Зарубежный опыт обеспечения экономической безопасности

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Япония — первая страна Дальнего Востока, которая ярко продемонстрировала умение приспосабливать мировой управленческий и технологический опыт к условиям азиатского общества, его национальным интересам. Главное состоит в том, что японцам удается сохранять основы своей культуры, традиционных институтов и отношений, видоизменяя их лишь в той мере, в какой этого требуют задачи повышения эффективности и конкурентоспособности страны и ее граждан в постиндустриальную эпоху и глобального развития. Особое внимание уделяется культуре управления, макроэкономического регулирования. Важным элементом приспособления японской экономики к новым условиям стал перевод (при сохранении контроля) ряда производственных мощностей за границу — в страны с емкими рынками, с более дешевой рабочей силой и благоприятными валютными курсами. Япония превратилась в крупнейшего в мире кредитора, имеет вторые в мире (после КНР) золотовалютные резервы (850 млрд долл.).

В результате была достигнута высокая конкурентоспособность японского общества. Среди его черт: стабильность, устойчивое развитие, низкий уровень инфляции и высокая норма сбережений населения, благоприятные условия инвестирования, качественное образование и здравоохранение, высокий уровень жизни, выдающиеся показатели продолжительности жизни и др.

При территории в 378 тыс. кв. км. и населении в 127 млн. человек, на долю Японии приходится до 12% мирового промышленного производства (3-е место в мире по объёму ВВП), каждый четвертый созданный в мире автомобиль или телевизор и каждое второе торговое судно — японские. Японцы не только хорошо, но и много работают. В стране одна из самых высоких в мире продолжительность рабочего времени, составляющая 2088 часов в год (в США — 1924 часа, в ФРГ — 1655 часов), а отпуск — обычно длится не более недели.

Японцам свойственна двойственность мировоззрения: спокойная адаптация к западному образу жизни и в то же самое время защита национальных ценностей и обычаев. В результате зачастую возникает ситуация, когда внешний рисунок поведения, облик, одежда — заимствованы, а мотивация жизненных решений — традиционна. На работе и в политике внешне японец может вести себя «по-европейски», но внутренне — находится в системе традиционный ценностей. И только дома или во время путешествий, он позволяет себе в полной мере быть самим собой. В противоположность неограниченному активному началу западной культуры в Японии издревле культивируется мудрость созерцания, ведущего к постижению законов внутреннего и внешнего мира человека. Для японца добродетелью является умение человека контролировать свои чувства и не показывать их внешнему миру. Улыбка по-японски — это приятное выражение лица, скрывающие истину.

Японский пример показывает, что путь к успеху — это не отказ от своей культуры, а выбор стратегии развития, включающей приемлемое соотношение культур. Выдающийся японский гуманист Акутагава Рюноскэ писал: «Издалека в нашу страну пришли идеи Конфуция, других выдающихся китайских мыслителей и даже иероглифы. И ведь не иероглифы подчинили нас, а мы подчинили их себе. Не то наш язык мог бы стать китайским. Но мы одержали победу не только над иероглифами. Наше дыхание, как морской ветер, смягчило даже учение Конфуция и учение Лао-Цзы. Будду постигла такая же судьба. Наша сила не в том, чтобы разрушать. Она в том, чтобы переделывать».

1. Национальные интересы и стратегия обеспечения национальной безопасности Японии

Японское общество на протяжении веков выработало особый тип развития, основанный на сохранении исторической преемственности. Такой подход к собственному историческому наследию, вероятно, следует искать в многовековой практике культурного взаимодействия с цивилизационными центрами, по отношению к которым Япония занимала периферийное положение (Китай, США). Соседство с ними при отсутствии прямой политической зависимости поставило перед японцами проблему сохранения самобытности в условиях массированных культурных и технических заимствований и побудило выработать практику своеобразного соединения внешних по своему происхождению нововведений с местными условиями. Все это определило своеобразный характер взаимоотношений традиций и инноваций в японском генезисе вообще. Имеет значение и то, что японское общество долгие столетия было замкнуто от внешнего мира, являлось этнически однородным.

В основе развития японского общества и его управления лежат традиции, преемственности и корпоративизма, нисходящие к конфуцианскому социально-психологическому и этическому стереотипу «ва» («равновесие», «гармония»). В управленческой культуре Японии выделяется командно-коллективистский (или корпоративно-коллективистский) принцип, опосредуемый соответствующими нормами этого общества. Традиционная система отношений стремится обеспечить участие в принятии решений максимального числа членов группы. Далее, желательно, чтобы решения принимались на основе консенсуса всех ее членов. Главная цель — согласие. Таким образом, функциональность выступает как важная черта японского патернализма.

Однако, коллективизм на Востоке неотделим от иерархии. Японская компания может быть сплоченной, но уж никак не демократичной. Приводные ремни, соединяющие руководителей и подчиненных, не разорвать. Информация следует сверху вниз и снизу вверх по вертикали в строгом соответствии с протоколом. Нельзя срезать углы и переходить дорожку. С появлением электронной почты в системе наметились послабления, однако психология единства, нежелание выделяться, по-прежнему незыблемы.

В этой связи можно упомянуть японскую концепцию «Просвещенных национальных интересов». Просвещенные национальные интересы это те, которые выражающие интересы всего общества, участвующего в их формулировании и ставящего общественные интересы выше частных или групповых интересов. Внешняя политика Японии также формируется с точки зрения национальных интересов и добрососедских отношений, в первую очередь, с государствами АТP. Концепция «просвещенных национальных интересов» как бы аккумулирует базовые ценности японского общества и предлагает неуклонно реализовывать их (преимущественно в толерантной, но настойчивой форме), как во внутренней, так и во внешней политике.

Важную роль играет система пожизненного найма, гарантирующая японцам безбедное существование в обмен на повиновение «вечно правому» большинству. 70% японцев строят свое существование на банковских кредитах и займах. Деньги за купленный дом выплачиваются полностью лишь к пенсии; больше половины общества возвращает долги всю жизнь, в случае потери работы — теряется все.

Начинает меняться менталитет японцев, особенно в крупных городах. Часть молодежи выезжает за границу на учебу, все больше предприятий нанимает смешанный персонал. Ценность группы, безусловно, сохраняет значение, но проявляется и индивидуализм. Около 2 млн. молодых людей сегодня предпочитают не связывать себя сразу на всю жизнь, а попытаться реализовать себя в разных сферах, меняя места работы — их называют «фурита» (от англ. — «свобода» и нем. — «работать»). Однако эта небольшая, обычно состоятельная прослойка, воспринимающая постмодернистские подходы к управлению и жизни, пока не велика и со временем обычно инкорпорируется в традиционную управленческую систему — ее противоречивость хорошо показана в романах Мураками.

Задачи и цели концепции обеспечения национальной безопасности Японии были разработаны и сформулированы в середине 1980 г. Доктрина «комплексного обеспечения национальной безопасности» должна была обосновать, с одной стороны, многокомпонентность средств достижения национальной безопасности, а с другой — увязать национальную безопасность своей страны со всем западным миром. В отличии от всех предыдущих концепций и доктрин она была выражена в четких категориях.

В прежних доктринах безопасность страны рассматривалась лишь в контексте национальных интересов Японии, доктрину же КОНБ пронизывала идея «глобальной», «неделимой» безопасности всех стран «рыночной зоны» перед лицом угрозы со стороны Советского Союза. В этой связи в Голубой книге МИД Японии отмечалось, что «страны, имеющие общие ценности в политике и экономике, должны выработать целостную, единую и фундаментальную стратегию».

Концепция безопасности Японии складывалась под воздействием сложного переплетения целого комплекса различных факторов. К ним относились, прежде всего, правящих кругов Японии, которые рассматривали безопасность страны как своего рода производную от стабильности капиталистической системы в целом.

На позицию Японии сильное влияние оказывала высокая степень интеграции в военно-политическую систему США в Азии. Наличие военных баз и объектов, которые США имели на территории Японии, давали США весомое средство давления на правительство Японии.

Весьма важное значение имели так-же торгово-экономические связи между ними. Рост значения рынков США и других развитых капиталистических стран непосредственно был связан с глубокими изменениями в структуре японской экономики в условиях научно-технической революции.

Сильнейшая привязанность к американской экономике заставляла Японию пытаться предотвратить в введение в США протекционистских мероприятий путем уступков в политической и военной областях. Поддержка политического курса Вашингтона и удовлетворения его требований относительно наращивания военного потенциала и расширения функций Японии в совместной с США военно-стратегической системе являлись, таким образом, своего рода платой, которую Япония вынуждена была вносить в целях сохранения необходимых для нее торгово-экономических отношений с США. В то же время Япония сравнительно охотно шла на удовлетворение требований Соединенных Штатов, поскольку они в принципе совпадали с ее собственными долгосрочными целями. Военное ведомство Японии откровенно подчеркивало, что одним из важнейших направлений правительственной политики в области обеспечения безопасности являлась «стабилизация внутриполитической обстановки». Наличие мощных вооруженных сил, по мнению Японии, являлось непременным атрибутом великой державы и важным средством достижения внешнеполитических целей.

Сложившаяся под воздействием всех этих факторов японская концепция безопасности строилась на стремлении правящих кругов избежать втягивание в вооруженные конфликты, конкретный путь к достижению этой цели виделся в поддержке курса США в регионе.

Концепция безопасности предусматривала сочетание трех компонентов:

· политических;

· экономических;

· военных средств.

На первом плане была политическая безопасность, спецификой которой в то время было не только объединение условий «стратегический треугольник» США, Европы и Японии, но и стремление создать новый «стратегический треугольник»: США — Япония — Китай, где Япония была бы посредником между США и Китаем, не желая сближения этих стран в ущерб своим интересам в Восточной Азии.

Правительство Японии заявляло, оно исходило из необходимости «решать все спорные вопросы или конфликты меду Японией и другими странами путем переговоров, углублять взаимопонимание и налаживать дружеские связи в политической, экономической и других сферах взаимоотношений. При этом особое значение предавалось дипломатическим отношениям с теми государствами, которые имели непосредственное отношение к безопасности Японии», а именно с Китаем и Советским Союзом.

На региональном уровне, в первую очередь в «южном направлении», т. е. в самых важных для Японии субрегионах на Дальнем Востоке и ЮВА, требованиям «политической безопасности» в соответствии с упомянутой доктриной отвечала ситуация, которая характеризовалась бы сохранением недружественной политики КНР и в отношении СССР и его союзников и Индокитае, закреплением враждебного противостояния между Южной Кореей и КНДР, существованием Тайваня как независимого от Китая государства, сужением сфер деятельности Советского Союза в азиатско-тихоокеанском бассейне, усилением военно — политической роли Японии в регионе.

Экономическая безопасность была тесно связана с национальными экономическими интересами страны и рассматривался в контексте теории «Запад — Запад», «Север — Юг». По линии «Запад — Запад» Японию не устаивал существовавший механизм регулирования взаимоотношений между тремя центрами силы. США и Западная Европа, видя в активности Японский монополий на мировой арене одну из главных причин дестабилизации рыночной экономики, пытались сдержать экспансию японского капитала при помощи государственных органов власти и международных экономических организаций.

В этой связи Япония выдвигала собственные планы стабилизации мировой экономики. Соединенным штатам предлагалось прекратить экономические «войны» на основе «духа свободного предпринимательства». Что же касается европейских стран, то их руководителей призывали вообще оставить в стороне разрешение экономических противоречий и сконцентрировать внимание на военно-политическом сотрудничестве. Именно в этом направлении виделись Японии пути обеспечения экономической безопасности всего Запада.

Для урегулирования взаимоотношений по линии «Север — Юг» предусматривался другой вариант. Это направление японской внешней политики особенно важно для Японии, т.к. на «Юг», т. е. на страны Азии, Африки и Латинской Америки приходится почти половина объема торговли капиталовложений Японии. Поэтому если раньше достижение «экономической безопасности» в «южном направлении» связывалось с чисто экономическими средствами, например, оно мыслилось путем увеличения помощи развивающимся странам, то теперь не исключались и военные средства.

В докладе японского МИД «Политическая программа обеспечения на 80-е годы», в котором изложены основные положения доктрины КОНБ, первостепенное значение придавалось военным аспектам безопасности. Военная безопасность при этом рассматривалась в двух плоскостях: военной и геополитической.

В военной сфере концепция национальной безопасности Японии основывалась на укреплении военного союза с США и наращивании боевой мощи собственных Сил самообороны. При этом Япония приняла ряд серьезных решений. В середине 80-х гг. Она превратилась в важнейшего союзника США, значение которого в стратегическом балансе сил непрерывно росло по следующим основным направлениям: расширение функции Японии в военно-стратегической системе США в Азии в результате принятых обязательств организовать проведение противолодочных и противовоздушных операций в северо-западной части Тихого океана; расширение морально-политической поддержки позиции США по всем вопросам войны и мира и разоружения; предоставление свободы США в реализации планов использования баз на территории Японии; готовность присоединиться к работам по созданию космического оружия; активизации различного рода военно-политических связей со странами НАТО, Южной Корей, Австралией.

Прежние доктрины ограничивали зону безопасности Дальним Востоком, КОНБ же расширила эту зону до 1000 миль от побережья Японии. Особое значение придавалось «военной кооперации с Южной Кореей», безопасность которой рассматривалась в контексте собственной безопасности.

Все аспекты доктрины КОНБ были взаимосвязаны и взаимозависимы.

Стратегия КОНБ перестала существовать вместе с крахом СССР, поскольку ее главная цель была достигнута, и надо отдать должное политике. Проводимой на ее основе. Партнерство Японии с США в этом направлении явилось реальным и ощутимым.

С окончанием «холодной войны» регион Восточной Азии претерпел изменения стратегического характера. Начался процесс снижения российской военной угрозы. Новые геополитические условия заставили японское руководство пересмотреть свою политику в азиатском регионе и внести в нее некоторые коррективы. Этому служила выдвинутая Японией в 1997 г. В Сингапуре «Доктрина Хасимото».

Среди основных факторов, оказавших влияние на «новый курс» в Азии, было изменение в региональном балансе сил, вызванном определенным сближением США и Китая, что в свою очередь уменьшило риск изоляции Китая. Большее влияние оказало в 1997 г. Японо-американских «руководящих принципов» оборонного сотрудничества, которые поставили на повестку дня новую, более широкую многостороннюю систему безопасности.

Главным содержанием доктрины было провозглашение политики тесного регионального сотрудничества с азиатскими странами АСЕАН. Основным инструментом должны были явиться регулярные встречи на высшем уровне для обсуждения вопросов безопасности, торговли, инвестиций и официальной помощи.

На страны АСЕАН приходится 16% объема торговли Японии, 10% объема японского импорта нефти и 80% природного газа из этих стран. Главным инструментом расширения своего влияния на эти страны Япония считает увеличения официальной помощи странам региона, которая в настоящее время составляет 50% от общего объема помощи.

Это отличало «доктрину Хасимото» от прежних, когда Япония открыто заявляла о своих целях. Провозглашение нового курса частично отражает изменения в расстановке сил в регионе, где Япония испытывает определенную тревогу по поводу роста влияния Китая в Азии. Основная цель «доктрины Хасимото» — противостоять расширению влияния Китая в Азии, не выступая открыто против него.

В сложившихся новых условиях Япония не заинтересована в масштабной гонке вооружений, т.к. японский капитал стремится к освоению мировых рынков наукоемкой продукции и новой технологии, что позволяет снижать непроизводительные расходы и направлять высвобождающиеся средства на повышение жизненного уровня населения, конкурентоспособности своей промышленности.

С новыми геополитическими условиями Япония связывает и повышение опасности возникновение экономических войн. В Японии не раз высказывались опасения в связи с ломкой биполярной системы международных отношений, когда политические и идеологические противоречия отходят на задний план, а на передний входят противоречия сугубо экономического порядка, вызывающие резкий накал конкурентоспособной борьбы за рынки сбыта и источника сырья.

Япония заинтересована в сохранении сложившегося в послевоенный период в АТР стратегического противостояния России, КНР и США, которые сдерживали бы и в дальнейшем друг друга при помощи ядерного и обычного оружия. С одной стороны, объективно Япония заинтересована в ослаблении силового потенциала России на японском направлении, а с другой — в укреплении американских сил сдерживания России в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Приветствуя любые шаги по сокращению вооружений России и США. Японское правительство в то же время рассчитывает на сохранение достаточного военного потенциала США на российском направлении, способного реагировать на любые изменения стратегического поля вокруг Японии. Одновременно Япония заинтересована в сдерживании Россией США и Китая в АТР.

Подобная противоречивость неудивительна и хорошо отражает позицию японского правительства, заинтересованного в том, чтобы и XXI веке США и Россия продолжали сдерживать друг друга при помощи ядерных и обычных сил, поскольку при сохранении глобального противостояния США и России Япония может рассчитывать на обеспечение собственной безопасности без дополнительных затрат.

Судя по многочисленным высказываниям японских политологов, интересам Японии отвечает такое развитие отношений между Россией и США, при котором каждая из сторон стремилась бы к сближению с Японией и улучшению с ней двухсторонних отношений. Только в этом случае Япония надеется сохранить для себя стабильное стратегическое положение. При этом Россия должна не только оставаться сильным государством, способным выполнять функции сверхдержавы по поддержанию международной стабильности, но и отвечать «статусу внеблокового государства», прежде всего в отношении союзников и партнеров Японии.

Таким образом, в подходе к современным международным и региональным проблемам Япония в подавляющем большинстве случаев блокируется с позицией США и ориентируется на позиции стран Запада в целом, исходя из концептуальной внешнеполитической установки на активизацию своей роли в определении стратегической линии Запада. В то же время при сохранении общей проамериканской ориентации в международных и региональных вопросах японская дипломатия, особенно в последние годы, в ряже случаев формально дистанцируется от США, предпринимая определенные шаги для демонстрации своей «самостоятельности» в мировых целях, для придания ее внешней политики большей многоглавности в рамках программного курса руководства страны на превращение ее в державу мирового уровня, приведение политического авторитета Японии на международной арене в соответствии с ее статусом мощной экономической державы, что, в конечном счете, определяется ее национальными выгодами в политико-стратегической и экономической областях.

2. Экономическая стратегия Японии.

Рубеж веков и тысячелетий ознаменовался кардинальными изменениями в системе мировой экономики, ставшими результатом качественных сдвигов в национальных хозяйственных комплексах и международных экономических отношениях, а также трансформации корпоративной практики.

Начало XXI в. стало новым этапом и в развитии Японской экономики. На исходе первого пятилетия нынешнего века появились признаки выхода страны из длительной экономической депрессии, последующей за крахом экономики «мыльного пузыря». Вместе с тем Япония оказалась перед необходимостью определения контуров новой модели экономического развития, которая бы позволила стране создать базу устойчивого экономического роста в условиях глобализации, повысить свою международную конкурентоспособность, сохранить и упрочить позиции в мировой экономике в качестве одного из мировых лидеров.

Разработка новой модели и стратегии долгосрочного роста активно велась при правительстве Дз. Коидзуми и продолжалась при премьер-министре С. Абэ. Советом по экономической и финансовой политике был разработан документ под названием «Japan's 21-st Century Vision», в котором были определены основные факторы и направления развития Японии на ближайшую четверть века, а так же намечены контуры дальнейшего реформирования экономики и социальной сферы страны.

В мае 2006 г. Дз. Коидзуми создал Совет по комплексной финансовой и экономической реформе, который совместно с Советом по экономической и финансовой политике и при активном участии различных министерств и ведомств разработал Новую стратегию экономического роста, которая стала частью Фундаметальных принцыпов стратегии экономического роста (наряду с комплексной программой реформы доходов и расходов).

Основой новой стратегии экономического роста (New Economic Growth Strategy), нацеленной на достижение устойчивого экономического развития в условиях долгосрочной тенденции сокращения населения. Новая стратегия экономического роста и Глобальная экономическая стратегия как наиболее общие, «стержневые» стратегические разработки, которые будут рассмотрены в данной главе.

2.1 Новая стратегия экономического роста

Новая стратегия экономического роста (далее — Стратегия) определяет направления развития Японии и на ближайшие десятилетия, основные цели и приоритеты экономического развития. В ней проглядывается образ будущей экономической модели страны, каким он видится сегодня с учетом основных тенденций развития японской экономики и общества, а также трендов мирового развития.

По мнению авторов Стратегии, Япония после длительной рецессии в настоящее время выходит на траекторию устойчивого роста, однако в долгосрочной перспективе на ее развитие будут оказывать влияние такие проблемы, как старение населения (сокращение рождаемости и сокращение численности населения), обострение вопросов экологической и энергетической безопасности, значительный бюджетный дефицит и ужесточение международной конкуренции.

Сокращение населения повлияет на экономический рост и через категорию спроса и через категорию предложения. Расчеты экспертов показывают, что сокращение работающего населения в Японии в течении 10 лет на 4 млн. человек приведет к замедлению экономического роста на 0,4%.

В этих условиях устойчивый экономический рост во многом будет зависеть от развития системы социального страхования и реформирования финансовой сферы. Поэтому магистральный путь к «новому росту», который намечен Стратегией, — это рост национального благосостояния в условиях сокращения населения на основе технических инноваций, роста производительности труда и использования «азиатского динамизма».

Инновации в самом широком смысле слова стали своего рода «национальной идеей» в Японии.

В качестве основных приоритетов развития выделяется повышение международной конкурентоспособности и стимулирование регионального развития, а целью Стратегии провозглашено одновременное обеспечение «виртуального цикла» инноваций и спроса.

Введение понятия «виртуальный цикл» инноваций фактически означает признание необходимости перехода к новому механизму роста, который предполагает, что инновации создают спрос, а спрос дает толчок новым инновациям. В перспективе Япония должна стать мировым инновационным центром и в качестве такового предлагать новые товары и новые технологии на мировом рынке, т. е. создать «виртуальный цикл» в глобальном масштабе и, в первую очередь, в Азии, которая стала центром роста XXI в.

Таким образом речь идет о приспособлении экономической системы страны к условиям действия мультипликатора в период формирования «новой экономики» — по принципу «инновации рождают инновации».

2.2 Региональные экономики

Что касается региональных экономик, то авторы Стратегии полагают, что в условиях, когда японская провинция уже в полной мере столкнулась с последствиями старения населения. Особенно важно использовать потенциал инноваций относящихся к сфере здравоохранения и социального обеспечения. Благодаря дерегулированию и открытию новых сфер, где раннее действовали общественные предприятия, будут создаваться и расширяться новые сегменты спроса для частного бизнеса.

В сфере стимулирования развития инновационно-рыночного потенциала японских регионов разработчики Стратегии исходят из существования заметных и принципиальных различий в условиях и в уровнях развития отдельных регионов.

Поэтому меры, относящиеся к региональным экономикам, разработаны таким образом, чтобы различные регионы могли найти свое место и направить усилия на возрождение местной экономики, развитие инфраструктуры, и в конечном счете, на достижение «независимого экономического роста».

Основные направления по стимулированию региональных экономик определены в Региональной промышленной стратегии, которая также является частью Новой стратегии экономического роста.

В Стратегии специально отмечается недостаточно высокая эффективность третичного сектора, который по производительности уступает сфере услуг США и европейских стран. Поэтому для того, чтобы этот крупнейший экономический сектор вносил большой вклад в экономический рост Японии в целом и экономику регионов в частности, его необходимо реформировать.

В Стратегии выделяется пять комплексных сфер, от развития которых, по мнению авторов документа, зависит прогресс в будущем:

человеческие ресурсы

В условия сокращения «новый рост» возможен только через развитие возможностей каждого отдельного индивида. Поэтому необходимо направлять инвестиции в человеческий потенциал — воспитывать современных лидеров, делать более гибкой систему образования и развития человеческих ресурсов, включая диверсификацию путей образования, усиление его практической направленности в технических и коммерческих высших школах, укреплять сотрудничество между промышленностью и академическим сектором.

капитал

Возраст оборудования, которым оснащена японская промышленность и отрасли инфраструктуры, таковы, что для повышения производительности капитала необходима замена производственных мощностей. Требуется комплексный пересмотр системы амортизации, а также «стратегическое развитие» логистической инфраструктуры с тем, чтобы «сократить расстояние» между Японией и остальной Азией и повысить конкурентоспособность.

деньги

В настоящее время совокупные сбережения домашних хозяйств составляют около 1,5 квдр. иен, которые могли бы стать важным ресурсом экономического роста в стране и более эффективного использования в виде вложений в:

— финансовые инструменты со среднем уровнем риска и доходности

— высоко рискованные секторами, в частности, венчурный бизнес и МСБ

— региональные экономики

— азиатские страны.

технические инновации

Не имея возможности конкурировать с развивающимися экономиками по издержкам, Япония должна совершенствовать свои технические возможности. Нужно усиливать межсекторную интеграцию и активизировать совместные исследования частного сектора, университетов и правительственных организаций, создавать инфраструктуру развития человеческих ресурсов в сотрудничестве индустрии и университетов, культивировать пионерные венчуры. Нужно проводить политику создания кластеров с тем, чтобы в ближайшие пять лет создать 40 тыс. Новых бизнес-единиц.

знания

Знания, или управленческие ресурсы должны улучшаться, главным образом, в направлении максимального использования человеческих ресурсов, капитала, управление финансами, знаниями и другими интеллектуальными активами. Также нужно улучшение институциональной инфраструктуры и организационного дизайна. Требуется переоценка операционных систем компаний в свет изменений в бизнес-среде, связанной с необходимостью более широкой международной экспансии, а также изменения в системе перекрестного владения акциями.

региональный экономика рост национальный

2.3 Глобальная экономическая стратегия

Глобальная экономическая стратегия, представленная МЭТП Японии в апреле 2006 г., нацелена на формирование нового облика Японии как мировой и азиатской экономической державы в условиях глобализации и информационной революции и является своего рода внешнеэкономическим разделом общей стратегии развития страны на ближайшие десятилетия.

По мнению авторов Стратегии, одной из отличительных черт современного этапа глобализации стал заметный рост значения Азии в мировом экономическом пространстве. Япония сыграла существенную роль в этом процессе. Во-первых, производственные сети японских компаний в азиатских странах, развитие которых отражает процесс углубление международного разделения труда на корпоративном уровне, способствовали формированию базы развития промышленности и всей экономики во многих странах Азии. Во-вторых, начавшееся возрождение японской экономики также вносит свой вклад в расширение свободной торговли и движение инвестиций в регионе. При этом в Азии, как и в Северной Америке, и в Европе интенсифицируются интеграционные процессы, и идеи создания «свободных экономических зон» приобретают реальные очертания.

Исходя из сказанного выше, глобальная стратегия страны фокусируется на трех основных моментах.

1. Совместное развитие в Азии.

Экономическая активность в Японии тесно связана с созданием производственных сетей в Азии. Роль Восточной Азии как центра мирового экономического роста обеспечивается «виртуальным циклом агрессивных прямых инвестиций и экономического роста» в азиатских странах. Кроме того, по мере роста масштабов их экономик и повышения покупательной способности населения эти страны становятся одним из наиболее перспективных мировых потребительских рынков.

Япония, на которую приходится около 60% ВВП группы стран АСЕАН+3 должна усилить свои функции «абсорбента» возможных финансово-экономических потрясений и вносить свой вклад в стабильность восточно-азиатской экономики. А опыт Японии в построении рыночной экономики, развитии индустриальных технологий, решении экологических и энергетических проблем может быть полезен для других стран региона.

Таким образом, для обеспечения основы долгосрочного роста в самой Японии, необходимо усилить механизм «совместного» роста, создав «свободное и открытое экономическое пространство» в Азии, где свободная торговля и предпринимательская деятельность будут обеспечиваться соответствующими законами.

Текущей задачей в данном контексте является формирование «зон свободной торговли в Восточной Азии», в том числе опираясь на соглашения об экономическом партнерстве (ЕРА) между Японией и АСЕАН.

Поэтому стратегия интеграции в Восточной Азии должна включать две инициативы:

— перспективу комплексного экономического партнерства в Восточной Азии с участием АСЕАН как ключевой региональной организации.

— создание международной организации, которая стала бы политическим форумом.

2. Опора на мягкую силу.

Одним из ключевых понятий в глобальной экономической стратегии Японии стало понятие «мягкой силы», которая воплощается в социальных ценностях страны, ее культуре, политической идеологии, способности сотрудничать. В современном мире она все более определяет силу страны при относительном снижении значимости «жестокой силы» — экономического и военного потенциала.

Для того чтобы наращивать «мягкую силу», Японии важно обеспечить приток талантов из-за рубежа. Этой цели может служить реализация концепции «Азиатского человеческого фонда», как японского варианта стипендии Фулбрайта.

Фокус международной конкуренции при этом сдвигается с цен и функций товаров и услуг в сторону более «культурных» аспектов, таких как марка и качество. Соединение японских культурных ценностей и передовых технологий создадут новую силу японской экономики.

3. Вклад Японии в создание «мировых ценностей».

В XXI в. Япония как часть Азии может выполнять роль «стержня» в создании новой глобальной системы и новой системы в Азии. Япония раньеш других стран столкнулась с проблемами загрязнения среды, урбанизации, стареющего общества, многие из которых стали общечеловеческими, и может внести в свой вклад в решение подобных проблем на глобальном уровне.

В докладе намечены четыре основных направления международной политики Японии:

— Дальнейшая экономическая интеграция Восточной Азии и японские инициативы.

— Глобализация и усиление конкурентоспособности страны.

— Превращение Японии в более открытую и привлекательную страну.

— Региональные стратегии Японии и вклад в решение общечеловеческим проблем.

На современном этапе глобализации Япония может стать одним из центров международного производства и дистрибьюции. Для этого правительство должно содействовать улучшению инновационного и инвестиционного климата в стране, включая совершенствование системы защиты интеллектуальной собственности и международной логистической инфраструктуры, создание среды для реинвестирования прибыли.

Большая открытость Японии должна способствовать и повышению конкурентоспособности страны в плане привлечения первоклассных специалистов из других стран, в чем Япония пока уступает европейским странам и США.

В числе 11 направлений Глобальной экономической стратегии Японии выделена и Россия, которая входит в состав группы стран с быстро развивающимися рынками, представляющими в настоящее время и в перспективе стратегический интерес для японских компаний. В стратегии Россия рассматривается в качестве источника ресурсов, а стабильность российской экономики — как фактор стабильности на Дальнем Востоке.

Разработка в 2004—2007 гг. комплексной долгосрочной стратегии устойчивого экономического роста на ближайшие десятилетия и ее содержание свидетельствуют об уровне понимания правительством и бизнесом Японии характера и масштабности задач, стоявших перед страной в первой половине XXI в., а также о том, что «площадка» для возведения фундамента этого роста в определенном смысле расчищена. Наиболее тяжелые последствия депрессии преодолены, и все элементы стратегии роста основаны на предпосылке, что наметившая позитивная динамика будет достаточно устойчивой, а системные реформы будут продолжаться.

В новой экономической стратегии ярко проявляется традиционная черта японской системы планирования и программирования, а именно высокая степень координации стратегических и текущих задач и соответствующих уровней и временных горизонтов планирования, программ системных реформ и текущей экономической политики.

Новая стратегия связывает воедино социальные и экономические аспекты развития страны, поскольку развитие социальной сферы рассматривается не просто как обязанность и государство по отношению к гражданам, а как перспективная сфера деятельности компаний и предприятий, а развитие человеческих ресурсов становится первейшим условием удержания и усиления международной конкурентоспособности страны.

3. Политика Японии в области науки и техники

Развитие и становление науки и научно-технической деятельности напрямую связано с развитием человеческого общества. Развитию знаний способствовали интенсивные контакты, обмен информацией между различными народами и цивилизациями.

Считается, что на протяжении истории японская экономика отчаянно пыталась догнать технологически развитые страны. В эпоху Мейдзи (1868г.) японские лидеры осознали, как Япония отстала в развитии технологий во многих областях от западных стран. Правительство сделало усилия, чтобы импортировать новые технологии, нанять инженеров из-за границы, обучать людей и поощрять предпринимателями ассимиляцию иностранных технологий и применять их на японских фабриках. Однако успех зависел не только от правительства, но и от частного сектора: инвесторов, менеджеров, инженеров, рабочих и от их желания и способности ответить на возможности открытые для них. В эпоху Медзи появились предприниматели во многих отраслях промышленности, и большинство людей достаточно образованно. Частный сектор был готов начать незнакомый бизнес. Это и явилось главной движущей силой японского развития.

Завершение изолированности (1854г.) и смена правительства (1868г.) побудило японское правительство к импорту иностранных технологий и сокращению отставания от западных стран. Правительство начало принимать меры по совершенствованию связи, коммунального обслуживания, образования, финансовой сферы. Правительство начало импортировать технологии всеми возможными способами: получением письменной информации, наймом иностранцев, отправлением японцев на обучение за границу, импортом техники, прямыми иностранными инвестициями. Благодаря помощи западных стран, Япония в короткие сроки смогла усовершенствовать и установить общенациональную начальную систему образования. К 1904 г. Посещаемость школ составляла 99% мальчиков и 96% девочек. Также совершенствовалась система среднего образования. В системе высшего образования большую роль сыграли англичане. В 1873 г. Был основан колледж, во главе которого стояли 9 английским профессоров. Постепенно английские профессора заменялись японцами, которые заканчивали этот колледж. Японское правительство отдавало предпочтение техническому образования, в то время как более развитые страны считали науку выше технических разработок.

К 1915 г. сформировалась научная и техническая основа страны. Национальная система образования давала уже достаточно много квалифицированных специалистов. В течении 1914−1930гг. было основано 38 научно-исследовательских лабораторий, несколько национальных исследовательских учреждений. Для развития основных исследований был создан Совет Науки в 1933 г. Цели фонда заключались:

· увеличить исследовательские фонды в университетах и исследовательских учреждений;

· создание эффективного управления для научного сотрудничества.

В Японии существует три организации, ответственные за проведение научно-технологической политики и координации НИОКР:

· министерство образования;

· агентство науки и технологии;

· министерство внешней торговли и промышленности — МИТИ.

Министерство внешней торговли и промышленности играет главную роль в разработке научно-технологической политики НИОКР в Японии. Главной задачей является координация исследований между государственными научными учреждениями и частными промышленными фирмами, а также определением будущих наиболее перспективных направлений развития японской промышленности. Оно включает множество подразделений. В работе этих органов принимают участие видные ученые академических институтов, представители промышленных предприятий и потребительских ассоциаций. Другими функциями этого министерства являются: финансовая поддержка промышленных НИОКР в начальной стадии и развития; сбор, обработка и передача промышленному сектору мировой информации в области новейших открытий науки и техники и результатов исследований отечественных университетов и НИИ. МИТИ не ищет новые научно-технические идеи, они поступают в министерство от частных фирм. Задача министерства — отобрать наиболее перспективные.

Фундаментальные исследования очень дорогостоящие и рискованные, поэтому фирмы не рискуют вкладывать в них деньги, но, в случае поддержки этих исследований государством, компании также готовы вложить средства в разработки. Конкуренция между фирмами начинается после получения результата фундаментальных исследований.

Доля государственных расходов на НИКОР в Японии составляет 20% всех расходов на науку и около 1,5% расходов на НИКОР в промышленности, что является самым низким показателем среди развитых стран. Но роль государства в данной области очень велика. Это осуществляется за счет особого подхода в финансировании. Финансируется начало разработок, затем частные фирмы, узнав о поддержке проекта государством, вкладывают свои капиталы в дальнейшие разработки. На более поздних стадиях проект осуществляется полностью за счет частных фирм.

Правительство способствует передаче научных результатов, полученных в государственных исследовательских учреждениях, частному сектору. Стимулируются совместные исследования государственных научных центров и частных компаний. Последние получают доступ к работам, осуществляемым в государственных научных учреждениях, а их сотрудники могут проводить исследования в лабораториях частных фирм.

Агентство науки и технологии отвечает за проведение фундаментальных исследований. При агентстве существует крупный исследовательский центр. Основной задачей которого является передача технологий, созданных в правительственных лабораториях, частному бизнесу. Половина его деятельности посвящена фундаментальным исследованиям, по 25% приходится на передачу технологий и научно-техническое сотрудничество.

Министерство образования является финансовым донором государственных университетов и подсиненных ему научно-исследовательских институтов. В Японии 50% фундаментальных исследований проводятся в университетах. При этом министерстве создан совещательный орган, который дает советы в области научно — технологической политики.

Япония занимает первое место по количеству патентных заявок и является технологическим лидером в некоторых отраслях промышленности. Особенно сильны позиции Японии в областях электроники и электротехники, химии и фармацевтики. Велика доля японских заявок и в зарубежных патентных ведомствах.

Япония является второй страной по производству наукоемкой продукции. Ее экономика почти полностью зависит от импорта сырья и экспорта продукции. Основной высокотехнологичной продукцией, идущей на экспорт, являются товары электронной промышленности, а также оптоэлектроника. Доля Японии в таких областях как биотехнологии, медицинское оборудование, телекоммуникации и информационные технологии варьируются в пределах 13−17%, не являясь абсолютным лидером ни в одной области. Анализ японской торговли наукоемкими товарами показал, что возраставший экспорт в Китай до 1966 г. стал сокращаться. Экспорт в США постоянно увеличивается и занимает лидирующее положение в области транспортного и металлургического оборудования.

Заключение

Валютный кризис 90-х гг. в Азии показал определенную зависимость японской экономики (как и других стран) от приходящих и внезапно уходящих зарубежных «горячих» многомиллиардных вкладов, снизил темпы ее экономического развития. Сыграли негативную роль и спекулятивные «пузыри» на фондовом рынке и рынке земельных участков. Это заставило правящие круги откорректировать управленческую стратегию. Долгое время, следуя принципам «взаимовыручки» и корпоративизма высшая управленческая элита, не принимала соответствующих дисциплинарных мер, что привело к возникновению многих некредитоспособных кампаний и даже их банкротству их части. В этих условиях государство усилило контроль над слабыми банками и вкладами, выделило дополнительные средства для их рекапитализации под строжайшим контролем. Был создан Фонд оздоровления промышленности, который занялся скупкой долговых обязательств, конвертацией долгов, подбором спонсоров для их покупок, проводил внесудебные процедуры банкротства. В результате Япония постепенно решила указанные проблемы не столько традиционными либеральными макроэкономическими методами, а решительными государственными мерами по дополнительному финансированию слабых фирм через Банк Японии, поддержке ликвидности на их счетах на необходимый период времени для укрепления, предотвращению рисков в условиях снизившегося спроса. Правительство сыграло роль активного антикризисного управления для санации частного сектора. В то же время, оно не пошло на его сокращение или поглощение. Продолжается мощная государственная поддержка мелкого и среднего бизнеса (дает 50% ВНП, в нем трудится 75% всех занятых в экономическом производстве). В результате в Японии с 2003 г. происходит дальнейший подъем экономики, (ежегодно 3%) достигаемый при использовании как инновационных, так и традиционных методов управления.

Японский пример «экономической и культурной модернизации» интересен и поучителен. Он свидетельствует о том, что позитивных результатов нельзя достичь, лишь копируя западные модели и игнорируя особенности собственной культуры и национальной психологии. Успех достигается в сочетании этих двух начал, а также при учете углубляющихся процессов глобализации, выработке умения защищать национальное социально-экономическое развитие от капризов и интервенций мирового валютного рынка.

Список литературы

1. Ассоциация японоведов//Публикации / Долгосрочная стратегия экономического роста: японский подход. И. Л. Тимонина. 2005 г.

2. Динкевич А. И. Экономическое развитие современной Японии//Деньги и кредит. — 2003. — № 10. С. 74

3. Ирхин Ю. В. Социология культуры: Учебник. М., 2006. С. 330.

4. Леонтьева Е. Япония. Сложные задачи// МЭ и МО. — 2005 г. С. 126

5. Огава М. Практический менеджмент /Пер. с яп. М., 1990. С. 178.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой