Дисциплинарная ответственность осужденных за злостные нарушения установленного порядка отбывания наказания

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

  • Введение
  • Глава 1. Понятие и виды злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания
    • 1.1 Понятие злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания
    • 1.2 Виды злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания
    • 1.3 Отграничение злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания от иных видов правонарушений
  • Глава 2. Применение мер дисциплинарного взыскания за злостное нарушение установленного порядка отбывания наказания
    • 2.1 Виды мер взыскания за злостное нарушение установленного порядка отбывания наказания
    • 2.2 Дисциплинарная практика применительно к злостным нарушениям и проблема ее совершенствования
    • 2.3 Правовые последствия применения исправительных взысканий за злостные нарушения установленного порядка отбывания наказания
    • 2.4 Дисциплинарная практика в исправительных учреждениях применительно к злостным нарушениям установленного порядка отбытия наказания
  • Заключение
  • Список использованных источников и литературы

Введение

18 декабря 1996 г. Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации был принят Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации. 25 декабря того же года он был одобрен Советом Федерации, а 8 января 1997 г. подписан Президентом Российской Федерации. Одновременно был принят, одобрен и подписан Федеральный закон «О введении в действие Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации», который установил, что Уголовно-исполнительный кодекс вводится в действие с 1 июля 1997 г., а те его положения, которые регулируют исполнение наказаний в виде обязательных работ, ограничения свободы и ареста, вводятся в действие федеральным законом по мере создания необходимых условий для исполнения этих видов наказаний, но не позднее 2001 г Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. С. В. Степашина. — Изд. 2-е, перераб. и доп. — М., 1999. — С. 17 — 18.

Принятию Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (УИК РФ) предшествовала большая работа, проведенная коллективом авторов, возглавляемым профессорами В. И. Селиверстовым и И. В. Шмаровым. В разработке Кодекса принимали участие сотрудники ВНИИ МВД России: доктора юрид. наук Н. А. Стручков, П. Г. Пономарев, М. Г. Детков, кандидаты юрид. наук А. В. Бриллиантов, Е. В. Середа, А. В. Чепелев, С. И. Комарицкий, А. Г. Маврин, Ю. А. Минаков, А. Т. Потемкина, А. К. Романов, Ю. Д. Соловьев, Г. П. Байдаков, С. И. Курганов, Н. В. Кузнеченко; кандидат экономич. наук В. В. Хруев, Г. М. Дементьева, сотрудник Военного университета кандидат юрид. наук А. А. Толкаченко. Его проект был внесен в Государственную Думу депутатами В. И. Илюхиным и В. Д. Филимоновым и 17 мая 1995 г. был принят в первом чтении. Перед вторым чтением, состоявшимся 5 декабря 1996 г., он прошел значительную доработку. Его положения были обсуждены на проведенны в Государственной Думе парламентских слушаниях, подробно рассмотрены при подготовке Модельного уголовно-исполнительного кодекса, проведенной в рамках Межпарламентской Ассамблеи Содружества Независимых Государств. Рабочая группа Комитета по безопасности Государственной Думы, дорабатывающая проект (в ее состав входили Ю. В. Голик, А. И. Зубков, О. Б. Лысягин, М. П. Мелентьев, А. С. Михлин, В. И. Селиверстов, В. Д. Филимонов, И. В. Шмаров, Л.В. Яковлева), тщательно проанализировала 567 поправок к проекту, поступивших от комитетов, депутатов Государственной Думы, а также от других субъектов законодательной инициативы. По ее рекомендации Государственная Дума приняла 338 поправок, а 229 — отклонила. Проект был принят во втором чтении 348 голосами депутатов. Ни один из депутатов не проголосовал против и не воздержался. После лингвистической доработки он затем почти так же единодушно (при одном воздержавшемся) был принят Государственной Думой в третьем чтении Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. С. В. Степашина. — Изд. 2-е, перераб. и доп. — М., 1999. — С. 20 — 21.

Со времени введения в действие Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации прошло более двух лет. За эти годы произошли существенные изменения в управлении уголовно-исполнительной системой. . В связи со вступлением Российской Федерации в Совет Европы наша страна приняла ряд обязательств перед международным сообществом. Среди этих обязательств — отмена смертной казни и передача уголовно-исполнительной системы в Министерство юстиции Р Ф Мальцев В. Принцип гуманизма в уголовном законодательстве // Российская юстиция. — № 7. — 2002. — С. 124.

На основании Указов Президента Р Ф от 8 октября 1997 г. № 1100 «О реформировании уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел Российской Федерации» и от 28 июля 1998 г. № 904 «О передаче уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел Российской Федерации в ведение Министерства юстиции Российской Федерации» уголовно-исполнительная система передана в названное Министерство.

Федеральным законом от 21 июля 1998 г. N 117-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с реформированием уголовно-исполнительной системы» внесены изменения в ряд законодательных актов Российской Федерации, в том числе и в Уголовно-исполнительный кодекс. Помимо этого, за время действия УИК было принято еще три Федеральных закона (от 8 января 1998 г., от 24 июля 1998 г. и от 16 марта 1999 г.), изменивших отдельные статьи Уголовно-исполнительного кодекса. В общей сложности внесены изменения в 17 статей УИК; добавлены две новые статьи.

Все вышеназванные изменения в уголовно-исполнительном кодексе РФ определяют необходимость более детального рассмотрения некоторых вопросов. Этим определяется актуальность данной дипломной работы.

Целью данной работы является проследить изменения происшедшие в новом уголовно-исполнительном кодексе, связанные с вопросами дисциплинарной ответственности осужденных за злостные нарушения установленного порядка отбывания наказания.

В связи с этой целью нами были поставлены следующие задачи в данной работе:

1. Рассмотреть понятие и виды злостных нарушений.

2. Рассмотреть отграничение злостных нарушений от иных видов правонарушений.

3. Рассмотреть виды мер взыскания за злостные нарушения.

4. Рассмотреть правовые последствия применения данных мер взыскания за злостные нарушения.

5. Рассмотреть дисциплинарную практику в исправительных учреждениях применительно к злостным нарушениям установленного порядка отбытия наказания и проблемы ее совершенствования.

За прошедшее время опубликован ряд монографий, учебников, пособий, журнальных статей, а также комментарии, в которых дано доктринальное толкование многих норм Уголовно-исполнительного кодекса. В своей работе мы, прежде всего, опирались на Уголовно-исполнительный кодекс РФ от 8 января 1997 г. № 1-ФЗ, на Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации. Кроме этого были использованы монографии таких исследователей, как Ю. М. Ткачевский, А. С. Михлин, Н. А. Беляев, А. В. Наумов, Н. С. Таганцев, А. Е. Наташев, Н. А. Стручков и других.

Глава 1. Понятие и виды злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания

1.1 Понятие злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания

Ранее действующий ИТК РСФСР не давал четкого определения злостного нарушения и злостного нарушителя, а просто указывал, что под злостным нарушением следует понимать (ст. 62 ИТК РСФСР). Новый УИК РФ впервые в законодательном порядке дает понятие злостного нарушения и приводит исчерпывающий перечень этих нарушений. В УИК РФ (ст. 116) сформулировано определение злостного нарушения установленного порядка отбывания наказания и злостного нарушителя.

Статья 116. Злостное нарушение установленного порядка отбывания наказания осужденными к лишению свободы

1. Злостным нарушением осужденными к лишению свободы установленного порядка отбывания наказания являются: употребление спиртных напитков либо наркотических средств или психотропных веществ; мелкое хулиганство; угроза, неповиновение представителям администрации исправительного учреждения или их оскорбление при отсутствии признаков преступления; изготовление, хранение или передача запрещенных предметов; уклонение от исполнения принудительных мер медицинского характера или от обязательного лечения, назначенного судом или решением медицинской комиссии; организация забастовок или иных групповых неповиновений, а равно активное участие в них; мужеложство, лесбиянство; организация группировок осужденных, направленных на совершение указанных в настоящей статье правонарушений, а равно активное участие в них; отказ от работы или прекращение работы без уважительных причин.

2. Злостным может быть признано также совершение в течение одного года повторного нарушения установленного порядка отбывания наказания, если за каждое из этих нарушений осужденный был подвергнут взысканию в виде водворения в штрафной или дисциплинарный изолятор.

3. Осужденный, совершивший указанные в частях первой и второй настоящей статьи нарушения, признается злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания при условии назначения ему взыскания, предусмотренного пунктами «в», «г», «д» и «е» части первой статьи 115 и пунктом «б» статьи 136 настоящего Кодекса.

4. Осужденный признается злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания постановлением начальника исправительного учреждения по представлению администрации исправительного учреждения одновременно с наложением взыскания.

Текст статьи 116 Уголовно-исполнительного кодекса РФ в редакции Федерального закона от 11 июня 2003 г. N 75-ФЗ. Статья в данной редакции действует с 17 июня 2003 г. по настоящее время Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. С. В. Степашина. — Изд. 2-е, перераб. и доп. — М., 1999. — С. 17.

Злостным может быть признано также совершение в течение одного года повторного нарушения установленного порядка отбывания наказания, если за каждое из этих нарушений осужденный был подвергнут взысканию в виде водворения в штрафной изолятор (ч. 2 ст. 116).

Обязательными элементами этого вида злостного нарушения являются:

— совершение нарушения в течение года. В данном случае установлен своеобразный срок давности для нарушения, истечение которого исключает его учет для квалификации в качестве злостного нарушения;

— повторное, т. е. два и более раз совершение нарушения;

— наложение за совершение каждого из них только одного вида взыскания — водворение в штрафной (дисциплинарный) изолятор.

1.2 Виды злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания

В ч. 1 ст. 116 УИК дается перечень нарушений, которые рассматриваются как злостные. УИК приводит только перечень злостных нарушений, но не раскрывает их понятие, не раскрывают их понятие также приказы и инструкции МЮРФ и приказы и инструкции центрального органа, которым является Главное управление исполнения наказаний МЮРФ. Данный перечень раскрывается в инструкциях, изданных территориальными органами управления УНС. Так, данный перечень раскрывается в инструкции изданной ГУИН по Кемеровской области.

Понятие злостности не предполагает повторности, тем более систематичности совершения проступка. Для признания его таковым требуется совершение впервые любого из перечисленных в ч. 1 ст. 116 проступков.

Федеральным законом от 9 марта 2001 г. внесены такие виды злостных нарушений как употребление спиртных напитков, психотропных веществ, изготовление, хранение или передача запрещенных предметов, уклонение от исполнения принудительных мер медицинского характера или от обязательного лечения, назначенного судом или решением медицинской комиссии, отказ от работы или прекращение работы без уважительных причин. По сравнению со ст. 62 ИТК перечень злостных нарушений, перечисленный в ч. 1 ст. 116 УИК, существенно изменен и расширен:

1) употребление наркотиков. При рассмотрении этого нарушения необходимо руководствоваться перечнем синтетических и природных веществ, растений, препаратов, лекарственных средств, которые включены Постоянным комитетом по контролю наркотиков при Минздраве России в список наркотических средств. К их числу относятся также психотропные вещества, предусмотренные Венской конвенцией 1971 г. «О психотропных веществах» (галлюциногены, стимулирующие средства, например эфедрин, ацетон, и др.) Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. С. В. Степашина. — Изд. 2-е, перераб. и доп. — М., 1999. — С. 408.

Употребление осужденным наркотиков является нарушением только в том случае, если данный факт имел место без назначения врача.

Следует обратить внимание практических работников на необходимость медицинского освидетельствования осужденного, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что он находится в состоянии наркотического опьянения. К обследованию целесообразно привлекать специалиста-нарколога. В случае невозможности провести освидетельствование при доставлении (обнаружении) нарушителя (например, ночное время) его необходимо провести в самое ближайшее время. Полученные результаты приобщаются к материалам проверки по факту нарушения.

2) мелкое хулиганство, под которым понимается нецензурная брань в общественных местах, оскорбительное приставание к гражданам и другие действия, нарушающие общественный порядок (ст. 158 КоАП) Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. С. В. Степашина. — Изд. 2-е, перераб. и доп. — М., 1999. — С. 408.

3) угроза представителям администрации исправительного учреждения. Под угрозой в данном случае понимается психическое воздействие, которое может быть выражено устно, письменно или через третьих лиц. Угрозу применения насилия в отношении представителя администрации необходимо рассматривать не как злостное нарушение установленного порядка отбывания наказания, а как преступление, предусмотренное ст. 312 УК (дезорганизация нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества) Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. С. В. Степашина. — Изд. 2-е, перераб. и доп. — М., 1999. — С. 409.

Анализ нарушения, связанного с угрозой представителям администрации учреждения, позволяет вести речь о конкуренции ч. 1 ст. 116 УИК со ст. 321 УК, устанавливающей уголовную ответственность за дезорганизацию нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества.

Данный вывод основан, во-первых, на грамматическом толковании ч. 1 ст. 321 УК предусматривающей ответственность за угрозу применения насилия в отношении сотрудника места лишения свободы, во-вторых, на изучении судебной практики. Так, из определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Р Ф по делам о преступлениях, связанных с угрозами по поводу осуществления правосудия, усматривается, что целью угрозы является месть за правоприменительную деятельность или оказание психологического давления с целью воздействия на принятие решений, «…в которых заинтересовано данное лицо». При этом необходимо, чтобы должностное лицо, в отношении которого имела место угроза, воспринимало ее как реальную Бюллетень Верховного Суда Р Ф. — 1999. — № 6. — С. 4 — 5.

4) неповиновение администрации исправительного учреждения. Под неповиновением представителям администрации (по аналогии с неповиновением сотруднику милиции) следует понимать открытый отказ от выполнения законных требований указанных лиц. Если же неповиновение вызвано неправомерными действиями сотрудников исправительного учреждения, то осужденный не несет дисциплинарную ответственность. К их числу относятся:

— сопротивление персоналу исправительных учреждений, т. е. активное противодействие осужденными выполнению возложенных на сотрудников этих учреждений обязанностей по обеспечению порядка отбывания наказания, прежде всего соблюдению осужденными дисциплины и установленных для них правил поведения. Под персоналом исправительных учреждений подразумеваются сотрудники уголовно-исполнительной системы, на которых распространяется Положение о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, состоящие в должности рядового и начальствующего состава и которым присвоены специальные звания, а также работники учреждений, исполняющих наказания (ст. 24 Закона от 21 июля 1993 г.) Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы. — Ведомости. — 1993. — № 33. — Ст. 1316. ;

— злостное неповиновение законным требованиям персонала — открытый, демонстративный отказ от исполнения обращенного к осужденному требования сотрудника исправительного учреждения, который в силу выполняемых им функций имеет основанное на законе право предъявить такое требование, а осужденный обязан его выполнить;

— проявление буйства — бесчинство, агрессивное поведение, которое может сопровождаться повреждением имущества, оскорблением персонала, нецензурной бранью. Такого рода действия можно при наличии соответствующих признаков рассматривать как хулиганство (ст. 213 УК);

— участие в массовых беспорядках. Оно выражается в действиях, сопровождающихся насилием над осужденными и персоналом, другими гражданами, уничтожением имущества, поджогами, погромами, использованием огнестрельного оружия, вооруженным сопротивлением представителям власти (ст. 212 УК);

— захват заложников, т. е. противоправное насильственное лишение человека или группы лиц свободы с последующим открытым выдвижением требований совершить какие-либо действия или воздержаться от каких-либо действий как условия их освобождения (ст. 206 УК);

— нападение на граждан, выражаемое в применении физического насилия, нанесении побоев персоналу, осужденным, а также гражданам, находящимся на территории исправительного учреждения или на территории, прилегающей к нему. Нападение может носить корыстный характер и выражаться в форме разбойных нападений (статьи 111, 112, 115, 162 и др. УК);

— побег из места лишения свободы, т. е. самовольное, незаконное оставление места отбывания наказания. Он может сопровождаться применением насилия, опасного для жизни и здоровья, либо угрозой применения насилия с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (ст. 313 УК);

— задержание бежавших из исправительных учреждений, проявляемое в действиях по пресечению состоявшегося побега Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. С. В. Степашина. — Изд. 2-е, перераб. и доп. — М., 1999. — С. 307.

5) оскорбление представителей администрации выражается в унижении чести и достоинства лиц, ее представляющих, их дискредитации, подрыве морального престижа;

6) мужеложство, т. е. половое сношение мужчины с мужчиной. Иные формы удовлетворения половой страсти двух мужчин мужеложством не признаются Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. С. В. Степашина. — Изд. 2-е, перераб. и доп. — М., 1999. — С. 409. ;

7) лесбиянство — половое сношение женщины с женщиной;

8) организация забастовок. В соответствии с Федеральным законом «О порядке разрешения коллективных трудовых споров» под забастовкой понимается временный добровольный отказ работников от выполнения трудовых обязанностей (полностью или частично) в целях разрешения коллективного трудового спора. Принимая во внимание, что ч. 1 ст. 103 и ч. 1 ст. 106 УИК обязывают осужденных трудиться, можно сделать вывод, что осужденные лишены права на забастовку. Поэтому организация или активное участие в забастовках наказываются в дисциплинарном порядке.

Под организацией забастовки или иного группового неповиновения следует понимать выработку противоправных решений, подбор соучастников, распределение ролей и т. д. Активное участие в совершении указанных нарушений может выражаться в подстрекательстве осужденных, поддержании связи между организатором и другими участниками, сборе информации для «лидеров» и иных подобных действиях, направленных на доведение правонарушения до логического конца. Аналогично следует решать вопрос о квалификации организации группировок осужденных, направленных на совершение указанных нарушений или активное участие в таких группировках.

Под забастовкой понимается прекращение работы группой лиц (бригады, цеха, предприятия), сопровождающееся выдвижением отдельных требований, в целях решения трудовых конфликтов. Организация забастовок состоит в осуществлении действий, направленных на подготовку, подстрекательство осужденных к прекращению работы, на выдвижение требований к администрации предприятий или исправительных учреждений, в руководстве действиями участников забастовки. Отказ от работы в связи с участием в забастовке также следует рассматривать как злостное нарушение режима Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. С. В. Степашина. — Изд. 2-е, перераб. и доп. — М., 1999. — С. 409. ;

9) организация групповых неповиновений состоит в их подготовке, подстрекательстве к ним осужденных с целью открытого отказа от выполнения законных требований администрации исправительного учреждения. Активное участие в них выражается в призывах и принуждении других осужденных принять участие в неповиновении, выдвижении требований к администрации мест лишения свободы Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. С. В. Степашина. — Изд. 2-е, перераб. и доп. — М., 1999. — С. 409. ;

10) организация группировок осужденных. Группировка осужденных — это устойчивая группа из двух и более лиц, создаваемая с целью отрицательного воздействия на осужденных, вовлечения их в противоправные действия (азартные игры, употребление наркотиков, сбор среди осужденных денег и т. д.). Группировки могут создаваться и в целях совершения преступлений (нападений на осужденных, администрацию, персонал исправительных учреждений). В этом случае создание такой группировки должно рассматриваться не как злостное нарушение установленного порядка отбывания наказания, а как создание преступного сообщества (ст. 210 УК).

Организация группировок осужденных, предусмотренных ч. 1 ст. 116, выражается в создании и руководстве группой лиц в целях совершения только перечисленных выше нарушений. Создание группировок с иными целями, даже противоправными, но не подпадающими под перечисленные действия, не может рассматриваться как злостное нарушение Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. С. В. Степашина. — Изд. 2-е, перераб. и доп. — М., 1999. — С. 410.

Перечень правонарушений, перечисленных в ч. 1 ст. 116 УИК, является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию.

1.3 Отграничение злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания от иных видов правонарушений

В действующем российском законодательстве законодательное определение дисциплинарного проступка отсутствует. Вместо этого дана общая формулировка действий, которые могут стать основанием для применения мер взыскания по отношению к осужденным. Причем фактически речь идет не о перечне нарушений, а скорее о неком критерии. В отношении же злостных нарушений установлен исчерпывающий перечень, но открывается такая проблема как отграничение некоторых из них от других правонарушений. Весьма важно, что УИК РФ одновременно сформулировал определенные признаки, при наличии которых осужденный может быть признан злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания. Им может быть признан осужденный, допустивший перечисленные выше нарушения, при условии назначения ему таких взысканий, как водворение в штрафной изолятор, перевод в помещение камерного типа, единое помещение камерного типа и одиночные камеры. При применении иных взысканий это лицо не может быть признано злостным нарушителем Минеев И. Квалификация злостных нарушений порядка отбывания уголовного наказания // Российская юстиция. — № 5. — 2000. — С. 68.

Осужденный признается злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания постановлением начальника исправительного учреждения по представлению администрации одновременно с наложением взыскания.

Сформулированное в УИК РФ понятие злостного нарушителя режима имеет важное значение для исполнения лишения свободы, поскольку является ключевым для применения многих норм уголовно-исполнительного законодательства. Оно является основанием для перевода осужденных из исправительного учреждения одного вида в другое с более строгими условиями отбывания наказания (ч. 4 ст. 78), для перевода осужденных на строгие условия отбывания наказания (ст. 87). Им не может быть предоставлено право передвижения без конвоя (ч. 2 ст. 96), право на выезд из исправительного учреждения (ч. 3 ст. 97).

Впервые в УИК наряду с понятием злостного нарушения установленного порядка отбывания наказания дается определение злостного нарушителя. В ст. 62 ИТК формулировалось только злостное нарушение.

Введение законом нового понятия имеет ключевое значение для применения многих норм уголовно-исполнительного законодательства (ст. 86 «Меры безопасности и основания их применения», ст. 115 «Меры взыскания, применяемые к осужденным к лишению свободы», ст. 117 «Порядок применения мер взыскания к осужденным к лишению свободы» и др.), поскольку меры взыскания и меры воздействия применяются к конкретному осужденному, администрация исправительного учреждения оценивает в целом совокупность его проступков. Перечень нарушений, которые могут рассматриваться как злостные, является лишь исходным основанием для признания осужденного злостным нарушителем Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. С. В. Степашина. — Изд. 2-е, перераб. и доп. — М., 1999. — С. 410.

В ч. 4 ст. 116 УИК впервые достаточно четко с точки зрения юридических требований дается понятие злостного нарушителя установленного порядка отбывания наказания.

Для того чтобы быть признанным злостным нарушителем, осужденному недостаточно совершить правонарушения, перечисленные в ч. 1 и 2 настоящей статьи. Для этого он должен быть одновременно подвергнут таким взысканиям, как водворение в штрафной (дисциплинарный) изолятор, перевод в помещение камерного типа, единое помещение камерного типа, одиночную камеру.

Учитывая, что в колониях-поселениях к осужденным не применяются такие взыскания, как перевод в помещение или единое помещение камерного типа, для признания их злостными нарушителями режима они должны быть одновременно водворены в штрафной изолятор.

Осужденный признается злостным нарушителем только на основании постановления начальника исправительного учреждения или лица, его заменяющего, с одновременным наложением взыскания.

Глава 2. Применение мер дисциплинарного взыскания за злостное нарушение установленного порядка отбывания наказания

2.1 Виды мер взыскания за злостное нарушение установленного порядка отбывания наказания

Важное значение для реализации норм, определяющих меры взыскания, является установление правового механизма их применения. Меры взыскания определяются ст. 117 УИК РФ.

Статья 117. Порядок применения мер взыскания к осужденным к лишению свободы.

1. При применении мер взыскания к осужденному к лишению свободы учитываются обстоятельства совершения нарушения, личность осужденного и его предыдущее поведение. Налагаемое взыскание должно соответствовать тяжести и характеру нарушения. Взыскание налагается не позднее 10 суток со дня обнаружения нарушения, а если в связи с нарушением проводилась проверка — со дня ее окончания, но не позднее трех месяцев со дня совершения нарушения. Взыскание исполняется немедленно, а в исключительных случаях — не позднее 30 дней со дня его наложения. Запрещается за одно нарушение налагать несколько взысканий.

2. Выговор объявляется в устной или письменной форме, остальные взыскания только в письменной форме. Взыскание налагается постановлением начальника исправительного учреждения или лица, его замещающего.

3. Дисциплинарный штраф налагается только за нарушения установленного порядка отбывания наказания, перечисленные в части первой статьи 116 настоящего Кодекса. Взысканная сумма дисциплинарного штрафа перечисляется в федеральный бюджет.

4. Перевод осужденных в помещения камерного типа, единые помещения камерного типа и одиночные камеры производится с указанием срока содержания в них.

5. К осужденным, переведенным в помещения камерного типа, могут применяться все меры взыскания, кроме перевода в помещения камерного типа.

6. К осужденным, переведенным в единые помещения камерного типа, могут применяться все меры взыскания, кроме перевода в помещения камерного типа и единые помещения камерного типа.

7. Осужденные женщины, имеющие грудных детей в доме ребенка исправительного учреждения, и осужденные женщины, освобожденные от работы по беременности и родам, в штрафной изолятор и помещения камерного типа не переводятся.

8. Если в течение года со дня отбытия дисциплинарного взыскания осужденный не будет подвергнут новому взысканию, он считается не имеющим взыскания. .

В ч. 1 ст. 117 УИК формулируются общие процедурные правила наложения взыскания: оно должно быть наложено не позднее десяти суток со дня обнаружения проступка, а если в связи с проступком производилась проверка обстоятельств его совершения — со дня ее окончания, но не позднее трех месяцев со дня совершения проступка. Взыскание приводится в исполнение не позднее одного месяца со дня его наложения. Одновременно в ч. 8 указанной статьи устанавливается срок давности действия наложенного взыскания — один год, если в течение этого времени осужденный не будет подвергнут новому взысканию. В этом случае он признается не имеющим такового. Наконец, запрещается за одно нарушение налагать несколько взысканий Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. С. В. Степашина. — Изд. 2-е, перераб. и доп. — М., 1999. — С. 412.

Наряду с общей процедурой наложения взысканий ст. 117 УИК устанавливает порядок применения отдельных мер. Выговор объявляется в устной или письменной форме, остальные взыскания — только в письменной форме Минеев И. Квалификация злостных нарушений порядка отбывания уголовного наказания // Российская юстиция. — № 5. — 2000. — С. 78.

Дисциплинарный штраф налагается только за злостные нарушения установленного порядка отбывания наказания (ч. 1 ст. 116). Перевод осужденного в помещения камерного типа и одиночные камеры производится с указанием срока содержания в них. Во время содержания осужденных в помещениях камерного типа к ним могут применяться все меры взыскания, кроме перевода в эти помещения. То же правило применяется и при переводе осужденных в единые помещения камерного типа.

В п. «г» и «д» ч. 1 ст. 115 УИК установлены предельные сроки содержания осужденных в помещениях камерного типа — до шести месяцев, а в единых помещениях камерного типа — до одного года Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. С. В. Степашина. — Изд. 2-е, перераб. и доп. — М., 1999. — С. 412. В ч. 4 ст. 117 УИК указывается, что при переводе устанавливается срок содержания в них. Из этого следует, что осужденные могут переводиться и на меньшие сроки, но не менее 15 дней. Для осужденных женщин максимальный срок содержания в помещениях камерного типа установлен до трех месяцев.

В ч. 1 ст. 117 определяются общие условия обоснованности наложения взыскания: обстоятельства нарушения и предшествующее проступку поведение осужденного, его характер и тяжесть, то есть перечисляются объективные и субъективные факторы, которые необходимо учитывать при привлечении осужденного к дисциплинарной ответственности.

Уголовно-исполнительный кодекс серьезно ограничил категории должностных лиц, которым предоставлено право применения указанных мер.

Статья 119. Должностные лица исправительных учреждений, применяющие меры поощрения и взыскания к осужденным к лишению свободы

1. Правом применения перечисленных в статьях 113 и 115 настоящего Кодекса мер поощрения и взыскания в полном объеме пользуются начальники исправительных учреждений или лица, их замещающие.

2. Начальники отрядов имеют право применять следующие меры поощрения:

а) благодарность;

б) разрешение дополнительно расходовать деньги на покупку продуктов питания и предметов первой необходимости;

в) досрочное снятие взыскания, ранее наложенного начальником отряда.

3. Начальники отрядов имеют право налагать выговор устно.

Согласно ст. 119, правом применения мер поощрения и взыскания в полном объеме пользуется только начальник исправительного учреждения или лицо, его заменяющее. Такое правило установлено в целях обеспечения единообразия дисциплинарной практики, а также исходя из положении теории педагогики, согласно которой в коллективе таким правом должен обладать только его руководитель.

Поэтому заместители начальника исправительного учреждения в УИК РФ не включены в перечень должностных лиц, обладающих таким правом. По этим же основаниям не включены и вышестоящие руководители органов, исполняющих наказание.

Начальники отрядов как непосредственные воспитатели осужденных имеют право объявлять благодарность, разрешать дополнительно расходовать деньги на покупку продуктов питания и предметов первой необходимости и досрочно снимать ранее наложенное ими взыскание, которым может быть только выговор Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. С. В. Степашина. — Изд. 2-е, перераб. и доп. — М., 1999. — С. 415.

2.2 Дисциплинарная практика применительно к злостным нарушениям и проблема ее совершенствования

Принятие нового Кодекса обусловлено изменениями, произошедшими в экономической, социальной и правовой сферах. Определяющую роль здесь сыграли изменения в экономике страны. Экономические отношения являются базисными для правовых отношений, поэтому принципиальные изменения в экономике отражаются и на деятельности учреждений, исполняющих уголовные наказания, особенно на их деятельности по исправлению осужденных.

Другой важной причиной принятия Кодекса послужили изменения, произошедшие в социальной сфере. Внедрение в экономику рыночных отношений привело к политическому переустройству общества. Конституция Российской Федерации 1993 г. утвердила новые основы конституционного строя. Многие положения Исправительно-трудового кодекса РСФСР 1970 г. вступили с ними в противоречие.

В частности, противоречило Конституции содержавшееся в ИТК РСФСР определение задач Кодекса как такое исполнение уголовного наказания, которое обеспечивало исправление осужденного в духе «уважения к правилам социалистического общежития». Аналогичным образом не соответствовало Конституции определение одной из задач политико-воспитательной работы с лицами, лишенными свободы: воспитание их в духе уважения к «правилам социалистического общежития» и «бережного отношения к социалистической собственности».

Еще одной важной причиной принятия Уголовно-исполнительного кодекса РФ послужили изменения в правовой сфере. 1 января 1997 г. вступил в силу Уголовный кодекс Российской Федерации. Многие его положения являются основополагающими для уголовно-исполнительного законодательства. Они могли быть реализованы на практике лишь при внесении в это законодательство существенных изменений.

Разработка и принятие Уголовно-исполнительного кодекса РФ обусловлены также необходимостью устранения юридических недостатков прежнего исправительно-трудового законодательства и учета в правотворческой деятельности последних достижений теории пенитенциарного права.

Сложившаяся в стране система исправления осужденных не соответствовала задачам борьбы с преступностью. Действовавший ИТК не обеспечивал надлежащей защиты прав осужденных. Его нормы часто были недостаточно согласованы между собой. Хотя он и содержал ряд требований, предъявляемых ко всем видам наказаний, детально регламентировал исполнение только лишения свободы и исправительных работ. Исполнение таких видов наказаний, как лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, конфискация имущества, лишение воинского, специального звания и некоторых других определялось не законом, а Положением. Порядок исполнения смертной казни регулировался даже Инструкцией МВД. Таким образом, перед началом разработки УИК выявились две основные группы недостатков законодательства, регулировавшего исполнение уголовных наказаний: во-первых, ошибки и единого правового акта, объединяющего исправительно-трудовое теоретической базой, — уголовно-исполнительного права. Эти вопросы были решены Уголовно-исполнительным кодексом Российской Федерации.

Переход к рыночным отношениям привел к изменениям в системе и содержании видов наказаний, предусмотренных Уголовным кодексом РФ и к изменениям в порядке их исполнения. Именно поэтому новый Кодекс предусмотрел, в частности, что осужденный к лишению свободы привлекается к труду не только на предприятиях исправительных учреждений и государственных предприятиях, но и на предприятиях иных форм собственности, и т. д. При прежней экономической системе, не оставлявшей места для рыночных отношений, существование в законодательстве, регулирующем исполнение уголовных наказаний, подобных правовых норм было невозможно Зубков А. И. Карательная политика России на рубеже тысячелетий. — М., 2000. — С. 123 — 124.

Постановление Правительства Р Ф от 30 октября 1998 г. № 1254 распространило на учреждения, органы, предприятия и подразделения уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ действие нормативных правовых актов Правительства Р Ф, регулировавших деятельность уголовно-исполнительной системы Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. С. В. Степашина. — Изд. 2-е, перераб. и доп. — М., 1999. — С. 17.

Утвержден также целый ряд инструкций по отдельным направлениям работы исправительных учреждений (о надзоре за осужденными, об организации воспитательной работы, о формировании самодеятельных организаций, об организации деятельности начального профессионального образования). Утверждены нормы снабжения вещевым довольствием осужденных и лиц, содержащихся в следственных изоляторах, а также в родильных отделениях учреждений, исполняющих наказания, беременных женщин, кормилиц и кормящих матерей, отбывающих наказание в виде лишения свободы, и ряд других нормативных правовых актов.

Несмотря на принятие нового УИК он нуждается в дальнейших совершенствованиях. Применительно к нашей работе мы рассмотрим необходимые совершенствования ст. 116.

Например, это касается ч. 1. ст. 116, того его места, где определяется виды злостных нарушений. Вызывает необходимой доработки уточнение того, что считается мелким хулиганством. Если действия осужденного содержат признаки мелкого хулиганства, необходимо иметь в виду диспозицию ст. 158 КоАП РФ, определяющую указанное правонарушение как нецензурную брань в общественных местах, оскорбительное приставание к гражданам и другие подобные действия, нарушающие общественный порядок и спокойствие граждан. На первый взгляд складывается впечатление об отсутствии в исправительных учреждениях такого объекта посягательства мелкого хулиганства, как общественный порядок. Однако его анализ как системы общественных отношений, урегулированных правовыми и моральными нормами, позволяет сделать вывод о наличии указанного объекта правонарушения в учреждениях, исполняющих уголовные наказания. По общему правилу, каждая из указанных форм объективной стороны мелкого хулиганства образует самостоятельный состав правонарушения. Если вопрос, связанный с квалификацией нецензурной брани, представляется ясным, то квалификация иных форм мелкого хулиганства нуждается в пояснениях.

Принимая во внимание специфику взаимоотношений между осужденными (деление на «касты» и т. п.), отметим, что оскорбительное приставание может, например, выражаться в требовании одного осужденного к другому совершить акт мужеложства, лесбиянства, оказать различного рода услуги (как правило, незаконные) вопреки желанию осужденного, к которому обращено требование, совершить те или иные действия в пользу другого осужденного. Внешними проявлениями «других подобных действий» являются азартные игры в камерах во время отдыха других осужденных, просмотра телепередач и т. д.

При квалификации указанных действий как хулиганства следует иметь в виду, что отдых может иметь место не только в ночное, но и в дневное время, если бригада работала в ночную смену. Здесь необходимо принять во внимание требования распорядка дня, который составляется в каждом исправительном учреждении исходя из местных условий, продолжительности светового дня, времени года.

Рассматриваемый перечень следовало бы дополнить хотя бы следующими, весьма опасными нарушениями режима: азартные игры, принудительное нанесение другим осужденным позорящих татуировок, приготовление к неквалифицированному побегу, членовредительство, симуляция болезни.

Игра в карты и другие азартные игры образуют самостоятельное нарушение. Картежная игра во время, отведенное для отдыха, должна квалифицироваться, во-первых, как самостоятельное нарушение, не относящееся к категории злостных, во-вторых, как мелкое хулиганство, т. е. злостное нарушение режима. Соответственно, за каждое нарушение на осужденного налагается отдельное дисциплинарное взыскание (например, выговор за картежную игру и штраф за мелкое хулиганство); принцип поглощения или сложения здесь не применяется.

По сложившимся среди осужденных традициям проигрыш в карты должен быть оплачен во что бы то ни стало. Неплательщик проигрыша может быть «опущен», в результате чего он превращается в лицо всеми презираемое, вынужденное заниматься самыми грязными и тяжелыми работами (мыть уборные и т. д.). Кстати, насильственное нанесение татуировок нередко имеет целью пожизненно отразить принадлежность лица к этой категории изгоев. Встречаются и факты нанесения вопреки желанию осужденного татуировок в виде нецензурных слов и выражений.

Осужденные, не достигшие шестнадцати лет, подлежащие дисциплинарной ответственности за мелкое хулиганство, а также за оказание неповиновения, т. е. по существу за административные правонарушения, поставлены в несправедливое положение по сравнению с их сверстниками, находящимися на свободе. Последние в соответствии со ст. 13 КоАП РСФСР не несут ответственности за административные проступки. Не настаивая на исключении этих проступков из числа злостных нарушений в отношении указанной категории осужденных, представляется целесообразным сделать в УИК специальную оговорку относительно исключения мелкого хулиганства и оказания неповиновения осужденными, не достигшими шестнадцати лет, из категории злостных нарушений.

Возникает и вопрос отграничения угрозы представителям администрации исправительного учреждения, наказуемой в дисциплинарном порядке, от уголовно наказуемой. Обратимся к материалам судебной практики. В определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Р Ф от 30 сентября 1998 г. отмечается: «…высказывание осужденного во время совершения хулиганства, что он всех порежет, в том числе и себя, не свидетельствует о прямом умысле на убийство, поскольку кому-либо убийством он не угрожал» Бюллетень Верховного Суда Р Ф. 1999. — № 6. — С. 15. Приведенная выдержка из судебного решения дает основание для вывода о том, что если угроза представителям администрации исправительного учреждения носила абстрактный характер, то за ее высказывание наступает дисциплинарная ответственность в соответствии с положениями уголовно-исполнительного законодательства. Угроза, высказанная в адрес конкретного сотрудника уголовно-исправительной системы, подлежит квалификации по ст. 321. УК.

Аналогично, на наш взгляд, должен решаться вопрос и об ответственности за оскорбление представителя администрации. Умышленное унижение чести и достоинства, выраженное публично в отношении конкретного представителя администрации, подпадает под признаки преступления, предусмотренного ст. 319 УК. Отсутствие конкретики при оскорблении расценивается как дисциплинарный проступок и наказывается в соответствии со ст. 116 УИК.

Другим важным моментом, требующим дальнейшего совершенствования, является вопрос о переводе осужденных, являющихся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, в более жесткие условия отбывания наказания.

Осужденные, являющиеся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, могут быть переведены из исправительной колонии строгого режима и тюрьму на срок не свыше трех лет с отбыванием оставшегося срока наказания в исправительной колонии строгого режима. Это является важным, особенно для рецидивистов, сдерживающим от нарушении установленного порядка средством.

Вместе с тем практика показала, что еще более эффективным средством предупреждения злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания является осуществляемый в порядке применения меры взыскания (ст. 115 УИК РФ) перевод осужденных мужчин, являющихся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, в единые помещения камерного типа на срок до одного года Ткачевский Ю. М. Замена одного уголовного наказания другим в процессе их исполнения // Вестник. Моск. ун-та. Сер. 11. Право. — 1996. — № 6. — С. 72.

В ныне действующий УИК РФ необходимо ввести положение о возврате злостных нарушителей режима из колоний строгого в колонии особого режима.

Особым образом должно быть оговорено нахождение злостных нарушителей в СИЗО. Если в СИЗО находится лицо, в отношении которого приговор вступил в законную силу, то оно уже начало отбывать наказание, и признание его злостным нарушителем режима осуществляется в соответствии с предписаниями ст. 116 УИК РФ. На иных лиц, содержащихся под стражей, действие УИК РФ не распространяется.

Вместе с тем, в Федеральном законе от 15 июля 1995 г. «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (далее — Закон о содержании под стражей) нет понятия злостного нарушения режима содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений. Однако из анализа этого акта можно сделать вывод о том, что злостными нарушителями содержания в СИЗО являются достигшие совершеннолетия лица, которые водворяются в карцер, одиночную камеру, на гауптвахту на срок до 15 суток, и несовершеннолетние, помещаемые в карцер на срок до 7 суток (ст. 38−40 Закона о содержании под стражей).

В статье 40 Закона о содержании под стражей определено, что водворение в одиночную камеру или карцер может быть назначено подозреваемым и обвиняемым в совершении преступлений за следующие действия:

а) притеснение и оскорбление других заключенных; нападение на сотрудников СИЗО или других лиц;

б) невыполнение законных требований администрации СИЗО и неоднократное нарушение правил изоляции;

в) хранение, изготовление и употребление алкогольных напитков, наркотических веществ;

г) хранение, изготовление и использование других предметов, веществ и продуктов питания, запрещенных к хранению и использованию;

д) участие в азартных играх, мелкое хулиганство.

Приведенный список нарушений режима содержания арестованных в СИЗО почти полностью совпадает с перечнем злостных нарушений режима лицами, отбывающими наказание в виде лишения свободы, приведенным в ст. 116 УИК РФ. Во многом он схож и с перечнем злостных нарушений режима в местах лишения свободы, приводившимся в ст. 64 ИТК РСФСР. Напомним, что в прошлом лицо, совершившее злостное нарушение режима, автоматически становилось злостным нарушителем режима вне зависимости от назначенного за это дисциплинарного взыскания.

Если лицо, находившееся в СИЗО, не признавалось злостным нарушителем режима содержания в нем в течение более продолжительного срока, чем это необходимо для рассматриваемого изменения условий содержания в исправительной колонии общего режима или воспитательной колонии, то оно сразу же после 15-дневного карантина направляется в облегченные условия содержания.

В соответствии с ч.3 ст. 116 УИК РФ осужденный, совершивший какие-либо входящие в перечень злостные нарушения порядка отбывания наказания, может признаваться злостным нарушителем режима, если ему назначается взыскание в виде водворения в штрафной изолятор или более строгое взыскание, например, водворение в помещение камерного типа. Если же за совершение злостного нарушения режима назначено взыскание в виде выговора (устного или письменного) или дисциплинарного штрафа, то такой осужденный не может быть признан злостным нарушителем режима отбывания лишения свободы.

Вот некоторые данные о количестве злостных нарушителей режима содержания в СИЗО в разных возрастных группах (См. табл. 1) Преступность и правонарушения. 1996. Статистический сборник. — М., 1997. — С. 71.

Таблица 1

Возраст, лет

14−15

16−17

18−19

20−24

25−29

30−39

40−49

50−54

55−59

Количество

нарушающих режим, %

1,4

3,8

1,6

1,2

0,8

0,7

0,5

0,8

0

Из приведенных данных следует, что чаще всего злостные нарушения режима в СИЗО совершаются лицами в возрасте от 14 до 19 лет (6,8%). Среди них доминируют лица в возрасте 16 — 17 лет (3,8%).

Это свидетельствует о повышенной активности несовершеннолетних, которая порой принимает негативные формы, о том, что в восприятии этой категории лиц правонарушения нередко окутаны романтикой.

Необходимо отметить, что чем продолжительнее срок нахождения в СИЗО подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, тем вероятнее нарушение им режима. Проиллюстрируем это утверждение цифрами (См. табл. 2) Преступность и правонарушения. 1996. Статистический сборник. — М., 1997. — С. 73.

Совершенно очевидно, что вследствие сокращения сроков содержания арестованных в СИЗО могло бы уменьшиться число лиц, злостно нарушающих режим этих учреждений. В результате стало бы значительно больше осужденных, которым в срок нахождения в обычных условиях в исправительных колониях общего режима и в воспитательных колониях, необходимый для их перевода в облегченные условия, будет зачтено время их нахождения в СИЗО. Это один из элементов смягчения карательного содержания лишения свободы.

Таблица 2

Период содержания в СИЗО

До 1 месяца

От 1 до 2 месяцев

От 2 до 3 месяцев

От 3 до 6 месяцев

От 6 месяцев до 1 года

От 1 года до 1,5 лет

Свыше 1,5 лет

Количество нарушающих режим, %

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой