Волынская земля в составе Галицко-Волынского княжества

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Раздел I. Политическое развитие Волыни в составе Галицко-Волынского княжества

1.1 Мстиславичи. Киевская династия на Волыни

1.2 Волынь в интеграционном процессе Русской земли на рубеже XII — XIII вв

1.3 Волынская земля во времена правления Даниила Галицкого и его преемников

Раздел II. Социально экономическое развитие Волынской земли

2.1 Развитие сельского хозяйства

2.2 Ремесленное производство

2.3 Торговля

Раздел III. Культурная жизнь Волыни в период Галицко-Волынского княжества

Выводы

Список использованной литературы

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы. В наше время, когда события прошлого выходят на арену современности является необходимым и своевременным момент проанализировать исторические события древности, имевшие дальнейшее влияние на историю нашей страны.

Восемь веков назад, 1199 г. на политической карте Европы того, появилось государство, которое позднейшие историки назвали Галицко-Волынской. О названии государства между историками до настоящего идут.

Поскольку в истории образования Галицко-Волынского княжества ведущую роль отводят Волынской, точнее Владимирской, земли, в более поздних источниках фигурирует под названием Лодомерии. Поэтому некоторые историки склонны называть Волынско-Галицкое княжество. Учитывая дальнейшее историческое развитие можно было бы говорить и о Владимиро-Галицко-Холмская государство, поскольку мощный и самый ее обладатель, князь и король Данило Романович своей столицей выбрал Холм. Впрочем, не стоит не стоит спорить о названии. И

Волынь и Галицкая земля, и Холмщина внесли свой вклад в развитии государства, достижения которой были результатом совместных усилий всех ее регионов.

Объектом дипломной работы является политическое, экономическое и культурное развитие Волынской земли в составе Галицко-Волынского княжества. Обе земли, Волынская и Галицкая, складывались в течение двух-трех столетий и окончательно оформились, как удельные земли на протяжении XII в.

Предмет и задачи исследования заключаются в том, чтобы проследить развитие политических процессов на Волыни, которые влияли на объединительные тенденции.

Основные акценты сделаны на такие вопросы, как утверждение на Волыни династии Мстиславичей и роль Романа Мстиславича в объединенные Волыни с Галичиной в одну могучую державу — Галицко-Волынскую Русь.

Хронологические рамки данной работы охватывают в основном период со второй половины XII до середины XIV в., Т. е. от того времени, когда Волынская земля вследствие феодальной раздробленности выделилась в отдельное княжество и стала играть важную роль в Юго-Западной Руси. И до тех пор, когда начиная со второй половины XIV в. ее территорию инкорпорировали иностранные государства, в частности, Великое Княжество

Литовское и Польское королевство.

Состояние научной разработки.

Археография и история Волыни периода Галицко-Волынского княжества всегда были в центре внимания исследований медиевистов. Первым историком, который поставил себе задачу написать научную историю Галицко-Волынского княжества, был львовский архивариус Д. Зубрицкий, который имел доступ к архивным материалам.

Ученый источниковед А. Петрушевич опубликовал много статей по этому вопросу, а также в 1871 г. издал отдельным изданием Галицко-Волынская летопись. [2]

Широкие исследования периода Галицко-Волынского княжества провел профессор Львовского университета И. Шаруневич.

История Волыни в составе Галицко-Волынского княжества начался с книги С. Руссова «Волынские записки» (СПб, 1809). Основные сведения о Волынскую землю в исследуемый период опубликовал М. Максимович в статье «Волынь» (Киевлянин, 1841).

О средневековый период истории Волыни говорится в работах Л. Перлштейна, Ю. Стецкого, П. Карашевича, А. Крушинского.

Этот период истории Волыни раскрыто в монографиях А. Андриянова «Очерк истории Волынской земли до конца ХIV в.» (Киев, 1887) и П. Иванова «исторические судьбы Волынской земли c древнейших времен до конца ХIV века» (Одесса, 1895).

Результаты исследований обобщены в трудах М. Петрова, помещенных в подготовленном П. Батючиковим сборнике «Волынь» (СПб; 1888).

После войны специальную монографию этой тематике посвятил В. Пашуто «Очерки по истории Галицко-Волынской Руси» (Москва, 1950).

Ученики И. Крипякевича в 1984 г. выдали его монографию «Галицко-Волынское княжество», однако она вышла в по печати с вынужденными цензорскими купюрами и поэтому уже в 1999 г. к 800-летию ее переиздана в дополненном, исправленном согласно авторскому оригиналом варианте.

Среди новых студий, где рассмотрены место Волыни в средневековой Галицко-Волынской Руси следует отметить статьи-разведки, брошюры М. Брайчевского, М. Котляра, Я. Исаевича, В. Александровича, П. Кралюка и других исследователей.

Практическая значимость работы. Результаты исследования могут использоваться при преподавании истории Украины в школе, в поисковой краеведческой работе, музейной практике.

Структура и содержание работы. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной и литературы.

Во введении определены предмет и сформулированы задачи исследования, обоснованы хронологические рамки работы, указана практическая значимость работы, дан анализ литературе, которая была использована при написании работ

Раздел I

ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ВОЛЫНИ

1. 1 Мстиславичи. Киевская династия на Волыни

волынское галицкое княжество мстиславич

В 30-х гг XII в. в Киевской Руси наступил период феодальной раздробленности. На территории Древнерусского государства появилось более десяти крупных феодальных княжеств и земель. В юго-западной ее части образовались Киевское, Черниговское, Переяславское, Владимир-Волынское и Галицкое княжества. Киевская Русь превратилась в федерацию отдельных княжеств, которые самостоятельно проводили внутреннюю политику. Однако все княжества поддерживали между собой экономические и культурные связи, изменений единство украинской народности.

Определенной гарантией единства было правление во всех княжествах династии Рюриковичей. [46. 24] Но наибольшее значение среди всех княжеств имели Волынское и Галицкое, которые приняли на себя ведущую роль в юго-западном регионе бывшей Киевской Руси. [22,65]

Историческая судьба Волыни сложилась так, что наиболее активное участие в общегосударственном жизни Руси она стала брать с сер. XII в., Когда стала базой для объединения юго-западных земель.

Ее выгодное географическое расположение в западном регионе Русской земли объяснялось уникальной возможностью узлового сочетание двух крупных речных систем, т. е. Днепра посредством Припяти и ее притоков, и Вислы через Западный Буг. Таким образом Волынская земля издавна лежала на большом речном пути между водосбор Черного и Балтийского морей образуя балто-черноморский транспортный коридор.

Можно предположить, когда в силу исторических обстоятельств пал основной Днепровский путь знаменитой пути из варяг в греки, собственно второй вариант этого пути: Балтика-Буг-Днестр, наверное, успешно решал эту важную коммуникационную проблему, [16,112] и был одним из существенных факторов политического и экономического подъема всей Галицко-Волынской Руси.

Первоначальное Владимирское княжество и его разделение 1150 г. на Владимирское и Луцкое княжества с последующим дроблением на Владимирский, Червенский (Забуский), Белзький, Луцкий, Доргобузько-Пересопницкий уделы показал, что и на юго-западных рубежах некогда единой средневековой патримониальной монархии — Киевскойгосударства происходил процесс территориальной консолидации, известный в историографии под названием феодальной раздробленности.

Владимирская земля (княжество) простиралось на запад до Буга, на север до Верхней Припяти, на восток примерно до г. Стоход.

Столичный город Владимир, получившее название от Владимира Святославича.

Укрепленный центр города находился между реками Луга и Смоча. Во времена Даниила замок имел прочные фортификационные сооружения и венгерский король Бела, увидев его, заявил: «Такого града не нашел я и в немецких краях». Оценивая стратегическое значение города, татарский хан Бурундай приказал 1259 не только сжечь стены, но и раскопать его валы. Летопись указывает на существование городских ворот Киевских и Гридшиних. [39,21]

Первые, северные, получившие название от пути, который вел на Киев, а южные от названия княжеских дружинников — декабре, охранявших замок. [43,8] Вокруг замка далеко простирались предместья с многочисленными, монастырями и церквями.

Прилегающие к городу волости были густо заселены. К югу от Владимира, в с. Холодном, стоял монастырь Святая Гора. К Владимирской земли принадлежало с. Городел (Городло). Здесь, на левом берегу Буга, была таможня.

Любомль был излюбленным местом Владимира Васильковича. Во Любомль располагался княжеский двор Рай. Села Березовичи и Сомыно которые Владимир Василькович завещал своей жене. [39,22]

Луцкое княжество отделилось от Владимирского в 1150 г., но позже иногда снова соединялось с ним. Оно занимало бассейн р Стыр, от соседних земель не отделялось никакими естественными границами.

Столичный Луческ (Луцк) был хорошо укрепленным городом. Замок стоял на острове, обеспечен реками Стырь и Глушца и болотами. Выдержал он разные осады, среди которых нападение войск воеводы Куремсы в 1255 — 1256 гг В 1259 хан Бурундай приказал разрушить замковые укрепления. Позже замок перестроили, но в его основе остались стены древнего времени.

Под Луцком, в лесу, звали Гай, располагалась княжеская усадьба, это место было «прекрасное видом, застроенный разными сооружениями, а церковь в нем была прекрасная, блистала красотой». К северу от города, в Жидычине, стоял монастырь с церковью св. Николая, сюда приезжал на богомолье Даниил. Как город упоминается Шепол (Шепель). Недалеко от Луцка находилась Полонка (Семеновка).

В южной части Луцкого княжества построен ряд укрепленных городов; Перемышль, который возглавлял отдельную волость, Дубен (Дубно), пожалуй второй по значению, рядом с Луцком, город, Стожок (Стожок) и Данилов, укрепленные Даниилом, Кременец (Кременец), сильнейший из замков, которого ни 1240, ни 1259 ордынцы не смогли получить и только 1261 Тенебдга приказал разрушить. На границе Галичины стоял Збараж (ныне с. Старый Збараж Збаражского района Тернопольской области) и Плиснеск (теперь урочище вблизи Пидгурець Бродовского района Львовской области). В северной части Луцкого княжества значительным городом был Чорториськ (Чарторийск), что некоторое время принадлежал к Пинского княжества. [39,22 — 23]

Волынь в 1170-х гг Оставалась в зависимости от Киева. Хотя в Киеве князья менялись часто, все они особенно следили, чтобы удержать богатую Волынскую землю под своей рукой и не допустить к ней соперников из других княжеских династий. Одновременно с изменениями в Киеве менялись волынские князья. Они были полностью зависимы от Киева и должны были выполнять волю киевского князя. Так Владимир Мономах требовал полного послушания от Ярослава Святополковича: «Приказал ему к себе приходить, когда тебя призову». Непокорные князья теряли княжество. Выделение Волынской земли в отдельное княжество произошло в период правления внука Владимира Мономаха — Изяслава Мстиславича. [39,80 — 81] Второй сын Мстислава Владимировича и шведской принцессы Кристины, дочери короля Инга Стейнкельса.

Изяслав вышел на историческую сцену 1127 г., когда дядя Ярополк Владимирович, княживший тогда в Переяславе, посадил его в Курске. 1132 Изяслав получил от Ярополка, тогда уже киевского князя, Переяслав. [35,66] Как и другие князья из мономахов династии, он добивался власти в Киеве и трижды за короткое время был киевским князем (1146 — 1154). 13 августа 1146 он отстранил Игоря Ольговича и князем в Киеве, презрев преимущественные права своих дядей Вячеслава и Юрия Долгорукого.

На Киев претендовали и черниговские Ольговичи один из них, Всеволод, княживший там в 1139 — 1146 г. г. Но, встречая упорное соперничество со стороны других князей, он считал киевский престол неопределенным для себя, поэтому основное внимание направил на Волынь, где начал организовывать княжество для своего рода. В 1135 г. вся Волынская земля перешла к Изяслава Мстиславича. Городенский князь Всеволод Давыдович стал его вассалом. Но потеря Мономаховичами Киева, неудачная борьба с новым великим князем Всеволодом Ольговичем из-за пассивности Юрия Долгорукого, который не захотел поддерживать коалицию Мономаховичей, решая собственные проблемы отношений с Новгородом Великим, привели к тому, что в 1142 г. Изяслав Мстиславич должен согласиться на выделение в Волыни Дорогочинського княжества для Игоря Ольговича, который остался вассалом великого князя. Более того, на переговорах с братьями, которые претендовали на Переяславской наследство, Всеволод Ольгович предлагал им волынские волости Брест и Чарторийск, планируя таким образом, дальше расчленения Волыни. Понятно, что великий князь не был заинтересован в раздроблении Волыни, он хотел лишь вытеснить из оттуда Мономаховичей. Это ему и удалось после очередной междоусобицы. Изяслав Мстиславич получил «старший» Переяславский стол, которого добивались братья великого князя. Но в Переяславской земли была выделена волость в Городди-Остерском, которую оставили за Игорем Ольговичем. Одновременно владения этого князя увеличились вследствие предоставления Брест и Черторийска на Волыни. А остальные волынских земель с Владимиром получил сын великого князя Святослав.

Учитывая, что Игорь Ольгович, как следующий после Всеволода по старшинству среди Ольговичей должен унаследовать Киев, а сыновей у него не было, то и его владения на Волыни перешли к Святослава Всеволодовича, что давало ему прекрасные возможности для борьбы за Киев после смерти Игоря. Однако планам Всеволода Ольговича не суждено сбыться. Игорь Ольгович не сумел в 1146 г. удержаться в Киеве. Этим была решена судьба волынских владений Ольговичей. Изяслав Мстиславич легко выгнал Туровского князя Юрия Ярославича, которого послал было на Волынь Вячеслав Всеволодович, вообразив себя великим князем. Волынским князем стал Владимир Андреевич (1146 — 1148). Этим восстанавливалась традиция по которой Волынская земля была леном младшей ветви Мономаховичей. Но князь Владимир был женат на дочери лидера Ольговичей Святослава, а Ольговичи взяли сторону Юрия Долгорукого.

Владимир, сначала тайно, а затем открыто перешел на их сторону. Поэтому Изяслав Мстиславич был вынужден перевезти его в Белгород (1150), а затем в Дорогобуже (1150 — 1152), Пересопницю (1152 — 1154) и в Брест (1154 — 1156), подальше от Ольговичей и Юрия. Наконец, с помощью Юрия Долгорукого, князь Владимир Андреевич утвердился в Дорогобуже (1156 — 1170), фактически оторвав это удел от Волыни и проводя политику враждебную по ее сюзеренов. Только в 1174 г., ликвидировав Дорогобужский удел, Ярослав Изяславич вернул Волыни Погоринская земли.

Таким образом, в середине XII в., Во времена борьбы за Киев, Волынская земля раздробляется на ряд уделов. В 1149 г. Изяслав Мстиславич выделил для младшего брата Владимира Луцкое княжество. В 1149 г. Изяслав Мстиславич выделил для младшего брата Владимира Луцкое княжество. В 1150 г. он передал это княжество старше Владимира брату Святополку, который остался без удела. Получив в 1152 г. Владимир, Святополк Мтиславич сохранил и Луцкое княжество. Но уже в 1154 г., после его смерти, Луцкое княжество получил Ярослав Изяславич, который был вынужден покинуть Новгород. Ярослав княжил в Луцке до своей смерти в 1180 г. с 1170 г. он был сюзереном Волыни и это позволило ему трижды на короткое время получить Киев.

Пересопницкий удел возник по этим же причинам. Изяслав Мстиславич сначала посадил там дядю Вячеслава Владимировича (1147 — 1149), чтобы его контролировать. Заняв Киев, Юрий Долгорукий решил использовать Пересопницкое княжество как плацдарм для постепенного отвоевания Волыни. Он посадил здесь своих сыновей Глеба (1149), Мстислава (1150) и Андрея Боголюбского (1150 — 1151). Причем последний из Пересопнице управлял и Туровской земли, силы которой тоже были против Мстиславичей. Прогнав Юрийочив, Изяслав Мстиславич вернул Волыни Пересопницкое княжество и посадил здесь Владимира Андреевича (1152 — 1154). Потом это княжество получил Мстислав Изяславич (1154 — 1156). [14,53 — 54]

В своих политических мероприятиях Изяслав опирался на близкие связи с Венгрией и Польшей. Венгерский король Гейза относился к Изяславу с большим уважением, называл его отцом и заявлял: «Твой щит и мой неотделимы от себя». Гейза давал Изяславу несколько раз большую помощь — даже 10 тыс. войска, в то время необычайную силу. Военную помощь оказывали Изяславу также польский князь Болеслав Криворот (Кривоустый) и чешский Владислав. Семья его отца Мстислава была связана с браками со всеми этими династиями. [39,81] Изяслав Мстиславич скончался не имея еще 60 лет 14 ноября 1154 Летописец плачет над гробом, славя его как честного, благоверного, христолюбивого, славного и великого князя: «Плакала за ним вся украинская земля не только как по своему «царю и хозяйки», но как по родному отцу «.

«Изяслав Мстиславич, — говорит проф. Томашевский, — это одна из самых заметных фигур нашей старой истории. Воспитанный в традициях Мономаха, чувствовал себя призванным сыграть решающую роль на Украине, к чему и имел необычные личные данные. Энергичный, смелый и рыцарский, человечный, приветливый и щедрый, вызывал у современников удивление и привязанность. Как выдающийся полководец получил большое признание жены и полков, любил, чтобы его называли царем «. [12,175 — 176] был князем новой формации, опирался на городское население, имел поддержку киевского веча. Он стремился объединить под своей властью всю Юго-Западную Русь. 35,66]

После смерти Изяслава Юрий Мономаховичей, который в то время окончательно стал киевским князем, еще раз пытался захватить Волынь для своей семьи, но не имел успеха и удовлетворился тем, что в его руках остались города Погорины. Это была последняя попытка киевских князей удержать власть Киева над Волынью. Сын Изяслава Мстислав, который на короткое время стал киевским князем (1167 — 1170), сумел обеспечить Волынь своей семье, и с того времени Волынская земля развивалась как независимое княжество. [39,82]

Мстислав Изяславич вскоре после смерти своего отца стал великим князем.

С тех пор надолго стабилизировались внутренние отношения в крае. На основе данных позднего времени знаем о сильное боярство, которое поддерживало князей и отстаивало обособленность Волынской земли. Выросли волынские города. Наряду со старыми центрами — Владимиром, Червино, Белзом, Бухельном, увеличилось значение Луцка, Пересопнице и Дорогобужа. [39,82]

Мстислав, как и его отец на короткое время стал киевским князем (1167 — 1170).

У Татищева Мстислав Изяславич характеризуется так: «Сей князь роста был не очень большой, но широкий плечами и крепкий, так что лук его едва ли кто натянуть мог. С лица хорош, волосы кудрявые и короткие носил. Мужественный был в сражении, любитель правды, ради его храбрости все князья его боялись и уважали. Хотя часто с женщинами и женой веселился, но ни женщины, ни вино им не обладали. Он всегда к управлению и к распорядку был готов, потому мало спал, а много книг читал, и в советах о правлении землей с вельможами трудился, и детей своих прилежно тому учил, говоря им, что честь и пользу князя состоит в правосудии, управлении и храбрости. «[5,303]

В 1168 г. по инициативе Мстислава был организован поход на половцев для защиты украинской земли. [12,178] Лучше иллюстрирует те события летописец: «вложил Бог в сердце Мстиславу Изяславичу хорошую мысль о Русской земле. Потому что он ей хотел добра всем сердцем. и созвал своих братьев и стал думать с ними, говоря им: «Братья!Позаботьтесь о Русской земле и о своей отчизну и наследство деда, ибо ведут [плохие] христиане ежегодно в свои вежи, а с нами присягу принимая и всегда переступая. И они у нас и Греческий путь однимають, и Соляной, и Железный. Поэтому пристало ли нам, братья, возложив надежду на Бога помощь и на молитву святой Богородицы, добыть пути отцов своих и дедов своих и своей чести. [5,293]

Речь Мстислава упала на добрую почву; князья действительно пошли великим походом против половцев, а через год устроили очередную демонстрацию для охраны украинских купеческих караванов, шли в Украину с юга и востока. [12,179]

Мстислав, как и его отец Изяслав, сумел обеспечить Волынь своим потомкам. Личные качества князя Мстислава, как человека справедливого и добродушного, что жил в согласии со своим братом Ярославом, который княжил в Луцке, обеспечили ему благосклонность волынского боярства и местных людей.

Однако Мстиславу не удалось достичь прочного мира ни на Волыни, ни вообще на Руси-Украине. [27,57]

Потеряв Киев «И пошел Мстислав от Киева в понедельник второй недели после Пасхи (13. ИV. 1170)» [5,298] Мстислав Изяславич оставался сюзереном Волыни. Кроме Дорогобужского княжества все волынские уделы, включая и Городельской княжество, были его вассалами и их князья принимали участие в его походах. В 1170 г. умирающий Мстислав Изяславич убедил брата Ярослава Изяславича, с целью избежания возможных междоусобиц между волынскими князьями, разделить Волынь между двумя ветвями волынских Мономаховичей на восточную и западную. [14,54] «Того же году в конце разболелся князь Мстислав Изяславич во Владимире, и болезнь у него была тяжелая. И стал слать послов к брату Ярослава, чтобы урядитися о детях своих. Урядившись как следует с братом, — тот крест целовал, что он не будет посягать на волость детей его, — приставився князь Мстислав месяца августа в девятнадцатый день (19. VIII. 1170). 15,302] Младшей ветви оставалась восточная Волынь, но сюзереном Волыни стал луцкий князь. Это означало, что волынские князья договорились применить на своей земле общие принципы наследования земель, принятые на Любецком съезде. Чтобы в дальнейшем обеспечить преимущество за своими наследниками в старшинстве среди волынских князей, Ярослав Мстиславич сознательно пошел на раздробление западной Волыни. Поэтому владимирский князь Роман Мстиславич должен согласиться на выделение отдельных уделов для своих братьев. Сначала Брестское княжество получил Святослав Мстиславич (1170 _ 1183), а затем Белзское княжество — Всеволод Мстиславич (ок. 1180 — 1195). В 1180 г., наверное, еще при жизни Ярослава, Дорогочинське княжество получил Василек Ярополкович, переведен, вероятно, с Шумская.

Одновременно вся восточная Волынь, включая Дорогобужский княжество, объединяется под Луцком.

Но после смерти Ярослава Изяславича его сыновья разделили Восточную Волынь между собой. Ингвар получил Луцк, Всеволод — Дорогобуж, Мстислав — Пересопницю, а Изяслав — вероятно Шуськ. Между братьями вскоре разразилась усобица. Так в 1183 г. Всеволод Ярославич был в Луцке, в 1186 г. Луцк снова в числе владений Ингвара Ярославича, а самого Всеволода встречаем при дворе Ольговичей как изгоя. Итак, в результате междоусобицы 1183 — 1186 рр. Ингварь Ярославич ликвидировал Дорогобужский княжество, а после смерти Изяслава 1195 — и Шумское княжество, присоединив их непосредственно в Луцк. На восточной Волыни остался один лишь удел — Пересопницкий. [14,54 — 56]

Таким образом, с середины XII в. на Волыни утвердилась династия Мстиславичей, или как ее это называют — Мономаховичей, потомков Великого князя Киевского Владимира Мономаха.

Михаил Грушевский говорит: «Политику этой династии — Мстиславичей можно охарактеризовать одним словом как волинськую Мстиславича легкомысленно относятся к своим волынских земель и все ищут чего-то лучшего. Изяслав борется за киевский стол, держа Волынь только в резерве. Так же и его сын Мстислав духовно живет в Киеве.

Также следит Киева его младший брат Ярослав Луцкий. [17,394]

С этой точкой зрения можно согласиться только частично. Борьба за киевский стол шла зря. В ранний период феодальной раздробленности Киев олицетворял общегосударственную власть. [11,151] Изяслав Мстиславич и Мстислав Изяславич рассматривали волынские земли как великокняжеский удел. [11,153] По их правления произошло значительное выделение Волынской земли от других земель в политическом и экономическом плане. Но, как уже было сказано выше после смерти Мстислава Изяславича в 1170 г. волынские земли были разделены между его сыновьями. Понятно, что меньше уделы с центрами во Владимире, Киеве, Бресте и Белз в политическом смысле заметно проигрывали в сравнении с тогда могучим объединенным Галицким княжеством времена Ярослава Осмомысла. Только благодаря объединительной политике владимирского князя Романа Мстиславича Волынскую землю вновь было объединено с центром во Владимире.

1. 2 Волынь в интеграционном процессе Русской земли на рубеже XII — XIII вв.

В образовании Галицко-Волынского княжества ведущую роль отводят Волынской земли и ее князю Роману Мстиславичу.

Роман Мстиславич (ок. 1152 — 19. 06. 1205) — сын Мстислава Изяславича и Агнессы, дочери польского короля Болеслава Кривоустого.

По своей значимости он вполне приравнивается к таким первостепенных фигур, как Владимир Святославич и Владимир Мономах. Характерно, что именно он, один из немногих древнерусских князей, стал персонажем фольклорных произведений.

И даже сегодня состоят оды в его честь:

Роман, Роман! Государственный титане!

Себя обессмертил ты в славных делах …

Волынь забывать никогда не станет

Того, что ты сделал на княжеских столах,

За твоего правления Волынское государство

Была и мощная, и славная вокруг.

На брата, соседа — ни зла не держала,

Ни в гости не звала, если он не друг.

Тебя уважали и вой, и смерды,

Ты справедливым к каждому был.

Тебя уважали Витовта и Ольгерды,

За то, что победу не одну получил.

Но за то, чему ты сделал пре смело,

Когда Владимир и Галич соединил —

И так победно, и так прет умело

В Галиче клановые розн устроил.

Роман Мстиславич начал свою политическую карьеру в юности, когда его отец на короткое время добился киевского княжения. В 1168 киевский летописец отметил: «Прислали новгородцы к Мстиславу, прося сына у него в князи, и тот дал им Романа». Это было сделано по традиции со времен Владимира Святославича в Новгороде сидели старшие сыновья киевских князей. [29,104]

Новгород отличался от других древнерусских княжеств. Он сформировался как аристократическая боярская республика. Высшим органом власти здесь выступало вече.

Но реальная власть находилась в руках боярства. Относительно князя, то его функцией был вооружен защиту государства. Князья для Новгорода фактически были высокими военачальниками.

Зимой 1168 — 1169 рр. Сформировалась коалиция князей, которые хотели лишить киевского престола Мстислава Изяславича.

Организатором ее выступил суздальский князь Андрей Юрьевич (Боголюбский), а во главе союзного войска стоял его сын Мстислав Андреевич.

Князья взяли Киев 12 марта и совершили большой грабеж. Мстислав Изяславич потерял киевский престол и отступил в города Владимир, откуда еще некоторое время пытался вернуться в Киев. [37,18]

Покорив Киев князь Андрей Юрьевич решил забрать Новгород от Романа Мстиславича.

Подчинив себе основные центры Руси, этот князь мог бы претендовать на абсолютное верховенство. Однако такой план до конца не удалось реализовать. Как свидетельствует Новгородская летопись, в феврале 1170 войска Андрея Юрьевича двинулись на Новгород Великий, но 25 числа этого месяца их разбили новгородцы во главе с Романом Мстиславичем. [37,19] В Киевской летописи об этом событии рассказывается следующее: «Ходил Роман Ростиславич с братом Мстиславом на Романа на Мстиславича до Великого Новгорода. Андрей же [Юрьевич] послал сына Мстислава со всей дружиной со всеми войсками ростовскими и суздальскими. И рязанских князей послал, и муромских князей послал с полками, и Бориса Жидиславича, воеводу таки своего. И такое было множество воинов, и (числа) им нет.

И как только они пришли в землю их, много бед они совершили: села взяли и сожгли, и людей перебили, а женщин и детей, и имущество забрали, и скот заняли, и пришли тогда к городу. Новгородцы между тем затворились в городе с князем Романом и крепко бились у города, а Мстислав [Андреевич] въехал был в ворота и заколов несколько мужей, вернулся обратно к своим.

И наступил мор среди коней и войсках, и не сделали они ничего городу их. И возвратились обратно к себе, и едва до своих домов добрались только, а другие люди умирали с голоду. И не было же никого такого тяжелого похода людям сим, а некоторые из них даже конину ели и в великий пост. «[5,303]

По Новгородской летописи, он изображает битву под Новгородом как абсолютный разгром суздальцев: будто вечером 25 февраля князь Роман Мстиславич одних посек, других захватил, иные сбежали.

Разгром суздальцев под Новгородом — это, без сомнения, была заметное событие в жизни молодого князя. Она поднесла его авторитет. [37,20]

Мстислав Изяславич все еще пытался вернуться в Киев, но бесполезность его попыток понятно новгородское боярство. В 1170 г. оно «указало путь князю Роману», как деликатно выразился новгородский летописец, т. е. выгнал его. Молодой князь раз получил известие о смерти отца во Владимире-Волынском [29,104] «Того же году в конце пришла весть Роману [Мстиславичу] о смерти отца, и Роман дал знать об этом жене своей и друзьям своим новгородцам. И, посоветовавшись, жена сказала ему: «Не можем мы, княже, уже быть здесь. Поди-ка ты к братьям во Владимир «. И услышал жены своей, поехал к братьям «. [5,304] Не теряя времени, он направляется на Волынь и на долгие три десятилетия садится во Владимире.

Роману Мстиславичу пришлось вступить в тот момент, когда борьба за великокняжеский престол зашла в тупик. После ужасного погрома 1169 вокруг Киева началась настоящая суматоха, что похожа на императорскую чехарду в Риме в III в. н. е. Киевский стол чуть ли не каждый занимал новый претендент, а в 1171 г. было аж три (Глеб Юрьевич, Владимир Мстиславич и Роман Ростиславич).

Роман Мстиславич не мог не понимать, что при тех условиях сам факт овладения Киевом еще ничего не значит. Великокняжеский престол полностью обесценился. Нужно было иметь еще что-то, и это «что-то» могло быть только сильной и хорошо загосподарьованою вотчиной. Этой вотчиной была Волынь. [10,58]

С 1170 г. и практически до конца 80-х гг XII в. имя Романа Мстиславича исчезает со страниц летописных произведений. Это свидетельствовало о том, что он выпал из орбиты «большой политики», стал типичным провинциальным князем, на которого не обращали особого внимания. Это объясняется тем, что Роман Мстиславич был еще молодым, не имел достаточного опыта и силы. После смерти отца у него не осталось мощного и авторитетного покровителя. [37,21]

Роман Мстиславич занял владимирский престол в трудные для своего семейства времена. Политическое влияние Мстиславичей упал практически до минимума. [34,69]

Княжение на Волыни имело свои преимущества. Черноземные почвы, мягкий климат способствовали развитию земледелия. Полноводные реки, которые служили торговыми артериями, связали Волынь с Киевщине и Черным морем, а также Польшей и Балтикой.

Это способствовало развитию здесь городов как торгово-ремесленных центров.

Большим преимуществом Волыни была ее удаленность от степи, а соответственно, и кочевников. Правда, волынские земли подверглись нападениям литовских племен, но эти набеги, все же, нельзя сравнить с нашествиями половцев.

В то время, когда на Волыни правил Роман Мстиславич, эта земля в политическом плане не была консолидированной. Здесь существовало несколько волостей со своими центрами — Луцком, Дорогобужем, Шумском, Пересопницу, Берестом, Белзом, июнь. Но все же наиболее влиятельным центром был Владимир.

70 — 80-е гг XII в. не прошли для Романа Мстиславича бесполезно. Он приобретал нужного военного опыта, пытался установить нужные связи, изучал ситуацию, чтобы в нужный момент вновь выйти на большую политическую арену.

Похоже, в то время объектом его внимания стали литовские племена, прежде ятвяги. Они жили на севере от Волыни. Русичи смотрели на них как на «дикие» племена, ведь те еще не приняли христианство, а в плане социального развития сохранили очень много архаичных черт, присущих первоначальном обществу. [37,22]

И чтобы обеспечить северные границы Роман Мстиславич строит преимущественно деревянные крепости, которые образуют цепь прочной обороны на севере княжества, в частности, на рубеже Берестье, Чарторийск, Корческ (город в современной Ровенской области). Стали укрепления в Ковеле, Ратно, Камень-Каширском и др. [52,32]

Литовские племена привлекали богатые русские и польские земли. По крайней мере здесь было чем поживиться. И поэтому они совершали постоянные нападения на эти территории. Так в «Великопольской хронике» о них сказано, что они чрезвычайно «жестокие, отмечаются звериной яростью … Дорога к ним недоступна из-за слишком густые леса и топкие болота». Неудивительно, что борьба с литовскими племенами была на протяжении веков была одной из важных задач древнерусских князей. Еще Владимир Святославич совершил поход на ятвягов. Делали это, также, его преемники. Войны с литовскими племенами, как и походы на половцев, могли сделать князя популярным.

Именно благодаря таким войнам им Романа Мстиславича стало известно на Руси. [37,23] Фиксация в фольклоре отзвука военных походов Романа на литовцев, в частности в вариантах поговорок: «Роман, Роман!

Ничем живешь — Литвой пашешь «[56,69] является еще одним свидетельством ярким свидетельством сохранения долговременной исторической памяти о волынской правителя.

На некоторое время Роману удалось задержать дробления волынских княжеств, ограничить права большого светской и духовной знати и, опираясь на служилых феодалов и торгово-ремесленной верхушки, укрепить военные силы. [19,5]

Для Романа Мстиславича, правителя Волыни, Волынская земля стала надежной базой, из которой он черпал ресурсы в борьбе за объединение Юго-Западной Руси. Его политика концентрации русских находила понимание и поддержку широких слоев волынского населения. Местное, главным образом, служили боярство как «лучшие люди владимирские» приложили определенные усилия для реализации претензий своего обладателя на «галицкую наследство» [42,173]

Важнейшим делом Романа, которая дала ему историческое имя, было присоединение Галичины к Волыни и единого Галицко-Волынского княжества. В период, когда Киевская Русь переживала сокрушительный процесс раздробления земель, нужна была необычайная энергия, чтобы противостоять негативному ходовые событий, задержать его и способствовать созданию новых государственных объединений.

Образование объединенной Галицко-Волынского государства было событием большой важности. Недаром летописец называл Романа великим князем, «царем на Руси», «самодержцем всея Руси», причем слово «самодержец» впервые в летописи применяется именно к нему. Этот титул, переведенный с греческого титула византийских императоров — «автократом», показал укрепление позиции великого князя. [23,13]

Чем привлекала Галичина Романа Мстиславича?

Она принадлежала к числу богатейших княжеств Руси. Это княжество имело уже столетнюю освободительное традицию. Еще в 1084 г. в Прикарпатье самовольно вокняжилися принимать Рюрик, Володарь и Василько — тмутараканского князя Ростислава Владимировича, внука Ярослава Мудрого. Взаимопонимания с местным боярством, они закрепились в Перемышле Перемышле, Звенигороде и Теребовле.

Попытки киевских князей вытеснить их оттуда не дали должного результата. В середине 20-х гг XII в. вспыхнула война между наследниками братьев — Ростиславичей.

Победителем в ней оказался Владимир Володарович (Владимирка). Под его властью оказались Прикарпатья. Будучи человеком энергичным и умным, он стал создателем самостоятельного Галицкого государства. Именно Владимир перенес столицу из Перемышля в Галич, который становится большим и богатым городом. Перенос столицы мало экономический смысл. Галич был торновим центром на реке Днестр. Именно Днестр как водная артерия стал центром Галицкого княжества. Эта река после появления половцев в Северном Причерноморье, которые заблокировали Днепровский торговый путь, начинала играть все большее значение в черноморской торговли. [37,30]

Постепенно Галич перебирал роль Киева. Правители Галицкого княжества не интересовались борьбой за киевский стол, а занимались развитием своего княжества.

Сын Владимира Ярослав Осмомысл (1153 — 1187) развил достижения своего отца. Он превратил Галицкое княжество в один из сильнейших на Руси. [58,70] Его владения простирались вдоль Днестра достаточно далеко на юг, даже земли в нижнем течении Прута и Дуная оказались в определенной зависимости от Галича. Росло значение Днестра в международной торговле, а это, в свою очередь, способствовало развитию городов княжества.

Галицкий князь получил авторитет на международной арене, поддерживал дипломатические отношения не только с соседями, но и с Византией, Священной Римской Империей. Гостем его был византийский цесаревич Андроном Комнин, который позже стал императором.

С искренним удивлением говорится о Ярославе в «Слове о полку Игореве»:

Галицкий Осмомысл Ярослав!

Высоко сидишь ты на своем златокованом престоле

подпер горы Венгерские своими железными полками,

заступив королю путь,

затворив Дунаю ворота,

метая тяжести через облака,

Суды советуя до Дуная.

Грозы твои по землям пекут,

Отворяешь Киеву ворота,

Стреляешь ты из отчего золотого стола

султанов за землями.

Споры вызывает упоминание о судах: некоторые авторы видели здесь память дунайское судоходство, однако преобладает взгляд, речь идет о политическом контроле и судопроизводство на землях вдоль Днестра, вплоть до нижнего течения Дуная. Четко подчеркнута роль военной мощи Ярослава в защите линии обороны в Карпатах от короля Венгрии. Для охраны путей через Карпаты и подступов к ним была создана система разнообразных оборонительных сооружений. Так, гарнизоны замков в Тустани, Бубници и ряда других укреплений защищали переходы, которые вели к главному пути на Верецкий перевал. Выражение о «султанов за землями» связывают с участием галицких воинов в походе на египетского султана Салла-ад-Дина (Саладина, основателя ближневосточной династии Айюбидов).

Показательно, что «Великопольская хроника» кон. XIII в. государство Ярослава Осмомысла называет Галицким королевством. [23,11 — 13] По мере роста могущества Ярослава Осмомысла все больше росли его разногласия с местным боярством. Поводом для открытого конфликта стали семейные проблемы Ярослава Осмомысла. Бояре, якобы, возмущены неморальной поведением князя, в 1171 сожгли его любовницу бояривну Настаську из рода Чагров. Они также заставили вернуть из изгнания его брачную жену Ольгу, дочь Юрия Долгорукого. Но все же Ярослав не покорился боярам. Умирая он передал верховную власть внебрачной сыну Олегу, родившемуся Настаською Чагривною, а Ольгино сыну Владимиру отдал Перемышль. Это не удовлетворило бояр. Они выгнали Олега из Галича и посадили здесь Владимира, но и это не устраивало непокорных галицких бояр. [37,30 — 31]

Роман Мстиславич, будучи человеком амбициозным и талантливым, вовсе не хотел оставаться князем во Владимире. Воевать с братьями по волынские волости не приходилось, бороться за великокняжеский стол — тоже. [37,30] Он не старался снискать себе Киев, как это делали другие князья. Упавший Киев не для Романа заманчивым, а потому, получив Киев, отдал его своему брату Ярославу, который стал в зависимости от Романа. [8,13] Вступить в борьбу за польские земли тогда не было никакой возможности, а также оснований.

Оставалась богатая Галичина, в которой Роману Мстиславичу было рукой подать. А еще она после смерти Ярослава Осмомысла оказалась «слабым звеном».

Мероприятия по присоединению Галиции Роман начал осуществлять в 1188 г. Найдя взаимопонимание с галичанами, которые были недовольны разгульной жизнью Владимира Ярославича и заставив его покинуть княжество: [39,80] «В год 6696 (1188), когда Владимир (Ярославич) княжил в Галицкой земли, то любил пить много, а думы не любил с мужами своими … «. [5,346] Роман сел в Галиции. Но он не имел еще достаточной силы и не смог выдержать борьбы с венграми, которые захватили Галич. Очевидно, что в борьбе за Галич в 1188 — 1189 х князья Роман еще не было долгосрочной программы «собирания земель».

В 1198 г., когда умер Владимир, Роман вновь активизировал свои усилия и овладел Галицким княжеством. При каких обстоятельствах это произошло точно не известно.

Романа поддерживала значительная группа галицких бояр, которые даже пошли за ним на Волынь, когда он вынужден был покинуть Галич. Но против выступила другая боярская партия, которая хотела иметь князьями сыновей Игоря Святославича.

В польских источниках есть известие, что противоречия между обеими партиями обострились настолько, что произошел бой под Галичем. Союзником Романа в походе на Галичину был польский князь Лешко, но в чем была его помощь, и какой характер имели отношения между Романом и Лешеком, это остается невыясненным. Польский хронист Винцентий (Кадлубек) изображает дело так, будто Роман просил Лешка, чтобы он установил его «не князем Галиции, а своим заместителем». Это рассказ не нашло доверия в историографии, Лешко, который находился в непрерывной борьбе с Мешко Старому, не был таким могущественным властелином, как его изображает Кадлубек, и не мог сделать Романа своим вассалом. Правдоподобно, что он дал Роману помощь войсками, виддячуючы за участие в битве под Мозгавою в 1195 г. [39,82]

Таким образом, в 1199 г. на политической карте средневековой Европы появилось новое сильное государство — Галицко-Волынское княжество. Она приняла на себя ведущую роль в политике и культуре после падшего Киева. [55,9]

В отличие от полиэтнического Древнерусского государства, новообразованная развивалась на едином украинском грунте. Это дало основания украинскому историку С. Томашевского назвать Романа «создателем первой национальной украинской державы», которая просуществовала как отдельный политический организм к сер. XIV в. [20,8] По словам И. Крипякевича: «Именно этот факт, что Галицко-Волынское государство занимала одни украинские земли был положительным для проведения внутренней консолидации». [40,74]

Почему же историки отводят ведущую роль в объединительном процессе именно Волынской земле, и которое было основание для объединения Волыни и Галичины?

Без сомнения, между Галицким и Волынским княжествами существовала связь близкой племенной родства, а также общность политических интересов. Оба княжества меньше страдали от половцев, потому что лежали далеко от половецкой степи; больше контактировали с Западной Европой через Польшу и Венгрию. Здесь утвердилась ветвь Ярославского дома, крепко стояла за то, чтобы выделить свои княжества из общего передела и присвоить их себе в наследственное владение, население земель поддерживало князей в этих их стремлениях. [49,26]

Брайчевский характеризует те процессы, которые происходили в XII в. так:

«Если на Северо-Западе и северо-востоке вызревали новые государственные образования на вполне определенном основе, а следовательно должны выполнять конструктивную миссию строительства новых национальных политических образований, то в Галичине говорилось классический образец чисто феодального раздробления, о создании независимого от Киева политического организма, базирующегося на иммунной основе, то есть о совершенно откровенный и ничем незамаскированные проявление социальной деструкции. Поэтому Галич, а Владимир-Волынский выступил спикером объединительных тенденций.

Галичина в своем историческом развитии опоздала ровно на один этап, на одну ступень в процессе общественного развития «. [11,154]

Интеграционный процесс действовал в пределах Южной Руси, что именно в это время принимала названия «Украина» и где активно происходило оформление украинской народности, — так же, как вокруг Суздальской Руси формировался русский народ, а вокруг Полоцкой — белорусский. [11,155]

Можно думать, что подъем Галицкой земли в немалой степени стало следствием ее консолидации с севера, со стороны Волыни. [49,69]

Во властной рукой Романа оказалась огромная территория, занимавшая Волынь, Галичину, Подолье, Буковина и низовья — почти половину современной Украины. Теперь противостоять ему не мог никто.

Учитывая государственно действия Романа, после того как он стал великим Галицко-Волынским князем, можно предположить, что в годы бесконечного (как, вероятно, ему казалось) волынского сиденья он создал собственную модель государственного управления. Праправнук Владимира Мономаха, он с юных лет понял, что корни сильной княжеской власти кроется в независимости от земельной аристократии. [29,105] Поэтому в начале своего княжения в Галиции Роман вел острую борьбу с боярами, подавлял направленную против него феодальную оппозицию. Боярство составляло в Галичине большую силу.

Экономическое развитие княжества способствовал объединению в руках крупных землевладельцев значительных территорий. Развитие политических событий привел к тому, что бояре сосредоточили также в своих руках управление княжеством.

Большие бояре имели даже свои полки.

Какими были причины недоразумения Романа с боярам, точно не известно.

Можно догадываться, что Роман пытался укрепить княжескую власть и перенять государственные доходы, которые захватывали бояре.

О ходе борьбы дает сведения польский хронист В. Кадлубек. Но его рассказ полное очевидных преувеличений о жестокости Романа, а из конкретных данных можно принять только те, что Роман пытался подорвать могущество бояр. С Галицко-Волынской летописи известен только один случай наказания бояр Романом: «Он изгнал из Галичины бояр Кормильчич». Победа над боярской верхушкой способствовала укреплению княжеской власти, и Роман свободно распоряжался своей территории над Днестром, Саном и Бугом. [39,83]

В начале своей карьеры князя Владимирского и Галицкого Роман прибегал к шагов.

Которые бы обеспечили ему широкие международные связи соответствующую поддержку. В 1200 г. он отправил посольство в Византию. В мае послы были в Константинополе и о них упоминает паломник из Новгорода Добрыня Ядрийкович (Андреевич, позже новгородский архиепископ Антоний). Называются также имена послов — Твердиж Остромирович, не даны, Домажир (имя известно среди галицких бояр), Дмитрий и Негвар (или Несвар).

В чем заключалась миссия этого посольства, новгородец Добрыня не говорит. Однако можно сделать достоверные предположения. Галичина, будучи мощным княжеством и играю или заметную роль на новом пути «из варяг в греки», становится объектом большого интереса византийской дипломатии. Известны интенсивные контакты галицких князей с Византией еще до Романа Мстиславича.

Очевидно, основная миссия Романовых послов заключалась в том, чтобы установить династические связи их князя с домом византийских императоров. Действительно, где-то в том же 1200 Роман Мстиславич женился на Анне, которая, по мнению Л. Махновца, была дочерью византийского императора Исаака II в Ангела от его второй жены Маргариты — Марии, дочери венгерского короля Белы III, то есть она приходилась близкой родственницей тогдашним представителям королевской династии Венгрии.

Как видим, династический брак Романа Мстиславича с Анной имел для него большое значение. Лишь отдельные древнерусские князья, обычно наиболее мощные, роднились с византийскими императорами. Такой брак выглядел очень престижна и выступал своеобразным индикатором значимости правителя. Одновременно он бы стал пощечиной для Рюрика Ростиславича. Ведь бывший его зять, с которым он враждовал, брал жену с императорского рода, тем самым, что, равняясь с византийскими правителями.

Брак Романа Мстиславича с Анной, кроме престижа, давал ему еще одну (на этот раз вполне реальную) пользу. Благодаря ему он родичався с венгерскими правителями, которые, как известно, претендовали на Галичину. Очевидно, благодаря этому браку, Роману Мстиславичу удалось установить дружеские отношения с венгерским королем Андреем, о чем можно судить по Галицко-Волынской летописи.

Однако очень сомнительно, что византийцы — изящные мастера средневековой дипломатии — так просто отдали Анне за Романа Мстиславича. Должны ли они поставить определенные условия. Тогдашний византийский писатель Никита Хонаит писал о походе Романа на половцев, отмечая, что эта военная экспедиция заставила убраться кочевников из византийских земель, они даже угрожали Константинополю. Этот поход, так утверждает указанный автор, был вызван симпатией к Византии и сожалением по ее населением. К тому же, как можно понять из этого рассказа, далеко не последнюю роль в этом сыграл «влияние архипастыря» — киевского митрополита или даже константинопольского патриарха.

Похоже, перед послами Романа Мстиславича в Константинополе было поставлено условие: за брак с Анной князь должен был поступить разгром половцев и в этой дипломатической игре далеко не последнюю роль сыграли православные патриархи, которые часто выступали проводниками византийской политики. [37,56 — 58]

Имея значительную силу Роман Мстиславич мог авторитетнее выступать против других князей. С большим вниманием относился Роман к делам Киева. Когда в 1201 г. Рюрик Ростиславич начал организовывать поход на Галичину, Роман опередил его с галицкими и волынскими полками вошел в Киев. Киевляне открыли ему Подольские ворота и перешли на его сторону. Этот факт можно расценивать как проявление объединительных тенденций. [46,25]

Киевляне, наверное, видели в лице Романа Мстиславича сильного и энергичного политика, который бы мог вернуть Киеву его утраченную мощь и славу, а также защитить город от половцев.

Однако княжить в Киеве он не захотел, и посадил здесь своего двоюродного брата луцкого князя Ингвара Ярославича. Потому что и после 1199 сюзереном Волыни оставался луцкий князь Ингварь Ярославич. Его вассалом был не только младший брат Ингварь Ярославич. Его вассалом был не только младший брат Мстислав Ярославич, который держал Пересопницкое княжество. Как известно из «Слова» Мстислав Ярославич был соратником Романом по военных походах. Заинтересован в помощи и дружеских отношениях с князьями Восточной Волыни Роман не нарушал существующего положения вещей и номинально оставался вассалом Ингвара, как Владимирский князь.

Поэтому в 1201 — 1204 гг Именно его сажал Роман Мстиславич на киевский престол.

Высокомерие Романа могла быть de fakto, что понимали современники, а de jure он подчинялся принятым правилам. Роман, как Владимирский князь номинально оставался вассалом Луцкого князя Ингвара Ярославича. Подобно тому, как король Англии, будучи и герцогом Аквитании, был вассалом короля Франции. Именно поэтому наследники Романа — Даниил и Василько без возражений признавали превосходство Ингвара Ярославича, а затем его брата Мстислава Немого. [14,56]

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой