Война как политический инструмент

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

  • Введение
  • 1. Война как политический инструмент
  • 2. Война возвращается в Европу
  • 3. Жизнь без войны
  • Заключение
  • Список использованных источников

Введение

На протяжении всей истории человечества война являлась главным инструментом внешней политики. И именно необходимость постоянно участвовать в военных конфликтах определяла практически все стороны общественной жизни, а также экономическое развитие стран. Она же способствовала и развитию техники, и научным открытиям. Первая мировая война до предела истощила экономические и людские ресурсы воюющих стран. В этих условиях вновь стал актуальным вопрос о том, какой политический режим и концептуальный метод использования ресурсов государства является наиболее эффективным в военном отношении.

1. Война как политический инструмент

«Для чего нужна война?»

Экономисты уже давно обсуждают причины войн между разными странами. Сначала войну пытались объяснить экономически, но достаточно быстро поняли, что по экономике обе стороны всегда проигрывают. Просто одни проигрывают больше, а другие меньше. Соответственно для страны в целом нет никакого смысла вступать в войну. Любая страна от любой войны несет экономические потери. Это и убитые граждане, которые могли принести доход, и разрушенные здания, и огромное количество истраченных впустую денег, которые можно было использовать для лучших целей. Кроме того, война часто заставляет государство грубо вмешиваться в экономику, делая ее менее эффективной. Поэтому еще в начале 20го века некоторые экономисты высказали точку зрения, что войн больше не будет, потому что правители поймут, что война никогда не принесет стране пользы. Но войны продолжились даже в 21 веке. Какие же тому причины?

«Вот у меня была идея что войны могут быть выгодны элитам обеих сторон, но не выгодно общему населению. Потому что у «элиты» есть личные выгоды от войны, но она не интернализует полностью всех издержек, которые в основном ложатся на плечи простого населения. Причем если общему населению легко запудривать мозги (скажем, начальная неопределенность очень высока, и «элита» всегда будет убеждать, что война будет быстрой, легкой и победоносной), то оно еще и будет эту войну поддерживать, хотя бы поначалу. «(Гарвадский экономист Мария Петрова).

Политика — это «звериное чутье», а не наука логики. На вопрос: «Что такое политика»? Есть такой ответ: «Политика — это вопрос власти в формулировке КТО ВРАГ?». В русском языке слово «власть» (а для русских «В начале было Слово», Ин 1:

1) имеет один корень со словом «владеть». Имя «Владимир» значит «владеющий миром». Международный пролетарский гимн «Интернационал» утверждает: «Лишь мы работники всемирной великой армии труда владеть Землей имеем право, но паразиты — никогда».

Вождь мирового пролетариата Владимир Ленин сделал эти слова государственным гимном Новой России, советской и социалистической. Врагом «мира труда» (интернационалистов — ленинцев в Союзе ССР до 1944 года) были паразиты — «мир капитала». Таков был расклад сил в обществе «труда и капитала» ХХ века, которое называлось индустриальным, основанным на промышленном производстве и расширенном потреблении «товаров» (того, что изготавливается на продажу за деньги).

На вопрос: «Могут ли люди в своей жизни обойтись без врагов»? Ответ отрицательный. Связано это с ощущением смысла жизни. С ответом на вопрос — зачем дети? зачем суетиться? зачем чем-то владеть? Ответ же диктует историческая память, долговременная память поколений, память предков. Память, зашитая в генотип (кровь) и архетип (культуру) людей. А у людей разной национальной крови (ДНК) и разной культуры (разного языка слов) бессознательный ответ, ответ интуиции о смыслах бытия будет разным.

Поэтому история людей разных рас, племен и народов, разных классов и социальных слоев, разных цивилизаций (начиная со среды обитания: вокруг моря или в середине суши) всегда была историей войн и военного искусства.

У людей разных цивилизаций и ответ на вопрос: «Что такое война» будет разным. Мудрецы библейско-средиземноморской цивилизации белых людей считают, что война — это организованное насилие; продолжение политики насильственными средствами; то к чему в мирное время нужно готовиться по формуле «хочешь мира — готовься к войне». А творцы политики срединно-земельной цивилизации желтых людей, вслед за китайским стратегом древних времен Сунь Цзы, полагают, что война — это «бесконечный путь хитрости», который прокладывается политикой в основном в мирное время.

война политический инструмент европа

Вершиной военного искусства (пути хитрости) здесь выступает победа без применения оружия и называется «гармония мира». У людей европейской культуры такой путь победы называется дипломатия (способ достижения цели тонким расчетом, ловким обращением и уклончивыми действиями).

Практика — лучший из критериев истины — показывает, что технологичная постиндустриальная армия США по возможностям и эффективности боевого применения превосходит массовую армию индустриального общества. Но ничего не может поделать с сетевым насилием международного терроризма.

В тоже время массовое организованное насилие силовых ведомств Китая, за счет неограниченных в численности, преданных своему государству бойцов и командиров войск охраны, сил безопасности и органов общественного порядка способно осуществлять тотальный контроль всего и вся и успешно справляется с атаками террористов, сепаратистов и экстремистов.

На лицо замкнутый круг — связка трех сил — где нет победителя «за явным преимуществом». Геополитически эти силы соотносятся: с фабрикой XXI века — индустриальным Китаем. Технологической лабораторией XXI века — постиндустриальными США. И уже не имеющим государственной привязки интернационалом социальных сетей грядущего информационного общества.

На переходе через постиндустриальный барьер (1991 — 2015) Россия выпала из центров силы геополитики. Её вооруженные силы утратили массовый народный характер и дух Красной Армии. Потеря научно-технического и промышленного потенциала страны блокирует реформу вооруженных сил по американскому типу. А отказ от идеологического лидерства, от мечты всего человечества, делает бесполезными новаторские амбиции занять достойное место в грядущем информационном обществе.

Таким образом, война есть плата биологического вида Homo Sapiens за свое существование в форме социосистемы, за эффект социальности. И плата недорогая, что можно заметить, сравнивая, сколько на Земле людей и сколько биологически близких к ним крупных обезьян. Войны народов, классов, конфессий, иных социальных групп заменяют в человеческом существовании борьбу всех против всех в биологических сообществах. В определенном смысле можно согласиться с Дж. Оруэллом: война это мир, и мир это война. Заметим, что снижение угрозы глобального противостояния в период 1986 — 2000 гг., привело к росту региональных войн и локальных конфликтов, а также уличной преступности и бытового насилия.

Война тысячелетиями является спутником человека, но нет оснований считать, что так будет продолжаться «из вечности в вечность». В своем развитии социосистема найдет иные способы сублимации индивидуальной агрессии (искусство, спортивные и ролевые игры, виртуальные войны и т. п.). Мы способны представить и описать такую стадию эволюции разума, но пока не в силах ее реализовать.

XX век был эпохой тоталитарных войн. XXI век начался грандиозным актом террористической войны «Юг» против «Запада». За сим последовали войны в Афганистане, Ираке, Чечне. Сейчас человечество на волосок от крупных вооруженных конфликтов в Осетии, Абхазии, Приднестровье, Израиле, возможно, и в Иране. И, поскольку все сценарные модели указывают, что международная напряженность вокруг «горячих точек» будет нарастать, достигая первого пика к 2008 — 2010 году, а следующего — к началу третьего десятилетия, приходится считаться с тем, что масштаб военных действий также будет увеличиваться.

Если война — оборотная сторона «эффекта социальности», не приходится удивляться тому, что каждый из нас сталкивается с ней постоянно и повсеместно.

2. Война возвращается в Европу

Тема зла на самом деле актуальна не только для этики, но и для текущей политики. Зачастую оно проявляется в самых неожиданных формах. Многие эксперты уже подметили, что зло возвращается. Но есть ли своя специфика именно у политического зла? Если есть, готовы ли правовые и политические институты современного мира к возвращению «политического зла»? Может ли «радикальное зло» вернуться в каком-либо виде? Насколько эффективна риторика зла в качестве политического инструмента? Есть ли какая-то альтернатива риторике зла? Изменилась ли каким-либо образом риторика, использующая терминологию «зла»?

Политическое зло — это широкое понятие. Оно включает в себя, кроме этнических чисток (Холокост, геноцид армян и т. д.), терроризма и репрессий, еще и войны. Все эти явления объединяет применение неограниченного насилия к условно «невинным» людям. Иными словами, данные явления отрицают принцип воздаяния за грехи, личной ответственности и заменяют их статистикой, «уничтожением вредных насекомых». Таким образом, люди приравниваются к насекомым, что есть оскорбление имени Господа, по образу и подобию которого и был создан человек.

Впрочем, не все явления, которые относят к терроризму или войнам, могут быть названы политическим злом. Например, терроризм бывает массовый и индивидуальный. Индивидуальный терроризм едва ли можно рассматривать как «политическое зло». Это, скорее, начальная форма партизанской войны, революции, но лишь в том случае, если индивидуальный террор направлен против представителей государства, видных идеологов и практиков политического режима.

Если же под видом индивидуального террора нам предлагают террор массовый, например убийства по национальному, расовому или социальному признаку, — это, несомненно, политическое зло. Благодаря применению высокоточного оружия современная война изменилась. Она более не массовая, а ограниченная. Ограниченная же война не является политическим злом. Другое дело, что «ограниченная» война при наличии политической воли у руководства проигрывающей стороны может перерасти в войну массовую, тотальную, с применением кассетных бомб, противопехотных мин, а то и оружия массового поражения. К сожалению, люди уже забыли, что такое война. А забыв о ней, они потеряли перед ней страх, потеряли страх перед ее повторением. А это значит, что вопрос, вернется ли война в Европу, — это только вопрос времени. Сначала придут к власти силы, отрицающие гуманизм, право на жизнь и другие ценности. Под каким предлогом это будет осуществлено, не столь важно: наведение порядка или, наоборот, тотальная модернизация, а может быть, мобилизация в борьбе за ресурсы — главное, что принципы, восторжествовавшие в Европе после Второй мировой войны, будут отброшены как устаревшие. От них уже потихоньку отказываются.

Наиболее яркий пример такого отказа — это Ливия. Вероятно, через десять лет нас ожидает масштабная война. «Современный мир» — это разный мир, некоторые его обитатели готовы к новым вызовам, а некоторые и не очень. Российские общественные и политические институты к таким выводам не готовы. Если быть более точным, они готовы к тому, чтобы обуздать терроризм, но не способны обуздать наступающую угрозу войны. И все же основное политическое зло современного мира состоит в том, что утеряно понятие добра. Мы наблюдаем сейчас смешение добра и зла, пусть и не во всем мире, но в нашем постсоветском обществе — точно. Справедливость — несомненное зло, поэтому ее применяют избирательно, а милосердие — несомненное добро, поэтому его нет вообще. Кроме того, злом является потребительство, причем это зло является злом смертельным, то есть таким, которое приведет к смерти общества, ведь оно влечет за собой войну, борьбу за ресурсы.

3. Жизнь без войны

Сколько слез пролито женщинами, отправлявшими своих сыновей и мужей на войну, за все века существования человечества. Войны захватнические, оборонительные, религиозные, гражданские, отечественные, мировые. Каких только войн не было на нашей земле! Но сколько можно воевать? Почему мы воюем? Что хотим доказать и кому? Можно ли обойтись без войн? Почему для того, чтобы прийти к какому-то решению, надо сначала от чего-то отказаться, пройти через боль и страдания, потерять близких и дорогих людей? Даже победители празднуют свою победу с болью и слезами, так как никогда и никому еще победа не доставалась легко.

Так что же такое война? И можно ли ее избежать?

Все войны, произошедшие на Земле, были стремлением, желанием захватить, взять, доказать свое преимущество, показать свою силу, унизить противника, то есть возвыситься над ним и тем самым получить удовольствие. А это и есть тот самый эгоизм, который движет сторонами. Каждый раз побеждая, он разъединяет нас, и мы снова ненавидим друг друга.

Наш эгоизм — наше желание, направленное на использование другого человека, на достижение своих целей за счет других, — побеждает в нас каждый раз. Интуитивно мы понимаем, что отбирать и наслаждаться за чужой счет — это плохо и надо стремиться к чему-то иному — к доброте, любви, взаимопониманию. Но вновь и вновь наши внутренние весы перевешивают в сторону самонаслаждения. Сколько бед и несчастий должно еще произойти на Земле, сколько слез должно быть пролито, пока мы, наконец, не поймем, что пора уже переходить от войн реальных к войнам внутренним, к войне с нашей разобщенностью, с нашим эгоизмом? Найдя решение противоречию внутри нас, мы забудем о войнах внешних.

Трудно даже себе представить, какой чудесный мир может предстать перед нами, если человек внутри себя каждый раз будет делать правильный расчет, будет выбирать путь добра и любви, путь к объединению и пониманию друг друга, к стремлению дать, а не отобрать!

Заключение

В войне люди противостоят друг другу не как индивиды, а как члены политических общностей (государств, повстанческих групп и т. п.), в той или иной степени подвергая свою жизнь опасности в борьбе за политические силы, взгляды которых они могут как разделять, так и нет. Как правило, политические системы организованы таким образом, что элиты могут использовать принуждение, чтобы индивиды приняли на себя как личную военную опасность, так и финансовые издержки войны (некоторые из них покрываются путем социальных обязательных налогов). В ходе войны власть элит укрепляется, и в рамках политической системы возникает новый порядок приоритетов. Феномен войны оказывает решающее влияние на политическую систему не только в ходе военных действий, но и во времена мира. Действительно, на финансирование военного аппарата расходуется значительная часть национального бюджета, который, в конечном итоге, формируется при помощи налоговой системы. Этот факт особенного важен, если вспомнить, как быстро развивается военная технология, приводя к удорожанию оборудования, которое зачастую используется крайне редко.

Независимо от тех причин, которыми воинственные группы оправдывают войну, объективно она предоставляет собой расходование огромных людских и финансовых ресурсов. Понятно, что, будучи использованы в военной сфере, эти ресурсы ограничивают удовлетворение многих коллективных потребностей, что может привести к обману надежд и к конфликту внутри политических систем. Нужно сказать, что финансирование военного аппарата (как в военные, так и в мирные времена) непосредственно влияет на уровень жизни масс. Это влияние может быть различным в слаборазвитых странах, странах среднего уровня развития и высокоразвитых странах.

До настоящего времени не было достаточных причин верить в окончательное предотвращение войны как выражение внутренних и внешних конфликтов политических систем, хотя, в некотором отношении, и возникла невиданная ранее ситуация. В самом деле, ядерная технология привела к возникновению знаменитого «равновесия страха», поскольку ее применение привело бы к уничтожающим последствиям. Этот факт вынудил крупные ядерные державы к поиску формулы выживания человеческого рода. Впервые за свой многочисленный исторический путь, отмеченный развитием науки и технологии, человечество столкнулось с реальной опасностью самоуничтожения. Возможно, это наиболее трудный вызов, брошенный ему за всю его бурную историю на планете Земля.

Список использованных источников

1. С. М. Бурда // Престиж военной службы. Социологические исследования. 1999. № 2. С. 63−69.

2. Г. А. Кабакович, Ю. Г. Спицын // Журнал социологии и социальной антропологии. 1998. Т. 1. № 3. С. 106−119.

3. http: //lafrance. es/news/2009−03−12−2300

4. В. В. Серебрянников // Журнал: Социологические исследования. 1993. № 12.С. 20−32.

5. И. В. Образцов // Военная социология: проблемы исторического пути и методологии. Часть I. — 1993. № 12. С. 4−20.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой