Институт королевской власти у франков при Каролингах

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

(ФГБОУ ВПО «КубГу»)

Кафедра археологии, этнологии и средневековой истории

ДОПУСТИТЬ К ЗАЩИТЕ В ГАК

Заведующий кафедрой

к.и.н. доцент__________И.В. Кузнецов

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА БАКАЛАВРА

ИНСТИТУТ КОРОЛЕВСКОЙ ВЛАСТИ У ФРАНКОВ ПРИ КАРОЛИНГАХ

Работу выполнил Д.О. Кучинский

Факультет истории, социологии и международных отношений

Направление «история»

Научный руководитель к.и.н. доцент А.И. Селицкий

Нормоконтролёр

Краснодар 2014

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1. Королевская власть и система управления в раннем государстве франков

1. 1Становление королевской власти у германцев

1.2 Король и его администрация в государстве Меровингов

1.3 Майордомы Австразии и «ленивые короли»

2 Развитие институтов королевской власти у франков при Каролингах

2.1 Завоевания Карла Великого и их влияние на трансформацию королевской власти и государственной системы. Имперский облик королевской власти

2.2 Общие и особенные черты королевской власти у франков и англосаксов

3. Сакрализация королевской власти в I—IX вв.еках

3.1 Сакрализация королевской власти у франков

3.2 Сакральное в королевской власти: общее и особенное

Заключение

Список использованных источников и литературы

ВВЕДЕНИЕ

Перевод различных по характеру документов на русский язык и печать источников по раннему средневековью в России в конце XX в., вызвали интерес к процессу складывания властных структур, их основным чертам и особенностям. Это послужило началом разработки данной проблемы — становлению властных структур в обществе, которой всё большее внимание уделяют современные исследователи. Во многом это связано с растущим осознанием того, что власть является неотъемлемым атрибутом инфраструктуры человеческих отношений. Отсюда повышенное внимание к социокультурным проблемам феномена власти. Использование сакральных элементов в возникновении и укреплении культа власти относится к таковым.

Вплоть до недавнего времени многофакторность генезиса королевской власти у франков не рассматривалась. При большом количестве и разнообразии работ, затрагивающих проблему эволюции власти, нет фундаментальных трудов, раскрывающих все аспекты вопроса. Данные работы посвящены общим проблемам средневековья, либо раскрывают суть королевской власти отдельных государств. Найти обобщающих исторических и историографических работ по теме не удается. Это вызывает интерес к процессу складывания властных структур и их функций. Встает вопрос о разработке данной темы при пересмотре имеющегося материала и использовании новых исследований и источников.

Эти обстоятельства ставят перед нами следующую цель данной дипломной работы. Опираясь на изучение и анализ доступных нам письменных памятников, рассмотреть развитие структуры управления у франков, проследить изменения в роли и функциях королей на протяжении всего раннего средневековья.

Обозначенная нами цель ставит следующие задачи дипломной работы:

1. Проследить развитие управленческих структур у древних германцев начиная с I в. н.э.

2. Рассмотреть становление королевской власти у франков в период правления династии Меровингов.

3. Исследовать характер взаимоотношений майордомов с последними королями из Меровингов

4. Проанализировать изменения институтов королевской власти у франков и переход к имперской форме правления

5. Выявить представления о сакральном характере королевской власти отраженные в источниках франкского государства и отметить элементы, использованные франкскими в возвышении собственной власти

Хронологические рамки работы охватывают период от I в. н. э. (описание Тацитом системы власти у древних германцев) и до IX в. (времени распада империи Карла Великого).

Методологическая база работы включает современные концепции эволюции власти в архаических и традиционных обществах, формирования и эволюции ранних государств в неоэволюционизме и политической антропологии. Изучение сакрализации королевской власти велось на основе разработок французской школы «Анналов», связанных с изучением менталитета и культурных феноменов средневековой эпохи.

Методы исследования: сравнительно-исторический метод позволяет в данной работе дифференцировать общие и особенные черты в королевской власти и структуре управления во франкском и англосаксонском обществах. Однако данный метод не позволяет полностью реконструировать действительность и требует уточнения через следующие методы.

Историко-типологический метод основан на дифференцированном изучении королевской власти у франков и королевской власти у англосаксов. Позволяет дать более точную характеристику этапов развития управленческих структур и становления королевской власти в рассматриваемых государствах. Данный метод применим прежде всего в работе с источниками.

Метод анализа и синтеза также применим в работе с источниками. Дает возможность определения ключевых моментов исследования и дальнейшего составления из полученных данных общей картины становления королевской власти у франков.

Принцип историзма — позволяет выделить причинно-следственные связи относительно событий в Мире и их влияния на организацию германцев, проводимую политику королями франков, и традиционные взгляды общества, повлиявшие на укрепление власти.

Принцип объективности — предполагает добросовестное изучение и анализ источников и на их основе выведения данных, характеризующих все стороны королевской власти и управленческой структуры франков.

Источниковедческой базой работы являются повествовательные, законодательные и документальные памятники рассматриваемого нами периода.

Наиболее важная роль в данной работе отводится памятникам повествовательного характера. Разнообразный материал, помогающий раскрыть различные аспекты темы, и являющийся базисом всей работы, мы находим в «Германии» Публия Корнелия Тацита (55−117 гг. н.э.) — одного из самых крупных римских историков. Говоря о достоверности сведений, необходимо заметить, что Тацит никогда не посещал «страну» германцев. Свой труд, написанный около 98 г., под заглавием «О происхождении и местожительстве германцев» (обычно называемый просто «Германия»), Тацит писал используя рассказы купцов, воинов и германских рабов-военнопленных, донесений римских полководцев сенату. В основу же «Германии» легли труды Плиния Старшего и Тита Ливия, недошедшие до наших дней. Тацит рассказывает о происхождении германцев, описывает природно-климатические условия, их облик, быт и обряды, военные способности и организацию. Относительно темы дипломной работы мы находим сведения по структуре и проведению управления, по традиции выборности королей и их сакральному восприятию в племени. Данные сведения являются исходным материалом всей работы.

«История» или «Деяния» Аммиана Марцеллина (330 г. — кон. IV в.) — римского историка, имеющего греческие корни, была задумана как продолжение трудов Тацита. Аммиан Марцеллин уделяет огромное значение военной истории, подробно описывая ход сражений. В данном труде наибольший интерес представляет для нас повествование о германских вождях и королях, находившихся на службе Рима в III—IV вв. Автор указывает на имена и занимаемые посты, обращает внимание на их статус внутри дружины.

«История франков» — одна из первых попыток изложения светской истории представителем церкви. Григорий Турский (540−594 гг.) — представитель старой гало-римской знати, епископ, историк. Его называют «отцом французской истории». Ранняя история франков изучается почти исключительно на основе его «Истории», которая, в основном, является записью его личных наблюдений, как активного участника общественно-политической жизни. Указанная нами оговорка говорит об использовании Григорием Турским Библии и работ ранних христианских писателей для воссоздании событий прошлого. Из всего этого складывается предвзятость автора. Он описывает все события исходя из христианского мировосприятия, делит людей на праведников и грешников, в зависимости от их поступков по отношению к церкви. Большое внимание автор уделяет описанию складывания королевства Меровингов, что представляет наибольший интерес в нашем исследовании. Мы находим указание на традиционное избрание королей из одного рода (формирование династии Меровингов), территориальное увеличение государства в ходе войн, укрепление власти королей путем принятия христианства, записи законов, формирования администрации и т. д. В хронологическом порядке следуют рассказы о событиях до 591 г. включительно.

Павел Диакон (720−799 гг.) — лангобардец, служивший при дворе последнего короля лангобардов Дезидерия, а после разгрома его державы франками, перешедший на службу Карла Великого. Последние дни провел в аббатстве Монте-Кассино. Павел Диакон является автором «Истории Рима», «Истории Мецких архиепископов» (родоначальников Каролингов), «Истории лангобардов». Из последнего из перечисленных трудов мы почерпнули сведения о сакральном восприятии королевской власти. Здесь автор выступает беспристрастным рассказчиком, записавшем народное предание о короле Гунтрамне.

Эйнхард (770−840 гг.) является автором «Жизни Карла Великого» — памятника истории Каролингской эпохи. Он родился в семье «дарителей Фульдского монастыря». В 9 лет был послан для получения образования, а в 21 год призван ко двору Карла. Там Эйнхард быстро приобрел расположение короля и его окружения. Политическая карьера относится ко времени правления Людовика Благочестивого (814−840 г. г.). Эйнхард становится личным секретарем императора, а затем наставником его старшего сына Лотаря. В смутные годы начинавшихся междоусобиц и постепенного упразднения порядков, установленных Карлом Великим, он пытался быть посредником между императором и его детьми. В 830 году, из-за ухудшения здоровья, Эйнхард окончательно удалился от двора и поселился в одном из многочисленных монастырей, уступленных ему Людовиком, где провел остаток жизни в работе над книгой.

«Жизнь Карла Великого» — занимает особое место среди произведений каролингского периода. Его признают явлением уникальным для той эпохи, ибо оно носит чисто светский характер. Оно написано между 829−836 г. г.

Указывают, что Эйнхард прекрасно знал античных классиков. У Светония в труде «О жизни цезарей» он заимствовал схему группировки фактов, а также манеру изложения. Композиционно «Жизнь Карла Великого» можно разделить на ряд смысловых частей: вводный раздел (гл. 1−4), который посвящен закату Меровингов и образованию майордомами новой Каролингской династии, войны и внешняя политика Карла (гл. 5−16), личная жизнь императора (гл. 17−29), внутрисемейные отношения, политика Карла в области строительства и просвещения. Затем, (гл. 30−33) автор рассказывает о последних днях Карла, его кончине и погребении. Завершает свой труд изложением завещания короля.

Безусловно, «Жизнь Карла Великого» является не совсем объективным источником по истории государства Каролингов. Информацию о событиях автор черпал из официальных источников, поскольку имел доступ к государственным архивам и был знаком с дипломатической перепиской Карла и своих личных наблюдений. Собирая материалы, Эйнхард приспосабливал факты к своей концепции — описанию жизни, повседневных поступков и замечательных деяний его господина, и воспитателя, превосходнейшего и заслуженно славнейшего короля. Все эти эпитеты говорят о предвзятости автора. Однако подобное отступление не уменьшает ценности и уникальности литературного произведения, послужившего значимым составляющим в исследовании трансформации королевской структуры управления в Имперскую эпоху.

«Церковная история народа англов», видного церковного деятеля, Белы Достопочтенного (672−735 гг.) — уникальный источник по истории Англии до начала 30-х годов VIII века. В основе своей это особая подача сведений исторических хроник и географических описаний, авторских отступлений. Книга напоминает отчет перед Господом о деятельности христианской церкви в Британии. О том, как вели себя христиане — от епископов до простых прихожан — в дни чумы, войны и неурожая. Сочинение Беды — это прежде всего история церкви. На «втором плане» стоят все остальные стороны жизни англосаксов. «Церковная история» включает в себя пять книг (от завоевания Британии Цезарем и до 731 года). Здесь содержатся различные рассказы о королях. Мы встречаем указание имен, династий, ключевых событий. Однако, стоит отметить недостаток, касающийся характеристики правителей. Автор часто указывает на обретение вечной радости царства небесного королем, но не уточняет через какие поступки это происходит. Значительное место в «Церковной истории» отведено чудесным исцелениям и событиям, что представляет особый интерес в связи с постановкой задачи о раскрытии сакральных представлений королевской власти. Большая часть чудес, о которых повествует Беда, именно исцеления. При этом, необходимо отметить, что все описания сопровождаются точными медицинскими описаниями недугов. Описывая чудесные события, либо несчастья, автор отражает представления современников о божественных знамениях и каре небесной. Явным достоинством труда Беды Достопочтенного является введение анализа работы Гильдаса «О разорении Британии».

Среди повествовательных источников, большое значение в исследовании имеют летописи франков и англосаксов (хроники и анналы).

«Хроника Фредегара» (до 642 г.) — анонимная хроника. Исследователи указывают, что имя Фредегар появилось на полях одной из рукописей шести веками позже первой записи. Об авторе известно не много. По складу ума это был светский человек, поскольку, затрагивая в описаниях дела церковные проявлял невежество. Однако, необходимо отметить достоинства данного источника, автор придерживался хронологической четкости и избегал в описании чудес или катаклизмов, указания на перст Бога, подобно другим авторам. В данном источнике мы находим важные для работы сведения: о происхождении первых королей и процессе складывания династии Меровингов, о жизни и политике правителей, о влиянии христианства на формирование централизованной управленческой структуры, сакральные элементы королевской власти.

«Хроники продолжателей Фредегара» возникли в VIII веке и принадлежат трем различным авторам. Первый — историк рождающегося величия майордомов Австазии. Второй писал по поручению и под наблюдением графа Хильдеберта (брата Карла Мартелла). О третьем нам ничего не известно. Хроники позволяют выявить причины падения Меровингов и проследить путь становления династии Каролингов. В силу обстоятельств своего создания, мы можем сказать, что данный источник не является вполне достоверным.

«Англосаксонские хроники» — древнейшая летопись Англии, охватывающая период от римского завоевания до 1154 г. Нам доступен текст о событиях до 750 г. Составление «Англосаксонских хроник» началось в конце IX в., при Альфреде великом на основе «Церковной истории» Беды Достопочтенного, сохранившихся отрывков мерсийских и уэссекских хроник и устных преданий. Данный памятник содержит богатый материал по завоеванию Британии англосаксами, по установлению правящих родов (их происхождению), формированию королевств и администрации в них.

«Книга истории франков» созданная во времена «Хроники Фредегара» и так же являющаяся анонимной, содержит материал по истории Меровингов. В данном исследовании мы использовали сведения о становлении королевской власти и ее сакральном восприятии, об управленческом аппарате.

«Марбухские анналы» — одна из летописей созданных при монастыре. Отражает события времен правления «ленивых королей» и возвышения майордомов. Показывает путь становления династии Каролингов (через влияние на королей, захват земель, династические брак). Дает представления о взаимоотношениях представителей новой династии с Римом. В отличии от «Продолжателей Фредегара» описывает события, при этом не дает «характеристики» сторон (Меровингов и майордомов). Это можно считать объективным моментом в изложении происходящего.

«Анналы королевства франков» — официальная придворная летопись первых Каролингов. Составлялись рядом лиц допущенных к материалам канцелярии. Содержат богатый материал о политических событиях. Не является абсолютно достоверным источником, ибо обходит ряд «неприятных моментов» (поражения в Саксонии и Пиренеях). Наибольшую ценность в работе представляют сюжеты о коронации и помазании на престол Пипина и Карла.

«Лорширские анналы» — летопись королевства франков. Состоит из «Малых анналов», записанных в монастыре и воспроизводящая события с 680 г, и «Больших анналов», которые были написаны при дворе Карла Великого и включившего события до 817 г. Мы использовали фрагмент о восстании в Саксонии. Здесь повествуется о королевском собрании и назначении должностных лиц на управление территорией.

«Сен-Бертинские анналы» — трехчастный труд (церковный), охватывающий период 741−882 г. г. Первая часть — компиляция различных анналов, которая заканчивается 836 г. Вторая — написана Труасским епископом Пруденцием (до 862 г.). Третья часть принадлежит перу Реймского архиепископа Гинкрома. Интересными представляются сведения о созыве императором общего собрания и лицах участвующих в нем, о существовавших должностях и системе назначения и смещения с постов.

«Ксантенские анналы» — труд библиотекаря при дворе Людовика благочестивого, Клирика Герварда. Анналы охватывают период 790−873 гг. Имеют трехчастную форму. Первая — компиляционная (до 829 г.). Вторая — собственные записи Герварда (до 860 г.). Третья — работа продолжателей. Нами использован материал о заключении союза между наследниками Людовика Благочестивого.

«Фульдские анналы» охватывают период 680−901 гг. Также, как и предыдущие анналы имеют трехчастную форму. Автором является духовник Людовика Немецкого — Рудольф. Главным образом касаются истории Германии. Мы находим структуру управления империи Карла Великого, перенесенную на германскую территорию, и претерпевшую изменения.

К группе законодательных источников относятся используемые нами в дано работе: Салическая правда (Lex Salica) произведенная при Хлодвиге запись древних судебных обычаев салических франков, обосновавшихся на территории Римской Галлии. На ее основе в VI—VIII вв. создавались дополнения и уточнения. Салическая правда представляет интерес в связи с описанием управленческой структуры франков и выделением особых прав короля в обществе. Она является основой при сопоставлении прав и привилегий короля с более поздними документами.

Саксонская правда — запись обычного права германского племени саксов, произведенная после франкского завоевания (802−803 гг.). Анализ изученного материала позволяет проследить изменения в статусе королевской власти IX в. Мы находим сведения об изменении наказаний (в сравнении с ранними правдами) за покушение на жизнь короля и членов его семьи.

«Законы Этельберта» — судебник VII в. По своему характеру и содержанию относятся к «варварским» правдам. От других правд отличается тем, что записан на древнеанглийском языке, а не на латыни. Создан по инициативе и с соизволения короля. Изучение законов позволяет познакомиться с социальной структурой Британии после завоевания ее германскими племенами, управленческой структурой. Судебник отображает роль аристократической верхушки общества, развивавшейся вместе с королевской властью.

Пистенский эдикт 864 г. и эдикт Карла Лысого. Представляют собой вид императорских законов. Данные законы несут в себе правовые, социально-политические сведения. Содержат перечень должностных лиц империи и указывают сферу их компетенции.

Капитулярии — особый вид источников, сочетающий черты законодательных и документальных памятников. В данном случае мы рассматриваем в качестве законодательных: Капитулярий короля Пипина (754−755 гг.); Аквитанский капитулярий Пипина (768 г.); Геристальский капитулярий Карла Великого (779 г.); Капитулярий для государевых посланцев (786 г. или 795 г.); Капитулярий об областях Саксонии (775−790 гг.); Всеобщий капитулярий для государевых посланцев (802 г.); Капитулярий для государевых посланцев (803 г.); Капитулярий для государевых посланцев, изданный в Тионвиле (805 г.); Капитулярий, направленный государевыми посланцами графам (801−813 гг.); Капитулярий Карла Великого, изданный в Мантуе, второй, общий (787 г.); Итальянский капитулярий Пипина (801−810 гг.); Капитула для государевых посланцев (812 г.); Итальянский капитулярий Лотаря (822−823 гг.); Вормский капитул для государевых посланцев (829 г.); Вормский капитул Людовика Благочестивого (829 г.); Дополнение к капитулярию Людовика Благочестивого (828−829 гг.); Капитулярий Карла Лысого, Кеьерси (873 г.); Кьерсийский капитулярий (877 г.) Перечисленные документы мы отнесли к законодательным, поскольку они являются в данном случае распоряжениями правителей (королей и императоров) по общим государственным вопросам. Они содержат сведения по территориальному делению, структуре управления и должностях, по сфере деятельности отдельных служащих. Так, например, во Всеобщем капитулярии для государевых посланцев (802 г.) мы встречаем сведения о выборе и назначении администрации на места Карлом. Они должны охранять закон, права церквей и народа. В случае каких-либо недоразумений предписывает расследовать и доложить.

В данной работе мы использовали литературу документального характера. Это различные решения принятые на «собраниях» (Из решений синода во Франкфурте (794 г.); Решение собора в Майнце (847 г.). Данные документы являются ценными источниками по социально-политической истории Каролингов и англосаксов. Однако, они содержат и ценный материал по теме данной работы. Здесь мы встречаем наименование отдельных должностных лиц. На основе материала можем охарактеризовать отношения королей с клириками, светской знатью.

Капитулярий о поместьях Карла Великого (800 г.) — ценный источник по социально-экономической истории каролингской эпохи. Составлен в королевской канцелярии. Данный документ является инструкцией Карла Великого для управляющих королевскими поместьями. Дает представление об устройстве поместий. Кроме управляющих называет подчиненных им должностных лиц: старосты, лесничие, конюхи, ключники, сборщики пошлин и т. д. Указывает на обязанности (обозначенные Карлом) клириков. Таким образом, можно сказать, что данный документ является свидетельством по имперской системе государственного устройства Карла Великого.

Перечисленные нами источники трех обозначенных групп являются фундаментом данной работы. Различные по своему характеру написания, содержанию, степени достоверности, они, изученные и проанализированные в совокупности, помогают определить не только управленческую структуру каждой эпохи рассматриваемых государств, но и выявить тенденции развития, общие и особенные черты в структуре власти и ее восприятии современниками.

Степень изученности темы. Изучение политической организации раннесредневековых обществ, в том числе франкского, относится к традиционным темам западной историографии. Как указывает А. И. Сидоров, уже в XIX в. эта проблематика оказалась в центре внимания исследователей, принадлежавших к разным научным школам -- политической, историко-правовой, историко-экономической, эрудитской, синтетической и др. Сидоров А. И. Организация власти во Франкском королевстве в VIII—IX вв. // Средние века. Вып. 64. М., 2003. С. 3−5. (Г. Вайтц, Г. Бруннер, Р. Шредер, Фюстель де Куланж). В XX в. за рубежом появляются работы направленные на изучение отдельных политических институтов, особенно королевской власти (П.Э. Шрамм, К. Ф. Вернер, Ф. Л. Гансхоф, Й. Флекенштайн, В. Кинаст, Д. Хэгерманн) Там же. С. 5−6. Таким образом, как указывает Сидоров А. И., в западной историографии институциональная история изучена весьма основательно Гуревич А. Я. Жак Ле Гофф и «Новая историческая наука» во Франции // Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада. М., 1992. С. 352. В отечественной историографии проблемы политической истории разрабатывались не активно. Политическая организация раннесредневекового общества рассматривалась, как правило, в плане изучения общих тенденций социального развития. Такой подход нашел отражение в трудах Д. М. Петрушевского, А. Р. Корсунского, Н. Ф. Колесницкого, Л. И. Неусыхина, Ю. Л. Бессмертного.

В отечественной медиевистике не сложилось единого мнения о сущности управленческих институтов у германцев периода раннего средневековья. Под влиянием формационного подхода преобладала и преобладает до сих пор «заряженность» исследователей на изучение генезиса феодальных отношений, в том числе и в политической сфере Васютин С. А. Эволюция верховной власти и идеальная модель ранней государственности в дохристианской Скандинавии // История и социология государства. Новосибирск: НГУ, 2003 (Серия «Труды гуманитарного факультета»). С. 55. Так, Корсунский А. Р. Гюнтер Р. В. работе «Упадок и гибель Западной Римской империи и возникновение германских королевств», используя обширнейший фактический материал, прослеживают историю зарождения и становления варварских королевств на основе уничтожения рабовладельческой системы, родового строя и генезиса феодальных отношений. Большое значение в становлении аппарата управления у варваров, они отводят преемственности с позднеантичными политическими институтами. Данная работа ограничена хронологическими рамками (III-VI вв.) и не затрагивает властные структуры германцев, сложившиеся к I веку, тем самым не дает полное представление о трансформации управления.

Привлекаемая нами работа Петрушевского Д. М. «Очерки из истории английского государства и общества в средние века» дает характеристику англосаксонской государственности (от германцев и до норманнов). Значительная роль в становлении института королевской власти отводится факторам: родовому, военному и экономическому.

Ряд работ, такие как, «Карл Великий» Д. Хэгерманна, «Карл Великий» А. П. Левандовского, «Цивилизация средневекового Запада» Ле Гоффа, «Организация власти во Франкском королевстве в VIII—IX вв.» А. П. Сидорова и др., отмечают влияние системы факторов (родовой, военный и территориально-экономический, фактор христианизации, законодательное оформление и т. д.) на становление и укрепление власти короля.

Особое внимание сакрализации власти посвящены работы «Короли-чудотворцы» М. Блока, «Меч и лира» Е. А. Мельниковой. Здесь авторы рассматривают широко распространенные элементы, атрибуты королевской власти в раннем средневековье и их влияние на положение, восприятие короля в обществе.

Специальной работой по системе управления в Британии, является статья «К проблеме формирования органов публичной власти у англосаксов в VI—IX вв.: Королевский совет» А. Г. Глебова. В ней автор рассматривает действия уитенгамота, как органа разделяющего некоторые полномочия с королем, либо ограничивающим нарастающие, время от времени, авторитарные тенденции в Англосаксонских королевствах.

В соответствии с поставленными целями и задачами структура данной дипломной работы включает в себя: введение, где обозначены актуальность работы, цель и задачи исследования, обозначены хронологические рамки, методологическая база, методы и принципы работы. Дана характеристика источников и литературы. Первая глава посвящена управленческой структуре у германцев; становлению Меровингов и их политике по укреплению королевской власти, и крушению династии, связанному с возвышением майордомов. Вторая глава посвящена королевской власти у франков (при Каролингах) и у англосаксов, их сопоставлению для выявления общих и особенных моментов в структуре и эволюции власти. Третья глава содержит материал о сакральном восприятии королевской власти у франков, отраженный в источниках. Так же проведен анализ общих и особенных элементов сакрализации королевской власти у франков и англосаксов. Заключение подводит итоги исследования. Кроме того, структура включает в себя список используемых в работе источников и литературы.

1. КОРОЛЕВСКАЯ ВЛАСТЬ И СИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ В РАННЕМ ГОСУДАРСТВЕ ФРАНКОВ

1.1 Становление королевской власти у германцев

Прежде чем начать рассмотрение структуры управленческого аппарата и его эволюции во франкском обществе необходимо обратиться к тому периоду, когда у данного общества происходил переход от племенных, вождеских, т. е. догосударственных структур к единым политическим образованиям и ранним государствам. Племя или племенной союз представляли собой самоуправляющуюся догосударственную общность. Основным источником не только по истории германцев в целом (расселение на территориях, внешний облик, традиции и обряды), но по существующей у них управленческой структуре является «Германия» Тацита.

В данном параграфе дипломной работы мы постараемся рассмотреть структуру управления у германцев. Необходимо начать с вершины управленческой структуры. У германцев уже к I в. н. э. сложились довольно сложные институты управления с многочисленными исполнителями властных полномочий.

Вот что находим в тексте: «Царей они выбирают из наиболее знатных, вождей — из наиболее доблестных. Но и цари не обладают у них безграничным и безраздельным могуществом, и вожди начальствуют над ними, скорее увлекая примером и вызывая их восхищение, если они решительны, если выдаются достоинствами, если сражаются всегда впереди, чем наделенные подлинной властью» Тацит П. Германия, VII // Сайт «Исторический факультет МГУ им. Ломоносова». http: //www. hist. msu. ru/ 20. 04. 2014. Тацит подчёркивает выборный характер власти племенных руководителей — «королей» / «царьков» (reges) и военачальников (duces). Первые избирались «по знатности», вторые — «по доблести» Там же., но при этом отдавалось предпочтение «знатным семействам» (здесь «знатность» подразумевала принадлежность к роду германцев традиционно связанному с управлением), что в перспективе вело к утверждению принципа наследственности. Показательно, что Тацит различает военных вождей и тех, кого в не совсем верном переводе принято называть «королями». Скорее всего, он хотел этим подчеркнуть, что функции военных вождей и гражданских правителей отличались. «Короли» (rex, princeps) могли выступать только ораторами, их мнение было вовсе не обязательным при решении обсуждаемых вопросов, «король» вынужден был убеждать, а не «приказывать». Там же. XI Каких-либо иных сведений о той роли, которую играли «короли» Тацит не приводит.

Что касается вождей, то вероятнее всего, они являются различными (речь идет о ранжировании — глава одного отряда или всего племени) военачальниками. Особыми правами пользовались военные вожди — конунги. Вожди опирались на лично преданных дружинников. В военное время они могли распоряжаться жизнью и смертью соплеменников. Вождям вручались дары, дань. Эти ресурсы в соответствие с традициями «престижной экономики» пропивались, проедались на пирах, дарились. Там же. XIII Вождь разменивал свой авторитет и престиж на собственные ресурсы. Успешность и щедрость — два качества, без которых трудно представить персону германского конунга.

Далее автор указывает: «…ни карать смертью, ни налагать оковы, ни даже подвергать бичеванию не дозволено никому, кроме жрецов, да и они делают это как бы не в наказание и не по распоряжению вождя, а якобы по повелению бога» Там же. XIII. Здесь мы встречаем «отделение» еще одной ветви власти — религиозной. И верховная власть здесь принадлежит жрецу, который не подчиняется никому кроме Бога (или Богов). В силу ритуализации наиболее важных процедур жрицы играли важнейшую роль в исполнении судебных решений, особенно связанных с телесными наказаниями и казнями. Жрецам принадлежит и организационно-надзирательная роль в народных собраниях. «Жрецы велят им соблюдать тишину, располагая при этом правом наказывать непокорных». Там же. XI Надо также учесть, что племенное собрание было не в последнюю очередь собранием, где выполнялись культовые действия.

У Тацита встречаем отрывок, сообщающий об обязательном взаимодействии власти внутри племени. Речь идет о священных животных используемых в ритуальных процедурах «…их сопровождают жрец с царем или вождем племени и наблюдают за их ржаньем и фырканьем…» Там же. X. Здесь речь идет о такой стороне, как решение внутриплеменных вопросов путем объяснения неких знамений, либо гаданий в присутствии всех.

В главе 11 Тацит повествует о совете старейшин и народном собрании, разграничивая их функции. «О делах, менее важных, совещаются их старейшины, о более значительных — все; впрочем, старейшины заранее обсуждают и такие дела, решение которых принадлежит только народу» Там же. XI. Таким образом, видим, что, все решения принимаются сообща всем племенем, а не каким-либо главой. Кроме того, старейшинам принадлежит судебная власть на местах — «избирают старейшин, отправляющих правосудие в округах и селениях» Там же. XII. Лишь вопросы выносимые на общее решение, вначале обсуждаются советом старейшин. Но здесь можно предположить: во-первых, совет старейшин может корректировать набор вопросов (и порядок их рассмотрения) на общем собранию; во-вторых, обсуждая каждый вопрос, предлагать несколько вариантов решения по каждой проблеме; в-третьих, уже на общем собрании координирует ход обсуждения исходя из собственных интересов или представлений, опираясь на традиционное почитание старших «выслушиваются царь и старейшины в зависимости от их возраста, в зависимости от знатности, в зависимости от боевой славы, в зависимости от красноречия, больше воздействуя убеждением, чем располагая властью приказывать» Там же. XI.

«Если не происходит чего-либо случайного и внезапного, они собираются в определенные дни, или когда луна только что народилась, или в полнолуние, ибо считают эту пору наиболее благоприятствующей началу рассмотрения дел» Там же. XI. Здесь речь идет об определенной регулярности собраний. Однако, далее Тацит указывает на их неорганизованность, но подчинение приказу присутствовать на собрании. Из их «свободы проистекает существенная помеха, состоящая в том, что они сходятся не все вместе и не так, как те, кто повинуется приказанию, и из-за медлительности, с какою они прибывают, попусту тратится день, другой, а порою и третий. Когда толпа сочтет, что пора начинать, они рассаживаются вооруженными» Там же. XI. Существует порядок проведения самого собрания. Как уже упоминалось ранее сначала жрец призывает всех к тишине. После того как все замолкают выступает царь и старейшины по старшинству, пользуясь при этом не властью, а уважением в обществе и красноречием. «Жрецы велят им соблюдать тишину, располагая при этом правом наказывать непокорных. Затем выслушиваются царь и старейшины в зависимости от их возраста, в зависимости от знатности, в зависимости от боевой славы, в зависимости от красноречия, больше воздействуя убеждением, чем располагая властью приказывать» Там же. XI. При решении вопросов здесь происходит голосование путем одобрения какого-либо предложения силой выкриков. «Если их предложения не встречают сочувствия, участники собрания шумно их отвергают; если, напротив, нравятся, — раскачивают поднятые вверх фрамеи: ведь воздать похвалу оружием, на их взгляд, — самый почетный вид одобрения» Там же. XI.

Какие вопросы решаются на народных собраниях. Это прежде всего военный трибунал. «На таком народном собрании можно также предъявить обвинение и потребовать осуждения на смертную казнь. Суровость наказания определяется тяжестью преступления: предателей и перебежчиков они вешают на деревьях, трусов и оплошавших в бою, а также обесчестивших свое тело — топят в грязи и болоте, забрасывая поверх валежником» Там же. XII. При этом показательность таких процессов носит назидательный характер.

Кроме того, на собраниях решаются организационные вопросы. Происходит избрание старейшин, а значит определения судебной власти в округах. «На тех же собраниях также избирают старейшин, отправляющих правосудие в округах и селениях; каждому из них дается охрана численностью в сто человек из простого народа — одновременно и состоящий при них совет, и сила, на которую они опираются» Там же. XII. В роли такой «охраны», скорее всего, выступали окружные собрания, т. е. хорошо известные по более поздним источникам германские «сотни» (malus).

Еще одной функцией народного собрания является возведение юных соплеменников в разряд воинов, путем публичного вручения оружия и только после того, как община признает его достойным для этого: «…никто не осмеливается, наперекор обычаю, носить оружие, пока не будет признан общиною созревшим для этого. Тогда тут же в народном собрании кто-нибудь из старейшин, или отец, или родичи вручают юноше щит и фрамею». Там же. XIII

Кроме того, Тацит выделяет еще и дружину, которую можно рассматривать не как политический, но как силовой институт. Уже Тацитом описано расслоение внутри дружины. «По усмотрению того, кому она подчиняется, устанавливаются различия в положении; и если дружинники упорно соревнуются между собой, добиваясь преимущественного благоволения вождя, то вожди стремясь, чтобы их дружина была наиболее многочисленной и самой отважною» Там же. XIII. Здесь мы наблюдаем стремление военных вождей усилить и упрочить собственное положение и власть путем расширения и увеличения дружины. Кроме того, по свидетельствованию Тацита, уже в I веке дружина «правителя» служит поддержкой престижа на межгосударственном уровне и обеспечивает мирные отношения с соседями. «Чья дружина выделяется численностью и доблестью, тому это приносит известность, и он прославляется не только у себя в племени, но и у соседних народов; его домогаются, направляя к нему посольства и осыпая дарами, и молва о нем чаще всего сама по себе предотвращает войны» Там же. XIII.

И именно дружина, по свидетельству Тацита, обсуждает наиболее важные вопросы на пиршествах. То есть ни король, ни вожди не советуются с народом либо со старейшинами, а в непринужденной обстановке на пире происходит обсуждение наиболее важных вопросов среди присутствующих. «По большей части на пиршествах они толкуют и о примирении враждующих между собою, о заключении браков, о выдвижении вождей, наконец о мире и о войне, полагая, что ни в какое другое время душа не бывает столь же расположена к откровенности и никогда так не воспламеняется для помыслов о великом… на следующий день возобновляется обсуждение тех же вопросов, и то, что они в два приема занимаются ими, покоится на разумном основании: они обсуждают их, когда неспособны к притворству, и принимают решения, когда ничто не препятствует их здравомыслию» Там же. XXII.

Таким образом, у германцев времен Тацита (I в. н. э.) мы находим определенную догосударственную модель управления. В этой системе власти много участников, но не один из них еще не монополизировал власть и не подчинил себе других участников управления. Старейшины, короли, жрецы, военные вожди выглядят как достаточно независимые друг от друга. В этой системе власти «управленцы» четко делились по функциям, и даже в тех случаях, где компетенция их пересекалась, существовала сложившаяся в традиционных обществах процедура принятия решений, в том числе и с помощью гадания.

Уже в III—IV вв. наблюдается определенные изменения в системе власти у германцев. Высокий уровень племенной интеграции способствовал формированию более централизованной системы управления. Это приведет к становлению в период Великого переселения народов вождеских структур, в которых лидер союза племен объединяет гражданские, военные и верховные ритуально-сакральные функции, а его клан закрепляет за собой монопольное право на управлении. Можно предположить, что корни этого кроются во взаимодействии германцев с Римской империей, а именно в вербовке императорами Рима на службу германских вождей. Со временем из простых наемников и их вождей формируется элитное войско. Как пишут Корсунский и Гюнтер «с правления императора Константина представители германской знати стали занимать высшие военные посты» Корсунский А. Р. Гюнтер Р. Упадок и гибель Западной Римской империи и возникновение германских королевств. М., 1984. С. 135. При императоре Юлиане получили большое значение военачальники франкского происхождения, иногда достигавшие должности консула. В подтверждение этого у Аммиана Марцеллина находим имена командиров римских войск: Невитта, Дагелайф, Аринтеус, Меробауд, Рихомер, Бауто и Арбогаст Марцеллин А. Деяния I, 5, 8, 10, 16, 17; XXXV, 4, 5; XXXVI, 1, 4 // Сайт «Военно — исторический форум». http: //www. xlegio. ru/ 25. 03. 2014.

В III веке у племен продолжало существовать народное собрание и, конечно, вопросы войны и мира, переселения на новые земли, даже избрание конунгов находились в его компетенции. Несомненно, тон в народном собрании задавал военный нобилитет, опиравшийся на свои дружины.

Армия являлась источником власти и источником узурпации власти. «Узурпация исходит от какой-либо части войска. Аммиан подчеркивает особенности процедуры их провозглашения. Они заключаются в ограниченности воинских контингентов, участвующих в провозглашении короля» Рубцова М. В. Аммиан Марцеллин об узурпации как политическом действии // Материалы конференции антиковедов СПбГУ. СПб., 2001. С. 30.

Родственные отношения во франкском, саксонском и других обществах находились в стадии деформации, но не были разрушены окончательно. Этому процессу мешали развиваться постоянные миграции и конфликты с соседями, а серьезно его затормозило гуннское нашествие.

Во властных структурах франкского союза (впрочем, как алламанского и вестготского) отчетливо прослеживается иерархия «рексов». Зачинщики похода на Аргенторат рексы Хнодомарий и Серапион превосходили своей властью других рексов. Власть рексов становится наследственной, переходя от отцов к сыновьям; не редки случаи совместного правления братьев. Так будет и у франков, с перспективой создания собственной династии: процесс становления королевской власти (Stammeskoenigtum) становится необратимым.

Таким образом, мы можем говорить, что у германцев времен Тацита (I в. н.э.) существовала определенная догосударственная модель управления. В ней много участников, но не один из них еще не монополизировал власть и не подчинил себе других участников управления. Старейшины, короли, жрецы, военные вожди выглядят как достаточно независимые друг от друга. В этой системе власти «управленцы», функции которых четко делились, и даже в тех случаях, где компетенция их пересекалась, существовала сложившаяся в традиционных обществах процедура принятия решений, в том числе и с помощью гадания.

Уже в III—IV вв. наблюдается определенные изменения в системе власти у германцев. Высокий уровень племенной интеграции способствовал формированию более централизованной системы управления. Это приведет к становлению в период Великого переселения народов (можно рассматривать как переходный этап к становлению династии Меровингов) вождеских структур, в которых лидер союза племен объединяет гражданские, военные и верховные ритуально-сакральные функции, а его клан закрепляет за собой монопольное право на управление. Власть постепенно становится наследственной, переходя от отцов к сыновьям; не редки случаи совместного правления братьев. Так будет и у франков, англов, саксов с перспективой создания собственной династии. Процесс становления королевской власти становится необратимым.

1.2 Король и его администрация в государстве Меровингов

В отечественной и зарубежной медиевистике сложилось устойчивое представление о преемственном характере политических институтов Меровингского периода с позднеантичными политическими институтами. Однако, как писал Жак Ле Гофф «несмотря на стремление воспользоваться римским политическим и административным наследием, франки так и не прониклись государственным духом» Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада. М., 1992. С. 48. А их королевская власть признается сугубо германским явлением. Подобной точки зрения придерживались Р. Бухнер, Ф. Лот, Г. Фурнье, Б. Ф. Поршнев и А. И. Неусыхин и т. д.

В данном параграфе мы постараемся рассмотреть развитие королевской власти (в ее привычном понимании) и административных органов в государстве Меровингов. Важнейшим источниками по данному периоду является «История франков» Григория Турского и «Хроника» Фредегара (Псевдофредегара). В «Хронике» названы первые правители франков, по которым они получили свое наименование, и, которые так же по приданию являлись прародителями первой у франков династии — Меровинги.

Теперь обратимся непосредственно к существованию королевской власти. Григорий Турский использует работу «История» Сульпиция Александра и недошедший до нас труд Рената Фригерида. Проводя анализ данных вышеупомянутых авторов, Григорий Турский пытается показать существование единой королевской власти при наличии многочисленных царьков и вождей у франков и, возможно определить имя первого в династии Меровингов. Но Турский критически замечает, что ни Сульпиций Александр, ни Фригерид не различают до конца понятий «король», «вождь», «царек».

Обратимся к тексту. Григорий Турский пишет: «многие не знают, кто был первым королем у франков. Хотя о них многое рассказывается в истории Сульпиция Александра, однако, он вовсе не называет первого их короля, он говорит, что у них были вожди» Григорий Турский. История франков. М., 1987. С. 36. Однако, автор не уточняет какие обязанности были на них возложены, являлись ли они главами франков в военный и в мирный период. Далее описывая захват франками германских земель Григорий Турский подмечает у Сульпиция «франки в то время когда их королями были Генобавт, Маркомер и Суннон, устремились в Германию…» Там же. С. 37. Таким образом, мы видим наличие у франков трех королей, которые выполняют функцию военных вождей. Не ясным остается следующее: во-первых, почему франками руководят одновременно три короля; во-вторых, каких франков здесь имеют в виду — салических или рипуарских; в-третьих, точно ли здесь употребляется термин король или следует говорить о вождях. Но далее встречаем эпизод взаимодействия императора Валентиана с вышеобозначенными королями. Здесь автор называет их царственными особами. «Спустя несколько дней Валентиниан, быстро закончив переговоры с царственными особами франков — Маркомером и Сунноном» Там же. С. 37. Это можно рассматривать двояко: либо Маркомер и Суннон были потомками «королевского рода», либо идет умышленное возвеличивание их из-за «бедственного положения императора Валентиана». Там же. С. 37. Григорий Турский так же замечает: «когда Сульпиций называет их царственными особами, мы не знаем, были ли они королями или они были вместо королей» Там же. С. 37. Здесь очень интересной является последняя фраза «или они были вместо королей». Видим, что Григорий, будучи епископом пришедшим из Рима, сопоставляет королевскую, царскую власть с той, что была в Риме. Допускает замещение королевской власти, хотя не указывает кем именно (в социальном плане) могло осуществляться подобное замещение.

Интересен факт существования у франков единой власти короля. «Сульпиций не говорит о вождях и царьках, а ясно указывает, что у франков был король, не упоминая, однако, его имени». Там же. С. 38. Этот фрагмент необходимо рассматривать как попытку определить первого из рода Меровингов и найти отправную точку начала правления династии во времени. В тоже время важно подчеркнуть, что клановый характер власти сохранялся на всем протяжении правления Меровингов и формально титул короля носили большинство мужских отпрысков династии.

Из рассказа Григория Турского можно заключить, что Меровингская династия появилась в IV веке. Он упоминает три имени из рода Меровингов: Рахимер, его сын Теодомер (Теодомер, король франков, сын Рахимера и мать его Асцила) Там же. С. 39. и Хлогион. Там же. С. 36−39. Фредегар выстраивает цепочку дальше — в своей «Хронике» называет Хлогиона сыном Теодомера. Хроника Фредегара // Хроники длинноволосых королей. СПб., 2004. С. 32−33. А в «Книге истории франков» (VIII в.) неизвестного автора автор называет Фарамонда, якобы стоявшего во главе Меровингской династии. Григорий Турский. История франков, Примечания. М., 1987. С. 363. Здесь явно прослеживается преемственность королей не просто из одного рода, а по ближайшей кровной линии.

В некоторых случаях мы можем наблюдать узурпацию власти, т. е. отход от выборной системы королей. Подтверждением тому служит эпизод о сражении с Атиллой (451 г.) в котором участвовали Аэций — римский полководец, король готов Теодор со своим сыном Торисмондом и многие другие, и событиях случившихся после битвы. «Пал король готов Теодор… Аэций сказал Торисмонду: «скорей возвращайся в свою страну, чтобы из-за происков брата ты не лишился отцовского королевства. Услышав это, Торисмонд быстро отправился в путь, чтобы своим приездом опередить брата и раньше его захватить трон отца. Подобной же хитростью Аэций удалил короля франков» Григорий Турский. История франков. М., 1987. С. 34. Таким образом, мы явно видим, что в данном отрывке речь идет об узурпации власти, хотя можно предположить, что стремление скорее вернуться во владения отца связано со стремлением получить поддержку со стороны тех, кто участвует в выборе короля раньше другого претендента. Другой стороной королевской власти является ее неустойчивое положение. В любой момент короля могли сместить. Так получилось при Хильдерике (457−485 г. г.). «Тогда королем франков был Хлогион… говорят, что из этого же рода происходил и король Меровей, у которого был сын Хильдерик» Там же. С. 39. Вновь наблюдаем преемственность королевской власти — от отца к сыну.

«Когда Хильдерик был королем над франками, он отличался чрезмерной распущенностью… это вызвало ярость франков, и они лишили его королевской власти» Там же. С. 41. При этом Турский не уточняет участвовал ли в этом весь народ, или этим занимался какой-либо специальный орган. Далее «прогнав Хильдерика, единодушно признали своим королем Эгидия, магистра армии, посланного в Галлию Римской империей» Там же. С. 41. Здесь важны два момента: во-первых, избранный король не принадлежал франкскому знатному роду, а являлся иноплеменником; во-вторых, вновь не уточняется кто именно участвовал в его избрании (народное собрание, совет старейшин или какой-либо иной орган).

Однако, некоторое время спустя, Хильдерик будет возвращен на престол. «Его опять желают франки и сами даже просят, возвратиться из Тюрингии домой, где он был восстановлен в королевской власти.» Там же. С. 41. Значит франки вновь смещают своего короля и возвращают «старого».

А затем начинается качественно новый этап в существовании королевской власти у франков. Это связывают с правлением Хлодвига (481−511 г. г.). «Умер король Хильдерик, и вместо него стал править его сын Хлодвиг» Там же. С. 47. И снова мы наблюдаем переход власти от отца к сыну. Но здесь необходимо отметить, что это все-таки носило не наследственный принцип, а выборный, т.к. далее по тексту находим замечание автора «и там по округам и областям избрали себе длинноволосых королей из своих первых, так сказать, более знатных родов» Там же. С. 39. Хотя уже явно прослеживается первенство одного рода. Но это в одном племени франков. Не существовало еще единого государства или тандема, т.к. автор пишет о войне против римского короля Сиагрия и называет имя еще одного франкского короля, уточняя родственные узы между франкскими королями. «Хлодвиг вместе со своим родственником Рагнахаром, у которого тоже было королевство» Там же. С. 47. Однако, не ясно были ли они кровными родственниками или состояли в родстве «по браку».

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой