Дисненщина в годы Великой Отечественной войны

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Сегодня, когда вот уже 62 года как отгремела Вторая мировая и Великая Отечественная война, когда она уходит в глубь истории и 2/3 населения Земного шара составляют люди, родившиеся и выросшие после войны, тема войны приобретает еще большую актуальность, так как о войне и самой победе в ней советского народа, об освобождении от фашизма советскими солдатами Западной Европы идут дискуссии и выдвигаются разные, порой противоречивые мнения, когда многие хотят «подчистить», перекроить, переписать историю, хочется заглянуть в архивы истории, послушать живые воспоминания ветеранов и записи голосов ушедших из жизни свидетелей, чтобы понять, кто все же виноват возникновении этой бесчеловечной трагедии, вдуматься в причины войны и проследить, как боролся и победил советский народ оголтелую свору фашизма. Вообще о войне мы знаем немало, но об истории «маленькой родины», ее вкладе в Великую Победу — до обидного мало. А ведь из малого складывается великое. Поэтому цель моей работы: проследить борьбу «маленькой родины» с фашистскими захватчиками, ее вклад в большую народную победу над врагом. Объектом исследования выбираю ныне самый маленький город Беларуси — Дисну (в прошлом — районный центр, ныне г. Дисны Миорского района). Чтобы достичь поставленной цели, нужно выполнить следующие задачи: проследить, как фашисты захватили г. Дисну и Дисненский район; как устанавливается «новый» порядок; как организовывалась народная борьба на Дисненщине против фашистов и их «порядков»; как зарождалась и росла подпольная и партизанская борьба и какова связь населения с партизанами, с Красной армией.

Изучение конкретных внешних и внутренних условий предвоенного времени, анализ межгосударственных и социально — классовых отношений убеждают, что Вторая мировая война возникла неслучайно. Ее истоки — в тех глубоких противоречиях, которые существовали между ведущими государствами того времени. Сложное переплетение многих факторов — политических, экономических, идеологических — определило причины и характер войны. Главная вина за подготовку и развязывание войны лежит на государствах фашистско — милитаристского блока (и прежде всего Германия и Япония). 1 сентября 1939 года нападением Германии на Польшу началась Вторая мировая война. Германия рвалась к мировому господству, но вначале должна была с помощью силы утвердить свое господство на Европейском континенте. Планы Германии не ограничивались только захватом чужих территорий. На востоке они предусматривали «очищение» значительной их части от местного населения путем его уничтожения, а так же высылкой в другие районы. «Очищенные» территории планировалось заселить немецкими колонистами. Этот план под кодовым названием «Ост» придавал развязанной Германией войне еще более преступный характер. Нападая на Польшу Германия рассчитывала на молниеносную войну (по военному плану «Войся»).

Она обеспечила себе перевес в силах, особенно в технике и вооружении, и Польша была захвачена в течении 36 дней. Советский союз на данный момент не был заинтересован в войне. Германия тоже прикладывает максимум усилий, чтобы обезопасить себя от военных действий на два фронта. И 23 августа 1939 года в Москву прибывает Риббентроп. «После короткой церемонии Риббентропа увезли в Кремль, где немедленно начались переговоры. В два часа ночи был подписан Советско — германский пакт о ненападении» [7, с. 36]. Но несмотря на это Германия серьезно готовилась к войне против Советского союза. В 1940 году немецким военным командованием был разработан план молниеносной войны («план Барбаросса»), согласно которому Германское военное командование рассчитывало моментально разгромить Красную Армию, захватить Москву и ликвидировать СССР. В мае 1941 года был принят план «Ост» — развернутая программа уничтожения и колонизации народов Советского Союза. Нарастание военной угрозы видело внешнее руководство СССР. И хотя со стороны Сталина и его окружения был допущен просчет в определении сроков начала войны, тем не менее ряд мер по укреплению защитоспособности СССР, его западных рубежей (в том числе Беларуси) были приняты. Другое дело, что некоторые из этих мер были запоздалыми и частичными. К тому же армия была обескровлена репрессиями высшего состава и на территории СССР активно работала вражеская разведка. Документы свидетельствуют, что «на территории Беларуси накануне войны были размещены части Западного особого военного округа и 11-й армии Прибалтийского особого военного округа (ПрибОВО), которые состояли из 48 дивизий общим количеством 715 тыс. человек. На вооружении этих частей было 10,8 тыс. орудий и минометов, 3,4 тыс. танков, 1,9 тыс. самолетов. Но строительство приграничных укреплений полевого типа, перевооружение и перестройка всех видов войск только разворачивалась. Противник так же имел количественный и качественный перевес. В полосе Зап. ОВО немцы сконцентрировали 51 дивизию общим количеством 1,6 млн. человек, свыше 14,5 тыс. орудий и минометов, 2 тыс. танков, 1,6 тыс. самолетов» [3, с. 227]. Таким было положение СССр и Беларуси накануне Великой Отечественной войны.

Таким образом, Вторую мировую войну развязала фашистская Германия со своими агрессивными, бесчеловечными планами. До начала войны оно имела количественный и качественный перевес в живой силе, артиллерии, разведывательной информации. На Германию работало большинство государств Западной Европы, и у нее был перевес в материальных средствах ведения войны. Немецкая армия была хорошо подготовлена, полностью укомплектована и оснащена новейшей техникой, имела опыт современной войны. Сталин игнорировал возможность нападения фашистской Германии на СССР. Он верил своему партнеру по договору о дружбе и ненападении. Советские войска не были приведены в боевую готовность; они были растянуты вдоль фронта и вглубь; кроме того, вооруженные силы, в том числе дислоцирующиеся в БССР были еще очень ослаблены массовыми репрессиями.

1. Дисненщина в годы Великой Отечественной войны.

1.1 Бой за г. Дисна и оккупация города и района.

На рассвете 22 июня 1941 года фашистская Германия вероломно, без объявления войны напала на Советский Союз. Началась Великая Отечественная война советского народа против фашистской Германии. Беларусь в числе первых советских республик подверглась ударам врага, а районы Западной Беларуси первыми подверглись ужасам войны. Старожилы г. Десны рассказывают, что весть о начале войны была воспринята жителями Дисны настороженно, со страхом и тревогой. В этом пограничном районе еще не забыли о военных действиях, которые велись не так давно, в 1939 году. Об тревожных днях начала войны на Дисненщине рассказывает ветеран войны и труда Высоцкий В. В. Он говорит, что первых несколько дней ни радио, ни газеты ничего определенного о военных действиях не сообщали. Но настораживало то, что по шоссе Миоры — Полоцк двигались беженцы на всех видах транспорта. Многие шли пешком. Вскоре по той же дороге начали отступать солдаты. Они стремились достичь Полоцкого укрепленного района, где надеялись остановить наступление врага. Но вскоре развернулся бой на территории района. Партийными и советскими органами Дисненского района в соответствии с Директивой правительства была проведена работа по подъему тружеников города и района на отпор врагу. Буквально с первых дней райкомом партии начали организовываться группы и отряды, которые помогали частям Красной Армии, ведущей бой на территории района, а потом стали основой партизанских отрядов. Одновременно велись оперативные работы по сбережению колхозного имущества. Но осуществить полностью намеченные планы не удалось. Фронт стремительно приближался. 3-я немецкая танковая группа к 4 июля 1941 года захватила небольшой плацдарм на восточном берегу Западной Двины в районе г. Дисны. Части 22-й армии отступали с тяжелыми боями [1, № 68, с. 1]. А вот как о трагических событиях отступления 126-й стрелковой дивизии в своем дневнике записывает генерал — майор Кузнецов, командующий этой дивизией: «2 июля в районе м. Казьяны части дивизии форсировали реку Дисна, а 3 июля противник стал переправляться вброд через реку Дисна. Наша артиллерия открыла огонь. Завершил разгром частей противника командир минометной роты 690-го саперного полка лейтенант — орденоносец Дорошенко и командир пулеметной роты этого полка лейтенант Сиянов».

4 июля почти весь день велась сильнейшая артиллерийская дрель, но к вечеру противник бросал в бой все новые и новые силы, образуя большой перевес в технике и количественном составе. Части нашей дивизии вынуждены были отойти на новые рубежи в районе реки Западная Двина.

В ночь на 5 июля форсировали реку, заняв оборону на Западном берегу в районе фольварка Казулина. Во время форсирования реки части дивизии подвергались обстрелу штурмовой авиации противника. В 18. 00. дивизия выступила в направлении Борковичи — Боровуха [8, с. 241].

В журнале боевых действий этой дивизии за период с 28 июня по 7 июля 1941 года записано, что дивизия отходила по прилегающей к Полоцку местности. Отступление осуществлялось под беспрерывными налетами бомбардировочной и штурмовой авиации и воздействием наземного противника, при отсутствии продуктов питания и фуража, горючего и связи с вышестоящими штабами (11-й армии). Дивизия переправила вброд людей и обоз через реку Вилия, Западная Двина, Дрисса. Она отступала по территории от Германович до Дисны и форсировала Западную Двину. Вслед за ней через Дисну наступали 19-я танковая дивизия и части 14-й мотодивизии 57 корпуса противника, за ним двигались 81-я и 206-я пехотные дивизии 23-го корпуса [8, с. 241].

Советские офицеры и солдаты сражались насмерть, но устоять против таких сил противника не могли. И 4 июля 1941 года последние части Красной Армии оставили эти места.

Очевидец, свидетель тех событий, ветеран войны И. А. Лапицкий свои наблюдения и переживания записывает в дневник, в котором рассказывает, как в начале июля 1941 года первые беженцы прошли через Дисну. Эвакуировались семьи служащих. Вскоре началось движение отступающих воинских частей с танками, артиллерией, обозами. Проходили через город, мост, направлялись на Полоцкую улицу. Оглушали взрывы бомб, немецкие бомбардировщики бомбили отступающие немецкие войска, скопление беженцев. Вскоре два вражеских бомбардировщика пролетели в сторону Полоцка и зразу же повернули назад, засыпали бомбами переправу через реку Дисна, жилые кварталы. И по шоссе Германовичи — Дисна отступали советские войска, которые в обход Дисны от Ситьково направлялись к деревням Денисово, Григоровичи, к реке Дисна, где переправлялись через реку вброд. По дороге Лужки — Дисна, что на правом берегу Дисенки (так местные жители называют реку Дисна) наступали немцы. Они торопились перерезать пути отхода. Над отступающими советскими войсками беспрерывно кружили немецкие разведывательные самолеты. А потом совсем низко около сотни тяжелых немецких бомбардировщиков пролетели над Дисной к лесу и начали бомбить советские укрепления в лесу за Двиной (говорили, что там проходила «линия Ворошилова»). Казалось, что ее совершенно разгромили, но потом оказалось, что эта бомбежка больших разрушений укреплениям не принесла. А 5 июля произошел бой за г. Дисна. Советские воины отступили на правый берег Двины. Красная Армия оставила город [2, с. 478]. во время захвата Дисны врагом разрушения были невелики: уцелел мост через реку Дисна, не получила повреждений православная церковь и др., но костел, здание почты, военкомата и др. были разрушены.

Таким образом, 5 июля 1941 года г. Дисна и Дисненский район были захвачены немецко — фашистскими войсками, т. е. только через две недели после нападения фашистской Германией Дисненщина была оккупирована. Четверо суток шел бой за крохотный городок. Из документов, воспоминаний свидетелей событий — ветеранов Великой Отечественной войны — видно, что вторжение гитлеровских войск даже в такой маленький городок как Дисна не было увеселительной прогулкой: каждая пядь советской земли мужественно сопротивлялась, защищая свою родину, свободу и жизнь, не позволяя противнику реализовать его план «молниеносной войны».

1.2 Установление «нового порядка».

После оккупации Беларуси был произведен ее административный раздел, согласно которому Витебская область (и Дисненщина) была отнесена к так называемой области армейского тыла группы армий «Центр». В свою очередь ее территория, как и другие, разделялась на округи (гебиты). Территория Дисненщины и Миорщины отходило к Глубокской округе. Во главе округи стоял немецкий ставленник — гебитскомиссар. В Браславе находилась поветовая управа во главе с бургомистром, в Миорах и Дисне волостная управа [8, с. 249]. В городе и сельской местности началось возобновление органов управления, которые существовали при поляках. «В свои «маентки» возвращались бывшие помещики, начало поднимать голову бывшее кулачество. Земли колхозов, все общественное имущество фашисты объявили собственностью Германии. Население обкладывалось разными налогами. «[8, с. 243]. Бургомистром Дисны был назначен Бринкевич, секретарем — Солнцев, комендантом полиции — Свинярский. Войтом Николаевской гмины — Белевич, секретарем — Багутский, комендантом полиции — В. Малькевич и его заместителем — Стах Альхимович. Поляки считали, что такие порядки немцы сохранят навсегда, а потому угождали им, пытались заслужить их доверие"[8, с. 249]. В городе и районе был установлен оккупационный режим. Германская оккупационная политика являла собой широкий комплекс мер, неотъемной частью которых был жестокий террор, уничтожение населения и, в первую очередь, ликвидация идеалистических и политических основ государства, разрушение ее продуктивных сил, массовое порабощение населения, повсеместное введение рабско — крепостнической организации труда. И в Дисне установление «нового» порядка началось с арестов и расстрелов партийно — советского актива и мирных жителей. Уже 5 июля по приказу коменданта полевой жендармерии обер — лейтенанта Франке Вильгельма была проведена облава на жителей города. Каждый пятый из схваченных был расстрелян. В первые дни оккупации был схвачен и после жестоких мучений и издевательств расстрелян в Полоцке делегат «народнага сходу Беларуси Ф. Д. Манцевич"[8, с. 244]. В первые дни оккупации фашисты замучили и расстреляли известных в Беларуси деятелей: В. С. Стому — депутата Верховного Совета СССР, жителя деревни Касатые, М. И. Шавлюгу из деревни Николаево, депутата Верховного Совета БССР, Г. М. Саковича — члена кп36, былого узника тюрьмы в Лукшиках, Кузьму Крука — борца за освобождение Западной Беларуси от польской оккупации[1, с. 1].

Новые власти для гражданского населения сразу же ввели комендантский час с 20. 00. до 5. 00. приложение 1]. За нарушение приказа наказание вплоть до расстрела.

Одним из ужаснейших злодеяний фашистского оккупационного режима было проведение геноцида в отношении к лицам еврейской национальности. Летом 1941 года по указанию Гитлера руководство вермахта начало разрабатывать планы «окончательного решения еврейского вопроса», что означало уничтожение всех евреев. Политику полного уничтожение граждан еврейской национальности фашисты с особой жестокостью осуществляли на оккупированной территории Беларуси, в том числе и на Дисненщине. Это злодеяние входило в обязанности специальных отрядов. Почти сразу же после оккупации (в октябре 1941 года) района евреев отделили от остального населения, загнали в гетто, обнесенное колючей проволокой. Всю Полоцкую улицу в г. Дисна заселили евреями из Николаевской и Язненской гмин. Из имущества у евреев было только самое необходимое, все остальное разобрали полиция и служащие гмин и магистрата. Евреям было приказано под страхом расстрела носить на плечах опознавательные желтые круги (латки), ни куда не отходить без разрешения, выполнять принудительные работы [приложение 2]. Особенно ужасным стал для евреев Дисненщины 1942 год, когда было проведено их массовое уничтожение. По воспоминаниям свидетеля тех преступлений И. А. Лапицкого 14 июня 1942 года все еврейское население из гетто было выведено за город, за реку Дисна, где уже самими евреями была выкопана яма 5×4 метра, длиной 120 метров. Вся территория вокруг была оцеплена полицией и немцами. Поперек ямы были положены доски. Евреям приказали раздеться и по пять человек гнали на эти доски. Как только несчастные жертвы ступали на них звучали пулеметные очереди и мертвые падали в яму. В результате такого страшного «конвейера» в тот день было убито 3800 человек. (В книге «Нямецка — фашысцкi генацыд на Беларуси 1941 — 1945» дается другое число — 2181)[8, с. 265]. Вот как об этих злодеяниях фашистов рассказывает в своем дневнике И. А. Лапицкий: «Евреи в гетто жили в ужаснейших условиях. Немцы и полицаи назначали их на самые тяжелые работы, били и издевались над ними. Часто назначались большие взносы золотом, а при неуплате расстреливали по несколько человек. Старшими в гетто были определены Рохман и Пайкин. Они вели порядок, через них немцы решали все вопросы. Однажды за неуплату очередного золотого взноса была отобрана группа евреев, в том числе пожилая жена закройщика Грунеса. На место расстрела прибежала ее дочь, стала упрашивать немцев заменить мать. Немцы сделали «услугу», расстреляли и мать и дочь. Уже тогда ходили слухи, что в других районах гетто ликвидированы — немцы провели массовые расстрелы евреев. Говорили, что в г. Глубоком при ликвидации гетто евреи оказывали немцам серьезное сопротивление, к которому они хорошо подготовились, запасли оружие, даже немецкую одежду. Три дня немцы атаковали гетто и вынуждены были использовать бомбардировщики, понесли большие потери. Дисненские же евреи, ожидавшие ликвидации гетто со дня на день, оставались все на месте до последней минуты. При расстреле Дисненского гетто много евреев, спасаясь, потонуло в Дисенке. Наш сосед, сын Соломона Эльперина, спасся в лесу. Там оказалось много беглецов. Тогда немцы объявили, что все евреи могут явиться в Глубокое для отправки в Палестину. Ссылались при этом на еврея Калмановича из Германович. Нашлись, которые поверили в обман и были, конечно, расстреляны, но большинство ушли к партизанам"[4, с. 265]. А вскоре ужасная трагедия произошла в Блогиниках — так ранее называлась современная деревня Калиновое, что на Дисненщине (Язненский сельсовет). В начале ноября 1943 года родные места навестили молодые партизаны Миша Феськович и Саша Ермаков. Заночевали в деревне Семенчиках. Случайно туда забрели полицейские. Партизаны успели уйти, но в спешке забыли сумку, в которой были списки партизанских связных. Полицейские расправились в деревне Семенчиках с семьями В. С. Попелы и В. М. Сапеля, где ночевали партизаны, сожгли их дома. А в воскресенье в Блогиники приехали каратели. Деревню окружили, поставили пулеметы, начали стрельбу. Всех жителей собрали, выстроили в шеренгу против церкви. Пьяные каратели стреляли каждого пятого, потом через одного. Случилось, что второй была 10 — летняя девочка Мария Коваленок. Фашист подошел к девочке, что — то сказал ей, погладил по волосам и выстрелил в головку.

В тот день хоронили жителя деревни В. И. Коваленка. Всех, кто шел за гробом, поставили в ту же шеренгу. Лошадь с покойником на возу ходила по деревне целые сутки. Одновременно каратели жгли дома. Спаслись только те, кто как-то смог убежать. Среди убежавших была и дочь учителя Хвощева (который погиб одним из первых) — Люда. Она сообщила партизанам о трагедии. Ужасная расправа прервалась, когда со стороны деревни Семенчиков раздалась пулеметная очередь: стреляли народные мстители. Их было только трое, но каратели в панике побежали. Все люди бросились в разные стороны. Им было наказано жить[8, с. 245].

Среди живых — Вера Иосифовна Сыротокина, которая вспоминает, как жестоко каратели издевались над односельчанами и ее семьей, сожгли дом, убили отца и мать, выстрелив в девочку и выбросив ее в сени. А когда фашист решил, что девочка еще жива решил добить ее. Но она выжила (раздались пулеметные очереди партизан и каратели убежали) оставшись слепой и покалеченной. «А еще каратели сожгли полностью деревню Залесья. Только из одной нашей деревни каратели забрали 60 жизней. «[8, с. 246]. А вскоре в районе и Дисне сделали облаву на молодежь и отправили в Германию служить «Рейху». Чтобы хоть как-то прикрыть злодеяния, добиться склонности населения, утаить свои захватнические цели (ведь вначале войны гитлеровцы утверждали, что немецкая армия несет свободу советскому народу, называли себя представителями цивилизованной Европы), «новая» власть шла на некоторые уступки в культурно — просветительной области, местном управлении, работе с молодежью. Гебитскомиссар Глубокской округи Пауль Гахман составил план работы в направлении политики, экономики, школьного дела и др., начав с плана работы управленческого аппарата [документы в приложении 3] [8, с. 255−260]. Но враг недооценил свободолюбия и патриотизма советского народа и, продолжая выполнение плана «Ост», вызывал еще большую ненависть и сопротивление населения.

Таким образом, на оккупированной Белорусской земле фашистские захватчики ввели «новый» порядок — государственную систему мер, направленную не ликвидацию советского строя, эксплуатацию народного добра, закрепощение и уничтожение людей, насильственного вывоза молодежи на каторжные работы в Германию, чем еще больше усилили ненависть народа к себе и вызвали к сопротивлению.

2. Народная борьба против фашистов на Дисненщине

2.1 Зарождение и рост подпольной борьбы

С первых же дней оккупации Дисны и района началось сопротивление населения в самых разнообразных формах — от невыполнения мероприятий оккупационных властей до вооруженного сопротивления. Уже в августе 1941 года начала объединяться молодежь Николаевского сельсовета. Вскоре была образована подпольная молодежная организация, секретарем которой сначала была Глафира Васильевна Римденок (Кочан), а затем Андрей Еленский. В организацию вошли Рита Римденок, Костя Еленский из Луговцов, Мария Лисовская из Луначарска, Тихон Федорец из Федорцов, Максим, Виталий, Петр, Иосиф и Анна Мядельцы из Шарагов, Люба, Иван, Елена и Милентий Свяцкие из Денисова, Валя и Зоя Черен из Бумова и др. 8, с. 277]. Комсомольцы начали со сбора оружия на местах боев за Двиной. Они спрятали в ближайших лесах два станковых пулемета, семь ручных, около двадцати автоматов, несколько десятков винтовок и множество патронов. Устанавливали связи с воинами Красной Армии, очутившимися в окружении и осевшими среди местного населения. Первым присоединился к подполью советский офицер Иван Зубков. А к весне 1942 года в организации насчитывалось около 100 юношей и девушек. В управляющее ядро подполья входили Г. Римденок, И. Зубков, А. Еленский. В марте 1942 года они приняли решение об образовании партизанского отряда. Но осуществить намеченное комсомольцы не успели. По доносу предателя начались массовые аресты. Особенно жестоко на глазах родных и односельчан допрашивали Андрея Еленского и Тихона Федорца. Они погибли, но не выдали товарища. Остальных подпольщиков несколько дней держали в подвалах, допрашивали и избивали. Но признания не добились и вынуждены были отпустить [8, с. 277]. Потом абсолютное большинство подпольщиков ушли в партизанские отряды, некоторые остались работать связными. В г. Дисна тоже была создана и активно работала подпольная группа которой руководила Ия Лапицкая. В руководящее ядро входили Николай Федорец, Владимир Заяц и Глафира Римденок (у которой уже был опыт подпольной работы). Первоначальная работа этой группы была связана с оказанием помощи советским воинам, попавшим в окружение — ребята помогали окруженцам переправляться через Зап. Двину, потом собирали оружие, разрушали телефонную связь[4, с. 316].

С ноября 1943 года подпольную (и партизанскую) борьбу на Дисненщине возглавил подпольный райком партии и райком комсомола. Теперь группа стала работать под руководством старших товарищей, а с появлением на Дисненщине партизанских бригад — в тесном взаимодействии с ними, выполняя поручения, задания, отдавая им отчет о сделанном.

Ия Лапицкая устроилась регистратором в Дисненскую городскую больницу. Она через товарищей — подпольщиков передавала партизанам медикаменты, обувь, одежду. С октября 1943 года группа поддерживала постоянную связь с 4-й Белорусской партизанской бригадой. В частности связь велась через Ию Лапицкую с зам. командира 4-й Белорусской партизанской бригады разведки Марком Свириденко и командиром 3-го отряда А. А. Семеновым. От них группа получала задания, перед ними отчитывалась за выполнение[1, с. 315].

1 ноября 1943 года Ия Лапицкая встретилась с партизанским командованием в д. Николаево. Ей предложили устроиться работать переводчицей в районной управе. В подполье Ию знали как «Зорьку». Она извещала партизан о размещении немецких войск, защитных сооружений, перевозках. А во второй половине ноября 1943 года разведчица выполнила очень ответственное здание: выкрала из сейфов управы значительное количество паспортов с печатями и подписями. В начале 1944 года Ия составила план размещения гарнизона, укреплений, подходов и подъездов к объектам в Дисне. Используя его, ночью 11 ноября партизаны сделали успешное нападение на город. И в первых рядах народных мстителей на самых опасных направлениях боролась с врагом сама подпольщица и ее мать Надежда Николаевна[2, с. 316].

По заданию подпольного райкома партии Николай Федорец устроился бригадиром строительной бригады: в лесу нужны были не только оружие и боеприпасы, но и бумага для листовок, карандаши, соль, обувь. А на этой должности и достать все это было несколько легче и передать в отряд. «только вот не припомню, что они хоть что — либо построили. Больше руины разбирали», — говорит его жена Федорец Н. Е. 8, с. 317]. Владимир Заяц выполнял задания разведчика отряда № 3 4-й Белорусской партизанской бригады. Сначала Владимир работал в паре Ией Лапицкой, работающей в то время в управе. Он забирал у нее пакеты, патроны и через М. В. Свяцкого передавал в отряд. Но частые визиты к Ие могли насторожить немцев, поэтому Владимиру было дано другое задание: он встречался с Владимиром Редькой и Геннадием Тараракой, работающими в Дисненской управе, приносил им задания партизанского командования, они передавали сведения об укреплении гарнизона и др. 8, с. 319].

Очень интересная судьба в подпольной борьбе с фашистами у Глафиры Римденок. После работы в Николаевской подпольной организации Г. Римденок вливается в Дисненскую подпольную группу, много делает по организации группы, выполняет задания связной, потом агентурной разведчицы бригады «Октябрь», после начинает работать и на 4-ую Белорусскую партизанскую бригаду. При разгроме бригадой гарнизонов в Дисне, Лихачах Римденок обеспечила командование бригады ценными разведданными. Гитлеровцы напали на след Римденок, но опытная разведчица сумела уйти в отряд. Будучи в 3-ем отряде 4-ой Белорусской партизанской бригаде Глафира участвует во многих боевых операциях и часто ходит в разведку. Вместе с отрядом и штабом бригады в дни майской (1944) карательной экспедиции в районе Багна — Мох попала в плотное вражеское кольцо. От расстрела спас немецкий паспорт, с которым она так часто ходила в разведку. Поэтому вместе с гражданским населением ее вывезли в Германию. На родину возвратилась в 1945 году[8, с. 317−319].

Надо справедливо заметить, что подпольная работа в тылу врага в свое время не могла быть официально запротоколирована: любое письменное свидетельство стоило жизни. Партизанские архивы почти не сохранились из-за карательных экспедиций и блокады в мае — июне 1944 года, а отчеты бригад, подготовленные после освобождения, не отображают полностью масштаб борьбы против захватчиков, тем более маленьких городов и районов, особенно Запада нынешней Витебской области. Поэтому картина борьбы на Дисненщине пришлось собирать по крупицам: использовать воспоминания ветеранов войны, их дневники, краткие архивные данные и т. п.

Вот что рассказывает о себе бывшая подпольщица Дисненского подполья Зоя Васильевна Шкиленок (ныне медсестра — пенсионерка д. Язно): 31 марта 1944 года немцы, выследив юную подпольщицу, схватили ее. Ей было всего 15 лет. Через сестру Тамару, которая была в партизанах (бригада «Октябрь», которой командовал Юрченко — Ветров) юная подпольщица сообщала в лес, где местное население прятало оружие, боеприпасы, одежду, подобранные на местах былых боев[8, с. 317]. Зою отвезли в Верхнедвинскую тюрьму. Сначала она сидела в одиночке, потом в общей камере. И она была свидетелем, как однажды ночью Ие Лапицкой, Марии Лисовской, Любе Лущик, Николаю Федорцу, и еще кому — то пятому связали руки и посадили в крытую машину. Было 4 часа утра 28 апреля 1944 года. Она видела, как позднее, днем, выводили из тюрьмы мужа и жену Орловских, Щербицкого и других узников на расстрел[8, с. 317]. Очередь самой подошла 6 мая. Вместе с другими девочками-подростками ее посадили в вагон, шедший в Германию. Очутилась в концлагере около города Зиген, где ее освободили американцы. Домой возвратилась только осенью 1945 года[8, с. 318].

А В. П. Заяц вспоминает о подполье и подпольщиках с гордостью: «Имен и фамилий многих, с кем встречался, даже назвать не могу — не знаю. В группе и отряде давали пароли, называли место встречи, приметы. Но с кем чаще всего работал — знал. Вот, например, Михаил Тюлько — он служил в полиции — передавал партизанам оружие: винтовки, патроны, гранаты. Извещал о перемещении немцев и их «паслугачов». Когда же его заподозрили в связи с народными мстителями, я помог ему добраться в партизанский отряд. Кстати, в партизаны он пришел с оружием в руках… Оружие и боеприпасы передавал в отряд из полиции и Василий Окунь"[8, с. 317−318].

Особенного в борьбе подпольщиков заслуживает священник Николай Никодимовеич Вальенец. Только священником его сделала война, а до этого он работал учителем. По заданию партизанского командования он ездил в Минск, а когда в Дисну пожаловало высокое немецкое начальство. Помог Ие Лапицкой снять копию второй линии фронтовых укреплений. Дом Н. Н. Вальенца в Слободе был надежным местом встреч партизанских разведчиков и подпольщиков[8, с. 318−319]. Когда же в 1943 году в Дисненском районе стала дислоцироваться 4 — я Белорусская партизанская бригада, подпольщики со своим оружием влились в партизанские отряды. Отдельные из них по заданию отряда остались в селах и городе Дисна связными, агентурными разведчиками, оказывая партизанам большую помощь. Как я говорила, документов о подпольной работе на Дисненщине крайне мало, но вот некоторые из них: Архивная справка Института истории партии при ЦК УЕНБ № 5209 — от 24 июля 1965 года. «Лапицкая Ия Ивановна, 1925 года рождения считается связной партизанской бригады Белоруссии Великой Отечественной войны (с которого времени не указанно). В списке партизанской бригады есть пометка, что И. И. Лапицкая была арестована немецко — фашисткими захватчиками (когда не значится). Данных о ее дальнейшей судьбе партархив не имеет"[8, с. 315].

В свидетельстве Владимира Зайца указывается, что «В. П. Заяц действительно участвовал в партизанском движении на Белоруссии в период Великой Отечественной войны в период с 7 сентября 1943 года по 3 июля 1945 года в качестве связного отряда № 3 4 — ой Белорусской партизанской бригады» [8, с. 317]. Или такой документ: Справка «Дана эта справка Федорцовой Н. Я., в том, что бывший ее муж Федорец Николай Ануфриевич во время немецкой оккупации в 1943 году работал в агентуре при 5-ом партизанском отряде 4-ой Белорусской бригады, а так же обеспечивал партизан взрывными материалами. В чем и выдана эта справка бывшим инструктором по взрывному делу 4-ой Белорусской бригады Гладьковским Христофором М. 20. 01. 51 г. «[8, с 316]. Разумеется, документы в архивах о подпольной работе и подпольщиках разных уголков Белоруссии есть, пусть далеко не все в них учтено, но над поиском их еще очень мало работали. Здесь большое поле действий работникам районных и школьных музеев, молодым историкам и т. п.

Таким образом враг не смог сломать волю белорусского народа к освобождению. Даже в самых маленьких и отдаленных от центра Беларуси развертывалась массовая борьба против захватчиков. Организаторами ее в начале войны были не только партийные органы, руководящие советские работники, но и рядовые граждане. На захваченной территории Дисненского района, «Забитого уголка Беларуси, были образованны две подпольные группы, которые, которые с первых дней оккупации собирали оружие, помогали оказывавшимся во вражеском тылу советским воинам перейти в партизанские отряды, вовлекали в подпольную работу, передавали в партизанские отряды орудие, медикаменты, данные о движении немецких эшелонов, о фронтовых укреплениях противника, планы размещения военных объектов и т. д., чем приводили в смятение врага, приближая долгожданный день краха фашистов и их планы».

2.2 Зарождение и рост партизанской борьбы.

С начала 1942 года на территории Дисненского района начинают действовать партизанские группы. Весной и летом движение партизанских групп усиливается. Они устанавливают контакт с местными патриотами, привлекая их к сору разведданных, оружия, выполнению разных поручений. Начало на Дисненщине положил Павел Григорьевич Козловский, который с мая 1942 года по ноябрь 1943 года нелегально жил на хуторах Дисненского и Плисского районах. Позже он стал политруком взвода партизанской бригады имени Жукова, после войны кандидат исторических наук, сотрудник Института истории Академии наук Беларуси[8, с. 278]. Подъем партизанского движения на Дисненщине, как и на всей Беларуси, пришелся на весну — лето 1942 года. Этому содействовали образованные в мае 1942 г. центральный и Белорусский (сентябрь 1942 г.) штабы партизанского движения. С помощью штабов организация партизанских сил в Беларуси получила качественно новые черты. Теперь широко начала распространятся отрядная форма организации партизан. Отряд стал боевой единицей вооруженных патриотов. Опыт борьбы породил и более высокие формы организации партизанских сил — в первую очередь бригады, а вскоре зональные и областные партизанские соединения. Росту рядов партизан в Западных районах Беларуси содействовала и передислокация ряда партизанских соединений из Восточных районов, а так же перемещение в местах отдаленных областей.

Летом 1942 года в Миорском, Дисненсеом и Шарковщинском районах действовала группа уполномоченного ЦК и Вилейскогох обкома партии А. И. Шевченко. Объединившись с группами П. Ф. Рудкова и Н. З. Уминского, она наносила чувствительные удары по врагу[8, с. 243]. Из — за линии фронта прибыл на Дисненщину спецотряд «Неуловимые» (командир М.С. Прудников), который скоро перерос в партизанскую бригаду. Теперь народные мстители начали проводить довольно значительные операции. Например партизанский отряд Медведева, который позже влился в бригаду ЦК КП (б)Б, разгромили волостную управу в м. Язно и взорвали маслозавод[8, с. 279]. что очень встревожило немецкий гарнизон в Дисне. В 1943 году Витебский подпольный обком партии упорядочил партизанские формирования и руководство ими, в результате чего из Россонских лесов 9 октября 1943 года прибыла на Дисненщину и начала действовать 4-я Белорусская партизанская бригада (командир В. А. Созыкин, В.К. Шендель). Бригада должна была вести разведку в интересах Калининского фронта, 395 бойцов и командир начали боевую работу с разгрома гитлеровцев. Опираясь на помощь местных подпольщиков, через 5 дней бригада полностью уничтожила вражеский гарнизон в д. Лихачи, захватив три пулемета, миномет, 14 винтовок, большое количество боеприпасов и амуниции. А потом началась диверсия на коммуникациях врага, развернулась массово- политическая работа среди местного населения[8, с. 251].

С ноября 1943 года деятельность партизан и подпольщиков координирует подпольный обком и райком партии, а с января 1944 года в Дисненском районе выходит орган подпольного райкома КП (б)Б «Клiч партызана"[8, с. 252]. Партизанские бригады соседних районов начинают действовать в тесном контакте, проводят крупные боевые операции. Большой резонанс имела совместная операция бригады им. Рокоссовского и бригады «Октябрь» по разгрому вражеского гарнизона в Миорах. Эта боевая операция была проведена 30 июля 1943 года во время рейда бригады Рокоссовского на озеро Нарочь. Командовал этим соединением А. В. Романов, комиссаром являлся П. М, Машеров, начальником штаба — В. Н. Дарменев. Бригада форсировала Западную Двину и остановилась в д. Ковалевщина, что на Дисненщине. Эта новость посеяла панику в окружающих вражеских гарнизонах, что и было использовано отрядом № 3 бригады «Октябрь» (командир отряда А.И. Конопелько) бригада «Октябрь» дислоцировалась на Дисненщине. [8, с. 282]. Операция началась на рассвете штурмом вражеских укреплений. Партизаны уничтожили управу, почту, гараж. Потери врага составили 85 человек, у народных мстителей погибло 10 человек и 14 ранено[8, с. 282]. Удары по врагу становятся все более ощутимее и целеустремленнее. Например бригады 4-й Белорусской партизанской бригады держали под ударом железнодорожную магистраль Полоцк-Рига. Они блокировали немецкий гарнизон в г. Дисна, а 11 февраля 1944 года внезапно напали на гарнизон, сожгли там мельницу, электростанцию, склады. В деревне Дорожковичи были захвачены у врага десятки голов скота; 14 февраля уничтожили гарнизон в д. Узмены, а перед этим был разгромлен гарнизон в Леонполе. Только с января по апрель 1944 года бригада провела около 90 боев, провела 12 диверсий на коммуникациях врага[8, с. 280]. Бригада имени Жукова разгромила гарнизон в д, Куриловичи, захватив оружие, боеприпасы, лошадей, коров[8, с. 282]. много проведено было боев местного значения, а еще засады, взрывы на дорогах, вывод из строя железнодорожных колонн и т. д.

Теперь партизанские отряды имени Ленина, им. Жукова, им. Суворова, «Октябрь», 4-я Белорусская, им. Калинина, «Неуловимые», дислоцирующие на Дисненщине контролировали большую часть Дисненского района. Так называемые «Партизанские зоны» занимали большую часть Дисненщины.

Конечно, рост партизанского движения вызывает у фашистов волну карательных операций. Большая карательная экспедиция против бригад им. Калинина, «Спартак», им. Жукова была организованна в конце сентября 1943 года. В ней участвовало до 20 тыс. немецких солдат, при поддержке 12 артбатарей, 20 танков и 40 самолетов. В бригаде им. Калинина было в то время 314 бойцов, вооруженных 13 пулеметами, двумя противотанковыми ружьями, 42 автоматами и 150 винтовками. Примерно такие же силы имели бригады «Спартак», и им. Жукова. Однако несмотря на многочисленный перевес в живой силе и вооружении, немцам не удалось уничтожить формировании народных мстителей. Они прорвали блокаду. А гитлеровцы жестоко отомстили местному населению за поддержку партизанского движения[8, с. 283].

Накануне Белорусской наступательной операции враг стал укреплять гарнизоны, усиливать их давление на партизан. В тяжелых боях в мае 1944 года бригады 4-я Белорусская, «За родину», «Спартак», им. Ленина, им. Калинина, им. Жукова не только отстояли свои позиции, но и расширили зоны действий. В мае только 4-я Белорусская бригада провела около 100 операций, уничтожив более 300 вражеских солдат и офицеров[8, с. 283]. Гитлеровцы попробовали блокировать в конце мая-середине июня 1944 года бригады им. Ленина, им. Пономаренко, 16-ю Смоленскую, им. Усорошкина, 4-ю Белорусскую и «Октябрь» (Дисненский и Миорский районы) в районе болота Багна-мох, но основные силы партизан и на этот раз пробились из окружения, хотя вражеская карательная экспедиция вызвала многочисленные жертвы не только среди партизан. Но и среди мирного населения. И в этот раз в районе Багна-мох были сожжены все деревни (многие так и не отстроились), а д. Суховержье была сожжена со всем населением. Особенно потерпело Залесье-самые глухие населенные пункты на окраине большого лесного массива, служащие базой для партизан. Когда же гитлеровское командование направляло на фронты регулярные части, участвующие в карательной экспедиции, народные мстители направлялись в свои районы дислокации.

О росте партизанских отрядов, формировании бригад, о дислокации и борьбе народных мстителей вспоминает ветеран войны, бывший командир партизанской бригады им. Калинина Гавриленко Ф. Н., записывая в своем дневнике, что в июле 1943 года по приказу Белорусского штаба партизанского движения из бойцов бригады Уткина был создан партизанский отряд, комиссаром которого был назначен он. Отряду предстояло добраться до Дисненского района и дислоцироваться там на границе с Миорским районом. Невдалеке от станции Зябки ночью отряд перешел железную дорогу Молодечно-Полоцк, затем форсировали реку Дисну и остановились на хуторах Барковщина, расположенных на границах Миорского и Дисненского районов.

Вслед за ними в эти места прибыл второй партизанский отряд, созданный таким же образом. Его командиром был К. З. Коробков, комиссаром М. А. Клименок. Совместно начали проводить боевые операции. Разгромив в ряде населенных пунктов вражеские гарнизоны, полицейские участки и волости, они создали значительную партизанскую зону. На подходивших к ней дорогах уничтожали все мосты, устраивали завалы и рвы. Гитлеровцы не могли уже здесь грабить население, угонять молодежь на каторжные работы в Германию. Наладили выпуск газеты и листовок в портативной типографии, которую привезли с собой из-за линии фронта. Отряды росли численно, активизировались их боевые действия. С каждым днем у партизан становилось все больше связных в населенных пунктах, находящихся за пределами партизанской зоны. Связные оказывали огромную помощь народным мстителям, сообщая ценные сведения о вражеских войсках.

В апреле 1944 года была сформирована партизанская бригада им. Калинина, командиром которой стал Н. Ф. Гавриленко, а М.А. Калименок- комиссаром. Бригада состояла из трех отрядов общей численностью более двухсот человек. На льду озера Ельня ими был организован аэродром. Сюда на лед часто садились самолеты, доставляющие оружие, боеприпасы, медикаменты, литературу. К этому времени еще больше расширилась партизанская зона. Гитлеровцы, находившиеся в Миорах, Дисне, Шарковщине и Лужках, боялись выйти из своих гарнизонов. Полностью были выведены из строя железные дороги Воропаево-Шарковщина, Миоры-Друя [2, с. 492−495].

Начальник аэродрома 4-ой Белорусской партизанской бригады Б. Г. Маковейчук в своем дневнике записывает о строительстве аэродрома к весне 1944 года у озера Ельня, что аэродром был крайне необходим в связи с таянием льда на озере. Партизанский строительный отряд начал широкую агитационную работу о необходимости срочного строительства и народ сразу же откликнулся. Каждый день с 18 апреля по 7 мая 1944 года работало на строительстве около 350−400 человек с разных населенных пунктов. Приходили на работу из немецко-полцейских гарнизонов, рискуя своей жизнью. Люди верили в победу Красной Армии.

Как только было закончено строительство, начальник аэродрома по рации связался с аэродромом Чухилино, где стояло 105-ая гвардейская авиачасть, работающая на партизан. Договорились о сигнализации и приеме самолетов. Летчикам за одну ночь приходилось совершать по нескольку рейсов туда и обратно, а партизанам принимать по 30−40 самолетопосадок. За время зимне-весенних полетов партизанами было принято 248 самолетопосадок[4, с472−474]. Вот запись из дневника Б. Г. Макавейчука нескольких последних дней работа аэродрома: Понедельник. 29.5. В 23. 45 зажгли костры в ожидании самолетов. В 00. 10 появился на бреющем полете летчик Бородин, а вслед за ним начали приземляться еще 6 самолетов. Летчики привезли боеприпасы, оружие, а на обратном пути увезли 13 раненых партизан. В районе д. Николаево со вчерашнего вечера и сегодня до 15. 00 завязался ожесточенный бой партизан 3-го отряда с немцами и полицией. А в 15. 00 уже были первые трофеи — 3 винтовки, пулеметные диски.

Четверг, 1.6. дожди день и ночь не перестают. Но, несмотря на такую погоду, сегодня благоприятно приземлилось на площадку 6 самолетов. Эти самолеты были последними. Вокруг нас пылали деревни. С утра завязался ожесточенный бой партизан 3-го отряда с немцами в д. Николаево.

В 14. 00 1 июня 1944 года был отдан приказ о бригаде в котором говорилось «Отрядам с обороны сняться и двигаться в направлении Казьянских лесов"[8, с. 292−297]. «Мы убедились: куда чаще ходили на задание наши партизаны, оттуда активней шло к нам пополнение. Примером этого является Дисненский район. Здесь мы постоянно вели боевые действия, часто встречались с населением, проводили беседы. В итоге в этом районе у нас появилось много связных, проводников. Кроме того, отсюда к нам поступало большое пополнение. Так из Дисненского района в бригаде «Неуловимые» мужественно сражались с врагом жители следующих деревень: Анкуды (Николай Степанович Шумакович), Воронки (Игнат Александрович Щербицкий), Мазурино (Геннадий Михайлович Федорец), Плигавка (Владимир Сидорович Дорошкевич, Филипп Павлович Босянок), Черессы (Дарья Ивановна Кадушко) и др"[2, с. 476−477].

Итак, на Дисненщине действовали следующие партизанские бригады: 1-ая им. А. В. Суворова (в марте-августе 1943 года партизанская бригада «Спартак»). Действовала на оккупированной территории Дисненского, Плисского, Дунеловичесского, Шарковщинского районов. Образованна в марте 1943 года. Командиры бригады П. А. Хомченко, Т. К. Раевский (исп. обяз.), А. Т. Клецов (исп. обяз.), комиссар М. Я. Усачев, нач. штаба Ф. Д. Пивкин, Раевский, Клецов (исп. обяз.). Партизаны учавствовали в «рельсовой войне», только в августе 1943 года подорвали около 300 рельсов, в июне 1944 года — около 2 тыс. рельсов. 1−4. 07. 1944 г. бригада в составе 4-х отрядов и 225 партизан соединились с Красной Армией [8, с. 298].

4-ая Белорусская действовала на оккупированной территории Меховского, Городокского, Рассонскоо, Дисненского, Миорского, Шарковщинского районов БССР, Невельского районов Калининской области.

Образована в июне 1942 года на базе особого отряда В. А. Созыкина и группы партизан 3-й Белорусской бригады. В сентябре — октябре 1943 года сделала боевой рейд из Россонского в Дисненский район. Командиры бригады А. А. Острейка (июнь — июль 1942), Н. Е. Фалолеев (июль — август 1942, октябрь 1942 — август 1943), Е. Х. Сташкевич (август — октябрь 1942, погиб), Созыкин (сентябрь 1943 — январь 1944), М. И. Ермак (январь — июнь 1944, погиб), комиссары Я. И. Касаткин (июнь — октябрь 1942), Г. С. Петров (октябрь 1942 — август 1943), В. К. Шенделев (август 1943 — январь 1944), Ф. М. Расюк (январь — август 1944), нач. штаба Фамалеев (июнь — октябрь 1942), А. Г. Соболев (апрель 1943, погиб), А. П. Плотников (май 1943 — май 1944), П. И. Шариков (май — июль 1944).

Партизаны проводили диверсии на железных дорогах Друя — Шарковщина, Воропаево — Глубокое, в «рельсовой войне» подорвали более 600 рельсов. Разгромили вражеские гарнизоны в д. Леонполь (декабрь 1943) и Узмены (февраль 1944). В феврале 1944 года напали на гарнизон в Дисне. Вели бой около д. Скакуны (февраль 1944). В ноябре — декабре 1942, январе — мае 1943, мае — июне 1944 вели оборонительные бои против карателей. Ночью на 4. 06. 1944 прорвали блокаду в районе д. Манюхи и вышли из окружения. 3. 07. 1944 бригада соеденилась с Красной Армией у д. Пестуны и д. Дворное Село в составе 1,2,3,4,5 и 6-го отрядов общим составом 609 партизан.

На базе бригады действовал Дисненский подпольный райком КП (б)Б и Дисненский подпольный райком ЛКСМБ. В партзанской редакции издавались газеты «Народный мститель» и листовки[8, с. 298−299].

Партизанская бригада им. Г. К. Жукова действовала на оккупированной территории Браславского, Миорского и Дисненского районов. Образована в июле 1943 года в Россонском районе на базе отрядов им. Кутузова (организован в декабре 1943), выделенных партизанской бригадой Россонской им. И. В. Сталина. Командир П. Я Сыромаха; комиссары Сыромаха, П. П. Булойчик (погиб), А. П. Запорожец, М. А. Коровкин; нач. штабаА.П. Запорожец, В. С. Черомин.

Во время рейда в Вилейскую область партизаны прошли с боями более 200 км. Через Полоцкий, Дисненский, Ветринский, Миорский и Шарковщинский районы. В июле — августе 1943 года группа подрывников Иванова и Загнетова на железнодорожном участке Шарковщина — Друя разобрала 300 метров железнодорожного полотна, вывела из строя узкоколейку Дукштас — Друя, которая не была восстановлена до конца оккупации. Осенью 1943 и весной 1944 года вела бои против карателей. В мае 1944 года на шоссе Новый Погост — Шарковщина разбили обоз, захватили много оружия, боеприпасов. На день соединения состояла из 7 отрядов, насчитывала 815 партизан[8, с. 302].

Им. М. И. Калинина действовала на оккупированной территории Дисненского, Миорского, Браславского и Шарковщинского районов. Образована 12 апреля 1944 года на основании решения Миорского подпольного райкома КП (б)Б на базе 1-го (организован в августе 1943 в партизанской бригаде 2-ой Ушацкой им. П.К. Пономаренко) и 2-го (организован в партизанской бригаде им. В. И. Чапаева в Городокском районе Витебской области) отрядов, одновременно в бригаде организован 3-й отряд. Командир Ф. Н. Гавриленко (апрель — июль 1944); комиссар М. А. Клименок (апрель — июль 1944); нач. штаба Н. Н. Чупрак (апрель — июль 1944). Отряды будущей бригады прибыли в Миорский район в октябре 1943 года, в начале ноября были вытеснены карательной экспедицией в Ушацкий район. В феврале 1944 года они (110 партизан) возвратились в Миорский район.

Партизаны в октябре 1943 года сожгли все мосты на шоссе Германовичи — Дисна. В ноябре успешно провели засадный бой против вражеского гарнизона в Дисне, который направлялся на борьбу с партизанами. В феврале 1944 года напали на гарнизон в д. Лужки, в мае 1944 года вели бой против карательной экспедиции, имели большие потери. Участвовали в операции «рельсовая война» на железнодорожном участке Новогрудок — Воропаево.

С Красной Армией бригада в составе трех отрядов и 186 партизан соединилась 2 июля 1944 года в д. Новый Погост.

Им. В. И. Ленина действовала на оккупированной территории Сиротинского, Россонского, Ушацкого, Городокского, Бешенковичского, Шарковщинского и Дисненского районов. Образована в марте 1943 года. Командир бригады М. А. Сакмаркин; комиссар А. В. Синко; нач. штаба Т. К. Раевский, А. К. Изофатов (погиб), В. Г. Александров (погиб), И. И. Конюхов.

В мае — июне 1944 года вела бои с карателями в Дисненском районе, прорвала кольцо противника на участке Красовщина — Старый Пост. 2. 07. 1944 бригада (571 партизан, 7отрядов) соединились с Красной Армией.

«Октябрь» действовала на оккупированной территории Плисского, Миорского, Дисненского, Шарковшинского и Глубокского районов. Образована в сентябре 1943 на базе отряда «Октябрь», организованного в сентябре 1942 года в Усвяцком районе Смоленской области и направленного в Вилейскую область. Командир бригады Ф. К. Юрченко (Ветров) (сентябр 193 — июнь 1944), И. И. Юкша (исп. Обязанности, июнь — июль 1944), комиссар Юкша (сентябрь 1943 — июль 1944), нач. штаба Г. Н. Тельнов (сентябрь 1943 — июль 1944, погиб).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой