Значимость виртуальной референтной группы для подростка, как фактора формирования интернет-зависимости

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

  • Дипломная работа
  • ЗНАЧИМОСТЬ ВИРТУАЛЬНОЙ РЕФЕРЕНТНОЙ ГРУППЫ ДЛЯ ПОДРОСТКА КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ ИНТЕРНЕТ-ЗАВИСИМОСТИ
  • Содержание

Введение

ГлаваI. Подростковый возраст: основные концепции, психологическое содержание, причины возникновения аддиктивного поведения

1.1 Отечественные и зарубежные концепции подросткового возраста

1.2 Психологическое содержание кризиса отрочества

1.3 Понятие референтной группы

Глава II. Аддиктивное поведение подростков

2.1 Понятие аддиктивного поведения

2.2 Причины возникновения аддиктивного поведения у подростка

2.3 Интернет-зависимость: актуальная проблема

Глава III. Интернет-зависимость — средство ухода от реальности

3.1 Понятие Интернет-зависимости: характеристики виртуального пространства

3.2 Механизм формирования Интернет-зависимости

Глава IV. Исследование влияния виртуальной референтной группы на формирование Интернет-зависимости в подростковом возрасте

Заключение

Список литературы

Приложения

Введение

С прогрессом компьютерных технологий и объединяющих их сетей, в первую очередь это касается Интернета, можно говорить о появлении нового вида человеческой деятельности. Виртуальный мир, киберпространство — эти понятия широко используются для обозначения работы человека с компьютером, в том числе и с Интернетом.

Интернет предоставляет современному человеку много возможностей: поиск нужной информации, коммуникация, развлечения и др., в киберпространстве люди взаимосвязаны. Поэтому в Интернете появление социальных групп — распространенно. Эти социальные группы являются элементами социальной структуры киберпространства. В свою очередь социальная система киберпространства выступает как новая глобальная социальная общность, где люди (пользователи сети) встречаются, общаются, взаимодействуют между собой и с информацией.

Оказывая развивающее воздействие на интеллектуальные способности, способности к деятельности, компьютеризированная деятельность может подавлять сферу межличностного взаимодействия, ограничивая реальные социальные контакты. Чрезмерное пребывание за компьютером в ущерб всему остальному, трудности в установлении и поддержании межличностных отношений, повышенная конфликтность из-за увлечения Интернетом — это только некоторые критерии определения феномена Интернет-зависимости.

Учение о зависимостях, или аддиктология, сформировалось на стыке психологии и медицины; определенный вклад вносят также педагогика и социология. Наряду с поиском и совершенствованием средств борьбы с развивающимися по эпидемической модели традиционными видами зависимостей, такими, как наркотическая (включая токсикоманию), алкогольная или табачная, наблюдается отчетливая тенденция к выработке более широкого представления о зависимости.

Не последнее место в перечне поведенческих видов зависимости занимает зависимость от Интернета. Наверное, почти любое человеческое увлечение в своих крайних формах позволяет говорить о развитии психологической (но, как правило, не физической) зависимости.

Подростковый возраст — это период, когда бурно проистекающие физиологические и психологические изменения, смена социальной сферы и социальных требований к подрастающей личности часто провоцируют различные отклонения в поведении, эмоциональные и нервно-психологические нарушения.

Актуальность темы дипломной работы связана с тем, что феномен Интернет-зависимости явление новое и есть аспекты, которые необходимо исследовать. К примеру, критерии диагностики зависимости, механизм формирования такого типа нехимической аддикции и т. д. Зависимое поведение состоит из совокупности внутренних и внешних причин. Поэтому мы решили рассмотреть значимость виртуальной референтной группа для подростка как фактора, влияющего на возникновение Интернет-зависимости. Виртуальная рефрерентная группа может быть причиной возникновения Интернет-зависимости в подростковом возрасте, ведь ведущей деятельностью в подростничестве является общение. Мы считаем, что, по результатам исследований каких-либо аспектов, которые касаются формирования определенного типа поведения, можно будет прогнозировать, предугадывать, создавать методы профилактики этого типа зависимости.

Группы — это ключевой компонент человеческой жизни. Отношения, складывающиеся в группе, будь то семья, группа коллег или группа друзей, а также воздействие группы на людей являются одним из мощнейших источников регулирования наших чувств, суждений и поведения [12]. Группа является «микросредой» формирования личности.

Новизна нашего исследования заключается в том, что на сегодняшний день нет исследования виртуальной референтной группы как фактора, который влияет на формирование Интернет-зависимости у подростка.

В данной работе выдвигается и подвергается проверке предположение о том, что виртуальная референтная группа является фактором формирования Интернет-зависимости.

В нашей работе основными понятиями являются — виртуальность, референтная группа, подростковый возраст, Интернет-зависимость, механизм формирования Интернет-зависимости.

Цель работы

Рассмотреть влияние виртуальной референтной группы на формирование Интернет-зависимости в подростковом возрасте.

Задачи

1. Провести теоретический анализ особенностей подросткового возраста, выявить возрастные факторы риска к зависимому поведению, рассмотреть особенности общения в подростковом возрасте;

2. Изучить современные представления о зависимом поведении, рассмотреть взгляды на проблему формирования Интернет-зависимости;

3. Экспериментально изучить взаимосвязь референтной группы и механизма формирования зависимости от Интернета в подростничестве.

Гипотеза

Если подросток находит для себя в Интернете референтную группу, то это ведет к формированию Интернет-зависимости при условии, если: эта группа является единственной референтной и подросток виртуальные отношения не переносит в реальную жизнь для дальнейшего общения.

Объект

Процесс формирования Интернет-зависимости

Предмет

Фактор референтной группы как формирующий зависимость от Интернета в подростковом возрасте

Дополнительные гипотезы:

1. Если референтная группа есть только в Интернете и подросток постоянно общается с ее членами только в Интернете, то может возникнуть зависимость от Интернета.

2. Если отношения с референтной группой поддерживаются в реальности и виртуальности, то зависимость от Интернета не формируется.

3. Если подросток знаком в реальности и поддерживает отношения только в Интернете с членами этой группы, то может сформироваться зависимость от Интернета.

4. Если у подростка нет референтной группы в Интернете, то зависимость от Интернета не сформируется — контр-гипотеза 1.

Глава I. Подростковый возраст: основные концепции, психологическое содержание, причины возникновения аддиктивного поведения

В нашей работе понятие подросткового возраста является одним из основных, поэтому чтобы создать рабочее определение этого понятия, выделить критерии этого возраста, понять специфику, нам необходимо ознакомиться с представлениями этого возрастного периода.

1. 1 Отечественные и зарубежные концепции подросткового возраста

Стадию развития человека от 11 до 14 лет в психологии традиционно называют подростковым, а также характеризуют как переломный, переходный, критический, но чаще как возраст полового созревания. В психологии признано, что анатомо-физиологические изменения в организме подростка не могут рассматриваться в качестве прямой причины его психологического развития.

Обратимся к зарубежным исследованиям подросткового возраста.

Ст. Холл впервые описал парадоксальность характера подростка, выделив ряд основных противоречий: чрезмерная активность может привести к изнурению, безумная веселость сменяется унынием, уверенность в себе переходит в застенчивость и трусость, эгоизм чередуется с альтруистичностью, высокие нравственные стремления сменяются низкими побуждениями, страсть к общению сменяется замкнутостью и т. д. Содержание подросткового периода Ст. Холл описывает как кризис самосознания, преодолев который, человек приобретает «чувство индивидуальности"[28]. Отсюда следует, что подросток постоянно находиться в поиске себя, места своей реализации и все эти поиски приводят к формированию личности, которая уже будет находиться под влиянием результатов этих поисков.

Э. Шпрангер разработал культурно-духовную концепцию подросткового возраста. Подростковый возраст, по Э. Шпрангеру, -- это возраст врастания в культуру. Он писал, что психическое развитие есть врастание индивидуальной психики в объективный и нормативный дух данной эпохи. Э. Шпрангер описал три типа развития отрочества:

· Первый тип характеризуется резким, бурным, кризисным течением, когда отрочество переживается как второе рождение, в итоге которого возникает новое «Я».

· Второй тип развития -- плавный, медленный, постепенный рост, когда подросток приобщается к взрослой жизни без глубоких и серьезных сдвигов в собственной личности.

· Третий тип представляет собой такой процесс развития, когда подросток сам активно и сознательно формирует и воспитывает себя, преодолевая усилием воли внутренние тревоги и кризисы.

Э. Штерн рассматривал подростковый возраст как один из этапов формирования личности [28].

В зависимости от того, какая ценность переживается как наивысшая, определяющая жизнь, совершенно по-разному формируется личность. Э. Штерн описал шесть таких типов:

· теоретический тип — личность, все стремления которой направлены на объективное познание действительности;

· эстетический тип -- личность, для которой объективное познание чуждо, она стремится постигнуть единичный случай и «исчерпать его без остатка со всеми его индивидуальными особенностями»;

· экономический тип -- жизнью такого человека управляет идея пользы, стремление «с наименьшей затратой силы достигнуть наибольшего результата»;

· социальный -- «смысл жизни составляют любовь, общение и жизнь для других людей»;

· политический -- для такой личности характерно стремление к власти, господству и влиянию;

· религиозный -- такая личность соотносит «всякое единичное явление с общим смыслом жизни и мира».

По Э. Штерну, переходный возраст характеризует не только как особая направленность мыслей и чувств, стремлений и идеалов, но и особый образ действий.

Построение и переоценка системы ценностей — основной процесс морального развития в подростково-юношеском возрасте.

По мнению Э. Эриксона, задача, с которой встречаются подростки, состоит в том, чтобы собрать воедино все имеющиеся к этому времени знания о самих себе и интегрировать эти многочисленные образы себя в личную идентичность, которая представляет собой осознание, как прошлого, так и будущего, которое логически следует из него [42].

Идентичность [42] («субъективное чувство непрерывной самотождественности») является ключевым словом в характеристике подросткового самосознания. Сознательное исследование собственной уникальности в отношении к другим людям, поиск того интегративного начала, которое, с одной стороны, обеспечивает непрерывность личного опыта в разных эпизодах жизни, а с другой стороны, объединяет разные ипостаси Я (прежде всего — Я в собственном восприятии и Я глазами других людей) составляет, согласно Э. Эриксону, основное содержание личностного развития в подростковом возрасте.

Именно пубертат является центральным и «пусковым» событием подросткового возраста в периодизации З. Фрейда и А. Фрейд [35]. Переориентация либидо, необходимая для разрешения Эдипова комплекса, является центральной задачей развития в отрочестве, а ее решение приводит к резкой перестройке тех детско-родительских отношений, которые определяют весь ход психического развития в детстве. Привязанность к обоим родителям становится амбивалентной, сочетающей любовь и враждебность, что порождает весьма напряженные отношения в семье, антисоциальные проявления подростков, стремящихся сломить власть и авторитет общества как символ отцовской власти. По контрасту, возрастает роль общения со сверстниками, в котором подростки ищут опору своей борьбе против родительской власти и новые объекты идентификации. Бунтарство, проявляющееся, прежде всего в семейных отношениях, признается нормой подросткового поведения.

Таким образом, в зарубежных исследованиях подросткового возраста прослеживаются общие тенденции этого периода, такие как — поиск себя путем общения, общения преимущественно со сверстниками, повышенная конфликтность с взрослыми, стремление отстоять свое, делать свое и, конечно, отмечается формирование личности в этом периоде.

Теперь обратимся к рассмотрению этого периода в отечественных подходах.

Отечественные ученые выделяют стабильные и кризисные периоды в возрастном развитии ребенка. Считается, что развитие ребенка есть диалектический процесс, в котором переход от одной стадии к другой совершается революционным, а не эволюционным путем. В эти периоды, как утверждает Л. С. Выготский [30], происходят кардинальные изменения в развитии ребенка, которые заметны окружающим.

Проанализировав симптоматику разных возрастных переходов и их сравнение, К.Н. Поливанова говорит о том, что именно произвольность всегда является условием начала нового стабильного периода, различие состоит в том, какая психологическая характеристика приобретает свойства произвольности.

Предполагается [30], что любая значимая для дальнейшего развития функция требует собственной ситуации переноса. Необходимо некоторое психологическое пространство пробности, то есть некоторые условия, в которых можно было бы исследовать, проверить те новообразования, которые возникли раньше, узнать, годятся ли они для иных условий.

Наиболее общее определение содержания кризиса психического развития во всех исследованиях культурно-исторической теории может быть сформулировано так: возрастной кризис связан с изменением системы отношений ребенка с миром. К концу стабильного возрастного периода старая система отношений (старая социальная ситуация развития) исчерпывает себя и должна быть преобразована, преодолена. Положительный смысл поведения ребенка в кризисные периоды обусловлен попыткой построить новую систему отношений.

Таким образом, мы считаем, что подростковый период можно отнести к кризисному. Подросток выстраивает новую систему отношений, но не с взрослыми, а чаще со сверстниками, он создает идеальную форму взрослости, которой пытается подражать и стремиться. Подростку, пытающегося сменить отношения с внешней средой, необходимо психологическое пространство пробности. Психологическое пространство обусловлено ощущением (самочувствием) того, что здесь ты можешь действовать в соответствии с новым видением ситуации, видением себя в этой ситуации.

Ключ ко всей проблеме психологического развития подростка, по мнению Л. С. Выготского, лежит в сфере его интересов. Он писал, что все психологические функции человека на каждой ступени развития, в том числе и в подростковом возрасте, действуют не бессистемно, не автоматически и не случайно, а в определенной системе, направляемые конкретными, отложившимися в личности стремлениями, влечениями и интересами [15]. Появившиеся в этот период интересы могут приобрести постоянный характер. Так как в этот период происходит формирование личности, то интересы носят не малозначимый характер.

Л. С. Выготский перечислил несколько основных групп наиболее ярких интересов подростков, которые он назвал доминантами [15]. Это эгоцентрическая доминанта (интерес подростка к собственной личности); доминанта дали (установка подростка на обширные, большие масштабы, которые для него гораздо более субъективно приемлемы, чем ближние, текущие, сегодняшние); доминанта усилия (тяга подростка к сопротивлению, преодолению, к волевым напряжениям, которые иногда проявляются в упрямстве, хулиганстве, борьбе против воспитательского авторитета, протесте и других негативных проявлениях); доминанта романтики (стремление подростка к неизвестному, рискованному, к приключениям, к героизму).

Согласно Л. С. Выготскому [15], существенные изменения происходят в этом возрасте и в развитии воображения. Подросток мыслит для себя и о себе. Подросток прячет свои фантазии как сокровеннейшую тайну и охотнее признается в своих проступках, чем обнаруживает свои фантазии. Поэтому в этом возрасте отмечается два новообразования: развитие рефлексии и на ее основе самосознания.

В концепции Д. Б. Эльконина, подростковый возраст, как всякий новый период, связан с новообразованиями, которые возникают из ведущей деятельности предшествующего периода. Учебная деятельность производит «поворот» от направленности на мир к направленности на самого себя. Решение вопроса «Что я такое?» может быть найдено только путем столкновения с действительностью.

Особенности развития подростка проявляются в следующих симптомах: возникают трудности в отношениях с взрослыми: негативизм, упрямство, безразличие к оценке успехов, уход из школы, так как главное для ребенка происходит теперь вне школы; стремление к компаниям сверстников (поиски друга, поиски того, кто может тебя понять); ребенок начинает вести дневник [41].

Сравнивая себя с взрослым, подросток приходит к заключению, что между ним и взрослым никакой разницы нет. Он начинает требовать от окружающих, чтобы его больше не считали маленьким, он осознает, что также обладает правами. Центральное новообразование этого возраста — возникновение представления о себе как «не о ребенке»; подросток начинает чувствовать себя взрослым, стремится быть и считаться взрослым. Виды «взрослости» многообразны:

— Подражание внешним признакам взрослости — курение, игра в карты, употребление вина, особый лексикон, стремление к взрослой моде в одежде и прическе, использование косметики, украшений и др.

— Равнение подростков-мальчиков на качества «настоящего мужчины». Это — сила, смелость, мужество, выносливость, воля, верность в дружбе и т. п. Средством самовоспитания часто становятся занятия спортом. Интересно отметить, что многие девушки в настоящее время также хотят обладать качествами, которые веками считались мужскими.

— Социальная зрелость. Она возникает в условиях сотрудничества ребенка и взрослого в разных видах деятельности, где подросток занимает место помощника взрослого.

— Интеллектуальная взрослость. Она выражается в стремлении подростка что-то знать и уметь по-настоящему. Это стимулирует развитие познавательной деятельности, содержание которой выходит за пределы школьной программы (кружки, чтение особой литературы, музеи и т. п.).

Тенденция к взрослости — стремление быть, казаться и считаться взрослыми обнаруживается в отношениях с взрослыми и сверстниками, в копировании разных сторон поведения и внешнего облика старших. Стремление быть взрослым вызывает сопротивление со стороны действительности. Общение со своими сверстниками — ведущий тип деятельности в этом возрасте. Именно здесь осваиваются нормы социального поведения, нормы морали, здесь устанавливаются отношения равенства и уважения друг к другу. Здесь происходит мыслимое и воображаемое проигрывание всех самых сложных сторон будущей жизни.

Л. И. Божович [8] считает, что подростковый возраст состоит из двух фаз — 12−15 лет и 15−17 лет. Она отмечает, что к началу переходного возраста в общем психическом развитии появляются новые, более широкие интересы, стремление занять более самостоятельную, более «взрослую» позицию в жизни. Однако в переходном возрасте еще нет возможностей (ни внутренних, ни внешних), чтобы занять эту позицию. Характеризуя подростковый возраст, Л. И. Божович также писала, что «в течение этого периода ломаются и перестраиваются все прежние отношения ребенка к миру и к самому себе… и развиваются процессы самосознания и самоопределения, приводящие, в конечном счете, к той жизненной позиции, с которой школьник начинает свою самостоятельную жизнь"[8].

В переходный период происходят преобразования в самых различных сферах психики. Структура мотивов характеризуется иерархической системой, наличием определенной системы соподчиненных различных мотивационных тенденций на основе ведущих общественно значимых и ставших ценными для личности мотивов. Именно в мотивационной сфере, как считала Л. И. Божович, находится главное новообразование переходного возраста.

Еще одно новообразование, возникающее в конце переходного периода, Л. И. Божович называла «самоопределением».

Из всего вышесказанного для себя мы отмечаем основные положения подросткового периода:

1. это кризис возрастного развития, здесь происходит выстраивание новой системы отношений, повышенный интерес к себе, к своему внутреннему миру;

2. общение (преимущественно со сверстниками) выступает как ведущая деятельность, которая объясняется стремлением понять себя, найти свое место в жизни;

3. чаще взрослый для подростка лишь преграда, соперник для опробования, реализации своего «Я»; оценка, мнение взрослых для подростка малозначительны, за исключением авторитетов, которые им признаются.

Подростковый период знаменует собой переход к взрослости, и особенности его протекания накладывают отпечаток на всю последующую жизнь: интересы могут стать постоянными, социальная ситуация, которая окружает подростка формирует личность. Образование взрослости — это как бы «конечный» этап формирования личности, поэтому важно как пройдет подростковый кризис и с что может приобрести, освоить человек за этот период.

Выделим из основных концепций подросткового возраста общие тенденции, которые прослеживаются в этом периоде. Ими являются: иерархическое строение мотивов, преобладающий мотив это стремление к взрослости, которое реализуется через общение со сверстниками; также формируется самосознание, которое позволяет определять свою позицию, роль в обществе.

Теперь рассмотрим психологические особенности подросткового возраста и более детально подойдем к этому возрастному периоду. В большей мере, мы будем придерживаться взглядов культурно-исторической концепции, а также всех особенностей, которые мы выделили на основе изучения основных концепций.

1. 2 Психологическое содержание кризиса отрочества

В отечественной психологии фиксируются как совпадающие, так и различающиеся точки зрения на природу кризиса отрочества, на закономерности и механизмы развития в этом возрасте. Л.С. Выготский первым указал на возникновение самосознания как на центральное новообразование подросткового периода. Л.И. Божович [32] также полагала, что кризис подросткового возраста связан с возникновением в этот период нового уровня самопознания, характерной чертой которого является появление у подростков способности и потребности познать самого себя как личность, обладающую именно ей, в отличие от других людей, присущими качествами. Это порождает у них стремление к самоутверждению, самовыражению и самовоспитанию.

С формированием чувства взрослости как образовании сознания связывают критические проявления в этот период жизни Т.В. Драгунова, Д. Б. Эльконин.

Как говорит К.Н. Поливанова [30], подросток, прежде всего романтик идеальной формы. Возвышенный идеал становится мерилом его отношения к действительности. Идеальность (абстрактность) представлений подростка свертывает для него все многообразие мира до его соответствия — несоответствия идеалу. Все действия подростка (в той мере, в какой это именно действия подростка) несут, прежде всего, нагрузку смысла, значения, поведение становится текстом, обращенным, прежде всего к идеалу [30].

Поведенческий текст подростка адресован окружающим, но, скорее, смысл этого обращения состоит в противопоставлении, подчеркивании своей неповторимости (я не такой как все).

Предполагается, что, создавая свой поведенческий текст, подросток создает и себя самого. Следующим логическим шагом должно стать само осмысление (в ситуации предъявления жеста) и возвращение этого значения действовавшему (подростку). Это один из ключевых моментов переходности (кризисности). Наличная ситуация (родители, школа) возвращает действовавшему, то значение его действий, которое им присуще изначально [30].

Рефлексия (понимаемая в широком смысле слова), как одно из основных новообразований этого периода, становится точкой построения себя, своего действия, точкой перехода идеи в реалию. До встречи (и до рефлексии) поведенческий текст как бы еще не существовал. Он возникает лишь в самом акте предъявления, обращения, адресованности. Означивание поведения приводит к его проявлению, к его обнаружению. В означивании происходит проба действия, его обнаружение, разглядывание. До означивания еще нет ни действия, ни действующего. Взаимное означивание раскрывает ребенку мир, но и открывает самого ребенка окружающим и ему самому [30].

В компании сверстников ребенок встречается не с идеалом (идеальной формой), а с некоторыми подражаниями идеалу. Он пытается общаться как взрослый, вести себя как взрослый, обсуждать темы, которые, по его мнению, обсуждаются среди взрослых.

Определение содержания полного подросткового действия, названного авторским Поливанова К. Н. не дает конкретного определения авторского действия, но говорит о форме посредничества встречи замысла с его результатом, которая дает возможность воссоздать (удержать) замысел, вынести его из сферы фантазий, превратить замысел в нечто, чем владеет сам ребенок (до того замысел владел ребенком). То есть, реализация замысла есть точка возникновения субъектности в подростничесиве., требует, во-первых, выявить какова идеальная форма подростничества (кто такой «герой» подростка), во-вторых, спроектировать ситуацию трансляции авторского действия (ведущая деятельность подростка).

Современный обычный подросток почти лишен возможности выбора культурных текстов, из которых он мог бы вынести представление о своем герое, то есть персонаже авторского действия.

В точке встречи замысла и реализации происходит рождение идеи и рождение субъектности ребенка, породившего идею. На этом отрезке онтогенеза ребенок строит собственную субъектность как субъектность авторства, то есть подросток лишь постольку является таковым, поскольку он замысливает собственное действие, осуществляет его, получает собственный продукт и тем самым проявляет свой собственный замысел [30].

Сформулируем теперь положения, которые необходимы нам в нашей работе относительно подросткового возраста. Подростковый возраст — возраст становления. Он торопиться жить, торопиться войти в мир взрослых людей. Все хочется попробовать, обо всем хочется составить собственное мнение. Кроме того, к этому добавляется масса новых проблем: от экономических до сексуальных, первые личные драмы и разочарования, неумение справиться с собственными чувствами. Все это объясняет, почему именно подросток так уязвим перед аддиктивным поведением.

Для подростка важна группа сверстников, так как взрослые его еще воспринимают ребенком, а он стремиться быть взрослым и поэтому группа сверстников позволяет ему чувствовать эту взрослость.

Подросток очень склонен к риску, у него большое любопытство, стремление испытать себя в новой, почти экстремальной ситуации. У некоторых это стремление превыше всех потребностей и интересов, они стараются каждый день рискнуть, оказаться в экстремальной ситуации. Все это нам еще раз указывает на то, что подросток стремиться к авторскому действию.

Подросток очень субъективен, он не задумывается об объективных причинах каких-либо ситуаций, конфликтов. Он все очень переживает и не может справиться в одиночку, поэтому ищет все то, что может способствовать благоприятному самочувствию.

Важным аспектом для нашей работы является стремление подростка к общению, к общению со сверстниками. Он пытается найти себя через взаимодействие со сверстниками, таким образом, принадлежа к какой-либо группе. В подростковом возрасте формируется личность путем общения в таких группах. Мы считаем, важно понимать особенности, роли, интересы той группы, к которой может принадлежать современный подросток. В следующей главе мы рассмотрим понятие «референтная группа», обозначим характеристики данного вида группы.

1. 3 Понятие референтной группы

Формы групповой взаимозависимости людей столь же многообразны, как сами человеческие объединения. Это язык, территория, одежда, каналы коммуникаций, обычаи, традиции, ритуалы, символы, убеждения, верования, объединяющие представителей этнических, политических, религиозных и других больших групп.

Роль референтных групп в формировании личности очень велика. Специалисты замечают, «из большего числа известных человеку групп лишь немногие выступают для него в качестве референтных» [22].

Понятие референтной группы было введено в научный оборот Гербертом Хайменом (Hymon) в его работе «Архивы психологии» в 1942 г. Под референтной он понимал группу, которую индивид использует для сравнительной оценки своего собственного положения или поведения. Хаймон проводил различие между группой, к которой принадлежит индивид, и референтной, или эталонной, группой, которая служит критерием для сравнения [5].

Если исходит из классификации групп, то по степени значимости группы для индивида выделяют всего 2 вида: группы членства и референтные. Основанием для подобного деления является степень значимости группы для индивида с точки зрения его ориентаций на групповые нормы и ценности, влияния группы на систему его установок. Так, группа может рассматриваться просто как место пребывания индивида в социуме, далекое от его установок и ценностных ориентаций — группы членства. А возможно, существование группы, чьи нормы и ценности индивид разделяет, соотнося с ней свои установки. Причем делает это вне зависимости от членства в данной конкретной группе. Здесь речь идет о референтной группе.

Изложенное понимание термина «референтная группа» несколько отличается от первоначальной его трактовки, предложенной Г. Хайменом. Мы в своей работе будем придерживаться определения, которое дает Кричевский Р. Л., то есть референтной группой является та группа, чьи норма и ценности индивид разделяет, соотнося с ней свои установки. То есть, индивид является членом этой группы и подвергается всему, что происходит в ней, принятие решения, принятие роли в соответствии с требованиями группы.

Если исходить из нашего понимания подростничества, то именно группа сверстников является референтной, где подросток черпает ресурсы для нахождения ответа на вопрос «кто я?».

Выделяются 2 функции референтных групп [22]:

1)сравнительная, ее суть заключается в том, что принятые в группе стандарты поведения, установки и т. п. выступают для индивида в качестве неких образцов, на которые он опирается в своих решениях и оценках

2) нормативная, эта функция позволяет выяснить, в какой мере поведение индивида соответствует нормам.

Свойство группы как референтность имеет прямое отношение к интегративным процессам в ней, способствуя сохранению ее целостности и стабильности.

Таким образом, в своем исследовании мы будем измерять, на сколько референтна группа для подростка или нет, так как считаем, что именно из-за пересечения интересов, ценностей важных для подростка она удерживает индивида и такой тип группы может повлиять на формирование не нормативности, а в большей степени аддиктивности.

Выводы:

У каждого подростка есть свое представление (идеал) взрослости. Согласно своему идеалу подросток чувствует себя уже достаточно взрослым и пытается наладить отношения в окружении взрослых, где встречает сопротивление. После чего он обращается к сверстникам, которые такие же, как и он стараются вести себя как взрослые. Таким образом, образуется группа сверстников, к которой постоянно подросток обращается, находит много общего и путем общения в этой группе он выстраивает те отношения, которые соответствуют его представлениям взрослости. Поэтому подростку необходимо пространство, где он может самореализовываться, таким образом, группа сверстников становится актуальной в этом возрасте. Так как подросток находит эту постоянную группу, придерживается ее ценностей, норм и интересов, то мы в таком случае говорим о референтной группе.

Глава II. Аддиктивное поведение подростков

2.1 Понятие аддиктивного поведения

В жизни каждого человека бывают моменты, связанные с желанием изменить свое психическое состояние: избавиться от угнетения, отвлечься от неприятных размышлений и др. Для реализации этой цели человек «вырабатывает» индивидуальные подходы, становящиеся привычками, стереотипами. Элементы аддиктивного поведения свойственны любому человеку, уходящему от реальности путем изменения своего состояния. Проблема аддикции начинается тогда, когда стремление ухода от реальности, связанное с изменением сознания, начинает доминировать в сознании, становится центральной идеей [21].

Аддиктивное поведение — злоупотребление одним или несколькими химическими веществами, протекающее на фоне изменения состояния сознания [19].

Суть аддиктивного поведения заключается в том, что, стремясь уйти от реальности, люди пытаются искусственным путем изменить свое психическое состояние, что дает им иллюзию безопасности, восстановления равновесия. Существуют разные виды аддиктивного поведения, как фармакологического, так и нефармакологического характера. Они представляют собой серьезную угрозу для здоровья (физического и психического) не только самих аддиктов, но и тех, кто их окружает. Значительный ущерб наносится межличностным отношениям [19].

Зависимость и аддикция принадлежат к числу относительно новых для отечественной науки терминов -- немногим более десяти лет назад они фигурировали в составленном А. Е. Личко и Н. Я. Ивановым «Словаре современной американской психиатрической терминологии с ее отличиями от принятой в России». В условиях терминологической разноголосицы одни авторы понимают аддикцию как заболевание, а зависимость как сопутствующие формы поведения, другие придерживаются противоположного мнения, третьи не различают данные термины или делают это непоследовательно. В публикациях отечественных авторов рассматривается почти исключительно зависимость от химических веществ.

Психологические формы зависимости, не сопровождающие зависимость физическую, дают основания ставить вопрос о пересмотре основополагающих взглядов и парадигм: для квалификации аддикций может быть достаточно эмоциональной привязанности человека к тем чувствам и ощущениям, которые дарит следование аддиктивным формам поведения.

Итак, зависимость является длительным хроническим состоянием, которые приводят к страданиям и деформации жизни человека. Следует различать зависимость и аддикцию, если зависимость это состояние, то аддикция это, грубо говоря, привычка. Различают психологическую и физическую зависимость, химическую и нехимическую форму аддикции. В данной работе речь идет непосредственно о зависимости, т. е. о том состоянии, в которое может попасть подросток.

В основе формирования психологической зависимости лежит способность препарата, либо объекта снимать напряжение, либо вызывать эйфорию.

Ряд авторов [6] чье мнение мы поддерживаем, считают, что решающим условием формирования психической зависимости является переживание «могу» (В.А. Петровский), т. е. переживание избыточности возможностей удовлетворения потребностей, а ни сами неудовлетворенные потребности как таковые. «Я могу» характеризуется субъективным ощущением преодоления помех: мне ничего не мешает это сделать. А дальше возникает ощущение грандиозных возможностей -- разрешения генерализованной неудовлетворенности. Стремление субъекта воспользоваться нарастающими возможностями -- это не совсем то, что в психологии называют термином «потребность», это иной вид побуждения. К примеру, аффективная потребность, т. е. потребность быть принятым в группе -- это дефицитарность, это отсутствие субъективного переживания принятости другими, значительности для других, нужности им и т. п. В свою очередь, побуждения, основанные на избыточности (устремления), возникают тогда, когда субъект переживает ощущение свободы, а именно, свободы воспользоваться своими возможностями, что подталкивает его вперед, за пределы его поведении.

Мы специально обращаем внимание на понятие психологической зависимости, так как в основе Интернет-зависимости лежит только психологическая зависимость. Этим Интернет-зависимость отличается от других видов химических аддикций.

2. 2 Причины возникновения аддиктивного поведения у подростка

Н.Ю. Максимова [26] предполагает, что актуализации психологической готовности подростков к изменению своего состояния путем психоактивных веществ или средств способствуют следующие причины:

— неспособность подростка к продуктивному выходу из ситуации затрудненности удовлетворения актуальных, жизненно важных потребностей;

— несформированность и неэффективность способов психологической защиты подростка, позволяющей ему хотя бы на время снять эмоциональное напряжение;

— наличие психотравмирующей ситуации, из которой подросток не находит выхода.

Таким образом, подросток оказывается беспомощным перед захлестывающими его отрицательными состояниями и прибегает к изменению своего состояния химическим или нехимическим путем.

Таким образом, факторы риска приобщения к алкоголю, наркотикам, компьютеру не должны рассматриваться изолированно друг от друга. Решающую роль играет их взаимодействие.

Хасан Б.И., Федоренко Е. Ю. [34] отмечают ряд паттернов отражающих искажения личности в различных сферах: эмоционально — волевой, поведенческой, когнитивной, аффективной и мотивационно — потребностной, которые могут оказать влияние на возникновение зависимого поведения.

Развитие человека как самоопределяющегося, произвольно регулирующего свое поведение и отношение с людьми связано со становлением эмоционально — волевой сферы. Задержка в развитии этой сферы порождает некомпетентность в общении, неадекватность эмоциональных проявлений, трудности в освоении новых средств общения. При слабо развитых волевых характеристиках, по мнению Хасана Б. И. и Федоренко Е. Ю., подросток не может сознательно регулировать свою деятельность. Здесь можно наблюдать:

· упрямство;

· негативизм (немотивированное волевое противодействие всему, что исходит от других);

· внушаемость (решение человека определяется другим лицом, независимо от объективности обоснования);

· конформизм (ведомость, не настойчивость, нерешительность, не умение принимать самостоятельные решения) или раскованность (гиперкомпенсация).

Высокий уровень претензий, при отсутствии критической оценки своих возможностей; склонность к обвинениям, эгоцентризм, агрессивное поведение, ориентация на слишком жесткие нормы и требования, нетерпимость и нетерпеливость, не позволяют отношениям личности подростка обрести устойчивость в поведенческом плане.

В когнитивной сфере подростки могут демонстрировать «аффективную логику», сверхожидание от других, эмоциональные установки (мальчики не плачут), эскапизм (избегание проблем), «селективную выборку» — построение заключения, основанного на деталях, выбранных из контекста, «абсолютное мышление», проживание опыта в двух противоположных категориях, формирование выводов при отсутствии аргументов в его поддержку.

В аффективной сфере подростки проявляют эмоциональную лабильность, низкую фрустрационную толерантность и быстрое возникновение тревоги и депрессии. Сниженная или нестабильная самооценка, преувеличение негативных событий и минимизация позитивных, приводит к еще большему снижению самооценки, неприятию обратных связей и способствует закрытости личности.

В мотивационно — потребностной сфере может происходить блокировка потребностей в защищенности, самоутверждении, свободе, принадлежности к референтной группе и во временных рамках.

Следовательно, чем больше выраженность неспецифических проявлений личности, тем выше риск возникновения зависимости, феноменологически эти искажения могут выражаться в неадекватном поведении в ситуации риска.

Мы выяснили, что существует психологическая и физическая зависимость, для нашего исследования актуальнее рассматривать причины психологической зависимости.

Основными признаками психологической зависимости являются:

· обсессивно — компульсивное мышление;

· отрицание как форма защиты;

· утрата контроля.

На основе этого происходит формирование аддиктивного поведения. Мы видим, что подростковый возраст оказывается самым подверженным к проявлению аддиктивного поведения. Также до сих пор нет эффективных методов лечения психологической зависимости. Поэтому стоит внимательно относиться как к подростковому возрасту, так и к возможной профилактике любых форм аддиктивного, зависимого поведения. А чтобы выстраивать возможную профилактическую работу, надо разбираться и понимать механизм формирования зависимости. Поэтому главный вопрос нашей работы: как можно лучше попытаться понять механизм формирования зависимости от Интернета.

Перейдем же теперь к рассмотрению такого феномена, как Интернет-зависимость.

2.3 Интернет-зависимость: актуальная проблема

Для представителей самых разнообразных областей научного и художественного знания Интернет выступает в качестве объекта профессиональных занятий. В первых работах по проблеме Интернет-зависимости подходы к проблеме носят исходно дискуссионный характер [13]. В настоящее время интенсивно обсуждается феномен (или заболевание, или синдром) «(нарко)зависимости от Интернета», или «Интернет-аддикции» (Internet Addiction Disorder, или IAD). Исследователи исходят из возможности развития зависимости (аддикции) не только от вводимых в организм материальных сущностей, но и от производимых субъектом действий и сопровождающих их эмоций.

Обсуждение данного феномена началось недавно: в 1994 г. К. Янг разработала и поместила на web-сайт специальный опросник и вскоре получила почти 500 ответов, из которых около 400 были отправлены, согласно выбранному критерию, аддиктами.

В 1995 г, И. Голдберг предложил набор диагностических критериев, построенный на основе признаков патологического пристрастия к азартным играм и не опирающийся на клинические материалы по IAD, что вызвало неприятие — полное или частичное — у ряда специалистов (М. Гриффитс, Дж. Грохол, Дж. Сулер и др.). В 1997—1999 гг. были созданы исследовательские и консультативно-психотерапевтические Web-службы по проблематике IAD. В 1998—1999 гг. опубликованы первые монографии по данной проблеме (К. Янг, Д. Гринфилд, К. Сурратт). При этом большая часть исследований методически построена как сетевые опросы, интервью и групповые обсуждения с участием испытуемых, которые ощутили дискомфорт и сами инициировали взаимодействие с исследователями [14].

Значительное место в исследовательской практике занимают качественные методы. Возникновение Интернет-аддикции не подчиняется закономерностям формирования зависимостей, выведенным на основании наблюдений за курильщиками, наркоманами, алкоголиками или патологическими игроками: если для формирования традиционных видов зависимостей требуются годы, то для Интернет-зависимости этот срок резко сокращается.

Основной «группой риска» для развития этой патологии в России, как показали исследования Научного Центра Психического Здоровья РАМН (2002), являются молодые люди от 12 до 18 лет.

Этому, в большей степени, может способствовать ряд факторов:

— широкое распространение домашних компьютеров,

— легкость подключения к Internet-сети,

— компьютеризация школьных и студенческих программ обучения,

— постоянно увеличивающееся количество клубов и Internet-салонов (особенно в крупных городах).

Исследование К. Янг на предмет зависимости от Internet показало (было опрошено более 5000 человек в США и Канаде, в возрасте 12−18 лет), что:

Internet-зависимыми могут считаться те, кто проводит в Интернете в среднем 36 часов в неделю с неакадемическими или не имеющими отношения к работе целями;

Интернет-независимые используют ресурсы Интернет в среднем 8 часов в неделю, и это не приводит ни к каким значительным последствиям.

Поэтому, в настоящее время ученые пришли к выводу о том, что говорить о зависимости от Интернета как болезни неправомерно, правильно называть это феноменом, заниматься его изучением и оказывать психологическую помощь подверженным ему людям [13].

Глава III. Интернет-зависимость — средство ухода от реальности

3.1 Понятие Интернет-зависимости: характеристики виртуального пространства

Что касается терминологии проблемы, то здесь применяются наименования «зависимость от Интернета», или «Интернет-аддикция», а также «избыточное/патологическое применение Интернета». При обилии наименований специалисты достаточно едины в определении поведенческих характеристик, которые могли бы быть отнесены к этому феномену. Так, отмечаются неспособность и активное нежелание отвлечься даже на короткое время от работы в Интернете, досада и раздражение, возникающие при вынужденных отвлечениях, и навязчивые размышления об Интернете в такие периоды; стремление проводить за работой в Интернете все увеличивающиеся отрезки времени и неспособность спланировать время окончания конкретного сеанса работы. Также имеет место побуждение тратить на обеспечение работы в Интернете все больше денег, не останавливаясь перед расходованием припасенных для других целей сбережений или накоплением долгов; готовность лгать друзьям и членам семьи преуменьшая длительность и частоту работы в Интернете: склонность забывать при работе в Интернете о домашних делах, учебе или служебных обязанностях, важных личных и деловых встречах, пренебрегая занятиями или карьерой; стремление освободиться на время работы в Интернете от ранее возникнувших чувств вины или беспомощности, от состояний тревоги или депрессии, обретение ощущения эмоционального подъема и своеобразной эйфории; нежелание принимать критику подобного образа жизни со стороны близких или начальства; готовность мириться с разрушением семьи, потерей друзей и круга общения из-за поглощенности работой в Интернете и др.

Кимберли Янг [13] приводит 4 симптома Интернет-зависимости:

1. навязчивое желание проверить e-mail;

2. постоянное ожидание следующего выхода в Интернет;

3. жалобы окружающих на то, что человек проводит слишком много времени в Интернет;

4. жалобы окружающих на то, что человек тратит слишком много денег на Интернет.

Более развернутую систему критериев приводит Айвен Голдберг [14]. По его мнению, можно констатировать Интернет-зависимость при наличии 3 или более пунктов из следующих:

1. Толерантность. Количество времени, которое нужно провести в Интернет, чтобы достичь удовлетворения, заметно возрастает, если человек не увеличивает количество времени, которое он проводит в Интернет, то эффект заметно снижается.

2. «Синдром отказа». Характерный «синдром отказа»: прекращение или сокращение времени, проводимого в Интернет. Два или больше из следующих симптомов (развиваются в течение периода времени от нескольких дней до месяца): психомоторное возбуждение; тревога; навязчивые размышления о том, что сейчас происходит в Интернет; фантазии или мечты об Интернет; произвольные или непроизвольные движения пальцами, напоминающие печатание на клавиатуре. Использование сети Интернет позволяет избежать симптомов «синдрома отказа».

3. Интернет часто используется в течение большего количества времени или чаще, чем было задумано.

4. Существуют постоянное желание или безуспешные попытки прекратить или начать контролировать использование Интернета.

5. Значимая социальная, профессиональная деятельность, отдых прекращаются или редуцируются в связи с использованием Интернета.

6. Использование Интернет продолжается, несмотря на знание об имеющихся периодических или постоянных физических, социальных, профессиональных или психологических проблемах, которые вызываются использованием Интернет (недосыпание, семейные (супружеские) проблемы, опоздания на назначенные на утро встречи, пренебрежение профессиональными обязанностями, или чувство оставленности значимыми другими).

Понятие «Интернет-зависимость» объединяет следующие феномены [14]:

§ зависимость от компьютера, т. е. обсессивное пристрастие к работе с компьютером (играм, программированию или другим видам опосредствованной компьютером деятельности);

§ информационная перегрузка, «электронное бродяжничество», т. е. компульсивная длительная (многочасовая) навигации по WWW без конкретной цели; источником удовольствия служит факт пребывания в Сети, мультимедийные формы поощрения и стимуляции посетителей сайтов либо узнавание нового в результате подобных блужданий;

§ компульсивное применение Интернета, т. е. патологическая привязанность к опосредствованным Интернетом азартным играм, онлайновым аукционам и биржам или электронным покупкам;

§ зависимость от «кибер-отношений», т. е. от социальных контактов: общения (в чатах, групповых играх и телеконференциях) и установления в ходе общения дружеских отношений или «флирта»;

§ зависимость от «киберсекса», т. е. от порнографических сайтов в Интернете, от обсуждения сексуальной тематики в чатах или специальных телеконференциях «для взрослых».

Под Интернет-зависимостью мы будем понимать состояние психологического комфорта, которое испытывает человек при реализации своей деятельности только в Интернет-среде, таким образом, остальное пространство для деятельности вызывает раздражение, угнетение и полное нежелание действовать.

Интернет-аддикция — это регулярное, неконтролируемое человеком использование Интернета с целью долговременного ощущения психологического комфорта. Психологический комфорт связан, прежде всего, с эмоциональной составляющей: это иллюзия решения трудности, задачи; получение удовольствия от деятельности; эйфория и т. д.

Выделим критерии (по возрастанию), по которым можно определить, что человек является Интернет-аддиктом:

° Интернет используется не как средство труда, а как развлекательный ресурс и время пребывание не ограничивается;

° человек испытывает прилив положительных эмоций во время нахождения в сети и осуществления деятельности, которая не связана с профессиональными задачами;

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой