на международную передачу технологий

Введение

В Республике Беларусь проводится политика либерализации экономических отношений и интеграции в мировую хозяйственную систему. Важными элементами этих усилий являются обеспечение конкуренции и повышение конкурентоспособности за счет внедрения новых технологий.

Каждое государство стремится создать оптимальные условия для повышения конкурентоспособности своей экономики. Ключевым условием конкурентоспособности является технологический уровень в сфере производства товаров, работ и услуг. Еще в 1942 году австрийский юрист и экономист Джозеф Шумпетер заметил, что доминирующее значение в конкурентной борьбе имеют не цены, а новизна продуктов, новые технологии, новые источники поставок и новые способы организации [1, с. 84].

Большинство современных авторов придерживаются аналогичных взглядов. Например, Н. Ю. Круглова отмечает, что «конкуренция между товаропроизводителями начинается задолго до того, как продукт поступит на рынок, — на стадии исследования и опытно-конструкторских разработок нового продукта и новой технологии его изготовления» [2, c. 619].

Поощрение конкуренции и регулирование передачи технологий являются взаимосвязанными процессами. Законодательство о защите конкуренции обеспечивает получение правообладателем вознаграждения за изобретательность и творческие усилия, предоставляя ему временную монополию, позволяющего компенсировать затраты на НИОКТР или приобретение технологии. Цель законодательства о поощрении конкуренции — обеспечить конкуренцию в интересах покупателей и общества в целом за счет наиболее рационального распределения ресурсов, создания и реализации наиболее востребованной на рынке продукции [3, с. 163].

С одной стороны, внедрение новых технологий позволяет стимулировать конкуренцию за счет увеличения предлагаемой продукции, а, с другой стороны, предприниматели, которые предлагают новые продукты, получают на определенное время легитимное монопольное положение.

В ином случае у субъектов хозяйствования отсутствовали бы стимулы для разработки новых технологий или их приобретения, что привело бы к невозможности обеспечить новые методы производства и выпуск новых товаров. Монопольные права обладателей технологий обеспечиваются патентованием изобретений и иными мерами защиты интеллектуальной собственности, а также засекречиванием ноу-хау.

С течением времени монопольное положение обладателя технологии теряется, так как имитаторы осваивают производство аналогичных или похожих по характеристикам продуктов по более низким ценам. Например, выпущенный фирмой Apple мобильный телефон iPhone вскоре был скопирован китайскими и корейскими производителями и продается по более низким ценам.

Основная часть

Антимонопольное законодательство направлено на обеспечение конкуренции при международной передаче технологий и предотвращение незаконных ограничительных практик, ущемляющих конкуренцию. Как верно заметил вьетнамский автор, защита интеллектуальной собственности позволяет создать рынок для технологий, а законодательство по обеспечению конкуренции и противодействию монополистической деятельности — регулировать этот рынок [4, с. 3]. Это означает, что развитое законодательство о защите интеллектуальной собственности должно обязательно дополняться сильными нормами о защите конкуренции.

В некоторых развивающихся странах применяются меры контроля над сделками по международной передаче технологий. Например, в Колумбии в соответствии с принятым в 1992 году Декретом № 259 все договоры о передаче технологий, в том числе международной передаче технологий, подлежат регистрации. При регистрации отслеживаются следующие запрещенные положения: обязанность покупателя вместе с технологией приобретать оборудование, сырье, услуги сотрудников, право продавца технологии устанавливать цены на лицензионные продукты, ограничение объемов или структуры производства, запрет использования конкурирующих технологий, обязательство передавать продавцу технологии все изобретения и улучшения технологии, требование платить за истекшие патенты или торговые знаки [5].

В Китае отношения по международной передаче технологий регулируются принятым 1 августа 2008 года новым Законом о противодействии монополистической деятельности, Законом о контрактах и решениями Верховного суда. Этими документами запрещен ряд положений в договорах на импорт технологий, в том числе:

создающие препятствия одной стороне проводить НИОКТР на основе полученной технологии, ограничивающие одну сторону в использовании улучшений технологии, создающие невзаимные условия по обмену улучшениями, передающие улучшения лицензиару на условиях невзаимности; эксклюзивное или совместное обладание правами на улучшения без компенсации; создающие препятствия одной стороне приобретать технологии, схожие с технологиями или конкурирующие с технологиями передающей стороны;

создающие препятствия одной стороне использовать технологию разумным способом, как этого требует рынок, включая необоснованное ограничение количества, ассортимента, цены, каналов реализации, экспортных рынков продуктов и услуг;

налагающие дополнительные условия, которые не являются необходимыми для использования или применения технологии, включая приобретение не необходимых технологий, сырья, продуктов, оборудования или услуг, или требующие от приобретающей стороны согласиться с ненужными сотрудниками;

необоснованно ограничивающие каналы или источники закупки приобретателем сырья, запасных частей, товаров или оборудования;

запрещающие получателю технологии оспаривать действительность прав в технологии или налагающие дополнительные условия на оспаривание таких прав [6, с. 20]. Все эти положения признаются недействительными в соответствии с законодательством и судебной практикой Китая.

В рамках Содружества Независимых Государств также принят Рекомендательный акт о применении правил о конкуренции к соглашениям о международной передаче технологий [7]. Этот документ содержит ряд рекомендаций, в том числе о запрете ограничительных положений в соглашениях о международной передаче технологий. Однако положения Рекомендательного акта не получили развития в законодательстве стран — участниц СНГ, в том числе Республики Беларусь и Российской Федерации.

В большинстве развитых стран незаконными будут считаться положения договоров о передаче технологии, которые устанавливают ограничения объема производства изделий на основании переданной технологии, ограничения, налагаемые на приобретателя технологии после истечения срока патента или охраны ноу-хау, ограничения свободы на приобретение конкурирующей технологии, комплектующие и расходные материалы, ограничения в конкуренции с лицензиаром, принудительное включение ненужных лицензиату элементов, раздел рынков и образование «патентных пулов». Существуют и другие запрещенные положения, нарушающие антимонопольное законодательство, в том числе меры ограничительной деловой практики.

США были пионером в разработке сложного режима принципов и правил ограничительных деловых практик. Этот режим развивался от строгого применения антиконкурентных принципов к более либеральному толкованию взаимодействия между защитой прав интеллектуальной собственности и конкуренцией.

В американских судах существует два основных принципа оценки сделки по передаче технологии на предмет ее соответствия антимонопольному законодательству: «злоупотребление патентом» и «правило разумности». Под злоупотреблением патентом понимается использование патента для обеспечения исключительного права или монополии, которые не предоставлены патентным ведомством. Под правилом разумности понимается правомерность положений договора, ограничивающих права лицензиата разумными требованиями для обеспечения выгоды владельцу патента.

Действующие в настоящее время в США Правила лицензирования интеллектуальной собственности, принятые в 1995 году, основаны на следующих принципах:

интеллектуальная собственность признается по сути аналогичной иным формам собственности;

презумпция того, что интеллектуальная собственность не создает рыночных преимуществ монопольного характера;

лицензирование интеллектуальной собственности позволяет фирмам объединять дополняющие факторы производства и в целом содействует конкуренции.

Рассмотрение лицензионных договоров на предмет их соответствия американскому антимонопольному законодательству возможно лишь в случае, если стороны договора занимают не менее 20% рынка. В некоторых случаях положения лицензионных договоров не нарушают антимонопольного законодательства, хотя и являются злоупотреблением правом (например, получение платежей даже после истечения патента). Эти положения рассматриваются на основе критерия разумности и вероятного воздействия на конкуренцию [8, с. 300].

В 1999 году Япония также приняла правила по американской модели. В японских правилах, в отличие от американских, более строгие правила в отношении ограничительной лицензионной практики, в особенности в отношении положений лицензионного договора, обязывающих лицензиара предоставить лицензиату исключительную лицензию на изобретения, которые будут созданы лицензиатом в той же области «связанных соглашений», обязательств не оспаривать действительность патентов, а также положений, обязывающих лицензиата выплачивать платежи даже после истечения патента.

Эти положения в Японии рассматриваются в качестве антиконкурентных в отличие от американского законодательства, рассматривающего эти нормы лишь как злоупотребление правом.

В Европейском союзе пункт 1 статьи 81 Договора о создании Европейского экономического сообщества от 25 марта 1957 года (с изменениями и дополнениями) запрещает любые соглашения, препятствующие, ограничивающие или запрещающие конкуренцию на едином рынке. В этой же статье в пункте 3 содержатся исключения из этого правила, позволяющие делать изъятия из запрета антиконкурентных положений в отношении соглашений, позволяющих повысить конкурентоспособность, в том числе соглашений о международной передаче технологий [9, с. 130].

Комиссия Европейского сообщества приняла в 2004 году постановление, устанавливающее требования к договорам о передаче технологий, в том числе международной передаче технологий [10]. Этот документ направлен на применение правил о конкуренции к регулированию отношений по передаче технологий, в том числе в соглашениях о специализации, НИОКТР, франчайзинге, создании совместных предприятий в целях повышения технологической конкурентоспособности Европейского союза.

Если стороны лицензионных договоров являются конкурентами, их общая доля рынка не должна превышать 20%. Если стороны не являются конкурентами, доля каждого не должна превышать 30%. Лицензионные договоры разрешаются в случае, если они не приводят к превышению установленной доли рынка. Однако, если доля стран выше установленной, лицензионный договор может быть признан действительным, если он не содержит запрещенных положений.

Для договоров между конкурентами запрещенными положениями являются ограничение возможности определять цену при продаже лицензионной продукции третьим сторонам, ограничение объема производства, раздел рынков или покупателей, обязательства по ограничению возможности лицензиата использовать свою технологию или ограничению возможности любой стороны осуществлять НИОКТР. Ограничения на способы использования технологии допускаются. Правила Е С различают активные продажи (активный маркетинг и реклама) и пассивные продажи (продажи по заявкам покупателей). Ограничение пассивных продаж в договоре запрещается. Ограничение активных продаж запрещается, если лицензиат является конкурентом лицензиара.

В договорах между неконкурентами запрещаются положения, ограничивающие минимальные цены, территорию или круг покупателей, которым лицензиат может активно продавать лицензионный продукт, ограничение активных и пассивных продаж конечным потребителям лицензиатами, которые являются членами определенной системы распространения товаров конечными потребителями.

Существуют также запрещенные положения, но не влияющие на действительность лицензионных договоров, например, положения, обязывающие лицензиара предоставлять лицензиату эксклюзивную лицензию на улучшение или новое применение лицензионной технологии; обязательства лицензиата не оспаривать действительность прав лицензиара; если стороны не конкурируют — обязательства лицензиата, ограничивающие возможность использовать свою собственную технологию [11, с. 114].

Отличие между применением антимонопольного законодательства в отношении передачи технологий в ЕС и США можно продемонстрировать на примере принятого в 2004 году решения Европейской комиссии, которое обязало Майкрософт поделиться технологиями с конкурентами и выплатить многомиллионные штрафы [12].

Американская компания была оштрафована за отказ поделиться с конкурентами, создавшими браузеры для работы в Интернете, технологиями, которые бы обеспечивали им возможность работать на базе операционной системы Windows («technology necessary to allow interoperability»). Это требование, по мнению Комиссии, было необходимо для того, чтобы обеспечить справедливые условия конкуренции.

Европейская комиссия предъявила Майкрософт более жесткие требования, чем антимонопольный орган США в аналогичном деле, которое ранее рассматривалось в судах США. В отличие от США в ЕС признали, что Майкрософт должен поделиться с конкурентами информацией не только о запатентованных изобретениях, но и о торговых секретах. Комиссия Е С в отличие от суда США также постановила, что Майкрософт не может взимать лицензионные платежи за технологии, которые не содержат существенной инновационной составляющей.

Майкрософт обжаловал это решение в Европейском суде первой инстанции, который 17 сентября 2007 года в жалобе отказал и оставил практически все пункты решения Комиссии в силе. Единственным положением, которое отменил Суд, был пункт 7 решения Комиссии, обязывающий Майкрософт создать механизм наблюдения за внутренней деятельностью компании [13].

Решения Европейской комиссии и Суда Е С могут свидетельствовать о том, что в ЕС действуют более жесткие правила по обеспечению конкуренции, которые ограничивают права обладателей технологий на их защиту от конкурентов. По мнению С. Андермана, эти особенности европейского законодательства хотя и поощряют конкуренцию, но могут ослабить стимулы для инновационной деятельности и инвестирования в НИОКТР. По его мнению, более простая система США является и более эффективной [14]. В США также существует так называемая «зона безопасности» лицензионных договоров, стороны которых занимают не более 20% рынка. В ЕС лицензионные договоры могут быть признаны недействительными даже в случае, если стороны договора занимают 5% рынка [15, с. 140].

На многостороннем международном уровне принимаются меры по унификации антимонопольного регулирования. В 1981 году Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций приняла Перечень многосторонних принципов и правил контроля над ограничительными деловыми практиками.

Часть 4 проекта Международного кодекса поведения по передаче технологий посвящена регулированию ограничительной деловой практики. Развитые страны настаивали на том, чтобы запретить лишь ту ограничительную деловую практику, которая негативно воздействует на конкуренцию. Развивающиеся страны хотели запретить все виды ограничительной деловой практики независимо от того, является она антиконкурентной или нет.

Разногласия между развитыми и развивающимися странами были разрешены в согласованном Соглашении ВТО о торговых аспектах интеллектуальной собственности (ТРИПС), которое основано на основе «конкурентного» принципа. Статьи 7, 8, 28 и 31 ТРИПС содержат обязательства сторон принимать меры по защите интеллектуальной собственности.

Парижская конвенция допускает право каждого государства-участника принять законодательные меры, предусматривающие выдачу принудительных лицензий, для предотвращения злоупотреблений, которые могут возникнуть в результате осуществления исключительного права, предоставляемого патентом, например, в случае неиспользования изобретения [16]. Выдача принудительной лицензии допускается также и в соответствии с ТРИПС. В отличие от Парижской конвенции ТРИПС считает использованием изобретения не только производство товаров на местном рынке, но и их импорт.

Кроме этого, в статье 40 ТРИПС предусматривается возможность принимать национальное законодательство, запрещающее ограничительную практику. Понятие конкуренции в ТРИПС не расшифровывается, оставляя это на усмотрение национальных законодательств государств — членов ВТО. Таким образом, ТРИПС позволяет развивающимся странам сбалансировать негативное воздействие Соглашения за счет принятия жесткого законодательства по защите конкуренции.

Однако большинство развивающихся стран этой возможностью не пользуются. Законодательство о защите конкуренции в развивающихся странах не эффективное. Обязуясь выполнять обязательства по защите интеллектуальной собственности в рамках ТРИПС, эти страны не используют предоставленные им возможности применения мер по защите конкуренции для поощрения деятельности по передаче технологий. Такие меры могут защитить интересы страны, импортирующей технологию, путем установления запрета на необоснованный отказ в выдаче лицензии, назначении слишком высокой цены за содержащие технологию товары, навязывании дополнительных продуктов, использовании иных ограничительных мер.

Насколько развитым является белорусское законодательство о защите конкуренции и насколько оно позволяет защищать интересы белорусских субъектов хозяйствования при заключении и исполнении договоров об импорте и экспорте технологий?

Статьей 6 Закона Республики Беларусь «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции» запрещены соглашения, которые имеют целью или результатом:

раздел товарного рынка по территориальному принципу; по видам, объемам сделок; по видам, объемам товаров и их ценам; по кругу потребителей;

исключение или ограничение доступа на товарный рынок других хозяйствующих субъектов;

необоснованное (искусственное) повышение, снижение или поддержание цен, в том числе на аукционах и торгах;

необоснованное ограничение производства товаров, а также подконтрольность реализации товаров на товарном рынке;

осуществление операций с ценными бумагами, кредитными ресурсами, в том числе с иностранной валютой, целью или результатом которых являются достижение, сохранение или усиление доминирующего положения на товарных рынках;

отказ от заключения договоров с определенными продавцами или покупателями (заказчиками);

иные последствия, которые устраняют или могут ограничивать конкуренцию, препятствуют ее установлению или развитию (могут повлечь устранение, ограничение конкуренции или воспрепятствовать ее установлению или развитию) [17].

За несоблюдение этих требований установлена ответственность. Заключение и исполнение индивидуальными предпринимателями или должностными лицами юридических лиц соглашений о разделе рынков, об устранении с рынков конкурентов и иных условиях, существенно ограничивающих конкуренцию, либо совершение иных действий, направленных на ущемление законных интересов лиц, ведущих аналогичную деятельность, влечет штраф в размере от двадцати до пятидесяти базовых величин или лишение права заниматься определенной деятельностью [18].

Белорусским законодательством предусматриваются и исключения из общего правила о запрете соглашений, ограничивающих конкуренцию. Такие соглашения могут быть признаны правомерными антимонопольным органом, если хозяйствующие субъекты докажут, что положительный эффект от их действий, в том числе в социально-экономической сфере, превысит негативные последствия для рассматриваемого товарного рынка или Республики Беларусь в целом, а ограничение конкуренции должно осуществляться лишь в той мере, в какой названные ограничения неизбежны для достижения данного эффекта, или если их совершение непосредственно предписано актами законодательства, принятыми (изданными) в соответствии с Конституцией Республики Беларусь. Полагаем, что такими актами могут быть в том числе акты, принятые в развитие инвестиционных договоров для реализации крупных инвестиционных проектов.

Субъекты хозяйствования, намеревающиеся заключить такие соглашения, вправе запросить заключение антимонопольного органа о соответствии положений этих соглашений антимонопольному законодательству.

Требования к содержанию и форме представления необходимых сведений, а также порядок рассмотрения запросов (заявлений) об установлении соответствия положений соглашений антимонопольному законодательству определяются правилами, утверждаемыми антимонопольным органом [19].

Нормы белорусского антимонопольного законодательства содержат лишь общие правила, запрещающие антиконкурентные соглашения, а также изъятия из этих правил. Эти правила могут применяться и к договорам о международной передаче технологий. Механизм такого применения законодательством не установлен.

Регистрация договоров о передаче технологий и контроль за соблюдением антимонопольного законодательства находятся в компетенции различных государственных органов. Так, компетентным органом, обеспечивающим выполнение законодательства о защите конкуренции, является Министерство экономики. А договоры о передаче прав интеллектуальной собственности, которые во многих случаях являются сделками о передаче технологий, регистрируются Государственным комитетом по науке и технологиям. В этой связи существует определенная несогласованность.

Эффективность применения антимонопольного регулирования к отношениям по международной передаче технологий может быть повышена за счет принятие мер по координации действий Государственного комитета по науке и технологиям и Министерства экономики.

Было бы обоснованным предусмотреть обязанность ГКНТ при регистрации договоров отслеживать положения, которые могут негативно повлиять на конкуренцию, и информировать о них Министерство экономики, которое могло бы принимать решение о правомерности и обоснованности таких положений.

защита конкуренция антимонопольное регулирование

Заключение

На основании вышеизложенного можно сделать вывод о том, что в законодательстве развитых и динамично развивающихся стран, в том числе Республики Беларусь, содержатся нормы, направленные на защиту конкуренции от недобросовестных действий в ходе международной передачи технологий. Однако нормы белорусского антимонопольного законодательства и законодательства о защите интеллектуальной собственности требуют развития для создания эффективного механизма защиты конкуренции при международной передаче технологий.

ЛИТЕРАТУРА

1. Schumpeter, J.A. Capitalism, Socialism and Democracy // J.A. Schumpeter. — Harper Perenial Modernthought. — New York, 2008. — 431 p.

2. Круглова, Н. Ю. Хозяйственное право: учеб. пособие. / Н. Ю. Круглова. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Изд-во РДЛ: КНОРУС, 2008. — 832 с.

3. Ritter, C. The New Technology Transfer Block Exemption under EC Competition Law / C. Ritter // Legal Issues of Economic Integration. — 2004. — № 31(3). — P. 184.

4. Nguyen, T.T. Competition Law in Technology Transfer under the TRIPS Agreement: Implications for Developing Countries: Doctoral Dissertation / T.T. Nguyen. — Lund University. — 2009.

5. Urrego-Maldonado, N. Competition Guidelines for Technology Transfer in Colombia / N. Urrego-Maldonado; University of Technology. — Sydney, 2002.

6. Huang, J.Z.L. Technology Transfer Under the PRC Antitrust Framework / John Z.L. Huang, Patrick Ma // Intellectual Property & Technology Law Journal. — 2008. — Vol. 20, № 11. — P. 19−22.

7. О защите высоких технологий: рекомендательный законодательный акт, утв. постановлением Межпарл. Ассамблеи государств — участников СНГ, 17 февр. 1996 г., № 7−10 // КонсультантПлюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2010.

8. Correa, C.M. Intellectual Property and International Trade: the TRIPS Agreement / C.M. Correa, A.A. Yusuf. — 2nd ed. — Wolters Kluwer. — 2008.

9. Anderman, S.D. European Community Competition Law and Intellectual Property Rights: the Regulation of Innovation / S.D. Anderman. — 1998.

10. On the application of Article 81(3) of the Treaty to categories of technology transfer agreements: Regulation of the Commission of the European Communities Union, 27 April 2004 № 772/2004 // Official Journal of the European Union [Electronic resource]. — 2004. — L 123/11. — Mode of access: http: //eur-lex. europa. eu/LexUriServ/LexUriServ. do? uri=OJ:L:2004:123:0011:0017:EN:PDF. — Date of access: 10. 10. 2009.

11. Ritter, C. The New Technology Transfer Block Exemption under EC Competition Law / C. Ritter // Legal Issues of Economic Integration. — 2004. — № 31(3). — P. 184.

12. Proceeding under Article 82 of the EC Treaty: Decision of the Commission of the European Communities, 24 May 2004, Case COMP/C-3/37. 792 Microsoft // Official Journal of the European Union [Electronic resource]. — 2007. — L 032. - Mode of access: http: //eur-lex. europa. eu/LexUriServ/LexUriServ. do? uri=CELEX:32007D0053:EN:HTML. — Date of access: 31. 03. 2010.

13. Microsoft Corp. vCommission of the European Communities: The Judgment of the Grand Chamber of the Court of First Instance, 17 September 2007, Case T-201/04 [Electronic resource]. — Mode of access: http: //eur-lex. europa. eu/LexUriServ/LexUriServ. do? uri=CELEX:62004A0201:EN:HTML. — Date of access: 31. 03. 2010.

14. Anderman, S.D. European Community Competition Law and Intellectual Property Rights: the Regulation of Innovation / S.D. Anderman. — 1998.

15. Ritter, C. The New Technology Transfer Block Exemption under EC Competition Law / C. Ritter // Legal Issues of Economic Integration. — 2004. — № 31(3). — P. 184.

16. Парижская конвенция по охране промышленной собственности, 20 марта 1883 г. // КонсультантПлюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2010.

17. О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции: Закон Респ. Беларусь, 10 дек. 1992 г., № 2034-XІІ: в ред. законов от 10 янв. 2000 г., 2 дек. 2002 г., 5 янв. 2008 г., 4 янв. 2010 г. // КонсультантПлюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2010.

18. Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях: Закон Респ. Беларусь, 21 апр. 2003 г., № 63: в ред. законов от 28 июля 2003 г., 28 дек. 2009 // КонсультантПлюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2010.

19. Об утверждении Инструкции о порядке рассмотрения запросов (заявлений) об установлении соответствия положений соглашений, ограничивающих конкуренцию, антимонопольному законодательству: постановление М-ва экономики Респ. Беларусь, 10 апр. 2006 г., № 57 // КонсультантПлюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2010.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой