Институт недействительности брака в Российском семейном законодательстве

Тип работы:
Магистерская работа
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Гражданского права

МАГИСТЕРСКАЯ ДИССЕРТАЦИЯ

Институт недействительности брака в Российском семейном законодательстве

Краснодар 2014

Содержание

  • Введение
  • 1. Брак как правовое состояние

1.1 Понятие, правовая природа и формы брака

  • 1.2 Правовые последствия заключения и прекращения брака
  • 2. Правовое обеспечение действительности брака
    • 2.1 Условия заключения брака
    • 2.2 Обстоятельства, препятствующие заключению брака
    • 2.3 Создание семьи как залог действительности брака
  • 3. Недействительность брака: общие вопросы
    • 3.1 Недействительность брака как правовая категория
    • 3.2 Обстоятельства, устраняющие недействительность брака
    • 3.3 Правовые последствия недействительности брака

3.4 Брачные отношения с участием иностранцев: правовое регулирование в России

  • Заключение

Список использованных источников

правовой брак семья недействительность

Введение

Недействительность брака — явление негативное, как в правовом, так и в социальном плане, нередко затрагивающие права, обязанности и интересы не только супругов, но и третьих лиц.

Актуальность исследования возникает из острой необходимости решения злободневных проблем, связанных с явлением недействительности брака. В частности, не ясно, каковы последствия признания брака недействительным, кто составляет круг лиц, имеющих право требовать признания брака недействительным по каждому из оснований, как быть с порядком признания недействительным брака расторгнутого (особенно в случаях с нарушением допустимой степени родства и принципа моногамии), как идентифицировать и регулировать недействительность брака, заключенного с иностранцем.

Сам перечень условий и препятствий при вступлении в брак, а также критериев для признания брака недействительным, очевидно, требует корректировки. Недостаточно изучен и вопрос о разграничении недействительности брака (самого понятия и содержания категории) и сделки.

Весь комплекс названных проблем обосновывает актуальность диссертационного исследования, предполагая необходимость переосмысления концепции недействительности брака, а также классификации оснований и последствий недействительности брака, выработки путей совершенствования семейного законодательства РФ.

Степень научной разработанности темы невысока. Некоторое количество работ, по большей части небольшого объема, затрагивают частные вопросы недействительности брака в правоприменительном ключе. Обстоятельного комплексного исследования института недействительности брака, его нормативно-правового регулирования в отечественном правоведении обнаружено не было, за исключением кандидатской диссертации Беспалова А. Ю. (2013 г.).

На законодательстве советского периода основаны кандидатские диссертации А. Жюрлиса «Недействительность брака по советскому семейному праву» (1964 г.), Т. Худжаянизова «Недействительность брака и его правовые последствия (по материалам Узбекской ССР)» (1976 г.), а также докторская диссертация Н. Г. Юркевича «Брак и его правовое регулирование в СССР: по материалам Белорусской ССР» (1967 г.).

Изучением правовой категории недействительности брака в рамках монографического исследования другой проблемы занимались: В. И. Кисиль, И. В. Пантелеева, И. П. Коржаков, Ю. М. Фетюхин, О. Г. Куриленко, Н. А. Матвеева, С. В. Сивохина, Е. А. Криволапова, Е. Ю. Ламейкина, О. И. Шолгина и др. Среди монографий и научных статей интерес вызвали работы «Действительность брака в Российской Федерации» О. И. Баженовой, «Заключение и прекращение брака: материально-правовые и процессуально-правовые проблемы» О. Ю. Ильиной и Ю. Ф. Беспалова, «Некоторые вопросы признания недействительным брака, заключенного без цели создания семьи» И. А. Косаревой.

Сказанное делает явным факт недостаточной разработанности концепции недействительности брака в свете действующего законодательства, современной доктрины на нынешнем этапе развития общества и государства.

Целью диссертационного исследования является всестороннее изучение нормативно-правового регулирования недействительности брака в соотнесении такового с концептуальными подходами научного сообщества, выработка путей и средств совершенствования действующего законодательства.

Для достижения сформулированной цели был поставлен ряд задач:

— исследовать теоретические подходы и судебную практику по вопросу о недействительности брака;

— провести анализ двусторонних договоров с участием Российской Федерации, конвенций СНГ, конвенций ООН;

— проследить эволюцию законодательных норм от дореволюционного до современного периода;

— сформулировать основные проблемы в сфере недействительности брака и способы их решения;

— внести собственные коррективы в положения о недействительности брака в рамках действующего законодательства.

В качестве объекта исследования избраны общественные отношения, возникающие в связи с заключением и существованием недействительного брака, а также признанием его недействительным и применением последствий недействительности брака.

Предметом исследования стали нормы российского семейного и гражданского законодательства; двусторонние договоры о недействительности брака с участием Российской Федерации; научная доктрина по вопросам правового регулирования недействительности брака, а также материалы судебной практики по делам соответствующей категории.

Среди общенаучных и частнонаучных методов исследования были использованы: диалектический метод познания социально-правовых явлений, историко-правовой и сравнительно-правовой методы, метод комплексного исследования и системного анализа.

Теоретическую основу исследования составили суждения по проблемам брака, и положения общей теории права, изложенные в трудах С. С. Алексеева, В. В. Лазарева, Н. И. Матузова, Р. О. Халфиной и других авторов.

В качестве теоретических источников использованы работы цивилистов, занимающихся вопросами семейного права, в частности, недействительности брака. Среди них труды М. В. Антокольской, О. И. Баженовой, А. М. Беляковой, Ю. Ф. Беспалова, Е. М. Ворожейкина, О. А. Егоровой, Н. М. Ершовой, А. Жюрлиса, А. И. Загоровского, О. Ю. Ильиной, Ю. А. Королева, И. М. Кузнецовой, Л. Б. Максимович, Д. И. Мейера, Л. Ю. Михеевой, С. А. Муратовой, Е. Л. Невзгодиной, А. М. Нечаевой, О. Н. Низамиевой, А. И. Пергамент, О. А. Рузаковой, В. А. Рясенцева, Г. М. Свердлова, В. А. Тархова, Н. Н. Тарусиной, И. А. Трофимец, И. М. Тютрюмова, Е. А. Чефрановой, Н. С. Шерстневой, Г. Ф. Шершеневича и многих др.

Нормативную основу составили: Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве (1918 г.), Кодекс законов о браке, семье и опеке (1926 г.), Кодекс о браке и семье РСФСР (1969 г., далее — КоБС РСФСР), Семейный кодекс Российской Федерации (далее — СК РФ), Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — ГК РФ), Всеобщая Декларация прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г.), Конвенция о защите прав человека и основных свобод (заключена в Риме 4 ноября 1950 г.), Конвенция ООН «О согласии на вступление в брак, брачном возрасте и регистрации браков» (заключена в Нью-Йорке 10. 12. 1962 г.), Конвенция «О заключении и признании действительности браков» (заключена в Гааге 14. 03. 1978 г.), Конвенция «О признании разводов и решений о раздельном жительстве супругов» (заключена в Гааге 1. 06. 1970 г.), двусторонние договоры с участием Российской Федерации — сборник специальных международных договоров Российской Федерации по вопросам правовой помощи и правовых отношений по гражданским, семейным, уголовным и иным делам.

Эмпирической базой исследования послужили акты судебных органов, вынесенные по семейно-правовым спорам, рассмотренным судами Российской Федерации, в том числе Верховным судом Российской Федерации, определения Конституционного Суда Р Ф по жалобам граждан о нарушении их прав нормами СК РФ о недействительности брака, а также обобщения судебной практики по делам о недействительности брака, постановления Пленума Верховного Суда Р Ф и Пленума Верховного Суда СССР.

Специальное комплексное исследование актуальных проблем недействительности брака, изучение и разработка подхода к определению недействительности брака как правовой категории, а также собственные рекомендации по совершенствованию норм законодательства дают право говорить о научной новизне магистерской диссертации.

Как результат проведенного всестороннего исследования института недействительности брака, предлагаются следующие положения, выносимые на защиту:

1. «Брак», в правоведении — это имеющее социальные корни юридическое состояние, которое представляет собой зарегистрированный в установленной государством форме союз мужчины и женщины, основанный на равноправии и автономии воли, порождающий взаимные права и обязанности.

2. Недействительность брака, по нашему мнению, — многозначная правовая категория, противоположная действительности брака, — одна из ипостасей брака как правового состояния, представляющая собой самостоятельный межотраслевой институт семейного и гражданского права, юридический факт и способ защиты, а также установленная семейным законодательством санкция за несоблюдение лицами, вступающими в брак, требований семейного законодательства о порядке и условиях заключения брака

3. Разработаны и обоснованы следующие предложения по совершенствованию законодательства.

Внести изменения в п.п. 1, 2 и 3 ст. 15 СК РФ, сформулировав их в следующей редакции:

«1. Обязательное медицинское обследование лиц, вступающих в брак, а также консультирование по медико-генетическим вопросам и вопросам планирования семьи проводятся медицинскими организациями государственной системы здравоохранения и муниципальной системы здравоохранения по месту их жительства бесплатно.

2. Результаты обследования лица, вступающего в брак, составляют врачебную тайну и могут быть сообщены лицу, с которым оно намерено заключить брак, только с согласия лица, прошедшего обследование, либо при наличии у обследовавшегося неизлечимого венерического заболевания.

3. Если одно из лиц, вступающих в брак, скрыло от другого лица наличие венерической болезни или ВИЧ-инфекции, наличие алкогольной или наркотической зависимости, последнее вправе обратиться в суд с требованием о признании брака недействительным, за исключением случаев, когда добросовестная сторона, зная о перечисленных обстоятельствах, добровольно согласилась на заключение брака. «

Внести изменения в п.п.1 и 2 ст. 29 СК РФ, сформулировав их в следующей редакции:

«1. Брак признается действительным, если к моменту рассмотрения дела о признании брака недействительным отпали те обстоятельства, которые в силу закона препятствовали его заключению.

2. Суд отказывает в удовлетворении иска о признании недействительным брака, заключенного с лицом, не достигшим брачного возраста, если этого требуют интересы несовершеннолетнего супруга, а также при отсутствии его согласия на признание брака недействительным".

Теоретическая значимость исследования с позиций юридической доктрины состоит в изучении проблем недействительности брака и разработке авторского определения недействительности брака как правовой категории, а также в предложенной классификации критериев и условий недействительности брака. Практическая значимость исследования заключается в возможности использования положений диссертационного исследования в правоприменительной практике судов, органов опеки и попечительства, при разработке предложений по совершенствованию российского законодательства о недействительности брака, а также в качестве материалов учебных курсов и пособий.

Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих девять параграфов, заключения и списка использованных источников.

Глава 1. Брак как правовое состояние

1.1 Понятие, правовая природа и формы брака

Во введении нами отмечено, что объектом исследования избран институт недействительности брака. Очевидно, что предварительного изучения требуют некоторые моменты, без которых анализ упомянутого юридического института будет неполным, поскольку недействительность брака — лишь одна из составляющих многогранного правоведческого понятия «брак». Только с получением представления о браке как едином целом возможен последующий анализ отдельных его проявлений.

Брак как юридическое явление имеет множество различных характеристик, исходя из которых складывается его определение и на основании которых осуществлено его законодательное регулирование. Представляется рациональным целостный анализ брака как особого юридического состояния, имеющего собственные признаки-характеристики.

Категория юридического состояния широко используется в разных научных сферах — она употребляется в общепринятом смысле или как философская категория, или же, как подспудно упоминаемое, при обозначении какого-то другого правового явления, понятие.

В диссертации, посвященной правовым состояниям, А. В. Парфёнов справедливо заключает, что научное познание в юриспруденции начинается с выделения и интерпретации состояний, «в которых находится, может или должен находиться тот или иной правовой объект. Нельзя с надлежащей полнотой исследовать юридическую действительность, многообразные формы ее проявления без глубокого специального анализа правовых состояний, представляющих собой один из необходимых элементов юридической реальности».

Теория юриспруденции располагает множеством мнений о том, что есть юридическое состояние, хотя к исследованию этого вопроса обратились лишь в 50х гг. XX века. Среди учёных, занимавшихся проблемой определения категории правового состояния можно назвать: М. И. Байтина и В. И. Баранова, С. Н. Братуся, В. В. Груздева, А. А. Ерошенко, О. Е. Кутафина, Н. И. Матузова, Ю. С. Новикову, А. В. Парфёнова, Л. А. Чеговадзе и многих других. Считаем необходимым суммировать мнения, обозначив позицию наиболее близкую для осмысления брака как юридического состояния, его сущности и признаков.

Можно выделить три наиболее значимых позиции. Первая — подход к определению «правового состояния» как философской категории, разработанный М. И. Байтиным и В. М. Барановым. Авторы этой концепции выделяют ряд признаков правового состояния (они будут использованы нами для характеристики брака), исходя из которых, дается определение указанному юридическому термину. В рамках названной теории исследователи характеризуют правовое состояние как: 1) специфическую разновидность социального состояния, носителем которого может быть как любой субъект права, так и все объекты права; 2) относительно самостоятельный элемент правовой системы общества; 3) любое правовое состояние в отдельности, так и несколько их в системе, взаимосвязанных с экономическим состоянием общества, что не исключает, однако, и обратной связи, поскольку каждое правовое состояние обладает относительной самостоятельностью и способно в определенных пределах воздействовать на социально-экономические процессы; 4) фиксирующее (в логико-гносеологическом и специально-юридическом аспектах) момент устойчивости, стабильности, покоя в изменении, движении, развитии юридических субъектов и объектов; 5) признаваемое таковым лишь в случае законодательного закрепления.

Обобщив эти признаки, М. И Байтин и В. М. Баранов предлагают собственное определение. Правовое состояние у них — особая разновидность социального состояния, обусловленная экономическим строем общества, сложный, относительно самостоятельный элемент его правовой системы. Оно представляет собой закрепленное юридическими нормами структурно-упорядоченное образование и выражает меру процесса движения субъектов либо объектов юридического бытия в соответствующих временных и пространственных отношениях.

От характеристики правового состояния как философской и общеправовой категории следует перейти к ее рассмотрению в рамках цивилистики, где введен специальный, при некоторых условиях равнозначный термин, — гражданское состояние. Одним из значительных исследований явления «правового» или «гражданского состояния» стала единственная отечественная монография А. А. Ерошенко, увидевшая свет в 1980 г. Вторая избранная нами позиция проистекает из двусоставной теории правового состояния и, как одной из его модификаций, гражданского состояния, разработанной автором.

Правовое состояние определено в самом общем виде как совокупность обуславливаемых законом свойств социального феномена, имеющих юридическую природу и форму выражения, сообщенную государством. Оно имеет две формы — правовое состояние социальной общности и правовое состояние личности. Первая представляет собой комплекс опосредованных законом свойств человеческой интеграции, которые проявляются в структуре ассоциации, характере присущих ей правовых тенденций и комплексе длящихся правоотношений внутреннего и внешнего порядка. Вторая — совокупность прав, свобод и обязанностей человека, взаимосвязанных с положением индивида в регламентируемой законом сфере и проявляющихся в длящихся правоотношениях различного рода. При этом правовое состояние человека рассматривается как компонент юридического статуса лица.

Другая разновидность — правовое состояние личности — у Ерошенко модифицируется в понятие «гражданского состояния», приобретая широкое и узкое толкование. В широком смысле «гражданское состояние» рассматривается как общеправовая категория, включающая все политико-правовые и системно-юридические качества лица-гражданина, независимо от их отраслевой регламентации. В узком — как комплекс правовых возможностей и долженствований, системно-юридических свойств и качеств, принадлежащих гражданину, обусловливаемых нормами гражданского законодательства. Последнее значение именуется гражданско-правовым состоянием лица. Оно определяет деятельность человека в сфере имущественных и личных неимущественных отношений, а его структуру образуют два элемента: а) юридические способности по приобретению и осуществлению прав и обязанностей (правосубъектность); б) системные права и обязанности.

И, наконец, третьей позицией, нами избранно суждение С. Н. Братуся об отсутствии у понятия гражданского состояния самостоятельного значения. Под гражданским состоянием, исходя из анализа фактов, подлежащих при регистрации в актах гражданского состояния, С. Н. Братусь понимал, в первую очередь, наличие у человека правоспособности и гражданства, поскольку они возникают с момента появления человека на свет и прекращаются его смертью или признанием его умершим; далее, семейное положение человека и все, что с ним связано — состояние в браке, прекращение брака, родство, усыновление; и, в завершение, принадлежность гражданину определенного имени и фамилии.

В широком смысле слова понятие гражданского состояния или статуса лица, по С. Н. Братусю, наряду со свойствами правоспособности и дееспособности, включает в себя те его естественные и общественные признаки, с наличием или отсутствием которых закон связывает определенные юридические последствия. Приведем пример: в случае, когда закон связывает какие-либо юридические последствия с принадлежностью гражданина к той или иной социальной группе населения в зависимости от рода занятий, профессии, то принадлежность к такой группе будет являться, в широком смысле слова, гражданским состоянием лица. При таком широком понимании гражданского состояния правоспособность и дееспособность могут также рассматриваться как гражданское состояние лица.

Ученый обращает внимание, что все то, что принято именовать гражданским состоянием лица, является фактором, влияющим на содержание его правоспособности и дееспособности. Чем меньше изменений претерпевает право- и дееспособность в зависимости от тех или иных естественных (возраст, пол, раса) и социальных (сословная принадлежность, национальность, вероисповедание, род занятий и т. д.) свойств личности, равно как и от ее семейного положения, тем меньше значения имеют указанные выше свойства для характеристики правового положения лица. Точнее, факт обладания или отсутствия того или иного из этих свойств, поскольку их наличие или присутствие не влияет на содержание право- и дееспособности, утрачивает юридическое значение, поэтому и свойства перестают быть гражданским состоянием личности.

Выходит, понятие гражданского состояния, по мнению С. Н. Братуся, сохраняет свое практическое значение в основном в области семейных отношений, поскольку принадлежность к семейному союзу оказывает влияние на содержание правоспособности, создает или уничтожает предпосылки (возможности) возникновения тех или иных прав и обязанностей. В нашем случае, например, состояние брака является предпосылкой возникновения имущественной правоспособности. Исходя из того, что понятие гражданского состояния сохранило свое практическое значение в основном в области семейных отношений, исследователь заключает, что оно не имеет самостоятельного значения и, по существу, является избыточным, так как охватывает разнородные явления: то, что законодательство именует гражданским состоянием — это правоспособность лица, состояние его принадлежности к брачному союзу и к семье (или отсутствие такой принадлежности) и имя лица.

Полагаем, что брак можно считать правовым или гражданским состоянием. Исследуем явление брака, опираясь на свойства присущие ему как правовому (гражданскому) состоянию.

I. Опираясь на классификацию М. И. Байтина и В. М. Баранова брак: 1) является специфической разновидностью социального состояния, носителем которого может быть как любой субъект права, так и все объекты права; 2) представляет собой относительно самостоятельный элемент правовой системы общества; 3) взаимосвязан с экономическим состоянием общества; 4) фиксирует (в логико-гносеологическом и специально-юридическом аспектах) момент устойчивости, стабильности, покоя в изменении, движении, развитии юридических субъектов и объектов. 5) признается правовым состоянием лишь в случае законодательного закрепления.

2. На основе теории А. А. Ерошенко брак может также быть причислен к числу правовых (гражданских) состояний, т.к. объединяет совокупность обуславливаемых законом свойств социального феномена, имеющих юридическую природу и форму выражения, сообщенную государством.

3. Согласно позиции С. Н. Братуся (который, в частности, отмечал, что понятие гражданского состояния сохраняет свое практическое значение в основном в области семейных отношений), брак как правовое состояние включает в себя естественные и общественные признаки, с наличием или отсутствием которых закон связывает определенные юридические последствия. Например, естественным признаком брака является взаимное согласие супругов на вступление в оный, при отсутствии согласия у одной из сторон, т. е. принуждению к вступлению в брак, как установлено законом, он признается недействительным.

Термин «брак» в России не получил четкого законодательного закрепления ни в нынешнем семейном законодательстве, ни в предыдущих кодексах 1918, 1926 и 1969 гг. Причины вполне очевидны: брак является подвижным, изменчивым, сложным социальным явлением, не имеющим застывших черт, существующим не только в рамках права, не говоря уже о сугубо правовом его толковании и регламентации. По мнению В. А. Рясенцева, «юридическое определение брака было бы неполным, так как не могло бы охватить существенные признаки брака». М. В. Антокольская отмечает, что «духовные и физические элементы брака, безусловно, не могут регулироваться правом». Между тем, в доктрине существуют общепринятые подходы к определению брака. С целью раскрыть содержание понятия, обратимся к его истории и правовой природе, частично уже охарактеризованной выше, и признакам, из которых впоследствии сложится определение брака.

Этимологически слово «брак» *brakъ (в значении «бракосочетание, супружество», стар. также «празднество») восходит: 1) к праславянскому глаголу «беру» *borkъ / «брать» *bьrati и образованно суффиксальным способом подобно «знаю» — «знак» (Ланг, Соболевский); 2) к возвратному глаголу брамться «вступать в брак» (Бернекер) и в этом смысле связано еще со словом рука (просить руки, обручаться, брачующиеся — берущиеся за руки), подтверждением чему служат однокоренные слова в других языках: в латыни brachium (брахиум) — рука (плечо), в итальянском braccio (иль браччо) — рука от кисти до плеча, во французском le braccia (ле брачча) — руки, ле бра — руки или 3) связывается с греч. словом ц? сщ, лат. Fero — «нести», реконструируя древнюю традицию умыкания невест из соседнего рода, распространенную у славян.

Этимология термина подсказывает общепринятое понимание брака как союза мужчины и женщины, берущихся за руку и идущих по жизни вместе, что не исключает социальной, философской и жизненной стороны понятия, поэтому не может переноситься под знаком равно в правоведение.

В российском семейном праве основополагающим стало определение брака, данное Г. Ф. Шершеневичем. Под браком в юридическом смысле правовед понимал добровольный союз мужчины и женщины (такое понимание впоследствии было взято за основу) с целью сожительства, основанного на взаимном соглашении и заключенного в установленной форме. Подобная интерпретация содержала комплекс условий, при соблюдении которых, «сожительство лиц разного пола приобретает законный характер, то есть влечет за собой все последствия законного брака».

В послереволюционной отечественной науке основным условием для заключения брака признавалась взаимная склонность (любовь) супругов. Брак определяют как «отношения совместного сожительства, основанного на началах любви, дружбы, сотрудничества»; «свободное сожительство двух лиц». В Кодексе законов о браке, семье и опеке 1926 г., опиравшемся на видение семьи как «трудового объединения», прописывалась необходимость наличия общего хозяйства, а также совместного воспитания детей как важнейшей юридической основы брака. Исследователи советского периода стремились уйти от зарубежных интерпретаций брака, придав ему значение принципиально новой формы союза между супругами в условиях социалистического общества. Явление стало именоваться «браком социалистическим» в противовес «буржуазному».

Существует три теории, объясняющие правовую природу брака. Первые две соотносят брак с договором или таинством, третья — видит его институтом особого рода (suigeneris).

Со времен Древнего Рима существует теория брака как договора. Все основные формы вступления в брак в классическом праве являли собой обыкновенную гражданскую сделку, т.к. правовой регламентации подвергалась лишь цивилистическая сторона брачных отношений, в то время как нравственная и сакральная оставлялись за скобками.

Дальнейшее развитие правоведческое учение о браке получило в Средние века, когда во все сферы жизни и науки стала проникать и превалировать религия. Ситуация переменила подход к трактовке брака, сообщив ему божественное происхождение и связав с таинством, ниспосланным небесами. В России этот подход реализовал себя с введением христианства, так как регулирующую функцию в сфере брачно-семейных отношений, включая все процедуры, от его заключения до расторжения, принимала на себя церковь. Любое религиозное действо не имеет никакой правовой основы и не становится основанием возникновения легитимных семейно-брачных правоотношений.

Третья теория, приведшая к современному пониманию брака в правоведении, полагала его институтом особого рода (suigeneris), существующим в рамках семейного права. Большинство цивилистов браком называют не договор или сделку, а свободный и добровольный союз мужчины и женщины, заключенный с соблюдением условий и порядка, установленных в законе, направленный на создание семьи и порождающий у них личные не имущественные и имущественные супружеские права и обязанности. В ст. 10 СК РФ браком, в юридическом смысле слова, признается лишь союз, зарегистрированный в органах записи актов гражданского состояния. Статья 25 Федерального закона «Об актах гражданского состояния» устанавливает, что государственная регистрация заключения брака производится любым органом загса на территории РФ по выбору лиц, вступающих в брак; браки между гражданами Российской Федерации, проживающими за пределами ее территории, заключаются в российских дипломатических представительствах или консульских учреждениях.

«Брак», в правоведении, по нашему мнению, — это имеющее социальные корни юридическое состояние, которое представляет собой зарегистрированный в установленной государством форме союз мужчины и женщины, основанный на равноправии и автономии воли, порождающий взаимные права и обязанности.

Следует выделить характерные черты брака: 1) брак, в силу его природы, является юридическим состоянием — социальным феноменом; 2) брак является именно союзом (не договором) супругов, основанном на моногамности; 3) брак, имея корни гражданско-правовой сделки, основывается на свободе и автономии воли, равноправии участников, поэтому вступление в брак и его расторжение — акт добровольный. Мужчина и женщина, сочетающиеся браком, имеют равные права и обязанности; 4) действительным может быть назван лишь брак, заключенный с соблюдением ряда условий, установленных государством. В противном случае брак будет признан недействительным (в т.ч. фиктивным), за исключением случаев, предусмотренных законом. Так, положение о признании правовой силы только за браком, государственная регистрация заключения которого осуществлена в органах записи актов гражданского состояния (статья 1 настоящего Кодекса), не применяется к бракам граждан Российской Федерации, совершенным по религиозным обрядам на оккупированных территориях, входивших в состав СССР в период Великой Отечественной войны, до восстановления на этих территориях органов записи актов гражданского состояния" (п. 7 Ст. 169 СК РФ); 5) заключение брака предполагает его пожизненность, т. е. отсутствие определённого срока, на который он заключается, если не считать случая расторжения брака при дальнейшей невозможности сохранить семью; 6) признаются действительными лишь браки, заключенные при условии взаимности между иностранными гражданами в дипломатических представительствах и консульских учреждениях на территории Российской Федерации, участники которых являлись гражданами иностранного государства, назначившего посла или консула в России; 7) правовое значение, а также возникновение взаимных прав и обязанностей влечет за собой только заключение брака, зарегистрированного государством в актах записи гражданского состояния. Такие формы брака, как религиозный брак (венчание) или брак, заключаемый по местным, национальным обычаям не имеют под собой никакой правовой основы. Сказанное касается фактического проживания мужчины и женщины, не влекущего за собой возникновения правоотношения.

1.2 Правовые последствия заключения и прекращения брака

Итак, браком, в юридическом смысле этого слова, признается лишь союз, зарегистрированный в актах записи гражданского состояния, порождающий правоотношения между супругами, влекущий правовые последствия вступления в брак или его прекращения.

Момент заключения брака или его расторжения определяет дальнейшие правоотношения между супругами, — это реализация норм закона. Расторгнутый в загсе законный брак прекращается со дня регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния. К правовым последствиям вступления в брак или его прекращения относят:

1. Правовые последствия, касающиеся имущественных отношений супругов. Имущественные отношения супругов поддаются правовой регламентации так как имущественные права в большинстве случаев могут быть осуществлены принудительно, а неисполнение имущественных обязательств влечет применение санкций и иных мер. Регуляция правом имущественных отношений вносит в них необходимую определенность, востребованную как супругами, так и третьими лицами (наследниками, контрагентами и кредиторами). За пределами правового регулирования остаются повседневные соглашения бытового характера.

Законодательная регламентация собственности супругов предусмотрена одновременно в СК РФ и ГК РФ. Общие положения о совместной собственности супругов приведены в ст. 256 ГК РФ. Семейное законодательство дополняет и разъясняет имеющиеся в ГК нормы, вводя ряд исключений из общих правил гражданского законодательства. Выделяют две группы имущественных отношений супругов: отношения по поводу собственности супругов и алиментные правоотношения.

Имущество, нажитое супругами во время брака, признается их общей совместной собственностью, если иное не предусмотрено брачным договором. Каждый из супругов имеет равные права на имущество, находящееся в совместной собственности, вне зависимости от суммы вклада в приобретение материальных благ, составляющих совместное имущество. В отличие от законного брака, лица сожительствующие, т. е. находящиеся в фактических брачных отношениях, не приобретают прав на имущество друг друга. В связи с тем, что между бывшими супругами больше не существует законных брачных правоотношений, материальные ценности, приобретаемые ими после развода, становятся объектами личной (частной) собственности или общей долевой собственности.

Заключение брака порождает обязанность поддерживать финансовое благополучие мужа или жены. Отказ от предоставления материальной поддержки одним из супругов может быть оспорен в суде и сопряжен с требованием алиментов. Требование имеет законное основание лишь в случае, когда плательщик располагает достаточными для этого средствами. С иском об взыскании алиментов в суд вправе обращаться: — нетрудоспособный нуждающийся супруг; - жена в период беременности и в течение трех лет со дня рождения общего ребенка; - нуждающийся супруг, осуществляющий уход за общим ребенком-инвалидом до достижения ребенком возраста восемнадцати лет или за общим ребенком — инвалидом с детства I группы.

2. Правовые последствия, касающиеся прав и обязанностей родителей. Понятие «родительские права и обязанности» объединяет ряд имущественных и неимущественных прав и обязанностей родителей, как субъектов родительских правоотношений. Родительские права и обязанности в отношении несовершеннолетних детей в равной степени относятся к каждому из родителей, вне зависимости от того, родились дети в зарегистрированном браке или нет, признано отцовство добровольно или в судебном порядке. Однако отцом ребенка, появившегося в законном браке, а также в течение трехсот дней с момента расторжения брака, признания его недействительным или смерти супруга признается супруг матери ребенка (презумпция отцовства супруга матери ребенка). Объем родительских прав не меняется с расторжением брака. Отдельно проживающий родитель обязан принимать участие в воспитании и содержании ребенка.

Правовые последствия расторжения брака таковы, что в случае прекращения брака по заявлению одного или обоих супругов в суде или в органах загса равно прекращаются все существовавшие в браке правоотношения между ними, кроме взаимного алиментирования и отношений, возникающих в связи с договорным режимом имущества супругов. По усмотрению супругов решается вопрос о сохранении приобретенной в браке фамилии. Среди последствий расторжения брака называют и утрату прав, находящихся в ведении иных отраслей права. Так, по установленным законом основаниям исключается право на получение наследства после смерти бывшего супруга, а также право на пенсионное обеспечение в связи с потерей супруга.

Наряду с правовыми последствиями расторжения брака существуют последствия признания брака недействительным, которые следует отличать друг от друга.

Глава 2. Правовое обеспечение действительности брака

2.1 Условия заключения брака

«Есть особенные условия, столь существенные в браке, что в отсутствие сих условий закон не признает брака и заключенный не по форме брак объявляется недействительным. Некоторые из требований столь важны, что закон решительно и безусловно объявляет брак за несоблюдением их недействительным; а другие требования, второстепенные, признает лишь условно поводом к уничтожению брака. Есть недостатки и пороки в заключении брака столь глубокие, что исправление их впоследствии считается невозможным (insanabilisdefectus); есть иные недостатки, коих исправление или покрытие может зависеть от последующего действия или безмолвного соглашения сторон (sanabilisdefectus)»

К. П. Победоносцев

Исторически сложилось, что к браку, как юридическому явлению, порождающему семейные правоотношения, предъявлялся и предъявляется ряд требований. Потому действительность упомянутого правового состояния обеспечивается соблюдением «положительных» условий, необходимых для его заключения, а также отсутствием условий отрицательных, со знаком «-», иными словами — обстоятельств, препятствующих его заключению.

Подобная дихотомия — условия «положительные» и «отрицательные», — по словам Д. И. Мейера, практического значения не имеет. Согласимся в этом с классиком отечественной цивилистики, подкрепив утверждение тем, что, в действительности, категория «условия» важна для брака как таковая, вне ее характера. Так, некоторые положительные и отрицательные условия могут стать основанием для признания брака недействительным, в то время как другие не влекут за собой подобных последствий.

В «Обзоре истории русского права» М. Ф. Владимирского-Буданова,, читаем, что «несоблюдение установленных требований при заключении брака влечет его расторжение, однако, при этом правовые последствия из брака уничтожаются с обратной силой». Таким образом, в дореволюционном праве не проводилось различий между недействительностью брака и его расторжением, в то время как точно разграничивались последствия, проистекающие из нарушения условий вступления в брак и его прекращения, а значит и сами условия. Позже, в 1926 г., с принятием «Кодекса законов о браке, семье и опеке», было предусмотрено, что несоблюдение лицами при заключении брака установленных правил влечет оспаривание самой записи о регистрации брака, т. е. недействительность.

Однако ближайшую связь условий заключения брака и его недействительности отмечал еще А. И. Загоровский в 1900-х гг., апеллируя к тому, что недействительность брака — это своего рода санкция при несоблюдении правил вступления в него. Аналогичной позиции впоследствии придерживался В. А. Рясенцев, видевший в недействительности брака правовую санкцию за несоблюдение требований закона, относящихся к заключению брака.

На современном этапе развития брачного права в ст. 12−14 СК РФ законодатель формулирует положения (сюда относятся условия, в том числе ограничивающие), следование которым обеспечивает действительность брака.

Условия, необходимые для заключения брака:

(a) Добровольное взаимное согласие лиц, вступающих в брак;

(b) разнополость лиц, желающих создать семью;

© достижение будущими супругами брачноговозраста;

(d) формальные условия вступления в брак.

Обстоятельства, препятствующие заключению брака:

(a) Недопустимость полигамных браков;

(b) недопустимость браков между близкими родственниками,

© недопустимость браков между усыновителями и усыновленными;

(d) недопустимость вступления в брак недееспособных лиц.

Следование общепринятой цели создания семьи при вступлении в брак.

Настоящий подраздел посвящен первой группе положений, а именно — условиям, необходимым при заключении брака (ст. 12, 13 СК РФ).

Добровольное взаимное согласие лиц, вступающих в брак (п. 1 ст. 12 СК).

Пунктом 4 статьи 15 Конституции установлен порядок, при котором «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора», иными словами, нормы международного права имеют преимущество перед внутригосударственными. Поэтому при толковании упомянутого условия следует обращаться, в первую очередь, к международным договорам и нормам.

Международным пактом 1966 г. «О гражданских и политических правах» установлено, что ни один брак не может быть заключен без свободного и полного согласия вступающих в него лиц (п. 3 ст. 23). Данное положение означает осознанное добровольное взаимное согласие вступающих в брак лиц на всех этапах, предшествующих ему — от момента подачи заявления до момента регистрации брака, внесения записи в Книгу актов гражданского состояния. Положение Международного пакта соответствует норме, содержащейся в п. 1 ст. 12 СК РФ, предписывающей необходимость взаимного добровольного согласия мужчины и женщины, вступающих брак. Истоки анализируемого условия — это равенство сторон и автономия воли.

Равенство лиц, вступающих в брак, заключается в наличии у них равных прав и обязанностей, круг которых определен законом. Кроме того, и мужчина, и женщина вправе реализовать свою волю на вступление или невступление в брак автономно от желания кого-либо. Не должно присутствовать «порока воли», т. е. невозможны любые формы принуждения: угрозы, физическое или моральное насилие не только со стороны предполагаемого супруга, но и со стороны лиц третьих. Внутренняя воля субъекта должна соответствовать внешнему волеизъявлению. Несоблюдение условия добровольного взаимного согласие лиц, вступающих в брак, влечет за собой признание брака недействительным (п. 1 ст. 27 СК РФ).

В действующем УК РФ отсутствует норма, которая регламентировала бы уголовную ответственность за принуждение к вступлению в брак, однако в ст. 233 УК РСФСР она была и продолжает существовать в уголовном праве Узбекистана, Кыргызской Республики и др. стран. При этом в некоторых государствах (Камерун, Папуа — новая Гвинея и пр.) продолжает властвовать обычай платы за невесту и женитьбы без обязательного согласия будущей жены.

По российскому семейному законодательству не требуется согласия каких-либо третьих лиц, кроме случаев со снижением брачного возраста. В римском частном праве для заключения брака было необходимо согласие paterfamilias. Жених, являясь персоной suiiuris, выражал собственную волю, невеста же suiiuris нуждалась в согласии опекуна — auctoritastutoris. Позднее подход, изложенный выше, претерпел изменения в части alieniiuris. Для заключения брака между лицами alieniiuris было необходимо в первую очередь их личное согласие, а затем согласие paterfamilias невесты и согласие как paterfamilias жениха, так и лица, под отеческой властью которого жених может оказаться после смерти paterfamilias. Со временем интересы детей в вопросе согласия paterfamilias на вступление в брак начинают приниматься во внимание. В 4 г. н.э. закон Iulia предоставил право на обжалование необоснованного отказа на вступление в брак со стороны paterfamilias. И, наконец, при условии, безвестного отсутствия последнего или нахождения его в плену, детям позволялось вступать в брак без его согласия.

Разнополость лиц, желающих создать семью. В настоящее время перечень условий, обеспечивающих действительность брака, в число которых входят два основных — добровольное взаимное согласие мужчины и женщины, вступающих в брак, и достижение ими брачного возраста — возможно дополнить еще одним, косвенно закрепленном все тем же п. 1 ст. 12 СК РФ: «согласие мужчины и женщины, желающих заключить брак», которое обозначим, как разнополость будущих супругов. Подтверждает необходимость включения в перечень условий, необходимых для заключения брака, «разнополости» и сравнительно-правовой анализ действующего и прежнего семейного законодательства. Так, согласно ст. 15 КоБС РСФСР единственно возможной, биологически естественной формой заключения брака был союз мужчины и женщины.

Но социальная ситуация второй половины XX века характеризуется тенденцией к формированию однополых союзов, распространению и легализации секс-меньшинств. В большинстве цивилизованных государств, среди которых Норвегия, Дания, США, Германия и Франция, однополые браки легализованы.

Российское семейное законодательство однополые браки не приемлет.

Так, в жалобе, направленной в Конституционный Суд, Э. Мурзин заявляет, что будучи основанием для отказа в регистрации брака между лицами одного пола п. 1 ст. 12 СК РФ нарушает права, гарантированные статьями 17 — 19 и 23 Конституции, при этом заявитель ссылаясь на опыт ряда европейских стран, признающих брак или зарегистрированное партнерство лиц одного пола. В Определении Конституционный Суд указал, что наличие в ряде государств Европы иного подхода к решению вопросов демографического и социального характера не свидетельствует о нарушении конституционных прав заявителя и, тем более что в силу статьи 23 Международного пакта о гражданских и политических правах право на вступление в брак и право основывать семью признается именно за мужчинами и женщинами, а статья 12 Конвенции о защите прав человека и основных свобод прямо предусматривает возможность создания семьи в соответствии с национальным законодательством, регулирующим осуществление этого права.

Представляется важным выделение условия «разнополости будущих супругов» в отдельную норму, т.к. в тексте п. 1 ст. 12 СК РФ оно теряется из-за того, что акцент сделан на «добровольное взаимное согласие» лиц.

Брачный возраст. Согласно п. 2 ст. 23 Международного пакта 1966 г. «О гражданских и политических правах» за мужчинами и женщинами, достигшими брачного возраста, признаются право на вступление в брак и право основывать семью. Достижение брачного возраста является весомым условием при вступлении в брак, т.к. в разных странах и в разные исторические эпохи он не совпадал. Не совпадал брачный возраст для женщин и мужчин. Например, в п. 66 Кодекса законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве 1918 г. для лиц женского пола брачный возраст составлял 16 лет, для лиц мужского пола — 18.

В российском дореволюционном законодательстве канонический брачный возраст составлял 13 и 15 лет. В эпоху царствования Петра I возрастная планка была повышена до 18 лет для девушек и 20 для юношей. Только со вступлением в силу в России Кодекса о браке, семье и опеке 1926 г. был введен общий для обоих полов брачный возраст, составляющий 18 лет.

Итак, брачный возраст — это возраст, с достижением которого субъект приобретает право на вступление в брак и создание семьи. Лицо, не достигшее возраста восемнадцати лет, считается несовершеннолетним ребенком (п. 1 ст. 54 СК). Закрепление брачного возраста на законодательном уровне важно, ибо лицо, вступающее в брак, должно осознавать серьезность предпринимаемого шага: намеревающийся создать семью должен быть физически, психологически и социально зрел. Потому брачный возраст в России совпадает с совершеннолетием, полной дееспособностью лица. Необходимо достижение каждым из будущих супругов совершеннолетия не на момент подачи заявления в орган загса, а к моменту государственной регистрации брака, т. е. заявление могут подавать ещё несовершеннолетние лица, которым к моменту заключения законного брака исполнится 18 лет.

СК РФ, устанавливая нижний порог вступления в брак, не указывает верхней границы (семью могут создавать и люди пенсионного возраста), а также разницы в возрасте между людьми, желающими создать семейный союз, хотя раньше эти условия тоже законодательно закреплялись.

При наличии уважительных причин органы местного самоуправления по месту жительства лиц, желающих вступить в брак, вправе по просьбе данных лиц разрешить вступить в брак лицам, достигшим возраста шестнадцати лет. Порядок и условия, при наличии которых вступление в брак в виде исключения с учетом особых обстоятельств может быть разрешено до достижения шестнадцати лет, могут быть установлены законами субъектов Российской Федерации (п. 2 ст. 13 СК РФ).

Вопрос о снижении брачного возраста находится в ведении органов местного самоуправления, которые могут разрешить или не разрешить понижение брачного возраста для несовершеннолетних, которым уже исполнилось 16, после подачи последними заявления с просьбой и указанием уважительной причины. Заявление должно быть подано лично лицом, которого касается вопрос о снижении брачного возраста, согласия родителей на вступление в брак не требуется. Так, в Москве принятие решений о разрешении вступления в брак лицам, достигшим возраста16 лет, также отнесено к предмету ведения муниципальных образований (подп. 12 п. 2 ст. 8 Закона г. Москвы от 6. 11. 2002 г. N 56 «Об организации местного самоуправления в городе Москве «).

Перечень причин, принимаемых как уважительные, при рассмотрении дел по снижению брачного в возраста в законодательстве не очерчен, что связано с их многообразием, а также подведомственностью вопроса региональным органам мастного самоуправления, каждый из которых имеет локальные нормативно-правовые акты, и порой предусматривает отличные от других основания для снижения брачного возраста. На практике сложился общий круг особых обстоятельств, а равно уважительных причин для снижения брачного возраста: беременность невесты; рождение невестою ребенка; фактические брачные отношения несовершеннолетних; призыв на военную службу; убытие жениха в длительную командировку; иные причины.

При рассмотрении вопроса о снижении брачного возраста принимается во внимание мнение родителей несовершеннолетних лиц, но принципиальной роли в деле они не играют, решение о выдаче разрешения или отказа в выдаче разрешения на вступление в брак целиком и полностью возлагается на членов органов местного самоуправления). В решении органа местного самоуправления указывается, кому в связи с намерением заключить брак с конкретным лицом брачный возраст снижен, и на сколько лет/месяцев. Отказ в выдаче разрешения может быть обжалован в суд, исходя из Закона Р Ф от 27 апреля 1993 г. «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» с последующими изменениями и дополнениями.

Снижение брачного возраста и ниже 16 лет возможно на основании законов субъектов Российской Федерации, как следует из ч. 2 п. 2 ст. 13 СК РФ. Данная норма направлена на возрастание роли законодательства субъектов РФ в регулировании семейных отношений. Специальные законы о порядке и условиях вступления в брак лиц, не достигших возраста шестнадцати лет, уже приняты в Белгородской, Вологодской, Владимирской, Калужской, Московской, Мурманской, Нижегородской, Новгородской, Орловской, Ростовской, Рязанской, Самарской, Тамбовской, Тверской, Тюменской, Челябинской и других областях.

Решение о снижении возраста лиц, вступающих в брак до достижения 16 лет, возможно лишь в крайнем случае. В статьях СК РФ нет ни понятия, ни перечня особых обстоятельств, при наличии которых возможно снижение брачного возраста лица, не достигшего шестнадцати лет. Законы субъектов РФ такие обстоятельства оговаривают, это вопрос их компетенции. Так, к особым обстоятельствам отнесены: — беременность несовершеннолетней; - рождение ею ребенка; - отсутствие обоих родителей у вступающих в брак;- непосредственная угроза жизни одного из вступающих в брак;- предстоящий призыв жениха на военную службу;- иные причины.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой