Дача взятки (ст. 291 УК РФ)

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

(ФГБОУ ВПО «КубГУ»)

Кафедра уголовного права и криминологии

Допустить к защите в ГАК

Заведующий кафедрой

д.ю.н., профессор

_________ В.П. Коняхин

«____» ______________ 2014 г.

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ (ДИПЛОМНАЯ)

РАБОТА

Дача взятки (ст. 291 УК РФ)

Работу выполнил _____________________________________ Жуликов А. А.

Факультет____________________юридический ______________________

Специальность_____21 100 Юриспруденция

Научный руководитель,

профессор, д.ю.н. _____________________________________М.Л. Прохорова

Нормоконтролер

профессор, д.ю.н. ____________________________________ М.Л. Прохорова

Краснодар 2014

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1. История развития института уголовной ответственности за взяточничество в российском законодательстве

1.1 Ответственность за взяточничество в российском уголовном законодательстве досоветского периода

1.2 Ответственность за взяточничество в российском уголовном законодательстве советского и постсоветского периода

2. Уголовно-правовой анализ основного состава дачи взятки

2.1 Объективные признаки дачи взятки

2.2 Субъективные признаки дачи взятки

3 Вопросы дифференциации уголовной ответственности за дачу взятки и освобождения от нее

3.1 Квалифицированные виды дачи взятки

3.2 Освобождение от уголовной ответственности за дачу взятки

Заключение

Список использованных источников

Приложение А

ВВЕДЕНИЕ

На протяжении последних лет в каждом Послании Президента Российской Федерации отмечается важность противодействия коррупции, которое должно осуществляться по всем направлениям: от совершенствования законодательства, работы правоохранительной и судебной систем до воспитания в гражданах нетерпимости к любым, в том числе, бытовым проявлениям этого социального зла Послание Президента Р Ф В. В. Путина Федеральному собранию Российской Федерации // Официальный сайт Российской газеты — документы // URL: http: // www. rg. ru (дата обращения: 21. 03. 2014 г.)..

Несмотря на меры, направленные на противодействие коррупции, её уровень в России остается высоким, В соответствии с данными международного центра антикоррупционных исследований «Transparency International» уровень коррупции в России неизменно растет. В 2012 г. Россия занимала 146 место по уровню восприятия коррупции, а в 2013 г. — уже 154 место в ряду таких стран, как Демократическая Республика Конго, Кения и Папуа — Новая Гвинея, уступая даже таким слабо развитым государствам, как Нигерия, Никарагуа, Того. Это свидетельствует о том, что в России имеются серьезные проблемы, препятствующие ей интегрироваться в мировое сообщество.

Данные социологического опроса по проблемам взяточничества, проведенного Левада-Центром, показывают, что больше половины опрошенных считают, что взятки дают все, кто сталкивается с должностными лицами, а каждый третий из них полагает, что других способов решения проблем просто не существует.

Поскольку в схеме подкуп-продажность исходным по опасности, скорее всего, следует признать дачу взятки, которая является необходимым условием её получения, то противодействие взяточничеству, прежде всего, необходимо сконцентрировать на данном преступлении, перенеся акцент с получения на дачу взятки.

О необходимости обратить внимание на данный вид преступления свидетельствуют и статистические показатели. Наблюдается тенденция к росту числа зарегистрированных преступлений, предусмотренных ст. 291 УК РФ, Так, в 1997 г. было зарегистрировано 2,1 тыс. преступлений, в 2000 г. — 2,8 тыс., в 2005 г. — 4,1 тыс., в 2010 г. — 4,3 тыс., в первом полугодии 2011 г. — 2,5 тыс. преступлений Статистические данные Генеральной прокуратуры Российской Федерации // URL: http // genproc. gov. ru (дата обращения: 19. 03. 2014 г.).

В то же время латентность взяточничества признается одной из наиболее высоких в общей структуре преступности. Так, в 2012 г. было зарегистрировано 5,3 тыс. преступлений по ст. 291 УК РФ, а по оценкам специалистов, количество фактически совершенных преступлений составило 370,0 тыс. преступлений. Фактические показатели превышают зарегистрированные более чем в 72 раза Там же. На основании этого можно сделать вывод о неэффективности существующих мер борьбы с дачей взятки и иными коррупционными преступлениями. Среди причин столь в серьезного распространения коррупции и высокого уровня латентности рассматриваемого вида преступлений отмечается и несовершенство уголовного закона, а также недостатки правоприменительной практики, которые иногда приводят к тому, что отдельным лицам, обвиняемым во взяточничестве, удается избежать уголовной ответственности.

Указанные обстоятельства предопределяют актуальность и значимость избранной темы исследования.

К проблемам взяточничества в разное время обращались такие отечественные ученые, как Ю. М. Антонян, А. А. Аслаханов, А. Я. Аснис, В. В. Астанин, Т. Е. Басова, Г. Н. Борзенков, Б. В. Волженкин, Т. В. Мокина, Д. Ю. Писарев, Л. А. Прохоров, М. Л. Прохорова, С. В. Руссов и др.

Цель работы состоит в осмыслении законодательного подхода к регламентации уголовной ответственности за дачу взятки. В соответствии с ней поставлены следующие задачи:

— изучить ретроспективу развития института уголовной ответственности за взяточничество в российском законодательстве;

— исследовать уголовно-правовое содержание состава дачи взятки;

— рассмотреть вопросы дифференциации уголовной ответственности за дачу взятки и освобождения от нее.

Объектом исследования данной дипломной работы выступают общественные отношения, возникающие в связи с реализацией института уголовной ответственности за дачу взятки.

Предметом исследования являются соответствующие законодательные положения, теоретические разработки проблемы, сложившаяся судебная практика по делам о даче взятки, статистические материалы.

Методологическую основу исследования составляет комплекс общенаучных и частно-научных методов познания: диалектического, логико-юридического, сравнительно-правового, конкретно-социологического, анализа и синтеза, статистического, исторического.

Структуру данной дипломной работы образуют введение, три главы, объединяющие шесть параграфов, заключение, список использованных источников, приложение.

В первой главе содержится историко-правовое исследование института ответственности за дачу взятки; во второй — уголовно-правовая характеристика состава дачи взятки; третья посвящена вопросам уголовно-правовой оценки квалифицированных видов дачи взятки и освобождения от ответственности за это посягательство.

1. История развития института уголовной ответственности за взяточничество в российском законодательстве

1.1 Ответственность за взяточничество в российском уголовном законодательстве досоветского периода

Борьба с должностными преступлениями имеет многовековую историю. Получив законодательное закрепление, начиная с IХ — Х вв., она была направлена против должностных злоупотреблений лиц, обладающих властными полномочиями. При этом следует отметить, что государственное устройство основывалось на системе кормления, то есть на обязанности населения содержать местную власть. Так, во избежание злоупотреблений уже в Русской Правде (ст. 9 Пространной редакции, ст. 42 Краткой редакции) был определен размер материального содержания государственной власти, были установлены размеры пошлин, уплачиваемых при проведении судопроизводства (ст. 41 Краткой редакции; ст. 74, 86, 107, 109 Пространной редакции) Шишов О. Ф. Основные этапы развития советского уголовного права: монография. М., 1989. С. 42−43.

Такие же законодательные запреты были установлены и в Уставных грамотах князей, например, ст. 1 Уставной грамоты Владимиро-Волынского князя Мстислава Даниловича Российское законодательство X—XX вв.еков: учебник / отв. ред. О. И. Чистяков. М., 1988. С. 53. Первый законодательный запрет на получение взятки встречается в Новгородской судной грамоте (ст. 26). В Псковской судной грамоте также осуждается взяточничество (ст. 4, 48) Там же С. 75.

Прямой запрет взяточничества был впервые закреплен в Судебнике 1497 г. (ст. 1), где, сказано: «посулов боярам, и околничим, и диаком от суда… не имети никому» Там же С. 70. Кроме того, в статьях Судебника нашли отражение меры по ограничению прав кормленщиков (ст. 33, 38, 43, 65, 67). Интересной представляется норма, закрепленная в ст. 33: «А неделщиком на суде на боярина, и на околничих, и на диаков посула не просити и не имати, а самимь от порукы посулов не имати» Российское законодательство X—XX вв.еков: учебник / отв. ред. О. И. Чистяков. М., 1988. С. 55. В данной статье содержится запрет брать посулы как в свою пользу, так и в пользу судей. Ст. 67 предусматривает официальный запрет взяточничества, и, как мне представляется, именно в этой статье впервые встречается запрет не только получения, но также дачи и обещания дачи взятки. В ней сказано: «Чтобы ищея и ответчик судиам и приставом посулу не сулили в суду» Волженкин Б. В. Ответственность за взяточничество по российскому уголовному законодательству второй половины XIX — начала XX века. М., 1991. С. 66. Под словом «сулить» понимается не только дача, но и обещание чего-либо Там же. С 75., что позволяет автору именно так трактовать данную статью.

Образование централизованного Российского государства означало реорганизацию органов местного управления, то есть замену системы кормления, благодаря которой «должность стала приобретать частный характер и на нее стали смотреть как на доходную статью» Российское законодательство X—XX вв.еков: учебник / отв. ред. О. И. Чистяков. М., 1988. С. 53. Правда, система кормления отмирала не сразу, прежде происходило ограничение прав кормленщиков (Судебник 1497 г., ст. 13 Двинской Уставной грамоты (ст. 13) Там же. С. 78., затем замена натурального корма денежным вознаграждением как в Белозерской Уставной грамоте (ст. 2)). Представляет интерес ст. 19 Белозерской Уставной грамоты, в которой во избежание злоупотреблений при осуществлении судебных функций наместниками при рассмотрении дел в суде должны были присутствовать «добрые или лучшие люди».

Дальнейшее развитие нормы о запрете взяточничества получили в Судебнике 1550 г., в котором закреплены различные составы взяточничества. Так, в ст. 3 предусматривалась ответственность, определяемая главой государства за вынесение неправомерного решения: «А который боярин, или дворецкой, или казначей, или дьяк в суде посул возьмет и обвинит не суду, а обыщется то в правду…» Качмазов О. Х. Ответственность за взяточничество по российскому уголовному праву. Владикавказ, 2000. С. 41. В ст. 4 и 5 устанавливалось наказание в виде тюремного заключения в случае составления за взятку подложных протоколов судебного заседания либо неправомерного записывания показаний сторон. Была введена санкция за вымогательство взятки (ст. 32): «А недеящику на суде на бояр и на дворецкого, на околничих, и на казначеев, и на дьякон посуловшепросити, и самому неделщику не имати» Там же. С. 47. Статья 53 указывает на такой вид получения взятки, который принимался за отпуск задержанных за преступления. Статья 99 повторяла запрет дачи и обещания дачи взятки, закрепленные в ст. 67 Судебника 1497 г. Взяточничество судебных чиновников было серьезной проблемой отправления правосудия в России. Царь Иван Грозный, выступая перед Освященным собором в 1551 г., подчеркивал, что одной из главных целей составления Судебника была задача искоренения судебного взяточничества, чтобы справедливости можно было добиться без взяток: «И по вашему благословению Судебник исправил и великия заповеди написал, чтобы то было прямо и брежно, суд бы был праведен безпосулно во всяких делах» Уголовное право. Особенная часть: учебник / отв. ред. И. Я. Козаченко, З. А. Незнамова, Г. П. Новоселов. М., 2011. С. 132.

Как видим, основные злоупотребления должностным положением были связаны с системой кормления и исполнением судебных функций. В Стоглаве — сборнике постановлений церковно-земского собора, состоявшегося в 1551 г., также говорилось о злоупотреблениях, допускаемых судебными чиновниками церковного суда, который в большинстве случаев рассматривал не только дела, связанные с церковными вопросами, но и уголовные дела. Так, в вопросе 7 главы 5 Стоглава говорилось об одном из способов вымогательства денег чиновниками церковного суда, как с духовных лиц, так и с мирян, обвиняемых по ложным доносам в изнасиловании и незаконном сожительстве Качмазов О. Х. Ответственность за взяточничество по российскому уголовному праву. Владикавказ, 2000. С. 46.

В 1649 г. было принято Соборное уложение. По структуре Уложение отличалось от Судебников тем, что состояло не просто из статей, а из глав, которые, в свою очередь, включали статьи. Глав, которые были бы посвящены должностным преступлениям, не было, однако в некоторых главах устанавливалась ответственность за взяточничество. Например, в главе VII (ст. 10−11) предусматривалось запрещение высшему командному составу отпускать с военной службы ратных людей и брать взятки Российское законодательство X—XX вв.еков: учебник / отв. ред. О. И. Чистяков. М., 1988. С. 53. Статья 12 устанавливала ответственность за ложный донос царю по обвинению бояр и воевод во взяточничестве. Глава X, посвященная вопросам судопроизводства, также закрепляла нормы о взяточничестве. Так, ст. 5 предусматривала ответственность для судьи, вынесшего за взятку неправильное решение. В Уложении также содержится интересная норма о передаче взятки через третье лицо (ст. 7), которое, правда, не привлекалось к уголовной ответственности. Статья 8 влекла ответственность за обман в получении взятки: «А будет сыщется, что посул взят без судейского ведома; и тому, кто посул взял на судью, а судья тога не ведает, учинити наказание, бити кнутом нещадно, а взятое на нем взяти в государеву казну втрое, да его жепосадити в тюрму до государева указу» Там же. С. 102.

Как видим, до конца XVII в. не было установлено конкретного наказания за дачу взятки, кроме запретов, закрепленных в Судебниках 1497 и 1550 гг.

В Указе Петра I от 24 ноября 1699 г. «О наказании посадских людей за взятки с выбранных ими людей к таможенным и кабацким сборам» была установлена ответственность за дачу взятки Российское законодательство X—XX вв.еков: учебник / отв. ред. О. И. Чистяков. М., 1988. С. 58.

Как правило, наказание за дачу взятки имело место в случае, когда причинялся ущерб государству. В Указе от 25 августа 1713 г. «О пресечении грабительств в народных сборах, о платеже всех податей вместе на четыре срока и о способах взыскания недоимок» в виде санкции за взяточничество была предусмотрена смертная казнь и конфискация имущества. Следует отметить, что лиходатели наказывались наравне со взяточниками Там же. С. 75. Кроме того, учитывая снисходительность судей (также в значительной мере взяточников) к взяточникам, Указ определял, что всякий, кто взяточника или взяткодателя пощадит, тот сам тою казнью казнен будет Квициния А. К. Должностные преступления. М., 2005. С. 96.

В Артикуле воинском 1715 г. предусматривались особые виды взяточничества (арт. 183, 184): пропуск через караул за взятку или ее вымогательство. Так, в Арт. 183 сказано: «Також бы никто у тех, которые сквозь караул пойдут, денег, или иного чего насильно брать не дерзал, под смертною казнию» Там же. С. 99.

Указ от 23 октября 1713 г. отсрочил применение наказания взяткодателям, предусмотренное Указом от 25 августа 1713 г. Согласно ему в период с октября 1713 г. по март 1714 г. взяткодателям, а также другим лицам, кому было известно о «преступниках и исправителях интересов Государственных и грабителях», разрешалось докладывать о; них царю, «и тому за такую его службу богатство того преступника движимое и недвижимое отдано будет» Звечаровский И. Э. Незаконное вознаграждение. С. 38. Вновь ответственность лиц, дающих взятки, была закреплена в Указе от 11 февраля 1743 г Там же. С 56.

При Екатерине II также был принят ряд указов, направленных на борьбу с должностными злоупотреблениями. К ним относились указы «Об удержании судей и чиновников от лихоимства» (1762 г.), «О распубликовании во всем государстве об учинённых наказаниях за взятки и лихоимство» (1766 г.), «О штрафовании присутственных мест за нерапортование и за неисполнение по посланным указам в сроки» (1766 г.), «О наказании мирских начальников, уличенных в незаконных поборах» (1796 г.). Однако, учитывая, что данные указы были приняты в эпоху Просвещения, когда преобладали гуманистические идеи о наказании, должностные преступления влекли наказания куда более мягкие, чем при Петре I Здравомыслов Б. Д. Должностные преступления. М., 1975. С. 99.

Остановимся на Уставе благочиния и полицейском 1782 г., в котором закреплялись нормы, касающиеся городской полиции. Так, в ст. 41 к качествам, которыми должен был обладать начальник полиции, относилось: «воздержание от взяток; ибо ослепляют глаза, развращают ум и сердце, устам же налагают узду» Российское законодательство X—XX вв.еков: учебник / отв. ред. О. И. Чистяков. М., 1988. С. 356. В ст. 209 содержался запрет на дачу или обещание дачи взятки: «Подтверждается запрещение всем и каждому, людям определенным в губернии к правлению; в палатах, в верхнем или нижнем суде, к благочинию или иной службе или служению императорского величества или общественной, ради дел чинить плату или дарить или посулою или инако подкупать» Там же. С. 367. Эти нормы, неоднократно зафиксированные в Уставе (ст. 210, 252), закрепляли положение о безвозмездной деятельности органов полиции.

Серьезный вклад в развитие законодательства в сфере борьбы со служебными преступлениями внесло Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Следует отметить, что служебные преступления и проступки были довольно подробно отражены в статьях данного Уложения. Все третье отделение полностью было посвящено преступлениям, связанным с исполнением должностных обязанностей, а глава 6 этого отделения именовалась «О мздоимстве и лихоимстве». В ст. 412 предусматривалась ответственность для взяткодателей, которая была дифференцирована в зависимости от намерений и действий, ими совершаемых. Лица, согласившиеся дать или обещавшие «состоящему в службе лицу деньги, вещи или же что-либо иное лишь вследствие вымогательства за сию противозаконную уступчивость и недонесение», подлежали ответственности в виде строгого выговора в присутствии суда. За дачу или обещание взятки по собственному побуждению за совершение не противоречащих закону действий, помимо выговора, подлежали уплате штрафу, равному данной либо обещанной сумме взятки или подарка. Удвоенный размер денежного взыскания предусматривался склонение должностного лица к действиям, «хотя не составляющим прямого преступления, но не согласное с порядком службы». В случае склонения чиновника к совершению действий, «явно противных справедливости, закону или долгу службы», лиходатель подвергался четырехкратному размеру штрафа и тюремному заключению на срок от шести месяцев до одного года. И, наконец, наиболее суровое наказание, в виде лишения свободы на срок от одного года да двух лет либо смирительным домом от двух до трех лет с лишением некоторых прав и преимуществ, предусматривалось за неоднократное предложение или обещание взяток или же побуждение угрозами должностного лица «к уклонению от справедливости и долга службы, и, не взирая на его отвращение от этого» Российское законодательство X—XX вв.еков: учебник / отв. ред. О. И. Чистяков. М., 1988. С. 393.

Следует отметить, что на основании утвержденного императором решения Государственного совета от 27 декабря 1865 г. данная статья была исключена по причине невозможности изобличения самих взяточников Там же. С. 396. Однако ст. 413 Уложения 1845 г. (ст. 382 в ред. Уложения 1885 г.), предусматривавшая ответственность лиходателей, склонивших должностное лицо к похищению, сокрытию, уничтожению или каким-либо иным способом изменению документа, была сохранена. Это объяснялось тем, что в данной статье имеется в виду не лиходательство в собственном смысле этого слова, а подстрекательство к должностному преступлению, именуемое подлогом Будатаров С. М. Наказание за дачу взятки по законодательству дореволюционной России. М., 1999. С 69.

Разработчики проекта Уголовного Уложения 1903 г. пришли к выводу, что не стоит подвергать наказанию не только пассивного лиходателя, понуждаемого к даче взятки должностным лицом, но также и активного лиходателяТам же. С. 75. Редакционная комиссия посчитала, что наказуемым может быть только подкуп, ведущий к злоупотреблениям по службе. Преступление, связанное с подкупом служащего, было помещено в главу VI «Неповиновение власти». Деятельность взяткодателя рассматривалась как преступление, направленное против порядка управления Российское законодательство X—XX вв.еков: учебник / отв. ред. О. И. Чистяков. М., 1988. С. 399. В соответствии с ч. 1 ст. 149 Уложения подкупающий признавался виновным, если его действия заключались «в покушении склонить, посредством взятки, служащего к учинению неисполнением его обязанности или злоупотреблением служебными полномочиями преступления или тяжкого преступления». Статья 150 Уложения предусматривала наказание в виде тюремного заключения до трех месяцев за склонение члена сословного или общественного собрания к подаче голоса в свою пользу, а случаи подкупа данных членов собраний в пользу третьих лиц оставались безнаказанными. Таким образом, каралась не дача взятки сама по себе, а взятка как покушение на склонение к преступлению. Однако в 1916 г. Уложение о наказаниях было дополнено статьями, устанавливающими ответственность за мздодательство (ст. 2121), лиходательство (ст. 2722) и подкуп присяжных заседателей (ст. 2723). Следует также отметить, что ст. 2724, предусматривающую наказание за содействие мздодателям и лиходателям передачей взятки или иным посредничеством, а часть 5 ст. 272 устанавливала ответственность за деяния, предусмотренные ч. 1 ст. 272, ч. 4 ст. 272, «учиненные составившеюся для того шайкой».

1.2 Ответственность за взяточничество в российском уголовном законодательстве советского и постсоветского периода

Советская власть осознавала реальный вред, который мог быть нанесен взяточничеством не только обществу, но и государству. В. И. Ленин среди трех врагов успешного хозяйственного строительства выделял: «…Первый враг — коммунистическое чванство; второй — безграмотность и третий — взятка… Если есть такое явление, как взятка, если это возможно, то нет речи о политике. Тут еще нет даже подступа к политике; тут нельзя делать политики, потому что все меры останутся висеть в воздухе и не приведут ни к каким результатам» Ленин В. И. Полн. собр. соч. М., 1988. С. 173. В связи с этим уже впервые годы развития советского законодательства было принято довольно-таки много декретов и иных нормативных правовых актов, направленных на борьбу со взяточничеством.

Уже 8 мая 1918 г. был издан Декрет «О взяточничестве», многие положения которого касались ответственности лиц, дающих взятки. Наказанию в виде лишения свободы на срок не менее пяти лет, соединенному с принудительными работами на этот же срок, подвергались лица, виновные в даче взятки, подстрекатели, пособники, а также прикосновенные к этому преступлению. Покушение на дачу взятки наказывалось как оконченное преступление. Следует также отметить, что ответственность нередко носила классовый характер, что было выражено в следующей формулировке: «Если лицо, виновное в даче или принятии взятки, принадлежит к имущему классу и пользуется взяткой для сохранения или приобретения привилегий, связанных с правом собственности, то оно приговаривается к наиболее тяжелым, неприятным и принудительным работам, и все его имущество подлежит конфискации» Волженкин Б. В. Ответственность за взяточничество по российскому уголовному законодательству второй половины XIX — начала XX века: монография. М., 1991. С. 112. Скорее всего, данная норма была вызвана необходимостью наступления на капиталистические элементы и проведение политики ограничения и вытеснения их из народного хозяйства Здравомыслов Б. Д. Должностные преступления. М., 1975. С. 103.

Особо следует отметить положение, в соответствии с которым данный Декрет имел обратную силу, однако для лиц, дающих взятку, была сделана оговорка, согласно которой они, в течение трех месяцев после издания настоящего Декрета заявив судебным властям о даче ими взятки, освобождались от ответственности. Декрет СНК от 16 августа 1921 г. Российское законодательство X—XX вв.еков: учебник / отв. ред. О. И. Чистяков. М., 1988. С. 233., принятый во изменение Декрета от 1918 г., предусмотрев ряд квалифицирующих признаков получения взятки, установил ответственность для посредников и лиц, укрывающих взяточников. Взяткодателей затрагивала норма, в соответствии с которой они освобождались от ответственности в случае своевременного сообщения о вымогателе взятки и оказании содействия раскрытию дела.

В 1922 г. вступил в силу первый УК РСФСР, вторая глава которого была посвящена должностным преступлениям. Статья 114 данной главы, помимо установления ответственности за простое получение взятки и квалифицированное, закрепляло наказание для посредников и взяткодателей, деяния которых карались лишением свободы сроком до трех лет, за исключением случаев, аналогичных установленным в Декретах от 1918 и 1921 гг.

Необходимо особо отметить два Декрета ВЦИК от 9 октября 1922 г. и от 19 октября 1922 г. Там же. С. 149. Первый дополнил УК РСФСР 1922 г. ст. 114а, которая предусматривала ответственность за дачу взятки, посредничество во взяточничестве; за оказание какого-либо содействия или непринятие мер противодействия взяточничеству, что каралось лишением свободы со строгой изоляцией на срок не ниже трех лет и при особо отягчающих обстоятельствах — высшей мерой наказания с конфискацией имущества. Второй Декрет содержал указание о придании обратной силы принятому 9 октября 1922 г. закону о борьбе со взяточничеством (ст. 114 в новой редакции и 114а).

В Основных началах уголовного законодательства СССР и союзных республик от 31 октября 1924 г. Российское законодательство X—XX вв.еков: учебник / отв. ред. О. И. Чистяков. М., 1988. С. 233. (ст. 2) говорилось о делении всех преступлений на две категории: а) направленные против основ советского строя, за которые подлежал определению предел, ниже которого суд не мог назначить меру социальной защиты; б) все остальные преступления, для которых подлежал определению лишь верхний предел. Таким образом, дача взятки подпала под вид преступлений первой категории. Отметим, что в годы новой экономической политики страны было принято огромное количество как нормативных, так и ведомственных актов, связанных с противодействием взяточничеству. Это, например: выписка из приказа ВЧК № 21 «О борьбе с взяточничеством» от 12 января 1922 г.; приказ НКПС № 1310 «О борьбе с взяточничеством на путях сообщения» от 15 июля 1922 г.; инструкция по ос-ведомительской службе Иркутской губернской комиссии по борьбе с взяточничеством 1923 г. и т. д. Волженкин Б. В. Ответственность за взяточничество по российскому уголовному законодательству второй половины XIX — начала XX века: монография. М., 1991. С. 212.

Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. несколько смягчил санкцию за дачу взятки, установив наказание до пяти лет лишения свободы, однако сохранил высшую меру наказания для взяточников, отменив ее в 1927 г. Там же С. 214.

Ответственность за дачу взятки или посредничество во взяточничестве по Уголовному кодексу РСФСР 1960 г. Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР, Казань. 1995 С. 73. была установлена в ст. 174 и наказывалось лишением свободы на срок до трех лет или исправительными работами на срок до одного года. В случае совершения данного вида преступления неоднократно иди лицом, ранее судившимся за взяточничество, наказание могло увеличиться до пяти лет лишения свободы. Лицо не подлежало уголовной ответственности в случае вымогательства взятки или добровольного заявления о случившемся. Столь мягкие санкции просуществовали недолго.

Уже в 1962 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 февраля «Об усилении уголовной ответственности за взяточничество» Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР, 1953−1991. Казань. 1992. С. 85. было предложено внести изменения в Уголовные кодексы союзных республик, в соответствии с которыми дача взятки наказывалась лишением свободы на срок от трех до восьми лет, а при наличии квалифицирующих признаков — от семи до пятнадцати лет с конфискацией имущества или без таковой и со ссылкой после отбытия лишения свободы на срок от двух до пяти лет или без ссылки. Законом РСФСР от 25 июля 1962 г. Там же. С. 90. соответствующие изменения были внесены в Уголовный кодекс РСФСР. Кроме того, были внесены изменения в ст. 241, в соответствии с которым лицо, ранее судимое за дачу взятки и вновь совершившее какое-либо из перечисленных в статье преступлений, признавалось особо опасным рецидивистом. Согласно ст. 71 дача взятки при наличии квалифицирующих признаков стала признаваться тяжким преступлением. Были внесены изменения и в ст. 53, на основании которой условно-досрочное освобождение к осужденным за дачу взятки применялось лишь в случае отбытия ими не менее двух третей назначенного судом срока наказания. Была изменена формулировка ст. 174, в которой теперь говорилось только о даче взятки. Этот же Закон дополнил УК РСФСР статьей 1741, которая предусматривала ответственность за посредничество во взяточничестве с наказанием в виде лишения свободы на срок от двух до восьми лет, а за квалифицированный вид посредничества — от семи до пятнадцати лет с конфискацией имущества и со ссылкой на срок от двух до пяти лет или без ссылки.

Принятое 31 июля 1962 г. постановление Пленума Верховного Суда № 9 разъясняло, что «посредником являлся тот, кто, действуя по просьбе или по поручению взяткодателя или взяткополучателя, способствует достижению или осуществлению соглашения о даче — получении взятки» Сборник постановлении пленума Верховного Суда СССР, 1924−1972. М., 1974. С. 519.

Следует назвать Закон СССР от 11 июля 1969 г. Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР, 1953−1991. Казань, 1992. С. 95., внёсший изменения в Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. Там же. С 37., дополнив его ст. 44, в которой дача взятки относилась к преступлениям, к которым не применялось условно-досрочное освобождение от наказания и замена его более мягким. Правда, в Уголовный кодекс РСФСР изменения в отношении взяточников внесены не были. В Основах уголовного законодательства Союза ССР и республик (1991 г.) Там же. С 236., принятых Верховным Советом 2 июля 1991 г., вообще не было статьи о применении условно-досрочного освобождения.

В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 23 сентября 1977 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве», заменившем постановление от 1962 г. под посредником понималось лицо, которое, «действуя по просьбе или по поручению взяткодателя или взяткополучателя, непосредственно передает предмет взятки» Там же. С. 238.

Необходимо отметить и постановление Пленума Верховного Суда СССР от 7 декабря 1979 г. № 10 «О практике применения судами законодательства об ответственности за взяточничество и ходе выполнения постановления Пленума Верховного Суда СССР от 23 сентября 1977 г. № 16 „О судебной практике по делам о взяточничестве“» Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по головным делам. М., 1999. С. 158. В постановлении говорилось об ошибках и недостатках, имеющихся в работе судов, снижающих эффективность борьбы со взяточничеством. В частности, к ним были отнесены послабления в наказании взяточников, а именно: не всегда назначается дополнительное наказание в виде конфискации имущества, лишения виновных права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью; некоторые суды не предъявляют должной требовательности к качеству предварительного следствия, не устанавливают всех лиц, виновных во взяточничестве, допускают ошибки в квалификации преступления и т. д.

В связи с усиливающимся уровнем коррупции в стране, было принято постановление Пленума Верховного Суда СССР от 10 марта 1990 г. № 3 «О судебной практике по делам о взяточничестве» Там же. С 165. В нем давались более подробные разъяснения о применении законодательства, предусматривающего ответственность за взяточничество.

С 1 января 1997 г. в России действует УК 1996 г., ст. 291 которого предусматривала (до внесения изменений ФЗ от 4 мая 2011 г. 97-ФЗ) ответственность за дачу взятки. Структурно статья состояла из двух частей и примечания. Во второй части предусматривался квалифицированный состав — дача взятки за совершение заведомо незаконных действий или совершенная неоднократно. Схожая формулировка была закреплена и в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Максимальный срок лишения свободы за дачу взятки по данной статье не превышал трех лет, за квалифицированную — не более восьми лет. Примечание содержало основание освобождения от ответственности, аналогичное предусмотренным в Уголовных кодексах РСФСР.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2000 г. № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам. / Сост. О. Г. Ласточкина, Я. Я. Хохломов. М., 2008. С. 269. подробно рассматривались вопросы субъекта преступления, решался вопрос о предмете взятки и т. д. После внесения изменений Федеральным законом от 4 мая 2011 г. 97-ФЗ ст. 291 УК РФ стала состоять из пяти частей (добавлены новые, не известные ни одному из прежних УК РСФСР квалифицирующие признаки данного состава — дача взятки в значительном размере; группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; в крупном размере; в особо крупном размере) и примечания. Появилась отдельная статья об ответственности за посредничество во взяточничестве.

Подводя итог, следует отметить, что российское уголовное законодательство прошло длительный путь развития в постоянном поиске наиболее эффективных способов противостояния взяточничеству. Исходя из того, что современная российская уголовная политика встала на путь либерализации Там же. С. 273., прежний опыт борьбы со взяточничеством представляется наиболее оптимальным. Мы видим, что за каждым послаблением уголовного закона, касающегося взяточничества, происходило усугубление проблемы. Аналогичная тенденция свойственна и современному этапу развития страны. Поэтому представляется целесообразным отход от либеральной тенденции в отношении взяточничества.

2. Уголовно — правовой анализ основного состава дачи взятки

2.1 Объективные признаки дачи взятки

Объект (от лат. objectus — предмет) — явление, предмет, на который направлена какая-нибудь деятельность (применительно к уголовному праву — преступная деятельность).

Под объектом преступления понимается «то, на что посягает преступление, то есть на что направлено, что оно нарушает и чему причиняет или может причинить вред». Объект преступления имеет очень важное значение в уголовном праве, ведь именно объект посягательства определяет характер и степень общественной опасности то или иного преступления, обуславливает возникновение уголовно-правовой охраны, объективные и субъективные признаки состава преступления Аслаханов А. А. Проблемы квалификации взяточничества. М., 2008. С. 83.

Настоящее исследование рассматривает объект преступления исходя из понимания этого понятия, как общественных отношений, которым причиняется ущерб в результате преступного посягательства.

Кроме общего объекта преступления в доктрине уголовного права выделяют также родовой и непосредственные объекты преступления, которые отражают систему построения особенной части УК РФ. Под родовым объектом преступления понимается группа однотипных общественных отношений, которые охраняются единым комплексом взаимосвязанных правовых норм. Под непосредственным объектом понимается конкретное общественное отношение, против которое направлено преступное посягательство.

В уголовно-правовой литературе, выделяют так называемый видовой объект, который соотносится с родовым, как часть и целое. В качестве родового объекта понимаются общественные отношения, выделенные в рамках одного раздела УК РФ, а видового в рамках одной главы.

Если отталкиваться от структуры УК РФ 1996 г., то преступление (ст. 291 УК РФ) расположено в разделе Х «Преступление против государственной власти», из чего можно сделать вывод, что родовым объектом данного преступления является государственная власть. Видовым же объектом, исходя из названия главы 30 «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы органов местного самоуправления», является нормальная деятельность органов государственной власти.

В современной доктрине уголовного права под предметом преступления понимается материальные предметы внешнего мира, на которые происходит непосредственное воздействие преступника.

Рассматривая предмет взяточничества, необходимо отметить следующие затруднения. Исходя из указанного выше определения предмета преступления, получается, что взятку (предмет взятки), можно относить к предмету преступления, так как в данном случае составляющие объект общественные отношения нарушаются посредством подкупа должностного лица, т. е. посредством взятки Уголовное право России. Особенная часть: учебник / под ред. А. И. Рарога. М., 2013. С. 132.

Затрагивая вопрос содержания предмета взятки необходимо отметить, что после внесений изменений Федеральным законом 4 мая 2011 года № 97 — ФЗ в УК содержатся пять разновидностей предмета взятки: деньги, ценные бумаги, иное имущество, услуги имущественного характера, иные имущественные права.

Объективная сторона — один из четырех обязательных элементов состава преступления. Она является внешней стороной преступного деяния. Отметим основные признаки, присущие объективной стороне: 1) общественно опасное деяние (действие или бездействие); 2) общественно опасные последствия (преступный результат); 3) причинная связь между общественно опасным деянием и общественно опасным последствием; 4) способ, орудия и средства, время, место и обстановка совершения преступления Там же. С. 134.

В научной литературе содержание объективной стороны освещено достаточно подробно, поэтому сразу перейдем к рассмотрению признаков объективной стороны применительно к ст. 291 УК РФ.

Заметим, что законодатель не дает определения дачи взятки. Ввиду этого для раскрытия данного понятия необходимо обратиться к диспозиции ст. 290 УК РФ — получение взятки. Необходимость поиска признаков, характеризующих дачу взятки, в статье о получении взятки объясняется приемом законодательной техники, поскольку нет надобности дублировать те же признаки взяточничества, ибо «язык закона должен отличаться лаконизмом, способностью охвата соответствующей формулировкой повторяющихся, типических ситуаций» Полный курс уголовного права. Том I: Преступление и наказание / под ред. А. И. Коробеева. СПб., 2008. С 132.

Таким образом, дача взятки определяется как передача должностному лицу, иностранному должностному лицу либо должностному лицу публичной международной организации лично или через посредника взятки в виде денег, ценных бумаг, иного имущества либо в виде оказания ему услуг имущественного характера, предоставления иных имущественных прав за совершение действий (бездействия) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо если оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе.

Важнейшим признаком объективной стороны является преступное деяние (действие или бездействие). Причем, особенностью данного состава является то, что дача взятки всегда совершается в форме действия, что подтверждается всеми изученными автором уголовными делами. В них, как правило, взятка передавалась лично в руки, а при отказе должностного лица её принять взяткодатель клал деньги в его папку либо в бардачок машины (если действие проходило в служебной автомашине).

Взятка должна передаваться должностному лицу, иностранному должностному лицу либо должностному лицу публичной международной организации лично или через посредника. До внесения изменений, предусмотренных Федеральным законом РФ 4 мая 2011 г. № 97-ФЗ, взятка передавалась лишь должностному лицу. Внесение изменений, следствием которых явилось

включение иностранных должностных лиц и должностных лиц публичной международной организации в список лиц, которым может быть передана взятка, вызвано необходимостью реализации обязательств Российской Федерации в связи с подписанием ряда международных конвенций, предусматривающих подкуп иностранных должностных лиц либо должностных лиц публичной международной организации (ст. 16 Конвенции ООН против коррупции 2003 г.; ст. ст. 5, 9 Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию 1999 г.) Конвенции Совета Европы об уголовной ответ-ственности за коррупцию 1999 г. // URL: http: // www. consultant. ru (дата обращения: 21. 03. 2014 г.).

Понятие должностного лица раскрывается в п. 1 примечания к ст. 285 УК РФ, а также постановления Пленума Верховного Суда от 16 октября 2009 г. № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» Бюллетень Верховного Суда Р Ф. 2009. № 12. // URL: http: //www. vsrf. ru (дата обращения: 21. 03. 2014 г.).

Согласно п. 1 примечания к ст. 285 УК РФ должностными лицами признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

В постановлении Пленума Верховного Суда Р Ф от 16 октября 2009 г. № 19 разъясняется (п. 3), что к представителям власти относятся лица, осуществляющие законодательную, исполнительную или судебную власть, а также работников государственных, надзорных или контролирующих органов, наделенных в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, а также организациями независимо от их ведомственной подчиненности.

В п. 4 постановления указывается, что организационно-распорядительные функции связаны с управлением людьми, то есть любой служащий государственного органа, которому подчиняются другие лица либо который осуществляет подбор кадров, или может применять меры поощрения или взыскания, признается должностным лицом ввиду наличия у него организационно-распорядительных функций.

Административно-хозяйственные функции связаны с распоряжением и управлением имуществом (п. 5 постановления). Таким образом, лица, в полномочия которых входит распоряжение и управление имуществом, материальными ценностями, начисляющие вознаграждение за труд и т. д., относятся к должностным.

Исполнение функций должностного лица по специальному полномочию (п. 6) означает, что лицо осуществляет функции представителя власти, организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции, возложенные на него законом, иным нормативным правовым актом, приказом или распоряжением вышестоящего должностного лица либо правомочным на то органом или должностным лицом (например, функции присяжного заседателя). Функции должностного лица по специальному полномочию могут осуществляться в течение определенного времени или однократно, а также могут совмещаться с основной работой. При временном исполнении функций должностного лица или при исполнении их по специальному полномочию лицо может быть признано должностным лишь в период исполнения возложенных на него функций,

Следует отметить, что в соответствии с примечанием 2 к ст. 290 УК РФ (которое также было включено Федеральным законом РФ 4 мая 2011 г. № 97-ФЗ), под иностранным должностным, должностным лицом публичной международной организации в статьях 290, 291 и 2911 УК понимается любое назначаемое или избираемое лицо, занимающее какую-либо должность в законодательном, исполнительном, административном или судебном органе иностранного государства, и любое лицо, выполняющее какую-либо публичную функцию для иностранного государства, в том числе для публичного ведомства или публичного предприятия; под должностным лицом публичной международной организации понимается международный гражданский служащий или любое лицо, которое уполномочено такой организацией действовать от ее имени.

Данная формулировка полностью повторяет определения «публичного должностного лица» и «должностного лица публичной международной организации», содержащиеся в ст. 2 Конвенции ООН против коррупции 2003 г. В связи с этим можно констатировать, что соответствующее обязательство спустя пять лет после ратификации данной Конвенции Россией выполнено.

В научной литературе отмечается, что практические работники нередко ошибаются, путая государственные и муниципальные учреждения с государственными муниципальными предприятиями Гармаев Ю. М. Обухов А.А. Квалификация и расследование взяточничества. М., 2009. С. 20. Поскольку последние являются коммерческими организациями, то их работники, наделённые управленческими функциями, не признаются должностными лицам и и не могут нести ответственность за преступления, предусмотренные гл. 30 УК РФ.

Приведем следующий пример. Р. была осуждена по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 204 УК РФ. Р. осуществляла торговлю контрафактной продукцией. В рамках проведении ОРМ она была задержана для осмотра видеопродукции. В качестве специалиста для осмотра данной продукции был приглашен сотрудник государственного унитарного предприятия Ж. для дачи заключения по данной продукции. В целях прекращения проведения проверки Р. предложила сотруднику милиции К. денежные средства в размере 1000 рублей за то, чтобы последний прекратил составлять протокол проверки и не изымал контрафактную продукцию, на что К. ответил отказом и предупредил о возможной ответственности за дачу взятки. После отказа К. принять деньги Р. попыталась дать деньги в размере 500 рублей Ж., чтобы он сделал заведомо ложный вывод о качестве и производителе реализуемой продукции. В момент попытки передачи денег Ж. её действия были пресечены сотрудниками милиции. Р. было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 291 и по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 204 УК РФ. В ходе судебного заседания государственный обвинитель отказался от обвинения подсудимой по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 291 УК РФАрхив Савеловского районного суда г. Москвы. Дело № 1−1281/03. // URL: http: // www. srsud. ru (дата обращения: 23. 03. 2014 г.).

Из данного примера видно, что суд и органы предварительного следствия верно оценили действия Р., поскольку она совершила покушение на незаконную передачу лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой организации, денег за совершение им действий в интересах дающего вознаграждение, при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от неё обстоятельствам. Данное дело примечательно тем, что государственный обвинитель отказался от осуждения Р. по ст. 291 УК РФ ввиду того, что взятка была лишь предложена.

В соответствии с конструкцией объективной стороны состав дачи взятки является формальным. В п. 10 постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 09. 07. 2013 г. № 24 (ред. от 03. 12. 2013 г.) «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» разъясняется, что дача взятки считается оконченным преступлением с момента принятия получателем хотя бы части передаваемых ценностей. Следовательно, оставление взятки на рабочем месте должностного лица, направление через кого-то без последующего принятия должностным лицом взятки должно рассматриваться как покушение на дачу взятки, а не как оконченное преступление. Таким образом, в рассмотренном выше деле не было даже покушения на дачу взятки, поскольку Р. не пыталась передать денежные средства, а лишь высказала такое желание.

По данным Верховного Суда России, в 2012 г. за дачу взятки было осуждено более трех тысяч человек. Самих взяточников судили реже. За получение мзды осуждено две тысячи триста человек Российская газета. 2012. 17 февраля // URL: http: // www. rg. ru (дата обращения: 25. 03. 2014 г.).

Возвращаясь к приведенному выше примеру, заметим, что во многих зарубежных странах (напр., ст. 246 У К Бельгии, ст. 334 УК Германии) наказуемо предложение и обещание дачи взятки Светлов А. Я. Ответственность за должностные преступления: монография. М., 2003. С. 231. По У К Египта получение взятки считается оконченным, когда должностное лицо попросило или потребовало вознаграждение за свои действия (бездействие), поскольку к этому моменту у данного лица сложилось твердое намерение торговать своими полномочиями. Соответственно, дача взятки признается оконченным преступлением с того момента, когда взяткодатель согласился на требование должностного лица или сам предложил ему взятку Матар К. Д. Уголовная ответственность за взяточничество по законодательству Российской Федерации и Египта (сравнительный анализ). М., 2009 С 145.

В тоже время необходимо отметить, что в Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию 1999 г. (подписана и ратифицирована Россией) объективная сторона как пассивного, так и активного подкупа шире, чем по российскому уголовному законодательству. Это связано с тем, что в объективную сторону активного подкупа (ст. 2 Конвенции) включены действия, которые выражаются не только в фактическом принятии незаконного вознаграждения, но и обещание или предложение такого вознаграждения. Данная формулировка содержится и в Конвенции ООН против коррупции 2003 г. (ст. ст. 15, 16), а также в ст. 8 Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности 2000 г., которые были подписаны и ратифицированы Россией.

В соответствии с теорией отечественного уголовного законодательства данные действия должны расцениваться как приготовление к совершению преступления, а соответственно, применительно к данным случаям должны применяться положения ст. 30 УК РФ. В то же время, обращаясь к содержанию этой статьи, мы видим, что уголовная ответственность наступает за приготовление лишь к тяжкому и особо тяжкому преступлениям. Отсюда следует, что уголовная ответственность за обещание дачи взятки может наступить только при наличии квалифицирующих обстоятельств, предусмотренных ч. 3, 4, 5 ст. 291 УК РФ.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой