Гибель царской семьи

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение.

Глава 1. Отречение Николая II. Череда арестов

1.1 Savezvous, l’Empereur a acdique

1.2 События в Царском Селе.

Глава 2. Переезды.

2.1 Из Тобольска в Екатеринбург с «двойным агентом».

Глава 3. «Дом особого назначения». Закат династии Романовых.

Глава 4. Кому понадобилась смерть царской семьи?

Заключение.

Список использованной литературы.

Введение

Убийство большевиками царской семьи 17 июля 1918 г. это, пожалуй, одно из самых трагических событий в нашей новейшей российской истории.

Долгие годы советского режима в нашей стране исследования по гибели царской семьи не публиковались, за исключением нескольких работ, которые были выдержаны в строгом советском идеологическом духе. Но ситуация изменилась в конце 80-х гг. когда в популярных советских периодических изданиях стали публиковаться первые серьёзные материалы по убийстве Романовых. В 90-е число публикаций стало возрастать с невероятной быстротой с каждым годом, вплоть до 1998 г. И на сегодняшний день накоплен достаточно большой объём литературы, посвященный гибели Царской Семьи. Изучены очень многие аспекты этой темы, историками и публицистами сформулировано большое количество мнений и гипотез по тем или иным проблемам и вопросам. И, казалось бы, в теме убийства царской семьи не осталось белых пятен, не изученных кем-либо аспектов. Но всё далеко не так.

Большое количество публикаций и литературы в данном случае не столько проясняют, сколько вносят некоторую путаницу в те или иные вопросы. Дело в том, что исследованием гибели царской семьи занимались очень многие люди, в том числе и не историки по профессии. Многие из них просто желали опубликовать сенсационную статью или книгу, но база источников была узкой или даже сомнительной.

Ряд авторов имели слишком предвзятое отношение к источникам, отрицали достоверность одних и придавали чрезмерно большое значение другим. Либо вообще строили все свои гипотезы на основании источников, происхождение которых сомнительно.

Сегодня ещё рано говорить о достаточной изученности данной темы, так как всё ещё остаются серьёзные вопросы, требующие решения. Потому на сегодняшний тема убийсва царской семьи продолжает оставаться актуальной в российской исторической науке.

Глава 1. Отречение Николая II. Череда арестов

1. 1 Savezvous, l’Empereur a acdique

«Если я помеха счастью России и меня все стоящие ныне во главе ее общественных сил просят оставить трон и передать его сыну и брату своему, то я готов это сделать, готов даже не только царство, но и жизнь отдать за родину. Я думаю, в этом никто не сомневается из тех, кто меня знает"Под ред. Щеголева П. Е. Отречение Николая II. Воспоминания очевидцев, документы. — М.: Советский писатель, 1990. — С. 84.

— вот слова Николая II, которые он произнёс незадолго до отречения от престола, за несколько месяцев перед закатом рода Романовых.

Читая записи из дневника императора после отречения, кажется, что ничего в его жизни не изменилось. Он «спит долго и крепко», много читает о Цезаре, невзначай роняет фразу об отречении Михаила, играет с мамашей в безик. Конечно, полуторастамиллионная страна всегда была для Николая только огромным, молчаливым, послушным эскадроном, где всегда повиновались всадники, и безысходно молчали лошади. Но расставание с властью было для царя не таким простым, каким оно кажется внешне. Царь Николай хорошо и твердо запомнил наставления отца и уроки воспитателя своего, Победоносцева, умного и выдержанного идеолога самодержавия.

Он осознавал, что у власти он может удержаться только прежними, уже знакомыми и проверенными способами: террором, полицейским зажимом, системой неограниченной дворянской диктатуры. Однако уже первые телеграммы, кричащие о неспокойной обстановке в стране, которые были направлены в ставку, заставляют окружение императора задуматься о том, чтобы пойти на компромисс. Командующий петроградским гарнизоном генерал Хабалов, военный министр Беляев, брат царя Михаил Александрович, — все бомбардируют ставку страшными известиями, испуганными советами поскорей успокоить уступками разбушевавшееся море. Генерал Алексеев является представителем всех этих людей перед Николаем II, и просит его пойти на некоторые уступки. Но царь стоит на своём.

Николай снаряжает сильную карательную экспедицию на взбунтовавшуюся столицу. Целый корпус отборных войск, вооруженных до зубов, должен вторгнуться в Петроград и стереть с лица земли мятежников. Подобные меры не раз спасали самодержавную власть. Так однажды Петроград расправился с революционной Москвой. Может быть, сейчас, тем же способом ставка ослабит пыл бунтующей черни.

Отдав свои распоряжения, Николай трогается в путь. Он хочет пробраться из Могилёвав Царское Село, к жене и больным детям. В Царское Село он телеграфировал: «Надеюсь, что здоровье у всех лучше, что скоро увидимся. Господь с вами. Крепко обнимаю» Солженицын А. И. Красное колесо. Узел III. Март Семнадцатого. Том 2 — М.: Воениздат, 1993. — С. 293. Автор: На станции Малая Вишера, рядом со столицей, путь перекрывается. Тосно и Любань уже заняты революционными войсками.

С этого момента события разворачиваются ужасающим темпом. В Пскове, в штабе Северного фронта, у генерала Рузского, Николай замечает уже приготовленный капкан. Спасая монархию, в Псков выехали представители Временного комитета Думы глава октябристов Гучков и глава националистов Шульгин. Первый лично недолюбливал царя, второй же посчитал, что отречение монарха должен принять монархист. А тем временем генерал Алексеев направил телеграммы всем командующим фронтами, чтобы те высказали свое мнение по поводу отречения Николая II.

К двум часам дня 2 марта Алексеев получил ответы. По содержанию они были однозначны: царь должен уступить трон. Узнав об этом, Николай дал согласие на отречение, но затем потребовал задержать сообщение об этом до приезда Гучкова и Шульгина. У него появилась мысль отречься и за сына, в пользу великого князя Михаила Александровича. Николай, видя предательство кругом себя и не находя ни в ком из окружающих опоры, наконец, получив известия о неудаче экспедиции Иванова, склоняется к отречению.

На его решение также сильно повлияли телеграммы от главнокомандующих фронтами, которые составлены в форме выражения горячих верноподданнических чувств, но при этом, они призывают царя оставить власть. В этом отношении содержание депеш Николая Николаевича (кавказский фронт) мало отличается от брусиловской (южный) и эвертовской (западный фронт). Николай оказывается в ловушке. Он составляет две телеграммы — Родзянко и Алексееву, о готовности своей отречься от престола.

Из Пскова бывший император 3 марта отправился в Могилев. 4 марта в Могилев приехала мать царя, Мария Федоровна; остановилась в своем поезде на станции. Сын и мать долго беседовали наедине. Временное правительство 7 марта приняло решение о лишении свободы Николая и Александры Романовых. Бывшего царя под охраной должны были доставить в Царское Село. Почти одновременно, т. е. 8 марта, в Могилев прибыли комиссары Временного правительства, чтобы объявить Николаю Романову о лишении свободы и о доставке его в Царское Село. Бывший царь в это время находился на вокзале в вагоне матери. Здесь же ему зачитали решение правительства. После этого Николай прямо от матери, перейдя только платформу, сел в предназначенный ему вагон. Передавая этот эпизод, газета «Речь» отмечала, что все это произошло при гробовом молчании находившейся на вокзале свиты бывшего царя и собравшейся публики. Мария Федоровна долго смотрела на сына из окна своего вагона. Первый раз в жизни бывший самодержец не поехал, а его повезли.

Это был формальный конец династии Романовых и начало многомесячного трагического пути императорской семьи. Вернувшись домой, бывший царь обнаружил, что он является заключенным в одном из его собственных дворцов.

1. 2 События в Царском Селе

Арест Государыни произошел в тот же день, как и арест Государя: 8 марта.

Он был выполнен генералом Л. Корниловым, бывшим тогда в должности командующего войсками петроградского военного округа. При этом аресте присутствовало только одно лицо: новый начальник царскосельского караула полковник Кобылинский, назначенный к этой должности Корниловым.

Государыня приняла их в одной из комнат детской половины. Корнилов сказал ей: «Ваше Величество, на меня выпала тяжелая задача объявить Вам постановление Совета Министров, что Вы с этого часа считаетесь арестованной». Дитерихс М. К. Убийство Царской Семьи и членов Дома Романовых на Урале. Часть 2 — Москва: Скифы, 1991 — с. 45−47

После этих кратких слов Корнилов представил Государыне Кобылинского. Затем он приказал ему удалиться и оставался наедине с ней около 5 минут.

Указанные выше свидетели, осведомленные об этом от Государыни и детей, показали, что, оставшись с Императрицей наедине, Корнилов старался успокоить ее и убеждал, что семье не грозит ничего худого. Соколов Н. А. Убийство царской семьи. — М: Советский писатель, 1990. — С. 15.

Затем Корнилов собрал находившихся во дворце лиц и объявил им, что все, кто хочет остаться при царской семье, должны впредь подчиняться режиму арестованных. В тот же день произошла смена караула. Сводный полк, охранявший дворец, ушел. Его заменил Лейб-Гвардии Стрелковый полк.

Прибыл Государь. Его встречал на платформе вокзала полковник Кобылинский. Он показывает: «Государь вышел из вагона и очень быстро, не глядя ни на кого, прошел по перрону и сел в автомобиль. С ним был гофмаршал князь Василий Александрович Долгоруков. Ко мне же на перроне подошли двое штатских, из которых один был член Государственной Думы Вершинин, и сказали мне, что их миссия окончена: Государя они передали мне. В поезде с Государем ехало много лиц. Когда Государь вышел из вагона, эти лица посыпались на перрон и стали быстро-быстро разбегаться в разные стороны, озираясь по сторонам, видимо, проникнутые чувством страха, что их узнают. Прекрасно помню, что так удирал тоща генерал-майор Нарышкин и, кажется, командир железнодорожного батальона генерал-майор Цабель. Сцена эта была весьма некрасивая». Соколов Н. А. Убийство царской семьи. С. 17

Ворота дворца были заперты, когда подошел автомобиль Государя. Солдат, стоявший здесь, не открывал их и ждал дежурного офицера. Тот крикнул издали: «Открыть ворота бывшему Царю». Многие наблюдали эту сцену прибытия Государя. Свидетельница Занотти показывает: «Я прекрасно помню позу офицера (дежурного). Он хотел обидеть Государя: он стоял, когда Государь шел мимо него, имея во рту папиросу и держа руку в кармане». Там же. Стр. 20−22На крыльцо вышли другие офицеры. Они все были в красных бантах. Ни один из них, когда проходил Государь, не отдал ему чести. Государь отдал им честь.

Государыня спешила навстречу ему. Но он предупредил ее и встретился с ней на детской половине. При этой встрече присутствовал только камердинер Волков. Он показывает: «С улыбочкой они обнялись, поцеловались и пошли к детям».

Позднее, оставшись друг с другом, они плакали. Это видела комнатная девушка Государыни Демидова, погибшая вместе с царской семьей.

Для царской семьи Кренский выработал особую инструкцию, которая включала в себя следующие ограничения:

1. Царская семья и все, кто остался с ней, были изолированы от внешнего мира.

2. Заключенные пользовались правом передвижения только в пределах дворца.

3. Для прогулок были отведены особые места в парке, специально для этого огороженные. Во время прогулок узники окружались караулом.

4. Богослужения совершались в дворцовой церкви.

5. Всякие свидания с заключенными были абсолютно запрещены и могли быть допущены только с согласия Керенского.

6. Вся переписка подвергалась цензуре коменданта дворца.

7. Дворец и парк были оцеплены караулами солдат.

8. Существовало двойное наблюдение за жизнью заключенных: наружное, принадлежавшее начальнику караула, и внутреннее, принадлежавшее коменданту дворца.

Кроме этих общих мер были приняты еще две, направленные, главным образом, на особу Императора. Соколов Н. А. Убийство царской семьи. С. 30−31Первая состояла в отобрании у Императора его различных документов по требованию Чрезвычайной Следственной Комиссии, что имело место в мае--июне.

Вторая мера состояла в ограничении свободы Императора и внутри дворца. Он был отделен на некоторое время от Государыни и виделся с нею под наблюдением дежурного офицера, в присутствии всей семьи и приближенных только за столом. Позволялось в это время вести беседы лишь на общие темы.

Вопрос о дальнейшей судьбе царской фамилии долго обсуждался виднейшими людьми в государстве. Семью предполагалось отправить в Англию: «Наше заключение в Царском Селе, по всей вероятности, длилось недолго, — писал Пьер Жильяр, домашний учитель, — говорили, что нас вскоре отправят в Англию. Дни проходили, а наш отъезд постоянно переносился». Вильсон П., Кинг Г. Романовы. Судьба царской династии. — М: Эксмо, 2005. С. 134Но Отправить Романовых за границу значило бы вызвать новые вспышки протеста левых кругов, что, в свою очередь, могло бы активизировать и консервативные элементы. «Передвижка» Романовых за рубеж в определённой мере могла дестабилизировать ситуацию перед готовившемся наступлением на фронте.

В конце концов, было принято решение отослать венценосных особ в сибирский город Тобольск

3. Что послужило причиной перевоза царской семьи в Тобольск?

Ниже приведены слова свидетелей. Так же освещают его и другие свидетели:

Теглева: «Мне говорили дети, что причиной нашего переезда в Тобольск послужило опасение правительства за наше благополучие. Правительство опасалось ожидавшихся тогда беспорядков».

Жильяр: «Этот перевод был вызван опасениями Правительства за благополучие семьи. «

Но так ли было в действительности? Почему именно Тобольск? Удалённое положение города вселяло надежду, что революционный хаос не успел туда докатиться и императорская семья сможет спокойно переждать там некоторое время, необходимое для организации безопасного отъезда из России. Кроме того, как отметил сам Керенский, городок хвастливо выставлял напоказ свой особняк, принадлежавший некогда губернатору, а теперь казавшийся вполне подходящим для того, чтобы разместить в нём Романовых и их слуг. Кроме этого Керенский писал, причиной, побудившей Временное Правительство перевезти царскую семью из Царского в Тобольск, была все более обострявшаяся борьба с большевиками.

Здесь семья бывшего императора провела долгую, не богатую событиями осень и зиму. Комиссаром по охране бывшего царя Николая II и его семьи был приставлен В. С. Панкратов. Вот какие впечатления оставил бывший царь после первой их встречи: «Он так хорошо владел собою, как будто бы эта новая обстановка не чувствовалась им остро, не представлялась сопряжённой с громадными лишениями и ограничениями. Да, судьба людей — загадка. Но кто виноват в переменах её?"Панкратов В.С. С царём в Тобольске. -. Л: Сказ, 1990. С. 10. Также для охраны бывшего царя и его семьи был создан отряд особого назначения во главе с полковником Кобылинским.

Последнюю надежду на освобождение царская семья потеряла с октябрьским переворотом 1917 г.

Глава 2. Переезды

2. 1 Из Тобольска в Екатеренбург с «двойным агентом»

отречение царский семья убийство

Вплоть до весны 1918 года большевики были слишком поглощены ожесточённой борьбой за власть, и им было не до царя. Однако в марте -- апреле несколько Советов независимо друг от друга вспоминают о существовании Николая, и начинают предпринимать попытки перевезти его из Тобольска в какое-либо другое место. При этом вспыхивает несколько конфликтов между отрядами разных Советов.

10 апреля 1918 года прибывший в Тобольск комиссар ВЦИК Яковлев заявил, что его миссией является увоз царя из Тобольска, возможно, одного, без семьи. Яковлеву удаётся, в целом, склонить на свою сторону оба находившихся в Тобольске большевистских отряда, екатеринбургский и омский, несмотря на их конфликты друг с другом. В своей речи перед солдатами он рассказал, что привёз им суточные деньги и пообещал, что скоро их распустят по домам. Окончательно подозрение солдат рассеялось после беседы с большевистским председателем Тобольского Совета, бывшим кочегаром броненосца «Александр II» матросом Павлом Хохряковым, который заявил, что «знает Яковлева, как видного деятеля революции на Урале».

Личность комиссара Яковлева до сих пор остаётся не вполне ясной; скорее всего, эта его фамилия не является истинной. Неизвестно также и содержание его мандата. По свидетельству начальника царской охраны полковника Евгения Кобылинского, этот мандат действительно существовал и был подписан Яковым Свердловым. Впоследствии Яковлев перешёл на сторону эсеро-белогвардейского Комуча под фамилией Крылов, с 1919 года его следы теряются (по некоторым источникам, бежал в Харбин под фамилией Стоянович). Большинство современных исследователей отождествляют комиссара Яковлева с Константином Мячиным, предположительно, бывшим морским офицером, в 1909 году под угрозой ареста и смертной казни бежавшего из России, после экспроприации на станции Миасс поезда с 50 тыс. рублей. Исследователь Эдвард Радзинский предполагает, что последующий переход Мячина-Яковлева-Крылова-Стояновича на сторону Комуча и бегство в Китай на самом деле являлся не изменой, а сложной двойной игрой в качестве агента ВЧК-НКВД. В то же время для большинства современников истинная фамилия Яковлева была загадкой, и с Мячиным он тогда, как правило, не отождествлялся. Белогвардейский следователь Соколов считал Яковлева германским агентомМультатули П. В. Тайные силы Екатеринбургского злодеяния. 2009. URL: www. pravoslavie. ru/smi/1313. htm. ((Дата обращения: 20. 03. 2013); другие исследователи считали его даже британским агентом.

Первоначально царь наотрез отказался куда-либо ехать, на что комиссар Яковлев заявил ему: «если Вы отказываетесь ехать, я должен или воспользоваться силой, или отказаться от исполнения возложенного на меня поручения. Тогда могут прислать вместо меня другого, менее гуманного человека». После разговора с начальником охраны Кобылинским свергнутый царь, а затем царица приходят к выводу, что их собираются везти в Москву. По какой-то причине они решают, что большевикам нужна подпись царя на Брестском мирном договоре. Николай заявил: «но я лучше дам отсечь себе руку, чем сделаю это». Бывшая императрица Александра Фёдоровна заявила, что «они хотят заставить его подписать мир в Москве. Немцы требуют этого, зная, что только мир, подписанный царём, может иметь силу и ценность в России». В действительности большевикам никакая подпись нужна не была, а ратификация договора была проведена Съездом Советов. Пайпс Р. Русская революция: В 3 кн. Кн. 2 Большевики в борьбе за власть. 1917−1918 — М: Захаров, 2005. С. 112−114.

По представлению же самого Яковлева, переезд царя в Москву требовался для того, чтобы устроить над свергнутым монархом суд по образцу английской и французской революций. Вопрос о том, действительно ли большевики планировали подобный суд, остаётся неясным. По свидетельству левого эсера Исаака Штейнберга, с декабря 1917 по март 1918 бывшего наркомом юстиции, такой вопрос действительно обсуждался на заседании ВЦИК, но против выступила Мария Спиридонова, опасавшаяся, что по пути из Тобольска над царём совершат самосуд.

В середине апреля в российских газетах появились сообщения о предполагаемом суде над «Николаем Романовым». Как отмечает Ричард Пайпссогласно этим сообщениям предполагался суд под председательством главы Высшей следственной комиссии Крыленко Н. В.; на этом суде предположительно должны были рассматриваться «Третьеиюньский переворот», разбазаривание национальных ресурсов и прочие злоупотребления властью. Однако уже 22 апреля эти слухи были опровергнуты самим Крыленко, заявившем, что речь шла не о царе, а о провокаторе по фамилии Романов. Пайпс Р. Русская революция: В 3 кн. Кн. 2 Большевики в борьбе за власть. 1917−1918 — М: Захаров, 2005. — С. 134−135.

12 апреля наследник ушибся, что вследствие его гемофилии привело к серьёзным последствиям: обе его ноги распухли и были парализованы. Узнав о болезни наследника, Яковлев сообщает о ней в Москву шифрованной телефонограммой Свердлову, заявив: «мой сын опасно болен. Точка. Распутица мешает взять весь багаж. Точка. Вы меня понимаете? Точка. Если понимаете, то отвечайте, правильно ли поступаю, если, не дожидаясь хорошей дороги, пущусь только с частью багажа». В ответ Яковлев получает инструкции «везти одну главную часть багажа».

Один из авантюристов революции и Гражданской войны, Константин Мячин, обычно отождествляемый с комиссаром ВЦИК Яковлевым, перевозившим царя из Тобольска в Екатеринбург

В 4 утра 13 (26) апреля 1918 года Николай и Александра выехали из Тобольска, взяв собой из своих детей только великую княжну Марию. 27 апреля отряд проезжает село Покровское, родину Распутина. Александра записывает в своём дневнике: «долго стояла перед домом нашего Друга, видела его родных и друзей, которые глядели в окно».

После прибытия отряда в Тюмень начинаются загадочные события, смысл которых до сих пор не вполне понятен. По неизвестной причине Яковлев после переговоров со Свердловым приказывает двигаться из Тюмени вместо Екатеринбурга в Омск, причём с мерами конспирации: первоначально отправить поезд на Екатеринбург, затем на второй станции с потушенными огнями поменять пункт назначения на Омск. После прибытия в Омск он отправляет в Екатеринбург телеграмму о том, что, якобы, ВЦИК постановил перевезти царя в Москву.

Действительно ли миссия Яковлева состояла в перевозке царя не в Екатеринбург, а в Москву, неясно; с другой стороны, имеются свидетельства большевиков И. Коганицкого. и председателя Пермского губернского ЦИК Н. Немцова, что у Яковлева действительно имелся мандат «на изъятие Николая Романова из Тобольска и доставку его в Москву». Сам Яковлев после перехода на сторону Комуча утверждал, что он якобы не знал места назначения. Уральский Совет заявляет протест председателю Совнаркома Ленину и председателю ВЦИК Свердлову, заявив, что считают действия комиссара Яковлева «изменническими» и своей резолюцией объявляют Яковлева «контрреволюционером». Со своей стороны, Яковлев заявил, что уральцы готовили взрыв поезда («уничтожение багажа»). По некоторым источникам, состоявшаяся в Екатеринбурге 4-я большевисткая уральская областная конференция проголосовала за «скорейший расстрел Романовых, чтобы в будущем предупредить все попытки восстановления монархии в России», а на станции Поклёвская между Тюменью и Екатеринбургом планировался захват поезда вооружёнными рабочими.

Узнав об изменении направления движения поезда, Уральский Совет высылает на станцию Куломзино вооружённый отряд. Яковлев получает сведения, что в Омске царь также будет арестован местным Советом. Александра записывает в своём дневнике: «Омский Совет не хотел пускать нас через Омск, опасаясь, что нас хотят увезти в Японию», Николай записывает: «По названиям станций догадались, что едем по направлению на Омск. Начали догадываться: куда нас повезут после Омска? На Москву или на Владивосток? Комиссары, конечно, ничего не говорили… Оказалось, что в Омске нас не захотели пропустить!». Истинная цель изменения Яковлевым направления движения поезда с Екатеринбурга на Омск остаётся неясной; по одним источникам, он намеревался всё-таки вывезти царя в Москву, обойдя Екатеринбург через Омск, Челябинск и Уфу, по другим -- вообще вывезти его из России.

По позднейшему заявлению самих уральцев, С. С. Заславский также пытался устроить засаду у села Ивлеево, первой остановки между Тобольском и Тюменью, а перед отправлением из Тобольска Заславский посоветовал Яковлеву «не садиться рядом с Николаем, потому что мы его по дороге шлёпнем». Однако Яковлеву удаётся обойти засады.

17 (30) апреля поезд всё-таки прибывает в Екатеринбург по личному приказу Свердлова, уверившего Яковлева, что Уральский Совет не будет предпринимать по отношению к нему никаких насильственных действий. Сам Николай Александрович отмечает — «я бы поехал куда угодно, только не на Урал… Судя по газетам, Урал настроен резко против меня». Места, связанные с пребыванием Романовых: [Электронный ресурс]. URL: http: //www. w-siberia. ru/turisticheskie-resursy/mesta-svyazannye-s-prebyvaniem-romanovyh-v. (Дата обращения: 01. 04. 2013).

Действия комиссара Яковлева порождают две противоположных теории заговора: по мнению уральцев, он являлся белогвардейским агентом и планировал спасти царя, вывезя его из России, по другой версии, выдвинутой белогвардейским следователем Соколовым, он, наоборот, являлся германским агентом и намеревался вывезти царя в расположение немецкой армии. Оставшиеся члены царской семьи прибывают в Екатеринбург 23 мая 1918 года через Тюмень. На этом роль Яковлева в жизни Романовых заканчивается. Его ждут ещё 20 не менее драматических лет, а царской семье осталось всего два с половиной месяца.

Глава 3. «Дом особого назначения». Закат династии Романовых

Семью Романовых разместили в реквизированном Вильсон П., Кинг Г. Романовы. Судьба царской династии. Эксмо. М. 2005. С. 310особняке военного инженера в отставке Н. Н. Ипатьева. Здесь с семьёй Романовых проживали пять человек обслуживающего персонала: доктор Е. С. Боткин, камер-лакей А. Е. Трупп, горничная императрицы А. С. Демидова, повар И. М. Харитонов и поварёнок Л. Седнёв.

По воспоминаниям Аничкова, у Дома также собралась толпа зевак, неведомыми путями успевшая прознать, что бывшего царя привезут именно сюда. Впрочем, её удалось достаточно быстро разогнать силами отряда сопровождения. Обращаясь к бывшему царю, Белобородов произнес фразу, ставшую затем исторической: «Гражданин Романов, вы можете войти». Вслед за мужем в дом вошла Александра Федоровна, отметившая дверь своим «индийским знаком». Последней была Мария.

Здесь же, в доме, под предлогом того, что при выезде из Тобольска вещи заключенных не осматривались, им было приказано предъявить для осмотра багаж. Это вызвало резкий протест со стороны царицы, которую поддержал муж, объявив, как-то вспоминал председатель Уралсовета П. М. Быков «Черт знает что такое, до сих пор всюду было вежливое обращение и порядочные люди, а теперь…» В ответ Николаю напомнили о его положении арестованного, пригрозив отделить от семьи и отправить на принудительные работы, в результате чего тот предпочел подчиниться. Сборник документов, относящихся к убийству Императора Николая II и его семьи: [Электронный ресурс]. 1999. URL: http: //rus-sky. com/history/library/docs. htm

В доме Ипатьева царская семья пробыла 78 дней. В период их пребывания там большевики называли дом Ипатьева ДОНом -- домом особого назначения.

В начале июля Александра Авдеева, коменданта Ипатьевского дома, сменил Яков Юровский, начальник местного отряда ЧК. «Этот тип нам нравитсяменьше всех», ХрусталёвВ. Дневники Николая II и императрицы Александры Федоровны. 1917−1918. В 2-х томах. — М: Вагриус. 2008. С. 315−317. — написал Николай в своем дневнике 10 июля. Через два дня из Москвы прибыл курьер с приказом не допустить, чтобы бывший царь попал в руки белых. Промонархистская армия, к которой присоединился 40-тысячный чешский корпус, неуклонно продвигалась на запад к Екатеринбургу, несмотря на сопротивление большевиков.

17 июля Юровский, которыйпо решению Уральского совета должен возглавить непосредственное исполнение расстрела царской семьи, вел Романвых в заранее подготовленную западню, так как отказался от мысли убить их в их комнатах наверху: он опасался тревоги, которая могла бы нарушить его план перевозки тел в лес для их тайного уничтожения.

Комната, предназначенная для убийства, была расположена как нельзя удачнее. Она была низка, имела одно окно, пробитое в толстой стене и забранное решеткой, оно охранялось часовыми и было отделено от улицы двумя высокими заборами.

Жертвы спустились без опасения, думая, что их увозят. Они взяли с собой на дорогу подушки и шляпы; Анастасия Николаевна несла на руке свою болонку Джемми.

Пройдя через все комнаты первого этажа, занятые теперь венгерцами, узники прошли через переднюю, где была дверь в переулок. Низкая комната находится налево, против этого окна. Таким образом, последующая сцена произошла на глазах двух русских часовых, одного — в саду, другого — в переулке.

В деле имеются показания трех лиц, которые наблюдали событие очень близко и которые приводят также показания обоих часовых. В числе этих свидетелей находится и цареубийца Медведев, очевидец унтер-офицер Якимов и ефрейтор Проскуряков, присланный после, чтобы вымыть комнаты. Рассказ мой основан на всей совокупности имеющихся в деле документов.

Алексей Николаевич не мог стоять, государыня тоже была нездорова, и государь попросил стульев. Юровский распорядился, чтобы их принесли.

Государь сел посередине комнаты, положив сына на стул рядом с собою, императрица села у стены. Дочери подали ей подушки. Доктор Боткин стоял между государем и государыней. Три великие княжны находились направо от матери; рядом с ними стояли, облокотясь об угол стены, Харитонов и Трупп; слева от императрицы осталась четвертая великая княжна и камер-юнгфера Демидова, обе облокотившись о стену около окна. За ними запертая дверь в кладовую.

Все ожидали сигнала к отъезду. Они не знали, что «карета» давно уже ждет у ворот. Минуту спустя палачи вошли в комнату. То были, кроме Юровского, упомянутые уже лица: Медведев, Ермаков, Ваганов, неизвестный, носящий имя Никулина, и семь «латышей», принадлежащие, как и последний, к чрезвычайке, — всего 12 человек. Вильтон Р. Последние дни Романовых, пер с англ. А. Волконского, — М: Юпитер-Интер, 2010. С. 90−92.

В эту минуту жертвы поняли, но никто не тронулся. Была мертвая тишина. В комнате, длиной в 8 и шириной в 6 аршин, жертвам некуда было податься: убийцы стояли в двух шагах. Подойдя к государю, Юровский холодно произнес: «Ваши родные хотели вас спасти, но это им не удалось. Мы вас сейчас убьем». Государь не успел ответить. Изумленный, он прошептал: «Что? Что?». Двенадцать револьверов выстрелили почти одновременно. Залпы следовали один за другим. Все жертвы упали. Смерть государя, государыни, трех детей и лакея Труппа была мгновенна. Сын был при последнем издыхании; младшая великая княжна была жива: Юровский несколькими выстрелами своего револьвера добил цесаревича; палачи штыками прикончили Анастасию Николаевну, которая кричала и отбивалась. Харитонов и Демидова были прикончены отдельно. На этой печальной ноте и заканчивается судьба великой династии Романовых. Но ставить точку ещё рано…

Глава 4. Кому понадобилась смерть царской семьи?

Но кому и зачем это понадобилось — расстреливать отрекшегося от власти императора и его родных со слугами?

Версия № 1. Ради новой войны

Целый ряд историков утверждают, что ответственность за убийство не несут ни Ленин, ни Свердлов. Якобы Уральский Совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов зимой, весной и летом 1918 года нередко принимал самостоятельные решения, в корне противоречащие указаниям центра. Мол, уральцы, в Совет которых входило много левых эсеров, были настроены на продолжение войны с Германией. Вспомним в прямой связи с этим, что 6 июля 1918 года в Москве убили немецкого посла графа Вильгельма фон Мирбаха. Это убийство было провокацией партии левых эсеров, с октября 1917 года входившей в правительственную коалицию с большевиками и поставившей своей целью нарушить позорный Брестский мир с немцами. Расстрел же Романовых, обеспечения безопасности которых требовал кайзер Вильгельм, окончательно похоронил Брестский мир.

18 июля 1918 года, узнав, что Романовы расстреляны, Ленин и Свердлов официально одобрили случившееся, и никто из организаторов и участников расправы не понес никакого наказания. Формальный запрос о возможности расстрела, отправленный уральцами в Кремль (эта телеграмма от 16 июля 1918 года реально существует), будто бы даже не успел дойти до Ленина, как намеченная акция состоялась. По крайней мере, ответной телеграммы не пришло, ждать ее никто не стал, и расправа была осуществлена без прямой правительственной санкции. Старший следователь по особо важным делам Владимир Соловьев по итогам длительного расследования подтвердил эту версию в своих интервью в 2009—2010 годах. Более того, Соловьев утверждает, что Ленин вообще был против расстрела.

Итак, один из вариантов: расправа с Романовыми была совершена в интересах левых эсеров ради продолжения войны с Германией.

Версия № 2. Царя принесли в жертву тайным силам?

Вторая версия сводится к тому, что убийство царской семьи было ритуальным, санкционированным некими «тайными обществами». В качестве подтверждения этому приводятся каббалистические знаки, найденные на стене в помещении, в котором происходила расправа. Хотя пока что никто не смог идентифицировать чернильные надписи на подоконнике как нечто, имеющее однозначно трактуемый смысл, но некоторые эксперты склонны полагать, будто в них зашифровано следующее послание: «Здесь, по приказу тайных сил, царь был принесен в жертву для разрушения государства. О сем извещаются все народы».

Кроме того, на южной стене комнаты, где происходил расстрел, обнаружено написанное по-немецки искаженное двустишие из стихотворения Генриха Гейне об убитом вавилонском царе Валтасаре. Но кто именно и когда сделал эти надписи, до сих пор остается неизвестным, а «расшифровка» якобы каббалистических символов опровергается множеством историков. Однозначного вывода о них сделать невозможно, хотя к этому и были приложены огромные усилия, в частности, потому, что версией о ритуальном характере убийства особенно интересовалась РПЦ. Но следственные органы дали отрицательный ответ на запрос Московской патриархии: «Не было ли убийство Романовых ритуальным?» Хотя серьезной работы для установления истины проведено наверняка не было. В царской России было множество «тайных обществ»: от оккультистов до масонов.

Версия № 3. Американский след

Интересна и другая идея о том, что этот расстрел был совершен по прямому указанию Америки. Не правительства Соединенных Штатов, конечно, но американского миллиардера Джейкоба Шиффа, с которым, по некоторым данным, был связан член коллегии Уральской областной Ч К Яков Юровский, возглавлявший охрану царской семьи в Екатеринбурге. Юровский долгое время жил в США и вернулся в Россию перед самой революцией.

Джейкоб, или Якоб Шифф, один из богатейших людей своего времени, глава гигантского банкирского дома «Кюн, Лоэб энд Компани», ненавидел царское правительство и лично Николая Романова. Американскому олигарху не давали развернуть свой бизнес в России и он очень болезненно относился к лишению части еврейского населения гражданских прав.

Шифф использовал свой авторитет и влияние в американском банковско-финансовом секторе, перекрывал доступ России к получению внешних займов в США, участвовал в финансировании японского правительства в ходе Русско-японской войны, а также щедро финансировал сторонников большевистской революции (речь идет о сумме в 20−24 миллиарда долларов в пересчете на современный курс). Именно благодаря субсидиям Джейкоба Шиффа большевики вообще смогли осуществить революцию и добиться победы. Кто платит, тот и заказывает музыку. Поэтому Джейкоб Шифф имел возможность «заказать» у большевиков убийство Романовых. Тем более главный палач Юровский, по странному стечению обстоятельств, считал США своей второй родиной.

Однако захватившие власть большевики после расстрела царской семьи неожиданно отказались от сотрудничества с Шиффом. Может, потому, что он устроил казнь Романовых через их голову?

Версия № 4. Новый Герострат

Не исключено, что расправа, осуществленная по прямому указанию Якова Юровского, была, прежде всего нужна ему лично. Болезненно амбициозный Юровский при всем желании не мог бы найти лучшего способа «наследить» в истории, нежели собственной рукой выпустить пулю в сердце последнего русского царя. И не случайно он впоследствии постоянно подчеркивал свою особую роль в расстреле: «Первый выстрелил я и наповал убил Николая… Я выстрелил в него, он повалился, тут же началась пальба… Из кольта мною был наповал убит Николай, остальные патроны одной имеющейся заряженной обоймы кольта, а также заряженного маузера, ушли на достреливание дочерей Николая… Алексей так и остался сидеть окаменевши, и я его пристрелил…» Юровский так явно и откровенно наслаждался этими воспоминаниями, что становится понятным: для него цареубийство стало самым грандиозным жизненным достижением.

Версия № 5. Точка невозврата

Оценивая историческое значение расстрела Романовых, Лев Троцкий писал: «Казнь царской семьи была нужна не просто для того, чтобы напугать, ужаснуть, лишить надежды врага, но и для того, чтобы встряхнуть собственные ряды, показать, что впереди полная победа или полная гибель. Эта цель была достигнута… Бессмысленная чудовищная жестокость совершена, и точка невозврата пройдена».

Версия № 6.

Американские журналисты А. Саммерс и Т. Мангольд в 1970-х гг. изучили неизвестную ранее часть архивов следствия 1918−1919 гг., найденную в 1930-х гг. в США, и опубликовали результаты своего расследования в 1976 г. По их мнению, выводы Н. Соколова о гибели всей Царской семьи были сделаны под давлением А. В. Колчака, которому по некоторым причинам было выгодно объявить погибшими всех членов семьи. Более объективными они считают расследования и выводы других следователей Белой армии. По их мнению, наиболее вероятно всё же, что в Екатеринбурге были расстреляны только Николай II с наследником, а Александра Фёдоровна с дочерьми перевезены в Пермь. Дальнейшая судьба Александры Фёдоровны и дочерей неизвестна. А. Саммерс и Т. Мангольд склоняются к версии, что Анна Андерсон всё же действительно была великой княжной Анастасией.

Заключение

За последние 20 лет в жизнь России вернулись многие традиции и ценности нашей многовековой истории. Существовавший долгое время перекос в общественном сознании, заставлявший относиться ко всему более чем тысячелетнему дореволюционному периоду в лучшем случае снисходительно, а чаще — пренебрежительно, безвозвратно ушел в прошлое. Более того, стало ясно, что традиции никогда и не умирали в народном сознании. Как только появилась большая свобода для самовыражения личности, резко и стремительно возрос интерес к истории, и в особенности, к тем институциям, которые связывают нас с ней живыми нитями, которые не утратили преемственности.

Но если историю от древности до наших дней, пусть и ограниченно, исключительно с марксистской точки зрения, но все-таки продолжали изучать и при коммунистическом режиме, то на новейшую историю дома Романовых было наложено табу. Официально считалось, что расстрелом Николая II и его родных с Романовыми покончено раз и навсегда.

Их хотели попросту стереть из памяти народа такими жестокими мерами. Но ясно, что это сделать невозможно. Романовы правили Россией 304 года. За эти годы династия укрепила Российское государство, расширила его границы и содействовала сохранению духовных традиций русского народа. И просто забыть об этом пласте нашей истории не сможет никто и никогда. И даже спустя 400 лет своего существования всё, что касается царской династии, до сих пор покрыто пеленой, которую я постаралась приоткрыть в своей работе.

Список использованной литературы

1. Вильсон П., Кинг Г. Романовы. Судьба царской династии. — М: Эксмо, 2005.

2. Вильтон Р. Последние дни Романовых, пер с англ. А. Волконского, — М: Юпитер-Интер, 2010.

3. Дитерихс М. К. Убийство Царской Семьи и членов Дома Романовых на Урале. Часть 2 — Москва: Скифы, 1991.

4. Мультатули П. В. Тайные силы Екатеринбургского злодеяния. 2009.

URL: http: //www. pravoslavie. ru/smi/1313. htm. (Дата обращения: 20. 03. 2013).

5. Пайпс Р. Русская революция: В 3 кн. Кн. 2 Большевики в борьбе за власть. 1917−1918 — М: Захаров, 2005.

6. Панкратов В. С. С царём в Тобольске. -. Л: Сказ, 1990.

7. Сборник документов, относящихся к убийству Императора Николая II и его семьи: [Электронный ресурс]. 1999. URL: http: //rus-sky. com/history/library/docs. htm. (Дата обращения: 01. 04. 2013).

8. Соколов Н. А. Убийство царской семьи. — М: Советский писатель, 1990.

9. Солженицын А. И. Красное колесо. Узел III. Март Семнадцатого. Том 2 — М.: Воениздат, 1993.

10. Хрусталёв В. Дневники Николая II и императрицы Александры Федоровны. 1917−1918. В 2-х томах. — М: Вагриус. 2008.

11. Под ред. Щеголева П. Е. Отречение Николая II. Воспоминания очевидцев, документы. — М.: Советский писатель, 1990.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой