Движение евразийцев.
Трансформация взглядов в период с 20-х годов ХХ столетия до наших дней

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Курсовая работа

Движение евразийцев. Трансформация взглядов в период с 20-х годов ХХ столетия до наших дней

Введение

Течение евразийцев является считается наиболее мощным течением, возникшем в ходе развития русской геополитической мысли. Толчком, приведшим к формированию данного движения послужили трагические события первой четверти XX века, прежде всего, поражение в войне и кровавый гражданский конфликт, развернувшийся на территории молодого советского государства. Следствием этих событий для многих основателей движения евразийцев, которые открыто выражали неприятие советской власти, стала эмиграция. Тем не менее, данное обстоятельство вовсе не означало то, что родоначальники евразийского движения, такие как выдающийся лингвист и филолог Николай Сершеевич Трубецкой, философ, географ и экономист Пётр Николаевич Савицкий, православный богослов и историк Георгий Васильевич Фроловский, были оторваны от русской истории и культуры. Напротив, центральной темой евразийского движение стало утверждение самобытных основ российской истории и культуры. Таким образом, евразийцы выступали за такую политическоую форму организации российского государства, которая была бы логичным продолжением национальной культуры. Отсюда следует прошедшее красной нитью через всю историю евразийского движение неприятие Запада как центра некой всеобщей, мировой цивилизации. По мнениею евразийцев, создание единой цивилизации является невозможным ввиду существования абсолютно разных культурных предпосылок у различных наций и народов. Тем самым евразийцы выступают против навязывание ценностей западной, романо-германской цивилизации и приобщения России к идевлам европейской циавилизации, что, учитывая закон геополитического дуализма, приведёт к эсплуатации России, потери её своей национальной идентичности и постпенному превращению в «этнографический материал». В своей работе я попробую проследить, как главные идеи евразийства преломлялись в представлениях представителей этого движения на протяжении его существования от 20-ых годов XX века до нашего времени.

1. Идейное развитие евразийского движения с зарождения до наших дней

1. 1 Классический этап (1920-1939)

евразийство идеология национальный гумилев

Движение евразийства возникло в конце 20-х гг. двадцатого столетия в среде зарубежной русской интеллигенции. Оно было малочисленным, его создали и вдохновляли широко и глубоко образованные молодые люди девяностых годов рождения. Почти все были эмигрантами, как правило, не принимавшими участия в Белом движении, но стоящими на антибольшевистских позициях. Работы, формировавшие основы евразийского движения, были посвящены, в основном, исторической и культурологической оценке тысячелетнего пути русской культуры и государственности, оценке только что разразившейся и перерождавшейся русской революции. При оценке этих событий, судьбоносных для истории и дальнейшего развития России сложно было обойтись без эмоций, возможно, поэтому Н. А. Бердяев, говоря, а раннем евразийстве, замечает, что «евразийство есть прежде всего направление эмоциональное, а не интеллектуальное, и эмоциональность его является реакцией творческих национальных религиозных инстинктов на происшедшую катастрофу». Прежде чем подробно останавливаться на взглядах евразийцев на данном этапе развития движения, необходимо упомянуть, что евразийское движение, хотя и существеннно отличается от славянофильства, является его наследником, так как евразийство обязано своим появлением именно идеям Данилевского и славянофильству, хотя многие евразийцы в последствии отзывались с критикой в отношении идей их предшественников. Так, например, Н. С. Трубецкой пишет о недостатках славянофилов «…замечалась всегда… тенденция построить русский национализм по образцу и подобию романо-германского. Благодаря всем этим свойствам старое славянофильство и должно было неизбежно выродиться, несмотря на то, что отправной точкой его было ощущение самобытности и начало национального самопознания». Евразийцам, вообще, не была присуща идея мессианства и превосходства какой-либо культуры или пути исторического развития над остальными. По этому поводу Н. А. Бердяев, который в середине 20-ых годов относился в целом положительно к евразийскому движению, пишет, что евразийцы «решительно провозглашают примат культуры над политикой», что они «понимают, что русский вопрос сейчас есть прежде всего вопрос духовно-культурный, а не политический вопрос», что «у евразийцев исчезаёт своеобразие и единственность русского духовного типа, русской вселенской христианской идеи». Тем не менее, славянофильство оказало существенное влияние на формирование воозрений евразийцев, например, один из ярчайших представителей классического периода развития евразийства П. Н. Савицкий утверждал «евразийство, конечно, лежит в общей со славянофилами сфере».

Начальный период формирования евразийского движения протекает в 1921—1925 года, в его рамках евразийство пока не получает политического оформления и представляет собой скорее религиозно — филосовское течение, что подвтерждается тем фактом, что к нему в то время примыкал Г. В. Фроловский, видный представитель русской православной церкви. В своём первом сборнике «Исход к Востоку. Предчувствия и свершения», подготовленный Трубецким, Савицким, а также в изданных чуть позже сборнике «На путях. Утверждения евразийцев» и «Евразийский временник», посредством которых к основоположникам евразийства примкнули историк Г. В. Вернадский, историк и философ Л. П. Карсавин, правовед Н. Н. Алексеев, литературовед Д.П. Святополк-Мирский, происходит оформление исходных основ евразийской идеологии: сторонников концепции евразийства объединяла в то время идея о Россси как особом мире, на развитие которого решающее влияние оказал материк Евразия.

В качестве следующей стадии в рамках «классического периода» развития евразийского движения можно выделить 1926−1929 гг., когда центр еразийского движения из Восточной Европы и Германии постепенно переместился в Париж, где роль лидера движения взял на себя религиозный философ и историк Лев Павлович Карсавин, присоединившийся к движению в 1926 году. Особенность взглядов Карсавина состояла в его просоветской ориентации, в линии на сотрудничество с советской властью, что не получило поддержки среди главных теоретиков течения. Карсавин впоследствии стал идеологом «левого евразийства» На этом этапе выходят многочисленные евразийские издания, создается единая евразийская организация, выходят три программных документа евразийства. Оно обращает на себя внимание как широких кругов эмиграции, так и ОГПУ. Некоторые исследователи даже считают, что в этот период в ряды движения были внедрены агенты ОГПУ. В то же время наметился кризис евразийского движения, ознаменнованный выходом из него Г. В. Фроловского в 1928 году, который заявил, что «…судьба евразийства — история духовной неудачи. Нельзя замалчивать евразийскую правду. Но нужно сразу и прямо сказать — это правда вопросов, не правда ответов, правда проблем, а не решений. Так случилось, что евразийцам первым удалось увидеть больше других, удалось не столько поставить, сколько расслышать живые и острые вопросы творимого дня. Справиться с ними, четко на них ответить они не сумели и не смогли. Ответили призрачным кружевом соблазнительных грез». В то же время в движении прекращает участие ещё один его видный представитель — историк и литературовед П. М. Бицилли. В 1928—1931 гг. происходит завершение идейной эволюции классического евразийства и одновременно происходит раскол движения на 2 противоположных направления: правое во главе с Н. Н. Алексеевым, П. Н. Савицким, Н. С. Трубецким, К. А. Чхеидзе и левое крыло с П. П. Сувчинским, С. Эфроном, Л. П. Карсавиным, Д.П. Святополк-Мирским, А. С. Лурье, причем последнее идейно сближается с марксизмом.

Данное обстоятельство порождает массовый уход из евразийского движения его сторонников, идеи евразийства начинают терять популярность среди эимгрантов, приостанавливает своё участие в политическом движении евразийцев Н. Н. Алексеев и, возможно, ярчайший представитель движения Н. С. Трубецкой. Кризис выразился в появлении парижской газеты «Евразия», предлагавшей свой курс оценки и сближения с «советской действительностью», а также и в том, что расплывчатость границ между евразийцами, сочувствующими им и просто временно примыкавшими к движению евразийцев людьми возросли.

Таким образом, можно сказать, что к концу классического этапа евразийство заканчивает свое существование как общественно-политическое движение и находит своё продолжение в форме научного течения. Выпуск евразийских сборников простанавливается, с 1934 по 1938 гг. публикуется всего лишь несколько выпусков евразийских тетрадей. Что закономерно, в этот период не происходит значительного развития доктрины евразийства. В 1938 г. окончательно прекращается издание сборников и умирает лидер евразийства Н. С. Трубецкой, а уже в 1939 г. в связи с началом войны «классическое» евразийство окончательно прекращает свое существование.

1. 2 Евразийство в работах Л.Н. Гумилёва (1956−1989)

Несмотря на то, что у главных теоретиков и основоположников евразийства Трубецкого и Савицкого было много последователей и сторонников, вплоть до конца 1960 — начала 1970х годов течение евразийцев не было единым, а состояло из разных направлений и течений вне целостной концепции. Толчком к формированию качественно иного, нового евразийского течения — «неоевразийства» стали работы историка, этнографа и географа Л. Н. Гумилёва, прежде всего его идеи еразийской пассионарности. Одному из основоположников движения евразийцев П. Н. Савицкому удалось лично познакомиться с Гумилёвым только в 1966 году, но как тот не раз признавался, «последние евразийцы» пристально следили за научной деятельностью Гумилёва, в которой он во многом развивал и углублял существенные для евразийства понятия, такие как «этнос» и «ландшафт». Заслуга Гумилёва состоит в том, что он первым в течении евразийцев стал опираться в своих рассуждениях не только на историю, географии и гуманитарные науки в целом, но и на естествознание. Л. Н. Гумилёв вводит понятие «пассионарности». Согласно его теории именно пассионарные толчки определили историю Евразии, он отвергал концепцию, согласно которой ход истории формируют сознательные решения человека или экономические интересы. Гумилёв считает, что, в первую очередь, один этнос отличается от другого не «способом производства», «уровнем образования», а стереотипами поведения, то есть теми правилами и нормами повеления, которые передаются из поколения в поколение через родителей и усваиваются в детском возрасте и на всю жизнь. Каждый этнос приспоспбливается к среде своего обитания, приобретая отличительные черты. Для того, чтобы завершить этот процесс, нужна энергия, сила и, если этой энергии больше, чем требуется для обычной жизни ради удовлетворения потребностей, а ещё хватает для того, чтобы преследовать свою «идеальную цель», то такую энергию Гумилёв называет пассионарностью, то есть способностью людей «поглощать биохимическую энергию живого вещества биосферы». Исследователи творчества Гумилёва отмечают, что учёный выделял в евразийской концепции те положения, которые близ-ки его собственным, и придавал им свой смысл. Например, употребляемое Н. С. Трубецким слово «лик», по его мнению, можно заменить понятием «этнос», а вместо «многонародная личность» использовать понятие «суперэтнос». Излагая взгляды Н. С. Трубецкого на значение монгольского ига в русской истории, он дополняет их результатами своих изысканий.

Подходы, взгляды Л. Н. Гумилева значительно отличаются от евразийства двадцатых годов, в сущности, все его работы представляют собой попытку через синтез наук преодолеть влияние на общественное сознание европоцентристского стереотипа (это последнее и может являться объединяющим аспектом «классического» евразийства и Л.Н. Гумилева).

Таким образом Л. Н. Гумилева можно рассматривать не в качестве продолжателя «классического» евразийства, а как одного из основателей неоевразийства.

Если попробовать сформулировать основные положения евразийства Л. Н. Гумилёва, то можно выделить несколько пунктов. Первый заключается в том, что по мнению Гумилёва, общечеловеческая культура, единая для всех народов, невозможна из-за своеобразия каждого отдельного этноса. Второй можно определить как-то, что контакт между цивилизацией Запада и Евразии в большинстве случаев имеет негативные последствия, следовательно, конфликт между ними может привести к трагическим последствиям для всей планеты. Третий заключается в том, что, если на территории, занимаемой евразийским суперэтносом возникает какой-либо спор по поводу принадлежности территории, то такой спор может быть решён только на фундаменте евразийского единства, без всешательства извне, так как духовность евразийских народов представляет собой едмную суперэтническую целостность.

1.3 Современный этап (1989 — наши дни)

Евразийство, вера в особую, неевропейскую цивилизационную сущность России всегда входила в моду после провала очередного европейско-демократического проекта, кризис либеральных реформ в 90-ых годах XX века послкжил катализатором для возвращения идей евразийцев в общественно-политическую плоскость. 90-е годы ХХ века были отмечены новым всплеском интереса к евразийству: с 1992 года выходят статьи, сборники, посвященные этому течению. Этот этап начинается с возникновения неоевразийства А. Г. Дугина и являет собой раскрытие доктрин классических евразийцев в разных аспектах. Спецификой данного этапа является появление большого количества современных неоевразийских, околоевразийских и псевдоевразийских идейных и политических течений, претендующих на роль последователей классического евразийства. Современные евразийцы (или неоевразийцы) настаивают на преемственной связи и непрерывности между первоначальным движением эпо-хи 1920-х гг. и евразийским возрождением 1990-х гг. Эта связь, по их мнению, воплощается в трудах Л. Н. Гумилева, не только отмечавшего, что его относят к евразийцам, но и называвшего себя «последним евразийцем».

Евразийство стало рассматриваться как вынужденная реакция на «атлантизм», то есть расширение НАТО на восток. Для многих российских граждан евразийство стало средством эмоционального выражения сдержанного негодования по отношению к Западу, отвергающему или игнорирующему их в начале нового тысячелетия.

Положение внутри страны также создавало благоприятную почву для воспри-ятия евразийских идей. «Многовластие, сплошь и рядом оборачивавшееся безвластием, заставляло общество тосковать по твердой руке. Консерваторами, убежденными в необходимости порядка и восстановления государственности, сделались едва ли не все поголовно.

Среди последователей течения евразийства наблюдается различие в подходах к определению роли и места евразийства в истории России. Часть исследователей рассматривает евразийство как вариант национально-державной идеи — это Л. Н. Гумилев и его последователи С. Б. Лавров, Д. М. Балашов и другие. Другая часть современных евразийцев — А. С. Панарин, Б. С. Ерасов, Ф.М. Гиренок, называет себя «академическими неоевразийцами» и считют евразийство прежде всего стратегией выживания для России в новом постиндустриальном обществе. Данные авторы крайне мало исследуют классическое евразийство и заостряют внимание на геополитических и межэтнических перспективах современной России.

Современное евразийство имеет несколько разновидностей. Одну из них представляет члены течения национальной идеократии имперского масштаба, объединившиеся вокруг газет «День», «Завтра», журнала «элементы». Это течение основывается на идеях Савицкого, Вернадского, Трубецкого, Гумилёва и заниимается из развитием. Представители течения своей целью имееют противостояние западничеству и национализму. В работах представителей этого направления Россия рассматривается как ось геополитического Большого пространства — Хартленда. Миссией России является создание империи евразийского социализма, либеральная же экономика, по их мнению, является чуждой российскому пути развития, признаком атлантизма. Важными составляющими данного течения являются также идеи, присущие традиционалистам, а именно, о «кризисе современного общества», «деградации Запада» и др.

Следующая особенность современного неоевразийства — идея континентального русско-иранского союза. Выбор исламских стран, прежде всего Ирана, Ирака, в качестве стратегического союзника является базой антиатлантической стратегии на юго-западе Евразии. Тюркские народы и русские, ислам и православие имеют положительную комплиментарность, совпадение экономических и политических интересов. Это объективно объединяет народы и страны этого региона для противодействия антитрадиционному, утилитарно-прагматическому Западу со всеми его разновидностями неополитических проектов.

Неоевразийство данного течения совершенно не приемлет ни атлантизма, ни мондиализма и немногим благосклоннее смотрит на европеизм и умеренный континентализм европейских геополитиков, который для них представляется промежуточной реальностью. Эта разновидность неоевразийства имеет много точек соприкосновения с другими альтернативными геополитическими проектами: исламским «социализмом», европейским национал-большевизмом, геополитикой стран Африки и Латинской Америки.

Другое течение неоевразийства поддерживает и развивает идеи, призванные воссоздать экономическое взаимодействие бывших республик СССР. В них речь идет в основном об «экономическом евразийстве». С этой идеей уже несколько лет выступает президент Казахстана Н. Назарбаев.

Совершенно особым взглядом на евразийство отличается основатель политической партии «Евразия», современный неоевразийский идеолог А. Г. Дугин. Он помещает евразийство в широкий исторический контекст, считая его не просто российским явлением, а явлением мирового порядка. Евразийство, как считает А. Г. Дугин, явилось одной из идеологий «Третьего пути», консервативной революции, которое предлагает совместить революционные крайне левые формы политической, экономической и социальной жизни с архаичным религиозным содержанием. Евразийство выступает у него как вариант фундаменталистского синтеза в широком смысле этого слова.

2. Место евразийства в идеологии современной России

2. 1 Евразийство — естественный идеологический выбор России

На сегодняшний день как нельзя более актуален вопрос о том, каково будет место России в формирующейся расстановке сил. Это вопрос выживания и безопасности страны. Большинство российских и заграничных специалистов представляющих миропорядок 21 века как многополюсный, исходят из того, что России предстоит создать собственный региональный центр силы в границах бывшего Советского Союза. Видимо, такая политика России была бы не оптимальной как с позиции перспектив ее развития, так и обеспечения национальной безопасности". При всей, на первый взгляд, привлекательности создания нового центра силы и экономической мощи в составе Россия — страны СНГ, подобная стратегия не принесла бы успехов. Это было бы объединение слабых государств, имевших разные интересы, объединение за счет России. Европа и Азия в предстоящем будущем, возможно, станут двумя основными мировыми районами экономического и духовного развития. Они расположены на огромном едином Евразийском материке, где находится геополитический центр мира. Коммуникации, наземные, морские, воздушные линии связи между быстро развивающимися странами Атлантического и Тихоокеанского побережья лежат через пространство Восточной Европы и Западной Азии. Контроль над этим пространством имеют жизненно важное, всемирное значение. Геополитическая привилегия России состоит в том, что она как государство занимает это пространство и представляет собой своего рода Евразийский мост. Грамотное использование этого геополитического статуса может привести к результатам большого исторического значения. Достаточно заметить, что только открытое воздушное пространство страны способно приносить доход, сопоставимый с доходами от продажи природных ресурсов.

Геополитическое положение России в 21 веке во многом будет определяться также тем, что на ее территории находятся огромные природные богатства, столь необходимые для развития и Европы, и Азии. По мнению некоторых экспертов, на территории Сибири и Дальнего Востока содержится 50−60% всех доступных природных ресурсов планеты. Поэтому во внешнеполитическом экономическом развитии страны на ближайшие десятилетия освоения Сибири и всего Северо-Востока станет самым важным государственным проектом, таким образом идея России — Евразии может лечь в основу выработки новой концепции русской идеи, идеологии новой возрожденной России и, следовательно, может стать теоретическим обоснованием деятельности здоровых сил страны, ставящих перед собой задачу ее возрождения. Сторонники евразийства утверждают, что сегодня их идеология является спасительной. В окружении обломков прежних идеологий включая последнюю, радикально — либерально — демократическую, люди особенно остро нуждаются в том, чтобы представлять себе свое будущее, и вновь вспоминают евразийство. Если власть не хочет конфликтов внутри страны, проект цивилизации, который она поддержит, должен определяться простым постулатом — не закладывать в основу идеологии то, что заведомо не отвечает культуре народов, живущих в государстве. Следует подчеркнуть, что большинство народа в России не хочет максимально копировать западную цивилизацию. Государственническая сущность евразийства, направленная «на достижение единства России как общей судьбы, общей истории и общего дома всех ее народов во многом отвечает требованиям времени. Элементы евразийской идеологии очевидны в подходах почти всех политических сил страны, кроме крайне либеральных. Явным плюсом евразийства является фактическая констатация мультикультурности современной Российской Федерации, а также сочетание открытости и ориентации на диалог и верности историческим корням и последовательному отстаиванию национальных интересов. Евразийство предлагает непротиворечивый баланс между русской национальной идей и правами многочисленных народов, населяющих Россию, шире — Евразию. Определенные аспекты евразийства уже используются новой российской властью (интеграционные процессы в СНГ, создание Евразийского Союза). Таким образом, можно говорить о евразийстве как об естественном историчском выборе России.

2. 2 Препятствия на пути становления евразийства в качестве национальной идеологиии России

России, для того чтобы начался долгожданный процесс российского возрождения необходимо воспринять идеологию евразийства в качестве основополагающей для её дальнейшего развития. Вместе с тем подобное желание являлось утопическим при в 90х годах, да и сейчас наталкивается на немало трудностей, создаваемыми определёнными группами властной властной элиты, и непрекращающейся информационной камапнии Запада, пропагандирующей, а точнее навязывающей западные ценности российским гражданам, особенно подвержена этому влиянию оказывается молодёжь — будущее страны.

В условиях отсутствия какой-либо чёткой идеологии население страны не видит ориентиров, ясных целей и задач, которые призвана осуществлять как власть, так и граждане. В условиях данного идеологического вакуума давольно просто повлиять на умонастроения значительной части граждан через большей частью пролиберально настроенные СМИ, ориентированные на Запад. Соблазнённые так называемыми благами западной цивилизации, что выражается в более высоком уровне жизни и как следствие большей возможности удовлетворять свои материальные потребности, молодёжь воспринимает ценности западной цивилизации, которые в корне отличаются от собственно российских, или, если смотреть на данное противоречие в геополитической плоскости-то происходит поглощение одной цивилизации другой, что неминуемо приводит к гибели последней.

Глобализация, воспринимаемая сейчас как нечто неизбежное и инерционное, приносит вместе с развитием и углубоением экономических связей между государствами и приток ценностей чуждого России индивидуализма, европоцентризма и культуры всеобщего и неограниченного потребления. Сейчас как никогда прежде велика опасность поворота России на не тот путь, на путь бездумного принятия ценностей романо-германской цивилизации, навязываемых в качестве глобальных и потому якобы «общечеловеческих». Россия никогда не отказывалась от технических достижений западной культуры, не отвергала и великое культурное наследие европейского Средневековья, Возрождения, подобное и не должно происходить впредь. Согласно евразийской точке зрения, все культуры и цивилизации — равноценны, нет ни одной культуры или цивилизации, которая была бы «цивилизованней» других. Такое положение вещей фактически бы означала экспансию одной цивилизации, что и происходило на протяжении многих десятилетий с африканским континентом и Латинской Америкой, когда европейская цивилизация показала своё истинное лицо — лицо хищного колонизатора и эксплуататора, готового на всё в погоне за наживой. Данный образ поведения никогда не был присущ России, её кардинальное отличие от стран европейской цивилизации заключается в преобладании коллективных ценностей над индивидуализмом, справедливости над наживой.

Сейчас разные силы пытаются с новой силой не допустить поворот России на евразийский путь развития. Трагедия распада СССР — косвенное подтверждение тому, что подобные информационные кампании бывают необычайно успешны и приводят к невообразимым поначалу трагическим последствиям для судеб многих миллионов людей.

Тем самым пришло время отказаться от иделогического вакуума и твёрдо обозначить направление движения России в рамках евразийской идеологии, тем более что предпосылки для этого всегда были, а сейчас ещё возникли и дополнительные обстоятельства в виде кризиса ЕС, а следовательно и всей либеральной модели политической и экономической интеграции, а следовательно, Европа стала менее привлекательна длч России в экономическом плане, если учитывать перспективы стремительно развивающихся стран Азиатско — Тихоокеанского региона, прежде всего Китая, а также и других стран в разных регионах мира, например, Индии, Бразилии, Южной Африки.

Сегодня, по словам А. Дугина «…мы живем в эпоху, когда Европа и ее наиболее законченное монструозное воплощение — США — отмечают последний этап своей цивилизационной победы над Человечеством. Когда рухнули последние оплоты, пусть частичной, но идеократии. Когда Евразия — как культура, государственность и идеал — пала под давлением альтернативного полюса истории. Лишь сегодня мы способны по достоинству оценить гениальность основателей евразийства, и в первую очередь, Николая Сергеевича Трубецкого. Запоздалое, трагично запоздалое признание все же приходит к ним.»

Режим, проводивший либеральные реформы в 90-х годах и приведший страну к катастрофе, вряд ли был способен что-либо воспринять в идеологических построениях евразийцев, Но приходят другие люди и учение евразийцев — пламенных патриотов страны и Идея России — Евразии может лечь в основу выработки новой концепции русской идеи, идеологии новой возрожденной России и, следовательно, может стать теоретическим обоснованием деятельности здоровых сил страны, ставящих перед собой задачу ее возрождения.

Заключение

Рассмотрев различные идеи и концепции, предлагавшиеся представителями евразийского движения на всём протяжении его существования, можно с уверенностью сказать, что, несмотря на различие в смысловых акцентах, которые придовали ему разные его последователи и представители, евразийство состоялось как самобытное идейно-политическое течение, практически не имеющее аналогов в русской и мировой мысли. Оно представляет собой мировоззренческую систему, наиболее полно обобщившую все научные данные, касающиеся России и хотя движение евразийцев в период своего становления пережило глубокий кризис, что чуть не привело к его гибели, потребность в идеях евразийцев доказала свою необходимость и продолжает доказывать, что показывает многоократно возросший интерес к идеем евразийства как и со стороны общественности, так и со стороны патриотично настроенной части элиты.

Уверена, что евразийство как наиболее полно и детально разработанная идеология постсоветского времени имеет все шансы стать идеологией возрождения России и успешно противостоять западным идеологическим конструкциям.

Список литературы

1. Н. А. Бердяев «Евразийцы», «Евразийский вестник». Книга Четвертая. Берлин, 1925

2. Трубецкой Н. С. История. Культура. Язык. / Сост. В. М. Живова; Общ. Ред. В. М. Живова; Вступ ст. Н. И. Толстого и Л. Н. Гумилёва. — М.: Издательская группа «Прогресс», 1995, — 800 с. — (Филологи мира).

3. Флоровский Г., Евразийский соблазн. Из прошлого русской мысли. М., 1998

4. Трубецкой Н. С. «Об истинном и ложном национализме» сб. «Исход к Востоку». София, 1921

5. Н. А. Бердяев «Евразийцы», «Евразийский вестник». Книга Четвертая. Берлин, 1925

6. Нартов Н. А. Геополитика: Учебник для вузов. — М.: ЮНИТИ, 1999

7. Кинева Т. С. Евразийство в современном идейно-политическом пространстве России // Государственное управление. Электронный вестник. М.: Факультет государственного управления МГУ им. М. В. Ломоносова, 2009. № 18

8. Самохин А. В. Исторический путь евразийства как идейно-политического течения // Альманах «Восток». 2004. № 3 (15)

9. Дугин А. Основы геополитики. — М: Арктогея, 1997.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой