Институт конституционного правосудия в современном мире.
Анализ функций правосудия и функционирование конституционной юстиции в России

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Глава 1. Основные модели конституционного правосудия в современном мире

1.1 Конституционный контроль, осуществляемый общей судебной системой

1.2 Конституционное правосудие, осуществляемое специальным органом

Глава 2. Судебная власть и конституционная юстиция в России

2.1 Разделение властей и система судебной власти в Российской Федерации

2.2 Судебный конституционный контроль: теоретические основы, природа, место в системе разделения властей

2.3 Система конституционной юрисдикции в России

Глава3. Организация и компетенция Конституционного Суда Российской Федерации

3.1 Порядок формирования, структура и полномочия Конституционного Суда РФ

3.2 Правовой статус члена Конституционного Суда

3.3 Проблема совершенствования компетенции Конституционного Суда РФ

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Тематика данной квалификационной работы посвящена основным моделям конституционного правосудия в современном мире. Актуальность избранной темы очевидна не только для зарубежных стран, но и для нашей страны, ведь конституционно-правовой институт в Российской Федерации является принципиально новым и имеет сравнительно небольшую историю.

Сейчас в мире сложились две основные модели конституционного правосудия.

При первой модели конституционный контроль осуществляется общей судебной системой.

В странах Европейского континента явно преобладает вторая модель, здесь конституционное правосудие вверено специальному органу — конституционному суду.

Вместе с тем современный институт конституционного правосудия характеризуется таким многообразием форм, которое все труднее сводить к двум основным моделям.

Все более заметной становится тенденция к возникновению различных смешанных форм, где в той или иной комбинации сочетаются некоторые черты, присущие каждой из основных моделей.

В теории и практике конституционного права советского периода господствовала концепция отвергавшая разделение властей и тесно связанный с ним институт конституционного правосудия.

Вследствие этого проблемы конституционного правосудия в России практически оставались на периферии правовых исследований.

Однако, к сожалению, приходится отметить, что существует значительный разрыв между соответствующими конституционными положениями и фактически складывающейся действительностью. Как выясняется, утверждение реальной практики конституционного правосудия в складывающихся условиях современной России представляет собой достаточно сложный и длительный процесс, сопряженный рядом трудностей. Тем не менее, в нашей стране конституционное правосудие постепенно, хоть и с немалыми трудностями завоевывает отведенное ему место в механизме разделения властей.

Для придания этому процессу ускорения, в первую очередь, необходимо принятие мер на законодательном и организационном уровнях. Хотя в развитии конституционной концепции конституционного правосудия в Российской Федерации уже создана солидная законодательная база, тем не менее, немало вопросов структурного и функционального характера все же остаются без надлежащего законодательного регулирования.

На основе ясных представлений проблематики конституционного контроля вообще можно выработать надлежащие и выверенные предложения по дальнейшему совершенствованию отечественной концепции конституционного правосудия и внедрению ее в практику.

Конституционное правосудие в той или иной мере рассматривалось в научных трудах такими учеными, как С. А. Авакьян, С. С. Алексеев, М. Б. Баглай, П. Баренбойм, С. В. Боботов, Н. В. Витрук, Б. Н. Габричидзе, В. В. Лазарев, Л. В. Лазарев, Р. З. Лившиц, М. Н. Марченко, В. С. Нерсесянц, Ж. И. Овсепян, О. Г. Румянцев, Б. А. Страшун, Ю. А. Тихомиров, В. А. Туманов, Т. Я. Хабриева, В. А. Четвернин, В. Е. Чиркин, Ю. Л. Шульженко, Б. С. Эбзеев, Ю. А. Юдин и другие.

Отмечая несомненный факт активизации научных исследований соответствующих проблем в последнее время, следует вместе с тем признать, что многие аспекты института конституционного правосудия остались все же недостаточно изучены.

Объектом данной квалификационно-выпускной работы является институт конституционного правосудия в современном мире.

Предмет исследования — характеристика данного института в его деятельности на современном этапе, а также анализ функций конституционного правосудия и функционирование конституционной юстиции в России.

Цель квалификационной работы заключается в изучении теоретических основ обоснования института конституционного правосудия в мире на современном этапе; комплексном раскрытии смысла и содержания конституционного правосудия в России с определением места и роли КС РФ в конституционной системе разделения властей, его значимости в структуре правового государства. Исходя из поставленных целей, в данном квалификационном исследовании будут решаться следующие задачи:

— Раскрыть основные понятия конституционного контроля, осуществляемого общей судебной системой и специальным органом;

— Дать общую характеристику понятия разделение властей и самой системы судебной власти в Российской Федерации;

— Рассмотреть вопросы организации и компетенции Конституционного Суда Российской Федерации;

— Проанализировать проблемы и пути их совершенствования в компетенции Конституционного Суда Р Ф.

Научная новизна данной работы состоит в самой постановке проблемы, в изучении проблем конституционного правосудия, в современном мире исходя из двух основных моделей и с позиции разделения властей в России.

В работе будет проводиться комплексный анализ двух основных моделей конституционного правосудия и конституционного законодательства России. На его основе автор показывает общее и особенное в организации конституционного правосудия в России и в других странах, прослеживает динамику правовых подходов к регулированию деятельности субъектов конституционного контроля.

Данная квалификационно-выпускная работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы.

Глава 1. Основные модели конституционного правосудия в современном мире

1. 1 Конституционный контроль, осуществляемый общей судебной системой

правосудие конституционный суд законодательный

В федеративных государствах, как и в большинстве современных государств, сложились и действуют две основные модели института конституционного правосудия: американская и европейская. Принципиальное различие между ними состоит в том, что при американской модели конституционное правосудие осуществляют суды общей юрисдикции при рассмотрении конкретных уголовных и гражданских дел. При европейской модели конституционное правосудие выделяется из общего правосудия — конституционные дела рассматриваются специализированными органами — конституционными судами.

Исторически первой в федеративных государствах появилась американская модель, сложившаяся в США на основе не конституции, а судебных прецедентов (первым из которых было известное решение Верховного суда 1803 г. по делу Marbury v. Madison)

С теми или иными модификациями она утверждается в ряде федераций в странах Европы (Швейцария), Латинской Америки (Аргентина, Бразилия, Мексика), Северной Америки (Канада), Азии (Индия, Малайзия, Пакистан), в Австралии.

Общей чертой конституционного правосудия во всех этих федерациях является его осуществление судами общей юрисдикции — как федеральными, так и субъектов федерации. «Судебный контроль за законодательством, — пишет о Канаде П. Хогг, -может осуществляться в любом производстве, в судах любого уровня… Все органы, осуществляющие судебную власть, имеют право и обязанность контролировать действительность законодательства, когда этот вопрос возникает в проводимом ими производстве». Hogg P. Constitutional Law of Canada. Toronto, 1985.P. 310.

Однако в организационном отношении системы судов общей юрисдикции весьма различны. Здесь можно выделить три их разновидности.

Первая — судебная система, характерной чертой которой является дуализм. Ее образуют система федеральных судов и система судов субъектов федерации (США, Бразилия).

Вторая — это единая (объединенная) судебная система, которую образуют федеральные суды, создаваемые только на федеральном уровне, и суды субъектов федерации (Канада, Индия).

Например, в Канаде система судов общей юрисдикции включает Верховный суд и суды провинций (в одних провинциях действует двухзвенная, в других — трехзвенная система).

Как пишет П. Хогг, «предоставление провинциальным судам общей юрисдикции права конституционного контроля, включая право контролировать не только провинциальные, но и федеральные законы, делает излишним существование отдельной системы федеральных судов, решающих «федеральные вопросы».

Впрочем, следует отметить противоречивость конституционных положений, касающихся судебной системы Канады.

С одной стороны, согласно п. 14 ст. 92 Конституционного акта 1867 г., к исключительной компетенции провинций отнесено «отправление правосудия в провинции, включая учреждение, содержание и организацию провинциальных гражданских и уголовных судов…».

С другой стороны, судей всех провинциальных судов назначает генерал-губернатор (фактически федеральное правительство), а жалованье, пособия и пенсии устанавливаются и выплачиваются им федеральным парламентом (ст. 96, 100 Конституционного акта).

Таким образом, фактически провинциальные суды являются частью единой федеральной судебной системы. Единая (или, по терминологии индийских авторов, объединенная) система судов общей юрисдикции существует и в Индии. Однако ее можно рассматривать как отдельную разновидность, ибо здесь в отличие от Канады органами, осуществляющими конституционное правосудие, являются не все суды общей юрисдикции, а только Верховный суд и высокие суды штатов.

Нижестоящие суды штатов, подчиненные высоким судам, не обладают юрисдикцией по конституционным вопросам. Это вытекает из положений ст. 228 Конституции, согласно которой, если Высокий суд найдет, что дело, ожидающее решения в подчиненном ему суде, включает «существенный вопрос права, касающийся толкования Конституции, он изымает из суда это дело и решает его сам или, решая конституционный вопрос, возвращает дело в подчиненный суд».

По мнению Д. Басу, «цель ст. 228 — сделать Высокий суд единственным толкователем Конституции в штате и запретить подчиненным судам толковать Конституцию, с тем, чтобы достигнуть некоторой степени единообразия в отношении конституционных вопросов"Basu D. Constitutional Law of India. NewDelhi, 1978.P. 274.

Аналогичная судебная система действует в Малайзии и Пакистане (в последнем, однако, наряду с судами общей юрисдикции, осуществляющими конституционное правосудие, созданы органы религиозного контроля, в частности Федеральный суд шариата, рассматривающий дела о несоответствии положений закона предписаниям ислама, изложенным в Коране и сунне) Чиркин В. Е. Сравнительное конституционное право. — М.: Манускрипт, 2010. С. 184 — 185.

Конституционный контроль, осуществляемый всеми судами общей юрисдикции (как в США и Канаде), является децентрализованным. Ограниченная степень децентрализации присуща и конституционному правосудию в таких федеративных государствах, как Индия, Малайзия, Пакистан.

Независимо от особенностей организации конституционного правосудия во всех странах, где действует американская модель в ее различных вариантах, решающая роль в осуществлении конституционного правосудия, в том числе и в сфере федеративных отношений, принадлежит высшей судебной инстанции, с использованием обобщенного термина — «верховный суд».

Только решения верховного суда по конституционным вопросам делают нормативный акт недействительным, являются окончательными и обязательными для всех судов -как федеральных, так и субъектов федерации. Следует отметить, что в ряде государств в образовании верховного суда в той или иной форме участвуют субъекты федерации.

Приведем пример, так судей Верховного суда США назначает президент, но «по совету и с согласия сената», т. е. палаты конгресса, представляющей интересы штатов.

В Малайзии судьи Верховного суда назначаются главой федеративного государства лишь после консультации с Советом правителей -консультативным органом, членами которого являются правители и губернаторы (главы субъектов федерации).

В Канаде, согласно закону о Верховном суде и конвенционным нормам, провинции в составе Суда непосредственно представлены следующим образом: из девяти судей, назначенных генерал — губернатором (федеральным правительством), трое должны назначаться из Квебека, трое — из Онтарио, двое — от четырех западных провинций, один — от четырех атлантических провинций Таким образом, «состав Верховного суда отражает региональные и лингвистические различия». HoggP. Op. cit. P. 185.

При рассматриваемой нами американской модели для выявления роли конституционного правосудия в сфере федеративных отношений большое значение имеет проблема разграничения компетенции между различными судами общей юрисдикции.

Особенно остро этот вопрос стоит в тех странах, где (таких, как США) сосуществуют две судебные системы -федеральных судов и судов субъектов федерации.

В этих государствах верховные суды наделены основными юрисдикционными полномочиями в сфере федеративных отношений — решать дела о спорах между федерацией и ее субъектами и между различными субъектами. Это их исключительное полномочие.

Однако, споры между федерацией и ее субъектами, т. е. носящие «чисто федеральный характер"Басу Д. Основы конституционного права Индии. — М., 1986. С. 427.- это довольно редкое явление.

Вопросы, непосредственно касающиеся федеративных отношений (например, соблюдение компетенционных норм, принципа верховенства федерального права и т. п.), решаются главным образом в делах о проверке конституционности нормативных актов федерации и ее субъектов в порядке конкретного конституционного контроля, ведь американской модели присущ только такой вид конституционного контроля. А таким полномочием обладают, как мы видели, либо все суды общей юрисдикции, либо верховный суд и высшие суды субъектов федерации.

Например, в США и Канаде все суды общей юрисдикции обладают правом решать дела о конституционности, как федерального законодательства, так и законодательства субъектов федерации.

Так, в США федеральный Верховный суд имеет право признавать законы штатов недействительными. Здесь уместно привести выдержку из учебника автора В. Лафитского по этому вопросу: «так по мнению Судьи Верховного суда О. Холмса, он считает: «Я не думаю, что Соединенные Штаты могли бы распасться, если бы мы утратили право объявлять законы конгресса неконституционными. Но я полагаю, что существование Союза было бы под угрозой, если бы это право не действовало в отношении законов отдельных штатов"Лафитский В. Основы конституционного строя США.- М., 2007. С. 193..

О роли Верховного суда США в оценке законодательства штатов свидетельствуют следующие данные: за период с 1791 по 1990 г.

Суд признал неконституционными (полностью или частично) 125 федеральных законов и 1059 нормативных актов штатов. Можно отметить, что судебная система США выбрала путь в сфере расширения юрисдикции федеральных судов, особенно там, где дело касается конституционного контроля.

Хотя юрисдикция федеральных судов ограничена делами, перечисленными в ст. III Конституции США, конгресс принял ряд законов, которые уполномочивают федеральные суды решать дела также на основании законов штатов. «Такая экспансия юрисдикции, -полагают американские авторы, -возможна, когда вопрос, относящийся к федеральному закону, является неоспоримой составной частью дела или федеральная юрисдикция защищает важный федеральный интерес"Harward Law Rev. 1989.№ 8.P. 1949.

Не следует все же умалять роль судов штатов в проверке конституционности федерального законодательства.

Исследуя деятельность верховных судов штатов в этой сфере можно привести доводы американского ученого С. Фено, а именно: из рассмотренных в 1975 г. Верховным судом Калифорнии дел, в которых поднимался вопрос о конституционности законов, дела о конституционности федеральных статутов составляли 12, 8%; Верховный суд штата Кентукки в том же году рассмотрел 14% конституционных дел, в большинстве которых речь шла не о конституции штата, а о федеральной конституцииFeno S. The Role of State Supreme Courts in the New Judicial Federalism.N. Y., 1987.

По конституционным вопросам сами решения федеральных судов и судов штатов могут быть пересмотрены Верховным судом в порядке рассмотрения апелляций, но предмет обжалуемого решения должен подпадать под юрисдикцию Суда, т. е. в иске обязательно наличие «федерального вопроса». Когда в 1988 г. Были произведены изменения юрисдикции Суда «случаев прямых апелляций, подлежащих обязательному рассмотрению Верховным судом, стало заметно меньше"ЛафитскийВ. Указ. соч. С. 162.

Разграничение юрисдикции по конституционным вопросам в других государствах этой группы имеют некоторые отличия от США.

Рассмотрим это на примере такой страны, как Бразилия. Здесь Верховный федеральный суд по первой инстанции выносит решения по вопросам «непосредственной не конституционности закона или нормативного акта, принятого на федеральном уровне или уровне штата, и по вопросам объявления конституционности федерального закона или нормативного акта».

Кроме того, он обладает правом выносить решения в порядке «чрезвычайного пересмотра» по делам, по которым вынесены решения в единственной и последней инстанции, при наличии в решении противоречия с Конституцией, объявления неконституционным договора или федерального закона, признания силы закона или акта местного правительства, конституционность которого оспаривается (ч. III ст. 102).

Таким образом, Верховный федеральный суд, во-первых, рассматривает дела о конституционности законодательства, как федерации, так и штатов по первой инстанции, а во-вторых, может пересматривать свои собственные решения по этим делам в качестве апелляционной инстанции. Что касается судов штатов, то они правомочны рассматривать дела только о «не конституционности законов и нормативных актов штатов и муниципий, которые не соответствуют конституциям штатов» (§ 2 ст. 125). Следовательно, в отличие от США в Бразилии суды общей юрисдикции в субъектах федерации не обладают полномочием решать вопрос о соответствии федеральных законов федеральной Конституции, а значит, и толковать ее.

Полагаем также обратить внимание на основы судебной власти в Японии — эта страна также относится к первой модели. Все судьи в стране независимы и связаны только Конституцией и законами; они действуют, следуя голосу своей совести (часть третья ст. 76).

Данный принцип служит дополнительной гарантией объективности судей при выполнении служебных обязанностей. Равно как и принцип несменяемости, получивший выражение в ст. 78, согласно которой судьи не могут быть освобождены от должности без публичного разбирательства в порядке импичмента, за исключением тех случаев, когда судья в судебном порядке объявлен умственно или физически неспособным исполнять свои обязанности.

Административные органы не могут применять к судьям дисциплинарные взыскания. К числу конституционных гарантий независимости относится принцип, согласно которому размер вознаграждения судей не может быть уменьшен в период их пребывания в должности (часть шестая ст. 79, часть вторая ст. 80). Заседатели в японском судопроизводстве не участвуют.

Конституция также гарантирует публичность судебных действий: разбирательство дел в судах и объявление решений производится в открытых заседаниях. Однако если суд единогласно решает, что гласность представляет опасность для публичного порядка или морали, разбирательство может вестись при закрытых дверях.

Таким образом, для проведения закрытого судебного законодательства необходимо обязательное сочетание двух обстоятельств: установление наличия опасности публичного судебного разбирательства для публичного порядка или морали и единогласного голосования по этому вопросу всех судей. При этом дела о политических преступлениях, о преступлениях, связанных с печатью, или дела, в которых затрагиваются права граждан, гарантированные главой III Конституции, ни при каких обстоятельствах не могут рассматриваться при закрытых дверях. Конституционное (государственное) право зарубежных стран: Учебник: В 4 т. Т. 4. Часть Особенная: страны Америки и Азии / Отв. ред. проф. Б. А. Страшун.- М.: ИздательствоНорма. 2009. С. 258.

В конце 1990 г. был отмечен 100-летний юбилей рождения современной юстиции в Японии. Как уже упоминалось, возглавляет судебную систему Японии Верховный суд, который состоит из главного судьи и 14 судей, назначаемых Кабинетом министров.

Это суд высшей инстанции, который полномочен, решать вопрос о конституционности любого закона, приказа, предписания или другого официального акта. Главный судья Верховного суда назначается Императором по представлению Кабинета.

Выше мы уже обращали внимание на такую особенность статуса членов Верховного суда Японии, как пересмотр назначения их народом при проведении первых после данного назначения всеобщих выборов в Палату представителей и повторный пересмотр -- при проведении первых выборов в Палату представителей по прошествии 10 лет; эта процедура повторяется в дальнейшем в таком же порядке. Если большинство избирателей выскажется за смещение какого-либо судьи, то он смещается немедленно (ст. 79, 81 Конституции).

Народному пересмотру в ходе всеобщих парламентских выборов обычно подлежат кандидатуры более 6 судей.

Например, в ходе парламентских выборов 20 октября 1996 г. процедуру пересмотра проходили 9 судей, которые были назначены за должность после всеобщих парламентских выборов 1993 г. после первого общенационального пересмотра назначения членов Верховного суда в 1949 г. через этот своеобразный тест прошло 115 верховных судей. Однако ни один из них не был уволен от должности в результате волеизъявления избирателей. Видимо, сам факт возможности публичного голосования «против» в ходе парламентских выборов для очень многих способен выступать сдерживающим фактором.

Наиболее распространенный способ прекращения полномочий, предусмотренный для членов Верховного суда Конституцией и Законом о Верховном суде, — уход в отставку по достижении 70-летнего возраста. Поскольку большинство членов Верховного суда на момент их назначения на должность имеют возраст более 60 лет, то продолжительность их карьеры в этом качестве редко превышает десятилетие.

Изучение предшествующего опыта работы судей до момента их назначения в верховный судебный орган показало, что треть (шесть судей в данное время) были так называемыми карьерными или профессиональными судьями нижестоящих судов, треть (четверо в настоящее время) были частнопрактикующими юристами. Из остальных пяти судей двое были карьерными государственными прокурорами, один был карьерным дипломатом в ранге посла, один служил в качестве генерального директора в законодательном бюро Кабинета министров и последний был профессором права.

Компетенция Верховного суда распространяется на всю территорию страны и условно может быть разделена на три основные сферы: рассмотрение гражданских, уголовных и административных дел; судебное управление; осуществление конституционного контроля.

Высший судебный орган Японии является последней инстанцией для рассмотрения всех гражданских, уголовных и административных дел. Суд окончательно разрешает по второй инстанции дела о преступлениях против государства, а по третьей инстанции — остальные уголовные и гражданские дела. При этом простые дела рассматриваются членами любого из трех отделений.

Верховный суд также осуществляет определенные полномочия судебного управления в соответствии с традициями судебного централизма данной страны. В этом качестве он обобщает судебную практику, издает руководящие указания для нижестоящих судов, а также положения о прокуратуре при судах, акты о судебной дисциплине и об управлении судами (акты, имеющие административный характер). Он наделен также властью устанавливать правила процедуры судопроизводства, работы адвокатов, внутреннего распорядка в судах, а также правила управления судебными делами.

Важную административную роль в управлении судебной системой играет генеральный секретариат Верховного суда. При Верховном суде действуют на постоянной основе юридические курсы, имеющие исключительно большое значение для подготовки кадров не только для судебных, но и для других юридических органов.

Решения, касающиеся принципиальных положений руководящих указаний и других важных вопросов управления, принимаются особой коллегией, состоящей из членов Верховного суда и других высших судов Японии. При этом Верховный суд может делегировать судам низших инстанций право устанавливать правила своей процедуры.

Суд осуществляет свою работу в полном составе (кворум 9 членов) под председательством главного судьи или в составе отделений (имеется три отделения по пять судей в каждом, кворум составляют 3 члена). Решения суда и особые мнения отдельных судей публикуются. Эта практика основана на англосаксонской системе права, но не соблюдается нижестоящими судами.

Верховный суд вправе решать вопрос о конституционности любого закона, указа, постановления или административного акта. Такое решение может быть принято, если за него проголосовало не менее 8 судей. В случае признания закона неконституционным, копия решения посылается в Парламент и в Кабинет. Особенность конституционного контроля заключается в том, что этот вопрос решается вне связи с рассмотрением уголовного или гражданского дела. Иск о не конституционности акта подается в суд первой инстанции.

Верховный суд Японии, в отличие от большинства европейских конституционных судов, не имеет дела исключительно с конституционным контролем, а также не имеет специальной схемы выбора дел. Он не вправе по своему усмотрению истребовать у другого суда дело для проверки и исправления решений по вопросам права в порядке certiorari, как это имеет место у Верховного суда США.

Загруженность делами членов Верховного суда чрезвычайно велика, и поэтому Верховный суд определяет себе около 30 «научно-исследовательских судей» из числа весьма опытных судей нижестоящих судов. Для подготовки дел к слушанию имеется 20 «исследовательских секретарей». Почти все они должны иметь опыт судейской работы в течение нескольких лет. В отличие от практики США, они не служат секретарями индивидуальных судей, а работают на суд в целом.

Исследовательские секретари имеются также в высших и окружных судах. В окружных судах они проводят расследование только в отношении дел, касающихся налогов и промышленной собственности. Исследовательские секретари, избранные из числа судей, приостанавливают свой судейский статус на весь срок нахождения в этом качестве.

В рамках традиционной для Японии централизации в отношении «управления правосудием» Конституция (часть первая ст. 80) устанавливает, что судьи судов низших инстанций назначаются Кабинетом министров из списка лиц, предложенных Верховным судом. Все такие судьи занимают свою должность в течение 10 лет и могут быть, затем назначены вторично. Однако при достижении возраста, установленного законом, они выходят в отставку.

Высшие суды (всего 8, имеют 6 отделений) суть суды первой инстанции по делам о государственной измене и другим преступлениям против государства, а также апелляционной инстанции по гражданским и уголовным делам, рассмотренным нижестоящими судами. Дела рассматриваются коллегией из трех судей, коллегия из пяти судей рассматривает дела о некоторых государственных преступлениях.

Окружные суды (всего их 50, имеют 242 отделения) рассматривают основную массу гражданских и уголовных дел, а также являются апелляционной инстанцией по решениям, вынесенным дисциплинарными судами. Они расположены в каждой из 47 префектур. Дела рассматриваются чаще всего судьей единолично либо коллегией из трех судей, если дело касается большой суммы иска или обвинения в преступлении, которое наказывается лишением свободы" на срок более одного года. Законодатель стремится вывести судей этих судов, насколько возможно, из-под влияния местных властей. В этих целях границы судебных округов построены таким образом, чтобы они не совпадали с границами территориальных единиц местного самоуправления. Конституционное (государственное) право зарубежных стран: Учебник: В 4 т. Т. 4. Часть Особенная: страны Америки и Азии / Отв. ред. проф. Б. А. Страшун.- М.: Издательство НОРМА — М.: 2009. С. 262.

Дисциплинарные суды (всего 575) рассматривают незначительные гражданские дела с ценою иска не свыше 900 тыс. иен и мелкие уголовные дела. Дела рассматриваются одним судьей, который не обязательно должен иметь юридическое образование.

Прокуратура действует на основе Закона о прокуроpax 1947 г. Определенное противоречие между принципом независимости прокуратуры и субординационными отношениями с министерством юстиции формально разрешается тем обстоятельством, что относительно конкретных дел министр может давать указания лишь Генеральному прокурору, но не нижестоящим прокурорам.

Прокуроры должны следовать правилам, установленным Верховным судом.

Согласно этим правилам, основные функции прокуратуры включают следующее: предварительное (досудебное) расследование наиболее важных и сложных уголовных дел; разрешение ряда уголовных дел без передачи их на судебное рассмотрение (эта процедура, именуемая «отсрочкой возбуждения обвинения», применяется даже при наличии улик, достаточных для направления дела в суд); возбуждение судебного преследования; поддержание обвинения в суде; надзор за разрешением мелких дел полицией; общий надзор за следствием в органах полиции; надзор за исполнением наказаний, назначенных судом.

Существуют комиссии по контролю за деятельностью прокуратуры. Они создаются из представителей населения и имеют ограниченную компетенцию: прокурор «учитывает» мнение комиссии, которое, однако, его не обязывает. Курицын В. М. Конституционный строй Японии.- М., 2008. С. 81

Приведенные примеры организации конституционного правосудия в государствах, где действует американская модель в ее различных модификациях, позволяют сделать некоторые выводы:

1) система судов общей юрисдикции, осуществляющих конституционное правосудие, независимо от того, является ли она дуалистической или единой (объединенной), основана на иерархическом принципе институционной подчиненности, что, в частности, проявляется в процедуре обжалования решений по конституционным вопросам, принимаемых нижестоящими судами, в вышестоящие, вплоть до федерального верховного суда, решения которого являются окончательными и обязательными для всех судов.

2) различные суды общей юрисдикции обладают далеко неодинаковыми полномочиями в сфере федеративных отношений. Наиболее широкими полномочиями обладает федеральный верховный суд. важнейшую роль в сфере федеративных отношений играет одно из основных полномочий органов конституционного правосудия -контроль за конституционностью нормативных актов. Это полномочие является совместным полномочием различных судов общей юрисдикции, но осуществляется оно ими в разных объемах. Наибольший объем присущ полномочию федерального верховного суда — объектом конституционного контроля служит как федеральное законодательство, так и законодательство субъектов федерации Если федеральный верховный суд обладает полномочием по контролю за конституционностью законодательства в полном объеме, то нижестоящие суды общей юрисдикции осуществляют этот контроль по-разному: в одних странах объектом контроля также является законодательство обоих уровней (США, Канада), в других — только законодательство соответствующего субъекта федерации (Индия, Бразилия).

3) американская классическая модель конституционного правосудия была модифицирована в ряде государств. Это относится не только к организации и конституционной юрисдикции судебных органов, но и к применяемым ими видам конституционного контроля. Для американской классической модели характерен лишь один вид конституционного контроля — конкретный конституционный контроль. Однако в ряде рассмотренных федераций применяются оба вида — и конкретный, и абстрактный конституционный контроль. Так, в Бразилии возбуждать дело о неконституционности нормативных актов федерации и штата могут девять субъектов: президент Республики, бюро Федерального собрания, генеральный прокурор и др. (ст. 103 Конституции).

Абстрактный конституционный контроль применяется и в Малайзии в спорах между федерацией и ее субъектами по поводу действительности федерального закона или закона субъекта федерации. TheConstitutionofMalaysia. ItsDevelopment. KualaLumpur, 1957.P. 238.

1. 2 Конституционное правосудие, осуществляемое специальным органом

Рассмотрим исторические аспекты возникновения европейской модели конституционного правосудия.

Варианты континентальной конституционной монархии на примере такой страны, как Франция.

Два типа конституционной монархии на Европейском континенте впервые представлены в политической системе Франции эпохи Великой французской революции, где они, сменяя друг друга, получили четкое юридическое выражение в двух основных типах конституции — договорном (1791 года) и октроированном (1814 года), ставших образцами для остальных государств — Бельгии, Италии, Германии, Австро-Венгрии, Японии и, наконец, России.

Институт монархии составляет реальный элемент — по крайней мере, в качестве внешней политико-юридической характеристики — конституционного строя более чем четверти всех современных государств Европы.

Из 45 собственно европейских государств 12 являются монархическими: Андорра, Бельгия, Ватикан, Великобритания, Дания, Испания, Лихтенштейн, Люксембург, Монако, Нидерланды, Норвегия, Швеция.

В то же время все европейские монархические государства представляют собой образцы современного, с развитой политической и правовой культурой государственного устройства, сложившегося в результате политически эволюционных процессов Нового и Новейшего времени, а собственно монархии в них — исторически традиционные формы правления.

Переход от абсолютной монархии к ограниченной монархии и от нее к республике составлял политическое содержание конституционного процесса на подъеме Великой французской революции.

Начальная фаза данного процесса завершилась переходом к конституционной монархии. Содержательный анализ первой конституции Франции 1791 года показывает, что ее теоретическую основу составляют два основных принципа — народного суверенитета и представительства, причем эти принципы находятся в остром противоречии друг с другом. Дело в том, что сущность концепции народного суверенитета в интерпретации ее создателя Ж. -Ж. Руссо исключает саму возможность представительных учреждений (ибо единая воля народа не может быть представлена кем-либо иным, кроме, самого народа).

И наоборот, представительная модель политической системы, выдвинутая Монтескье в его теории разделения властей, отрицает целесообразность какого-либо единого источника всех трех властей, взаимное сдерживание которых покоится на генетической их автономности друг от друга, восходящей к различным социальным элементам общества (народу, аристократии и монархии).

Данное противоречие решалось в конституции путем своеобразного синтеза обеих теорий. Фундаментальную ее основу составлял принцип народного суверенитета, который воплощался в различных ветвях власти и через них фактически контролировал сам себя.

С одной стороны, суверенитет принадлежит нации и, следовательно, «нация является единственным источником всех властей».

С другой стороны, «французская конституция имеет представительный характер; представителями являются законодательный корпус и король». ОларА. Политическая история Французской революции. Происхождение и развитие демократии и республики (1789--1804) .- М., 1902.С. 39. Возникал новый исторический прецедент — установление монархического правления сверху и его легитимация путем народного волеизъявления снизу, что могло быть достигнуто лишь в результате искусственного соединения в одной форме правления таких взаимоисключающих принципов, как народный суверенитет и монархическое начало.

Хартия открывалась юридическим закреплением публичных прав французов и фактическим признанием необратимости демократических перемен, произошедших в ходе революции:

— декларировались равенство всех перед законом,

— гарантия личных свобод, провозглашалась даже свобода вероисповедания (однако с характерной оговоркой о том, что «католическая апостолическая римская религия есть религия государственная».

Таким образом, Хартия 1814 года впервые четко сформулировала ряд основных параметров мнимого конституционализма: монарх как реальный глава государства, средоточие всех властей и гарант конституции; подмена подлинного разделения властей их фиктивным и чисто функциональным разграничением; безвластие законодательного корпуса; полная зависимость исполнительной власти (правительства) от монарха и отсутствие действенного контроля над ней со стороны народного представительства (парламента); несамостоятельность судебной власти. Алексеев А. С. Возникновение конституций в монархических государствах континентальной Европы XIX столетия. Ч. 1. Французская конституционная Хартия 1814 года. — М., 1914.С. 25.

Европейская модель, при которой конституционное правосудие выделено из общего правосудия и осуществляется специализированными органами, действует в ряде федеративных государств, преимущественно в странах с континентальной системой права или системой, находящейся под ее влиянием (Австрия, Бельгия, Россия, Танзания, ФРГ).

Закрепление в конституционно-правовой доктрине и нормативно-правовых актах отдельных стран Европы такого словосочетания, как «судебная власть», предполагает не только формально-юридическое признание принципа разделения властей.

Это означает также законодательное признание самостоятельности, независимости и исключительности судебной деятельности в общем механизме реализации государственной власти. В сферу этих судебно властных отношений включаются вопросы формирования и организации деятельности судебных учреждений, организационно-правовой порядок реализации правомочий и гарантий осуществления судебной власти и пр.

В абсолютном большинстве современных конституций государств Европы имеются специальные разделы, в которых нашли отражение конституционные основы судебной власти: определение судебной власти, основные принципы организации и деятельности судебной системы (принципы судоустройства и судопроизводства, правовой статус судей), судебные гарантии прав и законных интересов граждан, основы конституционного правосудия. Соответствующие главы, титулы или разделы европейских конституций могут иметь самые различные названия. Фоков А. П. Судебная власть в системе разделения властей (Научно-правовые, философские и исторические аспекты) // Государство и право. 2000. — № 10.

Во всех этих федерациях специализированными органами конституционного правосудия являются, как правило, конституционные суды (в Бельгии Арбитражный суд).

Однако с точки зрения их организационной структуры можно выделить две основные разновидности: конституционное правосудие осуществляется только федеральным конституционным судом при отсутствии в субъектах федерации собственных конституционных судов (например, Австрия, Бельгия, Танзания); конституционное правосудие осуществляется федеральным конституционным судом и конституционными судами или иными судебными и квазисудебными органами, учреждаемыми в субъектах федерации (ФРГ, Россия).

Общим для обеих разновидностей организации конституционного правосудия является участие субъектов федерации в образовании федерального конституционного суда.

Это участие проявляется в различных формах. Так, судьи Федерального конституционного суда ФРГ избираются бундестагом и бундесратом поровну (согласно ст. 50 Основного закона, бундесрат — это орган, посредством которого «земли участвуют в законодательстве и управлении федерацией и в делах Европейского Союза»).

В Австрии часть членов Конституционного суда (три члена и два запасных члена) назначаются президентом по предложению Федерального совета -палаты федерального парламента, в которой представлены земли. Закон об Арбитражном суде Бельгии 1989 г. предусматривает, что из 12 судей, назначаемых королем, 6 судей, говорящих на французском языке, образуют группу французского языка Арбитражного суда, а 6 судей, говорящих на нидерландском языке, — группу нидерландского языка (ст. 31)23.

Правда, это положение не полностью соответствует региональному и лингвистическому принципам, лежащим в основе федеративного устройства Бельгии.

Судьи Конституционного Суда Р Ф назначаются Советом Федерации по представлению Президента. Специальный Конституционный суд Танзании состоит из членов, половина которых назначается федеральным правительством, а половина — правительством Занзибара (т. е. субъекта федерации, имеющего особый статус по сравнению с другим субъектом -материковой Танзанией).

Целый ряд основополагающих или развивающих положений закрепляется в отраслевом, процессуальном и судоустроительным законодательстве, в прецедентных нормах и нормах важнейших международно-правовых актов.

Так, Конституция Италии регулирует лишь основы судоустройства (ст. 101−110) и судопроизводства (ст. 111−113), а более подробное регулирование содержится в Уложении о судоустройстве 1941 г. и в процессуальном законодательстве, в частности, в Гражданско-процессуальном кодексе 1942 г. и Уголовно-процессуальном кодексе 1989 г.

В Конституции Франции раздел о судебной власти содержит всего три статьи, а большинство вопросов по организации и деятельности судов относится к отраслевому законодательству (Закон о Высшем совете магистратуры 1958 г., Закон о статусе магистратуры 1958 г., Закон о Высокой палате правосудия 1959 г., Закон о Конституционном Совете 1958 г., Кодекс судоустройства 1978 г.).

Исходными постулатами концепции судебной власти как самостоятельной, автономной, отличной от других ветвей государственной власти являются следующие положения, нередко прямо закрепленные в конституциях стран Европы.

Во-первых, наделение властным характером не только отдельного суда, а всей судебной системы в целом.

Во-вторых, нормативное признание и реальное воплощение принципа разделения властей на законодательную, исполнительную и судебнуюФоков А. П. Судебная власть в системе разделения властей (Научно-правовые, философские и исторические аспекты) // Государство и право. 2000. — № 10.

В тексте Конституции Литвы, например, experessisverdis закреплен только первый постулат: «государственная власть в Литве осуществляется Сеймом, Президентом и Правительством, Судом» (ч. 1 ст. 6).

Сам же принцип разделения властей в Конституции Литвы прямо не упоминается, но формулируется в ряде решений Конституционного СудаКурис Э. Проблемы судебной власти в юриспруденции Конституционного Суда Литвы // Конституционное правосудие на рубеже веков: Материалы международной конференции, посвященной 10-летию Конституционного Суда Российской Федерации (1−2 ноября 2001 г., г. Москва). — М., 2002. С. 103. Конституционно-правовая доктрина ФРГ также акцентирует внимание на значении судебной власти в правовом государстве.

Так, немецкий автор монографии о правосудии в Германии В. Хайде утверждает, что «в системе разделения властей правового государства на одной стороне находится правосудие, а на дугой — противостоящие ему законодательная и исполнительная власть» Антонов И. П. Суды в Германии: Учебное пособие. — М., 2008. С. 5−6. Федеральный конституционный закон Австрии 1920 г. о судебной власти говорит в подразделе «В» Раздела третьего «Исполнительная власть Федерации» (ст. 82−94), но при этом в ст. 94 специально подчеркивается, что «юстиция отделена от управления на всех уровнях.

В современный период в европейских государствах наметились две основные тенденции развития судебной власти как самостоятельной и независимой ветви единой государственной власти.

С одной стороны, это повышение роли судебной практики и авторитета судейских структур.

С другой стороны, создание специальных органов в области управления юстицией, укрепление системы судейских сообществ.

Первая тенденция приводит к тому, что в европейских странах континентальной системы права, несмотря на отсутствие прецедента в официально признанной системе источников права, существенно повышается значение функции судейского правотворчества.

Важнейшим и практически общепризнанным прецедентным институтом становится сегодня судебная практика Европейского Суда по правам человека. Как замечает Л. Вильдхабер, «Европейский Суд по правам человека превратился в своего рода центр нервной системы защиты прав человека, действующей через национальные правовые системы 41 европейского государства"Вильдхабер Л. Место Европейского Суда по правам человека в европейском конституционном ландшафте // Конституционное правосудие на рубеже веков. Материалы международной конференции, посвященные 10-летию Конституционного Суда Р Ф. 1−2 ноября 2001 г. — М. :2002. С. 92.

Издаваемый в рамках Венецианской комиссии (Европейской комиссии за демократию через право) Бюллетень конституционной судебной практики и База данных CODICES с текстами избранных судебных решений также способствуют ускорению распространения информации о судебной практике европейских стран на языках-посредниках и развитию трансконституционализма, позволяющего национальным судам обогащаться конституционной практикой своих коллегБукиккио Дж. Вклад Венецианской комиссии в конституционную юстицию .С. 138.

Вторая тенденция приводит к созданию системы специальных органов судейского сообщества с компетенцией в области управления юстицией. В эту компетенцию входят вопросы назначения на судейские должности и формирование судейского корпуса, вопросы дисциплинарной ответственности, реорганизации судов и пр.

В большинстве европейских конституций эти структуры закреплены в качестве институтов судейского самоуправления и включены в число органов, хотя и представляющих судебную власть, но не имеющих собственно судебных функций (Высший совет магистратуры — во Франции, в Италии, Португалии, Молдове; Высший совет юстиции (правосудия) — в Албании и Бельгии; Генеральный совет судебной власти — в Испании; Высший судебный совет — в Болгарии; Государственное судебное вече — в Хорватии и т. п.).

Согласно Конституции Польши 1997 г. «Всепольский Судебный Совет стоит на страже независимости судов и независимости судей» (ст. 186). В соответствии с Конституцией Испании Генеральный совет судебной власти призван управлять судебной властью в качестве руководящего органа судейско-прокурорского сообщества (ч. 2 и 3 ст. 122) Правовая регламентация статуса испанского Генерального совета судебной власти содержится в Органическом законе о Генеральном совете судебной власти 1980 г. и Органическом законе о судебной власти 1985 г. Ежегодно этот орган направляет Генеральным кортесам и Правительству Испании доклады о состоянии и деятельности органов судебной власти в стране.

В Княжестве Андорра Высший совет правосудия в качестве «органа представительства, руководства и управления судебной системой» осуществляет контроль за независимостью и нормальным функционированием правосудия, назначает судей первой инстанции и магистратов, осуществляет над ними дисциплинарную функцию и следит за тем, чтобы судебная администрация располагала достаточными средствами для ее нормального функционирования (ст. 89 Конституции). Республиканский судебный совет по Конституции Республики Македония помимо традиционных функций наделяется также правом оценивать профессионализм и добросовестность судей в процессе осуществления их полномочий и предлагать две кандидатуры в Конституционный суд Республики (ст. 105).

Согласно Конституции Республики Кипр Верховный суд страны является одновременно и Верховным судебным советом, в компетенцию которого входит назначение, повышение, перевод на другую должность, прекращение службы и увольнение судей, а также прочие дисциплинарные меры по отношению к ним (ст. 157).

Следует отметить такую особенность организационной структуры Федерального конституционного суда ФРГ, не имеющую аналогов в других федеральных конституционных судах, как наличие в нем специального подразделения — второго сената, в компетенцию которого входит решение большинства дел, непосредственно касающихся федеративных отношений. Согласно закону о Федеральном конституционном суде от 12 марта 1951 г., второй сенат выносит решения при наличии разногласий относительно прав и обязанностей земель, в частности в случаях применения землями норм федерального права и при осуществлении федерального надзора (что предусмотрено абз. 1 и 3 ст. 93, абз. 4 ст. 84 Основного закона), по другим публично-правовым спорам между федерацией и землями, между различными землями и в пределах одной земли, если не предусмотрен иной судебный порядок их рассмотрения (абз. 1 и 4 ст. 93 Основного закона). Именно поэтому этот орган часто именуют «государственно-правовым сенатом».

При сомнении в том, к компетенции первого или второго сената относится то или иное конкретное дело, решение принимает комитет, состоящий из председателя, его заместителя и четырех судей (ч. 2 § 14 закона о Федеральном конституционном суде) Федеративная Республика Германия: Конституция и законодательные акты. — М., 1997. С. 307−308.

Так, по мнению автора Ф. Блэра, распределение компетенции между первым сенатом и вторым весьма относительно, ибо контроль за конституционностью федерального законодательства и законодательства земель, что входит в компетенцию первого сената, также влияет на развитие федеративных отношений. По подсчетам Ф. Блэра примерно 30% решений первого сената «оказывают влияние на федеративную систему». BlairePh. FederalismandJudicial Review in West Germany. Oxford, 1981. P. 12.

Конституционный Суд Р Ф также состоит из двух палат. Однако в отличие от ФРГ компетенция палат Суда не различается — они решают все дела, отнесенные к юрисдикции Конституционного Суда, за исключением тех, которые, согласно закону, подлежат рассмотрению в пленарных заседаниях Суда.

В частности, к исключительной юрисдикции пленума отнесено рассмотрение вопросов, непосредственно связанных с федеративными отношениями: дела о соответствии Конституции Р Ф основных законов субъектов Федерации (конституций и уставов), толкование Конституции Р Ф (ч. 2 ст. 21 Закона 1994 г. о Конституционном Суде Российской Федерации). Отбор вопросов для рассмотрения исключительно в пленарных заседаниях «обусловлен, прежде всего, высшим уровнем актов, принимаемых Российской Федерацией и ее субъектами и подлежащих их оценке, их значением для

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой