Дискуссии о предмете социологии в современной отечественной литературе

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Юридический факультет

Кафедра гуманитарных и социальных наук

Курсовая работа

По дисциплине Социология

Тема

Дискуссии о предмете социологии в современной отечественной литературе

План

Введение

1. Социология и исторический материализм

2. Дискуссии о предмете социологии конца 70-х — начала 80-х годов

3. Отечественная социология 90-х годов

Заключение

Список используемой литературы

Введение

Вопрос о предмете социологии — один из тех, которые образуют её теоретико-методологический фундамент. Этот вопрос одновременно теоретический и практический. Он касается не только структуры социологического знания, но и эффективности технологии его формирования. Без образа изучаемого объекта, его концептуальной модели нельзя сформировать теорию и метод, а также составить элементарную анкету, не говоря уже о программе исследования.

Спор о предмете социологической науки ведётся давно. С ним можно ознакомиться в работах отечественных и зарубежных исследователей. В данном кратком историческом очерке мы остановимся на содержании тех дискуссий, которые велись в нашей стране после возрождения социологии в 60 — 90-е годы.

«Одни социологи рассматривают общество как структурированную систему, другие — как совокупность взаимодействующих индивидов, одни изучают материальные факты, другие символы. Ткань общественных отношений настолько сложна, что практически невозможно в одном определении выразить столь широкомасштабный предмет социологии». Волков Ю. Г., Мостовая И. В. Социология М., 1999. Долгое время в отечественной социологии господствовала трёхуровневая модель структуры социологического знания: общая социологическая теория, частные теории, эмпирические исследования. Утверждалось, например, что должна быть одна единственная общая теория, их не может быть несколько, хотя бы конкурирующих. Впервые развёрнутое обоснование этой точки зрения было изложено в статье журнала «Коммунист», где утверждалось, что исторический материализм как общесоциологическая теория включает в себя исследование законов функционирования различных социальных общностей, совокупность специальных социологических теорий различного уровня общностей и, наконец, конкретные социологические исследования.

Так, в одной из первых дискуссий о предмете и структуре социологической теории (МГУ, 1968 г.) Д. М. Угринович, характеризуя исторический материализм как общесоциологическую теорию, выделил ещё один уровень — специальные, или частные социологические теории. Эта идея повторена в середине 80-х годов И. С. Коном, В. Н. Ивановым Иванов В. Н. Социология в системе научного управления обществом М., 1984; Философский энциклопедический словарь М., 1983.с. 641.

Как показало время, отождествление социологии с историческим материализмом было малоконструктивно и не могло обосновать складывающиеся самостоятельные направления социологических исследований. Поэтому в научной литературе конца 70-х — начала 80-х годов вполне закономерно вновь заговорили о предмете социологии, ибо к этому времени произошло вычленение «социального» в узком смысле слова, как расположенного с экономическим, политическим, духовным.

К концу 80-х годов многие социологи стали поддерживать в той или иной мере позицию (хотя допускались оговорки), в которой были отражены поиск и учёт многих притязаний: «Социология — это наука о становлении, развитии и функционировании социальных общностей и форм их самоорганизации: социальных систем, социальных структур и институтов. Это наука о социальных изменениях, вызываемых активностью социального субъекта — общностей; наука о социальных отношениях как механизмах взаимосвязи и взаимодействия между многообразными социальными общностями; наука о закономерностях социальных действий и массового поведения» Ядов В. А. Социологическое исследование: Методология, программа, методы. Саранск 1995 с. 19−20.

Обзор имеющихся точек зрения позволяет утверждать, что сведение предмета социологии только к социальным отношениям делает её выразительницей хотя и важных, но далеко не всех актуальных проблем, которые волнуют как общество, так и человека. Ещё меньше подходит определение предмета социологии как изучение социальных общностей и групп различного уровня (стратификационный подход), так как оно направлено на исследование социальной дифференциации, что само по себе, безусловно, необходимо, но не в полном объёме охватывает предмет социологии.

1. Социология и исторический материализм

Начиная с конца 50-х годов, в отечественной науке состоялось несколько дискуссий, посвящённых предмету, структуре социологии и социологического знания. Они характеризовались различиями в подходах, трактовках и способах решения поставленных задач. Если проанализировать имеющиеся взгляды, то можно сказать следующие.

Прежде всего, это точка зрения, которая идентифицирует социологию и исторический материализм. Впервые данное положение было высказано в 1955 году академиком В. С. Немчиновым. По его мнению, социология представляет собой одну из отраслей философских наук «исторический материализм и есть марксистская социология» Немчинов В. С. Изб. Произв. Т.1 М., 1967 С. 374. Эта идея получила развитие в работах ряда отечественных философов Константинов В. Ф., Келле В. Ж. Исторический материализм — марксистская социология//Коммунист 1966 № 1.

Исторический материализм (материалистическое понимание истории), марксистская теория развития общества и методология его познания. Предметом исторического материализма является общество как целостная и развивающаяся социальная система, общие законы и движущие силы исторического процесса. Исторический материализм — составная часть марксистско-ленинской философии и вместе с тем специфический компонент системы общественных наук. Открыв законы и движущие силы общественного развития, его создатели возвели социологию на уровень подлинной науки об обществе.

Исторический материализм отвергает как идеалистический отрыв общества от природы, так и их натуралистическое отождествление. Специфика общества выражается, прежде всего, в общественных отношениях, образующих данную социальную систему, и в созданной человеком культуре. Характер этой системы, в конечном счёте, определяется степенью государства над природой, материально закреплённой в средствах труда, в производительных силах. Производство, т. е. функционирование и развитие производственных сил, есть фундаментальная основа существования человеческого общества, в общественном производстве своей жизни люди вступают в определённые, необходимые, от их воли независящие отношения — производственные отношения, которые соответствуют определённой ступени развития их материальных производственных сил.

Исторический материализм выступает и в качестве марксистской общесоциологической теории, которая раскрывает специфику структурных элементов социальной системы, характер их взаимодействия, законы общественного развития и механизмы их проявления. Его появление позволило достроить здание материализма «доверху», создать целый научно-философский взгляд на мир, включающий как природу, так и общество, конкретизировать общие принципы философского мировоззрения применительно к обществу, как к особой, социальной форме движения материи, научно проанализировать особенности общественного познания, исследовать природу социальных понятий и диалектику их взаимоотношений.

Важнейшие принципы исторического материализма: признание первичности материальной жизни общества — общественного бытия по отношению к общественному сознанию и активной роли последнего в общественной жизни; выделение из всей совокупности общественных отношений — отношений производственных как экономической структуры общества, определяющей, в конечном счёте, все другие отношения между людьми, дающей объективную основу для их анализа.

Одной из важнейших категорий исторического материализма является понятие общественно — экономической формации как качественно определённого общества на данном этапе развития. Каждая общественно — экономическая формация представляет собой своеобразный «социальный механизм», специфика которого определяется, в первую очередь, материальными производственными отношениями, составляющими базис формации. Базис образует как бы «экономический скелет» социального организма, а его «плоть и кровь» составляет возникающая на основе данного базиса надстройка Чесноков Д. И., Исторический материализм, 2 изд., М., 1965; Добриянов В. С., Методологические проблемы теоретического и исторического познания, М., 1968. Надстройка — это совокупность идеологических, политических, нравственных, правовых, т. е. вторичных, отношений; связанных с ними организаций и учреждений (государство, суд, церковь и т. д.); различных чувств, настроений, взглядов, идей, теорий, в сумме составляющих общественную психологию и идеологию данного общества. С помощью категории общественно-экономической формации исторический материализм неразрывно связывает анализ структуры общества с изучением процесса его развития.

Другая позиция отражала более сложную картину взаимодействия исторического материализма и социологии и в значительной степени была продиктована подходом, заложенном в постановлении ЦК КПСС (1969г.), ставившего задачу развития «исторического материализма как общесоциологической теории» Тощенко Ж. социология М., 2001.

К 1965 году сложилось мнение, что социология — наука о законах и движущих силах развития общества, предмет которой — исследование исторически сменяющих друг друга общественных формаций. Данная точка зрения полностью отождествляла социологию с историческим материализмом. Но данный подход не устраивал многих учёных, которые стали делать разные попытки, чтобы найти компромиссный вариант. Таким вариантом стала трёхуровневая концепция социологии: общая социологическая теория, частные теории, эмпирические исследования.

Как общесоциологическая теория исторический материализм является теоретической и методологической основой конкретных социальных исследований. В связи с развитием этих исследований была сформулирована и разработана точка зрения, согласно которой наряду с историческим материализмом в структуру марксистской социологии включаются частносоциологические теории, обобщающие и отражающие различные направления социологических исследований. Частносоциологические теории различной степени общности (например, социология труда, семьи, науки, права и т. д.) служат промежуточным, посредствующим звеном между общесоциологической теорией и эмпирической базой социологии.

2. Дискуссии о предмете социологии конца 70-х — начала 80-х годов

Как показало время, отождествление социологии с историческим материализмом было малоконструктивно и не могло обосновать складывающиеся самостоятельные направления социологических исследований. Поэтому в научной литературе конца 70-х начала 80-х годов вполне закономерно вновь заговорили о предмете социологии, ибо к этому времени произошло вычленение «социального» в узком смысле слова, как расположенного с экономическим, политическим, духовным Тощенко Ж. Социология. Общий курс М., 1999. И в поисках ответа на вопрос: «А какая же наука занимается социальным развитием?» — появился реальный соблазн обратиться к социологии. К тому, что «социология — это наука о законах развития и функционирования социальных общностей, структур, систем и организаций» Прикладная социология: Словарь Минск, 1984. с 197., стало склоняться всё больше и больше учёных.

Ранее в 1968 г. В Московском университете обсуждался вопрос о «структуре марксистской социологии». Несколько участников дискуссии отождествляли марксистскую социологию с историческим материализмом. Другие полагали, что научный коммунизм есть не что иное, как социология современного общества. Неожиданно социологом Ю. Левадой была высказана третья точка зрения, что социология возможна только как эмпирическая, независимая от идеологии наука. За это он в скором времени поплатился «запретом на профессию». Затем были предприняты попытки свести социологию к функции обслуживания других наук, к обязанностям предоставлять эмпирический материал для философского, политического и исторического осмысления происходящих социальных процессов.

Наряду с этими непрекращающимися попытками свести социологию то к историческому материализму, то к научному коммунизму, то к функции обслуживания других наук, родилось стремление откорректировать понятие социологии в соответствии с новыми реалиями, с опытом проведения эмпирических исследований.

В отечественной литературе конца 70-х начала 80-х годов, как было сказано выше вновь стало актуальным заговорить о предмете социологии, так как к этому времени произошло вычленение «социального» в узком смысле слова, означающим аспект, сторону общественных отношений (экономических, политических, идеологических и др.), собственно «отношения, определяемые положением людей и групп в социальной структуре общества» Руткевич М. Н. Диалектика и социология М., 1980.; взаимодействие общностей Харчёв А. Г. Предмет и структура социологической науки,//Социологические исследования 1981.; группы людей, образующих «собственно социальную структуру» или «типы социальности», определяемые через взаимодействие индивида с обществом Келле В. Ж., Ковальзон М. Я. Теория и история. Проблемы теории исторического процесса М., 1981.; «отношения между социальными группами по поводу их общественного положения» и «между людьми как представителями различных социальных групп общества», «способов взаимодействия социальных общностей Иванов В. Н. Методологические проблемы марксистско-ленинской социологии // Вопросы философии 1986 № 8. «. Как видим, определения социального вращаются в основном вокруг таких понятий, как «общество», «группа», «индивид».

Анализ социологических исследований показывает, что реальностью стали, во-первых, исследования процессов экономической жизни, связанных с проблемами труда, его организацией и стимулированием, занятостью, экологической и демографичеческой ситуациями и т. д. Во-вторых, социология исследует общественно социальные процессы: социальную структуру, распределительные отношения, социальный статус человека, образ жизни, национальные и межнациональные проблемы и т. д. В- третьих, социологические исследования дают возможность глубже понять и раскрыть сущность политических процессов и явлений, связанных с развитием демократии, решением проблем власти, участием населения в управлении, деятельностью общественных организаций и т. п. И наконец, социология, активно изучает духовную жизнь общества: предметом её исследований становится широкий круг проблем образования, культуры, науки, литературы, искусства, религии и т. д.

Отсюда следует, что социологию нельзя ограничить одной из сфер общественной жизни, т. к. круг её интересов касается всех без исключения проблем бытия человека, социальных групп, слоёв и общностей, институтов и процессов, их деятельности, организации их трудовой и повседневной жизни людей. Иначе говоря, и экономическая, и политическая, и духовная сферы также требуют социологического осмысления.

Период 70-х начала 80-х годов был достаточно тяжёлым для социологии в Советском Союзе. Общество было готово получить от социологов объективную информацию, потому что в глазах общественности социология представляла своеобразным зеркалом. Кроме того, от неё ожидали рецептов улучшения жизни. Социологи указывали на новые предметные области: индивидуальное, неповторимое, ситуативное в общественной жизни, на необходимость изучения региональных особенностей и многообразия социальных групп в противоположность традиционным историко-материалистическим исследованиям всеобщих законов развития общества.

3. Отечественная социология 90-х годов

В 90-ые годы Россия начала с поиска самой себя. Не осталась в стороне от этих изысканий и наука вообще, и социология в частности. Жизнь поставила перед социологией задачу откликнуться на новые реальности, адекватнее выразить требования времени, внимательнее посмотреть на накопленный багаж.

Положение социологии изменилось вместе с политикой реформ генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачёва. Реформы в Советском Союзе планировались как изменение важнейших общественных структур. Для осуществления реформ снова возникла потребность в объективных знаниях об обществе, в социологии без идеологических функций. В 1988 г. постановлением ЦК КПСС была подтверждена самостоятельность социологии как науки, социология вводилась как учебный предмет в вузовские программы. 1988 год является важной датой в истории русской социологии, началом её нового этапа.

Однако в конце 1991 г. М. Горбачёв потерял контроль над общественной динамикой, и реформы в Советском Союзе превратились в процесс четырёхмерной трансформации общества: смены экономической системы; реорганизации политических институтов страны; изменение государственного устройства; изменения теории. В этих условиях вновь развернулись социологические дискуссии, темой которых стали: отношение к историческому материализму и развитие теории российского общества; общественная роль социологии; включение российской социологии в международную социологическую дискуссию; методы эмпирического социального исследования; институализация социологии.

Основным содержанием дискуссий в Российской социологии 90-х годов является поиск теории и методов, адекватных для исследования современного российского общества. Начало дискуссии положила критика исторического материализма с точки зрения плюрализма методов познания, признания многообразия и сложности проблем современного общества. В этой связи, прежде всего, произошёл отказ от вышеупомянутой «трёхчленной формулы» согласно которой исторический материализм представляет собой общесоциологическую теорию, научный коммунизм — социологическую теорию современного общества, а специальные социологические теории представляют собой путь от общей теории к эмпирическим исследованиям.

После того, как трёхчленная формула структуры социологического знания утратила официальный статус, сразу же началась дискуссия между социологами и представителями исторического материализма. Каждая из сторон претендовала на адекватное теоретическое знание об обществе и возможностях его развития. Представители исторического материализма считали себя носителями знаний о сущностных законах развития общества. Социологи отвергли такую точку зрения как априорную монологическую конструкцию, как претензию, которая не имеет никакой связи с реалиями сложного общества. Особенно острой критике было подвергнуто упрощённое понимание категории «сущность» как спекулятивного наследия немецкой классической философии и диалектический метод как схематизация социальной эволюции. В противоположность этому, социологи указывали на новые предметы исследования, на индивидуальный, особенный, ситуативный характер социальной жизни, на необходимость исследования региональных особенностей общества, многообразие социальных групп. Тем самым они сознательно выступали против свойственных историческому материализму поисков общего, закономерного и имеющего силу для всего общества. Так как приверженцы исторического материализма больше не имели политической поддержки власти, они держались в дискуссии пассивно и довольно быстро сдали свои позиции.

Критика исторического материализма с точки зрения философии и других дисциплин происходила с позиции плюрализма теоретико-методологических основ. В социологии она была поддержана, прежде всего, Г. В. Осиповым, А. Г. Ионовым, С. А. Эфировым из Москвы. Так, социолог Г. В. Осипов прямо противопоставил абстрактный интерес исторического материализма к социально-экономическим структурам общества конкретному интересу социологии к человеку с его потребностями, ценностными ориентациями и установками. Из его практических замечаний следовало, что теория исторического материализма совершенно не пригодна для потребностей социологического исследования.

Лёгкая победа в дискуссии с представителями исторического материализма поставила на повестку дня три не простых вопроса, а именно: вопрос о предмете социологии; о роли социологии в проведении общественных реформ и вопрос о теории российского общества. Дискуссия о предмете социологии, несмотря на различия в позициях её участников, показала и их большое единство по трём мировоззренческим вопросам, которые «красной нитью» проходят через всю полемику: представление о «социальности» как основной характеристике человеческого рода, вследствие развития которой возникает общество и его структура; понимания социальной реальности как системной и обладающей закономерностями; убеждённость в наличии исторически обусловленных социальных закономерностей.

Результаты дискуссии показывают непрерывную связь современной российской социологии с длительной исторической традицией, согласно которой социология является наукой об обществе и законах её эволюции. Однако обсуждение показало также и нечто новое, а именно: что к предмету социологии относится не только «общество», но и «социальное действие», то есть наряду с макросоциологическими законами предметом социологии являются и микросоциологические явления.

Однако устранение исторического материализма быстро обнаружило теоретический вакуум в отечественной социологии, наиболее заметный в теории общества. В качестве одной из причин указывалось на отсутствие базового социологического образования. Так, по меткому выражению тогдашнего председателя Советской социологической ассоциации академика Т. И. Заславской, мы имеем «социологию без социологов», другой причиной, связанной с первой, являлась изоляция советской общественной мысли от мировой теоретической дискуссии по идеологическим соображениям. Характеризуя ущерб этой политики в области науки, видный социолог Р. Рывкина отмечала: «на протяжении многих десятилетий у нас не публиковались произведения наиболее значительных мировых социологов, что давало возможность воинствующим идеологам извращать содержание научных работ ведущих представителей науки, таких как М. Вебер, Т. Парсонс, П. Сорокин и др.».

Первой реакцией на пробелы в теоретической социологии была публикация переводов классиков мировой социологии. На социологическую дискуссию повлияли также концепции, которые в строгом смысле слова не являются социологическими: концепция «социальной рыночной экономики», «плюралистического общества» и «демократического правового государства». Эти концепции частично заполнили вакуум, возникший после исчезновения социалистической идеологии. В результате попыток адаптации западных теорий в российской теоретической социологии сложилась мозаичная картина, которая была подмечена многими социологами и расценена как симптом кризиса. «Для российской теоретической социологии характерен крайний разнобой точек зрения, слабая их логическая переработка (отчасти являющаяся следствием специфики институциональной организации науки, затрудняющей взаимную критику)» — пишет социолог С. А. Белановский. Между тем, некоторые теоретические и понятийные заимствования из западной социологии довольно хорошо отвечают интересам российских социологов. Это касается, например, теоретических положений и понятий феноменологической социологии: «идентичность», «менталитет», «жизненный мир».

Опыт заимствования западных теоретико-методологических подходов в настоящее время привёл к уравновешенной точке зрения на этот вид интернациональной научной коммуникации. Считается, что механическое заимствование является разрушительным для отечественной теоретической социологии, а в тоже время понимается, что разрушительной является и самоизоляция. Отсюда следует, что развитие социологической теории в современных российских условиях должно осуществляться в тесной связи с отечественной традицией, но при этом следует учитывать и «иностранные» теоретические идеи, общечеловеческий характер научного знания.

90-ые годы ознаменовали важные изменения в эмпирических исследованиях. Широкое распространение получило исследование общественного мнения. Социологи — эмпирики в значительной степени посвятили себя политическим исследованиям, в первую очередь прогнозам выборов. В России существует сильный интерес и восстановлению связи с дореволюционной отечественной социологической традицией.

Переиздаются произведения российских дореволюционных социологов и социальных философов и мыслителей, основана серия книг «Социологическое наследие», в которой вышли сочинения Н. Д. Кондратьева, П. Сорокина «Система социологии» и др., проводятся многочисленные научные конференции, посвящённые классикам отечественной социологии. Всё это повышает значение российского социологического наследия, что ещё не означает продолжения дореволюционных традиций в современной социологии, так как очевидно, что дореволюционные социологи имели перед глазами иное общество, которое трудно сравнить с сегодняшним.

социология институционализация управление общественный процесс

Заключение

Только в конце 50-х -- начале 60-х годов, во время хрущевской «оттепели», снова положительно заговорили о социологии, так как возникла необходимость в более эффективном управлении социальными процессами во всех сферах общественной жизни. Очень трудно быть беспристрастным при восстановлении истории социологии этого периода. Во многом это связано с тем, что непосредственные участники и свидетели того, как все это происходило, живут и здравствуют, а их воспоминания часто противоречат тем официальным документам, которые хранятся в архивах, и тем данным, которые публиковались в периодической печати и других печатных источниках того времени. Поэтому ниже штрихами будут обозначены только основные вехи процесса институционализации социологии, начавшегося в конце 50-х годов, которому так же, как и всей истории социологии, были свойственны свои взлеты и падения.

Ответ на вопрос о будущем российской социологии зависит от пути развития российского общества. В том случае, если в России будет достигнута экономическая и политическая стабилизация с сохранением открытости общества, то со временем советская традиция себя исчерпает, отношение социологов с рынком научных услуг и политиками стабилизируются. Открытость по отношению к международной социологической дискуссии и вступление в творческую жизнь молодых социологов с базовым образованием вместе с возрождением традиций российской социологии будут способствовать развитию российской социологии. Таким образом, к настоящему времени в нашей стране сложился и признан статус социологии как самостоятельной науки, социология реабилитирована политически и идеологически, признана ее важная роль в решении социальных проблем. Крупные ученые-социологи стали привлекаться для разработки и экспертизы документов, имеющих важнейшее народнохозяйственное значение. Появился реальный шанс не только наверстать упущенное, но и преодолеть существующий сегодня разрыв в уровнях развития социологии в нашей стране и на Западе.

Список литературы

1. Барулин В. С. Исторический материализм. Современные тенденции развития. М.: Мысль, 1986.

2. Бороноев А. О., Ельнеев В. Я. О предмете социологии как общей науки об обществе // Социс. 1991 № 5

3. Волков Ю. Г., Мостовая И. В. Социология М., 1999.

4. Глязерман Г., Киле В., Пилипенко Н., Исторический материализм — теория и метод научного познания и революционного действия // Коммунист. 1971 № 4.

5. Иванов В. Н. Методологические проблемы марксистско-ленинской социологии // Вопросы философии 1986 № 8.

6. Иванов В. Н. Социология в системе научного управления обществом М., 1984; Философский энциклопедический словарь М., 1983.с. 641.

7. Ильин В. В. Социология как фундаментальная наука // Социс. 1994 № 3

8. Келле В. Ж., Ковальзон М. Я. Теория и история. Проблемы теории исторического процесса М., 1981.

9. Константинов В. Ф., Келле В. Ж. Исторический материализм — марксистская социология // Коммунист 1966 № 1.

10. Немчинов В. С. Изб. Произв. Т.1 М., 1967 С. 374.

11. Ойзерман Т. И, Проблемы историко-философской науки. М.: Мысль, 1982.

12. Осипов Г. В. Теория и практика социологических исследований в СССР. М.: Наука, 1979.

13. Прикладная социология: Словарь Минск, 1984. с 197

14. Руткевич М. Н. Диалектика и социология М., 1980.

15. Тощенко Ж. Социология М., 2001.

16. Тощенко Ж. Социология. Общий курс М., 1999.

17. Харчёв А. Г. Предмет и структура социологической науки, // Социологические исследования 1981.

18. Чесноков Д. И., Исторический материализм, 2 изд., М., 1965; Добриянов В. С., Методологические проблемы теоретического и исторического познания, М., 1968

19. Ядов В. А. Социологическое исследование: Методология, программа, методы. Саранск 1995 с. 19−20.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой