Значение, правовая характеристика объектов гражданских правоотношений по действующему законодательству Российской Федерации

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

На тему: Значение, правовая характеристика объектов гражданских правоотношений по действующему законодательству Российской Федерации

Москва 2010

Содержание

  • Введение
  • Глава 1. Общеправовая характеристика объектов гражданских правоотношений
    • 1.1 Понятие и виды объектов гражданских прав
    • 1.2 Система гражданско-правовых объектов
    • Глава 2. Место вещи в системе объектов гражданского права
    • 2.1 Понятие вещи в гражданском праве
    • 2.2 Соотношение вещей и прочих объектов гражданских правоотношений
  • Глава 3. Гражданско-правовой режим вещей
    • 3.1 Общие положения о режиме вещи
    • 3.2 Характеристика отдельных видов режимов вещей
  • Заключение
  • Список используемых источников

Введение

Как известно, объектом правового регулирования может быть только поведение людей (их деятельность), а не сами по себе разнообразные явления окружающей действительности, например вещи или результаты творческой деятельности. Поэтому считается, что именно оно и составляет объект гражданских прав, тогда как вещи и иные материальные и нематериальные блага, в свою очередь, составляют объект (или предмет) соответствующего поведения участников (субъектов) правоотношений. На этом основываются традиционные попытки разграничения понятий «объект гражданского правоотношения» (под которым понимается поведение участников) и «объект гражданских прав» (под которым понимаются материальные или нематериальные блага). Однако такие блага становятся объектами не только прав, но и обязанностей, которые в совокупности как раз и составляют содержание правоотношений.

Вещи, особенно если понимать их так, как это делает современный Гражданский кодекс Российской Федерации, безо всяких сомнений составляют основу общественного богатства любой страны и любого общества. Экономические отношения в основной своей массе есть отношения по поводу тех или иных вещей. Обретая правовую форму, они не меняют своего содержания, сохраняя всё тот же предмет — вещи. Поэтому правильное отражение места и роли вещей в общественных отношениях имеет существенное значение для эффективного управления экономикой. Этим обусловлена актуальность данного исследования.

Целью данного исследования является изучение категории гражданско-правовых объектов, исследование вещей как одной из их разновидностей, специфики положения вещей в системе объектов и особенностей их правового режима в интересах уточнения теоретических положений и выработки практических рекомендаций.

В соответствии с целью можно поставить следующие задачи:

— изучить понятие и виды объектов гражданских правоотношений;

— рассмотреть систему гражданско-правовых объектов;

— изучить понятие вещи как важнейшего объекта гражданских правоотношений;

— выявить место вещи в системе объектов гражданских прав

— рассмотреть гражданско-правовой режим вещей.

В процессе исследования используются логический, исторический, системный, диалектический, сравнительно-правовой и другие методы исследования.

Информационную базу для проведения исследования составляют нормативно-правовые акты Российской Федерации, научные труды С. С. Алексеева, В. А. Белова. М. И. Брагинского, В. В. Витрянского, В. А. Дозорцева, О. С. Иоффе, Я. М. Магазинера, Д. В. Мурзина, И. Б. Новицкого, Е. Б. Пашуканиса, И. С. Перетерского, А. П. Сергеева, Е. А. Суханова. Ю. К. Толстого, Р. О. Халфиной и других учёных.

Структурно работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературных источников.

Первая глава посвящена изучению системы гражданско-правовых объектов и ее основных элементов.

Вторая глава включает рассмотрение правового режима вещей как особого объекта гражданских правоотношений.

Глава 1. Общеправовая характеристика объектов гражданских правоотношений

1.1 Понятие и виды объектов гражданских прав

К объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; работы и услуги; информация; результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность); нематериальные блага. Собрание законодательства Российской Федерации от 05. 12. 1994, № 32, ст. 3301.

К числу материальных благ как объектов гражданских правоотношений относятся вещи, а также результаты работ или услуг, имеющие материальную, вещественную форму (например, результат строительства или ремонта какого-либо материального объекта).

В этом смысле материальным благом может являться не только вещь, но и деятельность по созданию или улучшению вещей, и даже деятельность по оказанию иных материальных услуг.

Поэтому в данную группу объектов включаются и услуги, не сопровождающиеся созданием или изменением вещей, но создающие известный полезный эффект материального, хотя и не обязательно овеществленного характера (например, услуги по хранению вещей, перевозке пассажиров и багажа или услуги оздоровительного либо культурно-зрелищного характера). Следовательно, такое «бестелесное имущество», как, например, обязательственные права требования или пользования, тоже является объектом гражданских прав.

Все эти объекты объединяет их экономическая природа как товаров, объективно требующих для себя гражданско-правового оформления (режима).

К нематериальным благам относятся результаты творческой деятельности (произведения науки, литературы и искусства, изобретения и т. п.) и некоторые другие сходные с ними по своей природе объекты (объекты «промышленных прав» в виде промышленных образцов, товарных знаков, фирменных наименований и т. д., отдельные виды информации и т. п.), а также личные неимущественные блага, пользующиеся гражданско-правовой защитой.

Нематериальные блага, за исключением личных неимущественных, также приобретают экономическую форму товаров, что и дает им возможность становиться объектами имущественного оборота (объекты исключительных прав).

Следовательно, экономическое понятие товара как объекта товарного (имущественного) оборота в гражданском праве воплощается не только в вещах, но и в иных, в том числе нематериальных, объектах. Садиков О. Н. Гражданское право России. — М.: ИНФРА-М, 2002. — С. 74.

Категория товара в известном смысле может служить синонимом категории объекта гражданских правоотношений (объекта гражданских прав), если не учитывать в числе последних личные неимущественные блага.

Иначе говоря, подавляющее большинство объектов гражданских прав выступает в форме товаров и в силу этого входит в понятие объектов гражданского (имущественного) оборота.

Таким образом, к объектам гражданских прав (правоотношений) относятся:

— вещи и иное имущество, в том числе имущественные права;

— действия (работы и услуги либо также их результаты как вещественного, так и неовеществленного характера);

— нематериальные объекты товарного характера (результаты творческой деятельности и способы индивидуализации товаров и их производителей);

— личные неимущественные блага (ст. 128 ГК РФ).

Как общественная связь между людьми, устанавливающаяся в результате их взаимодействия, гражданское правоотношение может воздействовать только на поведение человека. Поэтому в качестве объекта гражданского правоотношения выступает поведение его субъектов, направленное на различного рода материальные и нематериальные блага.

Специфика гражданского имущественного правоотношения заключается в том, что его участники своим поведением воздействуют не только друг на друга, но и на определенные материальные блага.

При этом необходимо различать поведение субъектов гражданского правоотношения в процессе их взаимодействия между собой и их поведение, направленное на материальное благо. Первое образует содержание гражданского имущественного правоотношения, а второе -- его объект. Суханов Е. А. Объекты права собственности. // Закон. — 1995. — № 4. — С. 14.

В отличие от имущественного, в личном неимущественном правоотношении в качестве объекта выступает поведение сторон, направленное на различного рода нематериальные блага, такие, как честь, достоинство и деловая репутация, имя человека, наименование юридического лица и т. д.

Однако в любом гражданском правоотношении объект представлен поведением его участников, направленным на какие-либо блага, способные удовлетворять потребности человека.

По вопросу об объекте гражданского правоотношения в литературе высказываются самые различные мнения. Одни авторы считают, что в качестве объекта гражданского правоотношения всегда выступают вещи. Комментарий к ГК РФ, части первой (постатейный) / Под ред. О. Н. Садикова, — М.: ИНФРА-М, 1997. — С. 69. Между тем вещи не способны реагировать на воздействие со стороны правоотношения как определенного рода связи между людьми. Само по себе взаимодействие между людьми не может привести к каким-либо изменениям в вещах. Лишь поведение человека, направленное на вещь, способно вызвать в ней соответствующие изменения. Другие авторы полагают, что объект гражданского правоотношения образует поведение человека. Гришаев С. П. Гражданское право, Учебник. — М.: ИНФРА-М, 2002. — С. 75. Однако не всякое поведение человека составляет объект правоотношения. Так, нельзя рассматривать в качестве объекта поведение людей в процессе их взаимодействия в рамках существующего между ними правоотношения. Это поведение составляет содержание гражданского правоотношения. Только поведение субъектов гражданского правоотношения, направленное на различного рода материальные и нематериальные ценности, может выступать в качестве объекта гражданского правоотношения. По изложенным выше причинам нельзя рассматривать в качестве объекта гражданского правоотношения сами материальные, духовные и иные блага; вещи, продукты творческой деятельности, действия людей, результаты действий и т. д., как полагают некоторые ученые Гражданское право России. Ч. I. Учебник. / Под ред. З. И. Цыбуленко. — М.: Юристъ, 1998. — С. 56.

Гражданское правоотношение может воздействовать лишь на строго определенные явления окружающей действительности -- поведение людей, направленное на различного рода блага, но не на сами эти блага. Сам по себе объект утрачивает какой-либо смысл, если на него нельзя оказать никакого воздействия.

Объектом гражданско-правового регулирования является же обособленная сфера общественных отношений, регулируемая нормами гражданского права.

Согласно ст. 128 ГК РФ к объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права, работа и услуги, информация, результаты интеллектуальной деятельности и нематериальные блага.

В связи с тем, что понятие «имущество» является собирательным, необходимо правильно определять его содержание применительно к конкретным правоотношениям.

Под имуществом может пониматься вещь или совокупность вещей. Так, в ст. 301 — 303, 305, ГК РФ предусматривающих способы защиты права собственности и иных вещных прав, имущество, которое может быть истребовано из чужого незаконного владения, рассматривается как вещь или определенное количество вещей, выбывших из владения собственника либо лица, имеющего на них право пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения или оперативного управления и т. п. права.

В содержание понятия «имущество» помимо вещей могут включаться также и имущественные права. Так, в п. 3 ст. 63 ГК РФ под имуществом ликвидируемого юридического лица, продаваемым с публичных торгов, понимаются и вещи, и имущественные права. Аналогичный смысл имеет термин «имущество», когда речь идет об ответственности юридического лица или индивидуального предпринимателя по своим обязательствам всем принадлежащим им имуществом.

Под имуществом в широком смысле понимается совокупность вещей, имущественных прав и обязанностей, в том числе и исключительных прав.

Так, в соответствии с п. 2 ст. 132 ГК РФ в имущество предприятия, которое может быть объектом купли-продажи, залога, аренды и других сделок, входят предназначенные для его деятельности земельные участки, здания, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукция, права требования, долги, а также права на обозначения, индивидуализирующие предприятие, его продукцию, работы и услуги (фирменное наименование, товарные знаки, знаки обслуживания) и другие исключительные права. Несколько уже трактуется имущество наследственным правом. В наследуемое имущество входят вещи, а также имущественные права и обязанности наследодателя, за исключением тех, которые неразрывно связаны с его личностью (право на возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью наследодателя, на получение алиментов, обязанности по авторскому договору заказа на создание произведения науки, литературы и искусства, а также другие подобные права и обязанности).

Следует также иметь в виду, что под деньгами (денежными средствами) в одних случаях подразумеваются вещи, когда речь идет о расчетах наличными деньгами, в других — имущественные права, когда говорится о денежных средствах, находящихся на банковских счетах клиента, и операциях с ними.

Вещи — это предметы материального внешнего мира, находящиеся в твердом, жидком, газообразном или ином физическом состоянии. С этой точки зрения электрическая и тепловая энергия рассматриваются ГК РФ в качестве вещей (ст. 539 — 548 ГК Р Ф Собрание законодательства Российской Федерации. 29 января 1996, № 5, ст. 410.). Главным назначением вещей является удовлетворение потребностей субъектов гражданских прав.

«Деньги выступают в качестве особого объекта гражданского права. Они могут быть предметом некоторых гражданско-правовых сделок: договоров займа, дарения, кредитных договоров. Чаще всего они являются законным средством платежа в возмездных договорах. Деньги представляют собой особое движимое имущество и относятся к категории делимых вещей». Собрание законодательства Российской Федерации от 05. 12. 1994, № 32, ст. 3301.

Согласно Конституции Российская газета. 1993. № 237. (ст. 75) и ст. 27 Закона о ЦБР официальной денежной единицей (валютой) Российской Федерации является рубль. Введение на территории России других денежных единиц и выпуск денежных суррогатов запрещается. Официальное соотношение между рублем, золотом и другими драгоценными металлами не устанавливается. Федеральный закон Российской Федерации «О Центральном Банке Российской Федерации (Банке России)» от 10. 07. 2002 № 86-ФЗ (ред. от 2. 03. 2007) // СПС Консультант Плюс. В соответствии с п. 2 ст. 4, ст. 29 Закона о ЦБР Банк России осуществляет эмиссию наличных денег монопольно. Ст. 30 Закона о ЦБР предусматривает, что банкноты и монеты Банка России являются безусловными обязательствами ЦБР и обеспечиваются всеми его актами.

Государство проводит политику, направленную на расширение безналичных расчетов. Для ее реализации приняты Указы Президента Р Ф от 14 июня 1992 г. № 622 «О дополнительных мерах по нормализации расчетов и ограничению налично-денежного обращения в народном хозяйстве», Собрание законодательства Российской Федерации. 30. 05. 1994, № 5, ст. 395. от 23 мая 1994 г. № 1005 «О дополнительных мерах по нормализации расчетов и укреплению платежной дисциплины в народном хозяйстве». Собрание законодательства Российской Федерации. 30. 05. 1994, № 5, ст. 395.

ЦБР издана Инструкция от 4 октября 1993 г. № 18 «Порядок ведения кассовых операций в Российской Федерации», Письмо Ц Б РФ «Об утверждении «Порядка ведения кассовых операций в Российской Федерации» от 04. 10. 1993. № 18 // Экономика и жизнь, № 42 — 43, 1993. которая устанавливает правила проведения расчетов наличными деньгами, а также письмо от 6 июля 1994 г. № 99 «О мерах финансовой ответственности за несоблюдение порядка ведения кассовых операций». Вестник ВАС РФ. — 1994. — № 10. — С. 90.

Законодательство предусматривает, что безналичные расчеты могут осуществляться путем использования платежных поручений, чеков, аккредитивов, платежных требований — поручений. Банковская практика допускает проведение безналичных расчетов при помощи векселей, депозитных сертификатов, пластиковых карточек банков. Формы расчетов между плательщиком и получателем определяются договором.

«К валютным ценностям относятся: а) иностранная валюта; б) ценные бумаги в иностранной валюте (чеки, векселя, аккредитивы и другие), фондовые ценности (акции, облигации) и другие долговые обязательства, выраженные в иностранной валюте; в) драгоценные металлы — золото, серебро, платина и металлы платиновой группы (палладий, иридий, родий, рутений и осмий) в любом виде и состоянии, за исключением ювелирных и других бытовых изделий, а также лома таких изделий; г) природные драгоценные камни — алмазы, рубины, изумруды, сапфиры, александриты в сыром и необработанном виде, а также жемчуг, за исключением ювелирных и других бытовых изделий из этих камней и лома таких изделий». Российская газета. 17. 12. 2003. № 253. Порядок и условия отнесения изделий из драгоценных металлов и драгоценных камней к ювелирным и другим бытовым изделиям, а также к лому таких изделий устанавливается Правительством Р Ф. Однако пока он не определен.

Порядок совершения сделок с валютными ценностями установлен Законом о валютном регулировании, указами Президента Р Ф, постановлениями Правительства Р Ф и изданными в соответствии с ними иными нормативными актами. Так, Закон о валютном регулировании предусматривает, что «в Российской Федерации покупка и продажа иностранной валюты производится через уполномоченные банки в порядке, установленном ЦБР. Сделки купли-продажи иностранной валюты могут осуществляться на внутреннем валютном рынке Российской Федерации непосредственно между уполномоченными банками, а также через валютные биржи, которые действуют в порядке и на условиях, предусмотренных ЦБР». Российская газета. 17. 12. 2003. № 253.

Ценные бумаги, будучи обобщенным понятием и существуя в различных видах, являются необходимым средством юридической техники в различных областях рыночной экономики. Они служат удобным инструментом в организации и функционировании коммерческих субъектов (акции), являются кредитными (облигации, векселя и др.) и платежными (чеки) средствами, используются в товарном обороте (коносаменты и др.), обеспечивая при этом, в отличие от общих правил гражданского права, упрощенную и оперативную передачу и осуществление прав на материальные и иные блага.

Ценной бумагой является документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении. Агарков М. М. Основы банковского права. Учение о ценных бумагах. — М.: Волтерс Клувер, 2005. — С. 96.

С передачей ценной бумаги переходят все удостоверяемые ею права в совокупности. Белов В. А. Вексельное законодательство России. — М.: Юринфор, 1999. — С. 13.

В случаях, предусмотренных законом или в установленном им порядке, для осуществления и передачи прав, удостоверенных ценной бумагой, достаточно доказательств их закрепления в специальном реестре (обычном или компьютеризованном) (ст. 142 ГК РФ).

Передача ценной бумаги предполагает переход к новому обладателю всех удостоверенных ею прав. Это означает: а) тесную и неразрывную зависимость между самой ценной бумагой (правом на бумагу) и правом, содержащимся в ней (правом из бумаги); б) невозможность частичной передачи удостоверенных ценной бумагой прав. Беляева О. А. Чеки в современном гражданском обороте. / О. А. Беляева // Журнал российского права. — 2001. — № 3. — С. 17. Так, при отчуждении акции продавец не может передать покупателю, а покупатель принять от него лишь часть содержащихся в акции прав (на дивиденд, ликвидационную долю и управление делами АО); все они подлежат передаче в совокупности.

К ценным бумагам относятся: «Государственная облигация, облигация, вексель, чек, депозитный и сберегательный сертификаты, банковская сберегательная книжка на предъявителя, коносамент, акция, приватизационные ценные бумаги и другие документы, которые законами о ценных бумагах или в установленном ими порядке отнесены к числу ценных бумаг». Собрание законодательства Российской Федерации от 05. 12. 1994, № 32, ст. 3301.

Под имущественными правами следует понимать права требования, вытекающие из гражданско-правовых отношений, которые могут быть удостоверены всевозможными документами (договорами, ценными бумагами) и имеют соответствующую денежную оценку.

Имущественные права могут выступать самостоятельным объектом гражданских прав, ведь это прямо указано в статье 128 Гражданского Кодекса Р Ф.

Наряду с вещами ГК РФ относит к объектам гражданских прав выполнение работ и оказание услуг. Под работами понимаются действия, направленные на достижение материального результата, который может состоять в создании вещи, ее переработке, обработке или ином качественном изменении, например ремонте. Причем результат работы заранее известен и определяется лицом, заказавшим их выполнение, а вот способ по общему правилу определяется исполнителем.

Информация составляет служебную или коммерческую тайну в случае, когда информация имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к ней нет свободного доступа на законном основании, и обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности. Сведения, которые не могут составлять служебную или коммерческую тайну, определяются законом и иными правовыми актами.

Информация, составляющая служебную или коммерческую тайну, защищается способами, предусмотренными настоящим Кодексом и другими законами.

«Лица, незаконными методами получившие информацию, которая составляет служебную или коммерческую тайну, обязаны возместить причиненные убытки. Такая же обязанность возлагается на работников, разгласивших служебную или коммерческую тайну вопреки трудовому договору, в том числе контракту, и на контрагентов, сделавших это вопреки гражданско-правовому договору». Собрание законодательства Российской Федерации от 05. 12. 1994, № 32, ст. 3301.

Статья 139 предусматривает защиту прав обладателя сведений, для определения которых применено широкое понятие «информация», не подпадающих под охрану норм патентного, авторско-правового или иного специального законодательства. Правила статьи распространяются также на охраноспособные решения (изобретения, полезные модели и др.), не запатентованные правообладателем по каким-либо, как правило, экономическим, мотивам.

Защита служебной и коммерческой тайны от неправомерных посягательств может осуществляться на основе норм гражданского, административного либо уголовного права.

В качестве основного гражданско-правового способа защиты статья 139 ГК РФ указывает возмещение причиненных правообладателю убытков. При определении их размера может быть учтен как реальный ущерб, так и упущенная выгода (ст. 15 ГК РФ). Наряду с этим возможно применение и других способов защиты, из указанных в ст. 12 ГК РФ.

Существенной новеллой ГК РФ является введение имущественной ответственности лица перед своим работодателем за разглашение служебной или коммерческой тайны, что предполагает необходимость включения соответствующих условий в трудовое соглашение. До принятия ГК РФ нормы гражданского права об имущественной ответственности не могли применяться в аналогичных случаях, поскольку работник, разгласивший информацию и причинивший тем самым ущерб работодателю, был связан с ним трудовыми отношениями, которые подпадали под действие норм трудового права. Вместе с тем санкции за нарушение служебной тайны устанавливаются также нормами законов о соответствующих видах деятельности.

Нормы административного права применяются, если права обладателя коммерческой тайны нарушены должностными лицами органов государственного управления (налоговых, контролирующих, правоохранительных и др.), имеющими доступ к такой информации в установленных законом случаях. Например, «За разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну, должностные лица федерального антимонопольного органа (территориального органа) несут административную ответственность в виде предупреждения или штрафа в размере до 80 минимальных размеров оплаты труда, если эти деяния не влекут иную ответственность, предусмотренную действующим законодательством». ВСНД и ВС РСФСР от 18. 04. 1991, № 16, ст. 499.

УК Р Ф Собрание законодательства РФ. — 1996. — 17 июня. — № 25. — Ст. 2954. установил уголовную ответственность за собирание сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом в целях разглашения либо незаконного использования этих сведений, а также за их разглашение или незаконное использование, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности и причинившие крупный ущерб правообладателю (ст. 183, гл. 22 «Преступления в сфере экономической деятельности»).

«Использование результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, которые являются объектом исключительных прав, может осуществляться третьими лицами только с согласия правообладателя». Собрание законодательства Российской Федерации от 05. 12. 1994, № 32, ст. 3301.

Результаты интеллектуальной деятельности, как и приравненные к ним в правовом режиме средства индивидуализации товаров и их изготовителей, относятся к категории нематериальных объектов. Духовная природа таких объектов обусловливает основные особенности правового регулирования отношений, связанных с использованием и защитой исключительных прав. К этим отношениям неприменимы нормы о праве собственности, относящиеся к вещным правам.

Охрана интеллектуальной собственности в России гарантируется нормами ст. 44 Конституции. Законодательство об интеллектуальной собственности входит в сферу исключительной компетенции Федерации (п. «о» ст. 71 Конституции). Ранее оно было отнесено к совместному ведению Федерации и республик, вследствие чего в законах, изданных до 1994 г., имеются отсылки к нормативным актам республик, утратившие силу с момента вступления в действие Конституции.

Патентный закон ВСНД РФ и ВС РФ от 22. 10. 1992, № 42, ст. 2319. содержит нормы об использовании и защите исключительных прав на изобретения, полезные модели, промышленные образцы. Закон об авторском праве — о защите авторских и смежных прав.

Свободное использование охраняемых результатов интеллектуальной деятельности допускается в строго ограниченных законом случаях и в соответствии с установленными для каждого случая условиями (с указанием авторов, с выплатой или без выплаты вознаграждения и т. д. — например, ст. 11 Патентного закона, ст. 19 — 26, 39 Закона об авторском праве ВСНД и ВС РФ от 12. 08. 1993, № 32, ст. 1242.).

Исключительные права защищаются нормами гражданского, административного и уголовного законодательства.

Закон об авторском праве содержит специальный раздел, посвященный защите интересов правообладателей от нарушений третьими лицами (раздел V УК «Защита авторских и смежных прав», ст. 48, 49, 50). За нарушение обязательств по авторскому договору предусмотрена компенсация убытков, причиненных другой стороне, включая упущенную выгоду. Ответственность автора за непредставленные по договору заказа произведения ограничена возмещением реального ущерба (ст. 34 Закона об авторском праве). В остальном к ответственности по авторским договорам применяются нормы ГК РФ о нарушении обязательств (гл. 25 ГК РФ).

КоАП Р Ф Собрание законодательства РФ. — 2002. — 07 января. — № 1 (ч. 1). — Ст. 1. установил ответственность за незаконное использование произведений и фонограмм (ст. 15. 04).

В УК в гл. 19 «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина» содержатся статьи об уголовном преследовании за нарушение авторских и смежных прав (ст. 146), изобретательских и патентных прав (ст. 147), а в гл. 22 «Преступления в сфере экономической деятельности» включена статья о незаконном использовании товарного знака (ст. 180).

Нематериальные блага защищаются в соответствии с Гражданским Кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (статья 12) вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (ст. 150 ГК РФ).

Приведенный в п. 1 перечень носит примерный характер, в связи с чем определены основные признаки таких благ (прав): во-первых, они лишены материального (имущественного) содержания, их нельзя оценить в денежном выражении и, во-вторых, они неразрывно связаны с личностью их носителя, что означает невозможность их отчуждения или иной передачи другим лицам ни по каким основаниям. Некоторыми особенностями в силу закона обладают лишь отдельные принадлежащие юридическим лицам исключительные права, как, например, право на фирму и на товарный знак, знак обслуживания и др. В определенных случаях они могут быть отчуждены (см., например, ст. 559, 1027 ГК РФ).

Для характеристики нематериальных благ (прав) названные признаки могут использоваться лишь в их совокупности, поскольку такой признак, как неотчуждаемость, присущ и некоторым имущественным правам, например требованиям о взыскании алиментов, о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, и др.

Возможность осуществления и защиты личных нематериальных благ (неимущественных прав) умершего другими лицами, в том числе и наследниками, не колеблют принципа их неотчуждаемости. Осуществляя или защищая неимущественные права, принадлежавшие человеку при жизни, третьи лица действуют либо в интересах его памяти (например, защита права на неприкосновенность произведения, защита авторского права и т. п.), либо в собственных интересах (например, защищая честь и достоинство умершего отца, сын действует в своем интересе). В абз. 2 п. 1 ст. 152 ГК РФ специально предусмотрено, что право на защиту чести и достоинства гражданина после его смерти имеют заинтересованные лица, именно они могут обращаться с соответствующими требованиями в суд (об этом также говорит п. 4 Постановления Пленума В С РФ «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» от 24. 02. 2005 № 3 // Бюллетень Верховного Суда Р Ф. — 2005. — № 4.).

Из п. 2 статьи 150 ГК РФ следует, что гражданско-правовая защита нематериальных благ (неимущественных прав) возможна в двух случаях. Во-первых, когда существо нарушенного права (блага) и характер последствий этого нарушения допускает возможность использования общих способов гражданско-правовой защиты и, во-вторых, тогда, когда для защиты этих прав в ГК РФ или иных законах предусмотрены специальные способы. Такие специальные способы установлены для защиты чести, достоинства и деловой репутации граждан и юридических лиц, для защиты права на имя, для защиты интеллектуальной собственности (Закон об авторском праве, Патентный закон, Закон о товарных знаках и др.).

При этом следует иметь в виду, что нередки случаи, когда для защиты нематериальных благ (прав) одновременно могут использоваться как специальные, так и общие способы защиты. Как правило, среди общих способов чаще всего используются такие, как возмещение причиненных убытков и компенсация морального вреда. Например, защита жизни, здоровья, личной свободы и неприкосновенности осуществляется на основании норм гл. 59 ГК РФ, предусматривающих возмещение убытков (утраченного заработка, дополнительных расходов и т. п.) и компенсацию морального вреда. При этом размер подлежащих возмещению убытков и порядок их подсчета устанавливаются законом.

По применению указанных норм принято Постановление Пленума В С РФ от 28 апреля 1994 г. № 3 «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья». Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья» от 28. 04. 1994 № 3 // Бюллетень Верховного Суда Р Ф. — 1994. — № 7.

Для защиты от посягательств на личную свободу и неприкосновенность граждан, помимо норм ГК РФ (ст. 1070), в настоящее время подлежит применению в части, не противоречащей российскому законодательству, Положение о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, утв. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. Указ Президиума В С СССР «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей» от 18. 05. 1981 // Свод законов СССР. — Т. 2. — С. 60.

Рассмотрев понятие и виды объектов правоотношений, которые входят в систему гражданско-правовых объектов, мы считаем необходимым, изучить их соотношение в данной системе. Этому посвящен следующий раздел дипломной работы.

1.2 Система гражданско-правовых объектов

Традиционно система определяется как упорядоченная или закономерная совокупность, свойства которой отличны от свойств простой совокупности её частей Садовский В. Н. Основания общей теории систем: логико-методологический анализ. — М.: Наука, 1974. — С. 98. Поэтому системой объектов гражданского права следует называть не всякий перечень предметов и явлений, так или иначе относящихся к сфере действия гражданского права, а только такое перечисление, в котором места составных частей определены сообразно определённой закономерности.

Различные авторы называли единым объектом гражданского права самые различные предметы и явления. Приверженцы традиционных взглядов объявляли таковым объектом вещь, при этом столь же традиционно получали упрёк в искусственном сужении круга объектов.

В литературе встречаются и другие варианты решения вопроса об объекте права. Дуалистическое направление довольно часто разворачивается в плюралистическое, когда признаётся существование множества объектов, причём число элементов множества превышает два. В частности, В. М. Хвостов полагает, что объектами права могут быть: 1) собственная личность; 2) вещи; 3) действия других лиц; 4) другие лица; 5) продукты духовного творчества Хвостов В. М. Общая теория права. Элементарный очерк. — М.: Типография Вильде, 1905. — С. 120−123. В современных условиях плюралистическое направление даже можно считать преобладающим. Для современного состояния данной теории обязательным является следующее положение: в качестве одного из возможных объектов указываются нематериальные блага. Под нематериальными благами понимаются либо продукты духовного творчества, либо объекты личных неимущественных прав, либо то и другое вместе. О торжестве «объектного плюрализма» свидетельствует перечень объектов гражданских прав в ст. 128 ГК РФ.

Вместе с тем и обычная двойственная схема «вещь — действие» может видоизменяться так или иначе. К примеру, Д. Д. Гримм более соответствующей истине полагает схему «вещь — лицо» Гримм Д. Д. Лекции по догме римского права. Пособие для слушателей. — Петроград: Государственная типография, 1916. — С. 59. Другой, более сложный конструктивно, вариант дуалистической теории объекта впервые представлен Е. Бирлингом Иоффе О. С. Правоотношение по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому пра-ву. — М.: Статут, 2000. — С. 583−584., но находил и находит своих последователей по настоящее время. Речь идёт о теории, делящей все объекты на два рода (уровня). К объектам первого рода относятся действия, так как они присущи всякому правоотношению, и так как права и обязанности могут предписывать или разрешать именно те или иные действия. Объектами второго рода, возникающими в правоотношениях лишь эпизодически и не затрагиваемыми напрямую правами, являются вещи.

Отдельного упоминания заслуживают достижения в разработке теории объекта советской юриспруденции. В целом она, конечно, находится в русле европейской традиции. Как уже отмечено, положение о множественности объектов является для неё также самым распространённым. Однако обязательное использование постулатов диалектического материализма не только придаёт работам советских авторов стилистическое своеобразие, но и позволяет приходить к новым выводам. Так, к числу достижений советской школы цивилистики в вопросе об объекте можно отнести два основных положения.

Во-первых, это тезис о том, что объектом правоотношения является само урегулированное правом общественное отношение Теория права и государства. Учебник для юридических вузов / Под ред. В. В. Лазаре-ва. — М.: Новый юрист, 1997. — С. 164−165. Во-вторых, гипотезу о том, что в каждом данном правоотношении может быть не один, а множество объектов. Так, А. К. Стальгевич выделяет внутри правоотношения следующие объекты: 1) общественные отношения; 2) вещи, деньги и неимущественные интересы Дудин А. П. Объект правоотношения (вопросы теории). — Са-ратов: Издательство Саратовского университета, 1980. У О. С. Иоффе говорится о волевом, юридическом и материальном объекте правоотношения Иоффе О. С. Правоотношение по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому пра-ву. — М.: Статут, 2000. — С. 583−584. Ю. Г. Басин различает объекты непосредственный и конечный, а Ю. К. Толстой — общий и специальный Толстой Ю. К. К теории правоотношения. — Л.: изд. ЛГУ, 1959. — 87 с.

Были сделаны и более радикальные предположения. Р. О. Халфина, например, вообще исключила объект из структуры правоотношения Халфина P.O. Общее учение о правоотношении. — М.: Юридическая литература, 1974. — С. 212−213. Подобные тенденции — создавать безобъектные права и обязанности — большинством авторов не приветствуются, прежде всего из-за того, что в таком случае теряется реальное содержание этих прав и обязанностей.

Другим наибольшим достижением юридической науки нового и новейшего времени, наряду с умножением числа объектов, можно признать создание теории правоотношения. Будучи само по себе крупным шагом вперёд, это порождение германской пандектистики позволило по-новому, более детально и обстоятельно, рассмотреть проблему объекта. Стало возможным отличать не только объект правового регулирования от объекта права (это делалось и ранее), но и объект правоотношения от объекта субъективного права.

Именно теория правоотношения позволяет создать полноценное учение о гражданско-правовом объекте. Опираясь на структуру правоотношения, можно

предложить такую систему объектов гражданского права, которая будет удовлетворять обоим требованиям, которые обычно рассматриваются как взаимно противоречащие друг другу: требованию единства системы и требованию полноты охвата круга всех реально существующих объектов. Не секрет, что в большинстве существующих вариантов решения проблемы объекта достигается только одна из этих целей — обеспечивается либо единство, либо полное перечисление всех объектов.

В отечественной литературе на сегодняшний день можно выделить, пожалуй, два основных направления в трактовке объекта. Первое из них является основным и поддерживается большинством авторов. Согласно этому направлению признаётся множественность объектов гражданско-правовых отношений.

Например, М. Я. Кириллова и А. А. Евстифеев, вполне созвучно называют объектом как материальные/нематериальные блага (то есть в первую очередь вещи), так и работы/услуги (то есть действия). Плюс к этому воспроизводятся положения ст. 128 ГК Р Ф Гражданское право Учебник для вузов. Часть первая / Под общей редакцией д. ю. н., проф. Т. И. Илларионо-вой, к. ю. н., доц. Б. М. Гонгало и к. ю. н., доц. В. А. Плетнёва. — М.: 1998. — С. 40 и 144.

Подобный подход хорош тем, что позволяет описывать все возможные разновидности объектов гражданских правоотношений. Но именно описывать, а не объяснять, почему столь разные явления оказались включены в одну группу объектов.

Альтернативное направление развивается преимущественно представителями санкт-петербургской школы цивилистики. Родоначальником его можно

считать Я. М. Магазинера Магазинер Я. М. Объект права // Очерки гражданского права. — Л.: Издательство Ленинградского университета, 1957, — С. 66., наиболее ярким представителем — О. С. Иосфе. В своих работах названные авторы излагают теорию объекта-действия. Причём интересно, что если сам О. С. Иоффе впоследствии встал на позицию признания множества объектов правоотношения Иоффе О. С. Правоотношение по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому пра-ву. — М.: Статут, 2000. — С. 581−605., то его современные последователи по-прежнему придерживаются линии на единый и единственный объект.

Возвращение учению об объекте первоначальной цельности можно было бы только приветствовать, но какой ценой это достигается? Во-первых, «за бортом» правоотношения оказывается огромная масса предметов, которые на самом деле вовсе не безразличны и для участников правоотношений, и для гражданского права. Во-вторых, приверженность теории объекта-действия приводит её сторонников к очевидным внутренним противоречиям.

Например, в учебнике, созданном коллективом кафедры Санкт-Петербургского государственного университета, Н. Д. Егоров довольно убедительно доказывает, что объектом любого правоотношения может быть только поведение людей, причём не всякое поведение, а только направленное на различные материальные и нематериальные ценности. Сами же эти ценности объектами гражданских правоотношений быть не могут. Однако А. П. Сергеев замечает: «объектами гражданских правоотношений являются материальные и духовные блага, по поводу которых субъекты гражданского права вступают между собой в правовые отношения» Гражданское право. Часть первая. Учебник / Под ред. Ю. К. Толстого. А. П. Сергеева. — М.: Теис, 1996, — С. 78−79 и 173.

Происхождение данного противоречия очевидно — авторы, с одной стороны, стремятся развивать традиции собственного научного направления, а с другой — стараются не игнорировать реального многообразия объектов гражданских правоотношений. Вся проблема в том, что научное направление всё это многообразие относит в лучшем случае на задний план учения об объекте.

Абсолютное большинство авторов молчаливо признают тождество объектов субъективного права и правоотношения. Очевидно, всех устраивает аргументация, впервые предложенная О. С. Иоффе в его монографии «Правоотношение по советскому гражданскому праву». О. С. Иоффе выдвигает два основных аргумента. Во-первых, аргумент структурного порядка — поскольку права и обязанности составляют содержание правоотношения, постольку «гражданское правоотношение не может иметь объекта, отличного от объекта правомочия и обязанности его участников». Во-вторых, аргумент функционального порядка. Оба объекта совпадают в силу единства выполняемой правоотношением и правомочием функции, а именно функции «закрепления и развития социалистических общественных отношений» Иоффе О. С. Правоотношение по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому пра-ву. — М.: Статут, 2000. — С. 581−605.

Оба этих аргумента достаточно уязвимы для критики. Тот факт, что какое-то явление входит в структуру другого явления, совсем не обязательно означает единство объектов этих явлений. Например, при описании общеметодологических основ своей точки зрения О. С. Иоффе цитирует К. Маркса, определявшего объект труда как предмет, на который действует труд. Однако едва ли где-нибудь во всём творческом наследии К. Маркса можно обнаружить случаи отождествления объекта труда и объекта производственных общественных отношений. Но при использовании схемы рассуждений О. С. Иоффе такое отождествление просто неизбежно, ведь труд — обязательная составная часть всякого производственного отношения, образующая его содержание. Можно привести и другие противоречия, порождаемые правилом «входит в состав — имеет общий объект». Поэтому едва ли стоило класть столь неоднозначное правило в основу рассуждения.

Кроме сомнений в своей теоретической обоснованности, структурный аргумент О. С. Иоффе в пользу единства объектов права и правоотношения приводит и к размыванию дотоле чёткой конструкции правоотношения. Всякое правоотношение, согласно классическим взглядам, включает три элемента: субъекты, объект и содержание (права и обязанности). Если мы принимаем за истину тезис о единстве объектов права (а равно обязанности) и правоотношения и не забываем при этом, что таким объектом О. С. Иоффе считает действия (поведение) людей (во всяком случае, считал при написании упомянутой работы), то возникает достаточно парадоксальная ситуация. Объект правоотношения — это поведение. Содержание правоотношения — это меры дозволенного и должного, но опять-таки поведения. В итоге структура правоотношения выглядит отстоящей от классической довольно далеко: субъекты, поведение и меры поведения.

Помимо того, что при такой теоретической модели структуры правоотношения для вовлечения в научный анализ предметов и явлений, именуемых объектами в традиционных концепциях, необходимы специальные построения, эта модель порождает проблемы и при попытках её применения для рассмотрения частных явлений.

Как только осуществляется переход от общетеоретических рассуждений и идеальных типов к данному конкретному правоотношению, теория начинает «пробуксовывать». Для примера можно взять заурядный договор купли-продажи автомобиля ЗАЗ-968М пенсионером М. студенту Ф. Стороны только что заключили соглашение, чернила на бумаге едва просохли. Исполнение договора ещё не начато. Вопрос — существует ли между сторонами правоотношение?

Для классических взглядов вопрос странный и неуместный. Конечно же, существует, ибо налицо все основания для возникновения правоотношения и все его элементы. А вот для модели правоотношения О. С. Иоффе вопрос отнюдь не праздный. Ведь в данном случае основания возникновения правоотношения действительно имеют место быть, но элементы правоотношения присутствуют не все. Субъекты в наличии, права и обязанности тоже, а вот поведения нет. Поведения нет, зато в наличии автомобиль, но он, к сожалению, в структуру правоотношения никак не вписывается.

И ссылка на потенциальный характер поведения сторон, на то, что оно с высокой степенью вероятности возникнет в будущем, помогает мало. Коль скоро поведение названо обязательным элементом правоотношения, оно должно присутствовать на всех фазах существования и развития данного правоотношения. Иначе объект правоотношения превращается в некое факультативное дополнение к оному, и возникает критикуемая самим О. С. Иоффе ситуация безобъектного правоотношения.

Если же при условии признания обязательности наличия объекта-поведения во всяком правоотношении допустить, что в приведённом примере правоотношение ещё не возникло, развивается очевидное противоречие с законом. Закон однозначно связывал и связывает возникновение прав по договорному обязательству с моментом вступления договора в силу, совпадающим с моментом его заключения (ст. 160 ГК РСФСР и ст. 425 ГК РФ). В рассматриваемом примере договор в силу вступил, права и обязанности возникли, а правоотношения всё нет. Конечно, из данной ситуации можно предложить и такой выход, как признание существования прав вне правоотношений, но подобное допущение будет противоречить взглядам самого О. С. Иоффе.

Таким образом, структурный аргумент О. С. Иоффе в пользу совпадения объектов права и правоотношения при его ближайшем рассмотрении оказывается скорее аргументом против такого отождествления. Аналогично дело обстоит и с функциональным аргументом.

Вместе с тем любая теория всегда открыта для критики. И если эта критика обоснованна, имеет смысл заняться пересмотром теории. Представляется, что изложенные выше соображения являются как раз той самой критикой, которая позволяет признать противоречивой и непродуктивной теорию, отождествляющую объект субъективного права и объект правоотношения. А посему надлежит обратиться к иным теориям, разграничивающим эти два явления.

Признание разнородности гражданско-правовых объектов давно является общим местом в работах многих авторов. Однако если в ряде случаев дело ограничивается только подобной констатацией, сопровождающейся в лучшем случае классификацией объектов, а в худшем — простым пересказом содержания ст. 128 ГК РФ, причём пересказом иногда неполным и достаточно вольным Брагинский М., Суханов Е., Ярошенко К. Объекты гражданских прав (комментарий ГК РФ) // Хо-зяйство и право, 1995. — .№ 5. — С. 3., то в других случаях действительно предпринимаются попытки структурирования исходного множества объектов, когда такое структурирование не подгоняется под известные классификационные схемы, а становится основой этих схем или основой для их опровержения.

Однако никакое развитие не проходит прямолинейно и безболезненно, и развитие идей не представляет собой исключения. В результате сегодня господствуют представления, с одной стороны, о разнородности гражданско-правовых объектов и, с другой стороны, о тождественности объектов правоотношения и субъективного права. Эти представления достаточно далеки от идей Е. Бирлинга, что неудивительно, но при этом в них оставлены без внимания те возможности, которые данные идеи предоставляли.

Хотя полностью игнорировать обнаружившееся родство теории двух уровней и теории правоотношения оказалось объективно невозможно. В этом плане показательно само обсуждение вопроса об отношениях между объектом правоотношения и объектом субъективного права, тогда как раньше говорилось просто об объекте права.

Но господство одних представлений не исключает, а предполагает существование других. Альтернативой идее о тождественности объектов субъективного права и правоотношения выступает тезис об их различии. Одним из удачных вариантов развития данного тезиса в условиях советского общества представляется теория А. П. Дудина Дудин А. П. Объект правоотношения (вопросы теории). — Са-ратов: Издательство Саратовского университета, 1980. Она основывается на нескольких главных положениях.

1. Уточняется схема взаимодействия между элементами правоотношения. Классических подходов в этом вопросе существует два. Согласно первому подходу всякое правовое отношение представляет собой отношение некоторого господства (иногда специально оговаривается, что господство это именно юридическое, отличное как от фактического владения, так и от политической власти), когда уполномоченному субъекту предоставляется определённая мера власти над объектом. В этом случае взаимодействие элементов правоотношения развивается по схеме «субъект — правомочие — объект». Типичный пример такого подхода — рассмотрение собственности как наиболее полного господства лица над вещью, подобно тому, как это сделано в § 544 Кодекса Наполеона.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой