Институт воеводства и местное управление в годы царствования первых Романовых

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Институт воеводства и местное управление в годы царствования первых Романовых

Введение

История России XVII века изобилует событиями. Одним из самых ярких является смена царских династий России, именно в этом веке, после бед Смутного времени, эпохи самозванцев, династия Рюриковичей сменилась новой династией Романовых. Начало роду Романовых положил Андрей Иванович Кобыла. Его отец — Гланда — Камбила Дивонович — в 1283 г. переселился из Литвы к московскому князю Даниилу, где принял православие и был наречён Иваном Кобылой. Его сын Андрей Кобыла был приближённым московского великого князя Симеона Гордого и имел 5 сыновей. Потомки его до начала ХVI в. именовались Кошкиными, до конца ХVI в. — Захарьиными. Затем Захарьины разделились на две ветви: Захарьиных — Яковлевых и Захарьиных — Юрьевых. От последних произошли Романовы. Романовы находились в тесном родстве с Рюриковичами При Борисе Годунове род Романовых был обвинён в колдовстве. Четыре сына Никиты Романовича были подвергнуты опале. Один из сыновей — Фёдор Никитич — был насильно пострижен в монахи под именем Филарет. Его сын Михаил был избран царём, сам митрополит Филарет в это время томился в польском плену. Последствия Смутного времени пришлось преодолевать первым Романовым. Цель данной работы: исследование времени правления первых представителей династии Романовых, которые благодаря местному и воеводческому правлению положили начало абсолютной монархии в в России.

Для достижения цели поставлены следующие задачи:

- Произвести анализ положения страны до прихода к власти Михаила Романова

- Изучить основные факты биографии первых Романовых

- Рассмотреть систему управления государства, сложившуюся в анализируемый период

1. Первые Романовы

1. 1 Михаил Фёдорович

правление монархия царь романов

К первым Романовым историки относят Михаила Фёдоровича (1613 — 1645 гг.) и его сына Алексея Михайловича (1645 — 1676 гг.).

Все 32-летнее царствование Михаила Федоровича показывает нам, что сила Государя — в верности Богу, сила государства — в верности и преданности народа своему Государю. Народ, чтущий Царя, благоугождает через это Богу, потому что Царь есть устроение Божие.

В очень трудное время суждено было молодому 17-летнему царю принять Российский трон. Московское государство представляло зрелище полного видимого разрушения. Поляки взяли Смоленск, польские полки сожгли Москву и укрепились за стенами Кремля и Китай-города. История государства российского Книга первая. 9−16вв. ред. С. В. Бушуев, Г. Е. Миронов Москва Издательство Книжная палата 2004. — 191с. Шведы заняли Новгород и выставили одного из своих королевичей кандидатом на Московский престол. Страна осталась практически без правителя. Боярская Дума, ставшая во главе страны после низвержения Василия Шуйского, упразднилась сама собою, когда поляки захватили Кремль. Часть бояр, изменив Родине и Вере Православной, стала сотрудничать с польскими оккупантами. И такое положение существовало несколько лет. Изнемогли политические силы, начали пробуждаться в народе силы нравственные, силы религиозные, которые и пошли на выручку гибнущей России. Призывные грамоты архимандрита Дионисия и келаря Авраамия Палицына, расходившиеся из Троицкого монастыря, подняли нижегородцев под руководством их старосты купца Кузьмы Минина. На призыв нижегородцев стали стекаться массы народа, которым Минин нашел и своего военного вождя, князя Дмитрия Пожарского.

Созданное военное ополчение пошло на Москву и сумело в октябре 1612 года штурмом взять Китай-город, а сидевшая в Кремле польская военщина сдалась сама, доведенная голодом до отчаяния. Россия стала свободной. Но что делать дальше, как править страной, чтобы она поднялась, наконец, с колен и стала бы снова сильной и могущественной?

Вспомнили о высланной из Москвы семье бояр Романовых, в которой 17-летний сын плененного поляками священника Федора Никитича Михаил молился за Россию в Ипатьевском монастыре Костромы вместе с матерью своею, инокинею Марфою…

Был созван первый в России всесословный Земской Собор с участием посадских и сельских людей, для избрания государя. Когда выборные съехались, был назначен 3-дневный пост, которым члены Собора хотели очиститься от всех грехов Смуты перед свершением такого важного дела, как избрание на престол Царя. Судьбу России решили казаки и другие воины из ополчения князя Пожарского и массы народа, пожелавшие видеть «Царем Российским природного Царя Михаила Федоровича Романова». В торжественный день в неделю Православия /21 февраля 1613 года, первое воскресение Великого поста/ были назначены окончательные выборы. Но и без этих выборов стало ясно, что народ Российский «желает видеть своим Царем Михаила Федоровича Романова».

Именно в юном Михаиле народ видел самого популярного, самого любимого кандидата на царский престол. Во-первых, его родители были Священнослужителями Православной Церкви /отец его Филарет/Федор/ был в это время в польском плену, а мать была инокиней Ипатьевского монастыря/. Самого Михаила люди часто видели молящимся с младых лет за спасение России от супостатов. Во-вторых, в продолжение смуты народу столько раз преподносили неудачных царей, двух Лжедмитриев, Годунова, Шуйского, и поэтому избрание Михаила казалось ему прочным, так падало на лицо, связанное с прежним царским домом Рюриковичей /инокиня Марфа была племянницей самого Ивана Грозного/. Недаром келарь Авраамий Палицын зовет Михаила «избранным от Бога прежде его рождения», а дьяк Иван Тимофеев в непрерывной цепи наследственных царей ставит Михаила прямо после Федора Ивановича /сына Грозного/, игнорируя и Годунова, и Шуйского, и всех самозванцев…

Но вот что интересно — выбрали царем не того, кто ищет должности, а того, кого должность ищет. В Москве даже толком никто не знал, где находится избранный царь Михаил. Поэтому было назначено специальное Особое Посольство, состоящее из Архиепископа Рязанского и Муромского Феодорита, келаря Авраамия Палицына и князя Шереметьева, которое отправилось на поиски избранного царя. Это посольство отправилось сперва в Ярославль /где была вотчина Романовых/, но не найдя там Михаила, выехало оттуда в Кострому. Приехав 14 марта, сопровождаемое Крестным ходом, при огромном стечении народа, оно пошло в Ипатьевский монастырь, чтобы уведомить об избрании на царство и «бить челом Михаилу Федоровичу и его матери». Однако инокиня Марфа не хотела видеть своего сына на престоле, а юный избранник отвечал послам: «С великим гневом и плачем, государем быть не желаю». Марфа ответила послам, что де сын ее «не в совершенных летах, 17 лет, да и Московского государства всяких чинов люди измалодушествовались; дав свои души прежним государям, не прямо служили».

Затем опасаясь за сына, она указывала, что в такое «страшное время, когда совершился ряд измен вокруг престола и прирожденному государю трудно быть на Московском государстве». Но послы уверяли, что Михаилу Федоровичу нечего опасаться чего-нибудь подобного, потому что теперь «люди Московского государства наказались и пришли в соединение». Долго пришлось послам уговаривать и мать, и сына. Наконец, усилия их увенчались успехом — Михаил дал свое согласие, мать благословила его иконою Пресвятой Богородицы.

Но Михаил Федорович вовсе не спешил занять свой престол. Сначала он с матерью уехал в Ярослав, отсюда написав Земскому Собору о своем согласии на избрание, а также о том, чтобы ему «все верой и правдой служили». Земской Собор отвечал, что «все люди со слезами благодарят Бога, молиться о царском здоровье и просят его поскорее приехать в Москву. Тебе бы, Великому Государю, нас сирых пожаловать быть в царствующий град поскорей».

Лишь 15 апреля 1613 года царь «пошел» к Москве, ведя переписку с Собором и с боярами. Когда царь прибыл к Троице-Сергиевской лавре, к нему явились дворяне и крестьяне, ограбленные разбойничьими шайками, бродившими около Москвы. Царь объявил послам от Собора, что он дальше не пойдет и что «если грабежи и убийства не уймутся, то какой от Бога милости надеяться?» Наконец, 2 мая совершился торжественный въезд Михаила Федоровича в Кремль. Люди от мала до велика вышли за город навстречу своему Государю. Затем царь вместе с матерью своею слушали молебен в Успенском соборе, после чего всяких чинов люди «подходили к руке царской и здравствовали великому Государю». В том же Успенском соборе 11 июля 1613 года венчался Михаил Федорович на царство.

Михаил Федорович не отпустил из Москвы выборных земских людей до 1615 года, когда из заменили вновь избранные. Земский Собор в течение 10 лет, до 1622 года, постоянно находился в Москве. Из Акта Собора 12 октября 1621 года известно, что сам царь «держал речь перед Собором о неправых и обидных действиях польского короля». Эти Соборы не только не уменьшили значения царской власти, но, напротив, ее закрепляли.

Царь Михаил Федорович правил страной 32 года. И за это время он превратил голодную и разоренную смутой Россию в процветающую страну, благосостояние народа в которой улучшалось год от года. Личность самого царя, в высшей степени симпатичная, своим обаянием способствовала укреплению царской власти и идеи самодержавия. При нем печать государственная была сделана больше, введен новый титул «самодержца», а над головами орла были вырезаны короны. Царь был человек мягкий, добрый. Своими душевными качествами он производил на народ самое выгодное впечатление. Доброта царя не допускала возможности предположить, чтобы какая-нибудь несправедливость могла исходить от такого великодушного Государя, а если и случалось что-нибудь подобное, то в глазах народа вся ответственность падала на лиц, стоящих между ним и верховной властью.

1 июля 1619 года на реке Поялновке, близ Вязьмы, произошел размен пленных, и митрополит Филарет возвратился на Родину. Его въезд в Кремль был ознаменован целым рядом торжественных встреч на пути, по городам. 14 июля, не доезжая до реки Пресни, встретил митрополита сам царь и поклонился отцу в ноги. Филарет Никитич тоже преклонился перед своим сыном-царем, и долго оставались оба в таком положении, не решаясь ни встать, ни говорить от радости. Затем Филарет сел в карету, а государь со всем народом шел впереди пешком. Вскоре Филарет был посвящен в сан Патриарха иерусалимским Патриархом Феофаном, специально приехавшим в Москву.

«И с тех пор, с 1619 года, началось так называемое двоевластие: царь Михаил Федорович стал управлять государством с помощью его отца-патриарха, которому, как и царю, был присвоен титул „Великого Государя“. От имени обоих решались все дела в стране, принимались посольства и обоим подносились послами и верительные грамоты, и подарки».

До 30 лет Михаил Федорович не женился. И он вступил в брак с бедной девицей Евдокией Лукьяновной Стрешневой, дочерью обедневшего боярина Лукьяна, близкого семье Романовых. Уже после, живя в царских хоромах, Лукьян Стрешнев не забыл своей избы с соломенной кровлей. На стенах одной из комнат он развесил свою прежнюю одежду, опояску и обувь. Каждое утро, до своей кончины, отдергивая завесу, он говорил: «Лукьян! Помни, что ты был и что ты есмь, помни, что все это получил от Бога. Не забывай Его милосердия, помни Его заповеди. Делись всем, что имеешь, с бедными, они твои братья. Не утесняй никого, ты сам был беден. Помни твердо, что все земное величие — суета, и что Бог одним словом может обратить тебя в ничто». Мать Михаила Федоровича, инокиня Марфа благословила сына на брак такими словами: «Судьбы небесные тебя сохранили, они назначили тебе царство. Воля Божия да будет с тобою. Возьми ту, которая пришлась тебе по мысли и по сердцу». А Патриарх Филарет, благословляя сына своего на брак, сказал: «Бог за благочестие прославил тебя и почтил царством, и впредь за благочестие твое и царицы Евдокии да соблюдет вас от врагов ненаветно».

И брак этот оказался поистине счастливым — за 19 лет совместной жизни царь и царица нажили трех сыновей и двух дочерей. «Скромная и кроткая царица Евдокия оказалась верной и любящей подругой своего любимого супруга. Известно, что во время свадебного благовестия к молебну представлена была Евдокия дочерям знатных князей и бояр. В смятении души, скромная и кроткая Евдокия, не допускала девиц целовать у себя руку, но сама целовала каждую из девиц. И затем, на протяжении всех 19 лет этого брака, Государь Михаил Федорович всегда советовался с царицей Евдокией не только о судьбах их детей, но и о сложных вопросах взаимоотношений со своими подданными — и князьями с боярами, и с простыми крестьянами и посадскими людьми» Соловьев С. М. Об истории древней России. — Москва: Просвещение, 2003, с. 279- 449.

Царь Михаил Федорович сделал много доброго для своего государства. Он, прежде всего, установил мир и порядок в стране, повсеместно восстановил в городах губных старост, взамен бывших воевод, грабивших свой народ. Желая привить в Московском государстве разные промыслы, он сумел призвать на льготных условиях иностранных промышленников — «рудознатцев», оружейников, литейщиков. Как известно, город Тула всегда славился выделкой оружия, и в 1632 г. голландский купец Андрей Виниус получил позволение построить в Туле завод для литья пушек и ядер к ним. В 1642 году было положено начало преобразованию военного устройства страны. Начато было обучение «русских ратных людей» иностранному строю, появились впервые полки солдатские рейтарские, драгунские. Полки эти были переходной ступенью постоянного национального войска России.

Но самое, пожалуй, главное заключалось в том, что во все царствование православного Государя Михаила Федоровича большое внимание уделялось религиозному воспитанию народа российского. Государь сумел побывать практически во всех более менее значительных монастырях и церквах в своем государстве, по его указам были построены 15 крупных церквей. Народ хорошо понимал, что Государь не просто очень мягкий и добрый, но и справедливый и требовательный по отношению к православной вере.

Царь Михаил Федорович обладал высоким ростом, красивым лицом, обрамленным усами и круглой бородой. На вид он был очень болезненным и слабым, однако в нужное время проявлял свой твердый характер.

Уже в возрасте тридцати лет царь «скорбел ножками» и, по собственным словам его: «До возка и из возка носили меня в креслах». Незадолго перед внезапною кончиною состояние царя очень сильно пошатнулось. Неудача в устройстве судьбы его дочери Ирины, которую он желал выдать замуж за датского королевича Вольдемара, нанесла тяжелый удар его мягкой и доброй натуре. А незадолго до этого он был чрезвычайно потрясен смертью двух его сыновей. В день своего ангела, 12 июля 1645 года, стоя у заутрени, Михаилу Федоровичу сделалось очень плохо — в церкви у него произошел сильный припадок, он упал, и его перенесли в царские хоромы. Позже, он простился с женою, благословил сыны на царство, исповедался, приобщился Святых Тайн и, в начале третьего часа ночи, тихо почил…

Государь Михаил Федорович прожил всего 49 лет, но сделал немало добрых дел. При нем произошло становление и укрепление религиозного воспитания широких народных масс, на своем личном примере он сумел показать, как стать справедливым царем для всего народа — от богатых князей и бояр до простых и бедных крестьян.

1.2 Институт воеводства в годы царствования Михаила Фёдоровича

Избрание Михаила на московский престол не было вызвано его внутренними положительными свойствами. Его едва ли готовили к этому, пока воспитывали, о них едва ли что-нибудь знали, когда его избирали, а после — личная инициатива и воля, если бы и были, подавлялись в нем властными характерами матери, потом отца. Избрание это было компромиссом, согласившим враждебные друг другу течения в тот момент, когда страна, усталая после 10 лет беспорядка, внешней опасности и крушения попыток установить центральную власть на новой основе, томилась по сильной, привычной власти, в которой видели гарантию мира и земщина, и казачество. Большинство Земского Собора (не менее 500 чел. служилых людей и казаков), а также скучившихся в Москве казаков (41/2 т. ч.) нельзя было склонить к кандидатуре иностранца, и она была отвергнута в принципе, как и кандидатура Воренка, неприемлемая для земщины. Из лиц и кружков, боровшихся за влияние, одержал победу тот, который идейно был недалеко от земщины и биографически близок к казачеству и группировался раньше вокруг Филарета Романова, в бытность его в Тушине и в момент переговоров (в феврале 1610 г.) об избрании Владислава, отражавших интересы именно земщины.

К кандидатуре Михаила можно было, кроме того, ценой некоторых гарантий личной неприкосновенности, амнистии и участия в управлении, под предлогом молодости царя, привлечь также и некоторых крупных бояр.

У Михаила не было среды, которую он мог бы противопоставить этому кружку — своим родственникам и тушинцам по преимуществу. Наоборот, для этого кружка важно было заинтересовать на указанных условиях бояр, ему чуждых, но видимых, и не оглашать самых условий на Земском Соборе. Правительство, так организованное, чувствовало, однако, необходимость опираться на моральный авторитет Земского собора, не стесняя себя его политической компетенцией, а делая из него, особенно в финансовых вопросах, административное употребление, часто призывая его на помощь, как орган скорее правительственной пропаганды, чем представительства сословных интересов. Состав не собора, а правительства — крупных землевладельцев, — определил собой политику шестилетия (1613 — 19). «Борясь за установление элементарной безопасности в стране, разоряемой крупными и мелкими отрядами казаков и авантюристов, правительство держится примирительной тактики; казня вожаков, оно предлагает амнистию всем смирившимся, не возвращая их в прежнее (крестьянское, холопское) состояние, а маня их денежным жалованием и верстанием в помещики (например, в 1614 г. отряд Баловня)». Русский биографический словарь / Сетевая версия / Михаил Федорович Романов http: //www. rulex. ru/brbs. htm

В вопросе о земельных пожалованиях Смутного времени большой новостью было признание тех, которые даны были сидевшим в Москве с поляками или жившим у Тушинского вора (иногда даже конфискованные при царе Василии Шуйском за отход к Вору вотчины возвращались старым владельцам). Производились новые крупные пожалования из черных земель «сильным людям», членам боярской думы, и даже возвраты земель, взятых при Иване Грозном в Опричнину. Наконец, земельные захваты приводились в известность вяло, а обнаруженные ликвидировались, но не карались. Между тем, это владение «великими месты за малыя чети» было больным местом в расстроенной службе служилого класса. Только в 1617 г. (грозило польское нашествие) опомнились и потребовали представления всех тарханных грамот в Москву, но случаи применения этой меры единичны. «Откупная система управления кабацкими и таможенными сборами принимала для посадов особо одиозный характер, так как откупами занялись теперь все те же „владущие“, до матери царя включительно». Там же Податные тяготы тяжело ложились на тяглецов, в виду длившегося разорения и неумения правительства к нему приспособиться. Хотели вернуться к старым сошным окладам, но документы их трудно было восстановить: отдельные спешные дозоры (см. Дозорные книги, XVI, 497) сопровождались злоупотреблениями; разнообразие величины сох, которого правительство и не подозревало, вело к неуравнительности обложения, особенно чувствительной при введении новых больших налогов (ямские деньги, хлебные запасы). Под давлением неотложной нужды прибегли к «пятине с животов и промыслов», но не сумели провести долевого принципа и вернулись к старой репартиционной системе. К внутренним неурядицам и беспорядкам (к 1616 г. ликвидированы крупнейшие; Баловень, Лисовский и Заруцкий) присоединилась внешняя опасность: Новгородский край занят шведами, не признавшими новой династии, во имя своего кандидата, королевича Филиппа, Смоленский и Северский — поляками, во имя Владислава.

И финансовые и политические соображения диктовали международное поведение; ряд посольств в Англию, Голландию, Данию, Германию и Персию, с просьбой о помощи союзом или деньгами. Дипломатию поддерживали торговыми льготами; правительство не скупилось на привилегии иностранным купцам, принимая в лице отдельных своих членов участие в иностранных предприятиях, вредивших торговле русского купечества. Именно один из таких английский купцов, Дж. Мерик, был посредником в мирных переговорах со Швецией, приведших, после осады Пскова в 1615 г., к заключению мира в селе Столбове в феврале 1617 г. (Новгород — Москве, Финское побережье и 20 000 р. — Швеции). Политика, движимая столько же финансовой нуждой, сколько и частным интересом правящих, не могла наложить узду на подчиненную администрацию, злоупотребления которой не сдерживались никаким контролем. В самом правящем кружке шло разложение, с явным возобладанием царских родственников (особенно Б. и М. Салтыковых) над инородными (например, князем Пожарским).

Русско-польские отношения с 1613 г. были в состоянии войны, перемежающейся дипломатическими неучтивостями, из которого не находилось мирного выхода. В 1617 г. королевич Владислав двинулся под Москву для добывания престола, который он считал себя в праве называть своим. Штурм московских укреплений (1 октября 1618 г.) был отбит, а срок разрешенной сеймом на один год кампании истекал. 1 декабря заключено было перемирие на 14 лет в селе Деулине, не вернувшее ни пяди потерянной в смуту территории, не избавившее от притязаний Владислава, но с разменом пленных, в который включен и Филарет Никитич. 14 июня 1619 г. он прибыл в Москву. 24 июня посвящен в патриархи московские и всея Руси «да будет царствию помогатель и строитель и обидимых предстатель»; в июле были посланы по городам грамоты о выборах на земский собор с изложением ряда мероприятий по внутреннему управлению. Филарету усвоен титул великого государя. Выборные должны были рассказать «обиды, насильства и разорение», чтобы государи могли «о московском государстве промышляти, чтобы во всем поправити, как лучше, чтобы все люди нашего государства по Божией милости и нашим царским призрением жили в покое и в радости».

Идея абсолютизма во имя общего блага и династический интерес легли в основу дальнейшей политики Филарета, фактически ставшего правителем. Боярская дума теряет свои права, если они были, и, во всяком случае, свое значение. В государеву печать вводится титул «самодержца» (1625). Будущее династии пытаются обеспечить и поднять браком Михаила с иностранной принцессой (саксонской, датской, бранденбургской), и только неудачи переговоров по этому предмету ставят на очередь местный брак. Задачей внешней политики ставится возвращение земель от Польши и отказ Владислава от московского престола. Основные линии внутренней политики получают теперь объективно-обоснованный характер. Серьезно ставится вопрос о земельном удовлетворении служилого класса, производится ревизия прав на владение.

Все же податная система была разорительна для истощенного государства: окладная единица (соха) измерялась площадью обрабатываемой земли; население, избегая налога, не расширяло последней, и развитию земледелия грозил застой. Во избежание этого в старую систему вводится существенная поправка: соха, состоявшая из 800 (на служилых землях) или 600 (на церковных) четвертей (=½ десятины) пашни, сохраняя название и количество четвертей, обращается теперь в фиктивную величину, так как за четверть пашни признается некоторая сумма крестьянских и бобыльских дворов (живущая четверть). Нормы «живущей четверти» вырабатывались (по челобитьям населения) постепенно и были разнообразны по местностям, что позволяло применяться к степени разоренности края. Привлечены к тяглу прежде внетяглые бобыли. Тридцатилетняя война сопровождалась хлебным кризисом в Западной Европе и повысила спрос на московский хлеб. С 1627 по 1639 г. вывоз его, подчиненный правительственной регламентации, ежегодно возрастал. Только ожидание войны с Польшей заставило разрешить беспошлинный вывоз хлеба в Швецию (возможную союзницу против Польши), а когда срок Деулинского перемирия приходил к концу, монополизировать его в руках правительства, причем прибыли предназначались на ведение Польской войны. Слабая сторона эпохи — бессилие власти дать стране хорошее управление. Советниками возвратившегося в 1619 г. из польского плена Филарета Никитича оставались все те же царские родственники (исключение — Шеин), «ближние бояре». Им, по преимуществу, поручалось удовлетворение новых задач управления в особых «Приказах сыскных дел» (их 5).

Из них «Приказ, что на сильных бьют челом» был в руках «сильных» же князя Черкасского и князя Мезецкого. Поощряются «челобитья» населения, запрещается передавать их через местных воевод, но на местах нет никакого органа для защиты челобитчика от притеснения тех, на кого жалуются. Движение челобитья сопряжено в столице с разорительной «московской волокитой» (официальный термин). В мирное время, уменьшая подати, не считают нужным обращаться к Земскому собору. Попытка власти (1627) избавить себя от назначенных воевод и заменить их дешевле стоящими выборными губными старостами (см. XIII, 213) терпит неудачу; постановка должности остается старой и не исключает злоупотреблений, возлагая, однако, на выборных не меньшую ответственность за соблюдение казенного интереса перед столичным Приказом, в котором все по-старому. При таких условиях государство могло к началу Польской войны (1632) «пополниться и прийти в достоинство» разве только в смысле материального благосостояния. В 1621 г., когда Швеция и Турция предлагали вместе напасть на Польшу, перемена к лучшему еще не была достигнута, и война, после обсуждения на Земском соборе, была отложена до благоприятного случая. С 1627 г. занялись технической ее подготовкой: закупкой за границей материальной части, наймом там войск, обучением туземных отрядов «даточных людей» под руководством иностранных офицеров. К началу войны с Польшей (1623) довели годовой бюджет регулярной армии до 400 т. р., при 80 т. р. на дворянское ополчение. Население встретило войну жалобами на непосильность платежей и повинностей, к которым прибавилась еще «пятая деньга» 1632 г., вотированная Земским Собором после начала военных действий.

Начали их (август 1632 г.) на несколько месяцев раньше, чем рассчитывали, потому что с апреля 1632 г. в Польше наступило «безкоролевье». Вновь сформированная по-европейски армия была отдана в руки боярина М. Б. Шеина и окольничего Арт. Измайлова — воевод старой туземной школы. Внезапное нападение мелких русских отрядов на северские города привело к их завоеванию, но главная армия Шеина, медленно двигаясь (380 верст в 4 месяца), только в декабре 1632 г. подошла к Смоленску и начала его блокаду. По пути приходилось поджидать опоздавших и разыскивать «нетчиков», а крупная артиллерия доставлена была под Смоленск только в марте 1633 г. Тем временем безкоролевье в Польше кончилось; в августе 1633 г. король Владислав с хорошим войском явился к Смоленску, прорвал блокаду и окружил скучившуюся армию Шеина, где после года непрерывной войны открылся разъезд южных дворян, обеспокоенных крымским набегом, и переход изверившихся в победу наемных отрядов к врагу. Из Москвы, где 1 октября 1633 г. не стало Филарета, помощь не пришла, и Шеин с 8000-ной армией в феврале 1634 г. сдался, с правом отступить к Москве, оставив победителю все снаряжение.

В 1636 — 38 годы происходит постройка новых укрепленных городов (Тамбова, Пензы, Симбирска, Козлова, двух Ломовых и др.), и организуется обслуживание всей линии белгородской черты оседлыми силами ново приборных из «гулящих» и не тяглых людей, а также заднепровских казаков. На это в одном 1637 г. требовалось около 111 000 р. лишних. Вызванное этим движение населения, в связи с частыми наборами даточных людей в регулярные полки, обострило крестьянский вопрос в поместном хозяйстве и вызывало челобитья служилых людей об отмене «урочных лет», невыгодной для крупных землевладельцев (они были увеличены с 5 до 10). Может быть, в этом же смысле влияло покровительственное отношение, установленное еще Филаретом, к колонизации Сибири; там учреждена первая архиепископская кафедра, и основано несколько городов, выделенных в ведение нового Сибирского Приказа. Между тем к концу царствования в государстве зрел внутренний кризис. Случай поставил перед ним повод приблизиться к выходу в Черное море. Весной 1637 г. донские казаки, добившись от Москвы боевых припасов, внезапным нападением взяли турецкую крепость Азов.

Во второй половине XVI в. в некоторых областях, преимущественно пограничных, вводится воеводское правление.

Воеводство, означает собственно предводительство войском, а также звание, должность воеводы -- «послать (или посадить) на воеводство»; далее означает область или территорию, которая вверялась воеводе. По объему воеводства в России были чрезвычайно различны: некоторые ограничивались одними городами, другие, напротив, заключали в себе город и уезд, в котором могло быть несколько городов. http: //rusinst. ru/articletext. asp? rzd=1&id=1664

После Смуты воеводство становится всеобщим, соединяя в своих руках административную и военную власть, а также контрольные функции по отношению к местному самоуправлению. Согласно царским наказам воеводы должны были «беречь накрепко, чтоб мужики — горланы богатые … середним и молодчим людем продажи ни чинили и лишних поборов не сбирали» Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. М., 1968. С. 46−47..

Введенное, как временная мера Иваном IV, воеводское правление стало общим и постоянным на Руси. Основными причинами утверждения воеводства московским правительством являются:

· Сила традиции (воспроизводство дружинных начал в служилом сословии)

· Становление крепостного право, которое полностью ликвидировало граждански свободы к XVI в.

Воеводы отвечали за полную собираемость всех доходов в своих местечках (в городах, уездах) и за их доставку в центр. Вторым лицом после воеводы был губный староста. Земские старосты вместе с посадскими и советниками от крестьян на совещаниях в земской избе занимались раскладкой подати. «Чрезвычайные платежи для военных нужд брались деньгами и натурой: кормом для ратников, подводами и т. д. Кроме того, тяглые люди постоянно платили и оброки; стрелецкие деньги, ямские деньги, деньги на корм воеводам, деньги на выкуп пленных, деньги в подмогу подъячим, сторожам, тюремным и губным целовальникам, палачам, для построек воеводских дворов, губных изб и тюрем, на содержание приказной избы. Суммы и сметы, подлежащих сбору доходов, планировались». Хрестоматия по истории России с древнейших времен по 1861 г./ од ред. С. А. Георгиевой. -М. Инфра, 2007. — 314с.

Таким образом, в условиях сохранения феодальных отношений, укрепления крепостного права и политического господства дворянского сословия институт воеводства оставался важнейшим фактором социальной и экономической жизни России на протяжении первой половины XVIIв.

2. Основные события в период царствования первых Романовых

2.1 Алексей Михайлович

Алексей Михайлович Романов, старший сын Михаила Федоровича Романова, родился в москве 19марта 1629 года. Ему было всего 16 лет, когда в 1645 году умер его отец, и Алексей Михайлович принял корону Российского государства. А еще через месяц умерла его мать, и юный царь остался круглым сиротой.

Несмотря на то, что он получил превосходное образование, Алексей Михайлович еще не мог править самостоятельно. Самым близким к молодому царю человеком в это время был его воспитатель Борис Иванович Морозов. Алексей Михайлович искренне любил и уважал своего наставника, и неудивительно, что в первые годы царствования Алексей Михайловича именно морозов управлял страной. С. М. Соловьев писал, что «Морозов был человек умный, ловкий, по тому времени образованный, понимавший новые потребности государства, но не умевший возвыситься до того, чтоб не быть временщиком, чтоб не пользоваться своим временем для своих частных целей». Неумеренные злоупотребления Морозова и его родни, крайне неудачная налоговая политика, которую они проводили (они собирали с людей громадные налоги, в частности налог на соль), привели к тому, что 2 июня 1648 года в Москве вспыхнул так называемый «Соляной бунт». Во время бунта было убито несколько высших государственных чиновников. Для умиротворения народа Алексей Михайлович был вынужден не только отлучить Морозова от государственных дел, но и отправить его в ссылку. Между тем перед правительством стояло много задач и проблем, требовавших возможно быстрого решения.

С.Ф. Платонов писал по этому поводу: «На бедную, еще слабую средствами Русь при Алексее Михайловиче обстоятельства наложили столько государственных задач, поставили столько вопросов, требовавших немедленного ответа, сто невольно удивляешься исторической содержательности царствования Алексея Михайловича».

Первым в списке безотлогательных дел стояло создание свода государственных законов, поскольку существовавшие судебники безнадежно устарели. Сразу после Соляного бунта (в 1648 году) в москве был созван Земский Собор, принявший так называемое «Соборное Уложение», то есть свод государственных законов: земельных, семейных, уголовных и других. Соборным Уложением государственные учреждения России руководствовались вплоть до начала XIX века.

Второй по величине и значимости реформой, проведение которой назрело, была церковная реформа. Значительную роль в этот период истории сыграл Патриарх Никон — одна из самых ярких, но и самых сложных фигур в российской истории. Родился 400 лет назад, всего шесть лет пробыл на высшей ступени церковной иерархии, но до сих пор о нем спорят, а отголоски его кипучей деятельности слышны и сегодня.

Седьмой патриарх Московский и всея Руси стал одной из наиболее ярких и трагических фигур в истории Русской православной церкви. Личность былинного масштаба, одержимая мессианской идеей и реализовавшаяся с непреклонной волей, Никон обладал необыкновенной силой духа, равно могучей в созидании и разрушении, прозревал будущее в видениях и лечил наложением рук, мощно воздействовал на людей и воспринимал их только как знаки в собственной судьбе.

С юным царем Алексеем Михайловичем Никон, познакомился, будучи уже игуменом северного Кожеозерского монастыря. Сорокалетний игумен так обаял набожного и впечатлительного монарха, что по царскому велению становится сначала архимандритом Ново-Спасского монастыря, затем митрополитом Новгородским, а вскоре и Патриархом. Никон пользовался огромным доверием царя, который теперь советуется с ним не только по делам духовным, но и государственным. Кобрин В. Б. Власть и собственность в средневековье России — М. Профит, 2005. — 78с.

За время смуты в церковных книгах, которыми священнослужители пользовались во время богослужений, накопилось большое число неточностей и расхождений. Исправление книг проводилось постепенно, но патриарх Никон, являвшийся доверенным лицом Алексея Михайловича, решил ускорить этот процесс (1653 — 1656 г. г.). Исправлению подлежали не только сами книги, но и некоторые стороны церковных обрядов.

Большое количество людей, предпочитавших старый порядок вещей, не одобрили реформы Никона. Кроме того, возник спор о том, как именно исправлять книги и обряды и что, собственно, является правильным, а что нет. Многие московские священники были не согласны с мнением патриарха.

Все это усугублялось еще тем, что патриарх Никон претендовал на власть не только церковную, но и светскую, считая, что власть государственная во главе с царем должна полностью подчиняться власти церковной во главе с патриархом.

Будучи очень близок к Алексею Михайловичу, Никон долгое время оказывал сильное влияние на царя. Вплоть до того, что Алексей Михайлович оставлял его управлять страной во время своего отсутствия. С. Ф. Платонов писал: «Алексей Михайлович был из таких сердечных людей, которые не могут жить без дружбы, всей душой привязываются к людям, если те им нравятся по своему складу… «

Деятельность патриарха Никона привела к церковному расколу. В 1666 году в Москве состоялся Великий собор, одобривший все реформы Никона (хотя самого Никона он осудил). В итоге все приверженцы старого порядка вещей были названы еретиками (сами они назвали себя старообрядцами, поскольку выступали за старые, то есть неисправленные обряды). Результате этого решения Русская Церковь оказалась расколотой.

У правительства хватало проблем и помимо реформ. Часть из них касалась внутренних дел, а часть взаимоотношений с другими странами.

Перемирие, заключенное с Польшей, и мир со Швецией были крайне не выгодны для России. На протяжении царствования Алексея Михайловича правительство пыталось исправить такое положение дел.

В 1653 году Земский Собор рассматривал вопрос о воссоединении Левобережной Украины с Россией (по просьбе украинцев, воевавших тогда с поляками за независимость и надеявшихся получить защиту и поддержку у России). Вопрос был очень важен для россии, поскольку подобная поддержка могла спровоцировать очередную войну с Польшей, что, собственно, и произошло. 1 октября 1653 года Земский Собор принял решение о воссоединении Украины с Россией; 8 января 1654 года украинский гетман Богдан Хмельницкий торжественно провозгласил воссоединение на Переяславской раде, а уже в мае 1654 года Россия вступила в войну с Польшей.

Россия воевала с Польшей с 1654 по 1667 год. За это время в состав России были возвращены Ростиславль, Дорогобуж, Полоцк, Мстислав, Орша, Гомель, Чечерск, Новый Быхов (1654); Смоленск (23. 09. 1654); Витебск, Минск, Гродно, Вильно, Ковно (1655 год).

С 1656 по 1658 год Россия воевала со Швецией. Русский войска взяли приступом Динабург, Кокнес, Юрьев, Ниеншанц, осадили Ригу и Орешек. В ходе этой войны было заключено несколько перемирий на различных условиях, но в итоге Россия так и не сумела вернуть себе выход к Балтийскому морю.

В самой России было неспокойно. В 1662 году в Москве вспыхнул так называемый «Медный бунт», связанный с введением в оборот медных денег. В 1670 — 1671 годах в стране бушевала крестьянская война под предводительством казака Степана Тимофеевича разина, справиться с которой удалось, прямо скажем, не без труда.

Таким образом период правления Алексея Михайловича до предела насыщен бурными и разнообразными событиями. Но нельзя сказать, что сам царь принимал в них активное участие. По воспоминаниям современников, Алексей Михайлович был прекрасным человеком; добрым, отзывчивым, милосердным. Недаром он заслужил прозвище «Тишайший». Народ относился к нему с любовью и уважением. Но при всем том он был человеком не на своем месте. «Несмотря на превосходные качества этого государя как человека, — писал Н. И. Костомаров, — он был не способен к управлению: всегда питал самые добрые чувствования к народу, всем желал счастия, везде хотел видеть порядок, благоустройство, но для этих целей не мог ни чего вымыслить иного, как только положиться во всем на существующий механизм приказного управления. Сам считая себя самодержавным и ни от кого независимым, он был всегда под влиянием то тех, то других. И оттого царствование его представляет печальный пример, когда под властью вполне хорошей личности строй государственных дел шел во всех отношениях как нельзя хуже».

Алексей Михайлович умер 29 января 1676 года в Москве и похоронен в Архангельском соборе Московского Кремля.

2.2 Институт воеводства в годы царствования Алексея Михайловича

Во время правления первых царей Романовых — Алексея Федоровича и Алексея Михайловича в России произошел ряд событий, оставивших яркий след в истории страны.

Романовы отстояли независимость страны. Сил воевать с противниками у Михаила не было. Нужно было мириться с теми, с кем это было возможно. Со шведами договориться было нетрудно. Им не нужны были болотистые русские земли на севере страны. Их целью было — отрезать Россию от Балтийского моря.

В 1617 г. со Швецией был заключён Столбовский мир (дер. Столбово, недалеко от Тихвина, совр. Ленинградская обл.). Швеция возвращала Новгород, но оставляла за собой побережье Балтийского моря.

«Поляки были утомлены долгой войной и пошли на перемирие. В 1618 г. на 14,5 лет было заключено Деулинское перемирие (дер. Деулино близ Троице — Сергиева монастыря)» Карамзин Н. М. История государства Российского. Кн.4. -Ростов-на -Дону: Феникс, 2007, с. 145- 472. Поляки возвратили русским отца царя митрополита Филарета и других бояр, но оставили за собой Смоленск — важнейшую русскую крепость на западной границе и другие русские города.

Таким образом, Россия потеряла значительные территории, но независимость России Романовы отстояли.

Романовы покончили с преступностью в стране, применив самые жестокие меры. Так, большую опасность для царя Михаила Фёдоровича представляли отряды казаков атамана Ивана Заруцкого. К нему перебралась Марина Мнишек после гибели Лжедмитрия II. Марина Мнишек была русской царицей, и её сын от Тушинского вора — «Ворёнок» — был законным претендентом на русский престол. Отряд И. Заруцкого бродил по стране и не признавал Михаила Романова царём. Романовы стали преследовать И. Заруцкого. Яицкие казаки выдали И. Заруцкого и Марину Мнишек московским властям. И. Заруцкий и 3-летний Иван — «Ворёнок» — были повешены в Москве, а Марина Мнишек была заточена в Коломне, где и умерла.

Романовы наполнили государственную казну:

· они обложили налогом всё новые категории населения;

· правительство пускалось в откровенные финансовые авантюры — резко повышало цены на соль (соль была важнейшим продуктом питания, население закупало её в больших количествах), чеканили медную монету вместо серебряной;

· брали взаймы у крупных монастырей и не возвращали долгов;

· активно осваивали Сибирь — 1/3 всех доходов приносила казне продажа за границу сибирской пушнины.

Эти основные меры позволили Романовым вывести страну из глубочайшего политического и экономического кризиса. Последствия Смуты Романовы смогли преодолеть за 30 лет. В правление первых Романовых произошли важнейшие события русской истории: принятие Судебника 1649 г., церковные реформы патриарха Никона 1653 г., воссоединение Украины с Россией 1654 г.

Принятие Соборного Уложения 1649 года

Начало 17-го столетия характеризуется политическим и экономическим упадком России. В значительной мере этому способствовали войны со Швецией и Польшей, закончившиеся поражением России в 1617 году.

После подписания мирного договора в 1617 году со Швецией Россия потеряла часть своих территорий — побережье Финского залива, Карельский перешеек, течение Невы и города на её побережье. Выход России к Балтийскому морю был закрыт.

Кроме того, после похода на Москву в 1617—1618 годах польско-литовского войска и подписания перемирия к Польше отошли Смоленская земля и большая часть Северной Украины.

Последствия войны, выразившиеся в упадке и разорении хозяйства страны, требовали срочных мер по его восстановлению, но вся тяжесть легла главным образом на черносошенных крестьян и посадских людей. Правительство широко раздает земли дворянам, что приводит к непрерывному росту крепостничества. В первое время, учитывая разорение деревни, правительство несколько уменьшило прямые налоги, зато выросли различного рода чрезвычайные сборы («пятая деньга», «десятая деньга», «казачьи деньги», «стрелецкие деньги» и т. д.), большинство которых вводилось почти непрерывно заседавшими Земскими соборами.

Однако казна остается пустой и правительство начинает лишать денежного жалования стрельцов, пушкарей, городовых казаков и мелкий чиновный люд, вводится разорительный налог на соль. Многие посадские люди начинают уходить на «белые места» — освобожденные от государственных налогов земли крупных феодалов и монастырей, — эксплуатация же остальной части населения увеличивается.

В такой ситуации невозможно было избежать крупных социальных конфликтов и противоречий.

1 июня 1648 года вспыхнуло восстание в Москве — Соляной бунт. Восставшие в течение нескольких дней удерживали город в своих руках, разоряли дома бояр и купцов.

Вслед за Москвой летом 1648 года развернулась борьба посадских и мелких служилых людей в Козлове, Курске, Сольвычегорске, Великом Устюге, Воронеже, Нарыме, Томске и других городах страны.

Практически на протяжении всего правления царя Алексея Михайловича (1645−1676 г.) страна была охвачена мелкими и крупными восстаниями городского населения. Необходимо было укрепить законодательную власть страны, и в начале 1649 года был принят новый свод законов — Соборное Уложение. Скрынников Р. Г. Самозванцы в России в начале ХVП века. -Новосибирск: Наука, 2004. — 186с.

Если непосредственной причиной создания Соборного уложения 1649 г. послужило восстание 1648 г. в Москве и обострение классовых и сословных противоречий, то глубинные причины лежали в эволюции социального и политического строя России и процессах консолидации основных классов — сословий того времени: крестьян, холопов, посадских людей и дворян, — а также начавшемся переходе от сословно-представительной монархии к абсолютизму. Указанные процессы сопровождались заметным ростом законодательной деятельности, стремлением законодателя подвергнуть правовой регламентации максимальный объем сторон и явлений общественной и государственной жизни.

Осенью 1948 г. в Москве открылся Земский собор, а в январе 1649 г. комиссия Н. И. Одоевского представила собору новый кодекс законов, получивший наименование Соборного Уложения. В отличие от предыдущих рукописных Судебников Уложение было первым печатным сводом законов. Его издали в количестве 2000 экземпляров (огромный тираж по тем временам) и разослали по городам. Уложение 1649 г. служило основным сводом законов России вплоть до 1830 г. и было главным инструментом установления усиления и сохранения доминирующей политической системы.

Соборное Уложение состояло из 25 глав, включавших в себя 967 статей. В нем были систематизированы на более высоком по сравнению с предшествующим законодательством уровне юридической техники правовые нормы, действовавшие и ранее. Кроме того, имелись и новые правовые нормы, появившиеся главным образом под давлением дворянства и чернотяглых посадов. Для удобства главам предшествует подробное оглавление, указывающее содержание глав и статей.

Как кодекс права, Уложение 1649 г. во многих отношениях отразило тенденции дальнейшего процесса развития феодального общества. В сфере экономики оно закрепило путь образования единой формы феодальной земельной собственности на основе слияния двух ее разновидностей — поместий и вотчин.

В социальной сфере Уложение отразило процесс консолидации основных классов — сословий, что привело определенной стабилизации общества и в то же время вызвало обострение классовых противоречий и усиление классовой борьбы, на которую безусловно влияло установление государственной системы крепостничества. Недаром с XVII в. открывается эра крестьянских войн.

Еще В. О. Ключевский отметил, что в Уложении «главное внимание обращено на дворянство, как на господствующий военно-служилый и землевладельческий класс: без малого половина всех статей Уложения прямо или косвенно касается его интересов и отношений. Здесь, как и в других своих частях, Уложение старается удержаться на почве действительности».

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой