Дискуссии о Великой Отечественной войне в российском обществе

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Российский химико-технологический университет имени Д.И. Менделеева

кафедра истории и политологии

Реферат

на тему: «Дискуссии о Великой Отечественной войне в российском обществе«

Выполнила: студентка группы О-16

Волова Ю.В.

Преподаватель: Лескова Ирина

Валерьевна

Москва, 2012

Содержание

Введение

1. Историческая память о второй мировой войне в странах бывшего СССР

2. Попытка пересмотра итогов и причин Великой отечественной войны

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Вторая мировая война (1 сентября 1939 -- 2 сентября 1945) -- война двух мировых военно-политических коалиций, ставшая крупнейшей войной в истории человечества (мировая война). В войне участвовало 72 государства, существовавших на тот момент (80% населения земного шара). Боевые действия велись на территории трёх континентов и в водах четырёх океанов. Это единственный конфликт с использованием атомного оружия.

Великая Отечественная Война — это героическая и яркая, но в то же время кровопролитная и тяжёлая страница нашей истории. Эта война названа Великой не только из-за её огромных людских потерь, материального ущерба, разрушений, но и из-за поистине великого патриотизма советского народа, поборовшего фашистскую Германию. Наш народ смог не только противостоять вероломному нападению противника, но и отстоять свою Родину в тяжелейшей борьбе против захватчика.

Цель настоящей работы — рассмотреть дискуссии о Великой Отечественной войне в российском обществе.

Исходя из поставленной цели, решаются следующие задачи: выделить особенности исторической памяти о второй мировой войне в странах бывшего СССР; рассмотреть суть попытки пересмотра итогов и причин Великой отечественной войны.

1. Историческая память о второй мировой войне в странах бывшего СССР

История Второй мировой войны — тема острых дискуссий на постсоветском пространстве — регионе, который определенно имеет ключевое значение для Русского мира. Но все ли мы знаем о Второй мировой войне?

Парадоксально, но сегодня количество людей, представляющих объективную картину Второй мировой войны, меньше, чем это было несколько десятилетий назад. На Западе, например, в общественном сознании существует абсолютное непонимание того, кто с кем воевал. Считают в большинстве своем, и это показывают опросы общественного мнения, что войну выиграли Соединенные Штаты Америки. Войну, которая была развязана двумя кровавыми диктатурами. Никто и не подозревает, что порядка 80% всех германских дивизий были разбиты именно на Восточном фронте, а ценой Великой Победы для многонационального СССР стала гибель в нацистской машине истребления 27 миллионов граждан.

При всем при этом дискурс о Второй мировой войне, ее причинах, ходе, итогах вновь стал чрезвычайно актуален, особенно на постсоветском пространстве. К сожалению, связано это в первую очередь не столько с попытками узнать больше исторической правды о войне, с публикацией новых архивных материалов, документальных первоисточников, новых объективных фундаментальных исследований, сколько с попытками переписать историю, зачастую вообще игнорируя исторические источники и принципы историзма. Сегодня, как никогда ранее, мы отмечаем стремление к ревизии итогов Второй мировой войны, пересмотру традиционной истории дипломатической борьбы кануна войны, смещению акцентов при характеристике взаимодействия союзников по антигитлеровской коалиции на ее заключительном этапе и т. д. [1, 24].

Сформировался некий смысловой дрейф фальсификаций Второй мировой войны. Он проходит по следующему треку: «Роль СССР в победе над Третьим рейхом была велика, но далеко не решающая. Великая Отечественная война как война СССР против гитлеровцев была лишь одним (и не самым важным) аспектом глобального конфликта Второй мировой.

СССР на протяжении определенного времени был партнером и даже негласным союзником Гитлера. Наконец, наряду с гитлеровским режимом СССР является одним из основных разжигателей и виновником Второй мировой войны".

Из подобной логической цепочки вытекают лживые и опасные мифы и фальсификации. Одним из наиболее одиозных является утверждение, что СССР несет равновеликую ответственность с гитлеровской Германией за развязывание Второй мировой войны. Это ложь. Чуть ли не аксиомой считается, что в первые месяцы войны Красная армия не оказала практически никакого сопротивления, а только бежала, сдавалась и дезертировала. Это тоже ложь. Как ложь и то, что наши военачальники якобы «заваливали поля сражений трупами». Не менее лживы утверждения, что крупные наступательные операции Красной армии готовились исключительно к различным революционным годовщинам и датам. Грубым обманом является и попытка представить Победу как достижение советского народа вопреки действиям политического и военного руководства страны.

Умалчивание реальной истории Второй мировой войны и Великой Отечественной войны, искажение подлинных их причин, сокрытие реальной картины боевых действий и решающего вклада советского народа в общее дело Победы над нацистской Германией — к сожалению, уже свершившийся факт во многих государствах Евросоюза и СНГ. Причем искажение истории Второй мировой войны происходит именно за счет игнорирования правил исторического исследования и работы в архивах в угоду реализации тех или иных политических целей [2, 244].

Особенно тревожной выглядит ситуация на постсоветском пространстве. По сути, за последние два десятилетия ценностная и фактологическая система координат, которой руководствуются жители стран СНГ и Балтии в своих представлениях о Второй мировой войне была сдвинута, искажена и изуродована. В головах миллионов жителей стран СНГ и Балтии, особенно молодежи, сложилась огромная коллекция мифов, лжи, передергивания фактов и просто банального невежества в отношении событий 1939−1945 гг. В этом регионе история, по сути, стала заложницей политики, а историческая память приобрела избирательный и заангажированный характер. Новые независимые государства не избежали соблазна изобрести свои уникальные, национальные истории, в том числе и свои истории Второй мировой войны и нашей общей Победы, которые порой имеют мало общего с истинной историей войны.

Широко известен печальный пример Прибалтики. В действующих учебниках истории предпринимаются попытки уравнять советскую власть с нацистской Германией. В них отсутствуют сведения о десятках концлагерях на территории этих стран, в которых нацистами были уничтожены сотни тысяч эстонцев, латышей, литовцев. Авторы этих учебников пытаются оправдать латышских и эстонских легионеров, воевавших на стороне нацистской Германии, однако замалчивают их участие в карательных экспедициях в России, Белоруссии, Латвии. Даже на государственном уровне порой предпринимаются позорные попытки по обелению пособников нацистов.

Все более тревожной становится ситуация и на правом берегу Днестра. Известно, что агрессия Германии и ее союзницы, Королевской Румынии, против Советского Союза обернулась страшным бедствием для народов Молдовы и Приднестровья. Однако если в Приднестровье и официальные власти, и население, в общественном сознании которых Великая Отечественная война воспринимается как некая святыня, предпринимают всевозможные шаги и действия по увековечению в исторической памяти Великой Победы, то в Молдове фальсификация истории и итогов Великой Отечественной войны набирает обороты.

Тем не менее, отрадно заметить, что сегодня выкристаллизовывается и противоположная тенденция. В последние годы очевидны многие позитивные моменты, связанные с памятью о Второй мировой войне и ее изучением. Положительно то, что открываются архивы и «белых пятен» [3, 177].

Великая Отечественная война в современных дискуссиях становится все меньше и меньше, тем самым историческая правда начала в значительной степени со страниц документов говорить сама за себя.

Наблюдается некоторая деполитизация этой темы, и во многих странах СНГ происходят политические изменения, которые, на наш взгляд, могут свидетельствовать о некотором повороте к большему реализму, большей правде в оценке событий Второй мировой войны. Этот поворот к освобождению истории от влияния политической конъюнктуры, от того, чтобы она не оказывалась заложницей политики и, наоборот, чтобы последняя не находилась в плену тех или иных интерпретаций истории, очень важен.

Не вызывает сомнения, что и для России, и для других народов бывшего СССР Победа была великим свершением и одним из краеугольных камней их национальной истории и самосознания хотя бы потому, что для многонационального Советского государства Великая Отечественная война 1941−1945 гг. была не классической войной, а борьбой за выживание, борьбой за право существовать. И в ней мы выстояли и победили!

Именно в силу этих факторов тема Второй мировой войны чрезвычайно актуальна и значима для Русского мира. Великая Отечественная война — настоящий духовный стержень Русского мира.

Вторая мировая война, Великая Отечественная война как ее главная составная часть выступает в качестве могучего источника коллективной памяти народов бывшего Советского Союза, их духовной силы и патриотического подъема. Память о Великой Отечественной войне и одержанной Победе является сегодня общим историческим сознанием, пожалуй, единственным реальным фактором, объединяющим все народы бывшего Советского Союза. Напротив, забвение памяти о войне — угроза будущему всему Русскому миру! [9, 28]

мировой война отечественный

2. Попытка пересмотра итогов и причин Великой отечественной войны

Тезис о вине Советского Союза в развязывании Второй мировой войны, которым сегодня козыряют определенные западные политические круги — совершенно несообразное по своей абсурдности обвинение, и оно вписано в общей контекст разрушения исторической России. В настоящее время игнорируются традиционные и навязываются новые трактовки и исторические оценки событий того периода. Изымается главный характерологический признак войны для СССР как войны «отечественной».

Предлагается рассматривать последнюю войну как исключительно войну мировую, в которой СССР — лишь восточный фронт.

Напомним, что Советская Россия в ХХ в. познала ту недостижимую высоту, до которой никогда не поднималось ни одно государство мира. Россия победила мировое зло — фашизм. Победа была столь зрима и грандиозна, что современные идеологи российской катастрофы целенаправленно бьют именно в этом направлении. Цель — преодоление политических итогов Ялты и Потсдама, зафиксировавших новый взлет России в форме СССР как великой мировой державы, несомненной и главной победительницы во Второй мировой войне. Современная Россия не может вместить в себя величия этого события. Она — продукт крушения того государства, которым была держава победительница — Советский Союз. Сегодня идет явный процесс девальвации Победы и в самой РФ. У русских отбирают Победу, поворачивают это высшее завоевание советского строя непосредственно против России. И все это — в логике тех действий, которые допустила постсоветская элита РФ.

В современном политическом мире реализуется целая система подмены ценностей. В ряде стран, новых членов ЕС, запрещается советская символика и возрождается фашистская. При этом непосредственно в стране победительнице — России неоднократно разжигались «оккультные» страсти вокруг советских символов. Между тем пятиугольные звезды имеют на своих флагах и гербах многие государства мира. Другие атрибуты советской Великая Отечественная война в современных дискуссиях государственности также не являются исключительными. Так, например, национальный герб такой европейской страны, как Австрия, включает в себя изображение орла с разорванной цепью и с серпом и молотом в лапах. Под давлением «Единой России» и примкнувшей к ней ЛДПР, Госдумой в конце марта 2007 г. был принят кощунственный закон «О знамени Победы», по которому героический стяг должен быть заменен неким неисторическим символом — белой (дань Америке?) пятилучевой звездой на красном фоне.

В защиту победоносного Знамени поднялись ветераны-фронтовики и не позволили осквернить Святыню. Кощунственный закон был отменен. Надолго ли? Главное: при таком отношении высших органов государственной власти к национальным святыням в России стоит ли удивляться, что правительства крошечных стран в антироссийской фанаберии посягают на памятники воинов-освободителей? [4, 7]

После распада СССР на его территории образовался целый ряд независимых государств, для каждого из которых первостепенной задачей являлась проблема формирования новой государственной и национальной идентичности. Так, розыгрыш националистической карты и антироссийский политический вектор — визитная карточка Эстонии и Латвии в глазах мирового сообщества. Исторические темы здесь уже давно превращены в практический инструмент для эффективной реализации внутренней и внешней политики. Особенно в этом отношении усердствует Латвия, которая продавливанием различных резолюций в европейских правовых институтах стремится получить различные компенсации, в том числе финансовые. Относительно преступных деяний коллаборационистов в Прибалтике (этнические чистки, уничтожение русских, белорусов, украинцев, евреев), то они определяются современными экспертами как «вынужденные действия». В скандально известной книге «История Латвии, XX век», изданной в 2005 г., Саласпилский концентрационный лагерь назван «исправительно-трудовым». Легионеры С С с одобрения политической элиты в Прибалтике возводятся в ранг национальных героев.

Преступления коллаборационистов и «лесных братьев» против мирного населения скромно замалчиваются. Характерно, что и для советского времени эта тема была табуирована: считалось, что исследования в этом направлении способствуют разжиганию межнациональной розни. А в постсоветское время политический заказ диктовал иное: не только в бывших республиках СССР, но и в самой России исследователи кинулись писать о сталинских репрессиях. Все это привело к тому, что общественности почти неведомы преступления коллаборационистов и предателей, но хорошо известны и гиперболизированы преступления советского режима.

Например, накануне визита в Польшу 1 сентября 2009 г., приуроченного к 70-летней годовщине начала Второй мировой войны, премьер-министр В. Путин опубликовал статью в польской прессе — «Gazeta Wyborcza», которую немало цитировали российские СМИ. Текст статьи на русском языке был размещен на сайте премьера. Вот цитаты из этой статьи: «…Без всяких сомнений, можно с полным основанием осудить пакт Молотова-Риббентропа, заключенный в августе 1939 г. Но ведь годом раньше Франция и Англия подписали в Мюнхене известный договор с Гитлером, разрушив все надежды на создание единого фронта борьбы с фашизмом». И далее: «Сегодня мы понимаем, что любая форма сговора с нацистским режимом была неприемлема с моральной точки зрения и не имела никаких перспектив с точки зрения практической реализации». Все остальные оговорки в адрес европейских держав по поводу их некорректного поведения тонут на фоне этих однозначных заявлений [7].

Все сводится к тому, что и мы, мол, и вы оскандалились одинаково. Что можно в таком случае ожидать от геополитических недругов России при подобных рассуждениях столь высоких представителей ее политической элиты? Естественно поэтому, что совокупный Запад (ЕС и США) выдвигает свои тезисы, в отличие от премьера В. Путина, безоговорочно игнорируя факты и подверстывая историю под брошенное мировым сообществом в адрес России обвинение — «оккупанты». Так девальвируется Победа и подвиг доживших до этого лживого времени ветеранов. Ничего подобного было немыслимо в отношении СССР. И в этом его существенное отличие от новой России [10, 32].

В ЕС раздается много стенаний об исторической вине Советского Союза по поводу пакта Молотова-Риббентропа, к которым присоединила свой голос и новая Россия. При этом, как водится, оказались за скобками ключевые события предвоенной истории. За год до заключения договора между Германией и СССР западные страны и Польша пошли вместе с Германией на так называемый Мюнхенский сговор, ставший определяющим этапом германской агрессии. Кто и когда на Западе призывал к покаянию «за Мюнхен» и раздел Чехословакии?

Вот мнение известного специалиста по военной истории профессора Л. И. Ольштынского: «Примером примитивной фальсификации истории является часто повторяемый тезис о том, что „Договор о ненападении Германии и СССР 1939 г.“ вызвал развязывание Второй мировой войны… Подписание договора вырывается из общей цепи… причинно — следственных связей, смешиваются разномасштабные и разноплановые события. При этом полностью игнорируются стратегические планы сторон, которые раскрывают подлинные замыслы политики…». И еще: «Договор о ненападении 1939 г. исторически оправдан. Он означал крах наиболее опасного для СССР варианта развития Второй мировой войны — „канализации“ агрессии фашистского блока против СССР при его международной изоляции».

События того времени описаны и хорошо известны, но так как они сегодня переворачиваются с ног на голову, видимо, следует еще раз остановиться на ключевых моментах начала войны, подвергаемых пристрастной ревизии. Отметим при этом, что руководство СССР было в курсе стремлений западных держав подтолкнуть Германию к войне с Советским Союзом, равно как и о желании Гитлера расширить немецкое «жизненное пространство» за счет восточных земель. В этих условиях необходимо было думать о безопасности. Вторжение вермахта в Польшу создавало для СССР крайне опасное положение — в случае захвата Германией Западной Белоруссии ее стратегические рубежи приближались к жизненно важным центрам СССР. Кроме того, под угрозой завоевания оказывались братские народы на территориях, отторгнутых белополяками. В обстановке, когда немецкие войска двигались на Восток, не встречая организованного сопротивления польских войск, Красная армия 17 сентября 1939 г. перешла границу и взяла под защиту население Западной Украины и Западной Белоруссии при широкой поддержке жителей этих областей. Советский Союз, не будучи агрессором, естественно не претендовал на собственно польские земли. Этническую границу Польши, так называемую «линию Керзона», советские войска не пересекали. Было сделано самое необходимое. И это хорошо понимали знающие ситуацию современники. Занимавший в тот период пост Первого лорда адмиралтейства Уинстон Черчилль, отнюдь не обремененный симпатиями к СССР, в своем выступлении по радио 1 октября 1939 г. вынужден был признать за Советским Союзом это право: «То, что русские армии должны были находиться на этой линии, было совершенно необходимо для безопасности России против немецкой угрозы. Во всяком случае, позиции заняты и создан „Восточный“ фронт, на который нацистская Германия не осмеливается напасть. Когда г-н фон Риббентроп был вызван на прошлой неделе в Москву, то это было сделано для того, чтобы он ознакомился с этим фактом и признал, что замыслам нацистов в отношении Балтийских государств и Украины должен быть положен конец». Таким образом, уже в начале войны СССР преградил путь Третьему рейху, лишив германское командование возможности использовать территорию Западной Украины и Западной Белоруссии в качестве плацдарма для нападения на СССР.

Все претензии к Р Ф Запад стремится приурочить к святым российским датам. Так, в юбилейный год празднования 60-летия Победы СССР во Второй мировой войне обе палаты Конгресса США вынесли резолюцию с требованием к правительству России признать и осудить «незаконную оккупацию и аннексию» Латвии, Литвы и Эстонии Советским Союзом. Глава Российской Федерации вынужден был заявить, что вопрос об извинениях России был закрыт еще в 1989 г. постановлением Съезда народных депутатов, осуждающим пакт Молотова-Риббентропа [11, 37].

Решение II Съезда народных депутатов СССР по данному вопросу — это фактически вклад новой России в дело пересмотра итогов Второй мировой войны в ущерб своим национальным интересам и интересам соотечественников, не по своей воле оказавшихся за рубежами России. Еще на I Cъезде была создана специальная комиссия по политической и правовой оценке пакта Молотова-Риббентропа под руководством А. Н. Яковлева, деятельность которой исследователи характеризуют как «пристрастную».

На основании доклада комиссии особым постановлением II Съезда народных депутатов СССР от 24 декабря 1989 г. все секретные советско — германские договоренности были признаны «юридически несостоятельными и недействительными с момента их подписания».

Своим решением большинство депутатского корпуса попыталось отменить уже состоявшуюся историю. Заметим, что не историки в режиме научной дискуссии, а народные депутаты в режиме голосования дали оценку довоенным событиям. РФ поддержала претензии прибалтийских стран, не заботясь об исторических последствиях такого шага. Главным для новой России в тот момент было — отмежеваться от своего «тоталитарного прошлого».

Еще до принятия съездом указанного документа, в июле 1989 г., газета «Советская Россия"19 предупреждала: «Признание договора 1939 г. противоправным позволяет поставить под сомнение законность пребывания на землях Прибалтики и других западных территориях миллионов советских граждан, переселившихся туда после 1939 года». Так и случилось. Подавляющая часть некоренного населения в «цивилизованных» странах Балтии превратилась в бесправных «лиц без гражданства», «граждан второго сорта», «оккупантов». Здесь только гражданам предоставляется право быть правомочными субъектами приватизации и свободно распоряжаться своей собственностью. «Неграждане» лишены прав на владение приватизированным жильем, на получение образования в государственных вузах на родном языке, на создание организаций, защищающих их интересы, то есть на политическую и профсоюзную деятельность. Русские получают меньшую социальную пенсию, чем представители титульных наций; им запрещается владение землей и недвижимостью, т. е. они не допускаются к разделу госимущества, в значительной мере созданному русскими руками.

Россия времен М. Горбачева сама дала мощный козырь в руки нелояльным к ней государствам. Решение II съезда народных депутатов стало отправной точкой во всех исторических изысканиях заинтересованной стороны, которые преимущественно сводились к следующему: «Интерпретация событий 1940 г. как насильственного присоединения прямо связана с разработкой законодательства о гражданстве в Эстонии и принципиальным вопросом — если большинство русских появилось в Эстонии для того, чтобы проводить в жизнь оккупационную политику Советского Союза после того как Эстония была аннексирована в 1940 г., то на какой правовой основе оккупанты и их потомки могут стать гражданами восстановленной в 1991 г. Эстонской республики?» И далее: «Ответом на этот вопрос стало автоматическое предоставление гражданства гражданам Эстонской республики до 1940 г. и их потомкам, и определение возможностей натурализации для остального населения Эстонии…». И это только частичные последствия непродуманных шагов, касающиеся судьбы соотечественников. Кроме того, это покушение на нашу Победу со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Ангажированная официальная оценка секретного протокола к договору 1939 г. требует пересмотра с позиции национальных интересов. Кроме того, следует уходить от стереотипов, заданных тем неверным временем.

Сегодня существует серьезная документальная и историографическая база по рассматриваемой проблеме. Пристрастные оценки того периода, когда готовилось крушение мощной державы, были естественно, тенденциозными, и сегодня они работают против российской государственности.

В 2008 г. российские ученые выступили с инициативой пересмотра решения II съезда народных депутатов СССР. Такое предложение озвучил руководитель Центра истории войн и геополитики Института всеобщей истории РАН, президент Ассоциации историков Второй мировой войны О. А. Ржешевский. Подобная инициатива со стороны руководителей профильных комитетов ГД РФ поддержки не получила [8, 221].

В потерявшей государственнический инстинкт постсоветской России постоянно издается и переиздается порочащая советское прошлое «историческая публицистика». В общественное сознание граждан РФ прочно вошли «отголоски» книг Виктора Резуна (подписывающего свои пасквили славным в России именем «Суворов»), где он ставит под сомнение историю Второй мировой войны, ломает методологию в подходах к ее изучению. Автор этих книг — малопрофессиональный разведчик, ставший профессиональным предателем, перешагнувшим через Родину и военную присягу. «Ледокол» имеет подзаголовок «Кто начал Вторую мировую войну?». Главная линия в книгах В. Резуна-Суворова — доказательство агрессивности политики Сталина, и, соответственно, Советского Союза. Эти книги известны, они — повсюду. Общий тираж «Ледокола» давно перевалил за два миллиона. Куда менее узнаваемы представленные сравнительно небольшими тиражами книги, разоблачающие эту «большую ложь».

По мнению профессионалов, «…вершина исследовательского „гения“ В. Резуна есть повторение пропаганды нацистских преступников, пытавшихся оправдать вероломное нападение на СССР». Однако идет отрезвление общественного сознания, и книгам В. Резуна все труднее найти читателя [5, 228].

В Российской Федерации на протяжении уже ряда лет идет процесс ликвидации военных академий — славы и гордости страны. Иногда это делается под видом реорганизации. Суть этого слова уже хорошо известна.

В пока еще существующей знаменитой Академии Генштаба взламываются традиции, которые являются определяющими. Симптоматично, что здесь ликвидирована важнейшая кафедра «Истории войн и военного искусства».

Не удивительно, что в государстве, целенаправленно разрушающем, несмотря на протесты общества, мнения экспертов и профессионалов, систему не только гражданского, но и военного образования, растут поколения, которые воспринимают мифы про советских оккупантов как истину.

Кроме того, и это важно: следует отказываться от таких терминов как «тоталитарное» общество применительно к нашему прошлому. Это пропагандистский, идеологический термин, вошедший в научный оборот на Западе. Он применяется в западной социологии и политологии. Но он разработан противниками СССР в «холодной войне». И кроме советских диссидентов его не использовали в Советском Союзе. Здесь много спекуляций и доведения до абсурда. И главное: только в рамках этого интегрального термина можно уравнять «коммунизм» и «фашизм». В таком случае, зачем вдалбливать этот термин в сознание молодых поколений?

Нужно выстраивать четкую систему реабилитации истории советского периода, а значит необходимо договариваться о терминах.

Попутно заметим, что «тоталитаризм» уже устаревающий термин. Что касается современного общества Америки, то оно скоро вполне будет соответствовать определению «тоталитарного» — там пропагандируется поголовная слежка — дети должны доносить на родителей, соседи — друг на друга. Там планируется тотальное прослушивание всех телефонных переговоров и вполне реальным становится внедрение микрочипов.

В мае 2009 г. вышел указ президента России Д. А. Медведева «О Комиссии при Президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России». В преддверии 65-летней годовщины Победы это было особенно значимо, будущее покажет, как сложится судьба этого начинания.

Государственная Дума Р Ф, видимо, не должна ограничиваться решениями, осуждающими, например, «эстонский вандализм». Нужен закон, который определял бы понятие страны, возрождающей фашистские традиции, и, соответственно, перечень мер дипломатического, экономического, культурного и иного характера для противодействия данной стране или ее политической элите.

Внешняя политика СССР в 1939—1940 гг. — не только страница отечественной истории, но и современные реалии. В конечном итоге российское общество, особенно молодая его часть, должны знать: рассматривать ли договор о ненападении между Германией и СССР как национальный позор или как закономерную победу руководства страны и советской дипломатии в условиях попустительства агрессору со стороны западных держав? До тех пор пока официальная Россия не признает, что заключенный Сталиным в августе 1939 г. договор с Германией не выходил за рамки общепринятых в то время международных политических норм, она всегда будет объектом претензий и унижений. И если мы публично не отвергаем знака равенства между коммунизмом и фашизмом, более того, сами едва ли не признаем оккупацию Прибалтики, то в этом случае, чтобы быть последовательными, мы, действительно, должны брать на себя ее содержание. Преступные режимы, если признать таковым наше прошлое, должны нести свою долю ответственности. Пока мы сами не реабилитируем советский период — все эти катастрофические для России последствия окончательно добьют нашу государственность. Есть евангельское — «да — да, нет — нет, остальное от лукавого».

Нужна четкая и ясная позиция [6, 17].

Заключение

В заключении необходимо отметить, что, не смотря, на все негативное, связанное с Великой войной, есть множество молодых людей, многие из которых по возрасту еще дети, у которых многие взрослые могут поучиться, как надо дорожить Родиной. Их молодое, но ясное национальное самосознание не желает потакать тому, что унижает достоинство России и, значит, их личное «я».

Вот на таких молодых людей мы и должны возложить свои надежды. Вот они и есть наши подлинные наследники -- наследники Великой Победы. Вот они и спасут, и возвысят, и возвеличат Россию.

Дряхлому народу понятия «герой» и «подвижник» обременительны и противны. Россия -- страна молодая, российский, русский народ -- народ молодой. Нам предстоит восхождение и возвышение. Нам без героев и подвижников не обойтись. Мы должны добиться того, чтобы дети мечтали стать героями, примеряли к себе качества и героическую историю своих отцов, дедов и прадедов, свершивших огромное множество славных дел, среди которых особо высится Великая Победа в Великой Отечественной войне.

В сознании народов, населяющих бывшие территории Советского Союза, живет чувство высокого патриотизма, национальной гордости и личного достоинства, порожденное многими славными делами и, прежде всего -- Великой Победой. Оно проявляется в виде героического и самоотверженного взрыва патриотических чувств, направленных на защиту Отечества, когда возникает угроза агрессии.

Список использованных источников

1. Афанасьева Л. И., Меркушин В. И. Великая Отечественная Война в исторической памяти россиян// Социс. 2005. — № 5. — с. 22 — 27.

2. Всемирная история / под ред. Г. Б. Поляка, А. Н. Марковой. — М.: ЮНИТИ, 2009. — 611 c.

3. Всемирная история новейшего времени. В 2 ч. Ч. 1. 1917−1945 Ред. Колоцей Л. А. Гродно: ГрГУ, 2002. -- 226 с.

4. Ильинский И. М. Великая Победа: наследие и наследники// 2005 -- № 2 К 60 — летию Победы в Великой Отечественной войне — с. 5−18.

5. Исаев А. АнтиСуворов. — М.: Яуза, Эксмо, 2006 г. — 385 c.

6. Начало Великой Отечественной войны: Современная историография: Сб. обзоров и реф. / РАН. ИНИОН. Центр социал. науч. -информ. исслед. Отд. истории; Отв. ред. Минц М. М. — М., 2011. -160 c.

7. Путин В. В. Страницы истории — повод для взаимных претензий или основа для примирения и партнерства? — «Gazeta Wyborcza». — 31 08 2009 г. // http: //premier. gov. ru/

8. Пыхалов И. Великая оболганная война. -М.: Яуза, Эксмо, 2006 г. -411c.

9. Саралиева З. С., Балабанов С. С. Отечественная Война в памяти трёх поколении// Социс. 2006. — № 11. — с. 25 — 29.

10. Тавокин Е. П., Табатадзе И. А. К вопросу об исторической памяти о Великой Отечественной Войне// Социс. 2010.- № 5. — с. 30 — 34.

11. Тощенко М. В. Историческое сознание и историческая память. Анализ современного состояния// Новая и Новейшая история. 2001.№ 4.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой