Движение монтанистов.
Вклад монтанистов в развитие Церкви

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Религия и мифология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

  • Движение монтанистов. Вклад монтанистов в развитие Церкви
  • Вступление
  • монтанизм христианство церковь

Перед тем, как сделать краткое историческое исследование движения монтанистов, нужно сказать, что историки не располагают достоверной информацией, по которой можно было бы дать правдивую и правильную оценку монтанизму. Мы имеем очень мало исторического материала, который описывал бы это движение в истинном свете. Ортодоксальная церковь дает ему очень негативное описание. Например, «Евсевий, написавший „Церковную Историю“, дает отрицательную оценку, но при этом основывает ее не на собственных наблюдениях, а на дошедших слухах».

В Писаниях же отцов церкви, (например Тертуллиана), державшихся монтанизма мы найдем положительное описание монтанизма.

Достоверно, мы не можем сделать заключения о том, что в действительности являло собой движение монтанистов: то ли это было движения возрождения, то ли это была очередная ересь, то ли это был раскол в церкви.

Но иногда история преподает нам хорошие уроки, если мы, конечно, их выучим. Движение монтанистов и есть этим прекрасным уроком в истории христианства. Особый интерес это движение представляет для Пятидесятнической церкви.

1. Историческая справка

Во второй половине II в., приблизительно около 150 года, в христианстве появляется новое течение. Оно связано с именем человека по имени Монтан, или по другим источникам Монтаний (умер в 180 году). Он был жрецом фригийской богини Кибелы, потом принял христианство и начал проповедовать учение, в котором были возрождены элементы ранних христианских верований.

Малоазийский город Пепуза, был центром возникновения и распространения монтанизма, откуда и произошло второе название «пепузиты».

Монтанисты ставили в основу своих верований откровения и силу Духа Святого, проповедовали аскетизм, запрет повторных браков, мученичество во имя веры, делали сильный акцент на приближающийся конец света и действия духовных даров. Они отвергали авторитет епископов и рассматривали обычные христианские церкви как собрания «душевных» людей и считали людьми «духовными» только своих приверженцев. Важную роль среди сторонников Монтана играли пророки. Пророчествовал и сам Монтан, пророчествовали его сподвижницы Присцилла и Максимилла, т. е. и женщины допускались к церковному служению.

К числу «отцов Церкви», исповедовавших монтанизм, относятся: Тертуллиан (он примкнул к движению вначале ІІІ столетия, облек учение монтанистов в систему, написал книгу «Экстаз», изобличающую все отступления от Писания, допущенные тогдашней церковью), Климентий Римский, Поликарп Смирнский, Феофил Антиохийский, Иустин Мученик и некоторые римские епископы.

В 170 году Отцы церкви восстали и осудили это учение на синодах местного значения в Херополисе и Анхиалусе. Вселенский собор в Константинополе (381 г.) объявил движение монтанистов еретическим. Монтанизм существовал до VI в. Отдельные монтанистские общины существовали до VIII века. Движение монтанистов, то разгораясь, то затухая, просуществовало довольно долго.

2. Оценка движения монтанистов

Причины возникновения движения монтанизма

Во втором веке церковь вела борьбу с гностицизмом. Но, выступая против учения и поведения гностиков, многие церковные лидеры не проповедовали идеи первых христиан. Многие видные христиане-богословы обращали свои взоры на греческое философское наследие.

Поэтому, возникновение монтанизма есть реакция некоторых христиан против проникновения гностицизма в практику и учение церкви.

Второй причиной возникновения монтанизма, мы можем назвать социальную несправедливость общества. Первоапостольская церковь в общем считалась Церковью бедных и угнетенных слоев населения.

Но уже в ІІ веке учителя Церкви защищали зажиточных христиан и их право владеть своим имуществом. Например, Иреней писал, что не следует осуждать приобретающих богатство, ибо Бог «справедливо печется о том, что будет служить к благу». Такая позиция, достаточно распространенная среди руководителей и идеологов христианских общин, не могла не вызвать протеста среди верующих — выходцев из социальных низов. Этот протест в условиях того времени мог быть облечен только в религиозную форму. Этим выражением и было движение монтанистов и их учение об аскетизме и бедности.

Ну и конечно самая главная причина возникновения движения это духовное состояние Церкви. Монтан вместе со своими приверженцами боролся против отдаления от Бога и сведения христианства к пустым формальностям, против охлаждения апостольского духовного огня. Его целью было уделить духовным дарам их первоначальное положение.

Верующие ожидали второго пришествия Господа и в ожидании Его вели строгую нравственную жизнь.

Историк Земос так описывает те времена: «Установить время, когда прекратились выявляться в апостольской церкви дары, чудеса и пророчество, трудно. Бесспорно, только то, что в середине 2-го века возникло движение, которое рассматривало наличие такого дара в общине как необходимое условие принадлежности к истинной общине Христовой и недостаток этого, как печальный признак отпадения от церкви Христовой».

Положительный вклад монтанистов в развитие Церкви

Ссылаясь на Священное Писание и практику апостольской церкви, Монтан утверждал, что христианами могут быть только люди, возрожденные свыше и получившие Духа Святого.

Проповеди Монтана были очень убедительными, но еще большей силой они наполнялись через призыв пробудиться, исполниться силою Святого Духа, ревновать о духовных дарах. И это имело свой результат в происходящих харизматических проявлениях. Исполненные Духом верующие становились в свою очередь проповедниками, проявлялись дары Святого Духа. Пророчествовал и сам Монтан, говоря, что в него вселился Святой Дух.

Возможность обрести дар пророчества признавалась за любым верующим. Через пророков шло распространение нового учения, в то время как в большинстве христианских общин не только в организационных вопросах, но и в вопросах вероучения руководящая роль принадлежала епископам. Это было возвращением к богослужению первой Церкви, где каждый мог принимать участие в богослужении.

«И даже языческий философ Цельс, яростный противник христианства, отмечал в 177-180 годах, что в христианских церквах наблюдается всплеск говорения на иных языках».

Монтанисты обличали церковных лидеров в том, что они нарушают Писания. Примером может служить стих из послания Павла к Фессалоникийцам: «Пророчества не уничижайте! Духа не угашайте!». Тертуллиан язвительно описал это в своем знаменитом трактате «против Праксея»: «Праксей служит в Риме дьяволу двояким образом: изгоняет пророчество и распространяет ересь, удаляет духа и распинает Отца».

Монтанисты имели свою литературу, хотя главную роль в их учении играли устные проповеди. Были у них и свои «евангелия». Но эта литература до нас не дошла.

У христианских писателей приводятся только отдельные фразы из произведений монтанистов. Скудость цитирования объясняется, по-видимому, тем, что между монтанистами и другими христианскими учениями не было существенных догматических расхождений.

Тертуллиан писал, что они признают те же таинства и праздники, что и христиане ортодоксального направления. Многое из того, во что они верили, содержалось в книгах, которые почитали почти все христиане. Вероятнее всего этими книгами были разные книги Нового Завета, или работы Монтана, Тертуллиана и других учителей-монтанистов. Но мы знаем, что в то время еще не было единого канона, и многие церкви пользовались различным набором книг, и некоторые из них в последствии вошли в канон Нового Завета.

Если рассматривать богослужебную сторону монтанистских общин, то можно увидеть возобновления собраний христиан с общими трапезами — практику, от которой другие христианские общины уже отказались, заменив их собраниями для молений и выслушивания проповедей епископов.

Жизнь монтанистов (ее можно проследить из их учения и признание некоторых их противников) отличались жизнью, отдельной от «мира сего», граничащей с аскетизмом. Церковь, учили они, должна держать свои двери плотно закрытыми для всякого проявления греха. Второй брак считался беззаконием. Монтанисты признавали крещение только взрослых, и считали греховную жизнь после принятия крещения непростительной. Это учение делало особенное ударение на личную ответственность человека, выбравшего христианский путь

Говоря современным языком, они очень сильно развили учение о святости, приближаясь в догматической ее части к учению Арминия и некоторых пятидесятников.

Ригоризм монтанистов привлек в свои ряды великого защитника христианства Тертуллиана.

Обычно монтанистов обвиняют в принятии «новых» сомнительных откровений. Но, по сути, новые откровения монтанистов направлены не к сообщению нового догматического учения, а к переустройству церковной жизни на более строгих началах.

Крайности в движении монтанистов и их последствия для Церкви

Учение монтанистов, в сущности, не было отлично от общецерковного учения. В противоположность гностикам они держались во всем положительного учения церкви. Главные пункты, в котором они погрешали против общепринятого учения церкви, — это их учение о Церкви, втором пришествии, излишний аскетизм и др.

Во-первых, по их понятию, Церковь Божья на земле развивается под водительством благодати постепенно и имеет свои возрасты. Так, под водительством Откровения в Моисеевом законе она была в периоде отрочества, под благодатью Христа или Евангелием — в периоде юности, при откровениях через Монтана и других пророков Церковь вступила в период зрелости. Монтанисты учили, что Церковь имеет много недостатков и грехов. Церковь — это как бы переходной этап. С наступлением эпохи Духа, верующие наполненные Духом, т. е. последователи Монтана, будут совершенными и святыми. Но этого не случилось, — их чаяние не сбылись. Хотя монтанисты и вели особенно аскетический образ жизни, грех они так и не смогли победить.

Еще одно учение Монтана о Церкви мы можем назвать крайностью: допуская возможность излияния даров Святого Духа на всякого верующего и поставляя своих пророков выше епископов, он тем самым отрицал всякое значение иерархии в Церкви и прерывал всякое единение с нею. Поэтому и Церковь отделяла их от себя как еретиков. Образовав отдельное общество, монтанисты считали себя духовными христианами, а всех ортодоксов — душевными, или плотскими.

Во-вторых, монтанисты очень сильно предсказывали второе пришествие Христа, но в Церкви того времени были тоже были сильны эсхатологические чаяния. Великие богословы того времени, как Иустин и Ириней считали, что Христос скоро установит Свое видимое царство на земле. Но второе пришествие, согласно учению Монтана, должно было произойти в Пепузе, и будет существовать тысячу лет. Сторонники Монтана толпами шли в этот город, чтобы стать свидетелями этого события. Трагическая наивность этих верований приводила к тому, что многие люди бросали свои дома, все то немногое, что они имели, и шли, часто голодные и босые, встречать второе пришествие, которое так и не наступило…

Некоторые епископы начали бить тревогу по поводу того, что Монтан проповедует и пророчествует, что с появлением его и его последователей началась последняя эпоха истории.

Ведь в І-ІІ веках церковь еще твердо верила, что последние дни начались от Иисуса Христа. Поэтому монтанисты, проповедовавшие, что конец начинается сейчас с излиянием Духа на Монтана и его последователей, принижали значение новозаветных событий и превращали Благую Весть лишь в дополнительный этап истории спасения.

В-третьих, они придерживались крайне строгих правил поведения, таких как: суровость в вопросах о соблюдении постов, повторных браках вдов и вдовцов, прощение тяжких грехов, совершенных после крещения, если же случалось, кому отпасть от Церкви, то таких они запрещали принимать обратно в общение с Церковью. Все впавшие в тяжкие грехи, например, убийцы, прелюбодеи и т. п. грешники, по мнению монтанистов, также не должны быть принимаемы в Церковь, если бы они даже раскаялись. Вообще монтанисты всю жизнь христиан обставляли самыми строгими правилами, определяя даже цвет (траурный) платья для женщин. Их аскетические требования приводили к отрицанию всех земных радостей, всего, что имело в себе вид любви к миру и наслаждения в мире, хотя бы самого невинного, например, искусством или наукою. Вся эта внешняя строгость жизни нужна была для того, чтобы достойным образом вступить в царство Христово. Стюарт Дж. Холл сделал такое заключение: «Монтанизм можно описать как «строгую дисциплину, основанную на новом откровении».

Конечно, Библия призывает нас к святой и богобоязненной жизни, но никогда, — чтобы верующий вел аскетический образ жизни.

Реакция основной ветви Церкви на движения монтанистов

Монтанизм — движение несогласия по определенным дисциплинарным и практическим вопросам, приведшие к расколу и отделению многих общин, хотя с богословской точки зрения монтанизм в полной мере сохранил ортодоксальность и точно соответствовал евангельскому учению".

Кроме ересей, в христианской Церкви были также заблуждения под именем расколов (ересь — отступление в церковной догматике; раскол — отступление в церковной дисциплине, обрядах).

Одни епископы Церкви считали это движение расколом, другие считали их еретиками, но и те и другие начали борьбу с монтанистами. Были собраны местные съезды епископов, которые должны были осудить монтанистов. Таким образом, возникла новая форма объединения христианских общин — съезды (соборы) епископов, сыгравшие впоследствии огромную роль в выработке христианской догматики в период превращения христианства в государственную религию. Но у епископов не было возможности заставить всех верующих подчиняться их решениям.

Один из церковных писателей — Иероним с возмущением писал о монтанистах: «У нас первое место занимают епископы, у них епископы на третьем месте, а первое место занимают патриархи города Пепузы во Фригии, а второе — так называемые товарищи, и таким образом епископы скатываются на третье, почти последнее, место«.

Первый Никейский собор (325 г.) не вынес им никакого порицания. Но первый Константинопольский собор (381 г.) постановил не принимать монтанистов обратно в «лоно церкви» иначе, как чрез повторное крещение, рассматривая их «язычниками».

Противники этого течения от догматических споров и осуждений перешли к самым фантастическим обвинениям в адрес монтанистов. Руководитель римской христианской общины Сотер заявил, что монтанисты во время своих таинств используют кровь младенцев, т. е. совершают ритуальные убийства. Интересно отметить, что те же самые обвинения возводили языческие противники христианства на всех последователей нового учения. Теперь церковь воспользовалась этим обвинением, чтобы опорочить неугодное ей течение внутри христианства. Причем обвинение было таково, что оно не только должно было отвратить от монтанизма верующих, но и обратить на него внимание римских властей. Сотер и его сторонники как бы подставляли монтанистов под удар со стороны римского государства и пытались тем самым расправиться с этим движением руками римских властей.

По-видимому, были и прямые столкновения между сторонниками и противниками учения Монтана. Евсевий сообщает, что монтанисты называли своих преследователей «пророкоубийцами», а одна из пророчиц — Максимилла говорила, что ее гонят, «как волка от овец».

Некоторые руководители Церкви обвиняли монтанистов не в нарушении учения, а в нарушении традиций (хотя они скорее их придерживались), в неуважении к епископату.

Необычные проявления, которые происходили на собраниях монтанистов приписывались бесовской силе, поэтому местные советы пресвитеров и епископов отлучали приверженцев нового движения.

Хотя как религиозная система монтанизм перестал существовать, но их идеи имели продолжение во многих христианских движениях пробуждения последующих эпох.

Например, ранее пятидесятничество имело много схожего с монтанизмом, а особенно по таким трем основным пунктам учения, как:

«а. Пылкая эсхатологическая надежда (Иисус скоро грядет)

б. Сильный аскетизм (против мирских наслаждений)

в. Обновление духовных даров (духовные дары давались при возложении рук)".

Вот это и было причиной возникновения движения монтанистов. И это так похоже на многие другие движения пробуждения в истории Церкви.

Но особенно большое сходство монтанизма наблюдается именно с пятидесятническим движением ХХ века. Разница в том, что монтанизму не удалось избавиться от ошибок и заблуждений. Пятидесятничество же по Божьей милости, освободилось в большинстве случаев от ошибок и заблуждений. Сегодня оно является одним из самых быстрорастущих и признаваемых движений в мире благодаря их сильному желанию жить жизнью апостольской церкви.

Заключение

Да, монтанизм не был безукоризненным выразителем подлинного христианства, он допустил важные отступления от истины во второстепенных вопросах веры, но в главном он был прав: нельзя было не протестовать против принятия в церковь невозрожденных лиц, крещения младенцев, мирской жизни верующих и других заблуждений тогдашнего времени.

Можно сделать заключение, что это движение возникло, как ответ на обмирщение церкви и проникновения в нее «интеллектуального богословия».

Это было движение за возрождение церкви. Монтан и его последователи призывали к живой вере живому Богу в живой церкви.

Доктор Богословия С. В. Санников делает такую оценку монтанизму: «В целом это движение за обновление христианства представляло собой своеобразный раннехристианский релятивизм (пробуждение)».

Гностицизм и монтанизм в ранней церкви, были как бы двумя крайними точками, по направлению к которым развивалось христианство во II в. и в борьбе с которыми складывались догматика, этика и организационные формы учения, сумевшего адекватно приспособиться к окружающему обществу и государству.

Борьба внутри христианства во II в. не прошла бесследно. Многие учения того времени нашли свое продолжение в сектах и религиозных группах последующих эпох.

Библиография

1. Гонсалес Хусто, История Христианства Т. 1, Санкт-Петербург: «Библия для всех», 2001

2. Франчук Владимир, Просила Россия Дождя у Господа Т. 1, Киев: 2001

3. Холл Стюарт, Учение и жизнь ранней церкви, Новосибирск: «Посох», 2000

4. Санников С. В. Двадцать веков христианства Т. 1, Одесса — Санкт-Петербург: 2002

5. Маккей Роберт, История Церкви І, Киев: Евангельская теологическая семинария

6. Журнал «Примиритель», «Время отрады», ноябрь-декабрь 1935 года, № 11−12,

7. Лортц Йозеф, История Церкви, Москва: «Христианская Россия», 1999

8. Кернс Эрл, Дорогами христианства, Москва: «Протестант», 1992

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой